Нужно понимать – Как научиться «включать» мозг для того чтобы не «задним умом», а своевременно понимать то, что же в действительности нужно людям?

Содержание

Понять другого человека, нужно ли понимать другого человека

Понять другого человека, всегда ли нужно понимать другого человека

СОДЕРЖАНИЕ СТАТЬИ отвечает на такие вопросы:

Как понять человека, если он сам себя не всегда понимает

«Как понять другого человека? В сущности, человек всегда один, что у него в душе и сердце, знает только он один…»

Из комментария на этом сайте от Натальи.

В нашей повседневной жизни, во всех её сферах, мы отчётливо видим, что источник всех проблем в отношениях между людьми — непонимание.

Это происходит везде и постоянно:

— на работе нас кто-то не понимает, как работника и как человека;

— дома, в семье — как мужа (жену), отца (мать), сестру (брата), сына (дочь), и так далее;

— на улице нас не понимает случайный прохожий, который даже не напрягается, чтобы понять другого человека;

— друг, вон, обиделся, потому что не понял…

И так далее, и прочее, и прочее.

Создаётся впечатление, что непонимание среди людей главенствует и вездесуще.

А если и есть понимание, по вскоре или спустя некоторое время, выясняется что это была лишь иллюзия понимания.

А что есть понимание или непонимание другого человека

Казалось бы, всё просто в действиях понимать или не понимать:

— Я что-то сказал или что-то сделал, что считаю правильным сказать или сделать.

А мне, вместо того, чтобы сказать «Спасибо!». Или хоть как-то одобрить это или выразить согласие, говорят и показывают:

— Ты, что-то, не того — «не соображаешь». Или «не то делаешь» — не понимаешь.

То есть, происходит нестыковка между нашим представлением о правильности наших мыслей или действий, на основании этих мыслей.

И представлениями об этом, другого человека или нескольких людей сразу.

Иначе говоря, понять другого человека — это не только правильно осознать его слова и действия.

Но и признать правильными их содержание, согласиться с ними, признать их правильными — «своими».

Конечно, здесь можно выстроить целую классификацию непониманий.

Например, разделить их, как непонимания частного характера, по каким-то отдельным вопросам или действиям.

И общее непонимание, когда оно происходит, как непонимание человеком другого человека, как такового.

Но, думаю, эти классификации никак нас не продвинут к ответу на поставленные вопросы:

— Что такое понять другого человека? А нужно ли понимать другого человека?

Казалось бы, глупые вопросы. Коли в начале поста, я и сам повторяю очевидную истину, что непонимание — источник, в лучшем случае, недоразумений в отношениях.

А в худшем — причина их прерывания или нескладывания изначально.

Ах, было бы так всё просто, если так.

Как и не воспринимали бы мы так близко к сердцу и прочим органам и системам своего организма, непонимание нас и непонимание нами других.

Думаю, что без рассмотрения самого механизма понимания, здесь не обойтись.

Понять другого человека. Что происходит в голове у человека, когда он нас понимает

Понимание другого человека:

— Это, когда какое-то содержимое вашей интеллектуальной деятельности. В виде мысли, образа, понятия, идеи, представления, выраженное в словах.

Или в действии (поступке, поведении, в мимике, жестах, в производительном акте и тому подобное).

СОВПАДАЕТ с продуктами интеллектуальной деятельности и действиями оппонента — человека на обратной стороне отношений с вами.

То есть, он так же думает или так же действует. Или мог бы думать и действовать. Или в прошлом, — думал и действовал.

Образно говоря: две картинки в ваших головах совпали. Или подошли друг к другу как паззлы.

Понимать, понять другого человека, — это всегда хорошо

Смею заверить, что не всегда и не во всём.

Более того, если бы это было всегда хорошо. То есть, все всегда и во всём друг друга понимали.

То нам, людям, как цивилизации, вообще пришёл бы конец.

А всеобщее понимание в частных отношениях между людьми, вообще, мягко говоря, не продуктивно.

Это и скучно, и неинтересно, и тупо. Ну, например, встаньте возле зеркала и общайтесь сами с собой (100% понимание):

— Ты меня понимаешь?
— Да.
— Ты со мной согласен?
— Ага.

А дальше, извините, что?

То есть, смотрите, что получается:

Любые отношения мозгов (интеллектуальный обмен информацией, а также общение на уровне чувств, выраженных в эмоциях) становятся продуктивным ТОЛЬКО в случае несовпадения их содержимого.

А, так как, наши отношения, как таковые, худо-бедно, производны от наших мозгов, — подчинены и подконтрольны им.

То, извините, и наши отношения становятся продуктивными (интересными, страстными, увлекательными, и прочее и прочее) лишь при условии НЕ 100% понимания своего визави.

А, посему (резюме):

Насколько нужно понимать другого человека

1. Если нас совсем не понимают (паззлы от разных игр). То общение и нормальные отношения априори невозможны.

2. Понять другого человека: если нас во всём и всегда понимают. То, как это ни кажется чудесным на какое-то время, но это может быть:

— Или концом общения и отношений. А что их продолжать, если в них, ну, абсолютно ничего нет новенького и скучно до невероятности?

— Или началом непонимания в них. Один или оба придумают что-то новенькое, чего нет в голове другого, или он с этим не будет согласен.

И, таким образом, будет естественная причина для продолжения и общения, и отношений. Так как будет стремление или попытки найти очередное взаимопонимание.

Понять другого человека: главное, не понимать. А НАХОДИТЬ ПОНИМАНИЕ, то есть, БЫТЬ В ПРОЦЕССЕ ПОНИМАНИЯ.

И это — есть хорошо для отношений и для общения, как их проявления.

«Я тебя понял — с тобой всё ясно»

А, отсюда, становится понятна печаль и мудрость нашей прекрасной Натальи, вынесенная в эпиграф этого поста:

Мы никогда до конца не можем быть поняты кем-либо и, даже, самим собой.

Ибо, извините, если подобное произойдёт — станет возможным кому-то понять другого человека, то одно из двух:

— либо мы деградировали до животного состояния и нас можно изучать и понимать (препарировать) как собачку;

— либо наш оппонент настолько глуп, что считает, что он нас уже понял.

Мир человека безмерен, как и мир, который он отражает в своей голове.

Даже, если он его отражает искажённо и не во всей полноте.

Разве нам дано его понять и знать полностью? Разве возможно полностью понять другого человека — весь его мир?

Разговор может идти только о ЖЕЛАНИИ ЭТО ДЕЛАТЬ. Или об отсутствии желания понимать.

А что вы думаете, дамы и господа: Понять другого человека, это что?

Важно понимание или процесс понимания?

Нужно ли понимать другого человека всегда и во всём? Или (правда, это уже с другой оперы) принимать его таким какой он есть, непонятным и непонятым?

P.S. Кстати, если перенести эти принципы на понимание процесса познания человеком всех и вся (сущего). То, с таким же успехом, можно считать, что:

— Главное не знать (считать что знаешь), а познавать (учиться).

Ещё статьи по этой тематике

Эгоизм человека – происхождение, сущность, проявления

Непонимание между мужчиной и женщиной, причины и следствия

Понимание и непонимание в отношениях, в семье — причины конфликтов

Почему люди не понимают друг друга? Непонимание в семье, в отношениях

Как понять своего ребенка? Непонимание родителей и детей

Как понять ребёнка? — проблема родителей и детей

Мать и взрослая дочь, виды отношений, чувства и влияния

Мироощущение, миропонимание и мировоззрение человека

Мироощущения людей — два мира, кто ты — свой или чужой

Непонимание между мужчиной и женщиной, причины и следствия

Не понимают муж, жена, дети, родители, почему, как быть?

Нужно понимать, что ты делаешь

Хочу прояснить для всех один момент: люди часто считают, что Дзогчен — это трегчо и тогал. Это неверное представление о Дзогчене. Два этих метода — трегчо и тогал — используются преимущественно в разделе Упадеша. Поэтому я всегда говорю: «Не слишком увлекайтесь какими-то названиями или заглавиями». Как вы знаете, есть три раздела учения Дзогчен. Некоторые считают, что Упадеша — лучший, самый высокий, самый важный раздел. Это неверно. Возможно, это и так, если у вас высокие способности. Но действительно ли у вас наивысшие способности? Вот по этой причине и существуют три раздела Дзогчена.

Даже если вы делаете самую обычную пуджу, вам нужно знать, что вы делаете и как работает эта практика. Это подразумевает, что вы получили наставления, получили передачу. Тогда, выполняя практику, вы можете обрести результат. Если у вас нет стопроцентной уверенности в том, как она работает, то даже при наличии передачи эта практика не будет действенной.

Например, когда я даю передачу-лунг некоторых учений, это означает, что человек может, по меньшей мере, читать эту книгу, потому что получил передачу-лунг. Но это не значит, что он получил наставления. Для выполнения практики необходимо получить наставления. Так что не забегайте вперёд. Многим это очень нравится. Вот почему они постоянно твердят про трегчо и тогал. На самом деле сначала нужно получить передачу, прямую передачу, затем обрести уверенность и тогда можно делать самую важную практику.

Последний из трёх заветов Гараба Дордже гласит: теперь, обретя уверенность, применяй практику. Вы объединяетесь с практикой, пребываете в этом знании. Это и есть Упадеша.

В подлинном смысле, даже если вы получаете Семде, вы получаете трегчо. Ведь дело не в названии. Потому что в Семде это называется по-другому. Но вам нужно понимать, в чём истинный смысл.

Поэтому, если вы просите: «Пожалуйста, дайте мне учение трегчо», я говорю: «Да, конечно». Я всегда учу трегчо, но вы не понимаете, что это такое. Вы считаете настоящим трегчо только те методы, объяснения, которые используются в Упадеше. Но очень важно понимать, в чём истинный смысл учения. Тогда, если вы хоть сколько-нибудь освоите Семде или Лонгде — любое учение, — это принесёт вам пользу.

Намкай Норбу Ринпоче

как недоговоренности помогают нам понимать друг друга — Нож

Рассмотрим простой пример, который обычно приводят в учебниках по лингвистической прагматике. Допустим, у нас есть такое высказывание: «Василий Пупкин хорошо владеет английской грамматикой». Но высказывания обычно не появляются из воздуха, сами по себе — они представляют собой ответ на мысль, высказанную ранее. Проще говоря, в нормальном случае у наших слов есть контекст — то есть

высказывание является частью дискурса. Какие же могут быть контексты для приведенного выше высказывания про Васю Пупкина?

Представим себе две ситуации. Первая: университетский преподаватель, хорошо знающий Васю Пупкина, пишет ему рекомендацию. Вася хочет устроиться редактором в издание, которое печатает современную английскую прозу.

(1) Василий очень начитанный молодой человек. К концу школы он знал русскую литературу вдоль и поперек, но не только: он с детства читал по-английски и был отлично знаком с английскими классиками. И это еще не всё. Василий Пупкин хорошо владеет английской грамматикой. Не только читает, но и пишет без ошибок и очень изысканно.

Вторая ситуация: в параллельной вселенной Вася Пупкин хочет преподавать макроэкономику в престижном университете, и его бывший научный руководитель опять же пишет свой отзыв о нем.

(2) Василий Пупкин окончил университет в 2019 году. Он регулярно посещал занятия по экономике. У него есть ряд отличий. Во-первых, он выиграл соревнования по гребле в 2017 году, а во-вторых, Василий Пупкин хорошо владеет английской грамматикой.

Очевидно, что первый отзыв хвалебный. В нем Вася Пупкин предстает образованным человеком: по всей видимости, он обладает необходимым для редактора набором свойств, и его действительно могут взять на работу. Второй же отзыв, напротив, говорит работодателю, что Вася из себя ничего существенного не представляет. Кому нужен преподаватель по макроэкономике, про которого известно только то, что он неплохо гребет и знает английскую грамматику? Может быть, он больше не обладает никакими нужными для работы качествами, раз его руководитель больше ничего не написал?

Тем не менее в обоих текстах содержится одна и та же характеристика Васи, сама по себе скорее хорошая, — владение английской грамматикой. Почему же в первом случае это свойство скорее на пользу Васе, а во втором нет?

Это о значении высказывания. Но сначала нужно понять, что это такое.

Что значит «значение»?

Понятие «значение» давно занимало людей. Как пишет специалист по философии языка Пол Элбурн, древнегреческие философы, начиная с Сократа и Платона, уделяли исключительное внимание значению отдельных слов. В самом деле: что значит «знание»? Что значит «справедливость»? И дальше — что, собственно, значит «значение»?

На эти вопросы до сих пор нет такого ответа, который бы всех устраивал. Например, можно допустить, что понять значение слова — значит дать ему определение, как это сделано в словаре. Но, как показывает Пол Элбурн, никакому слову нельзя дать точное определение. Что такое стол? Допустим, это кусок дерева, к которому приделаны четыре ножки, — но мы знаем, что стол может быть и пластиковым. И что у него вообще может быть только одна ножка посередине.

Мы можем попробовать модифицировать определение, но всегда найдется что-то, что от нас ускользнуло. В этом смысле все словарные статьи вынужденно неполные.

Но если невозможно понять в точности, что значат отдельные слова, то как вообще понять, что значат целые предложения?

На этот вопрос нет идеального ответа — но есть такой, который позволяет лингвистам сдвинуться с мертвой точки. В современной формальной семантике считается, что для того, чтобы понять значение предложения, необходимо знать, когда оно верно, а когда ложно. Иначе говоря, знать его условия истинности. По всей видимости, первым эту теорию предложил немецкий философ и логик XIX — начала XX века Готлоб Фреге.

Допустим, у нас есть предложение: «Берлинская стена пала тридцать лет назад». Если мы понимаем, о чем оно, значит, мы осознаем, в каких условиях оно истинно. Сейчас, в 2019 году, оно истинно, но год назад оно было бы ложно. Или, скажем, в параллельной вселенной, где Германия до сих пор разделена, это предложение тоже будет ложно. А в совсем другой вселенной, где никогда не было Второй мировой войны, эта стена вовсе не была построена, поэтому это предложение тоже ложно.

Как утверждал Фреге, значение предложения должно определенным образом складываться из значений более мелких единиц — слов.

То есть должны быть правила, которые позволили бы нам из отдельных неполноценных («ненасыщенных», как сказал бы Фреге) значений получить одно большое значение, значение предложения.

В семантике это называется принципом композициональности: значение предложения — функция от значений его частей.

Возьмем простой пример: «Василий Пупкин курит». Допустим, что значение слова «курит» — это такая функция с одним аргументом: КУРИТЬ(x). Эта функция возвращает истинное значение, если ее аргумент в самом деле курит, и ложное значение, если это не так. У нее есть значение, но оно, как сказал быФреге, не насыщено: чтобы получилось полное значение, надо что-то добавить. Допустим, что значение слов «Вася Пупкин» (или именной группы «Вася Пупкин») — это буквально сам Вася. То есть слово — буквально ссылка на уникального человека, живущего в реальном мире. Теперь совместим значение «курит» и «Вася Пупкин»: заполним переменную. Получится: КУРИТЬ (Вася Пупкин). Функция «курить» вернет истинное значение, если Вася Пупкин в самом деле курит, и ложное, если он ведет здоровый образ жизни.

Мы создали модель, которая собирает из значений слов значение целого предложения. Теперь попробуем вернуться к исходному предложению: «Василий Пупкин хорошо владеет английской грамматикой». Мы знаем его условия истинности: оно верно тогда и только тогда, когда Вася в самом деле хорошо знает английский язык.

Это истинно в обоих контекстах, которые мы рассматривали выше: и там, где Василий хочет стать редактором, и там, где планирует преподавать. Но тогда выходит, что это предложение значит в обоих контекстах одно и то же, хотя это, как кажется, не так. В чем же дело?

Язык и общение

Есть области, в которых приведенная нами модель не работает. Нужно подняться на уровень выше — рассматривать не просто значение предложения, но скорее роль высказывания в речи.

Предложения не появляются сами по себе. Когда мы думаем о языке, мы часто представляем его так, как он описан в грамматике или учебнике, то есть как набор слов и набор правил, по которым эти слова нужно сочетать. Но этого явно недостаточно.

Чтобы общаться друг с другом, нам нужно понимать, в каких условиях то или иное высказывание уместно, а в каких нет.

Если бы у нас не было этого знания, то последовательный диалог был бы попросту невозможен! Каждый бы просто говорил о своем:

А: Привет, как дела?
Б: До 1930-х годов самого термина «макроэкономика» просто не существовало как такового.
А: Вкусно пахнет этот пирожок.
Б: Из чего состоит коровий мозг?

Этот отрывок напоминает модернистское письмо — возможно, дадаисты и другие любители коллажей оценили бы его. Но это никак не нормальный диалог.

Язык нужен прежде всего для общения. Значит, чтобы понять, как устроено в языке значение, нужно понять и то, как именно язык используется в общении.

«Оси диалога», или Максимы Грайса

Чтобы понять, как именно язык функционирует при общении, лингвистам нужен особый инструментарий. Его создал британский и американский философ ХХ века Герберт Пол Грайс.

Герберт Пол Грайс. Источник

Диалог — это совместное действие. Выражаясь метафорически, можно сказать, что общение — это такая игра, у которой есть некоторые правила. Но чтобы любая игра состоялась, нужно, чтобы все участники знали ее правила. Если в футболе половина участников будет играть ногами, а другая половина — руками, то это уже будет не футбол.

Согласно Грайсу, чтобы общение было возможно, люди должны соблюдать принцип кооперации. Грайс определяет его так:

Ваш коммуникативный вклад на данном шаге диалога должен быть таким, какого требует совместно принятая цель (направление) этого диалога.

Иначе говоря, чтобы общение было возможно, вы должны не просто говорить что попало, но как-то следить за тем, как развивается диалог. Но что значит «следить за диалогом»? Не говорить лишнего, или, может быть, говорить всё, что требуется, чтобы вас поняли?

И то, и другое верно. Грайс подразделяет принцип кооперации на несколько постулатов, которые называют максимами Грайса.

Максима качества: Старайся, чтобы твое высказывание было истинным.

1. Не говори того, что ты считаешь ложным.
2. Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований.

Максима количества:
1. Твое высказывание должно содержать не меньше информации, чем требуется (для выполнения текущих целей диалога).
2. Твое высказывание не должно содержать больше информации, чем требуется.

Максима релевантности:

Будь уместен. (Или: Не отклоняйся от темы. — Прим. авт.)

Максима способа: Выражайся ясно.

1. Избегай непонятных выражений.
2. Избегай неоднозначности.
3. Будь краток (избегай ненужного многословия).
4. Будь упорядочен.

Герберт Пол Грайс, «Логика и речевое общение», перевод исправлен

Эти максимы (или правила) могут показаться самоочевидными. Тем не менее они обладают огромной объяснительной силой — и очень удачно, что они такие простые и понятные.

Максимы Грайса не стоит воспринимать как обязанности говорящего. Грайс не имел в виду, что мы всегда говорим, соблюдая все эти максимы, потому что это явно не так. Например, люди врут (нарушают максиму качества), а иногда говорят что-то бредовое (нарушают максиму способа). Максимы следует понимать иначе: это такие правила, которые участники диалога обязаны знать, но не обязаны строго им следовать. Играя в футбол, можно и смухлевать — например, симулировать травму. Но обычно симулянт прекрасно знает, что он нарушает правила.

Иными словами, максимы Грайса — это такие оси, вокруг которых существует общение. От них можно отклоняться, но без них общение было бы невозможно.

Импликатуры дискурса

Теперь мы знаем, как устроено не только значение отдельных предложений, но и успешная коммуникация. Давайте наконец ответим на вопрос, поставленный в самом начале: почему предложение «Василий Пупкин хорошо знает английскую грамматику» дает совершенно разный эффект в двух разных контекстах? Вспомним эти два отрывка:

(1) Василий очень начитанный молодой человек. К концу школы он знал русскую литературу вдоль и поперек, но не только: он с детства читал по-английски, и был отлично знаком с английскими классиками. И это еще не всё. Василий Пупкин хорошо владеет английской грамматикой. Не только читает, но и пишет без ошибок и очень изысканно.


(2) Василий Пупкин окончил университет в 2019 году. Он регулярно посещал занятия по экономике. У него есть ряд отличий. Во-первых, он выиграл соревнования по гребле в 2017 году, а во-вторых — Василий Пупкин хорошо владеет английской грамматикой.

Всё дело не в «буквальном», условно-истинностном значении этих предложений, а в импликатурах.

Импликатуры возникают в речи из-за того, что говорящий следует максимам Грайса либо их нарушает.

Высказывание № 2 идет явно не на пользу Васе Пупкину из-за нарушения максим релевантности и количества.

Максима релевантности гласит: говори то, что уместно. И говорящий во втором тексте явно ее нарушает: работодатель ожидает, что ему сейчас расскажут о заслугах Васи в области макроэкономики, но ему почему-то дают совершенно ненужные сведения. Какая разница, насколько хорошо он знает английскую грамматику — и тем более насколько хорошо он гребет? Отсюда адресат сообщения делает вывод: по теме автору письма сказать совершенно нечего. Это заключение поддерживается вторым постулатом максимы количества: «Не нужно говорить больше, чем требуется». То есть слушающий думает: он рассказал мне только про эти положительные качества Васи, значит, возможно, других достоинств у него и нет.

Первый текст работает гораздо лучше, чем второй, потому что он релевантен.

Для того чтобы работать в издании, печатающем английских авторов, действительно важно хорошо знать английскую грамматику. К тому же оказывается, что Вася обладает внушительным набором положительных характеристик и все они имеют непосредственное отношение к его будущей работе.

Рассмотрим другой хрестоматийный пример — его приводит сам Грайс, мы лишь слегка его модифицировали. Допустим, певица Лара Фабиан давала концерт в России и спела кавер на Yesterday, после чего в двух разных газетах появились такие сообщения:

(1) Лара Фабиан спела песню «Битлз» Yesterday.


(2) Лара Фабиан произвела серию звуков, напоминающих песню «Битлз» Yesterday.

Первая фраза звучит нейтрально: автор просто сообщает, что было в ее репертуаре. Вторая звучит издевательски. Кажется, автору очень не понравилось пение Лары Фабиан, и он решил над ним поиронизировать. Такой эффект возникает из-за нарушения максимы качества. Ее третий постулат гласит: будь краток, избегай ненужного многословия. В примере № 2 говорящий явно нарушает это правило, потому что произносит много лишних слов, не добавляя ничего существенного.

Из-за этого возникает импликатура: слушающий делает вывод, что, по мнению говорящего, существует большая разница между пением и тем, что делала на сцене Лара Фабиан.

Еще пример. Экскурсовод в музее говорит: «В этой галерее висят 10 картин Васнецова». Предположим, в музее висят 9 картин — тогда экскурсовод соврал. Если там висят все 10 — тогда он сказал правду. Но что, если в музее на самом деле 11 картин Васнецова? В таком случае экскурсовод, строго говоря, сказал правду, ведь если в музее есть 11 картин, то верно, что там есть и 10. Но при этом его высказывание звучит несколько странно — из-за импликатуры количества. Следуя ее первому постулату, слушающий предполагает, что высказывание говорящего будет содержать не меньше информации, чем нужно для передачи его мысли. Грубо говоря, если бы он знал, что там 11 картин, он бы так и сказал, но не стал бы говорить, что их меньше. Поэтому, когда мы говорим: «Десять картин Васнецова», мы подразумеваем, что картин ровно десять, хотя и не произносим слово «ровно».

Есть импликатуры, которые возникают в определенных речевых контекстах — например, сюда можно отнести случай с Васей Пупкиным и английской грамматикой. Другие же импликатуры возникают вне зависимости от контекста — как, например, в случае с картинами.

Чтобы правильно вычислять импликатуры, слушающий должен обладать некоторым знанием:

  • он должен знать «обычное», или условно-истинностное значение произнесенного им предложения;
  • он должен знать о принципе кооперации и максимах Грайса;
  • он должен понимать, в каком контексте высказывается говорящий;
  • он должен обладать некоторыми знаниями о мире, чтобы понять, истинно или ложно то, что он говорит;
  • он должен быть уверен, что и говорящий тоже обладает всеми этими знаниями — то есть что они в самом деле играют в одну и ту же игру и следуют одним правилам.

Десять или больше: отменяемость импликатур дискурса

Одним из самых важных свойств импликатур дискурса является их отменяемость. Это значит, что тот компонент значения, который вносит в высказывание импликатура, можно без проблем отменить последующим высказыванием. Возьмем снова вторую характеристику Васи Пупкина, которая говорит о нем скорее плохо, чем хорошо. Возможно, сообщения про греблю и английскую грамматику были в самом деле лишними, но это легко исправить, добавив продолжение:

Василий Пупкин окончил университет в 2019 году. Он регулярно посещал занятия по экономике. У него есть ряд отличий. Во-первых, он выиграл соревнования по гребле в 2017 году, а во-вторых, Василий Пупкин хорошо владеет английской грамматикой. В-третьих и в-главных, Василий Пупкин — автор 20 научных статей по макроэкономике, которые совершили настоящую научную революцию. Он прекрасно разбирается в этой сфере, отзывчив, любезен и, нет сомнений, был бы замечательным педагогом.

В примере с книгами можно без проблем отменить количественную импликатуру — тогда как это невозможно, если мы употрябляем слово «ровно»:

  1. В этом музее десять картин Васнецова, а может быть, и больше.
  2. В этом музее ровно десять картин Васнецова, а может быть, и больше.

Согласитесь, что второй пример звучит странно, тогда как первый — совершенно нормально. Всё дело в том, что в первом примере лишь подразумевается, что картин было ровно десять, но напрямую об этом не говорится — есть лишь импликатура, которую можно отменить. Во втором же примере то, что картин было ровно десять, не импликатура, а часть условно-истинностного значения предложения: оно верно тогда и только тогда, когда картин ровно десять.

Что дальше?

Итак, часто слова могут значить гораздо больше, чем на первый взгляд. Разговаривая друг с другом, люди играют в игру с заранее известными правилами. За счет этого высказывания часто могут оставаться как бы недоговоренными: молчание само сделает ту работу, которую могли бы сделать слова.

Теория импликатур активно развивается и по сей день: следующие поколения ученых проясняют или корректируют теорию Грайса.


На эту тему можно почитать:
  • Пол Р. Крёгер «Анализ значения» (2018, на английском языке): главы 8 и 9 посвящены теории импликатур Грайса и ее дальнейшему развитию; глава 12.3 — теории композициональности Фреге. В целом этот учебник — доступное и понятное введение в лингвистическую семантику и прагматику, которое охватывает все (или почти все) основные темы;
  • Стивен Левинсон «Прагматика» (на английском языке): в главе 3 дается очень подробный разбор разных типов и свойств импликатур. Стивен Левинсон — один из виднейших специалистов по лингвистической прагматике на сегодняшний день;
  • на русском языке доступна короткая, но емкая лекция лингвиста Сергея Татевосова:

16 казалось бы обыденных фраз, которые на самом деле входят в арсенал манипулятора

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Есть фразы, которые способны превратить собеседника в марионетку, изменить его восприятие и поведение. Чтобы добиться своего, манипулятор будет пугать, винить, стыдить или шантажировать жертву, но никогда не станет действовать открыто и прямолинейно: такой у него стиль. Очень просто запутаться в своих чувствах и пойти на поводу у собеседника, однако существуют выражения, которые помогут вам вмиг рассекретить манипулятора.

AdMe.ru хочет познакомить вас с фразами, с помощью которых вами пытаются управлять. Услышав их, вы легко сможете вычислить манипулятора в своем окружении и больше не попадаться на его удочку.

1. «Я ведь просто пошутил!»

16 казалось бы обыденных фраз, которые на самом деле входят в арсенал манипулятора

Чего добивается? Насмешками манипулятор отравляет вам жизнь, сливает агрессию, узнает ваши болевые точки, а заодно и поднимает свою самооценку. Оскорбив вас, манипулятор может добавить, что обижаться глупо, чтобы вам стало еще и стыдно. И вообще, вы юмора не понимаете и слишком чувствительны. Вариация манипуляции: «Это просто мое мнение!» — будто такой фразой можно оправдать любую бестактность.

Как противостоять? Если вам неловко, обидно, досадно, значит необходимо быстро дать отпор, а не ждать, что обидчик перестанет так шутить. Необходимы решительные действия: стоит прямо сказать, что на шутку это не похоже и довольно обидно, терпеть подобное обращение вы не намерены и если подобное повторится, то вы прекратите общение. Не дайте убедить вас в том, что вы не правы в оценке действий манипулятора: шутка — это когда смешно, а вам просто нагрубили.

2. «С тобой невозможно разговаривать!»

16 казалось бы обыденных фраз, которые на самом деле входят в арсенал манипулятора

Чего добивается? Рассчитывает на то, что ситуация будет развиваться по его сценарию. А в данный момент манипулятор просто не хочет вас слушать, потому что то, что вы говорите, ему не нравится. Если в итоге все получится не так, как он хотел, виноваты будете вы. Кстати, молчание также рассчитано на то, чтобы вызвать у вас чувство вины, ведь обида, целью которой является выгода, и есть манипуляция. Манипулятор возобновит общение только в том случае, если жертва пойдет на его условия. Все эти «я с тобой не разговариваю», «мне вообще теперь ничего не надо», «не буду слушать эту ерунду» рассчитаны именно на то, что вы капитулируете, пойдете на попятную и сделаете так, как захочет собеседник.

Как противостоять? Не подыгрывайте «обиженному». Сделав это один раз, вы очень скоро осознаете, что игра в «страшную обиду» вошла в привычку. Если дискуссии не избежать и приходится нарушить молчание, спокойно и дружелюбно поясните свою точку зрения.

3. «У других еще хуже, и ничего!»

16 казалось бы обыденных фраз, которые на самом деле входят в арсенал манипулятора

Чего добивается? Чтобы вы поступили так, как того хочет манипулятор. Если никаких действий в данный момент не требуется, то вас просто просят помолчать и не говорить о том, что вас волнует, манипулятору это абсолютно неинтересно. Подобные высказывания наглядно демонстрируют безразличие к вашим проблемам, собеседник их попросту обесценивает. Все эти фразы типа: «Другие вон без рук и без ног, и ничего!» и «Ты один не можешь, остальные как-то крутятся» — слышал почти каждый. Сравнение у манипуляторов всегда не в вашу пользу, оно будет подчеркивать ваши недостатки и несостоятельность.

Как противостоять? Не пытайтесь оправдываться и тем более сравнивать себя с другими. Можно попросить объяснить, каким образом пример из сравнения манипулятора связан с вами. А можно не ждать долгих объяснений, а использовать ответ-контрманипуляцию и сообщить, что да, такое возможно. Возможно, все остальные и правда работают на 3 работах и не устают, везде успевают, растят 7 детей, ездят за границу, вкусно готовят, имеют много хобби и делают все это радостно и с улыбкой. Не забудьте главное: закончив разговор, поступите так, как считаете нужным.

Чтобы понять себя, нам нужно понять, как мы понимаем других людей

Чтобы понять себя, нам нужно понять, как мы понимаем других людей

Теперь мы подошли к тому моменту повествования, когда усатый детектив, прохаживаясь по комнате, расскажет, кто-это-сделал, как-он-это-сделал и почему-он-это-сделал. «Почему мы разумны?» – произнесет он задумчиво, устремив проницательный взгляд на взволнованных присутствующих.

В добрых старых детективах обычно выясняется, что все очевидные подозрения оказываются только отвлекающим маневром. И в нашей истории тоже так.

Сознание – не аналитический центр мозга, где происходит обдумывание всех самых глубоких и серьезных идей. У этого подозреваемого крепкое алиби. Наши лучшие мысли часто приходят к нам без участия сознания. Нам морочили голову, внушая, будто сознание занимается нашим мышлением, поскольку знает решения и ему нужно доверять. Но собрание наработок, которым располагает наше сознание для описания того, как мы разгадываем головоломки, обманчиво.

Сознание не связывает воедино все, что совершает мозг. Оно определенно имеет доступ к некоторым областям мозга и информации, поставляемой органами чувств, однако упускает многие нормы и сведения, которыми мы пользуемся. Зрение, контролирующее наши руки, минует сознание. Сознание не замечает подражания, делающего нас всех похожими друг на друга, оно не знает, что мы выбираем товары, находящиеся справа, и даже не в курсе целей, управляющих нашим поведением.

Те элементы, которые сознание соединяет в мозге, не имеют смысла, поскольку оно делает это неподходящим образом.

Наконец, сознание вовсе не центр принятия решений в нашем мозге. Оно не определяет даже такой мелочи, каким пальцем пошевелить, что уж говорить о жизненно важном выборе, например, кого нам любить или кого толкнуть под поезд. Правда, от ложного следа, ведущего к этому подозреваемому, отказаться весьма трудно. И вот из своего угла комнаты подает голос пожилая дама: «Легко сказать, будто сознание не принимает этих решений. Нас всех обманули. Что ж, ладно. Но вы не доказали, что сознание вообще ничего не решает. Возможно, вы плохо искали».

Дама попала в хорошую компанию. Первые исследования, посвященные бессознательным процессам, вызывали у ученых реакцию отторжения и желание убедиться в том, что все важные решения принимаются разумом, а эксперименты показывают только странные единичные отклонения. Но после множества экспериментов никто так и не нашел ни одной категории решений, которые однозначно принимаются сознательно, а не бессознательно. Напротив, когда кто-либо заявлял, что именно сознание ответственно за определенный вид решений, сразу появлялся кто-то другой и доказывал, что бессознательно они принимаются ничуть не хуже.

Во всех деталях, описывающих результаты исследований, которые мы рассматривали, оказалось полно подсказок для разрешения нашей загадки.

Но это не самый обычный случай. Шерлок Холмс определенно назвал бы это проблемой на три или даже четыре трубки. Мы раскурили лишь первую трубку и теперь должны прокрутить в уме (сознательно или не очень) одно из самых запутанных дел, имеющих отношение к нашему мозгу.

Мы обнаружили, что многие вещи, которые нам кажутся сознательными, мы делаем неосознанно. Но мы также узнали, что подсознание поддерживает этот обман. То, что мы чувствуем сознательно, исходит извне: сознание, как мы выяснили, изобретает собственную роль в соответствии с тем, что, как мы полагаем, думают другие люди.

В этой части книги мы найдем улики, которые приведут нас к социальной теории сознания. Мы обнаружим: людям необходимо понимать, что о них думают окружающие, чтобы выполнять то, что они делают. И один из способов это постичь отлично соответствует нашим представлениям о сознании. Оно дано нам не для понимания самих себя, а чтобы разбираться в людях. Мы выясним, что разум помогает нам принимать решения – в противном случае он оказался бы бесполезным. Однако разум не делает это самостоятельно – он выступает в роли сомелье, который может повлиять на наш выбор вина, но не берет на себя право решать за нас.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Как научиться «включать» мозг для того чтобы не «задним умом», а своевременно понимать то, что же в действительности нужно людям?

Как научиться «включать» мозг для того чтобы не «задним умом», а своевременно понимать то, что же в действительности нужно людям и чтобы своевременно предлагать эффективное, практически полезное в имеющихся в настоящий момент условиях решение задач, стоящих перед человеком или группой людей?


Постановка вопроса может показать странной и глупой, мол что же может быть непонятного в потребностях человека или группы людей, спроси и они скажут что им надо.
Однако на практике в наше время далеко не всегда люди могут внятно сказать, что именно им нужно, а часто не имеют времени формулировать полный вектор цели того, что им надо.
Кроме этого из психологии известно, что разные категории людей при восприятии ситуации удовлетворяются и останавливаются на различных уровнях понимания происходящего. Одни останавливаются на животном уровне: нравится или не нравится. Другие останавливаются в понимании при подборе первого как кажется «подходящего» ярлыка называемого «сутью». Третьим нудно вникнуть во все детали и лишь после этого у них сложится сколько-нибудь определённая картинка в их «калейдоскопе», рассыпающаяся при первом же изменении обстоятельств.
Из морфологии головного мозга известно, что в древних, подкорковых структурах мозга есть базальные ядра, которые автоматизируют деятельность животного. Понятно, что автоматизация всегда мешает понимать и действовать в новой ситуации. Чтоб выхватить управление ситуацией из под этих базальный ядер многим требуется не малые волевые усилия.
Еще к поднятому тут вопросу относится трудности понимания в чем прав собеседник при осуществлении тандемного режима деятельности.
Отдельно стоит отметить ряд недобропорядочных людей, сознательно скрывающих свои неблаговидные цели и старающиеся временно вписать тех, кто не понял их истинных целей и по своим ошибочным наивным мотивам предложил действовать в выгодном для мошенников русле.

В этих условиях огромное преимущество имеют люди способные без объяснений понять в чем состоит действительный вектор цели и способные предложить пути его эффективного, практически полезного достижения в имеющихся в настоящий момент условиях.

Причин для непонимания того, что же в действительности нужно людям очень много, но все они сводятся к тем или иным несовершенствам индивидуума, то есть несовершенству себя. Как алкоголик на первом шаге к выздоровлению должен признать себя алкоголиком, так человек осваивающий свой потенциал развития первым делом должен признать своё несовершенство и свою недоразвитость.

Для оценки границ понимания того, что важно людям и расширения этих границ имеют важное значение понимание следующих трех аспектов:
1. «Многие вещи нам не понятны не потому что наши понятия (практические умения) слабы, а потому что сие вещи не входят в круг наших понятий (практических умений
)».
2. За пределами своих понятий (практических умений) люди обычно не способны в темпе течения событий своевременно понимать (предсказывать) мотивы и цели действий других людей, а также не могут своевременно вырабатывать эффективные решение актуальных вопросов. За пределами своих понятий люди теоретизируют, объясняют непонятные им ситуации комбинацией тех или иных известных им абстрактных теорий, концепций, шаблонов и штампов.
3. В соответствии с принципом Питера люди совершенно не замечают, что перешли грань своих понятий (практических умений), и совершенно не замечают, что вместо понимания действительности они стали её объяснять абстракциями не соответствующими действительности.
В этом состоит основная проблема не понимания и некомпетентности в выработке управленческих решений.

Данный вопрос актуален не только для предпринимателей, он имеет большой значение в жизни людей работающих по найму. Недавно я общался с тремя безработными топ-менеджерами из разных областей и группой простых специалистов, и увидел что данный вопрос актуален и в области поиска работы. Поэтому поясню свой вопрос на наиболее простом и распространенном примере работы по найму. Сразу хочу отметить, что мой вопрос не о поиске работы, а о том о чем написано в заголовке.

Многие из нас работают на не очень интересной, не очень развивающей и не очень высокооплачиваемой работе. При этом потенциал развития тех, кто изучил КОБ особенно нуждается в освоении и применении для дальнейшего его развития. Причем, применять его нужно не только в хобби или обсуждении пякинских выступлений, а желательно на основном месте работы, с практической пользой для людей и себя. Наверное, ни у кого не вызывает сомнения факт того, что где-то существует работа, которая гораздо больше подойдет для вашего уже заметно развившегося потенциала с момента последнего трудоустройства.
1. Вот вы подумали и определились какой работой вы хотели бы теперь заниматься, чем хотели бы приносить пользу людям. Внимание! Это первый момент, когда многие не включают мозг и не понимают того, что же в действительности им самим надо. Так как все читали ДОТУ, то с определением сколько нибудь адекватного вектора цели рано или поздно справились. На основе него вы написали резюме из своих качеств и опыта полезных для достижения этого вектора цели.
2. Ну вот порылись вы каталоге вакансий нашли десять потенциально подходящих под ваше резюме вакансий, на которые можно было бы сходить. Разослали десять резюме, обзвонили HR’ов и из трех мест вас пригласили на собеседование. Вот вы пришли на первое собеседование и тут снова возникает момент когда надо включить мозг для того чтобы понять что же в действительности нужно работодателю, но часто этого включения мозга не происходит, и вместо понимания действительных потребностей работодателя возникает искаженное представление о них.
3. Допустим уже на втором собеседовании вам удалось включить мозг и вы поняли для чего именно работодателю нужен работник. Сразу возникает задача включить мозг для того чтобы вместо шаблонной презентации себя любимого смочь оперативно выработать и предложить эффективное, практически полезное решение задачи стоящей перед человеком или группой людей. Тут включение мозга тоже происходит далеко не всегда.
4. Предположим это удалось сделать уже со второй попытки и на третьем собеседовании вам-таки удалось понять, что же в действительности нужно работодателю и предложить адекватное решение. Вы вышли на этап переговоров по зарплате. Вам опять нужно включить мозг для того чтобы не просто рассказать о своих мечтах о куче денег или предложить поработать за еду, а понять сколько же в действительности может стоить результат этой работы, чтобы предложенное вами разрешение задач работодателя было полезным для общего дела. Как вы догадались, тут мозг включается тоже далеко не всегда.

Как видите в таком обыденном вопросе как поиск работы, от качества разрешения которого зависит уровень жизни и то, на что вы тратите большую и лучшую часть своей жизни, есть много мест где неразрешенность поднятого мной вопроса приводит подавляющее большинство людей к не особо выдающемуся качеству жизни.

Приведу еще пару очень простых, но показательных примеров того чему хочется научится:
Есть люди или для простоты пусть это один человек. Этому человеку что-то надо и он себя ведет некоторым неоднозначным образом. Мне надо понять ЧТО ЕМУ НАДО. Опять же упрощаем ситуацию и допускаем, что после понимания я написал комплект документации и смог получить подпись на каждом листе о том, что я правильно понял и изложил в документации то, что надо этому человеку.
Затем мне надо понять как это все сможет реализовать тот человек. Поняв это я предлагаю ему план организации производства этой продукции.
В итоге должно получиться так, что человек смог реализовать план, создать производство и удовлетворен производством того, что ему в действительности надо. Этот результат должен быть однозначно измерим.

Третий совсем короткий пример:
Человек чего-то хочет и как-то себя ведет. Я, допустим, понимаю что ему нужен суп харчо.
Я даю ему рецепт, даю посуду и говорю где купить продукты. В результате через полдня человек сварил тот самый суп, который он хотел.
Результат либо есть на сто процентов, либо его нет. Либо я смог понять, что ему надо и предложить решение, которое приведет его к нужному ему результату либо не смог понять и предложить путь приведший человека к цели.

Вообще данный вопрос очень широк и многогранен охватывает всё, начиная от того, что помогло научиться понимать что в действительности стоит за жалобами «меня ни кто не любит» и льстивыми речами мошенников до того, что помогло развить понимание действительного значения умолчаний сильных мира сего и языка жизненных обстоятельств, на котором говорит ИНВОУ. Поэтому будет полезно всё, что помогло научиться своевременно понимать то, что в действительности нужно людям, а главное мочь заблаговременно предлагать людям те пути решения сложившейся ситуации, которые позволят вероятностно предопределённо достичь нам оптимального варианта будущего. При этом, в первую очередь будут полезны рекомендации по научению себя своевременно понимать и предлагать решения тех ситуаций, с которыми в своей жизни сталкиваются многие люди.

Меня лично данный вопрос интересует в плане определения новых направлений общественно полезных проектов, а также для нахождения ответов на более общие вопросы общественного и общечеловеческого уровня значимости. Если вы посмотрите на свою жизнь и вокруг себя то увидите, что необходимость включать мозг для понимания того, что в действительности нужно людям и чтобы мочь своевременно предложить эффективное, практически полезное решение задачи стоящей перед окружающими вас людьми, это очень важно, актуально и этой способности очень не хватает в деятельности нашего общества. Этого не хватает в моем труде, я недоразвит в этом, недоосвоил свой потенциал развития в этом.
Может быть вы замечали, что этого не хватает и вашей деятельности. А самое главное, может вам удалось найти хотя бы частичный ответ на этот поднятый мной вопрос? Поделитесь, пожалуйста, своим опытом, что вам помогло научиться включать мозг?

В бизнес-литературе и КОБ предложены некоторые теоретические ответы на этот вопрос, но меня интересуют не просто теоретические цитаты из учебников или КОБ, их я знаю, а ваш опыт нахождения ответа на данный вопрос. Личную информацию в интернет выкладывать не надо. Будет достаточно названий и описаний теорий, методов и подходов, которые вы проверили на практике — критерии истинности.

Примечание: текст выделенный курсивом добавлен по результатам обсуждения с сообществом.

Это нужно понимать — Блоги — Эхо Москвы, 30.10.2013

С терроризмом бороться нужно. Но, во-первых, терроризм срабатывает тогда, когда из-за него раскручивается истерика в СМИ. Тот, кто ее раскручивает, как бы соучаствует в черном деле терроризма. Ведь террористам только то и нужно, чтобы под давлением страха, паники, раздутой СМИ, стать фактором политического давления, участником политического процесса, встать вровень с государством. Стать фактором запугивания и политического влияния.

Другое дело, когда к террористам и их деяниям применяется принцип – никаких переговоров, а только поимка, посадка и ликвидация. Такие примеры есть, например, в Израиле.
Во-вторых. В день, когда случилась трагедия в Волгограде, в результате взрыва, совершенного, по данным властей, смертницей, погибли 6 человек, 33 получили ранения.
Но в тот же день: в результате ДТП в России по данным ГИБДД погибли 81 человек, 757 получили ранения. Около 40 человек (данные в среднем по году) в этот день были умышленно убиты. Об этом что-нибудь СМИ говорили? В год от терроризма гибнет несколько десятков человек. Это страшно, невосполнимо. Но на дорогах гибнет несколько десятков тысяч человек. Но умышленно убивают тоже десятки тысяч. Но от негодного либерализованного коммерциализированного здравоохранения в современной России преждевременно умирают десятки тысяч человек. Об этом СМИ что-нибудь говорили?

С терроризмом, с этим озверевшим проявлением нечеловеческого бороться нужно. Но как? Одним каким-то решением это явление не обуздать. Лукавой политической подтасовкой смыслов государственной политики с этим не справиться. Какой подтасовкой? Еще недавно под видом реформы вооруженных сил страны без конца говорили о мобильной компактной армии, профессиональной армии, из военной доктрины убрали содержание о вероятном противнике, и проводили войсковые учения по … борьбе с терроризмом. В метро и в автобусе армия готовится с терроризмом бороться? Государственный сепаратизм и вооруженные формирования (недавний опыт России) с целью свержения законной власти – это не терроризм. Это вооруженный переворот и агрессия против государства, даром, что заговорщики финансировались и вооружались из — за рубежа. Это не терроризм, а армию якобы на борьбу с терроризмом готовили. Явное смещение смыслов.
С терроризмом борьба должна вестись, прежде всего, спецслужбами – в порядке разведки и предупреждения. Если не предупредили – значит, мало на что способна эта спецслужба и конкретные ответственные лица. На них бы пристальнее посмотреть президенту, отвечающему за силовые ведомства, они в его ведении. И эта сфера для анализа, реформ и совершенствования не слишком — то должна открываться. А вот конкурирующие или дублирующие (а может и троирующие) методы и институты применяться должны. Это есть? Есть друзья на постах, не сменяемые уже десятилетия, вне зависимости от способностей руководить и управлять. Быть лояльным и доверительным руководителю – это действительно в политике важно. Но разве быть при этом дееспособным – перестало быть важным?

А факты на эту тему довольно красочны. Ответственный за образование – валит качество образования. Ответственный за региональное развитие – «развивает» разрывы развитости регионов и валит количество регионов доноров. Ответственный за социалку наращивает коэффициент фондов. Ответственный за армию едва ли не разворовал ее, пока не уволили, слава богу. Ответственный за внутреннюю политику превратил выборы в фарс и разогрел общественный протест и политическую нестабильность. Ответственный за народовластие превратил парламент в придаток администрации, лишив самостоятельности, думания, связи и ответственности перед избирателями: доверие падает, а разрыв вертикали власти как раз по вертикали нарастает. Список – почти по всем властным секторам активности.

С терроризмом борьба вестись должна, прежде всего, экономическая. Если на Кавказе безработица – десятки %, то чего же еще ждать? А где инвестиции в стране? Где планы территориального развития? Где государственные программы создания рабочих мест? Где, наконец, денежная масса и кредиты, свернутые в разы по монетаристским либеральным формулам в переводе с английского. Всё внешних и частных инвестиций дожидаемся. Со времен гайдаровщины все никак дождаться не можем. И все это делается настолько системно, что кажется, — специально все это делается в стране. Тогда кто на самом деле страной управляет и с какой целью?

С терроризмом борьба вестись должна, прежде всего, идеологическая. Но идеология, общая для единой страны, запрещена Конституцией. Идеология – это собрание ценностей. И вырастает молодежь с потребительской культурой, с отсутствием системы социальных табу: на убийство, на насилие (да каждый день телевизор обратное внушает), на сектантское человеконенавистничество взамен доброй и традиционной религии, на ненависть к своей стране, на нетерпимость к другой национальности, на… Посмотрите за окно и в телевизор. Разве не системное искалечивание молодежи, и не только ее, уже два десятилетия происходит при прямом участии государства и, как минимум, при его попустительстве. Что это за государство такое, что не хочет прекратить все это растление населения, не хочет нравственную цензуру применить! Хотя бы Дом-2 прикрыть. Либеральное? Да, нет, уже иначе должно называться такое государство. Еще будет это определение дано. Так, своими руками, генерируется благодатная среда и атмосфера для терроризма. Вот, что главное.

И наконец. Террорист – зверь. (Я не говорю о диверсиях во время войны, партизанских действиях – там иные измерения вопросов жизни и смерти. Там другое дело.). Я говорю о зверстве в мирное время. С политическими или меркантильными целями. Так, что? – Отвечать терроризму также по законам зверства? Око за око, зуб за зуб? Так это было во времена столь далекие, что человеческое тогда было еще вперемешку с животным, и чего больше было – еще посмотреть. Пришел Христос и мир стал другим. Не око за око, а подставь другую щеку. Не потому, что ответить не можешь. Не потому, что зло не должно быть наказуемым. Мысль и призыв Христа не в непротивлении злу насилием. Нет. А — в том, чтобы быть человеком.

Когда-то, давно, наказание преступнику было — вырезать весь его род. Всю его родню до седьмого колена. И вырезали вплоть до младенцев. Избиение младенцев – это установленный исторический факт: археологи откопали массовые захоронения малышей. Те времена давно прошли. Все-таки человечество развивается в направлении очеловечивания, а не наоборот. Хотя в годы сталинских репрессий бессудность и беззаконие едва ли не приблизили страну к такой же зверской норме. Не по книжкам знаю, по собственной семье, как за одним «врагом народа» на расстрел и в лагеря следовали его родственники. Только потому, что родня. Принцип презумпции – был отброшен в сторону. Принцип соответствия: преступление влечет наказание; принцип: преступник, совершивший преступление – несет наказание, человек, не совершавший преступлений, не несет наказания, — отвел человеческое общество от звероподобного. При этом, если кто-то знал (и это было доказано) о подготовке и умысле преступления, но не сообщил об этом, то он понесет наказание потому, что он фактически соучастник. Такие нормы в уголовном праве уже существуют.

Но теперь в России будет не так. Госдума решила, приняв сразу во втором и третьем чтении новый закон. В нем указано, что если кто-то был в близком родстве с террористом, если у террориста были добрые отношения и этот человек был для него дорог по жизни, то такой человек будет материально наказан за факт терроризма. Неважно, что он мог ничего и не знать о террористических намерениях. Он будет наказан. Достаточно, что он был дорог для террориста, что он был близкий родственник террориста. Презумпция невиновности просто и очевидно отброшена. Наказание принципиально, по определению, невиновного человека вводится в принцип закона! Наказание невиновного, только потому, что он – родня преступника.

Легко понять, чего стремится достигнуть автор закона. Якобы террорист, зная, что накажут его родных, может опамятоваться и не пойти на преступление. Это озверевший-то человек, готовый на нечеловеческую жестокость? Очень сомнительная логика. Любой психолог поддержит это сомнение. Достигнуть поставленной автором закона цели такая норма не может, с очевидностью не может.
Но может и в действительности попирает основополагающие принципы цивилизованности и права. Удивительно, как Госдума принимает эту рубежную норму. Хотя, если она многие годы мирится с разнузданностью на грани и за гранью законной ответственности за болтовню теперь уже даже вице-спикера Госдумы, если она посылает на заклание Российскую академию наук, российское образование негодным законом об образовании, каждый раз принимает губительные финансовые планы-бюджеты страны, то что еще от нее ждать. Она для того и была сформирована в муках масштабной фальсификации выборов. Какой была зачата, такой и является.

Продолжение на сайте RUSRAND

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о