Невесты дагестана: Свадебные обряды народов Дагестана | Статья в сборнике международной научной конференции

Содержание

Свадебные обряды народов Дагестана | Статья в сборнике международной научной конференции

Библиографическое описание:

Исмаилова, А. М. Свадебные обряды народов Дагестана / А. М. Исмаилова. — Текст : непосредственный // История и археология : материалы I Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). — Санкт-Петербург : Реноме, 2012. — С. 80-83. — URL: https://moluch.ru/conf/hist/archive/61/2723/ (дата обращения: 11.08.2021).


Дагестан — один из самых уникальных регионов, с точки зрения этнокультурного многообразия проживающего здесь населения. Сходные естественно-географические и историко-социальные условия способствовали выработке как общенациональной культуры, у различного этнического населения Дагестана, так отличительных черт присущих тому или иному народу.

Наиболее ярко это проявилось в обрядах жизненного цикла. И одним из важных обрядов является свадебный, где можно выделить особенности национальной и локальной идентичности. Свадьба является большим праздником в дагестанском селе, которая всегда проводилась торжественно, с привлечением к участию в ней всех жителей села. Свадьба в каждом городском селении представляла собой совокупность обрядовых действий, призванных обеспечить долгую и счастливую супружескую жизнь для молодой четы, обеспечить ей многочисленное потомство, а также это большое праздничное торжество для всего населения, красочное зрелище, своего рода представление с известным сценарием, где основные действующие лица прекрасно знали свои роли. Режиссером - распорядителем всего действия, где каждый зритель был одновременно и исполнителем, являлся специально назначенный ведущий, который у разных народов Дагестана, а иногда в разных селениях одного народа, назывался по-разному: шах, тамада и т.

д.

Формы заключения брака у народов Дагестана имели несколько видов. Наиболее распространенной из них у всех был брак по сговору. Оформлявшая его обрядность начиналась сватовством, во время которого стороны договаривались о размерах калыма и сроках его уплаты, по Калоеву, «калым имеет большое символическое значение в Дагестане и легко может быть опущен»[1;С131]. Одни народности Дагестана требуют уплаты женихом брачного дара, другие освобождают его от этой обязанности. К первым можно отнести аварцев и некоторые народности южного Дагестана, ко вторым — даргинцев и лакцев. Но если плата за невесту постепенно исчезала, то этого нельзя сказать о другом виде платежа, известного под названием калым. О существовании брачной уплаты нам говорят адаты южно-дагестанского общества. «Всякий мужчина, желающий жениться на девушке или вдове, должен заплатить, за нее условную уплату ее родственникам, а за не имением их опекуну» [2;С19].

Коран определяет, что выкуп должен принадлежать жене, как некая материальная гарантия на случай развода. Шариат же приписывает получение выкупа родителями невесты. Выплата калыма за невесту была таким же важным атрибутом брака, как и оформление его у муллы. «Только оформленный служителем Аллаха по всем канонам шариата мусульманский «никях», считается законным браком. Это было незыблемо у всех народов Северного Кавказа, у которых ислам был официальной религией» [3;С102]. Следует отметить, что выкуп за невесту имел место у всех дагестанских народов, но размер не был одинаковым, и величина его во многом зависела от принятых в данном конкретном обществе обычаев, от экономического благосостояния общества, материального положения, и сословной принадлежности.

Брак по сговору распадался на два вида: сговор малолетних и сговор совершеннолетних. «Весьма распространен, — писала С.Ш. Гаджиева, — обычай сговаривать детей, даже вскоре после рождения; при этом обыкновенно отец мальчика дает, в виде залога, какую-нибудь вещь отцу девочки, и малолетние уже считаются с этого времени женихом и невестою»[2;С19].

Колыбельное обручение (реже, чем другие варианты подобного сговора) было широко известным у лезгин [5;С41]. «Зажиточные люди приготавливают своим детям женихов и невест тогда, когда те находятся еще в младенческом возрасте»[6;С17]. Все же самой распространенной формой сговора, был сговор совершеннолетних. При таком сговоре наиболее полно соблюдали традиционные церемонии; 1) сватовство и вручение невесте подарка; 2) обручение; 3) посещение дома; 4) отправка невесты в дом жениха.

Народы Дагестана всегда придавали большое значение женитьбе сына или выдаче замуж дочери. Выбор невесты или жениха считался серьезным и ответственным делом. Им занимались не только семья, но и более широкий круг родственников, и даже тухум в целом. При оценке личных качеств невесты в первую очередь принималось во внимание ее трудолюбие, сдержанность в проявлении эмоций, знание правил этикета. Требовалось, кроме того, чтобы девушка была физически крепкой, способной иметь здоровое потомство и выполнять многочисленные обязанности по хозяйству, дому и воспитанию детей.

«Главным образом в невесте ценится ее происхождение и способность к работе по хозяйству» [8;С143].


У даргинцев, лакцев первый визит в дом девушки делали родители юноши. Влияние сватов было значительным. У аварцев был распространен другой обычай: для переговоров семья юноши приглашала к себе отца девушки, щедро угощала его и делала предложение. Как правило, одним посещением дело не ограничивалось. «Хорошая девушка не согласится выйти замуж, пока не износится обувь сватов»[9;С173].

Бывали случаи, когда вопрос о браке решался сразу, и мать юноши тут же надевала девушке серебряные кольца и браслет. Но так случалось очень редко. Сватовство коренным образом отличалось от всех остальных «действий» свадебного обряда тем, что оно оставалось тайной и осуществлялось всегда в самом узком кругу. Следующим этапом было обручение. На этом этапе послы жениха шли в дом невесты с подарками, кое-где их сопровождали все родственники.

Разумеется, у каждого народа и в каждом населенном пункте количество и ценность подарка была разной. У аварцев часто подарки жениха и приданное невесты вывешивались на веревках во дворе невесты для всеобщего обозрения и оценки.

Обязательным условием заключения брака было совершение религиозного обряда бракосочетания - «мах’ар», «магъар» (у аварцев, лакцев, даргинцев), «никах» у лезгин, «кебин» у азербайджанцев. Обряд совершался либо в доме жениха, либо в доме, куда он уходил на время свадьбы, либо у мамы. Обычно обряд происходил с участием самого жениха и отца невесты. Совершался обряд накануне или в день свадьбы. Невеста должна была получить от отца разрешение на бракосочетание — фурман, а в случае смерти отца — от другого родственника (опекуна). Девушка сама в обряде не участвовала, жених же иногда участвовал. У лакцев был распространен обычай когда «магъар» совершался перед доверенным лицом жениха и невесты.

У аварцев бытовал немного другой обряд. Как отмечал Пржецлавский, у аварцев — «брачные союзы заключались или словесно при свидетелях, или же поверенным от жениха или его родителей». Вся церемония брачной сделки собравшихся родителей невесты и жениха, включала объявление о желании выдать, а последние - о согласии принять избранную женихом невесту»[10;С160]. Основные циклы обряда строго регулировались основными законами шариата, а также адаты. Одним из доказательств того, что браки заключались в Дагестане в основном по шариату, была религиозная роль отца в выдаче невесты. «Один только отец имеет право, - говорится в адатах Самурского округа, — выдать дочь замуж против ее желания, прочие же родные и опекуны не имеют этого права, так что засватанная при жизни отца девушка может после смерти его отказаться от замужества с тем женихом, с которым она была обручена».[11;С.2]. Ни молодые люди, ни тем более девушки не были свободны в своем брачном выборе.
Решающее слово принадлежало их родителям, которым также приходилось считаться с многочисленными традиционными правилами заключения брака. Центральным акцентом свадебного торжества был переезд невесты из отцовского дома в дом жениха. У лакцев день перевода невесты из отцовского дома в дом жениха или в предшествующий этому вечер несколько женщин от нее шли в дом юноши и совершали обряд занавешивания угла комнаты, предназначенной для молодых. Здесь должна была находиться их брачная постель. У даргинцев, в ночь предшествовавшую переводу невесты в дом жениха в ее доме пекли огромный пирог и делали халву. У лакцев после танцев в доме невесты вечером этого дня, на которых присутствовала и невеста с подругами оставалась на всю ночь и проводила время в играх и танцах. У даргинцев и аварцев в день перевода невесты к жениху, приглашалась в его дом вся мужская родня невесты. Перед отправлением в дом жениха подруги наряжали невесту в лучшую одежду, подаренную женихом.
Сам жених за невестой никогда не шел. У каждого народа, этнической группы были свои ритуалы, устоявшаяся система действий, выполнявшиеся представителями обеих сторон в определенный момент свадебного цикла. У даргинцев невесту первым встречал отец жениха, который делал с ней два-три шага в сторону входа в дом. При входе в дом жениха, невеста должна была совершить обряд угощения. У разных народов обряд проходил по-разному. У даргинцев невесту угощали медом, а равно и обсыпали ее сладостями. Этот обряд совершала мать или пожилая родственница. У лезгин при входе в дом жениха, невеста должна была раздавить правой ногой, положенную на пороге ложку с маслом. После этого невесту вводили в комнату и сажали на сундук с ее приданным. В группе описанных обрядов, связанных с приводом невесты в дом жениха, назначением которых считалось обеспечение ей счастливой жизни в новом доме, большое значение придавалось осыпание ее мукой, рисом, конфетами. К ногам невесты кидали мелкие серебряные монеты. Среди обычаев и обрядов особое место занимали те, которые были направлены якобы на обеспечение господства мужа над женой или наоборот, жены над мужем. Лачка при входе в дом жениха старалась дотронуться до притолоки над дверью. Обычно родня жениха помещала невесту в углу комнаты, за ширмой. Роль жениха в это время у разных народов была различной. У одних он вовсе не участвовал в торжестве, ожидал, пока разойдутся гости. По старинному горскому этикету, жених не имеет права быть на собственной свадьбе. Жениха загоняют подальше с глаз к соседям, а лучше на чердак, чтобы хоть оттуда увидеть собственную свадьбу. Дружки ему туда носят еду с собственного стола, разумеется, тайком, но так, чтобы свадьба заметила и оценила. У других (даргинцев), напротив участвовал. Совершенно не принимала участия в пиршестве невеста, изолированная за занавеской. На следующий день после брачной ночи свадьба шла в доме жениха. С утра к невесте собирались женщины, чтобы поесть ритуальную кашу (лакцы), а жених уходил на речку. У даргинцев подруга приносила из ее родительского дома мясные пельмени, приготовленные матерью невесты. У аварцев свадьба как таковая вообще проводилась на второй день. В этот же день происходило одаривание новобрачной родных мужа подарками. У некоторых аварцев и даргинцев, принято было на второй день приглашать родителей и других близких родственников невесты в дом жениха для угощения. Заканчивался этот день, как правило, у всех народов танцем новобрачных, причем с молодой мог танцевать любой из присутствующих на свадьбе мужчин. У даргинцев во время этого танца принято было одаривать невесту небольшой суммой денег. Чаще всего на третий день свадьбы, принято было приглашать молодых в дом ее родителей. После свадьбы происходило символическое приобщение молодой к труду и приглашение ее в дом ее родителей. Обрядами были насыщены все свадебные циклы, но действия направленные на вызывание смеха, сосредотачивались главным образом в ритуалах собственно свадьбы. Шут, ряженый на свадьбе XIX — начале XX вв. — это чисто смеховой персонаж, об обеспечении наличия которого на свадьбе ее устроители беспокоились так же, как и о том, чтобы были музыка и угощение. Следует отметить, что проявление этой смеховой культуры, у каждого народа проявлялось по-разному. Так, например в рутульской свадьбе ряженные в женской одежде изображали беременных женщин, а так же в пародийной форме имитировали выполнение разнообразных женских работ (чесание шерсти, прядение и пр.).

В аварском с. Кикуни ряженные начинали соучастие в свадебный день, предшествующий переводу невесты в дом жениха. Вечером этого дня они появлялись в доме невесты, изображая жениха и невесту, в сопровождении друзей жениха, с музыкой. Иногда под видом одного из ряженных сюда мог явиться и жених. Значительную роль играли ряженные на агульской свадьбе, где действия их относились к первым трем дням свадьбы, до водворения невесты в дом жениха, это были молодые люди из селения. Ряженные устраивали шуточную борьбу между собой. Они осыпали присутствующих толокном, мукой, осмеивали и подвергали шутливому наказанию «нарушителей порядка».

Рассмотрев весь приведенный выше материал не трудно заметить, что явно выделяются как общенациональные особенности, характерные для всех народов, так и локальная специфика отдельных этнических групп. Многообразие, большая палитра особенностей этнокультурных явлений показывает, что многие проявления и феномены культуры дагестанских народов, воспринимаемые как национально-специфические, особенные, по сути варианты местного проявления более общих моделей имеющих общедагестанский, зачастую общекавказский характер.

Литература:

  1. Калоев Б.А. М.М. Ковалевский и его исследования горских народов. М., 1979.

  2. Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис, Вып. 3. 1870.

  3. Авксентьев А.В. Ислам на Северном Кавказе. Ставрополь. 1984.

  4. Гаджиева С.III. Семья и брак у народов Дагестана в XIX — начале XX века. М., 1985.

  5. Гаджиева М.И., Омаров А.О. Семья народов Дагестана в историческом развитии. Ч 1. Махачкала, 2000.

  6. Сборник сведений о кавказских горцах.

  7. Исрапилова З.А. Брак и семейно бытовые обряды аварцев Андала. Махачкала 2002.

  8. Гаджиева С.III. Указ.соч.

  9. Народы Дагестана. М., 2002.

  10. Пржецлавский П. Указ. соч.

  11. Калоев Б.А. Указ. соч.

  12. РУК. фонд. ИИАЭ ДНЦРАН Ф.5 Он. 1. С. 23.

В Сети возмущены «позорной» выходкой жениха на свадьбе в Дагестане

https://ria.ru/20200928/svadba-1577860378.html

В Сети возмущены «позорной» выходкой жениха на свадьбе в Дагестане

В Сети возмущены «позорной» выходкой жениха на свадьбе в Дагестане — РИА Новости, 28. 09.2020

В Сети возмущены «позорной» выходкой жениха на свадьбе в Дагестане

Пользователей Сети возмутило поведение жениха во время свадебного торжества в Дагестане. Видеозапись с «позорным» поведением мужчины появилась в паблике «Голос… РИА Новости, 28.09.2020

2020-09-28T01:21

2020-09-28T01:21

2020-09-28T01:21

общество

свадьба

республика дагестан

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

Дагестанцы разозлились из-за позорной выходки жениха на свадьбе

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/04/05/1569607777_0:0:3071:1728_1920x0_80_0_0_037ecbf0d3e2c70d5d0beec491fe0337.jpg

МОСКВА, 28 сен — РИА Новости. Пользователей Сети возмутило поведение жениха во время свадебного торжества в Дагестане. Видеозапись с «позорным» поведением мужчины появилась в паблике «Голос Дагестана» в «ВКонтакте».На кадрах видно, как жених в компании молодых людей заходит в комнату, в которой находится невеста. Мужчины свистят и танцуют, после чего один из участников торжества кладет на голову женщины предмет, похожий на кусок бумаги. Также автор видео запечатлел, как жених ненадолго повис в воздухе, обхватив плечи невесты и приятеля.Пользователи посчитали, что молодой человек повел себя неуважительно по отношению к девушке.»Невоспитанный. Была бы я отцом этой девушки, в тот же момент сказала, что свадьбы не будет», — отметила Сабина Магомедова.»Зачем за таких отдают замуж? Родители, вы куда смотрите?» — задался вопросом Расул Ибрагимов.»Неужели в этой комнате не было мужчин», — отреагировала Ханна Магомедова.»Такое неуважение к своей жене, и к ее братьям, отцу, как можно за такого отдавать свою дочь?» — возмутился Шамиль Амиров.»Где букет?» — обратила внимание Амина Саидова.»А что он в спортивных штанах сразу не зашел», — сыронизировала Зарима Хайбулаева.»Быдло, мягко сказано», — заявила Эмирова Эльмира.»Он думает, что выглядит со стороны круто. На самом деле посмешище», — поделилась мнением Мадина Гаджиева.

https://rsport.ria.ru/20200821/sidakov-1576073299.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn22.img.ria.ru/images/07e4/04/05/1569607777_209:0:2940:2048_1920x0_80_0_0_4f6c0327c6201bd7425fd94d777792f6.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, свадьба, республика дагестан, россия

Весенний марафон | Молодежь Дагестана

Корреспондент «Молодежки» побывала на уркарахской свадьбе

– Вабабай! Людям показывать стыдно! – говорит во всеуслышание бабушка Хlалимат, самый авторитетный человек в этой комнате, рассматривая подарки, которые подарила невесте мама жениха. Все громко смеются над ее шуткой.  

Тетя невесты достает подарки из огромных фирменных пакетов и комментирует каждый – в основном восхищается, веселит собравшихся. Другая родственница внезапно достает ножницы и разрезает ткань, пожелав невесте счастливой семейной жизни. Ткань аккуратно складывается в прозрачный пакет и отправляется в сундук невесты. После этого она так же внезапно достает конфеты и бросает на нас – конфеты тяжелые, как камни падают. Но страшно только мне.

Пока невеста готовится к приезду жениха, который заберет ее в новый дом, во дворе кипит жизнь, а на чугунной старинной печи – кастрюля с крапивой, начинка для будущих курзе и чуду. Еды вкусной будет очень много – тонкое чуду с картошкой и творогом, чуду потолще – с картошкой, мясом и хрустящей золотистой корочкой, курзе из мяса и крапивы, шашлыки…

Женщины готовят и моют посуду, мужчины – родственники невесты – возводят свадебный шатер из ярко-синего брезента, напоминающего парус. Внутри – столы и скамейки, которые они соорудили из подручных средств.

Все работают, а некоторые даже не успевают поесть и поспать с прошлой ночи. И продолжают отчаянно соблюдать обычаи, уходящие корнями в прошлое. Правда, некоторые из них слегка трансформировались.

Жених с друзьями приезжают за невестой, которая к этому времени успевает надеть свадебное платье. Мама поднимает сидящую дочку, читает молитву несколько раз, осыпает ее мукой и рисом. Что символизирует – «жить ей до таких же белых седин». Хотя мама не седая.

Жених вручает невесте букет белых роз, фотограф все это дело снимает. И фотографирует невесту с женихом, невесту с матерью и отцом, невесту с родными сестрами, невесту с двоюродными сестрами, невесту с подругами, невесту с подругой невесты и так, пока не закончатся родственники.

И только после фотосессии жених и невеста вместе улетают в свое новое гнездо. В сопровождении всех своих родственников на своих и чужих машинах. А невесту еще сопровождают специальные люди – две женщины и двое мужчин со стороны ее отца и матери. Одна из сопровождающих берет в новый дом невесты маленький кувшин, наполненный водой, и рис с мукой в тарелке.

Кувшин передается по наследству, от мамы к дочкам, или покупается новый, если дочка не одна. Раньше кувшин с водой использовали по предназначению – для омовения после брачной ночи: «Это значит, что жених справился со своими обязанностями». Сейчас это просто подарок.

Вечером, после свадьбы, невеста садится на стульчик, а вокруг нее собираются гости. Ближайший родственник жениха, как правило, это отец, открывает с помощью стрелы и лука, которые он изготовил из дерева, ее лицо, покрытое платком или фатой. При этом он произносит мудрые наставления, советы и пожелания молодоженам. Этот обычай называется «ряхlяйхъни».

«Валла, на многих свадьбах была, и каждый раз тамада спрашивал, как переводится. Но думаю, что не переводится, потому что дословный перевод пошловато звучит на русском», – рассказывает жительница села.

Возле невесты стоит кастрюля или ведро. А в них – деньги. Самые близкие родственники жениха – мужчины – дарят деньги молодоженам. А невеста в ответ дарит им красивые новые рубашки или отрезы ткани.

Раньше обряд «ряхlяйхъни» проводился на третий день торжеств.

Как описано в книге Хасбулата Хасбулатова «Уркарах: история, культура, традиции»: «Каждая из женщин-опекунов невесты после обеда третьего дня должна была принести чуду в количестве 30 штук. Молодежь (мужская половина со стороны жениха) и мальчишки вместе с ними поднимались на крышу дома хозяев свадьбы и, прыгая, требовали чуду. Пробовать гlина чуду (чуду с творогом и картошкой) желал каждый на свадьбе».

В это время начинался собственно обряд. Все собирались в комнате невесты. Чести открыть лицо невесты удостаивался самый уважаемый человек в роду жениха.

«После этого обряда взрослая часть мужчин дарила молодоженам каждый, что мог: бычка, барана, овцу, ягненка, надел земли, определенную сумму денег, что-нибудь из домашней утвари. Называли свой подарок громко, чтобы всем присутствующим было слышно. Каждый из них получал от невесты подарок, так называемый «велгьон» – отрез на платье. Этот обряд дарения молодоженам подарков назывался «хъуберхъ» (в дословном переводе «хъу» – огород, «берхъибли» – богатый)», – пишет Хасбулат Хасбулатов.

Патимат Амирбекова. Фото автора

Читайте также Дагестанская ярмарка тщеславия


Гражданку Швеции пытались насильно выдать замуж в Дагестане

В последний момент невеста сбежала из-под венца

Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

В Дагестане родственники под угрозой смерти принуждали 18-летнюю Мадину (имя изменено ради безопасности героини) выйти замуж за незнакомого ей мужчину. Девушка с двумя гражданствами — российским и шведским, в Европе живет с 9 лет. В Дагестан, где остались многие ее родственники, Мадина прилетела 23 июня 2021 года.

Как рассказали сайту stav.kp.ru в нидерландском правозащитном центре Stichting Justice Initiative*, представители которого в итоге помогли Мадине бежать обратно в Швецию, родня пригласила девушку в гости — навестить дедушку и побывать на свадьбе одного из членов семьи. Уже оказавшись на месте, девушка поняла, что это она должна стать невестой, а ее мнение на этот счет никого не интересует.

По словам адвоката SJI Ольги Гнездиловой, за отказ дядя Мадины угрожал «убийством чести», считая, что тем самым она опозорит род. Ведь семья заранее уже разослала гостям пригласительные, взяла с родни жениха калым (выкуп за невесту — прим. ред.) и дорогие подарки для молодоженов. Мама и другие родственники дядю поддержали. А поскольку Мадина до последнего не соглашалась стать женой совершенно незнакомому человеку, все вместе они избили ее и заперли дома, отобрав оба паспорта.

С правозащитниками Мадина связалась 29 июня. Назвала координаты местонахождения и попросила срочно помочь ей. Ей также удалось отправить сообщение другу из Швеции, который сразу же обратился в российское посольство. Гнездилова также добавила, что Мадина звонила и в полицию Дагестана. Ее забрали для выяснения всех обстоятельств, но вскоре отпустили. При этом в ГУ МВД по республике «КП-Северный Кавказ» ответили, что пока не нашли подтверждения подобного обращения.

Мадина смогла спрятаться в надежном месте, а потом при поддержке правозащитников уехала в Москву, откуда на самолете вернулась в Швецию. Родственники, по словам адвоката Ольги Гнездиловой, написали в полицию Дагестана заявление о похищении человека. Хотя сама же девушка по телефону сказала, что добровольно покинула Дагестан. Кстати, злополучная свадьба запланирована на завтра, 3 июля.

— В настоящий момент разобраться в произошедшем помогает европейская полиция, — отмечает Гнездилова.

*проект нидерландского фонда Stichting Justice Initiative центр «Правовая инициатива», находящийся в Ингушетии, признан Минюстом иностранным агентом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Почему допускают эту дикость?»: неадекватное поведение жениха на свадьбе в Дагестане взбудоражило сеть

По классике жанра, жених должен был подарить невесте букет, сделать памятное фото и выйти вместе с будущей женой к гостям. Однако что-то пошло не так (подробнее).

Внезапная смерть невесты на свадьбе в Дагестане: появилась неожиданная версия

+ A —

«Покупая успокоительное без рекомендации врача, вы обречены на ошибку»

Следственное управление СК РФ по республике Дагестан сообщило о внезапной смерти невесты из Сергокалинского района в день свадьбы. Девушка переволновалась настолько, что зашла в аптеку купить успокоительного (какой препарат она приобрела, не разглашается). Однако после его принятия ей стало только хуже.

По факту летального исхода молодой женщины проводится доследственная проверка. На сегодня известно, что 5 сентября 2020 года в селе Мургук Сергокалинского района в день своей свадьбы невеста не могла справиться с охватившим ее волнением и решила прибегнуть к самолечению. Она купила какое-то успокоительное средство в местной аптеке, но ее самочувствие продолжило ухудшаться. Девушку госпитализировали, но при поступлении в больницу она внезапно умерла.

Как сообщает Следственный комитет Российской Федерации по Республике Дагестан, сейчас «проводятся проверочные мероприятия, направленные на выяснение всех обстоятельств произошедшего. Для установления точной причины смерти назначена судебно-медицинская экспертиза. По результатам проверки будет принято процессуальное решение».

Что могло оборвать жизнь юной невесты? Мог ли прием препарата спровоцировать летальный исход. «Разумеется, может быть и так, что прием препарата не имеет никакой связи с наступившей смертью — мы не знаем анамнеза девушки. Возможно, она была тяжело больна, у нее могла произойти внезапная остановка сердца. Однако мы имеем ситуацию, когда человек идет в аптеку и покупает некое лекарство. Неважно, какое лекарство, абсолютно любое — успокоительное, тонизирующее, сердечное, антибиотик и пр. — может привести к немедленной реакции непереносимости: идиосинкразии, острой аллергии, и нет никакой возможности это предсказать, это неизбежно. Поэтому самое большое зло- это когда человек самостоятельно идет в аптеку и самостоятельно себе что-то выбирает и покупает. Любые способы воздействовать на психику, успокоиться, улучшить сон, наладить обмен веществ должны происходить только после консультации с врачом, а не с сотрудником аптеки, соседом, Интернетом и пр. В аптеке невозможно сейчас купить психотропное, которое моментально приводит к смерти. Но при плохом настроении, стрессе, депрессии, если мы самостоятельно пытаемся оказать себе помощь, мы рискуем — потому что мы обречены на ошибку», — говорит известный фармаколог, токсиколог и патологоанатом Александр Эдигер.

Тем временем, в последний международный классификатор болезней (МКБ-10), которым пользуются все врачи, включен новый диагноз — «анафилактический шок, вызванный препаратами при правильном их введении». «Для назначения любого препарата врачи должны знать анамнез пациента, его аллергические реакции, и все же анафилактическую реакцию может вызвать любое вещество, — говорит член Общественного Совета при Минздраве РФ, анестезиолог-реаниматолог Алексей Старченко. — Если аллергическая реакция развивается внезапно, при соблюдении всех норм, это считается «правильным введением» и рассматривается как несчастный случай.”

Принуждение к замужеству и угрозы «убийством чести». Чем закончилась поездка 18-летней жительницы Швеции к родственникам в Дагестан

Власти Швеции и российские правозащитники помогли покинуть Россию 18-летней девушке, которую пытались насильно выдать замуж в Дагестане. Сейчас она находится в безопасности. Девушка, имя которой адвокаты «Правовой инициативы» не называют, жила в Швеции с детства, у нее два гражданства.

В Дагестан она поехала навестить родственников. Те объявили, что она должна выйти замуж, а когда девушка отказалась, избили ее, отобрали телефон и документы, и пригрозили «убийством чести». В разгар подготовки к свадьбе ей удалось отправить сообщение другу в Швеции, власти страны связались с «Правовой инициативой». С помощью правозащитников и шведских властей девушке удалось покинуть Россию.

Но свадьба при этом все равно должна состояться – адвокат Ольга Гнездилова рассказала Настоящему Времени, что, по их информации, на роль невесты подбирают другую девушку.

– Как вы узнали о том, что ей требуется помощь?

– Сначала с нами связался ее друг, который находился в Швеции, ему первому она сообщила о том, что происходит. И потом ей удалось еще нам отправить письмо с прямой просьбой о помощи на адрес электронной почты, где она написала, что ее и избивают, и насильно выдают замуж, и угрожают убить.

– Кто-то помогал ей на месте?

– Нет, никто не приезжал в Дагестан. Счет шел буквально на минуты. У нее оказалась возможность отправить сообщение, она попросила ей помочь, и мы решили вызвать ей такси. Ей довольно сложно было понять, где она находится, то есть она отправляла геолокацию, но это был самый сложный момент, но удалось найтись. Мы вызвали обычное такси, потом нам почти сразу пришлось его поменять, потому что родственники могли увидеть, на какой машине она уехала. И потом уже просто меняли машины, то есть все происходило абсолютно удаленно. Она фактически одна перемещалась, мы просто ее координировали по этой дороге.

– Оказывали ли вам помощь власти Швеции?

– Скажем так, информационное содействие они оказывали, у них нет, конечно, возможности именно физически помогать, но они были очень обеспокоены ситуацией, они очень ждали ее в посольстве, были готовы купить ей билет, оказать любую помощь. Но даже в посольство она не успела заехать, потому что небезопасно было оставаться на ночь в Москве даже, рейсов других не было – поэтому она напрямую в аэропорт поехала.

– Пыталась ли она связаться с родственниками в Швеции?

– Она нам сообщила, что она просила о помощи свою маму, но та не смогла ей помочь. То есть, в принципе, она ко всем родственникам, до которых могла дотянуться, обращалась, но те только развели руками, к сожалению.

– Будет ли она добиваться каких-то юридических последствий для тех, кто ее удерживал?

– Это неминуемо будет продолжаться юридически, потому что это дело публичного обвинения, похищение человека, мы даже ставили вопрос о торговле людьми, потому что на эту свадьбу собрали большие деньги с соседей, с гостей, с семьи жениха. И заявления были поданы сразу, то есть в Швеции было подано заявление еще в 20-х числах июня, и в России было подано заявление 30 июня в Следственный комитет России. Даже если она захочет отозвать эти заявления, но она не захочет, все равно расследование должно проходить.

– Я так понимаю, родственники в Дагестане тоже обратились в полицию?

– Да, что ее похитили. Но с ней физически никого не было, и она добровольно садилась в такси, просила его вызвать, и здесь мы не опасаемся каких-то юридических последствий для своей работы, но, конечно, неюридические могут быть угрозы, но посмотрим.

– Действительно ли запланированная свадьба все равно состоится?

– Да, действительно такая информация поступила от местных жителей, я сама вообще впервые открыла, что такое возможно. Сказали, что такую свадьбу уже никто не будет отменять и просто сейчас найдут другую девушку, что это сложившаяся практика, и действительно, мы сейчас попросили кого-то из местных жителей так осторожно посмотреть, что происходит в этом доме. Это страшно, если за сутки какая-то девушка узнает, что она выходит завтра замуж, и будут ли ее спрашивать, и будет ли такая же ситуация, как с этой гражданкой Швеции, что ее слово ничего не значит.

– Получается, девушка приехала, и они придумали ее выдать замуж просто?

– Нет, это все планировалось, они сказали, что они договорились сами с семьей этого жениха заранее, и они эти договоренности не могли нарушить, а ее не спрашивали.

– Она сейчас в Швеции – но судя по тому, что в Дагестан ее отправили в гости родители, можно ли утверждать, что она точно в безопасности дома?

– Я боюсь, что сейчас она не сможет со своими родственниками в Швеции вот так безопасно проживать. Сейчас шведская полиция очень внимательно, очень профессионально занимается этим делом: они ее опросили, они обеспечивают ее безопасность, и если будет необходимо, я думаю, что она будет где-то по другому адресу проживать, и надеюсь, что будет в безопасности.

– Личность ее вы пока не готовы раскрыть?

– Мы ждем, пока она отоспится и как-то прокомментирует нам, хочет она этого или нет, но до этого – нет, не раскрываем.

Семейные обряды табасаранцев: традиции и современность

 Алимова Б. М. (г. Махачкала),  доктор исторических наук, 
ведущий научный сотрудник отдела этнографии, 
  Институт истории, археологии и этнографии 
Дагестанского научного центра РАН

  

Табасаранцы – один из относительно многочисленных народов Дагестана. По переписи 2002 г. их численность в Республике Дагестан – 110,2 тыс. чел., в Российской Федерации 131785 чел., в Северокавказском федеральном округе – 116,189 тыс. чел. По результатам переписи населения 2010 г. табасаранцев в СКФО – стало 127941 чел. [2].

Проживают табасаранцы компактно на Юго-востоке республики в двух административных районах – Табасаранском и Хивском. В советское время часть табасаранцев переселилась на равнину Табасаранского и Дербентского районов, а также в города республики (Дербент, Дагестанские огни, Каспийск, Махачкала).

В XVIII в. Табасаран был разделен на три части, из которых две составляли самостоятельные владения – майсумство и кадийство (Майсумство, кадийство — внутренние, относительно самостоятельные административно-территориальные подразделения феодальных владений, управляющиеся майсумами и кадиями (Прим. ред.). Союзы сельских обществ, известные в литературе под общим названием Девек-Елеми, образовали горный Табасаран.

Говоря об этническом составе субрегиона, следует отметить, что наряду с табасаранцами в состав табасаранских владений в разные исторические периоды входили лезгины, азербайджанцы, таты, агулы.

Говорят табасаранцы на табасаранском языке северо-кавказской языковой семьи, который имеет несколько говоров, объединяемых в две группы: северную и южную. На основе южных говоров в советское время сложился литературный язык. Помимо родного языка, которым владеют 95, 9 % табасаранцев, значительная  часть (62,5 %) свободно владеет русским, а также азербайджанским и отчасти лезгинским языками [3].

Данное сообщение посвящено семейным обрядам табасаранцев (традиции и современность). Источниковедческую базу сообщения составили полевой материал автора, собранный в табасаранских селениях, а также литературные источники.

Свадебная обрядность табасаранцев, в основе своей, оставаясь общедагестанской, имела яркую специфику и отличалась разнообразием. Она состояла из трех последовательных этапов: предсвадебного, свадебного и послесвадебного. Каждый из этих этапов сопровождался определенными обычаями и обрядами, которые бытовали в разных обществах в различных вариантах.

Наши материалы свидетельствуют о том, что в прошлом (XIX – нач. XX в.) браки у табасаранцев заключались в основном по сватовству, хотя им были известны и такие способы заключения брака как люлечный сговор «гюбек кесме» (отрезать пуповину), левират, сорорат (Левират — обычай, согласно которому вдова могла или была обязана вступит в брак с братом умершего мужа. Сорорат — обычай женитьбы на сестре умершей жены.). Некоторое распространение здесь получили обменные браки – «баш баша». По сведениям информаторов, к этой форме брака прибегали, чтобы избежать уплаты калыма. Бывали, хотя и редко, случаи похищения девушек (брак умыканием).

Как правило, невесту («швуш») для сына подыскивали сами родители из круга семей, равных им по социальному и экономическому положению. Предпочитались браки внутри одного тухума, рода, села. Основой брачного союза в феодальной среде был всегда экономический или политический расчет.

Сватовство «швуш ча пуб» обычно начинали сами родители юноши – отец или мать. При согласии родителей невесты на брак тут же назначали день обручения «бицIи лишан», который приобретал характер празднества. В разных селах обручение, как и вся свадебная обрядность  имели свои особенности и варианты. Различия эти обуславливались особенностями в экономическом и культурном развитии каждой локальной группы. Чаще эти различия являлись результатом влияния на свадебные обряды табасаранцев культуры соседних народов: в Северном Табасаране — азербайджанцев, в Южном – лезгин.

Одним из главных моментов в этом цикле обрядов была уплата калыма, который назывался «швушван кьимат» (цена невесты) в Южном Табасаране и «поль-пули» (дорожные деньги) – в Северном Табасаране. Размеры калыма за невесту отличались в разных обществах, зависели от сословной принадлежности сторон и были закреплены в адатах сельских обществ. Кроме калыма, жених выплачивал своей невесте предписанные шариатом кебинные деньги, которые являлись обеспечением жены на случай вдовства или развода по инициативе мужа.

Период от сватовства до свадьбы был заполнен широким общением родственников жениха и невесты друг с другом, уплатой калыма и подготовкой приданого. Для невесты и жениха — это время соблюдения обычая «избегания» и разного рода запретов.

Свадьбу (сумчир) табасаранцы начинали в пятницу, завершали в понедельник. В некоторых селениях (Аркит, Тинит, Ерси) накануне свадьбы устраивались проводы невесты (девичник) – «къызлар гежеси» («шубарин») – «девичья ночь» –  девичник, на который приходила сельская молодежь. В этот день к невесте приходил и главный дружок жениха с ритуальной едой. Здесь молодежь веселилась: пели песни, танцевали. В веселье принимала участие и невеста.

В некоторых обществах девичник назывался «къоз къыран» (ломание орехов). Каждая участница вечера приносила с собой полное сито орехов для свадебной халвы. Юноши и девушки весь вечер веселились, «объяснялись прямо или косвенно в любви, выбирали себе невест, высказывали свои упреки на недостаток внимания и т. д… Кульминационный момент наступал, когда в комнате на несколько минут гасили свет – «чырагъ сендюрен» (тушение светильника). В прошлом, по преданиям, это длилось 1-2 часа. В с. Ерси данный обычай назывался «аман-аман» (примерно, «спаси» или «помилуй»). Цель его информаторы объясняют желанием юношей и девушек, пользуясь случаем, подойти друг к другу, пожать руку, обнять, поцеловать любимых, что в другое время было совершенно невозможно» [4].

В других селениях (с.с. Верх. и Нижн. Ярак, Зальдик, Цудук, Кондик), где такие девичники не устраивались, подруги невесты приходили к ней в день свадьбы каждая с курицей. В доме невесты кур резали, ощипывали, варили и укладывали в сундук невесты для отправки в дом жениха.

В день свадьбы (реже за день до свадьбы) в доме жениха в специально отведенной комнате совершали религиозный обряд бракосочетания – «никях». За несколько дней до свадьбы жениха и невесту поселяли в «другие дома», где они находились в окружении друзей и подруг.

Во дворе дома жениха (в некоторых селениях на сельской площади) на протяжении всех дней свадьбы играла музыка. На свадьбе из числа присутствующих выбирался «хан» (шах), наделенный особыми полномочиями, и 5-6 его помощников, которые поддерживали порядок на свадьбе.

Посередине танцевального круга табасаранцы устанавливали срубленное фруктовое «деревце», на которое нанизывали различные яства (яйца, орехи, маленькие хлебцы и т. д.) Наряженные деревца на свадьбе фигурируют и у некоторых других народов [5]. В табасаранском с. Вартатиль устанавливали дубовое деревце – «мяхъюн гьар». Считали, что это дерево крепкое и ветвистое. Предполагалось, что и новая семья будет такой же.

На второй день свадьбы в полдень, а у некоторых табасаранцев (с. Сыртыч) с наступлением сумерек, отправлялись за невестой. В традиционной свадьбе строго регламентировался состав лиц, едущих за невестой. Если невеста из другого аула, за ней отправлялись на лошадях 20 мужчин и столько же женщин. В своем селе за невестой отправляли лишь тех, кто в дом жениха принес поднос («хунча») с халвой.

Перевозили невесту в горных селениях на украшенном коне, а в равнинных – на арбе. Но сопровождающие арбу молодые люди и здесь выезжали на лошадях. По пути в дом невесты молодые люди устраивали конно-спортивные состязания, производились неоднократные холостые выстрелы.

Во всех селениях по дороге в дом невесты жители квартала, где жила невеста, несколько раз преграждали дорогу. Родственники и друзья жениха откупались подарками.

Около ворот дома невесты сторонами исполнялось много песен. Песни, в основном, были величальные, но исполнялись и шуточные, корильные куплеты. Затем гостей приглашали в дом, где их щедро угощали.

В некоторых селениях над представителями дома жениха в доме невесты всячески подшучивали, разыгрывали своего рода спектакль: устраивали стрельбу по мишени в цель. Так, например, встречая представителей дома жениха, молодые родственники невесты высовывали из дымохода на крышу длинный шест с прикрепленным на конце яблоком и все время его крутили. Послы жениха должны были выстрелом попасть в яблоко и только после этого они могли войти в дом.

Был определенный порядок выезда свадебного поезда из дома невесты и его встречи стороной жениха. Невесту из родительского дома под выстрелы выводил ее отец, брат или дядя. На ружье, из которого стреляли, привязывали платок или какую-нибудь красивую материю. Одна из родственниц невесты выплескивала чистую воду или рассыпала рис. Впереди свадебного поезда несли горящую свечу или лампу, а в некоторых селениях и зеркало. Старались, чтобы свеча не погасла и не разбилось зеркало. Считалось, что вместе с погасшей свечей и разбитым зеркалом разобьется и счастье молодых.

В качестве охранительницы невесту сопровождала жена дяди или брата невесты, «швушван баб». При этом имели в виду, что сопровождать невесту могла та женщина, у которой благополучно сложилась семейная жизнь. Предполагалось, что все положительные качества женщины должны передаться молодой.

Неотъемлемой частью свадебного цикла табасаранцев было присутствие при переезде невесты рядом с ней мальчика, «чубликан», лет 3-5. В одних селениях родители жениха еще до начала свадьбы присылали для «чубликана» какой-нибудь подарок, в других (с. Ляхля) – тарелку ячменя. На наш взгляд, ячмень в данном случае являлся символом изобилия, умножения и постоянного возрождения жизни [6].

У ворот дома жениха свадебную процессию встречали с подносом, на котором находились зажженная свеча, «ханц» (хлеб, намазанный маслом и медом) и флаг из дорогой материи. Затем свечу заносили в семейную комнату (хизандин хал) и оставляли ее зажженной до следующего утра. По мнению информаторов, горящая свеча должна была способствовать тому, чтобы у молодых до конца жизни была светлая и счастливая жизнь.

Перед вступлением невесты в дом жениха совершались следующие обряды: пока невеста не сошла с коня, к ней подбегала девочка лет 13-14, дотрагивалась пальцем до правой ноги невесты, за что получала подарок; у порога невесту встречал мальчик, которого невеста также одаривала; у порога же невесту осыпали сладостями, ячменем, орехами, чтобы она жила в этом доме в достатке и имела много детей. В некоторых селениях (Хив, Варта, Цудук) у порога над головой невесты ломали хлеб с пожеланием родить 7 сыновей и одну дочь.

Перед входом в отведенную для невесты комнату под ее ноги бросали какой-нибудь железный предмет, шелковую материю, давали попробовать мед с маслом, шербет. Последний обряд назывался «йиччв кай тIуб» (медовый палец). Затем у входа в комнату к ней подносили миску с мукой и она, обмакнув руку в муке, оставляла отпечатки на притолоке. После всех этих процедур невесту вводили в отведенную для нее комнату, и она становилась в правый угол этой комнаты. Сопровождающая невесту женщина («швушван баб») садилась рядом с ней. Был распространен обычай сразу сажать на колени невесты мальчика.

В первую же ночь «швушван баб» показывала родственникам жениха приданое и подарки невесты. В полночь гости расходились. Поздней ночью к невесте в сопровождении дружка («тIапIахъан») приходил жених. У входа в комнату невесты с жениха требовали выкуп за дверную ручку. На рассвете жених уходил в дом «тIапIахъан». Почти всегда проводилась проверка целомудрия невесты.

Одним из главных в этом цикле обрядов был обычай переодевания невесты. После первой брачной ночи невеста должна была предстать в новом наряде, как бы свидетельствующем, что с этого дня она переходит в разряд замужних женщин.

В 12 часов дня невесту в новом наряде выводили на танец, который заканчивался ее одариванием. Танец обычно начинал «тIапIахъан». После танца все гости приглашались в дом отца жениха, где их богато угощали. Гости, в свою очередь, оставляли на подносе деньги, за что получали подарки от невесты.

В этот же день муж молодой провожал домой «швушван баб» на коне с подарками для нее и для родственников жены. Через три дня совершался обряд первого выхода невесты за водой, через несколько дней после свадьбы начиналась серия приглашений молодых родственниками мужа. Через 1-2 месяца, иногда через полгода после свадьбы, молодую навещала ее мать, лишь после этого в сопровождении свекрови с подарками молодая посещала дом своих родителей.

Таким образом, для свадебного ритуала табасаранцев характерно сложное сочетание различных обрядов. Часть обрядов свадебного церемониала была связана с религиозными поверьями и магическими представлениями.

Родильные обряды табасаранцев можно также разделить на три основных этапа: 1) предродильные; 2) родильные; 3) послеродильные.

Предродильные обряды. Уже в свадебный обряд включались действия, направленные на то, чтобы у молодой были дети. К ним можно отнести такие описанные выше обычаи, как обсыпание невесты ячменем, орехами, обычай, по которому в дом жениха вместе с невестой отправляли женщину, имеющую благополучное потомство и т. д.

Радостным событием в каждой семье было рождение мальчика, так как с рождением мальчика-первенца молодая получала неоспоримые права на занятие определенного места в семье и семейно-родственой группе. В мальчике видели продолжателя рода и поэтому о рождении мальчика табасаранцы начинали заботиться еще задолго до свадьбы. Так, например, считалось, что если перед первой стрижкой ногтей руки ребенка опустить в миску с мукой, в будущем этому ребенку будет обеспечено рождение сына-первенца. Обычай сажать на колени невесты в доме жениха мальчика и обычай, по которому в дом жениха вместе с невестой отправляли мальчика «чубликан», тоже были призваны, чтобы у молодой родился первенец-мальчик. Выполнялись и другие магические действия с этой целью.

Бездетность рассматривалась как несчастье. Чтобы избавить женщину от этого, родственницы молодой прибегали к различным способам (рациональным и магическим) лечения женщины. С этой целью бесплодную женщину возили к различным целебным источникам, знахаркам.

Забота о женщине не прекращалась и после наступления беременности. Свекровь, другие члены семьи (обычно женщины) следили, чтобы беременная невестка соблюдала ряд запретов. Но прежде всего члены семьи старались помочь беременной (особенно во второй период беременности) чем могли — не давали поднимать тяжести, заботились о ее питании и т. д. — , чтобы роды были благополучными, ребенок и мать были здоровы. С этой же целью беременной женщине запрещали выходить со двора после наступления темноты, чтобы джины не навредили ей и ее плоду; запрещали подходить к реке, вязать (в последние дни беременности), ходить на кладбище и т. д. Во избежание гибели ребенка и матери рекомендовалось, чтобы беременная в сумерках и ночью за пределами усадьбы при себе имела кусочек хлеба. С этой же целью ее голову посыпали мукой. При этом полагалось выходить ночью даже во двор с огнем и обязательно в сопровождении другой женщины.

Беременную предупреждали, что она должна избегать встреч с зайцем, с уродливыми детьми, чтобы эти недостатки не отразились на внешности будущего ребенка.

Табасаранки, как правило, рожали в доме мужа. Узнав о начавшихся схватках, к роженице приглашали повивальную бабку – «ганабаб». Во время родов мужчины обычно покидали дом. Это была одна из форм обычая избегания.

Как только у роженицы начинались схватки, свекровь над ее головой три раза кружила миску с мукой (после эту муку отдавали бедным). Перед родами  открывали все сундуки в доме, отпирали замки, приоткрывали  двери, развязывали  узлы, расстегивала пуговицы, а повивальная бабка расплетала роженице косы. К роженице не пускали женщин в период месячных, с сырым мясом, с похорон; людей, находящихся в трауре, с ключами; женщину, недавно родившую (если не прошло 40 дней после родов) – считалось, что молоко роженицы перейдет к ней; беременных и бездетных. Боялись и «сглаза» со стороны присутствующих при родах женщин. С этой целью в комнате, где происходили роды, держали собачьи экскременты, яйцо в стакане с водой.

Много обрядов совершалось при тяжелых родах. Чтобы женщина разродилась ее поили из обуви мужа, разбирали сани на части, кусок новой ткани рвали на куски, приготовленные для новорожденного пеленки разбрасывали по комнате роженицы. С этой же целью молодая девушка забрасывала в дымоход сырое яйцо и в этот момент должен был прозвучать холостой выстрел.

При затянувшихся родах роженицу переносили в поле, и при ней мужчины вынимали кинжалы из ножен, производили из ружей холостые выстрелы. Таким образом они отпугивали «злых духов». На наш взгляд, здесь дым символизировал огонь, которого якобы «злые духи» боятся. В некоторых селениях (с. Ляхля) при затянувшихся родах роженицу подводили к лошади, чтобы она дала ей ячмень с задней стороны подола платья. Повивальная бабка заставляла роженицу ходить по комнате, прыгать с небольшой высоты; роженицу раскачивали на качелях, на одеяле.

У всех табасаранцев бытует представление о духе ал (алабаслы, албаб). Судя по рассказам табасаранцев, ал особенно опасна для роженицы. По поверьям, ал завладевает внутренностями (печень, почки, легкие, матка) роженицы и несет их к воде. Считалось, что если она успеет ополоснуть их, роженица погибнет. Поэтому роженицу тщательно охраняли. Прежде всего, чтобы ал к роженице не являлась, закрывали дымоход. Кроме того, с момента наступления схваток и в течение трех суток после родов в комнате роженицы должен был находиться мужчина. По поверьям, ал боялась мужчин. Чтобы ал не смогла вынуть внутренности роженицы, в течение некоторого времени держали язык роженицы. Верили, что внутренности роженицы ал выдергивает вместе с языком. Если же роженицу не сумели защитить и у нее роды проходили тяжело (особенно, если она потеряла сознание), говорили, что ал уже завладела внутренностями роженицы. В этом случае роженицу укладывали на палас и в сопровождении жителей всего села (мужчин, женщин, детей)  вместе с ней обходили все источники села. При этом, чтобы запугать ал и не подпустить ее к источнику, мужчины играли на барабане, стреляли, то и дело вынимали из ножен кинжалы и размахивали ими. Гибель роженицы, по народным представлениям, зависела от того, успеет или нет толпа с роженицей подойти к источнику до того, пока ал погрузит внутренности роженицы в воду.

Привлекают внимание и меры, предпринимаемые табасаранцами для охраны жизни ребенка после его рождения. Сразу после родов в стакан с водой опускали яйцо, горящие угли и держали этот стакан в течение недели около ребенка; под его подушкой держали определенный набор предметов: экскременты собаки, амулет «эмейин шан», бусины, монеты, Коран; лоб ребенка смазывали золой (чтобы он выглядел некрасивым, чтобы его не «сглазили»). Эти вещи, по представлениям табасаранцев, оберегали ребенка от «нечистой силы». С этой же целью в комнате новорожденного в течение 40 дней оставляли зажженную лампу. В первые 40 дней после рождения старались не показывать ребенка посторонним, боясь «сглаза», не выносили его на улицу.

Послеродовой период женщины также был связан с системой запретов. Наиболее опасными как для роженицы, так и для ребенка считались первые 40 дней после родов. Поэтому как роженицу, так и ребенка в этот период тщательно охраняли, старались не оставлять их в помещении одних.

Существует комплекс предохранительных мер для защиты жизни роженицы и после 40 дней. Так, например, если роженице по истечении 40 дней  после родов нужно было перейти реку или ручей, сначала она должна была сделать три глотка из этого ручья и только после этого перейти реку, в противном случае у нее якобы могло исчезнуть молоко. Здесь явно прослеживается культ воды, переплетенный с культом плодородия [7]. Эта норма распространялась на  весь период кормления ребенка. Ночью роженица должна была выходить на улицу только в сопровождении другой женщины и с зажженной лампой.

Большое значение табасаранцы придавали обрезанию пуповины ребенка и ее хранению. Во всех селениях отпавшую пуповину сушили и хранили в люльке под подушкой, чтобы ребенок спокойно спал.

Ряд обычаев был связан с последом — «хал». В большинстве сел послед считали душой ребенка, жизнь которого зависела от того, какие предосторожности предпримут близкие, чтобы защитить его. Считалось, что послед можно использовать во вред роженице. Если не уберечь его от посторонних глаз, женщина может лишиться способности рожать в будущем.

В одних селениях послед зарывали в землю в «чистом месте», куда не могли проникнуть посторонние люди. При этом сам обряд зарывания последа проходил тайно. В других селениях (с.с. ВичIрикI, Ляхля) послед выбрасывали, полагая, что если послед достанется собакам, роженице и ребенку ничто уже не грозит. В с.с. Аркит, Чувек послед сушили и хранили в коровнике, через 4-5 дней свекровь закапывала его в недоступном месте в хлеву или закладывала в стену. В с. Ашага-Ярак послед ночью закапывали на кладбище. Делал это мужчина, а несла послед в тазу женщина.

Сразу после рождения ребенка купали в соленой утренней воде. В некоторых селениях (с. Аркит) купались обязательно роженица, повивальная бабка и обе женщины, которые присутствовали при родах. Воду, в которой купали ребенка и роженицу, выливали тайком от мужчин в укромное место. После купания роженице давали обрядовое кушанье «берччем» (мучная молочная каша с медом и маслом), «аварша» (жидкая мучная халва). Обычай давать роженице масло, мед, молоко, безусловно, имел практическое значение – быстрое восстановление крови и сил.

Много магических приемов применялось в тех случаях, когда дети в младенческом возрасте умирали. Чтобы избежать этого, не подшивали подол и рукава рубашки ребенка; из 7 домов брали гвозди, другие железные предметы, и кузнец изготавливал из них цепочку, которую мать должна была носить постоянно; родители не «признавали», что это их ребенок и до 4-6 лет не покупали ему одежду, обувь.

В целом, при уходе за детьми большое внимание уделяли предохранительным мерам от нечистой силы, сглаза, болезней.

В традиционной культуре табасаранцев значительное место занимали обычаи, связанные с первым укладыванием ребенка в колыбель, с первой стрижкой головы, ногтей, с появлением первого зуба, наречением имени, первым шагом.

Все табасаранцы производили обрезание мальчикам в возрасте от 1 года до 5-6 лет и старше.

Как мы могли убедиться, со дня вступления в брак женщины до самых родов и послеродовой период вся ее жизнь и жизнь ребенка сопровождалась множеством различных магических действий и обрядов для защиты матери и ребенка от злых духов и сглаза. В лечебных действиях было много и рационального, почерпнутого из народного опыта.

В системе традиционной семейной обрядности табасаранцев особое место занимают похоронно-поминальные обычаи и обряды. В целом, они мало чем отличались от обрядов не только других народов Дагестана, но и народов, исповедующих ислам, так как в отличие от брачно-семейного и детского цикла, шариату удалось, отчасти, потеснить местные традиции, и похоронно-поминальный комплекс был несравненно сильнее исламизирован. Тем не менее, здесь еще много элементов древних домусульманских обрядов. Так, например, на похоронах безвременно умерших юношей и девушек, молодых мужчин в расцвете сил в знак глубокой скорби близкие родственницы стремились исцарапать себе лицо в кровь, вырывали у себя волосы, расплетали косы, разрывали на себе одежду. Несомненно, что эти обычаи являются пережитками языческих, домусульманских верований.

Особым своеобразием отличались похоронные обряды южных табасаранцев, где на похоронах молодых людей было принято «наряжать» фруктовые «деревца».

Особенность ритуала состоит в том, что когда умирал молодой человек или жених, у которого уже есть невеста, родители умершего или родители невесты, родственники устанавливали во дворе умершего фруктовое «деревце», сделанное из срубленных яблоневых веток, на которые нанизывали сладкие  маленькие свадебные калачики «гузани», яйца, выкрашенные в черный цвет, черную курицу, истекающую кровью, вниз головой, фрукты, орехи и все подарки, приготовленные матерью юноши для будущей невесты.

Родственницы также приходили с «деревцами» небольших размеров. Предварительно все навешиваемые на «деревце» предметы они также красили в черный цвет. Для этого обычно использовали сажу.

Во время похорон вместе с умершим на кладбище несли «деревце», которое устанавливали на могиле. Уже на кладбище часть подарков раздавали присутствующим, часть приводили в негодность (рвали на куски) и разбрасывали на могиле (для «освобождения» души – по мнению информаторов). По мнению исследователей, в основе обычая портить вещи находится концепция: «вид или качество предметов должны соответствовать качеству человека, которому они принадлежат». Человек умер – он стал «другим», соответственно и принадлежащие ему предметы должны быть «другими» [8].

Обряд «наряжения» фруктовых деревьев бытовал почти у всех южных табасаранцев. Но в разных обществах он имел некоторые локальные варианты. Так, например, в с.с. Куштиль, Хив само «деревце» на кладбище не несли. Здесь обычно вещи с «деревца» снимали и несли на руках, а «деревце» оставляли во дворе. В других селениях (Лака, Хоредж, Куштиль, Кондик, Зильдик, Варта, Цудук) во главе похоронной процессии шли друзья умершего с «деревцем», которое они несли поочередно, сменяя друг друга (как и покойного). В с.с. Варта, Цудук «деревце» «наряжали» не только черными, но и красными дарами. В с. ЧIере соседки, родственницы приносили подарки, которые они приготовили для невесты и привязывали к «деревцу» до похорон.

Этот обряд имеет некоторые особенности в зависимости от того, кто умерший – жених или просто молодой человек. Если хоронили молодого человека, за которого уже засватана девушка, с «деревцем» в дом жениха приходила мать невесты со своей дочкой и родственницами. Они же с «деревцем» шли на кладбище. На «деревце» невеста навешивала все подарки, приготовленные для раздачи родственникам жениха в день свадьбы.

Совершенно особняком стоит обычай, когда «деревце» в дом умершего жениха приносит отец невесты в сопровождении дочери и своих родственников (с. Ашага-Ярак). Он же с «деревцем» возглавлял и похоронную процессию. Если у невесты не было отца, то «деревце» нес ее брат или дядя по отцу.

Мотив украшенного яствами дерева в похоронно-поминальных обрядах – одна из распространеннейших традиций многих народов мира. У осетин «во время некоторых больших поминок устраивали «алам» – сооружение из скрещенных жердей, опутанных нитями, на которые были нанизаны фрукты, орехи, пряники, конфеты. Алам везли на кладбище, позволяя по дороге молодежи сбивать с него лакомства, которые доставались главным образом детям, и сооружали его у могилы» [9].

У некоторых славянских народов в похоронах холостых «деревце» фигурирует на протяжении всего ритуала от снаряжения покойника до его могилы. Комплекс действий с деревцем здесь был направлен на поддержание нормального, непрекращающегося течения жизни и содействие вечному ее воссозданию. Кроме того «деревце» здесь служит как посредник во взаимосвязях миров [10].

У многих народов Дагестана украшенные яствами «деревца» фигурируют как элемент свадебного обряда. Это дает нам основание заключить, что использование свадебного реквизита на похоронах является традицией, связанной с языческими верованиями, согласно которым неженатому молодому человеку предстоит брак на «том свете» – характерные язычеству эсхатологические представления, по которым прерванный на земле жизненный цикл продолжается  на «том свете», т. е. «деревце» – символ бессмертия. Возможно, что табасаранцы в далеком прошлом, как и многие славянские народы, приготовленные к свадьбе дары не раздавали, а хоронили вместе с умершим [11]. Таким образом, комплекс действий с «деревцем» направлен на приобщение к вечной жизни умершего.

За годы Советской власти в семейной обрядности табасаранцев (как и во всей их жизни) произошли существенные изменения. Как показывают наши наблюдения, новая семейная обрядность в значительной мере создается на базе традиционной. Это выражается, с одной стороны, в сохранении общей структуры обрядов (всех подсистем и всех этапов обрядовой деятельности), с другой — в сохранении большинства ее форм и в то же время в определенном совершенствовании ее содержания и функций.

В современной табасаранской свадьбе, например, также выделяются три традиционные составные части: предсвадебная (сватовство и обручение), свадебные торжества, послесвадебные обряды. Однако содержание всех этих частей значительно видоизменилось. В основе современного брака лежит полюбовное согласие молодых. Но при этом и сегодня при выборе супруга (супруги) молодые считаются и с мнением  своих родителей, прислушиваются к их совету, хотя решающим является слово самих молодых.

По нашим наблюдениям, сегодня изменились требования, предъявляемые к невесте и жениху, их родителями. На первое место сегодня выдвигается уровень образования молодежи, а не сословная принадлежность и имущественное состояние семей молодых. Родители не желают взять за сына или выдать дочь замуж за человека, который не имеет специальности, профессии и образования. Сами молодые даже стараются подобрать себе партнера с таким же уровнем образования, хотя немало браков социально смешанных. Еще совсем недавно (60-70-е гг. ХХ в.) родители юношей, напротив, старались не брать за сыновей девушек, которые учились в городе, считая, что такие девушки забывают традиции, что город негативно влияет на их этические и моральные качества.

Сегодня полностью искоренилась практика похищения девушек для насильственного вступления в брак. Иногда в городе встречается «брак уводом», но он основан на договоре между молодыми. Часто эти браки этнически смешанные, которые не одобрялись традиционными нормами. Наиболее часто межнациональные браки заключаются в среде тех, кто познакомился на совместной работе или учебе. Среди этнически смешанных браков мало 18-19-летних. Средний возраст национально-смешанных браков 21-23 года. Сегодня наблюдается повышение среднего брачного возраста для девушек.

В наше время, как и в прошлом, вступлению в брак предшествует сватовство. Точно так же, как и в прошлом, за сватовством следует обручение с приношением подарков невесте. Но обручение стало теперь оформляться в более узком кругу  родственников и часто одновременно со сватовством.

Через 1-2 месяца после обручения назначается свадьба. Обычай избегания после сватовства, строго соблюдавшийся в прошлом, сегодня подвергся значительному изменению и трансформации.

К свадьбе, как и прежде, готовятся тщательно. Заранее приобретают красивый свадебный наряд как для невесты, так и для жениха. Приглашение гостей на свадьбу даже в сельской местности осуществляется при помощи пригласительных билетов. В день свадьбы, иногда до свадьбы, осуществляется торжественная регистрация. Часто в сельской местности регистрацию брака устраивают в день свадьбы в доме невесты или жениха. С этой целью в дом жениха или невесты приглашается работник загса (в районном центре) или глава сельской администрации (в других селах), и он в торжественной обстановке, в присутствии всех участников свадьбы и, что важно, в присутствии старшего поколения регистрирует брак молодых. Старшие родственники в данном случае становятся как бы соучастниками обряда.

Как и в прошлом, торжественно обставляется переезд невесты в дом жениха. Свадебный поезд сегодня состоит из нескольких нарядно украшенных легковых автомобилей. Под звуки музыки и песен невесту сажают в одну из машин. В доме жениха у ворот невесту встречают с песнями. Одна из родственниц жениха, которая имеет дружную и многодетную семью, осыпает невесту рисом, сахаром, конфетами. Затем к невесте подходит дед или дядя жениха, благословляет ее, помогает выйти из машины и сразу же приглашает на танец. С невестой танцуют все и вручают ей в подарок некоторую денежную сумму. Лишь после этого ее ведут в отведенную для нее комнату. У входа в комнату под ноги невесты стелят ковер или шелковую ткань, а свекровь дает ей попробовать мед или шербет. Все эти действия воспринимаются людьми как шуточно-игровые.

В постсоветский период, как в самом обществе, так и в области брачно-семейных отношений, в семейной обрядности, произошли значительные изменения. Изменения эти прежде всего связаны с большими расходами на угощение гостей, на приобретение свадебного наряда и других дорогих подарков для невесты. По широко распространенному мнению, свадебные расходы (как и похоронно-поминальные) требуют быстрейшего упорядочения, ограничения, сокращения бессмысленных, а порой разорительных затрат. Стремление родителей, родственников устроить свадьбу, поминки своих близких не хуже, чем у других, приводит порой к извращению хороших народных традиций.

Современные свадьбы,особенно городские, не устраивают старшее поколение. Жители старшего возраста отмечают, что в их время свадьбы проходили гораздо интереснее, содержательнее и скромнее. И объясняется это тем, что развлекательная сторона свадьбы была богаче, ярче (песни-соревнования, шутки, присутствие «шахов» и «ханов», ряженых на свадьбе и т. д.). Традиционная свадьба представляла собой настоящее театрализованное представление. Народ стремится сохранить те обряды, которые символизируют мир и согласие, красоту и эмоциональную выразительность всех свадебных циклов, всех обрядов, воспитывающих у молодежи чувства социальной ответственности друг за друга, взаимоуважения и поддержки.

Коренные изменения произошли в родильных обрядах. Сегодня все женщины рожают детей в больницах, специальных родильных домах под присмотром опытных врачей. Многие дети посещают детские дошкольные учреждения, кружки. Но наблюдается и такое явление, когда дети из-за особенностей современного уклада жизни и ориентаций не всегда находят возможность посидеть со стариками, послушать их рассказы. Ведь распространенные в прошлом посиделки взрослых и детей вечерами имели большое воспитательное значение. Они вносили не только некоторое разнообразие в семейную жизнь, но были и своеобразным источником распространения знаний. На таких посиделках взрослые рассказывали детям сказки, легенды, истории, использовали в беседах пословицы и поговорки, загадки.

Сегодня все это, в том числе традиционные детские игры и забавы, мы записываем по воспоминаниям старшего поколения. Мы не решаемся однозначно определить причины этих и других явлений, но призываем задуматься над этим.

В целом, небольшая народность создала интересную самобытную культуру. Заслуживает внимания такое явление, как стойкое бытование табасаранского языка. В настоящее время значительно расширяются его общественные функции.

В бытовом слое культуры табасаранцев – обрядах, праздниках, традициях, поведенческих нормах – сохраняются традиции почитания старших по возрасту, особенно стариков, носителей опыта и народной мудрости: распространены разнообразные атрибуты приветствий, которым учат детей с самого раннего возраста, гостеприимство (одна из лучших традиций табасаранцев, которая в новых условиях проявила удивительную стойкость), взаимопомощь.


Примечания


1. Исследование выполнено по Программе фундаментальных исследований Президиума РАН, проект – «Традиционные обычаи и обряды народов Дагестана в советский период»

2. Национальный состав и владение языками, гражданство, 2004. Книга 1. (Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г Т.4. М.

3. Алимова Б.М. Табасаранцы. XIX – начало XX в. Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 1992. С. 12-31; Алимова Б.М., Сефербеков Р.И. Табасаранцы // Народы Дагестана. М., 2002. С. 434-437.

4. Гаджиева С.Ш. Семья и брак у народов Дагестана в XIX – начале XX в. М., 1985. С. 214.

5. Алимова Б.М. Брак и свадебные обычаи в прошлом и настоящем. Махачкала, 1989. С. 46; Булатова А.Г. Традиционные праздники и обряды народов горного Дагестана в XIX – начале XX в. Л., 1988. С. 63 и др.

6. Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы. Исторические корни и развитие обычаев. 1983. С. 164.

7. Календарные обычаи и обряды … С. 138.

8. Туголуков В.А. Следопыты верхом на оленях. М., 1969. С. 178.

9. Материалы Северокавказского отряда. 1976. п. к. Л. 28. п. дн. № 2. Л. 16,17.

10. Велецкая Н.Н. Языческая символика славянских архаических ритуалов. М., 1978. С. 149-150.

11. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., 1981. С. 36.

 

Материал опубликован в том виде, как был предоставлен организатором конференции — Научно-исследовательским центром традиционной культуры ГБНТУ «Кубанский казачий хор».
Оставить свои комментарии или задать вопросы авторам докладов Вы можете с 29.11.2013 г. по 29.12.2013 г. по электронной почте [email protected]

 

«Этнокультурное пространство Юга России (XVIII – XXI вв.».  Всероссийская научно-практическая интернет-конференция на официальном сайте Кубанского казачьего войска http://slavakubani.ru/.
Краснодар, ноябрь-декабрь 2013 г.

 

телеграмм посольства США: свадебный пир, кавказский путь | Чечня

Четверг, 31 августа 2006, 06:39
КОНФИДЕНЦИАЛЬНЫЙ РАЗДЕЛ 01 ОТ 05 МОСКВА 009533
SIPDIS
SIPDIS
EO 12958 DECL: 30.08.2016
TAGS PGOV, ECON, PIN PGOV, ECON, PIN : КАВКАЗСКАЯ СВАДЬБА
Секретно: Заместитель главы миссии Дэниел А. Рассел. Причина 1.4 (б, г)

Резюме

——-

1. (В) Свадьбы в Дагестане, крупнейшей автономии на Северном Кавказе, тщательно продуманы.22 августа мы побывали на свадьбе в столице Дагестана Махачкале: депутат Госдумы и глава Дагестанской нефтяной компании Гаджи Махачев женился на однокласснице. За щедрым зрелищем и пьянством скрывалась смертельно серьезная политика Северного Кавказа в отношении земли, этнической принадлежности, клана и союза. Список гостей включал в себя структуру власти Кавказа — в главной роли в гостях — чеченский лидер Рамзан Кадыров — и подчеркивал, насколько личной может быть политика в регионе. Конец резюме.

2. (C) Дагестанские свадьбы — серьезный бизнес: форум для демонстрации уважения, верности и союза между семьями; Сами жених и невеста — не более чем экспонаты.Свадьбы проходят отдельными частями в течение трех дней. В первый день семья жениха и семья невесты одновременно проводят отдельные приемы. Во время приемов жених ведет делегацию на прием невесты и сопровождает ее обратно к своему приему, после чего она формально становится членом семьи жениха, оставив свою старую семью и клан. На следующий день родители жениха проводят еще один прием, на этот раз для семьи и друзей невесты, которые могут «осмотреть» семью, которой они отдали свою дочь.На третий день семья невесты устраивает прием для родителей и семьи жениха.

Отец жениха

——————-

3. (C) 22 августа Гаджи Махачев выдал замуж своего 19-летнего сына Далгата на Аида Шарипова. Свадьба в Махачкале, которую мы посетили, была микрокосмом общественно-политических отношений Северного Кавказа, начиная с биографии самого Гаджи. Гаджи начинал как предводитель аварского клана. Энвер Кисриев, ведущий исследователь дагестанского общества, сказал нам, что с уходом советской власти из Дагестана в конце 1980-х годов сложное общество вернулось к своей дорусской структуре.Основной структурной единицей является моноэтнический «джамаат», в этом смысле лучше всего переводимый как «кантон» или «коммуна». Сами этнические группы представляют собой русскую конструкцию: столкнувшись с сотнями джамаатов, русские завоеватели XIX века объединили кантоны, говорящие на родственных диалектах, и назвали их «аварскими», «даргинскими» и т. Д., Чтобы сократить количество «национальностей» в Дагестане до 38. С тех пор джамааты внутри каждой этнической группы конкурируют друг с другом за лидерство в этой этнической группе. Это соревнование особенно заметно среди аварцев, самой многочисленной национальности Дагестана.

4. (C) По мере ослабления российской мощи каждый кантон выставлял ополчение для защиты своего народа как в горах, так и в столице Махачкале. Гаджи стал лидером из своего родного кантона Буртунай Казбекского района. Позже он заявил о пан-аварских амбициях, основав Народный фронт имама Шамиля — названный в честь великого аварского лидера горного сопротивления русским — для продвижения интересов аварцев и роли Буртуная в этнической группе. Среди его подвигов — участие в военной защите Дагестана от вторжения Шамиля Басаева и аль-Хаттаба из Чечни в 1999 году, а также его политическая защита аварских деревень под давлением в Чечне, Грузии и Азербайджане.

5. (C) Гаджи обналичил социальный капитал, который он заработал на национализме, превратив его в финансовый и политический капитал — в качестве главы государственной нефтяной компании Дагестана и в качестве одномандатного представителя Махачкалы в Государственной Думе России. Его деятельность в нефтяном бизнесе, включая тесное сотрудничество с американскими фирмами, позволила ему позволить себе роскошные дома в Махачкале, Каспийске, Москве, Париже и Сан-Диего; и большая коллекция роскошных автомобилей, в том числе Rolls Royce Silver Phantom, на котором Далгат привез Аиду с приемной ее родителей.(Гаджи однажды подвез нас в «роллсе» в Москве, но пространство для ног было несколько ограничено из-за карабина Калашникова у наших ног. Гаджи пережил многочисленные покушения, как и большинство оставшихся в живых лидеров Дагестана. Дагестан он всегда путешествует на бронированном BMW с одним, а иногда и двумя автомобилями с вооруженной охраной в форме.) .Он отправил дагестанских юношей, включая своих сыновей, в среднюю школу военного типа недалеко от Сан-Диего (мы встретили одного выпускника, мальчика-еврея из Дербента, который сейчас учится в штате Сан-Диего. Он не планирует поступать в российскую армию).

МОСКВА 00009533 002 ИЗ 005

Многонациональный охват Гаджи иллюстрирует то, что сказал нам редактор дагестанской газеты «Черновик»: за последние несколько лет развитие межэтнических деловых кланов подорвало традиционные приверженности джамаатов.

7.(C) Но аварский символизм все еще силен. Брат Гаджи, художник из Санкт-Петербурга, заказал в качестве свадебного подарка статую имама Шамиля в натуральную величину. Шамиль — знаковый национальный символ, несмотря на его суровый и непреклонный характер (изображенный в «Хаджи-Мурате» Толстого как тиранический противник горцев царя-абсолютиста). Связь с Шамилем способствует знатности среди аварцев сегодня. Гаджи часто упоминает, что является потомком по материнской линии Гаир-Бека, одного из заместителей Шамиля.

Накануне

—————

8. (C) Дача Гаджи в Каспийске — это огромное строение на берегу Каспийского моря, по сути, огромная круглая приемная — — очень похожий на большой ресторан — пристроенный к зеленой башне аэропорта на 40-метровой высоте на колоннах, куда можно подняться только на лифте, с парой спален, приемной и гротом, стеклянный пол которого был крышей огромного аквариума. . На хорошо охраняемой территории также есть второй дом, хозяйственные постройки, теннисный корт и две пристани, ведущие к Каспийскому морю, одна из которых оборудована блоками и снастями для запуска водных мотоциклов.Во второй половине дня 21 августа дом наполнился посетителями со всего Кавказа. Приехал председатель парламента Ингушетии с двумя коллегами; среди гостей из Москвы были политики, бизнесмены и тренер аварского футбола. Многие из посетителей выросли с Гаджи в Хасавюрте, в том числе ингушский олимпийский борец по имени Ваха, который, казалось, постоянно был навеселе. Еще одну группу друзей детства Гаджи из Хасавюрта возглавил мужчина, который в выходной день был похож на Шамиля Басаева — шлепанцы, футболка, бейсболка, борода — но оказался главным раввином Ставропольского края.Он сказал нам, что у него в провинции 12 тысяч единоверцев, из них 8 тысяч — в ее столице, Пятигорске. 70 процентов, как и он, являются горскими евреями, говорящими на персидском языке; остальные — смесь европейцев, грузин и бухарцев.

9. (C) Также присутствовал депутат Чеченской думы Халид (он же Руслан) Ямадаев, брат командира печально известного батальона «Восток». В то время он был сдержан, но в последующей беседе в Москве 29 августа (пожалуйста, защитите) он пожаловался, что Чечня, не имея экспертов для разработки программ экономического восстановления, просто требует и избавляется от наличных денег у центрального правительства.Когда мы настаивали на его исчезновениях, он признал, что некоторые из них имели место, но утверждал, что часто родители утверждали, что их дети были похищены, тогда как на самом деле их сыновья сбежали, чтобы присоединиться к боевикам, или — в случае, произошедшем за неделю до этого — они убили их дочь в честь убийства. Мы упоминали о похищении вдовы Басаева якобы для получения доступа к его деньгам. Халид сказал, что не слышал об этом деле, но знал, что Басаев не интересовался богатством; он мог быть религиозным фанатиком, но он был «нормальным» человеком.По мнению Халида, оставшиеся боевики не являются серьезной военной силой, и многие сдались бы при соблюдении надлежащих условий и иммунитета. Он сам обеспечивает неприкосновенность высокопоставленного чиновника эпохи Масхадова, имя которого не называет.

10. (C) Во время обеда Гаджи принял поздравительный звонок от президента Дагестана Муху Алиева. Гаджи сказал Алиеву, что для него будет большая честь, если Алиев сможет зайти на свадебный прием. В разговоре была некоторая напряженность, в которой участвовали две фигуры, каждая из которых безоговорочно претендовала на звание лидера аварцев.В действительности Алиев пренебрежительно отозвался о Гаджи и не явился на свадьбу, в отличие от остального политического руководства Дагестана.

11. (C) Хотя дом Гаджи не был местом проведения главного свадебного приема, он позаботился о том, чтобы всех его гостей постоянно подавали едой и напитками. Повара, казалось, держали целых овец и целых коров в котле где-нибудь днем ​​и ночью, сбрасывая разрозненные фрагменты туши на столы всякий раз, когда кто-то входил в комнату. Два повара Гаджи держали в обороте самые разные необычные блюда (помимо вездесущего вареного мяса и жирного бульона). Употребление алкоголя до, во время и после мусульманской свадьбы было огромным. В условиях нехватки алкоголя Гаджи прилетел с Урала тысячи бутылок водки Beluga Export («Лучше всего с икрой»). Были и развлечения, которые начинались уже в этот день, когда именитые артисты появлялись как в свадебном зале, так и на даче Гаджи. Главный исполнитель Гаджи, сирийский певец Авраам Руссо, не смог приехать, потому что его расстреляли за несколько дней до свадьбы, но там

МОСКВА 00009533 003 OF 005

была «цыганская» труппа из Санкт-ПетербургВ Петербурге — пара звезд азербайджанской эстрады, а из Москвы — Король аккордеонистов Беня со своей семьей певцов. Множество местных групп, поющих на Аварском и Даргинском языках, завершили развлекательную программу, которая была постоянной и чрезвычайно усиленной.

10. (C) Основным занятием дня было еда и питье — начиная с 16:00, что в целом составляло около восьми часов — перемежалось, когда все были нагружены едой и пропитались питьем, с приступом. водного мотоцикла на Каспии. Однако после обеда первый ансамбль начал неформальное выступление — барабаны, аккордеон и кларнет сыграли лезгинку, универсальный танец Кавказа.Для непосвященного жителя Запада музыка звучит как недифференцированная стена звука. Это был сигнал к танцу: один за другим каждый из резко пузатых мужчин (не было женщин) выходил на арену и демонстрировал свою личную лезгинку в течение всего времени, обычно от 30 секунд до минуты. Лезгинка у каждой этнической группы была разной: дагестанская лезгинка была самой энергичной, чеченская — самой агрессивной и воинственной, а ингушская — более гладкой.

День свадьбы 1

————-

11.(C) За час до начала свадебного приема зал для приемов «Марракеша» был полон гостей — мужчины выходили на улицу, а женщины уже заполняли несколько столиков внутри, старшие в платках сопровождали десятки девочек-подростков. . Один из дагестанских парламентариев пояснил, что свадьбы — это основное место, где подростки — и, что более важно, их родители — могут взглянуть друг на друга в предвкушении будущих матчей. Безопасность была жесткой — присутствие полиции на земле плюс полицейские снайперы на крыше многоквартирного дома с видом на город.Гаджи даже назначил одного из своих охранников нашим личным телохранителем в приемной. Управляющий сообщил Гаджи, что единовременно в нем могут разместиться более тысячи гостей. В разгар приема стояла только стоячая комната.

12. (C) Ровно в два часа дня. гости-мужчины начали заполняться. Они были самые разные — от политиков и олигархов всех мастей — от гладких до юрских; сморщенные коричневые крестьяне из Буртунай; а также звезды спорта и культуры Дагестана. Халид Ямадаев председательствовал за политическим столом в меньшем из двух залов (музыка была в другом) вместе с пьяным борцом Вахой, ингушскими парламентариями, членом Совета Федерации, который также является нанофизиком и читал лекции в Кремниевой долине. и двоюродный брат Гаджи Исмаил Алибеков, подводник первого ранга, капитан ВМФ, ныне служащий в Генштабе в Москве.Создается впечатление, что в дагестанской среде высокообразованные и вооруженные люди легко смешиваются — часто в одном и том же человеке.

13. (C) Через пару часов конвой Далгата вернулся с Аидой, гудя. Далгат и Аида вышли из «Роллса», и им пропели серенаду в зал, а в семью Махачевых — хор мальчиков, выстроившихся по обе стороны красной ковровой дорожки, одетые в костюмы, напоминающие средневековые дагестанские доспехи с маленькими щитами и мечами. Вступление пары стало для ведущего сигналом к ​​активному участию, и после нескольких тостов «цыгане» Питера начали свое выступление.(На следующий день один из гостей Гаджи ухмыльнулся: «Какие-то цыгане! Лидер оркестра определенно был евреем, а остальные — блондинками». В этом была доля правды, но, по крайней мере, две танцующие девушки оказались цыганками.)

14. (C) Пока играли оркестры, девушки вышли замуж, чтобы потанцевать лезгинку в том, что выглядело как медленно вращающаяся линия конга, в то время как мальчики сидели вместе за столиками и пристально смотрели. Мальчики были в белых рубашках и черных брюках, а девочки были одеты в самые разнообразные разноцветные, но модные коктейльные платья.Время от времени кто-то закидывал танцоров деньгами — там было несколько тысяч рублей, но предпочтительной валютой была стодолларовая купюра. Пол был покрыт ими; маленькие дети собирали деньги и раздавали танцорам.

15. (C) Гаджи был заперт в роли ведущего. Он приветствовал каждого гостя лично, когда они входили в зал — отказ сделать это могло бы вызвать большое оскорбление — а позже постоянно переходил от стола к столу, выпивая тосты со всеми.120 тостов, которые, по его оценке, он выпил, убили бы любого, заядлого пьющего или нет, но Гаджи велел своему афганскому официанту Хану следовать за ним, чтобы налить ему напитки из специальной бутылки водки, содержащей воду. Тем не менее, к концу вечера он был изношен. В какой-то момент мы догнали его, танцующего с двумя полураздетыми русскими женщинами, которые смотрели далеко от дома. Первый, как выяснилось, был московский поэт (позже она прочитала непонятное стихотворение в честь Гаджи), который

МОСКВА 00009533 004 OF 005

был в городе с кинорежиссером, чтобы написать сценарий к фильму, увековечивающему защиту Гаджи Дагестана от Шамиль Басаев.К 18:00. Большинство гостей вернулись в приморский дом Гаджи, чтобы больше поплавать и покататься на водных лыжах в нетрезвом виде. Но к 8:00 ресторан в летнем домике снова был полон, еда и напитки текли потоком, известные исполнители акустически исполняли песни, которые они спели на приеме, а некоторые невероятно толстые гости демонстрировали свои лезгинки на благо публики. две заезжие русские женщины, пришедшие от стойки регистрации.

Свадьба — День 2: Входит мужчина

————————————

16.(C) Прием на следующий день в Марракеше был данью Гаджи семье Аиды, после чего мы все вернулись на обед в летний дом Гаджи. Большинство столов было накрыто обычными блюдами плюс жареные осетровые и овцы. Но в 20:00 на территорию комплекса вторглись десятки хорошо вооруженных моджахедов к торжественному выходу чеченского лидера Рамзана Кадырова, одетого в джинсы и футболку, выглядящего короче и менее мускулистого, чем на его фотографиях, и с несколько косоглазым выражением лица. .После приветствия от Гаджи Рамзан и около 20 человек из его свиты сели за столы, ели и слушали Беню, Короля аккордеонов. Затем Гаджи объявил фейерверк в честь дня рождения покойного отца Рамзана Ахмат-Хаджи Кадырова. Фейерверк начался с грохота, от которого вздрогнули и Гаджи, и Рамзан. Гаджи с самого начала просил, чтобы никто из его гостей, большинство из которых имели при себе пистолеты, не стрелял из оружия в знак празднования. На протяжении всей свадьбы они подчинялись, даже не участвуя в великолепном фейерверке.

17. (C) После фейерверка музыканты зажгли лезгинку во дворе, и группа из двух девочек и трех мальчиков — одному не старше шести лет — исполнила гимнастические версии танца. Сначала к ним присоединился Гаджи, а затем Рамзан, который неуклюже танцевал со своим позолоченным автоматом, воткнутым в заднюю часть джинсов (гость позже заметил, что золотой кожух исключает практическое использование пистолета, но ухмыльнулся, что Рамзан, вероятно, не мог ». все равно не уволить). И Гаджи, и Рамзан забросали танцующих стодолларовыми купюрами; танцоры, вероятно, собрали с булыжников более 5000 долларов США.Позже Гаджи рассказывал, что Рамзан привез счастливой паре «пятикилограммовый кусок золота» в качестве свадебного подарка. После танцев и быстрого осмотра помещения Рамзан и его армия уехали обратно в Чечню. Мы спросили, почему Рамзан не ночевал в Махачкале, и нам ответили: «Рамзан нигде не ночует».

18. (C) После того, как Рамзан умчался, ужин и выпивка — особенно последнее — продолжались. Сидевший рядом полковник ФСБ-аварец, мертвецки пьяный, сильно оскорбился, что мы не позволим ему добавить «коньяк» в наше вино.«Это практически то же самое», — настаивал он, пока сидящий напротив генерал ФСБ России не сказал ему бросить это. Но мы были склонны немного послабить полковника: он начальник подразделения по борьбе с терроризмом в Дагестане, и Гаджи сказал нам, что экстремисты рано или поздно убивают всех, кто вступил в это подразделение. Мы были более обеспокоены, когда афганский военный товарищ полковника, ректор юридического факультета Дагестанского университета, слишком пьян, чтобы сидеть, не говоря уже о том, чтобы стоять, вытащил свой автомат и спросил, нужна ли нам какая-либо защита.В этот момент подошли Гаджи и его люди, подперли ректора за плечи и позволили нам уйти из зоны досягаемости.

Постскриптум: Практическое применение кавказской свадьбы

————————————- ——— ———

19. (C) Присутствие Кадырова было знаком уважения и союзничества, результатом тщательного воспитания Гаджи, восходящего к личной дружбе с отцом Рамзана. Это необходимый политический инструмент в регионе, где трудности могут быть решены только путем использования личных отношений для достижения специальных неформальных соглашений.Пример был готов: 22 августа спикер парламента Чечни Дукваха Абдурахманов дал интервью, в котором высказал конкретные территориальные претензии к Кизлярскому, Хасавюртовскому и Новолакскому районам Дагестана. Первые два имеют значительное чеченско-аккинское население, а последний был частью Чечни до депортации 1944 года, когда Сталин насильственно переселил туда этнических лакцев (дагестанская национальность). Гаджи сказал, что ему придется ответить Абдурахманову и тесно сотрудничать с Рамзаном, чтобы снизить напряженность, которую вызвал «этот дурак».На вопрос, почему он серьезно относится к таким заявлениям, он сказал нам, что на Кавказе все споры вращаются вокруг земли, и такие претензии никогда не могут быть отклонены. Неразрешенные земельные претензии — это «нити», которые российский центр всегда использовал, чтобы дергать, когда это необходимо. Мы спросили, почему эти утверждения появляются сейчас, и нам ответили, что это была эйфория, чистая и простая. После всего, что они получили, ноги чеченского руководства оторваны от земли. (Чеченский контакт с хорошими связями позже сказал нам, что он думал, что разжигание националистического ирредентизма было частью попытки Абдурахманова получить политическую базу, независимую от Кадырова.)

20. (C) «Горизонт власти», представленный отношениями Гаджи с Рамзаном, является антитезой навязанной Москвой «вертикали власти». Деловой партнер Гаджи Халик Гиндиев, глава «Роснефть-Каспойл», посетовал, что Москва должна позволить разрешать региональные конфликты местным кавказцам, а не россиянам — «Магомадовым и Алиевым, а не Ивановым и Петровым». По его словам, вертикаль власти неприменима к Кавказу, региону, который московские бюрократы, такие как ПолПред Козак, никогда не поймут.Необходимо дать Кавказу возможность решать свои собственные проблемы. Но это не было препятствием для демократии. Гаджи сказал нам, что демократия всегда терпит неудачу на Кавказе, где концепция государства является продолжением кавказской семьи, в которой слово отца — закон. «Где в этом место для демократии?» он спросил. Мы перефразировали Хайека: если вы управляете семьей, как государством, вы разрушаете семью. Управление государством так же, как и управление семьей, разрушает государство: узы родства и дружбы всегда будут преобладать над верховенством закона.Партнер Гаджи согласился, грустно покачав головой. «Это дело будущих поколений», — сказал он.

BURNS

Любовь в северокавказском стиле | openDemocracy

Молодая пара позирует фотографу у крепости Нарын-Кала в Дербенте, Дагестан, 2015. (в) Владимир Вяткин / РИА Новости. Все права защищены. Многие представители старшего поколения России связывают любовь и романтику на Кавказе с советской комедией 1967 года «Похищение людей по-кавказски», фильмом, полным диких страстей и прекрасных вековых традиций и обычаев.Но у молодого поколения эта фраза, скорее всего, вызовет проблемы, связанные с нарушениями прав женщин, судами над похищениями и так называемыми убийствами чести.

Различия между поколениями в гендерных отношениях и образе жизни достаточно легко увидеть в самом регионе. Раньше браки по договоренности были здесь нормой, когда семьи решали, кто за кого жениться, а молодая пара встречается впервые в день свадьбы.

Многие из тех, с кем я разговаривал на Кавказе, рассказывают анекдоты о том, как их родители поженились.Мухаммед из Ингушетии вспоминает историю своего отца о том, как однажды вечером он вернулся с полей и натолкнулся на своих товарищей, которые сказали ему, что его семья нашла ему невесту и назначила день их свадьбы. Парня потрясла новость: кто эта девушка и понравится ли она ему? Когда он вернулся домой, он был рад обнаружить, что знает ее — они были соседями; но Мухаммед так и не успел спросить своего отца, действительно ли они поладили вместе.

Подобные истории сейчас редкость: молодые люди предпочитают выбирать себе партнеров и жениться по любви.Но все же есть странный молодой человек, который не решается выбрать себе жену и обращается за помощью к матери или тете.

Горный романс

Тема, а точнее повествование о любви и романтике, существовала на Северном Кавказе всегда. В каждой культуре есть свои прекрасные легенды о местных Ромео и Джульеттах, и многие семьи могут рассказать сказки о том, как их прабабушки и прадеды познакомились и поженились. Неизбежно, что некоторые из рассказов связаны с запретной или преследуемой любовью, родителями, отказавшимися в разрешении вступить в брак, расставанием или вынужденным разрывом с семьей (достаточно частое явление, особенно если любимый человек был из другой этнической группы или религии).Слушая эти истории, вы можете почувствовать себя так, как будто смотрите турецкую телепередачу, где вспыхивают страсти, текут слезы, скачут всадники на конях, а женщины проводят вечера, грустно сидя под тутовым деревом.

Эмоции, предположительно, только для женщин

В то же время во многих культурах в реальной жизни все еще сохраняется невысказанное (а в некоторых случаях подкрепленное местными кодексами поведения) табу на любое публичное проявление чувств или эмоций. Это особенно касается мужчин, которых не поощряют проявлять на публике признаки любви и привязанности не только к своим женам, но даже к детям.Эмоции якобы только для женщин. И эти же правила регулируют другие аспекты отношений между мужчинами и женщинами — ухаживания, знакомства, встречи, предложения и даже поведение на собственной свадьбе. Магас, столица Ингушетии, с видом на горы Кавказа. Фото CC-by-4.0: Адам Сагов / Wikimedia Commons. Некоторые права защищены. Система ритуалов, отточенная до мельчайших деталей, существовала на Кавказе задолго до большевистской революции и сохранялась на протяжении всех советских лет.Он диктовал, как пары могут встречаться во время ухаживания, расстояние между мужчиной и женщиной и все остальное, включая необходимость раздельных мужских и женских столов (или даже комнат) на свадьбах. Однако за последние двадцать лет, с экономическим спадом и бесконечными вооруженными конфликтами в республиках региона, важность этих правил снизилась, и их заменили исламистские заповеди, с одной стороны, и светские ценности, с другой.

В наши дни гендерные отношения на Кавказе напоминают лоскутное одеяло, состоящее из множества частей, которые не всегда сочетаются друг с другом: традиционные взгляды и суровые требования доисламских ритуалов могут сосуществовать с европейским образом жизни. ; а молодые пары, соблюдающие необходимую дистанцию ​​на свиданиях, не мешают им флиртовать в WhatsApp.

Романтика или прагматизм?

Из нашего исследования видно, что мечты о «романтике» в европейском стиле более распространены среди молодых девушек, которые живут ожиданием красивых любовных историй, галантности, внимания, подарков и букетов. Эти новые ожидания во многом являются результатом просмотра зарубежных телепрограмм: в 90-х годах это были все мексиканские мыльные оперы, за ними следовали индийские фильмы и, наконец, турецкие сериалы.

Мужчины же смеются над этими ожиданиями и при первых нотах серийной авторской мелодии закатывают глаза и спешат во двор, где могут стоять и наслаждаться мужским обществом.Кодекс мужественности на Кавказе высмеивает ненужную сентиментальность, и даже влюбленные молодые люди боятся показаться слишком чувствительными. Некоторые утверждают, что не понимают этих загадочных женских существ или не знают, чего они хотят, предпочитая безрассудной любви более прагматичные отношения. Поэтому они просят своих родственниц найти им подходящую жену, имея в виду любящую дом девушку из хорошей семьи и с безупречной репутацией.

В наши дни похищение невесты обычно устраивают между участниками — это намного дешевле свадьбы

Мой знакомый из Дагестана признался, что серьезно беспокоится о поиске подходящей жены — ему пора было осваиваться безбедно. с кем-то, кто позаботится обо всех его потребностях.Я утверждала, что не каждая молодая женщина стремится тратить свою жизнь на приготовление пищи и уборку, и рассказала, что мой муж с удовольствием гладит себе рубашки и готовит для себя, так как он любит мясо, а я предпочитаю овощи, и это, учитывая, что я много путешествую по работе. , он играет роль домохозяина.

Мой знакомый выглядел все более и более потрясенным по мере того, как этот разговор продолжался, и я мог видеть, что в любой момент он не мог удержаться от вопроса: «Тогда почему, черт возьми, он женился на тебе?» Мне пришлось отговорить себя и убедить его, что мой муж любит меня не за мои домашние навыки, а за то, что я красива и умна.Его не убедили — внешность тускнеет, но еда на столе всегда нужна.

Европейский мужской прагматизм не заканчивается выбором жены почти исключительно из-за ее способности разводить детей и вести хозяйство. Когда я спросил мужчин, что они считают самым романтичным жестом в отношениях, некоторые заявили, что было бы очень романтично похитить девушку, которая им нравилась. Однако не посторонний был бы унесен на их белом коне, свернутым в ковер.

Отцы и внуки в горном селе Дагестан.Фото CC-by-NC-2.0: Дагестанские горы и партнерство народов / Flickr. Некоторые права защищены. В наши дни такие похищения обычно устраивают между участниками — это намного дешевле, чем свадьба. Супруги договариваются о времени и месте, в котором молодой человек может схватить свою невесту с помощью своих товарищей. На YouTube есть сотни видеороликов, на которых молодые люди подъезжают к университету, хватает молодую женщину и бросают ее на заднее сиденье машины, а она кричит и делает вид, что борется. После этого они сообщают своим будущим родственникам, что у них есть дочь, и, если невеста сама подтверждает, что не жалуется, все идут домой счастливые.Семья сэкономила пару миллионов рублей, которые пришлось бы выложить на свадьбу всех своих родственников. Но бывают, конечно, настоящие похищения, когда невесту уводят против ее воли, и тогда начинаются проблемы — это может закончиться длительной враждой между двумя семейными кланами.

Надо сказать, что молодые женщины не очень-то хотят, чтобы их похищали. Они хотят белое платье и пышную свадьбу, которой предшествуют настоящие ухаживания с цветами и экстравагантными жестами.Но учитывая беспрецедентные цифры безработицы и низкие зарплаты в кавказских республиках, не многие люди могут дойти до такой расточительности. Поэтому девушкам приходится возвращаться к новому типу романтических отношений, основанному на внимании и заботе со стороны их любимого человека. «Я не зацикливаюсь на цветах и ​​подарках», — говорит 30-летняя чеченка Мадина. «Но принести мне лекарство, если я заболею, или сказать:« Почему бы тебе не пойти и не лечь, а я займусь работой по дому »- для меня это верх романтики и то, что я хочу от мужа» .Некоторые женщины также считают, что мужчины дарят им цветы только потому, что это «сделанное дело», и были бы признательны за такой жест, если бы он был неожиданным, а не только в День святого Валентина или 8 марта, в Международный женский день.

Что делает женщин счастливыми?

Одним из основных вопросов, которые мы задавали респондентам в нашем исследовании, был: «Чувствуете ли вы себя счастливыми»? К нашему удивлению, люди, особенно представители старшего поколения, очень не хотели отвечать на него и не понимали, что это значит. В лучшем случае мы получали общие, несфокусированные ответы, такие как: «Ну, конечно, у меня есть семья и дети — что еще мне нужно?»

Общественному мнению, этому грозному инструменту социального контроля, становится все труднее и труднее вторгаться в изолированную квартиру, в которой проживает молодая семья

Значение семьи в регионе настолько велико, что неженатые мужчины и женщины имеют более низкий социальный статус, как будто они еще не начали жить.По мере того, как люди подходят к своему 25-летию, друзья и родственники становятся все более настойчивыми в своих вопросах: «А когда же это будет?» Семья рассматривается как самое главное в жизни, главная цель, а незамужних женщин особенно жалко и ругают. В некоторых республиках молодая незамужняя женщина также является обузой для своего брата, который по традиции несет ответственность за ее честь до тех пор, пока не сможет передать ее — целой, невредимой и, естественно, девственной — ее мужу.

Руки невесты украшают украшениями перед свадьбой в селе Даргин Кубачи, Дагестан, 2012 год.(c) Валерий Мельников / РИА Новости. Все права защищены. Однако сегодня молодые женщины начинают протестовать против такого положения вещей. Увидев достаточно несчастливых браков и последовавших за ними разводов среди своих старших сестер и других родственников, они решают получить образование и стать финансово независимыми, прежде чем задумываться о женитьбе. И многие полностью отвергают брак, несмотря на сильное давление со стороны их семей и общества в целом. Другие полны решимости выйти за пределы Кавказа, чтобы найти спутника жизни, более эгалитарного в его взглядах.Но есть и молодые женщины, которые поступают в университет только потому, что невеста с высшим образованием с большей вероятностью поймает состоятельного мужа, а вкладывать деньги в дорогую одежду и косметические операции (здесь пластика носа, немного пухлых губ там) не так. тоже не сбился с пути.

Быстрая урбанизация последних десятилетий принесла еще одно изменение — упадок большой семьи и желание молодых пар жить самостоятельно. А это означало рост индивидуализма, стремление к независимости и способность брать на себя ответственность за свою жизнь.Общественному мнению, этому грозному инструменту общественного контроля, становится все труднее и труднее вторгаться в изолированную квартиру, в которой проживает молодая семья. Таким образом, наблюдается рост рынка различных «гендерных контрактов», регулирующих такие явления, как ответственное отцовство, семьи с двумя профессиями и ежедневные няни.

Если бы я был султаном

Мужчины выработали свои собственные ярлыки на пути к романтическим отношениям. Если раньше любовь была в основном синонимом благодарности и привязанности или существовала отдельно от семейной жизни в виде «побочных» дел, то теперь, когда полигамия становится все более распространенной, роль «подруги» может играть вторая. жена.Мужчина, который женился по рекомендации своей семьи и породил соответствующее количество детей, теперь может завязать романтические отношения с молодой девушкой.

Иногда вторая невеста узнает о существовании первой только на свадебной церемонии. Закон шариата разрешает мужчине иметь до четырех жен при условии, что он может поровну делить между ними свое внимание и имущество.

«Люди на Кавказе веками живут так, как им нравится, но держите это при себе!»

Для меня полигамия всегда была одной из самых противоречивых исламских практик, против которых я восставал, утверждая, что если у вас полигамия, у вас также должно быть полиандрия — иначе не будет равенства между полами.Но другие молодые девушки всегда ополчились на меня, горячо защищая свое право быть второй (очень любимой) женой.

Многие люди, с которыми я разговаривал, в том числе подруга, которая была второй женой в то время (у которой был ребенок от мужа), утверждали, что «в России у мужчин есть романы, они годами живут со своими любовниками и затем сбросьте их; и у них нет возврата. С другой стороны, закон шариата защищает вторых жен, если они разведены ».

«Если бы я был султаном», песня из культового советского фильма 1967 года «Похищение людей по-кавказски».Изображение все еще с Мосфильма / YouTube. Некоторые права защищены. В то же время, хотя многие девушки говорят, что не прочь бы стать вторыми женами, участи первых жен никто не завидует. Когда я писал эту статью, моя близкая подруга пыталась справиться с тем фактом, что после двух лет брака и рождения ребенка ее муж обзавелся второй женой, очень молодой девушкой из сельской местности. Теперь ей нужно решить, бросить его или нет. Наше исследование показало, что появление новой жены — вторая по распространенности причина развода на Кавказе (первая — насилие в семье).В большинстве случаев именно первая жена, не желая мириться с новой ситуацией, разрывает отношения и забирает детей с собой в дом своих родителей. Однако в Чечне традиция требует, чтобы детей оставили в семье отца, а если мать уезжает после появления второй жены, она уезжает одна.

Сегодня любовь и отношения на Северном Кавказе более неоднородны, чем лоскутное одеяло, с традиционными практиками и ритуалами, которые счастливо сосуществуют с европейскими, романтизм с прагматизмом и многоженство с моногамией.Семейные отношения регулируются не только (или не столько) традициями, но и новыми представлениями о любви, уважении и справедливости. Несмотря на установленные традицией правила, мужчины все чаще становятся на сторону женщины, ходатайствуют за нее и защищают ее от нападок со стороны других членов семьи. И молодые люди все больше стремятся вступить в «настоящий брак» с любимой женщиной, и не только потому, что «пора тебе жениться». Как сказала мне 40-летняя Фатима из Дагестана: «Люди на Кавказе веками живут так, как им нравится, но держите это при себе!»

Эта статья основана на исследовании, проведенном Фондом Генриха Бёлля за 2015–2016 годы, посвященном образу жизни и взаимоотношениям между мужчинами и женщинами на Северном Кавказе в России, а также на других проектах, осуществленных в этом регионе за последние шесть лет.

Наше исследование охватило четыре республики Кавказа: Чечню, Дагестан, Кабардино-Балкарию и Ингушетию. С точки зрения методологии, он включал анкетирование и углубленные проблемно-ориентированные интервью. Всего было 160 респондентов — 80 из них женщины и 80 мужчин, и в опрос были включены вопросы о семейной жизни, ценностях, религии, жизненных стратегиях и т. Д.

Во всех случаях нашей важнейшей задачей было завоевать доверие людей и гарантировать их анонимность. . Впоследствии многие респонденты признались, что впервые глубоко задумались о своей жизни и вслух высказались не только о своих семейных ценностях и местных традициях, но и о собственных желаниях, чувствах, надеждах и неудачах.

Никаах и Свадьбы в … — Русский мусульманский свадебный сайт

Никаах и Свадьбы в Дагестане.
Республика Дагестан или просто Дагестан — субъект федерации (мусульманская республика) России, расположенный в Северо-Кавказском регионе. Его столица и крупнейший город — Махачкала, расположенный в центре Дагестана на побережье Каспийского моря.
Как и все кавказские свадьбы, дагестанские свадьбы — дело очень шумное. Приглашено много гостей, и есть множество развлечений.Можно сказать, праздник для всего мира.
На Кавказе принято готовить свадьбы заранее. Обычно они планируются с момента рождения ребенка. Для детей готовится приданое и откладываются сбережения. Когда наступает радостный день, это похоже на настоящую сказку.
Нет свадьбы более радостной и гармоничной, чем на Кавказе. Дагестанские свадьбы — не исключение. Обычно проводят две свадьбы, первая из которых проходит в доме невесты, а вторая — в доме жениха.На дагестанскую свадьбу обычно приходит от 500 до 1500 гостей, а иногда и больше. Они приезжают со всей деревни и со всего мира.
В Дагестане принято похищать невесту. То есть это не только обычай, но и разновидность церемонии, если родственники жениха не могут позволить себе дорогую свадьбу. Они крадут невесту, чтобы сэкономить. В противном случае заключается договоренность с родителями невесты, и им выплачивается калым (приданое). Эта традиция соблюдается по сей день и может даже укрепить экономическое положение людей.
Раньше свадьба практиковалась с похищением невесты. Это было, если жених принадлежал к более низкому классу, чем невеста, и не мог получить разрешение на брак со своей настоящей любовью. «Похищение» всегда происходило с разрешения невесты. В наши дни эта традиция практически исчезла, а обычай воровать невесту стал редкостью. Однако по традиции при поиске потенциального супруга учитывается национальность человека, а также село и район, в котором он проживает.
Обычаи и традиции в большей степени сохраняются в сельской местности. Это проявляется, в частности, в уважении к старшим. В соответствии с адатом (законом) младшие братья и сестры не женятся раньше старших.
В день свадьбы родители невесты скажут дочери: «Дитя мое, жизнь проносится в мгновение ока. Это приходит и уходит. Не забывай жить полной жизнью ». Это торжественный день для родителей невесты, так как их дочь должна уйти из дома.
После ЗАГСа молодая пара посетит мечеть для завершения шариатского брака. После подтверждения брака в мечети молодая пара отправится возложить цветы к определенным историческим памятникам. Отсюда они пойдут в зал для торжеств. Свадьба начинается с почитания родителей пары; жених и невеста благодарят своих родителей и поклоняются им. Это символизирует крепкие семейные узы и гуманитарные качества любви, уважения и сыновней почтительности.
В истинно кавказском стиле стол щедро накрыт традиционной национальной едой и напитками, такими как шашлыки, хинкал, курзе и т. Д. Подняты тосты, много шуток и танцев. Затем молодой паре преподносят подарки, деньги и сладости. На каждом из подарков будет записка, в которой парам сообщается, когда они могут открыть подарок. Например, там может быть написано: «в первый день семейной жизни», «в день рождения первенца» или «в годовщину серебряной свадьбы».Подарки обычно содержат деньги, письма, конверты или добрые пожелания.
Свадьба заканчивается поздно вечером. После церемонии все направляются в дом жениха. Один из самых ярких моментов свадебной церемонии — это когда невеста входит в дом жениха. При входе гости закидывают ее орехами, конфетами и монетами. Иногда свадебные торжества длятся дольше одного дня, если этого хотят все и есть достаточно денег.
Если вы хотите найти жену из Дагестана, то зарегистрируйтесь на нашем сайте и начните искать женщину, которая хочет быть вашей женой.Зарегистрируйтесь здесь: http://www.lovenikah.com/account/register/

О «Женихе и невесте» Алисы Ганиевой

ПОЯВЛЕНИЕ АЛИСЫ ГАНИЕВОЙ в мире русской литературы застало всех врасплох в прямом смысле слова. Критик по образованию, она опубликовала свое первое художественное произведение — повесть « Салам, Далгат!». ( Salam tebe, Dalgat! ), когда ей было 25 лет, под мужским псевдонимом; Когда в 2009 году новелла получила премию «Дебют», на церемонии награждения Ганиева представила себя как женщина.За этим последовали два романа, написанные под ее собственным именем, пользующиеся одинаковым успехом у критиков: Гора и стена ( Праздничная гора , 2012) вошла в лонг-лист премии «Национальный бестселлер России», а Жених и невеста ( Жених и невеста , стр. 2015) вошел в шорт-лист российского букера. Что отличает Ганиеву от большинства других современных русских писателей, так это то, что на самом деле означает быть «русским писателем». Ее происхождение является гибридным в культурном и лингвистическом отношении.Она родилась в Москве, но по национальности аварцы, аварцы — самая многочисленная этническая группа в Дагестане, республике Российской Федерации с мусульманским большинством, расположенной на Северном Кавказе. (Он соседствует с более печально известной Чечней.) Хотя Ганиева позже вернулась в Москву, она выросла в Дагестане. Как она объясняет в интервью, ее первым языком был аварский, но она пишет на русском, на котором она тоже выросла, поскольку это дагестанский lingua franca.

Это перемещение между местами, культурами и языками характерно для Жених и невеста .Как и ее предыдущие произведения, действие романа происходит в Дагестане, в небольшом поселке, откуда Патя и Марат — жених и невеста — и куда они вернулись, чтобы навестить свои семьи. Марат работает адвокатом в Москве, где Патя только что год проработала в здании суда, копируя документы. Они оба хорошо знакомы с деревенской культурой и чувствуют себя комфортно в современной Москве. Смешение в романе также происходит на лингвистическом уровне: хотя Ганиева пишет на стандартном русском языке, она вводит много слов и выражений с аварского и арабского языков, что делает ее вариант дагестанского русского языка.В оригинальных текстах Ганиевой эти слова и выражения переведены на русский язык в сносках, в которых ее англоязычный переводчик Кэрол Аполлонио задается вопросом, как лучше всего использовать их при переводе. Аполлонио выбирает два разных подхода: в Гора и Стена она помещает эти термины в глоссарий в конце, тогда как в Жених и невеста , возможно, из-за того, что их меньше, она выделяет их курсивом, чтобы отметить их чужеродность. но оставляет их непереведенными, прося читателей полагаться на контекст для общего понимания их значения.

Литература дагестанских писателей практически неизвестна на Западе. В пресс-релизе американского издателя Ганиевой, Deep Vellum, отмечается, что « Гора и стена » — это первый роман дагестанского писателя, переведенный на английский язык (а « Жених и невеста» — вторым). Тем не менее, даже те, кто живет в Российской Федерации, плохо разбираются в письме из Дагестана, поскольку выросли, как и сама Ганиева, на русском литературном каноне, в основном состоящем из писателей европейского происхождения.Возвышение дагестанского автора с работами на дагестанскую тематику бросает вызов этой гегемонии и меняет способ традиционного представления Кавказа, занимающего видное место в русской письменности.

В рамках своей колониальной экспансии в 19 веке Российская империя стремилась взять этот регион под свой контроль посредством серии военных кампаний, конфликта, который возобновился в конце 20 века, когда Россия пыталась подавить сепаратизм в Чечне. Прежде чем стать пацифистом и невыносимым моралистом, молодой распутник Лев Толстой (1828–1910) уехал на Кавказ и, скопив игровые долги, пошел в армию.Несколько писателей были сосланы в отдаленные края за недовольство царской власти, в частности, Михаил Лермонтов (1814–1841), воевавший там в армии. Действительно, Кавказ как литературная среда чаще всего ассоциируется с русским романтизмом и Лермонтовым, его самым известным деятелем. Его роман « Герой нашего времени » (1840), байронический главный герой которого находится на Кавказе, как и его создатель, служит основополагающим текстом русской романистической традиции. В этой работе подчеркивается, как многие европейские российские авторы экзотизируют Кавказ как полярную противоположность европейской России: теплый, пышный, романтичный и полный приключений, но в то же время чуждое, нехристианское пространство дикости и насилия.

Если о Кавказе по большей части писали с точки зрения русоцентричных аутсайдеров, то Ганиева представляет его как инсайдера, сосредотачивающегося на дагестанцах и событиях, в то же время отправляя туда русских, не имеющих никакого культурного представления о регионе. Во вступительной главе романа — единственной в Москве — Патя становится объектом восхищения группы россиян, когда она едет на дачу к знакомому на вечеринку. Когда одна из гостей начинает описывать свое пребывание на Кавказе во время службы в армии, она смеется над ним: «Вы, должно быть, смешиваете девяностые годы с девятнадцатым веком» — и впоследствии решает, что легче не спорить, когда он спрашивает, должна ли она проходить «гинекологический осмотр каждый месяц», чтобы убедиться, что она все еще девственница.

Работы Ганиевой показывают общество, в котором гораздо больше нюансов, чем предполагают эти российские стереотипы. Дагестан — это место, где традиции соперничают с модернизацией. Сторонники жестких религиозных взглядов болтают о потенциальных партнерах в Интернете: например, Тимур, фундаменталистский политический молодежный организатор и отрицатель эволюции, настаивает на том, что они с Патей собираются пожениться, потому что они переписываются в течение нескольких месяцев. Важно отметить, что Ганиева изображает исламские обычаи ряда персонажей.Патя и Марат — современные светские мусульмане. Патя говорит Тимуру: «Я не молюсь. Этого не происходит », — в то время как Марат отказывается жениться на женщине, которая носит платок и выгоняет прозелитизатора из кафе, в котором он и Патя находятся на свидании, что само по себе является современной концепцией. Друг Марата, Русик-Гвоздь, эксцентричный по меркам своего общества, выходит на улицу с плакатом, гласящим: «Я агностик», за что, что неудивительно, терпит колоссальные последствия. Хотя большая часть общества религиозна, существует явный раскол между семьями, такими как семьи Пати и Марата, которые исповедуют традиционную форму ислама, и такими, как Тимур и его друзья, которые представляют ваххабитский фундаментализм, вторгающийся в регион, который многие из другие персонажи находят отвратительными.Этот раскол воплощен в двух враждующих мечетях села: обычной «мечети на проспекте» и экстремистской «мечети напротив», радикализирующей своих прихожан. В то время как фундаментализм распространяется — все больше женщин носят хиджабы и происходят жестокие столкновения между мечетями, — он полностью не прижился. Ганиева заявила, что видит тенденцию к жесткой политике как проблему в регионе, и ее работы охватывают Дагестан в момент перемен, путь, по которому он пойдет, еще не окончен.

Более того, как писательница Ганиева привносит иную гендерную динамику в кавказский нарратив. Русские, писавшие о регионе, были в основном мужчинами, пишущими о главных героях-мужчинах; Собственный Ганиевой Салам, Далгат! и Гора и стена также изображают главных героев-мужчин, причем последний изображает женщин как второстепенных персонажей, в значительной степени клише. Но она использует другой подход в Жених и невеста , чередуя главы между точками зрения Пати и Марата.Возможно, точка зрения Пати преобладает, по крайней мере, до самого конца, поскольку ее главы от первого лица, а Марата от третьего лица. Как персонаж, Патя независима и упряма, ее идеи противоречат традиционным нормам ее общества, которое клеймит женщин-шлюх за то, что они спят со своими парнями, как это происходит с ее другом, и даже запрещает им носить брюки на публике. Она ставит под сомнение те узко-домашние роли, которые женщины должны выполнять в обществе, одержимом браком; как она иронично замечает, когда идет в город: «Свадебный салон в каждом квартале […] Свадьбы, свадьбы, свадьбы.Как будто делать было нечего ».

Безусловно, это общество настаивает на браке как мужчин, так и женщин. Марат приезжает домой в свою деревню, потому что его родители сдали банкетный зал для его свадьбы, и невеста должна быть найдена в кратчайшие сроки. Его мать лично сопровождает его, чтобы встретить женщин из списка, который она составила для этой цели. Однако требования брака больше влияют на жизнь женщин. Если его родители лишатся залога на банкетный зал, если жена не найдется, Марат может вернуться к своей работе в Москве.Мать Пати, напротив, не отпускает ее в Москву, настаивая на том, что она должна остаться в деревне и найти мужа; в 25 лет ей на каждом шагу напоминают, что она «немножко в зубах для невесты». В конце концов, она обручена с Маратом, но делает это на своих условиях. Несмотря на то, что все настоятельно рекомендуют ей выйти замуж за Тимура, она отвергает его, потому что он обращается с ней как с объектом, и хотя ее семья в конечном итоге соглашается с ее выбором жениха, изначально это идет вразрез с их желаниями.В то же время Ганиева не всегда последовательно изображает Патю. В сцене, где они признаются друг другу в любви, которая происходит ближе к концу романа, Патя отвечает Марату — например, она уверяет его: «Давай, расскажи мне. Я пойму », — когда она явно не понимает — похоже, что Ганиева полагается на культурные клише о том, как влюбленные женщины должны разговаривать с мужчинами, в которых они влюблены. (В переводе Аполлонио сцена читается более нейтрально, чем по-русски.)

Ухаживания Пати и Марата разворачиваются на фоне социальной и политической напряженности вокруг них, которая составляет основу истории и в конечном итоге определяет ее исход.Центральным событием, которое охватило всех, когда они оба прибывают в деревню, является арест и заключение Халилбека, человека, чей статус в общине является не чем иным, как мифическим:

Халилбек был всемогущим, вездесущим и многим другим […] проникал пальцем в каждый пирог и знал в деталях самые мелкие дела; в то же время он стоял за всеми важными сдвигами во власти, делами о пропавших без вести и судьбоносными решениями.


Из-за его эпических способностей многие верят, что он «Хидр, пророк», человек Бога и божественной мудрости.В то же время он находится в тюрьме по обвинению в коррупции и убийстве и несет прямую ответственность за смерть Адика, сводного брата Марата и внебрачного сына его отца, которого Халилбек сбил в своей машине несколько лет назад. Хотя в высшей степени неоднозначный характер Халилбека так и не удалось полностью раскрыть, удивительная причина убийства Адика и роли Халилбека в заключительной сцене романа действительно наводит на мысль об особом прочтении. Именно стечение внешних обстоятельств — прошлые действия Адика, ревность бывшего любовника Марата, беспринципность местной полиции в их попытках искоренить фундаментализм — в конечном итоге решает частные судьбы Пати и Марата, подчеркивая шаткое положение людей. в мире, в значительной степени неподконтрольном им.

Неоднозначный финал романа хоть и не совсем удовлетворительный, но работает достаточно хорошо. Что работает заметно хуже, так это решение Ганиевой включить послесловие в английскую версию, цель которого, как она объясняет, «состоит в том, чтобы« обратиться к тихому, но очень важному подтексту романа, имеющему отношение к суфизму, эзотерическому мусульманскому учению ». Безусловно, суфизм — не та тема, с которой большинство ее англоязычных читателей знакомо, и понятно, почему она чувствует потребность в подробностях (хотя, похоже, она не чувствовала этой потребности в своей русской аудитории, большая часть кому было бы так же незнакомо с этим).Оглядываясь на роман с этим подтекстом, действительно меняется восприятие, в том числе интерпретация финала, что и является целью Ганиевой. Однако добавление послесловия, в котором автор инструктирует своих читателей, как читать ее роман, — определенно перебор. Если оставить в стороне эту оплошность, Жених и невеста — это умное и интересное чтение, которое привлекает внимание к малоизвестной части мира и бросает вызов культурным и литературным клише, сгруппировавшимся вокруг нее. Тот факт, что это исправление — работа женщины-автора и женщины-переводчика, может быть случайным, но неудивительным.

¤


Елена Фурман преподает русский язык и литературу в UCLA. Ее исследовательские интересы включают современную российскую женскую литературу, русско-американскую литературу и Антона Чехова.

Жених и невеста: 9781941920596: Ганиева, Алиса, Аполлонио, Кэрол: Книги

Алиса Ганиева, 1985 года рождения, выросла в Махачкале, столице южной российской республики Дагестан, между Каспийским морем, Чечней и Азербайджаном. . Ее литературный дебют — повесть Салам, Далгат! № , опубликованный под мужским псевдонимом, вызвал в России противоречивую реакцию: удивление, особенно среди молодых россиян, этой неизвестной частью своей страны; и гнев радикальных исламистов по поводу этого негативного изображения их родины их собственным. Салам, Далгат! выиграла престижную премию «Дебют» в 2009 году, а свою настоящую личность Ганиева раскрыла только на церемонии награждения. Дебютный роман Ганиевой « Гора и стена » вошел в шорт-лист всех трех главных литературных премий России. Deep Vellum опубликовал его на английском языке в 2015 году, став первым романом, опубликованным на английском языке дагестанским автором. Жених и невеста Номер был опубликован в России в 2015 году и занял второе место в самой престижной литературной премии России — Русской Букеровской премии.Романы Ганиевой переведены на десяток языков. Она живет в Москве, где работает культурным журналистом и литературным критиком.

Доктор Кэрол Аполлонио — профессор практики русского языка в Университете Дьюка. Среди ее последних литературных переводов — книга Германа Садулаева «Таблетка майи » (Архив Далки, 2014) и дебютный роман Алисы Ганиевой « Гора и стена » (Deep Vellum, 2015). Помимо того, что он является опытным переводчиком, доктор Аполлонио также является ученым, специализирующимся на трудах Федора Достоевского и Чехова, а также на проблемах перевода.Она является автором монографии «Тайны Достоевского » (2009 г.), является редактором томов и многочисленных статей по русской литературе XIX века. В 2010 году она была награждена медалью Чехова Министерства культуры России, а в настоящее время является президентом Североамериканского общества Достоевского.

Чечня отправляет полицейских на свадьбы, чтобы невесты не танцевали — Внешняя политика

Будущие невесты, планирующие свадьбу в Чечне, должны добавить дополнительные места для нескольких незваных гостей на свадебных торжествах: группы сотрудников чеченских правоохранительных органов, которые будут присутствовать на свадьбах, чтобы обуздать поведение гостей.

Например, невеста танцует на собственной свадьбе? Что ж, это заходит слишком далеко.

Будущие невесты, планирующие свадьбу в Чечне, должны добавить дополнительные места для нескольких незваных гостей на свадебных торжествах: группы сотрудников чеченских правоохранительных органов, которые будут присутствовать на свадьбах, чтобы обуздать поведение гостей.

Например, невеста танцует на собственной свадьбе? Что ж, это заходит слишком далеко.

Власти Грозного разослали список новых ожиданий ресторанам и другим заведениям, где проводятся свадьбы, чтобы не возникло недопониманий относительно того, что можно, а что нельзя.Чечня — полуавтономная российская республика, управляемая Рамзаном Кадыровым, военачальником, верным президенту России Владимиру Путину.

Некоторые из запрещенных мероприятий нацелены в самое сердце большинства свадеб: гости не предназначены для того, чтобы напиваться, обмениваться танцами с партнерами, стрелять из ружья или, конечно, позволять невесте танцевать.

«Мы создадим специальные рабочие группы, представители которых будут присутствовать на свадьбах в общественных местах и ​​проверять соблюдение требований традиционной свадьбы», — сообщил ТАСС представитель министерства культуры Чечни.«Если они увидят одежду, не соответствующую нашему менталитету, или неправильные танцевальные движения, они вмешаются».

Эти правила, конечно же, не будут применяться к самому Кадырову, который провел несколько пышных свадеб и даже в прошлом году спорно поощрял брак 17-летней девушки с начальником местной полиции, говоря, что «любовь — это для всех возрастов.»

Среди тайников дипломатических телеграмм США, опубликованных WikiLeaks, была записка из посольства США в Москве, в которой рассказывалось, как Кадыров присутствовал на свадьбе в Дагестане в 2006 году и «неуклюже танцевал с его позолоченным автоматом, торчащим на спине. его джинсов.”

Тем не менее, тот факт, что чеченские официальные лица сейчас зашли так далеко, что развернули свадебные наблюдатели, указывает на то, что они очень серьезно относятся ко всем репрессиям. В прошлом году они объявили ряд аналогичных запретов на свадебные мероприятия, в том числе разрезание торта и танцы партнеров друг от друга ближе, чем на расстоянии вытянутой руки. Непонятно, что гости должны были делать с тортом, если никому не разрешили разрезать его, но в прошлом году правительство, очевидно, разослало несколько пилотных отрядов, чтобы посмотреть, справятся ли они с задачей.Ясно, что гости, должно быть, продолжали нарушать правила, если правительство теперь добавляет дополнительных полицейских, чтобы свадьба говорила выше.

«У некоторых сложилось впечатление, что это нарушение прав человека, но это не так», — заявила в прошлом году российскому информационному агентству РИА Новости глава департамента культуры правительства Чечни Дина Шагидаева.

Фото: ИЛИЯ ВАРЛАМОВ / AFP / Getty Images

Исправление, 27 октября 2016 г .: Дипломатическая телеграмма была отправлена ​​из США.Посольство С. в Москве после официальных лиц присутствовали на свадьбе в Дагестане. В предыдущей версии ошибочно говорилось, что оно было отправлено из посольства США в Дагестане. У США нет дипломатического представительства в Дагестане.

Правда о похищении невесты: инсайдерское интервью о Чечне

Джессика Бухлейтнер- Интервью WNN

Во время похищения невесты женщина направляет хлыст своей лошади в сторону мужчин, которые хотят ее увести. Предполагается, что это фото 1870 года было снято в Чечне / Азиатском регионе или на границе с ним.Изображение: Библиотека Конгресса

(WNN) Сан-Франциско, Калифорния, США, АМЕРИКА: Практика похищения невест имела место на протяжении всей истории во всем мире и продолжает иметь место в странах Центральной Азии, Кавказском регионе и некоторых частях Африки.

В большинстве стран похищение невесты считается сексуальным преступлением, а не законной формой брака.

После распада Советского Союза в регионах Дагестана, Чечни и Ингушетии на Северном Кавказе наблюдается рост случаев похищения невест.Однако в 2010 году президент Чечни Рамзан Кадыров публично объявил эту практику незаконной, наложив на виновных штраф до 1 миллиона рублей. Этот шаг привлек внимание многочисленных известных средств массовой информации и женских правозащитных групп, поскольку многие из них связывают рост похищений людей с ухудшением прав женщин при его правлении.

В интервью с сотрудницей гуманитарной помощи Аней Л., которая работает над тем, чтобы способствовать развитию общества и обучению женщин и девочек в Чечне в сотрудничестве с НПО-партнерами, WNN — Women News Network, правозащитник, журналист Джессика Бухляйтнер, пытается развеять мифы, окружающие эту практику. похищения невест, как это сейчас происходит в Северо-Кавказской Республике Чечня.

Чтобы защитить сложную политическую ситуацию в регионе, в этом интервью было изменено имя Ани и название ассоциации, с которой она связана.

__

Джессика Бухляйтнер для WNN — Women News Network: Непонятно, почему похищение невесты стало незаконным в Чечне так внезапно в 2010 году. Почему тогда?

Аня Л .: Такая практика всегда была незаконной, вопрос в том, соблюдался ли существующий закон о похищении людей. Во времена Советского Союза мы видели много принудительных мер со стороны российского государства.Чаще расследовались преступления между людьми, наказывались за похищение.

После распада Советского Союза и войн в Чечне, местные кланы начали править, так как государство закрыло глаза на то, что происходило на Северном Кавказе, поэтому соблюдение существующих законов отошло на второй план.

Важно отметить, что до 2010 года, когда правительство Чечни официально объявило это незаконным, это уже было совершенно незаконным. Но внезапно ввели штраф в 1 миллион рублей (примерно 30 тысяч долларов на тот момент).

То, как был взыскан этот штраф, не требует прямого процесса. Также было непонятно, как будет наложен штраф. Поскольку республики не могут изменить уголовный кодекс российского государства, штрафы в основном собирали полугосударственные религиозные учреждения. В результате практика не исчезла, а ушла в подполье. Настало время, когда могущественные люди с хорошими связями могут сделать это и избежать наказания за это, а обычные смертные — нет.

Больше всего нравится говорить, что чеченский лидер Рамзан Кадыров сделал это незаконным, но это просто не так, поскольку это уже было незаконно в России.Один журналист даже написал в статье, что это похищение официально стало «незаконным», когда кто-то случайно похитил сестру влиятельного человека. Я не сомневаюсь, что это так, поскольку это никогда не было основной областью внимания.

JB: СМИ писали о Кадырове как о прогрессивном лидере, поскольку он получил широкую огласку в прессе за его публичное несогласие с похищением невесты и за то, что он объявил его «незаконным».

AL: Это правда, и это то, что большинство подумало бы, если бы это была вся информация, которая у них была.Во-первых, он не может ничего объявить вне закона, потому что у него нет на это прерогативы. Технически это уже было незаконно по российскому законодательству. Он не объявил это вне закона; он наложил весьма сомнительный штраф. Тем не менее, он это сделал. В 2013 году реквизировал себе 17-летнюю девушку из горного села.

Рассказывают, что красивая молодая деревенская женщина приехала в Грозный, зашла в модный дом и попала на камеры видеонаблюдения. Это видео было отправлено ему, и он решил сделать ее одной из своих жен.Как утверждается, распространялось видео, на котором он изнасиловал ее.

Итак … похищение невесты запрещено законом? Сильные мужчины делают это постоянно и на улице со своими кортежами. Никто не будет допрашивать этих людей, потому что это было бы опасно для них.

JB: Когда, по вашему мнению, эти похищения достигли пика? Принято считать, что похищения людей в Чечне были традицией. Так ли это?

AL: Их пик пришелся на конец Советского Союза.Хотя этому способствовал ряд факторов. После распада Советского Союза и войн в конце 90-х — начале 2000-х годов в Чечне возникла ситуация относительного беззакония, и в этот период это было очень распространено. Государство растаяло, и другие формы социального контроля перестали функционировать. Когда Советское государство распалось, многие русские, которые там жили, уехали, но не местные.

Во всех постсоветских республиках наблюдалось культурное возрождение националистического типа, потому что большинство из них хотели пошатнуть свои связи с Россией, и лучший способ сделать это — отстоять свою собственную культуру.

Кто-то скажет, что это чеченская традиция, но многие другие возразят. Это всегда было практикой, но многие это не одобряли. Я бы сказал, что большинство чеченцев очень неоднозначно относились к похищению невест и не одобряли его.

Молодые люди действительно приняли это как традицию, и примерно в то время большинству из них это сошло с рук, учитывая политическую ситуацию, в которой оказалась республика. Я думаю, что для них это было своего рода «забавой».Они собирали своих приятелей и похищали девушек, снимали видео и выкладывали его в Интернете. Сейчас это встречается гораздо реже. Родители девушек и сами девушки чувствуют себя в большей безопасности.

Тем не менее, за проблемой похищения людей скрывается множество других очень серьезных проблем. Нет никакой защиты от принудительных браков для молодых женщин, равно как и от других культурных факторов брака, унижающих достоинство женщин.

JB: Также широко распространено мнение, что фундаменталистский ислам пришел в Чечню после войн конца 90-х годов, и что практика похищения невест является следствием этого.Это точно?

AL: Надо посмотреть историю края. Чеченцы не всегда были мусульманами, но ислам существует около 200 лет назад в республике и в Ингушетии. В Дагестане он насчитывает более 1000 лет. Чеченцы всегда были людьми духовными. Еще до войн в их культуре была глубоко укоренилась духовность, как и суеверия. Только после распада Советского Союза соседи по Северному Кавказу начали по-настоящему изучать религии и обычаи, соблюдаемые в республиках, поскольку единой системы больше не было.

Религия стала более открытой, потому что эти республики стремились соединить воедино свои собственные идентичности, особенно группы меньшинств. Религия смешалась с ростом этнонационализма в бывших советских республиках.

Нынешнее чеченское правительство уже много лет решительно, громко и открыто ущемляет права женщин, и они действительно используют ислам для этой цели, но мы видим много молодых активисток, которые являются традиционными мусульманками, которые образованы и наделены полномочиями.Они изучают религию энергично, но таким образом, который расширяет их возможности, потому что они исследуют научную информацию и активно обсуждают ее.

Тем не менее, акт похищения был скорее культурным, а не религиозным элементом. На самом деле, брать человека против его воли противоречит исламским убеждениям.

Как бабушки, матери и старшие сестры рассказывают и делятся историями о собственном опыте похищения невест, многие девушки, такие как эта перемещенная чеченская девушка в деревне Шатили, Грузия, на границе Чечни, обычно знают, что когда-нибудь «они тоже» могут столкнуться с практика похищения невест, когда они достигают ожидаемого возраста вступления в брак.Изображение: Иван Шламов / Reuters

JB: Россия ратифицировала CEDAW. Могут ли это утверждать общественные организации Чечни?

AL: Россия действительно серьезно относится к многосторонним юридическим обязательствам, если они подпишут конвенцию, они обратят на это внимание. Но Россия не может просто вмешаться в федеральную власть, чтобы очень легко защитить женщин в регионе. Обеспечить соблюдение этих законов очень сложно из-за тех, кто находится у политической власти на Северном Кавказе. Там все местное, очень много коррупции и безответственности.

Также тот факт, что большинство органов управления находится в ведении местного населения, означает, что у них есть свои собственные предубеждения. Некоторые из наших партнеров, которые проводят программы в горных деревнях, рассказывают нам, что когда вы идете в 11-й класс, после окончания учебы, половины девочек уже нет, потому что они уже вышли замуж и бросили учебу.

Многие выходят замуж в 16 лет, то есть в возрасте для вступления в брак, но некоторые из них выходят замуж гораздо раньше, примерно в 13 или 14 лет. Приезжать в деревни и пытаться проводить в жизнь эту политику очень сложно, поскольку культура так взаимосвязана.Учитель средней школы девочки может даже быть ее родственником.

На самом деле, ранние браки только недавно были объявлены вне закона, но люди все еще находят способы обойти законы и правила. Часто чеченские браки официально не регистрируются и представляют собой религиозные обряды, что также затрудняет судебное преследование за предполагаемое правонарушение.

По сути, хотя CEDAW существует, он может быть не очень полезным для этой цели или иметь большой вес.

JB: Можно ли считать похищение невесты вопросом внешней политики?

AL: В Чечне это точно не внешнеполитический вопрос.В Кыргызстане это скорее вопрос политики, поскольку это происходит по всей стране. Международные грантодатели НПО и правительства-доноры играют огромную роль в решении этой проблемы.

Что касается внешней политики России и Чечни, то это не так, так как таких случаев очень мало. В повестке дня российской внешней политики вы вряд ли увидите что-нибудь о похищении невест. По сути, это проблема просвещения сообществ. Вы можете добавить его в свой список тем для обсуждения на дипломатической встрече, сколько захотите; вы можете принимать политику сколько угодно, но, если сообщество не обучено и не вовлечено, вряд ли что-то изменится.

Это также вопрос соблюдения законов. Если люди увидят, что мужчины из их собственных сообществ попадают в тюрьму за эти преступления, они дважды подумают об этом. Просвещение сообществ — это корень всех изменений.

Один из наших крупнейших проектов в регионе — обучение девочек-подростков. Часто девушки сами считают, что выходить замуж в молодости — это то, чем они хотят. Это культурный аспект. Им всю жизнь твердят, что день свадьбы — самое важное и удивительное, что они когда-либо делают.В Чечне есть культура брака. Свадьбы очень пышные и экстравагантные, а девушкам достаются платья и подарки.

JB: Опишите «шоу» обычной чеченской свадьбы.

AL: Семья невесты имеет ограниченное участие. К дому невесты приедет лимузин из семьи невесты, чтобы забрать невесту из ее семьи. Фактически, они увидят ее в последний раз. Ее переправляют на свадьбу в свадебном платье.Целый день она стоит в углу, опустив глаза, а люди кидают в нее конфеты на удачу.

Они также кричат ​​ей оскорблениями, чтобы подготовить ее к семейной жизни.

Для многих из этих девочек-подростков этот день будет самым волнующим в их жизни. Большая часть работы, которую мы делаем с девочками-подростками, — это показать им, что существует так много других возможностей. Вы не поверите, но Россия по-прежнему остается тем местом, где ручной труд и преданность делу действительно могут изменить свою жизнь.

Этим девушкам просто нужно открыть путь.Проблема не всегда в том, что родители принуждают этих девочек выходить замуж; Дело в том, что девушки выбирают этот путь сами, потому что не знают лучшего.

У нас есть группы партнеров-НПО, работающих над программой для девочек в школах.

Мы обучаем их всему, от расширения возможностей до занятий по физическому и репродуктивному здоровью. Также о развитии их талантов и выражении своего мнения о том, как они могут быть гражданами и играть активную роль в обществе.

JB: Ранее вы упомянули, что похищение невесты не является проблемой само по себе, а, скорее, это всеобъемлющая концепция, в которой сохраняются многие другие проблемы.

AL: Верно, похищение невесты в Чечне сейчас неправильно называют, но проблемы, лежащие в его основе, все еще существуют. Представления о том, что женщины не могут контролировать свое тело, о систематическом насилии над ними и о том, что их согласие не имеет значения, все еще в большой степени реальность.

Понятие коррумпированного правительства возникает там, где обычные смертные не могут участвовать в ритуале, но могущественные мужчины имеют неограниченный доступ к телу любой женщины, которое они хотят.Основным основополагающим фактором является то, что мужчины по-прежнему считают, что имеют право на женское тело, а их согласие не имеет значения. У женщин на Северном Кавказе очень мало ресурсов, чтобы защитить себя; зачастую безопаснее следовать традициям.

Детские браки и даже убийства во имя чести — две другие сохраняющиеся проблемы. Если в первую брачную ночь невеста не истечет кровью, жених может вернуть ее семье. Когда это происходит, на ней остается пятно, и единственный способ для ее семьи сохранить свою честь — быстро выдать ее замуж или убить.

Насилие во имя чести, на мой взгляд, гораздо более серьезная проблема, чем само похищение. И очень сложно заставить местные правоохранительные органы привлекать к ответственности за эти преступления. В большинстве случаев, если женщина убита, никто не будет предъявлять обвинения, потому что они хотят скрыть это. Во время строительного бума после войн рабочие встречали могилы людей, а родственники пропавших без вести приехали со всей Чечни, чтобы опознать членов семьи. Когда они наталкивались на могилу женщины, никто не появлялся.Тогда они знали, что это было убийство чести.

Даже сами похищенные женщины часто не сообщают о преступлениях по нескольким причинам. Во-первых, они не хотят позорить свою семью. Во-вторых, они не хотят, чтобы семьи похитителя жестоко отреагировали на это, и, наконец, они не хотят, чтобы их осквернили за то, что они находились в одном доме с другим мужчиной. Это сделало бы их менее привлекательной женщиной для женитьбы.

В одном содержится много вопросов.

______________________________________________________________


Студия очевидцев, входящая в состав Go Group Media из Тбилиси, Грузия, сообщает о ситуации с похищением невест по всему региону, включая приграничный район Чечни.Здесь, в 2010 году, защитники женщин и эксперты по правам женщин описывают трудности, насилие и нарушения прав человека, с которыми женщины и девушки сталкиваются в связи с традициями похищения невест в Кавказском и Славянском регионах. GoGroupMedia спонсируется Европейским союзом (ЕС) и Механизмом раннего реагирования (COBERM) Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН), направленным на расширение прав и возможностей женщин и девочек во всем Кавказском регионе.
______________________________________________________________

WNN — Журналистка и репортер Women News Network Джессика Бухляйтнер также является автором серии антологий «50 женщин», антологии из двух книг, охватывающей личные истории силы и настойчивости, рассказанные 50 разными женщинами из 30 разных стран. .Помимо ее работы для WNN, работы Бухляйтнер можно увидеть в San Francisco Chronicle и The Western Edition в Сан-Франциско. Джессика также входит в совет директоров Межкультурной сети женщин, Межкультурной сети женщин, консультативной неправительственной организации при Организации Объединенных Наций. Вы можете следить за Джессикой в ​​Twitter @ 50womenproject, посетить ее веб-сайт или купить ее книгу ЗДЕСЬ.

__________________________

© 2015 WNN — Women News Network
Никакая часть текста в этом выпуске статьи не может быть использована или воспроизведена в любой форме без предварительного разрешения WNN.Все другие носители являются собственностью владельцев и не могут быть использованы или воспроизведены без их разрешения.
_____________

жестокое обращение с женщинами, насильственный брак, преступление невесты, похищение невесты, невесты, невесты чечня, кавказские традиции, CEDAW, чеченские девушки, чеченские девушки, чеченское правительство, чеченские традиции, чеченские свадьбы, Чечня, чеченские традиции, Дагестан, права человека, Джессика buchleitner, похищение людей, законы о похищении людей, киргизские девушки, брачные кавказские, брак в Чечне, брак на Кавказе, брачные традиции, северный Кавказ, защита женщин, рамзан кадыров, российский закон, славянские женщины, южнокавказские обычаи, традиция Чечни, НОЖ, насилие против женщины, женщины, защитники женщин, женщины и сила, женщины и насилие, права женщин

Нравится:

Нравится Загрузка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *