Кто первым заговорил о примате чувства над разумом мрачный и загадочный – «Между разумом и чувствами Как приручить эмоции и победить страхи» Александр Рей: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-04-101597-8

Содержание

Любимое кино. Разум и чувства

В начале 1990-х у книг Джейн Остин была обычная для литературной классики двойственная репутация. С одной стороны, англичане и американцы знали, что это замечательные произведения, оказавшие большое влияние на их литературу. С другой стороны, толстый слой пыли, скопившийся на романах почти 200-летней давности, мешал в полной мере ими наслаждаться. Нужен был кто-то, кто бы сделал сюжеты, персонажей, шутки Остин понятными и близкими публике XX века. И этот кто-то нашелся. В 1995 году режиссер Анг Ли и актриса и сценаристка Эмма Томпсон создали столь блестящую экранизацию, что она вновь сделала Остин актуальной писательницей. Их картина называлась «Разум и чувства».

В отличие от многих киноисторий, история «Разума и чувств» началась с женщины-продюсера. Американка Линдсей Доран влюбилась в книги Джейн Остин, когда в начале 1970-х, сразу после окончания университета в Калифорнии, какое-то время жила в Лондоне. Она надеялась остаться там надолго, но не смогла получить соответствующую визу. Пока Доран ждала ответа властей, она коротала время в библиотеке, поглощая тех авторов, которых не читала в США. Среди книг Остин ей больше всего понравилось первое опубликованное произведение писательницы – роман 1811 года «Разум и чувства», повествующий о двух сестрах из благородной семьи, которые по вине британской системы наследования остались без приданого.

В нынешнем западном мире совсем другие законы и правила, нежели в Британии начала XIX века, и, казалось бы, сестрам Дэшвуд непросто сопереживать. Особенно когда осознаешь, что бедность по их меркам – проживание в большом коттедже с парой слуг и без необходимости работать. Но если обстоятельства жизни Дэшвудов от современного мира далеки, то их сложные любовные переживания понятны в любом обществе, где девушки вправе определять свою личную жизнь (там, где невест покупают как скот, все, конечно, совсем иначе). И Доран тогда задумалась, как было бы здорово, если бы кто-то перенес «Разум и чувства» на большой экран и показал тем, кто не притрагивается к «замшелой классике», настолько Остин талантливая писательница.

Годы спустя, когда в конце 1970-х Доран стала высокопоставленной сотрудницей студии Embassy Pictures и начала сотрудничать с режиссерами вроде Роба Райнера, она решила, что сама может сделать некогда придуманную работу. В начале карьеры Доран доводилось писать сценарии, но она трезво оценивала свои возможности и понимала, что потянет экранизацию «Разума и чувств» лишь как продюсер. Чтобы запустить проект, ей нужен был сценарист, который был бы достаточно романтичен, чтобы искренне, с чувством передать любовные страсти книги, и достаточно ироничен, чтобы воссоздать на экране остроумную социальную сатиру писательницы. Однако Доран быстро обнаружила, что авторы обычно способны либо на одно, либо на другое. А половинчатое решение продюсера никак не устраивало.

Кадр из фильма «Разум и чувства»

Кадр из фильма "Разум и чувства"

Поиски подходящего автора затянулись более чем на десять лет. За это время Доран сменила несколько мест работы и прочла немало американских и британских сценариев, но ни в одном из них не услышала того голоса, который нужен был для экранизации «Разума и чувств».

Наконец, в 1989 году Доран стала президентом и продюсером независимой компании Mirage Enterprises, созданной режиссером Сидни Поллаком. Во время корпоративного «мозгового штурма» Доран объявила, что видит «Разум и чувства» одним из своих приоритетов. С благословения Поллака она удвоила усилия по поиску нужного проекту сценариста.

Вскоре ей улыбнулась удача. Когда Доран продюсировала неонуарный триллер Кеннета Браны «Умереть снова», вышедший в прокат в 1991 году, она познакомилась с Эммой Томпсон, тогдашней женой постановщика и одной из звезд картины. В то время британская актриса уже набирала профессиональные обороты, но она все еще была известна лишь на родине, и только как театральная звезда и телевизионная комедиантка из нескольких мини-сериалов и скетч-шоу.

В 1988 году канал BBC показал шесть серий скетч-шоу «Томпсон», где Эмма была единственным автором и основной актрисой. Многие скетчи «Томпсон» были историческими, костюмными зарисовками. Эта программа провалилась и не обрела даже культовую славу, но Доран разглядела в создательнице шоу родственную душу и решила, что Томпсон та, кто ей нужна. Она укрепилась в своем решении, когда подружилась с актрисой во время съемок «Умереть снова» и узнала, что у Томпсон есть полученное в Кембридже образование литературоведа и что она обожает книги Остин. Всего через неделю после завершения «Умереть снова» Доран предложила Томпсон взяться за экранизацию «Разума и чувств».

Кадр из фильма «Разум и чувства»

Кадр из фильма "Разум и чувства"

Томпсон прежде сочиняла лишь короткие сценки, и она ни разу не работала над большими сценариями. Кроме того, она полагала, что лучше взяться за более позднее и более выдающееся произведение Остин вроде романа «Эмма». Но уговоры Доран возымели действие, и Томпсон освежила в памяти текст «Разума и чувств». Это натолкнуло ее на мысли о том, что менее совершенное произведение дает больше свободы экранизатору, а для превращения книги начала XIX века в занимательное произведение для зрителей конца XX века нужна была вся свобода, какую сценаристка только могла себе позволить. Кроме того, «Разум и чувства» было не так страшно «сломать». Поэтому Томпсон быстро согласилась на предложение Доран.

Работа над сценарием заняла более четырех лет. Томпсон трудилась так долго, поскольку не могла постоянно работать над текстом. Она часто отвлекалась то на съемки, то на работу в театре. По ее мнению, это шло проекту на пользу, поскольку, возвращаясь к сочинительству после продолжительного перерыва, Томпсон могла увидеть текст «свежими глазами» и исправить ошибки, которых не замечала из-за замыленности зрения. Доран как менее талантливая, но более опытная сочинительница постоянно консультировала Томпсон и помогала ей расти как автору. Еще одним консультантом был Сидни Поллак, надзиравший за созданием сценария как глава Mirage Enterprises.

Вскоре после «Умереть снова» Томпсон снялась в костюмной драме Джеймса Айвори «Говардс Энд», которая принесла ей «Оскар» за лучшую главную женскую роль. Это, кстати, тоже была в первую очередь история двух сестер (младшую сестру в фильме сыграла Хелена Бонэм Картер). Томпсон не упустила случай посоветоваться с Рут Правер-Джабвалой, британской сценаристкой и писательницей, которая получила свой второй «Оскар» за то, что превратила в сценарий роман Эдварда Фостера «Говардс Энд». Правер-Джабвала рекомендовала начинающей коллеге полностью превратить «Разум и чувства» в сценарий, а затем исключить те сцены, которые от этого перестанут «работать», и выстроить текст вокруг оставшихся эпизодов. Томпсон так и поступила, и первая редакция сценария была огромного, несуразного размера. Зачем начались сокращение и переработка материала.

Работа над текстом шла по нескольким направлениям. Прежде всего, надо было упростить зубодробительные диалоги Остин, труднопроизносимые даже для привычных к архаике британских актеров. «Разум и чувства» изначально был написан как роман в письмах, и хотя Остин перед публикацией существенно его перекроила и превратила в «обычное» повествование, чрезмерная литературщина в репликах персонажей все еще ощущалась. Более поздние книги Остин были в этом отношении удачнее, и Томпсон было на что ориентироваться. Хотя, конечно, для нужд экранизации текст надо было упростить еще сильнее. Сохранив при этом иронию, смысл и, хотя бы отчасти, аристократический стиль Остин.

Кадр из фильма «Разум и чувства»

Кадр из фильма "Разум и чувства"

Далее надо было безжалостно вычеркнуть из повествования второстепенных персонажей, для которых попросту не было места в фильме. Так, у героини по имени Люси Стил в книге есть сестра Энн, но роль этой героини в сюжете сравнительно невелика. Поэтому Томпсон пришлось отказаться от Энн и передать Люси некоторые ее черты и поступки. Если в книге Люси попадает в трудное положение по вине болтушки Энн, то в фильме девушка сама выбалтывает свою тайну и усложняет реализацию своего расчетливого матримониального плана.

Существенной переработке подвергся образ Маргарет Дэшвуд, младшей сестры двух главных героинь. По малолетству она не является активно действующим персонажем, но ее любознательность позволяет взрослым героям объяснить девочке (а на самом деле – зрителям) старые законы и порядки. Томпсон наделила Маргарет «мужской» любовью к географии и фехтованию, чтобы подчеркнуть патриархальные ограничения, наложенные на женщин в то время, и показать, как странно смотрится «современный» ребенок на фоне героинь из XIX века, которым полагалось увлекаться лишь домоводством, вышивкой, музыкой и сплетнями.

Едва ли не сильнее всего изменились положительные романтические герои книги – Эдвард Феррарс и полковник Брэндон. На взгляд Томпсон, в романе они были скорее символами определенных разновидностей мужественности (благородный, но неамбициозный молодой человек и состоявшийся немолодой военный с нежным сердцем), чем полноценными персонажами, способными влюбить в себя зрительниц. Поэтому для Феррарса и Брэндона были придуманы дополнительные сцены, делающие героев привлекательными с нынешней точки зрения. В частности, это эпизоды, в которых мужчины играют с Маргарет, демонстрируя свою любовь к детям.

Одним из последних существенных изменений, внесенных в сценарий, было изменение возраста персонажей. Связано это было с тем, что продюсеры и инвесторы фильма хотели, чтобы Томпсон, «оскароносная» звезда, сыграла Элинор Дэшвуд, старшую из главных героинь. В книге, однако, Элинор была 19-летней девушкой, а Томпсон было уже за тридцать. Поначалу сценаристка сопротивлялась и предлагала более подходящие по возрасту кандидатуры на роль Элинор, но затем решила, что картина будет понятнее современному зрителю, если герои станут старше. Ведь сейчас мы только улыбнемся, если кто-то скажет, что девушка, дожившая до 19 лет без вступления в брак, рискует остаться старой девой. А вот если Элинор будет около 30, то такие слова воспримут всерьез. Точно так же мы не можем увидеть «старика» в 35-летнем военном из книги. А вот почти 50-летний полковник Брэндон из фильма – это уже персонаж, чьи романтические перспективы сомнительны.

Кадр из фильма «Разум и чувства»

Кадр из фильма "Разум и чувства"

Как видите, понятность современному зрителю была для авторов картины на первом, втором и третьем месте. По словам Сидни Поллака, он видел свою главную задачу как консультанта картины в том, чтобы задавать «глупые» вопросы от имени необразованных зрителей и добиваться, чтобы картина была ясна публике всего мира, а не только узкому кругу поклонников исторической прозы.

Несмотря на такое внимание к зрителям, проект далеко не сразу нашел основного инвестора. Студии хотели вложиться в картину с Эммой Томпсон в главной роли, но не в кино, где Томпсон дебютировала как сценаристка. И, конечно, слова «экранизация романа начала XIX века» не добавляли проекту баллов. Наконец, «Разум и чувства» зацепили Эми Паскаль, будущего председателя правления Columbia Pictures. В то время Паскаль отвечала в Columbia за производство, и она уже тогда с готовностью поддерживала «женское» кино вроде спортивной ленты Пенни Маршалл «Их собственная лига». Поддержала она и замысел Доран.

Первая редакция сценария была написана от руки, но со временем Томпсон перенесла текст на компьютер. Это чуть не похоронило все предприятие, потому что актриса тогда еще не освоила искусство резервного копирования. Однажды лэптоп Томпсон начал барахлить, и сценаристка потеряла доступ ко всем файлам. К счастью, ее добрый друг и хороший знаток техники актер Стивен Фрай смог скопировать нужные документы с диска сломавшегося компьютера.

По мере того как сценарий переписывался и шлифовался, продюсеры искали режиссера. Очевидным решением было нанять британского постановщика, с университетской скамьи знакомого с творчеством Остин. Но авторы проекта хотели пригласить режиссера, который бы увидел в «Разуме и чувствах» трогательную и смешную человеческую историю, а не академический проект по воссозданию классики на экране. Поэтому после продолжительных собеседований и разочарования в нескольких «обычных подозреваемых» возникла неожиданная идея: пригласить тайваньского постановщика Анга Ли («Ли Анг» в традиционном китайском написании имени и фамилии), который не только не жил в Британии, но даже не читал книги Остин.

Кадр из фильма «Разум и чувства»

Кадр из фильма "Разум и чувства"

По крайней мере, Ли знал английский язык. После получения образования на Тайване он продолжил учебу в университетах Иллинойса и Нью-Йорка, где его однокашником был чернокожий однофамилец Спайк Ли. Дебютная среднеметражная картина режиссера получила профессиональный приз, но он шесть лет после этого не мог найти работу в США. К своему стыду, Ли жил как домохозяйка и воспитывал двоих детей, в то время как его супруга обеспечивала семью. Лишь в 1990 году два написанных Ли сценария выиграли государственный конкурс на Тайване, и режиссер снял сперва «Толкающие руки» (1992), а затем «Свадебный банкет» (1993). Оба фильма рассказывали о китайцах в США и о столкновении традиционной и современной культур.

«Свадебный банкет», где речь шла о живущем в Америке тайваньском гее, который заключает фиктивный брак, чтобы порадовать консервативных родителей, был удостоен «Золотого медведя» Берлинского кинофестиваля и номинации на «Оскар» в категории «лучший фильм на иностранном языке». Это привлекло к Ангу Ли международное внимание, и Доран отметила, что постановщик, подобно Остин, блестяще сочетает любовные истории с социальной сатирой. Конечно, сюжеты Ли были китайскими, а не британскими, но концептуальное родство было важнее этнического. Также Доран считала, что если Ли разберется в сюжетных коллизиях Остин, то он сможет объяснить их так, чтобы их поняла вся планета.

Ли был изрядно шокирован, когда Доран сделала ему предложение. «Что я знаю об Англии XIX века?!» – думал он про себя. Но во время чтения сценария «Разума и чувств» он осознал, что материал Остин ближе ему, чем большинству британских постановщиков. Ведь он происходил из патриархального общества, и у Тайваня его детства было больше общего с Британией XIX века, чем c «разнузданной» современной европейской страной, где у мужчин и женщин почти равные возможности в браке и в жизни. Так что после того, как в середине 1994 года Ли закончил свою третью, теперь уже полностью тайваньскую ленту «Ешь, пей, мужчина, женщина» (это тоже было кино о конфликте поколений), режиссер переехал в Британию и за полгода изучил все, что ему нужно было знать для экранизации Остин.

Первые месяцы 1995 года были посвящены правке сценария в соответствии с идеями Ли и кастингу картины. Кастинг начинался не с нуля – Томпсон держала в уме нескольких коллег и писала сценарий в расчете на них. В частности, она видела в роли Эдварда Феррарса, возлюбленного своей героини Элинор, только Хью Гранта, с которым уже играла в «Экспромте» и «Остатке дня». «Четыре свадьбы и одни похороны» к тому времени сделали Гранта международной звездой, но он согласился на «незвездный» гонорар ради возможности изобразить Феррарса по версии Томпсон (Феррарс из книги ему, напротив, был несимпатичен).

Кадр из фильма «Разум и чувства»

Кадр из фильма "Разум и чувства"

Также по протекции Томпсон были наняты Роберт Харди из «Франкенштейна Мэри Шелли» (сэр Джон Миддлтон, кузен матери главных героинь и владелец коттеджа, в котором они живут), театральная звезда Харриет Уолтер (Фэнни Феррарс-Дэшвуд, жена сводного брата главных героинь и сестра Эдварда Феррарса), будущая номинантка «Оскара» за «Веру Дрейк» Имельда Стонтон (Шарлотта Дженнингс-Палмер) и давний друг Томпсон и будущий герой «Доктора Хауса» Хью Лори (мистер Палмер). Палмеры – родственники сэра Джона Миддлтона.

Начинающая актриса Кейт Уинслет хотела попробоваться на роль Марианны Дэшвуд, второй из главных героинь фильма. Анг Ли, однако, полагал, что звезда «Небесных созданий» Питера Джексона (и будущая звезда «Титаника») слишком раскована и энергична, чтобы вписаться в аристократическую драму. Поэтому Уинслет пригласили на кастинг на менее значимую роль Люси Стил. Но Уинслет все равно пришла на прослушивание на роль Марианны и покорила режиссера, как только ей дали выступить. Впрочем, Ли поручил ей освоить китайскую дыхательную гимнастику тай-чи, чтобы обрести аристократическое спокойствие и душевное равновесие. Роль Люси Стил – бедной девушки, давно и тайно обрученной с Эдвардом Феррарсом, – получила Имоджен Стаббс из детективного сериала «Анна Ли».

Алана Рикмана из «Крепкого орешка» зрители к тому времени привыкли видеть в злодейских ролях, но продюсеры «Разума и чувств», знающие Рикмана как приятнейшего в общении человека, доверили ему роль благородного полковника Брэндона, беззаветно влюбленного в Марианну.

Второй ухажер Марианны, Джон Уиллоуби, не столь благороден, но он молод, красив и страстен, так что наивная девушка поначалу предпочитает его, а не Брэндона. Эту роль получил второстепенный актер Грег Уайз. Во время съемок у Уайза и Томпсон начался роман, который со временем увенчался браком. Остин бы эта связь не понравилась, потому что Томпсон тогда еще была замужем за Кеннетом Браной. Они развелись незадолго до премьеры «Разума и чувств».

Кадр из фильма «Разум и чувства»

Кадр из фильма "Разум и чувства"

Роль 12-летней Маргарет Дэшвуд получила дебютантка Эмили Франсуа, которая в дальнейшем стала политической журналисткой и экспертом по арабским странам. Она даже приняла ислам и теперь носит имя Мириам. Характерная актриса Джемма Джонс, будущая мать Бриджет из «Дневника Бриджет Джонс», сыграла миссис Дэшвуд, мать Элинор, Марианны и Маргарет. Джеймс Флит из комедии «Четыре свадьбы и одни похороны» изобразил Джона Дэшвуда, сводного брата главных героинь и наследника их отца. Будущий двукратный номинант «Оскара» Том Уилкинсон сыграл умирающего в начале ленты мистера Дэшвуда, отца Джона и главных героинь.

Конечно, актеров надо было не только нанять, но и одеть. За эту часть постановки отвечали костюмеры Дженни Беван и Джон Брайт, известные по работе над костюмными драмами Джеймса Айвори. Кстати, в нынешнем 2016 году Беван получила «Оскар» за наряды блокбастера «Безумный Макс: Дорога ярости». Беван и Брайт вдохновлялись живописными портретами эпохи Остин и изображениями в тогдашних изданиях, но они не копировали реально существовавшие платья, а изобретали наряды, отражающие характеры персонажей. Если тщеславная Фэнни Феррарс-Дэшвуд одевается так, чтобы привлекать к себе внимание, то рассудительная Элинор Дэшвуд предпочитает простые, практичные, но все же по-своему стильные платья.

Съемки фильма проходили с апреля по июль 1995 года. Основным местом съемок было южнобританское графство Девон – точнее, его исторические особняки, схожие с теми зданиями, которые могла посещать Остин. Анг Ли лично участвовал в отборе мест съемки, и он с первого взгляда влюбился в луга, пригорки и поместья Девона. Поскольку кинематографисты работали в зданиях, представляющих историческую ценность, за съемками пристально наблюдали эксперты-музейщики.

Казалось бы, почти исключительно разговорная лента не должна была угрожать здоровью актеров, но Кейт Уинслет несколько раз пострадала за время съемок. Сперва она упала в обморок от переохлаждения (режиссер-перфекционист потребовал 50 дублей под искусственным ливнем). Затем она заработала воспаление вен на ноге и начала хромать. Наконец, Уинслет потянула запястье, когда упала с лестницы. Возможно, сказалось ношение непривычно сковывающих движение платьев…

Кадр из фильма «Разум и чувства»

Кадр из фильма "Разум и чувства"

Впрочем, главной проблемой на съемках была не невезучесть Уинслет, а «культурный шок» Анга Ли и его британских подчиненных. В Китае режиссер на съемках – бог и император, который в одиночку принимает все важные решения. В Британии же актеры привыкли к тому, что их мнением интересуются и что они активно участвуют в проработке персонажей. Анг Ли был поражен до глубины души, когда звезды начали ему перечить и предлагать свои идеи. В свою очередь, британцы не понимали, почему человек из церемонной страны не стесняется в выражениях (не в смысле «ругается», а в смысле «говорит прямо», без вежливых английских обиняков).

Впрочем, поскольку все были заинтересованы в результате, постепенно китаец и британцы подстроились друг под друга. Актеры свободно делились своими мыслями, а Анг Ли «выбивал» из них излишнюю театральность и добивался простой, искренней игры. Он советовал всем заниматься гимнастикой тай-чи и медитацией, чтобы очистить сознание и лучше вжиться в образы. Томпсон и Уинслет по его рекомендации во время съемок жили вместе, чтобы почувствовать себя сестрами.

Основным «врагом» режиссера был Хью Грант, который к тому времени привык быть в центре экранного внимания и комически переигрывать на потеху публики. Ли же требовал, чтобы Грант поддерживал партнерш, а не стягивал одеяло на себя. Добиться этого было нелегко, и съемки требовали множества дублей.

Когда съемки были завершены и Ли смонтировал черновую версию ленты, начался последний этап сокращений. Картина продолжалась более трех часов, из которых в итоге осталось 136 минут. Среди прочих была вырезана сцена поцелуя персонажей Томпсон и Гранта. Она была включена в сценарий по настоянию студии Universal. Томпсон возражала против нее, поскольку во времена Остин приличные пары впервые целовались после заключения брака. Студийные продюсеры, однако, полагали, что зрители обидятся, если не увидят поцелуй любви. Эта сцена была включена в трейлер ленты, но исключена из финального монтажа.

13 декабря 1995 года «Разум и чувства» вышли в ограниченный американский прокат. Это был так называемый «релиз сезона “Оскаров”», рассчитанный на то, чтобы картина сперва попала в номинации и по возможности удостоилась наград, а уже затем добралась до широкого зрителя. В Британии лента вышла в прокат 23 февраля 1996 года, дабы к тому времени все успели посмотреть вышедшую на британском ТВ в 1995 году шестисерийную экранизацию «Гордости и предубеждения», другого знаменитого произведения Джейн Остин. В этой постановке сыграли Колин Ферт и Дженнифер Эль.

Все эти ухищрения отлично сработали. Лента заработала 135 миллионов долларов при бюджете в 16 миллионов долларов и удостоилась семи номинаций на «Оскар» («лучший фильм», «лучшая ведущая актриса», «лучшая актриса второго плана», «лучший адаптированный сценарий», «лучшие костюмы», «лучшая музыка»). Эмма Томпсон не получила статуэтку как актриса, но была награждена как сценарист. Британская премия BAFTA была еще щедрее – 11 номинаций и три награды («лучший фильм», «лучшая ведущая актриса» – Томпсон, «лучшая актриса второго плана» – Уинслет). Многие другие кинопризы тоже не обошли ленту стороной.

Критики почти в один голос хвалили картину за отличную обработку классического сюжета и за душевность и остроумие постановки. Также они отмечали мастерство актеров и режиссера, превосходно встроившегося в этнически «чужой» материал. Нередко журналисты проводили параллель с японцем Кадзуо Исигуро, который сочинил «Остаток дня», сделавший Эмму Томпсон звездой. Но Исигуро с пяти лет рос в Англии, и во многих отношениях Британия ему ближе, чем родная страна. Тогда как Анг Ли впервые вплотную столкнулся с классической британской культурой, когда начал работать над «Разумом и чувствами».

С годами слава картины Ли ничуть не поблекла. Наоборот, она сейчас считается не только замечательным фильмом, но и родоначальником всей современной традиции экранизаций Остин – вплоть до ернического фильма «Гордость и предубеждение и зомби». Говорят и о том, что такие романтико-комедийные хиты, как «Влюбленный Шекспир» и «Дневник Бриджет Джонс», были профинансированы благодаря успеху «Разума и чувств». И хотя самые преданные поклонники Джейн Остин были недовольны тем, как Томпсон и Ли обошлись с классической книгой, они были вынуждены признать, что триумф фильма привел к значительному росту продаж романов Остин. Так что картина удалась даже как реклама классических книг. Вот как важно достучаться до всех зрителей и не стесняться стряхивать пыль со старомодных произведений! Хотя, конечно, лишь немногим дано делать это так остроумно и талантливо, как это получилось у Эммы Томпсон и Анга Ли…

11 странностей человека, над которыми ученым пришлось поломать голову

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Поведение человека — штука сложная и порой необъяснимая. Часто нам кажутся странными поступки других людей, да и над своими приходится поломать голову. Почему нас так и тянет засмеяться в самой неподходящей ситуации и за что мы любим психопатов?

AdMe.ru нашел особенностям поведения научные объяснения, которые помогут вам лучше понимать себя и разбираться в людях.

1. Утром люди лгут меньше

«Все лгут», — говорит харизматичный герой сериала доктор Хаус. Но, оказывается, во второй половине дня люди значительно легче идут на обман, чем утром. Ученые пришли к выводу, что наша способность быть честными значительно снижается в течение дня. В основном это касается более честных людей.

Люди, склонные к неэтичному поведению, в одинаковой степени врут и утром, и вечером. Честным же свойствен высокий уровень морального самосознания и самоконтроля утром, к вечеру с накоплением усталости он снижается.

  • Поэтому специалисты рекомендуют планировать серьезные разговоры, например о повышении на службе, на первую половину дня.

2. Телесные ощущения влияют на поведение людей

На поведение людей влияют их телесные ощущения. Мы можем чувствовать себя важнее или решительнее, жестче или слабее в зависимости от того, что чувствует наше тело.

Так, ощущение жесткости и твердости делает людей негибкими. Сидящие на жестких стульях будут более неуступчивы в переговорах. Ощущение шероховатой поверхности вызывает в людях ощущение сложности в отношениях между людьми, а холод тесно связан с чувством одиночества.

  • Специалисты считают, что если вы на собеседовании хотите произвести впечатление человека более серьезного и стабильного, то резюме лучше подавать в тяжелой папке.

3. Мытье рук уменьшает сомнения

Мытье рук способствует не только физической, но и моральной чистоте. Когда мы моем руки, наши сомнения и вина за ошибочные решения смываются вместе с водой. Это особенно актуально в современном мире, где ассортимент товаров, услуг, деятельности и развлечений стал слишком широк.

В итоге нам становится все сложнее сделать выбор и в любом случае возникают сомнения и неудовлетворенность. Так, купив в магазине кофточку с перламутровыми пуговицами, мы тут же находим более привлекательной кофточку без таких пуговиц.

  • Психологи из Мичиганского университета предполагают, что наш мозг воспринимает мытье рук как знак освобождения, начало с чистого листа, что и приводит к снижению беспокойства по поводу прошлых ошибок.

4. Молчание вызывает неловкость

10 загадочных психических расстройств, на которые способен наш мозг

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

По статистике, каждый 4-й человек на Земле страдает тем или иным психическим либо поведенческим расстройством.

AdMe.ru решил рассмотреть самые необычные из них, чтобы еще раз доказать, насколько загадочен человеческий мозг.

Синдром Квазимодо

Синдром Квазимодо, или дисморфия, — очень опасное психическое расстройство, известное навязчивыми мыслями о сильно переоцененном или вовсе мнимом физическом дефекте. Больные постоянно смотрятся в зеркало, стараясь найти ракурс, в котором предполагаемый дефект не виден; отказываются фотографироваться, лишь бы не запечатлеть свой недостаток на снимке; чрезмерно ухаживают за внешностью; имеют проблемы с личной жизнью по причине именно этого дефекта; обладают низкой самооценкой; ощущают неловкость в обществе, подозревая, что другие замечают «дефект» и смеются над ним. Знакомо?

Абсурдность этого синдрома раскрывается в немой короткометражке «Contracuerpo».

Эротомания

Страдающие эротоманией убеждены, что кто-то в них влюблен, причем чаще всего тот, кто имеет гораздо более высокий социальный статус (например знаменитость). Больной верит, что его мнимый воздыхатель проявляет свое отношение к нему посредством особых знаков, тайных сигналов, телепатии и зашифрованных сообщений в СМИ. Преодолеть такое расстройство очень трудно: даже если предполагаемый влюбленный прямо говорит «нет», больной эротоманией пациент интерпретирует это как часть тайной стратегии, скрывающей их секретные отношения от общества.

Тема этого синдрома затрагивается в фильме «Иллюзия любви» (героиня Марион Котийяр).

Синдром Капгра

При этом синдроме больной верит, что кого-то из его близких или его самого заменил двойник. Пациент может утверждать, что плохие поступки, авторство которых приписывают ему, совершил не он, а его двойник, который в точности похож на него. Этим расстройством часто сопровождается шизофрения.

Художественный фильм «Двойник», снятый по мотивам одноименной повести Ф. М. Достоевского, раскрывает суть этого расстройства.

Синдром Фреголи

«Куришь? Слабак!» Почему философы ошибались, когда говорили, что с помощью разума мы должны взять верх над чувствами

У всех нас бывало так, что ты вроде прекрасно знаешь, как нужно поступить, но делаешь все наоборот. Все мы откладывали на потом важные дела, игнорировали дорогих нам людей и действовали в ущерб собственным интересам. Мы привыкли считать, что все дело в отсутствии самоконтроля, хотим изменить себя и не поддаваться эмоциям. T&P публикуют отрывок из книги «Все хреново» о том, почему самоконтроль — это иллюзия, а страсти и чувства не недостатки и без эмоций нам не обойтись.

Марк Мэнсон
Альпина Паблишер. 2019

Все началось с головной боли.

Элиот был успешным человеком, руководителем в крупной компании. Его любили коллеги и соседи. Он умел быть обаятельным и обезоруживающе остроумным. У него было все: жена, дети, друзья и кайфовые отпуска на пляже.

И все бы хорошо, если бы не регулярные головные боли. Да не какие-нибудь обычные боли из разряда «закинься ибупрофеном». Ему как будто выдавливали мозги, вкручивая в голову огромный штопор, — и при этом лупили изнутри чугунным шаром по глазницам.

Элиот пил таблетки. Спал днем. Он пробовал не стрессовать, расслабиться, не напрягаться, забить, плюнуть и растереть. Но боль возвращалась снова и снова. Более того, становилась только сильнее. Очень скоро Элиот дошел до того, что уже не мог ни спать ночами, ни работать днем.

В конце концов он пошел к врачу. Врач провернул свои врачебные манипуляции, сделал свои врачебные обследования, получил свои врачебные результаты и сообщил Элиоту печальную новость: у него опухоль мозга — вот прямо тут, в лобной доле. Вот она. Видите? Да-да, серое пятно спереди. Угу, здоровенная. С бейсбольный мяч, наверное.

Хирург вырезал опухоль, и Элиот вернулся домой. Он вышел на работу. Вернулся к семье и друзьям. Казалось, все опять пришло в норму.

Но потом все посыпалось.

Элиот перестал справляться с работой. Задачи, которые он раньше щелкал как орешки, теперь требовали массы концентрации и усилий. Элементарные вопросы — вроде того, писать синей ручкой или черной — могли занимать его часами. Он делал простейшие ошибки и неделями не мог их исправить. Он превратился в черную дыру рабочего графика и игнорировал встречи и дедлайны так, будто они противны самой природе пространства и времени.

Поначалу коллеги его жалели и старались прикрыть. В конце концов, ему из головы только что вырезали опухоль размером с немаленькое яблоко. Но вскоре разгребать за ним стало слишком напряжно, а его оправдания стали уж совсем неадекватными. Ты пропустил встречу с инвестором, чтобы купить новый степлер? Серьезно? Ты чем думал, Элиот?

Месяцы запоротых встреч и околесицы однозначно показали: вместе с опухолью из головы Элиота ушло еще что-то очень важное, заодно прихватив с собой, по мнению коллег, нехилый кусок бюджета компании. Так что Элиота уволили.

При этом и дома все стало как-то паршиво. Представьте диванного лежебоку, которого нафаршировали нерадивым папашей, слегка приправили телевикторинами и оставили печься при температуре 175 °C двадцать четыре часа в сутки. Вот это и был новый Элиот. Он не пошел на игры сына в Малой бейсбольной лиге. Он забил на родительское собрание, чтобы посмотреть марафон бондианы по ТВ. У него даже не возникало мысли, что с женой можно бы разговаривать и почаще, чем раз в неделю.

Для семейных скандалов появились совершенно новые и неожиданные основания — правда, скандалами это было сложно назвать. В скандале нужны две заинтересованные стороны. Но хотя жена Элиота аж кипела от ярости, сам он с трудом улавливал ход развития сюжета. Вместо того чтобы сразу бросаться что-то менять и подлатывать в попытках продемонстрировать родным людям свою любовь и заботу, он оставался замкнутым и безучастным. Он как будто жил вне зоны доступа для всех других обитателей Земли.

В итоге жена не выдержала. Ему не только опухоль вырезали, орала она, но и хреново сердце. Она развелась с ним и забрала детей. Элиот остался один.

Приуныв и вконец растерявшись, Элиот начал думать, как ему реанимировать карьеру. Его завлекли в сомнительные аферы. Мошенник вытянул из него почти все сбережения. Роковая красотка соблазнила его, уговорила на тайную женитьбу, а год спустя подала на развод и откусила половину его собственности. Он кочевал по городу, снимая все более дешевые и убитые квартиры, и через несколько лет благополучно превратился в бомжа. Тогда брат подобрал его с улицы и привез жить к себе. Друзья и близкие с ужасом наблюдали, как всего за несколько лет человек, которым они когда-то восхищались, буквально выбросил свою жизнь на помойку. Никто не мог понять, как так вышло. Было очевидно, что в Элиоте что-то изменилось — что за теми мучительными головными болями скрывалось нечто большее. Но вот что именно?

Брат Элиота водил его под белы рученьки от одного врача к другому. «Он сам не свой, — говорил он. — С ним что-то не так. На вид все нормально, но это только кажется. Честное слово».

Источник: xcopy / giphy.com

Источник: xcopy / giphy.com

Врачи провели свои врачебные обследования, получили свои врачебные результаты и, к несчастью, заключили, что у Элиота все в норме — по крайней мере в их представлении о норме — и даже лучше среднего. На КТ-снимках все было в порядке. IQ был по-прежнему высоким. Мышление — ясным. Память — отменной. Он мог долго и пространно рассуждать о последствиях своих неудачных решений. Он поддерживал беседы на самые разные темы, юморил и вообще был само очарование.

Психиатр заключил, что у Элиота нет депрессии. Напротив, у него высокая самооценка и нет ни малейших признаков хронической тревоги или стресса — в эпицентре бури, которую он вызвал своим безразличием, он сохранял такое спокойствие, будто постиг дзен. Брат не мог с этим смириться. Что-то было не так. Чего-то он лишился.

Наконец, в отчаянной попытке все-таки найти объяснение он отправил Элиота к знаменитому нейробиологу Антонио Дамасио.

Первым делом Антонио Дамасио сделал то же, что и другие врачи: дал Элиоту кучу тестов на когнитивные способности. Память, рефлексы, интеллект, личность, пространственные отношения, моральные оценки — вот это все. Элиот был безупречен.

Тогда Дамасио сделал то, до чего не додумался ни один другой врач: поговорил с Элиотом — нормально, почеловечески. Его интересовало все: каждая ошибка, каждый промах, каждое сожаление. Как он остался без работы, семьи, дома, сбережений? Расскажите мне о каждом решении, объясните ход своих мыслей (или, если уж на то пошло, их отсутствие).

Элиот мог подробно рассказать, какие решения он принял, — но вот зачем, он сказать не мог. Он без труда излагал факты и последовательность событий и даже подбавлял в нужных местах драматизма, но когда Дамасио просил его проанализировать свою мотивацию: почему он решил, что купить новый степлер важнее, чем встретиться с инвестором, или рассудил, что Джеймс Бонд интереснее собственных детей, — он не знал, что ответить. Эти вопросы ставили его в тупик. Но что еще важнее: его это не смущало. По сути, ему было все равно.

Этот человек из-за своих ошибок и глупых решений потерял все, он напрочь утратил контроль над своей жизнью и прекрасно осознавал, во что ее превратил, — но не проявлял никакого раскаяния, никакого отвращения к себе, даже малейшего стыда.

На том свете полно таких, кто покончил с собой из-за куда меньших неудач. Но Элиот не просто спокойно переживал свою катастрофу — он был к ней безразличен.

Вот тут Дамасио осенило: все психологические тесты, которые Элиот проходил, оценивали его способность думать, но ни один из них не оценивал его способность чувствовать. Врачи были так поглощены исследованием мыслительных способностей Элиота, что ни одному не приходило в голову, что, возможно, сбой тут в эмоциональной восприимчивости. А если и приходило, то стандартизированного теста для такой оценки все равно не было.

Тогда один из коллег Дамасио распечатал стопку жутких изображений: жертвы пожаров, места убийств во всех кошмарных подробностях, разрушенные войной города, умирающие от голода дети — и стал поочередно показывать их Элиоту.

Элиот и глазом не моргнул. Он ничего не почувствовал. Его безразличие просто шокировало — он и сам согласился, что это уже патология. Он был уверен, что в прошлом эти изображения его бы, безусловно, зацепили, что его сердце наполнилось бы ужасом и сопереживанием, что от каких-то из них он бы с отвращением отвернулся. Но теперь… Он просто сидел и глядел на самые мрачные стороны человеческого бытия, не испытывая никаких эмоций.

Дамасио понял, что в этом и была вся проблема:

знания и мышление Элиота не пострадали, но опухоль и/или ее удаление лишили его способности чувствовать и сопереживать.

В его внутреннем мире не осталось ни света, ни мрака — только серый туман без конца и края. Фортепианный концерт дочери вызывал в нем не больше радостных переживаний и отцовской гордости, чем покупка пары новых носков. Потерять миллионы долларов по ощущениям стояло в том же ряду, что и заправить машину, постирать рубашку или посмотреть какую-нибудь чушь по ТВ. Он превратился в ходячую, говорящую равнодушную машину. И каким бы разумным он ни был, без способности расставлять приоритеты и отличать хорошее от плохого он полностью утратил самоконтроль.

Но тогда возникал большой вопрос: если когнитивные способности Элиота (его интеллект, память, внимание) никак не изменились, почему он перестал принимать эффективные решения?

Этот вопрос поставил Дамасио и его коллег в тупик. Всем нам иногда хочется отключить эмоции, потому что из-за них мы часто делаем какую-то тупую хрень, за которую нам потом мучительно стыдно. Психологи и философы веками считали, что сдерживание или подавление эмоций решает все наши жизненные проблемы. Но вот перед нами человек, полностью лишенный чувств и сопереживания, движимый только логикой и рассудком — и при этом в кратчайшие сроки похеривший свою жизнь. И его пример никак не вяжется со всей этой народной мудростью про рациональные решения и самоконтроль.

И тут же возникает второй, не менее каверзный вопрос: если Элиот по-прежнему оставался умником-разумником и мог принимать рациональные решения, то что ж у него работа под откос полетела? Почему он все профукал? Почему игнорировал родных, прекрасно зная, чем это может кончиться? Даже если тебе стали пофиг и семья, и работа, логично было бы все же попытаться их сохранить, разве нет? Те же социопаты вполне в состоянии это понять. Почему же Элиот не смог? Неужели было так сложно время от времени заглядывать на игры Малой лиги? Но

утратив способность чувствовать, Элиот утратил и способность принимать решения.

Он перестал контролировать свою жизнь. […]

История Элиота ставит под вопрос саму идею самоконтроля, саму мысль о том, что мы способны осознанно заставить себя делать полезные вещи вопреки своим внутренним импульсам и эмоциям.

Чтобы пробудить в себе надежду, нужно для начала внушить себе чувство контроля над жизнью. Нужно стремиться к чему-то доброму и светлому и верить, что мы сможем «сделать этот мир лучше». Однако многим из нас никак не удается наставить себя на путь истинный. И случай Элиота может открыть нам глаза на то, почему так происходит. Этот бедный, изолированный от общества, одинокий человек, безразлично глядящий на фотографии изломанных тел и разрушенных землетрясением домов, которые легко бы сошли за метафору его собственной жизни; человек, который потерял все, абсолютно все, но умудрялся рассказывать об этом даже с улыбкой, — этот человек послужит ключом к совершенно новому пониманию того, как работает наше сознание, как мы принимаем решения и насколько мы вообще способны на самоконтроль.

Источник: xcopy / giphy.com

Источник: xcopy / giphy.com

Классическое убеждение

Однажды, когда музыканта Тома Уэйтса спросили о его алкоголизме, он буркнул знаменитое: «I’d rather have a bottle in front of me than a frontal lobotomy» («Лучше бутылка зеленого змия, чем фронтальная лоботомия»). Он был при этом явно на бровях. А, да, и еще на всех телеэкранах страны.

Фронтальная лоботомия — это такая хирургическая операция на мозге: вам просверливают через нос дырку в черепе, а потом аккуратно отсекают лобную долю ножом для колки льда. Эта процедура была изобретена в 1935 г. неврологом по имени Антониу Эгаш Мониш. Он обнаружил, что если взять человека с чрезвычайно повышенной тревожностью, суицидальной депрессией и другими психическими расстройствами (вспоминаем про кризис надежды) и правильно искромсать ему мозг, он становится на загляденье спокойным.

Эгаш Мониш был уверен, что лоботомия — в своей усовершенствованной версии — станет средством от всех болезней, и разрекламировал ее всему миру. К концу 1940-х гг. она стала суперхитом: ее делали десяткам тысяч пациентов по всему свету. А Мониш даже получил за свою разработку Нобелевскую премию.

Но к 1950-м гг. люди начали замечать, что если просверлить человеку дыру в голове и срезать ему кусок мозга таким же макаром, как счищаешь лед с лобового стекла, это может вызвать — кто бы мог подумать! — кое-какие негативные последствия. И под «кое-какими негативными последствиями» подразумевается превращение в овощ.

Да, эта процедура «исцеляла» пациентов от эмоциональных нарушений, но еще и лишала их способности фокусироваться, принимать решения, строить карьеру и долгосрочные планы, абстрактно мыслить о самих себе. В итоге они становились тупо довольными жизнью зомби. Превращались в Элиотов.

СССР стал, как ни удивительно, первой страной, запретившей лоботомию. Советы объявили, что процедура «противоречит принципам гуманизма» и «превращает психически больного человека в идиота». Тут и остальной мир наконец очухался: уж если Иосиф Сталин рассказывает вам об этике и человеколюбии, то, наверное, дела совсем плохи.

Постепенно лоботомию стали запрещать и в других странах, и к 1960-м гг. почти все стали ее ярыми противниками. Последняя такая операция была проведена в США в 1967 г., и пациент умер. Еще десять лет спустя пьяный Том Уэйтс пробурчал по ТВ свою знаменитую фразу — ну, а дальше, как говорится, уже другая история.

Том Уэйтс был лютым алкоголиком и провел большую часть 1970-х в попытках разлепить глаза и вспомнить, где в последний раз оставил сигареты. Параллельно он нашел время сочинить и записать в этот период семь изумительных альбомов. Он писал много, сильно, выигрывал награды, продавал миллионы записей и пользовался популярностью во всем мире. Он был одним из тех редких художников, чье умение выразить состояние человеческой души порой аж пугает.

Его фразочка про лоботомию кажется просто удачной шуткой, но в ней есть скрытая мудрость: она намекает, что лучше страдать от пристрастия к бутылке, чем стать совсем бесстрастным; что лучше быть на самом дне, но иметь надежду, чем жить без нее; что без своих неконтролируемых порывов мы пустое место.

В мире почти всегда существовало некое молчаливое убеждение в том, что все наши проблемы от эмоций и что разуму приходится разгребать бардак, который они устраивают. Так рассуждал еще Сократ: он объявил разум корнем всех добродетелей. В начале эпохи Просвещения Декарт утверждал, что в каждом из нас сосуществуют разумное начало и животные страсти и что эти самые страсти мы непременно должны научиться контролировать. Кант говорил, по сути, примерно то же самое. И Фрейд тоже, хотя у него там еще и сплошные члены. И я уверен, что когда Эгаш Мониш делал в 1935 г. лоботомию своему первому пациенту, он считал, что открыл способ воплотить в жизнь то, о чем философы твердили больше двух тысяч лет: дать разуму контроль над неуправляемыми страстями, чтобы все гребаное человечество наконец взяло себя в руки.

Это убеждение (что с помощью разума мы должны взять верх над эмоциями) дошло до нас сквозь века и продолжает во многом определять нашу культуру. Назовем его Классическим убеждением. Классическое убеждение гласит, что если человек недисциплинирован, несдержан или злобен, это все потому, что он неспособен контролировать свои эмоции, слабоволен или просто псих.

По Классическому убеждению, страсти и чувства — это недостатки, ошибки человеческой психики, которые нужно в себе исправить.

И по сей день мы нередко судим людей, исходя из Классического убеждения. Людей с лишним весом высмеивают и стыдят потому, что их полнота воспринимается как недостаток самоконтроля. Они знают, что им надо похудеть, но продолжают есть. Почему? Наверное, с ними что-то не так, заключаем мы. Курильщики — та же история. И наркоманы, естественно, воспринимаются так же, только у них, как правило, есть еще одно клеймо: мы априори считаем их преступниками.

Для людей с депрессией и суицидальными наклонностями Классическое убеждение может быть даже опасным: мало кому становится легче, когда ему говорят, что он сам, придурок, виноват в неспособности наполнить свою жизнь надеждой и смыслом и что, может, если бы он поднапрягся и пошевелился, мысль повеситься на своем галстуке не казалась бы ему такой соблазнительной.

Мы считаем, что потакать своим эмоциональным порывам значит низко пасть в моральном плане. Мы воспринимаем недостаток самоконтроля как изъян в характере человека. И напротив, превозносим тех, кому удается задавить в себе все эмоции. У нас коллективно стоит на спортсменов, бизнесменов и вождей, которые смогли превратить себя в бессердечных, высокоэффективных роботов. Если гендир спит под рабочим столом и не видит своих детей по шесть недель кряду — вот это да, целеустремленность! Видали? Стать успешным может каждый!

Конечно, нетрудно заметить, как легко Классическое убеждение порождает всякие другие пагубные… хм, убеждения. Если Классическое убеждение справедливо, мы должны уметь держать себя под контролем, избегать взрывов эмоций, не совершать преступлений в состоянии аффекта, отказываться от вредных привычек и мелких слабостей — и все это только за счет силы воли. А если нам это не удается, вывод один: какие-то мы бракованные.

Отсюда эта ложная уверенность, будто для полного счастья нам обязательно нужно себя изменить. Ведь если мы не в состоянии добиться своей цели, сбросить лишний вес, получить должность повыше или приобрести новый навык, это, без всяких сомнений, признак нашей неполноценности. А потому, чтобы не утратить надежду, мы решаем, что непременно должны себя изменить, стать совершенно новым, другим человеком. Стремление измениться подзаряжает нас свежей порцией надежды. «Старый я» не мог избавиться от жуткой тяги к сигаретам, но «новый я» сможет. И мы снова бежим все по тому же замкнутому кругу.

Так

постоянное желание измениться превращается в своего рода зависимость:

каждый цикл «нового меня» заканчивается утратой самоконтроля и ощущением, что пора «менять себя» снова. Каждый цикл — новая доза надежды. Но Классическое убеждение — истинный корень проблемы — по-прежнему не вызывает ни у кого сомнений или подозрений, не говоря уж о мысли наконец от него избавиться, как от сорняка.

За последние пару столетий вокруг этой идеи «изменения себя» расползлась, как запущенное акне, целая индустрия. Эта индустрия пичкает нас лживыми обещаниями и сулит даровать ключи к счастью, успеху и самоконтролю. Но на деле добивается лишь одного: усиления все тех же импульсов, которые изначально заставляют людей чувствовать себя ущербными.

Проблема в том, что человеческое сознание куда сложнее любого «ключа». И просто так изменить себя не получится — более того, я готов поспорить, что это далеко не всегда нужно.

Мы цепляемся за эту сказку о самоконтроле, потому что уверенность в безграничной власти над самим собой — это один из главных источников надежды.

Мы хотим верить в то, что изменить себя так же просто, как найти в себе неприглядные черты. Мы хотим верить в то, что предпринять реальные действия не труднее, чем решить их предпринять и собрать для этого в кулак волю и душевные силы. Мы хотим верить в то, что мы сами хозяева своей судьбы и можем добиться исполнения всех своих желаний.

Но открытие, которое благодаря Элиоту сделал Дамасио, тем и ценно, что показало несостоятельность Классического убеждения. Если бы оно было справедливо, если бы от нас по жизни требовалось лишь научиться контролировать свои эмоции и принимать решения, опираясь на доводы рассудка, Элиот был бы просто суперменом — бесконечно работоспособным, неудержимым и беспощадным в своей практичности. А лоботомии были бы нарасхват. Мы бы копили на них деньги, как сейчас копят на увеличение груди. Но лоботомии никому не помогают, а Элиот потерял в этой жизни все.

На самом деле для того, чтобы обрести контроль над собой, одной силы воли мало. Как оказалось, без эмоций нам не обойтись: от них во многом зависят все наши решения и поступки. Мы просто не всегда это замечаем. […]

В рубрике «Открытое чтение» мы публикуем отрывки из книг в том виде, в котором их предоставляют издатели. Незначительные сокращения обозначены многоточием в квадратных скобках.
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Где можно учиться по теме #мозг

Где можно учиться по теме #психиатрия

Где можно учиться по теме #саморазвитие

Где можно учиться по теме #чувства

Сочинение: Разум и чувство в романе «Преступление и наказание»

Как бы скептики не превозносили рассудительность и ум, а романтики не защищали голос сердца, нельзя опираться лишь на одно из них. Очевидно, что человек, совершая поступок, должен рассчитывать на то и другое, чтобы принять правильное решение. Однако эта простая истина, к сожалению, понятна далеко не каждому.

Родион Раскольников, например, руководствовался исключительно разумом, когда пошел на убийство. Для него оно было «чисто теоретическим», то есть своеобразным уравнением, которое подкрепляло или опровергало гипотезу. Герой заглушил голос сердца, который призывал его к доброте и милосердию. Но если человек «право имеет», чувствами он умеет пренебречь, думал Раскольников и ошибся. Преступление заняло каких-нибудь несколько страниц, все остальное посвящено наказанию. Сам преступник бичует себя и мучает, ведь всем существом раскаивается в содеянном. Если бы герой прислушался к зову души, он бы не убил в себе человека, лишив жизни троих людей.

Другой пример из того же романа – Семён Захарович Мармеладов. Этот человек когда-то служил чиновником, имел все необходимое для достойной жизни и даже женился на вдове с тремя малолетними детьми. Но глава семейства спился и был уволен со службы. Никаких особых причин для горького, беспробудного пьянства у него не возникало. Напротив, забота о большой семье человека обычно сдерживает. Однако герой лишь чувствовал потребность выпить и не мог осознать, как это отразится на его близких. В результате, его единственная дочь Соня пожертвовала честью, получив «желтый билет». Остальные дети и жена его прозябали в нищете. А Мармеладов лишь чувствовал вину. Достаточно ли этого для взрослого человека? Может ли он позволить себе жить так неразумно? Этот пример – мрачная иллюстрация неразумных действий, порожденных лишь чувствами.

Таким образом, анализируя примеры из русской классики, я пришел к выводу, что нельзя полагаться на одну из крайностей. Необходимо принять к сведению и довод разума, и голос чувства, так как решение должно соответствовать и тому, и другому, чтобы человек поступил правильно.         

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Часть первая. Колесница тела. Уровни сознания. Структура человеческой личности. Размышления

Желания человека не должны быть направлены на удовлетворение чувств. Следует желать лишь здоровой жизни, то есть самосохранения, ибо назначение человека — задавать вопросы об Абсолютной Истине…

Шримад-Бхагаватам, 1. 2

В Ведах дается аллегорическая картина нашего тела. Колесница, запряженная пятью лошадьми: пять коней — это чувства, вожжи — это ум, разум — это возница. Душа (сознание) находится в колеснице как седок. Если колесница плохо управляется, это путешествие становится опасным для седока. Если возница не знает интересов седока, то седок (душа) становится лишним в этой колеснице тела. Так как его желания игнорируются, то он страдает на протяжении всего жизненного пути.

Над умом и чувствами стоит разум, определяющий направление действий тела, а над разумом — душа. Поэтому если душа действует под непосредственным руководством Верховного Господа, то нижестоящие разум, ум и чувства естественным образом делают то же самое.

Бхагавад-гита, 3.42, комм.

Атма — душа

Ее истинная природа — вечность, знание и блаженство. А ее ложная природа — это временность, невежество и страдания — называется ложным эго, или аханкарой.

Буддхи — разум

Управляет умом, заставляя его принимать полезные вещи, даже если они неприятны. Его главная функция отвергать всё, что вредоносно для цели его существования.

Манас — ум

Главная функция ума — выбирать приятное для чувств, а неприятное отвергать.

Индрияни — чувства

Чувства притягиваются к объектам чувств подобно тому, как железо притягивается к магниту.

Сверхдуша является первоисточником всех чувств, хотя Сама не обладает ими.

Обеспечивая каждое живое существо всем необходимым для жизни, Господь тем не менее ни к чему не привязан. Трансцендентный к материальным гунам, Он вместе с тем является их повелителем.

Бхагавад-гита, 13.15

Параматма, Сверхдуша, всепроникающее проявление Верховного Господа, присутствует в каждом атоме и сердце каждого живого существа.

Шри Ишопанишад, комм.

В материальном мире живое существо находится во власти собственного ума и чувств. По сути дела, чистая душа остается в этом мире только потому, что ее ум находится под влиянием ложного эго, которое стремится господствовать над материальной природой. Поэтому ум необходимо научить противостоять соблазнам материальной природы, тогда обусловленная душа будет спасена.

Бхагавад-гита, 6.5, комм.

Разум — ближайший сосед души. Наполняясь вожделением, он заставляет душу принять ложное эго и отождествлять себя с материей, а значит, с умом и чувствами. Так вечная душа развивает привязанность к материальным удовольствиям, ошибочно принимая их за истинное счастье.

Бхагавад-гита, 3.40, комм.

В ведической литературе говорится, что самая важная функция разума — различать дух и материю.

Ум непоседлив, неистов, упрям и необычайно силен, укротить его труднее, чем остановить ветер.

Бхагавад-гита, 6.34

С помощью ума человек должен освободиться из материального плена, а не деградировать, опускаясь в низшие формы жизни. Ум может быть и другом обусловленной души, и ее врагом.

Бхагавад-гита, 6.5

…тело порождено желанием испытывать чувственные наслаждения, а органы чувств — это инструменты для удовлетворения желаний живого существа.

Бхагавад-гита, 13.21, комм.

Чувства так могущественны и напористы, что способны силой увлечь за собой ум даже того, кто владеет духовным знанием и старается обуздать их.

Бхагавад-гита, 2.60

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

жить одним разумом нельзя, люди живут чувствами» 

Пунктуационная

Тире здесь не требуется.

Речевая

Как можно »сталкиваться», или вступать в конфликт, »с понятием»?

Пунктуационная

В данном случае требуется заключить слово »чувство» в кавычки.

Пунктуационная

Тире здесь не требуется.

Логическая

Подобная фраза предполагает, что Вы будете рассуждать о писателях нашего времени, но Вы приводите примеры литературных произведений вековой и полуторавековой давности. Какое же это »наше время»?

Пунктуационная

Словосочетание »на ее страницах» вводным не является, поэтому выделять его запятыми не нужно.

Орфографическая

Почему это слово написано с заглавной буквы?

Речевая

Слово »касты» неуместно. Требовалось написать: »два типа героев».

Пунктуационная

Придаточное предложение должно выделяться запятыми с обеих сторон.

Пунктуационная

Запятая не требуется.

Речевая

Неудачная формулировка.

Пунктуационная

Причастный оборот, стоящий после определяемого слова, отделяется запятой.

Фактическая

О какой службе речь? От службы Болконский отказался после ранения под Аустерлицем, а вернулся на нее только в Отечественную войну 1812 года.

Речевая

Вряд ли стоит применять для характеристики Элен такое словосочетание. Оно несет в себе положительный смысл, писатели наделяют острым разумом героев, которые высказывают свободные мысли, героев, способных противостоять пошлой действительности. К Элен все это явно не относится.

Логическая

Вывод очень странный. Как этот вывод соотносится с темой? Непонятно, чей разум помог »выявить виновника деяния»? Разве перед Вами стоит задача »выявлять виновных»? Тема сочинения — совсем другая.

Речевая

Пропущено слово. Надо: является повесть А.И.Куприна »Олеся».

Логическая

До этого Вы написали, что верх над разумом взяли чувства, теперь хотите привести пример о том, что чувства »слились» с разумом, а далее пишете опять о том, что »чувства победили разум». О чем все-таки Вы хотите сказать — непонятно.

Пунктуационная

Запятая после союза лишняя.

Речевая

Неудачное выражение.

Пунктуационная

Запятая лишняя.

Пунктуационная

Запятая нужна перед союзом »что», а не после него.

Речевая

Не понятия переплетаются между собой и влияют друг на друга, а собственно разум и чувства.

Речевая

Не понятия переплетаются между собой и влияют друг на друга, а собственно разум и чувства.

Речевая

Надо: »на основе всего вышесказанного».

Пунктуационная

Обе запятые в выделенном фрагменте лишние.

Пунктуационная

Запятая не нужна.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о