Диалектический взгляд: Диалектика — Википедия – Диалектика — что это такое и законы диалектики в философии Гегеля

Диалектический взгляд — Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Диалектический взгляд

Cтраница 1

Диалектический взгляд на науку со всей четкостью проявился у Либиха в его главном труде по агрохимии.  [1]

Глубоко правильный, диалектический взгляд Бутлерова на научную теорию позволял ему предвидеть широкое развитие своих взглядов в будущем и даже изменение их под влиянием накапливающихся новых фактов.  [2]

В приведенных высказываниях Менделеев непосредственно приближается к диалектическому взгляду.  [3]

Однако намеченные им элементы сравнительного метода в анатомии и палеонтологии объективно прокладывали дорогу диалектическому взгляду на мир.  [4]

Соединение, связь атомов в молекуле, атомов водорода в сложном атоме есть их взаимодействие между собою, таков взгляд Менделеева, и это по сути дела глубоко диалектический взгляд. Указывая, что вся доступная нам природа образует некую систему, некую совокупную связь тел, Энгельс подчеркивал: В том обстоятельстве, что эти тела находятся во взаимной связи, уже заключено то, что они воздействуют друг на друга, и это их взаимное воздействие друг на друга и есть именно движение [ 4, стр.  [5]

В творческом методе Бутлерова были воплощены лучшие черты русского естествознания: материалистический подход к изучению действительности, умение глубоко анализировать общее состояние науки и наметить коренные проблемы, требующие своего разрешения в первую очередь; непримиримо враждебный всякому догматизму и застою и по существу своему диалектический взгляд на развитие самой науки, ее понятий и теорий; неразрывная связь теории и эксперимента, ясное понимание практического значения научных работ; умение подметить новое в науке и неустанная борьба со старым, становящимся тормозом для дальнейшего ее развития, принципиальая критика ошибок и непоследовательностей, с какими бы заслуженными именами и авторитетами они ни были связаны; упорная борьба за свои убеждения и одновременно — глубокая самокритичность, позволяющая освобождаться от собственных ошибок и избегать крайностей.  [6]

Позднее диалектический взгляд на соотношение общего и отдельного был сформулирован Лениным, указавшим на то, что всякое общее лишь приблизительно охватывает все отдельные предметы.  [7]

Бурдье направлена на преодоление односторонности и редукционизма рационализма и механицизма; объективизма и субъективизма. Предлагаемый им диалектический взгляд на мир, реализованный посредством ряда логически связанных концептов — habitus a, социального пространства, структур, практики, — имеет множество привлекательных сторон. Кроме того, он достаточно эффективно реализуется в эмпирических исследованиях.  [8]

Ломоносова атомистические представления достигли уровня передовой химической гипотезы. В развитых Ломоносовым представлениях впервые отражается правильный, диалектический взгляд, который рассматривает материальный мир в непрерывном процессе развития, с определенной направленностью, ведущей к качественному усложнению форм движущейся материи. В Элементах математической химии Ломоносов говорит о том. Корпускулы разнородны, когда элементы их различны и соединены различным образом или в различном числе — от этого зависит все разнообразие тел. Смешанное тело есть то, которое состоит из двух или нескольких начал, так соединенных между собой, что каждая отдельная его корпускула имеет такое же отношение частей начал, как имеет и все смешанное тело. В этих положениях слово элемент, по современной терминологии, есть атом, корпускула — молекула, и начало — элемент.  [9]

Бекетов придерживался материалистических взглядов. В ряде его работ мы встречаем элементы диалектического взгляда на мир. В одной из стоих речей он говорит [5]: Происходит бесконечное и непрерывное изменение в развитии мира, это — вещественная реальность. Эти же взгляды развивает он и в своем учебнике неорганической химии в 1875 году [13] При наблюдении окружающей нас природы ни от кого нг ускользает ее постоянное изменение, без этого не было бы ни развития, ни появления новых форм. Изменения эти, или иначе называемые явления, проявляются в вещественном мире. Такими словами начинает он свой курс неорганической химии. В лекциях по физической химии, подытоживая раздел, посвященный сохранению энергии, Бекетов говорит: Самый важный вывод этого учения есть тот, что движение не уничтожается и подобно материи только видоизменяется. Это учение, вполне разработанное с физической стороны, мало коснулось химического процесса, но мы можем тот же взгляд, как сейчас увидим, с успехом применить к химическому процессу [, стр.  [10]

Если все явления рассматриваются как взаимосвязанные, находящиеся в состоянии постоянного изменения, развития, а источником этого процесса признается присущая им внутренняя противоречивость, то такой подход называется диалектическим. Диалектика объективно присуща природе и обществу, а диалектический взгляд лишь более или менее точно отражает ее в теории.  [11]

Рассмотрение ступеней ведет к процессуальному пониманию педагогического хода обучения. В результате этого мы получаем возможность подойти к

диалектическому взгляду на педагогические процессы. Изучение ступеней педагогического процесса заставляет педагога конкретно рассматривать проблематику развития ребенка и подростка; оно ведет к широкой рефлексии целевых проектов н концепций процесса, свойственных данной ступени, к выработке критериев достижения целей ступеней и структуры методов воспитания и обучения на каждой ступени.  [12]

Описанное выше впечатление, что существуют две противоположные тенденции в понимании интеллекта, в философском плане находит свое выражение в этом противопоставлении метафизического и диалектического взглядов на интеллект. Когда эта противоположность описана в таких общих терминах, кажется почти несомненным, что диалектический взгляд на интеллект наиболее адекватен действительности. Но как ни удивительно, столь метафизическое понятие, как IQ, прочно укоренилось в умах людей, и его все еще защищают в определенных областях психологии, занимающихся измерением интеллекта.  [13]

Под влиянием идей революционных демократов — Белинского, Герцена, Добролюбова, Чернышевского-был воспринят критический подход к научным исследованиям, материалистическое учение и диалектический взгляд на явления природы.  [14]

Роль Дальтона в энгельсовской оценке также получает новое освещение. Диалектика стихийно начала уже проникать в химию вместе с дальтоновской атомистикой, в то время как сам Дальтон продолжал мыслить по-старому и не отдавал себе отчета в том, что в его открытии заключается зародыш принципиально нового, диалектического взгляда на химическое вещество. Но как бы слабы ни были ростки новых представлений о природе, вызванные открытиями Дальтона, они, как и все новое, прогрессивное, были неодолимы в своем дальнейшем развитии; они привели к крушению тот метафизический взгляд на атомы, который разделял сам Дальтон.  [15]

Страницы:      1    2

Теория диалектики. Диалектика как учение о развитии

Величайшим философским открытием является мысль о том, что окружающий человека мир, сам человек, со временем претерпевает изменения, находится в развитии. С возникновением опытной науки Нового времени начинает формироваться представление о развитии, как об особом типе движения которое характеризуется:

  1. необратимостью

  2. направленностью изменений ведущих к возникновению нового

  3. качественное изменение материальных и идеальных систем.

Идея развития становится предметом изучения естествознания и философии, возникают различные противоположные взгляды на развитие в которых по разному объясняются его причины и закономерности:

диалектика метафизика (противоположные концепции)

(Рассматривает (Направление которое рассматривает мир в состоянии покоя)

в динамики)

В древнегреческом обществе под диалектикой понимали – ведение ученой беседы, в ходе, которой путем столкновения противоположных мнений достигается истина. Как теория аргументации, она часто объяснялось в современной западной литературе.

В другом значении диалектика это учение о свойствах и развитии, о противоречиях и единстве противоположностей. Также имела свои корни в античности (Гераклит развил учение «о текучести бытия». Это был стихийно диалектический взгляд на мир, это учение рассматривалось как первая историческая форма диалектики).

Диалектические идеи развивались на протяжении всей истории философии (например Н.Кузанский, Д.Бруно, Дидро, Гегель). Согласно философии Гегеля диалектика – это всеобщий метод познания; он представил весь материальный духовный мир в процессе (постоянное движение, изменение, развитие в результате борьбы противоположностей). В основу этого процесса было положено идеальное духовное начало – абсолютная идея. Это вторая форма.

В марксистской философии диалектика Гегеля получила материальный характер (3 форма диалектики).

Она основывалась на признании диалектикой объективного мира, отражением которого является субъективная диалектика, т.е. диалектическое мышление (развивается материальный мир и это находит свое отражение в сознание человека идеально).

Всеобщие принципы и законы диалектики.

Диалектика – это теория и метод. Как теория она обосновывает динамическую картину мира, где все явления находятся во взаимодействии, взаимообоснованности в изменении и развитии. Как метод она ориентирует человека в его познавательной деятельности, в которой используются диалектические принципы.

Основные принципы диалектики

:

  1. Всеобщая связь

  2. Принцип развития

Основные законы диалектики:

  1. Переход количественных изменений в качественные.

  2. Единство и борьба противоположностей.

  3. Закон отрицания отрицания.

+ Система философских категорий.

Под связью понимается универсальная взаимозависимость, взаимоусловленность предметов действительности, что отражает единство мира. Главное внимание диалектика обращает на развитие, понимает развитие как необратимое, направленное, качественное изменение систем. Развитие – очень сложный многообразный процесс, может быть прямолинейным и зигзагообразным, ускоренным и замедленным, прогрессивным и регрессивным. Законы диалектики (см. лекции по истории философии – Гегель)

КАТЕГОРИИ ДИАЛЕКТИКИ:

Категории философии как ступени философского познания. Среди разнообразных познавательных средств видное место занимают функциональные понятия науки (категории).

Философские категории – понятия философии, являющее обобщенное знание о свойствах и связях действительности.

Впервые термин категории ввел Аристотель (гр. – высказывание). Он выделял сущность, количество, качество, отношение, место, время, положение, действие.

Спустя многие столетия новую попытку классификацию философских понятий предпринял И.Кант. Он полагал, что категории – чистые, мыслимые формы, которые рассудок содержит в себе до опыта. Составил таблицу категорий, состоит из 12 понятий объединенных в 4 группы: количество, качество, отношение, модальность.

Гегель впервые разработал развернутую систему взаимосвязанных категорий, представил их как ступени развития абсолютной идеи, а следовательно всего мира.

В материалистической диалектики категории рассматривались как отражение и преобразование сознания человека, свойств и связей объективного мира.

В качестве основных категорий диалектики выеляют:

1. Количество, качество

2. Единичное, общее, особенное,

3.Целое, часть

4.Элемент, система, структура

5.Содержание, форма

6.Причина и следствие

7.Необходимость, случайность

8.Явление, сущность

9.Возможность, действительность

ЕДИНИЧНОЕ, ЦЕЛОЕ.

Сравнение отдельного объекта с другим объектом приводит к выделению свойств объектов (болезнь: первые свойства принадлежат только данному объекту, другие повторяются в ряде объектов и являются общими для некоторого общества).

Результаты сравнения фиксируются в категориях единичного и общего.

ЕДИНИЧНОЕ – категория или понятие для обозначения неповторяющихся присущих только данному объекту свойств.

ОБЩЕЕ – категория, обозначающая свойства, повторяющиеся в некотором множестве объектов (в болезни выделяется несколько симптомов)

Единство единичного и общего, их синтез выражен в категориях особенного. Реальный предмет или отдельное, есть прежде всего явление, процесс или предмет, имеющий единичные и общие свойства.

ЧАСТЬ И ЦЕЛОЕ – разделение целого на части и объединение частей в целое осуществляется с помощью анализа и синтеза и опирается на категории целое и часть. Как логические категории часть и целое исследовались, начиная с Аристотеля, однако всестороннему анализу они подвергаются в новом времени в связи с развитием естествознания и разработкой аналитического метода.

В этот период в результате одностороннего анализа целое рассматривалось как простая механическая сумма частей, т.е. часть это то, что в соединении с другой частью составляет целое, а целое – это то, что содержит в себе части. Однако такое механически сумативное понимание целого и частей оказалось недостаточным, когда выясняют отношения между ними.

Диалектический подход означает, что целое не может быть сведено к простой коллективной сумме частей (целое – куча песка, груда камней, строго говоря целым не является, поскольку оно характеризуется вешними случайными свойствами и свойства такого целого совпадают с простой суммой свойств, составляющих его частей). Отношение части и целого это прежде всего взаимодействие, целое обладает свойствами, отсутствующими у каждой части в отдельности. Взаимодействие частей – появление новых интегративных свойств.

ПРИЧИНА, СЛЕДСТВИЕ – исследование объекта ведёт к познанию разнообразных свойств, в которых он находится. Одним из них является причинно-следственная связь (каузальная связь). Под каузальной связью понимается связь, одна из сторон которой (причина) порождает другую сторону (следствие, действие), поэтому появление причины и следствия называется причинение – это важная характеристика причинно-следственной связи.

Например: камень (причина) разбивает стекло (следствие).

— Всякая причина порождает определённое следствие, всякое следствие порождено определённой причиной.

— Однако, появление причины и следствия не является односторонним, следствие в свою очередь воздействует на свою причину. Свойства двух сторон – взаимодействие. Обычно при взаимодействии выделяют активные и пассивные стороны, считают первую причиной, вторую – следствием. Такое упрощение в определённых пределах допустимо. Однако развитие науки показало, что воздействие первой стороны на другую ограничено и не может быть распределено на все виды причин и связей. Это привело к пониманию причины как взаимодействия между объектами или сторонами объекта, а следствие как изменение в объектах или стороны объекта.

Исследование причин явлений – важная задача науки. Однако решение этой задачи связано с рядом трудностей:

  1. Среди многочисленных связей не всегда просто можно выделить причинно-следственную связь (кроме этого – это не значит, что по причине этого).

  2. Многие явления порождены ни одной, а несколькими причинами (одна причина приводит несколько следствий).

  3. Трудность установления причины состоит в возможности смешения с поводом.

НЕОБХОДИМОСТЬ, СЛУЧАЙНОТЬ – это философские категории, которые выражают отношение к основанию или сущности его отдельных проявлений.

Необходимость– это то, что обязательно должно произойти в данных условиях в форме, которая зависит от сущности происходящего и сложившихся условий.

Случайность – это конкретная форма осуществления необходимости, различна по отношению к основанию или (сущности процесса). Она выступает как случайность.

Основные позиции:

  1. фатализм – любое событие оказывается изначально предопределённым.

  2. релятивизм – события превращаются в хаос случайностей.

Диалектический материализм:

Необходимость– это способ неизбежного разрешения противоречия, прокладывает себе дорогу через случайность, а случайность – дополнение и форма проявления. Т.е. за случайностью всегда скрывается необходимость, которая определяет ход развития в природе и обществе.

Случайное – это возможное при соответствующих законах.

Сущность, явлениесущность –совокупность глубинных свойств, отношений и внутренних законов, определяющих основные черты развития материальной системы.

Явление –конкретные события, свойства, процессы, выражающие внешние стороны действительности, представляющие формы и проявления некоторой сущности.

В мире нет сущности, которая бы не проявлялась, не обнаруживалась и была бы не познавательной, как нет явления, которое не заключало бы в себе никакой информации о сущности. Сущность всегда проявляется, явление всегда существенно.

Сущность всегда скрыта за поверхностными явлениями, чем она глубже лежит, тем сложнее, труднее процесс ее познания. Если бы сущность и явление совпадали, всякая наука была бы излишней. Сущность более устойчивая, чем конкретное явление, но в конечном итоге сущности всех систем изменяются в соответствии с законами (закономерностями).

ПРОБЛЕМА СОЗНАНИЯ.

Одна из сложных философских проблем. Сознание не имеет свойств материальных предметов, не воспринимается органами чувств. Его нельзя видеть, осязать, измерять, взвешивать. Однако любой человек, мыслит, чувствует, обладает способностью действовать.

Представления:

О душе, как о какой-то таинственной силе, которая руководит человеком; душа наделялась независимо от тела существованием, бессмертием, способностью переселяться в другие тела (философия буддизма).

Эти представления, возникшие в глубокой древности, явились предпосылкой для большинства поздних религиозных учений, как о божественном даре (искра божья – душа).

С возникновением философского мировоззрения понятие Бог, Дух, Душа, сохраняясь преимущественно в религиозных учениях, трансформировались в понятия ум, разум, мышление, сознание. В зависимости от характера философской системы эти понятия трактуются с идеалистических или материалистических позиций (объективный идеализм– безличный, универсальный дух (надиндивидуальное сознание) – первооснова всего сущего – мировой разум Гегеля, мир идей Платона;субъективный идеализм– психологическая деятельность индивида как единственная реальность).

Вульгарные материалисты XIX века

Бюхнер, Молешотт, Фохт считали, что сознание материальное, рассматривали его как секрецию мозга.

«Мысль находится почти в таком же положении к мозгу, как желчь к печени, а моча к почкам».

Однако психическая деятельность, основывающаяся на физических, биохимических, биофизиологических и других материальных процессах, является не материальной. Она не материальна. Эта идеальная деятельность, сущностью которой является отражение мира объективного в идеальных образах, формирующихся в сознании.

Сознаниеразвивается из всеобщего свойства материи, свойства отражения.

Отражение– свойство материальных образований воспроизводить в ходе взаимодействия свойства и особенности других систем (в живой и неживой природе). В простейших случаях – это отпечатки.

Ступени живой природы– живые организмы обладают раздражимостью и чувствительностью.

Раздражимость– это способ живых организмов целесообразно отвечать на кратковременные воздействия среды (растения реагируют на изменение температуры, смены дня и ночи; одноклеточные организмы на пищевой раздражитель). При увеличении уровня организации живого появляется качественно новое свойство – чувствительность.

Чувствительность– это способность отражать свойства предметов в форме ощущений, т.е. это начало форм психики.Психическое отражение– выражает способность живых организмов анализировать сложные комплексы одновременно воздействующих раздражителей и обращать их в виде целостного образа ситуации. Высшие животные способны к некоторым видам рассудочной деятельности, но сознанием они не обладают. Высшей формой отражения является сознание человека, которое по сравнению с мозгом животных имеет более сложную организацию, кроме того сознание является не только функцией мозга, но и продуктом общественного развития.

2.История диалектики.

Диалектика как теория и метод познания в своем историческом развитии прошла несколько этапов.

Основные исторические формы диалектики:

1. Наивная, или стихийная диалектика античности.

Получила наиболее яркое выражение в философии Гераклита. Он впервые попытался показать мир в его непрерывном изменении, обусловленном борьбой противоположных начал. Он считал, что все существующее постоянно переходит из одного состояния в другое («Все течет, все изменяется»). Единый общий закон развития, по Гераклиту, — борьба противоположностей (*холодное – теплое, сухое – влажное, бытие – небытие). В то же время он утверждал, что все «изменяясь, покоится», что привело его к выводу о единстве изменчивости и устойчивости мира, что обусловливает его целостность. Диалектику античности принято характеризовать какнаивную, или стихийную, т.к. ее положения и выводы не являются научно обоснованными, а имеют созерцательный характер, опираются на непосредственные наблюдения за стихийными явлениями.

2. умозрительная диалектика Средних веков.

В философии Августина Аврелия диалектика была основана на представлении о единстве двух противоположных миров – небесного, божественного (вечного и неизменного) и земного, природного (изменчивого и преходящего). вСредневековой схоластике (Ф.Аквинский) диалектика понималась как способ мышления, основанный на единстве двух противоположных способов познания – веры и разума, при котором средствами разума обосновываются идеи, принятые на веру.

3.Диалектика эпохи Возрождениякак учение о противоположностях.

Представлена в философии Н.КузанскогоиДж.Бруно. Развивая принциппантеизма,Н.Кузанскийутверждал единство Бога и мира: все бесконечное многообразие природного и человеческого мира представляет собой божественное проявление. На основании этого Кузанский пришел к мысли о том, что Бог представляет собой единство противоположностей: абсолютного максимума и минимума (конкретной вещи), причины и следствия (творящего и сотворенного), бесконечного и конечного. Принцип единства противоположностей он распространил на реальный природный мир. Природный мир рассматривался живой организм, все части которого находятся в общей взаимосвязи и существуют в постоянном движении, развитии.

Дж.Бруноутверждал существование единой Божественной субстанции, которая является источником множества разнообразных вещей и причиной единства противоположностей. В Боге совпадают телесное и духовное, целое и часть, материя и форма, объективное и субъективное и т.д. При этом одна противоположность всегда есть начало другой: уничтожение – начало возникновения, возникновение – уничтожения, любовь – начало ненависти и наоборот, яды могут служить лекарством, а лекарства – ядом и т.д.

4. Идеалистическая диалектика г.Гегеля (немецкая классическая философия).

Г.Гегельвыступил систематизатором диалектических взглядов, разработал диалектику как универсальную теорию и всеобщий метод познания, противопоставил диалектический подход метафизическому, сформулировал основные принципы, категории и законы диалектики. В системе Гегеля весь материальный и духовный мир был представлен в виде процесса, т.е. в непрерывном движении, изменении и развитии, внутренней причиной которого является борьба противоположных начал. Однако Гегель объяснял диалектику с позицийобъективного идеализма: развитие мира рассматривалось им как ступени саморазвития духовного начала – абсолютной идеи.

5. Материалистическая диалектика (марксизм).

К.Маркс и Ф.Энгельс увидели в философии Г.Гегеля противоречие между диалектическим методом и идеалистической системой и разработали материалистическую диалектику. Диалектика становится наукой, изучающей наиболее общие законы развития природы, общества и человеческого мышления.

учение Г.Гегеля послужило важнейшим теоретическим источником материалистической диалектики. Естественнонаучным основанием диалектико-материалистического осмыслении мира явились величайшие научные открытияXIXв.: закон сохранения и превращения энергии (Майер, Ломоносов) свидетельствовал о взаимосвязи и взаимопереходе различных форм движения материи; открытие клеточного строения живых организмов (Шлейден и Шванн) указывало на единство органического мира; эволюционная теория (Дарвин) обосновывала, что мир находится в состоянии непрерывного изменения и развития.

Диалектика

Трудность изучения философии Платона — 1.
— 13.05.12 г. —

Философия Платона весьма трудна в изучении, но не только потому, что в ней заложены колоссальные знания, но и потому, что она обладает, как и любая диалектика, сверхчувственными моментами, которые попросту невозможны для наук и, следовательно, не могут быть понятны ими. Однако и в своей рациональной части философия Платона также плохо понимается в науках, что связано с рядом обстоятельств, о которых следует сказать перед разговором о первой диалектике.
    Мы остановимся на ряде положений, указанных Гегелем, так как перед современным изучением философии Платона следует ознакомиться, прежде всего, именно с ними. С ними следует ознакомиться и вообще, для обретения знаний, и особенно перед критическим осмыслением философии Платона, а то обычно после её поверхностного научного изучения следовала материалистическая критика, и суть великого философского наследия вообще исчезала. А вот суждения Гегеля (кстати, так же как и Платон, причисляемого к объективным идеалистам, т.е. хотя бы как человека, явно разбирающегося в близком ему материале) и его критика обычно игнорируются в науках. Это понятно. Во-первых, его диалектические замечания сами малопонятны материалистическим наукам. Во-вторых, философия Платона после суждений Гегеля предстает совсем не в том виде, как этого хочется наукам, особенно, в свое время, хотелось диалектическому материализму: например, в ней высвечиваются всем понятные положения о разумном устройстве государства, никак не сочетавшиеся со стремлением наук в некоторых странах к восхвалению коммунизма. В-третьих, замечания Гегеля открывают пути не только к изучению философии Платона, но и к умению самостоятельно думать, что оставляет за бортом умные слова ученых и их учебники, и преподаваемая повсеместно «история» философии оттесняется самой философией, причем еще в таком великолепном исполнении, какое было сделано Платоном. И разговоры многих бюджетных философов остаются, как говорится, за бортом. А им, обремененным степенями и должностями, это надо? Нет, кончено же. Им надо, чтобы читали их учебники. А тут какой-то Платон! И Гегель! Так что теперь при исследовании философии Платона замечания Гегеля, точнее — их некоторые моменты, акцентируются, пожалуй, впервые (хотя и сами требуют досконального изучения, но это уже потом).
    Итак, обращение к замечаниям Гегеля, как объективного идеалиста по версии диамата, и само по себе нужно, и не удивительно: наверное, всем уже понятно, что лучше почитать труды Платона и Гегеля, чем учебники про их философии и про ученые догадки про их мнения…

 А. Первое и, пожалуй, самое главное, о чем сказал Гегель, так это то, что Платон отличает чистые мысли разума от деятельности рассудка, и поэтому при изучении трудов Платона и его философии не стоит задерживаться на рассмотрении чувственного и его обманов: значение имеет только чистое мышление, и поэтому рассудочные материалистические и научные представления и рассуждения вообще не уместны при изучении философии Платона.
    В целом это замечание, на первый взгляд, понятно, ибо соответствует много раз уже процитированным словам Платона из его «Государства» о зримом и умопостигаемом [«Государство», VI, 509d]. Но только вот если присмотреться повнимательнее, то возникают многие вопросы и парадоксы.
    Во-первых, материалистическое мышление в отношении зримого и умопостигаемого представляет себе два неких мира, ибо обычно так в науках идентифицируются зримое и умопостигаемое. Но даже в самом общем понимании термина «мир» возникает несуразица: мира умопостигаемого… не существует в том смысле, как трактует это слово материализм, и этот мир, значит, совсем не мир, по меньшей мере, совсем не то, что обычно этим словом обозначается. Еще иногда используют более обтекаемое слово «область», существования самой которой может и не быть; тут словесная эквилибристика позволила сыграть на различии значений слова. Но все равно в этой области должно что-то быть: должно быть то, что к ней относится. И здесь опять можно подискуссировать, но мы сразу приведем слова самого Платона, например, такие: «благо не есть существование, оно — за пределами существования»1 [«Государство», VI, 509b]. Иными словами, затрагивая умопостигаемое, приходится говорить о том, что, как очень хорошо выразился сам Платон, за пределами существования. Можно было бы, как кажется, все свалить на небытие, но что оно такое — это совсем другой вопрос, причем, по Платону, оно есть, и «небытие, бесспорно, имеет свою собственную природу» [«Софист», 258b] 2, оно существует (это и науки признают). Поэтому для наук и вообще для материализма возникает парадокс философии Платона, который на их основе ни понять, ни даже оценить нельзя. (Поэтому философия Платона критиковалась как объективный идеализм, т.е. как нечто изначально несостоятельное, но это — по мнению диамата.) А как без одного из базовых положений философии Платона о ней рассуждать? Да еще критиковать? Это Гегелю можно — его же считали объективным идеалистом, и он, получается, о своем писал. А вот для наук это всё чуждо, поэтому они и бессильны при изучении философии Платона.
    Во-вторых, можно, конечно же, материалистам писать о том, что они отличают мысли разума от рассудка, но ведь это всё будет пустыми словами, ибо речь им придется вести о неведомом им, о том, чего именно для них самих не существует, и они, как минимум, попадут в парадокс Парменида. Более того, наукам придется а) признать внерассудочные формы мышления, существование мышления и сознания вне человеческого сознания, т.е. опровергнуть материализм и себя, и б) попасть под критику известной академической комиссии по борьбе со лженауками. Поэтому наукам и остается, что копошится в собственных узаконенных мнениях, в то время как диалектика уже давным-давно вышла в постижение.
    В-третьих, разум по Платону, по Гегелю и в смысле современного диалектического значения следует отличать даже от разума по Канту, не говоря уж о материалистических и научных представлениях о нем. Разница тут колоссальная. Более того, необходимо еще уметь выходить на уровень разума. Для этого в современной диалектической философии используются не только соответствующие диалектические методы познания и постижения, аналогов которым нет в науках, но и даже эзотерические тренинги мышления и технологии по его «ускорению»: образно говоря, без превышения первой космической скорости нельзя выйти на орбиту Земли, второй — уйти с нее, третьей — уйти за пределы солнечной системы, четвертой — уйти за пределы галактики, но также, соответственно, нельзя выйти за рамки материалистического мышления, освоить диалектическое мышление, применять постижение и войти в сферу чистой логики.
    В-четвертых, и это очень важно, следует, как писал Гегель, отделять представления, которые почему-то часто понимаются как понятия.
    А ведь тут еще возникает и путаница с самими понятиями: в науках используются рассудочные понятия, и они совсем не то, что понятия представляют собою в диалектике и в мире. Гегель конкретно указал, что при изучении философии Платона следует знать, что такое понятие, а без этого изучать философию Платона бессмысленно; а науки ее изучают, причем на основе своих представлений, а не на основе категорий Платона, что является очевидным нонсенсом…
    Итак, кроме объяснений а) того, как есть то, чего не существует, и б) что есть понятие (в диалектической философии, в философии Платона, в философии Гегеля и в современной диалектической философии — тут это одно и то же), возникают и сопутствующие им положения, которые не менее запутаны или даже мистичны для материализма и наук 3. Так что легкое гегелевское утверждение о том, что Платон отличает чистые мысли разума от рассудка, превращается для материализма и наук в настоящие смысловые, понятийные и терминологические дебри.
    И научные представления и рассуждения вообще мало уместны при изучении философии Платона.
    А, главное, науки при изучении сути философии Платона и шагу не могут ступить, ибо отрицают её сущее, лишь называют его объективным идеализмом. Но философия Платона, как и философия Гегеля, не идеализм, а диалектика. Однако и тут будут возникать споры, главное, о том, что такое диалектика 4. Так что разъяснять придется уже не только то, как может быть то, чего не существует, и что есть понятие, но также и то, что такое диалектика и др. (Собственно для этого и афиширована диалектическая философия на современном этапе своего развития — современная диалектическая философия, — и действует проект ДИАЛЕКТИКА. Но это для тех, кому интересно учиться, кто хочет познавать мир, и кто хочет быть свободным.)
    Наверное, следует добавить и то, что многие из только что обозначенных положений, а также иные, относящиеся к этой области рассуждений, имеют колоссальное гносеологическое значение. Например, именно тут можно найти истоки знаменитого гегелевского утверждения о том, что закон исключенного третьего есть всего лишь рассудочный тезис, когда рассудок, желая избегнуть придуманного им же противоречия, впадает в него.
    Осталось сказать, обозначенная область рассуждений весьма значима не только для изучения философии Платона, но и для разных сфер познания и наук, в т.ч. и для логики (для развития логики современная диалектическая философия использует многие знания философии Платона, как бы кому удивительным это не казалось бы)…

 Б. Надо особо подчеркнуть, что одним из существенных аспектов проблемы изучения философии Платона выступает ограниченность материализма как вида идеализма, хотя обычно считается, что материалистическая и, соответственно, научная точка зрения объективна и верна, а вот Платон, как объективный идеалист, что-то там не понимал. И, соответственно, возникают вопросы, в т.ч. уже обозначенные на сайте, например о том, как на основе материалистических представлений можно мыслить качественно иное, например, — то, что в ряде стран называли объективный идеализм, о чем уже был разговор.
    На основе материализма методологически неверно и даже глупо рассматривать философию Платона, отрицающую примат материального; например, даже сами ученые признают хотя бы то, что, например, в диалоге «Теэтет» Платон дал убедительную критику сенсуализма.
    Главное, уже совершенно очевидным становится следующее положение: диалектика (философия Платона, философия Гегеля и современная диалектическая философия) принципиально отлична от наук и от материализма в целом. А теперь за счет деятельности современной диалектической философии диалектика и науки четко разграничены.
    При этом также следует понимать и то, что есть идеализм, который суть материализм (материалистический идеализм) и субъективизм (субъективный идеализм). А объективного идеализма, по сути, нет: объективный идеализм — вульгарное название некой части субъективизма, которое нужно было материализму по идеологическим соображениям. Поэтому материализм как часть несовершенного по своей сути идеализма никак не может дать оценку диалектике и, в частности, философии Платона.
    И тут, конечно же, следует сказать о том, что оценивать и исследовать философию Платона совершенно невозможно на основе обыкновенной логики (содержание которой Гегель, как известно, удостоил презрения). Это утверждение по природе своей присуще самой философии Платона, который показал несостоятельность базовых воззрений Парменида. Кроме того, идеи по Платону можно понять только на основе диалектики.
    Так что материализм, науки и их логика бессильны при исследовании философии Платона. Это надо всегда помнить. Философия Платона более совершенна, чем материализм.

Более того, как написал Гегель, для изучения Платона требуется разнородные представления, многие из которых вообще не присущи материализму и наукам — краски чувственности (здесь: а не только голые факты), отрешенность (здесь: самость) чистого мышления и равнодушие духа (здесь: безотносительность диалектического познания) к любым интересам (а вот науки подвержены мнениям, идеологии и вообще зависят от финансирования, но ведь, как известно, кто платит, тот и заказывает музыку, так что науки не самостоятельны, они зависят от властей и крупного капитала 5). А диалектике не только указанное выше умопостигаемое важно, но и краски чувственности, и равнодушие духа. Лучше Гегеля и не скажешь! И если материализму и наукам присуща голая чувственность (снабженная, к тому же, самыми разными гипотезами и даже явными придумками ученых), то философии Платона присущи все краски чувственности и чистота умопостижения, мыслимых в лоне беспристрастного духа.
    При этом, кстати, на что указал и Гегель, мифологемы включают чувственные образы, поэтому не могут быть чистыми мыслями, так что от них, как и от образов чувственности, следует переходить к мыслям разума, что в материализме (науках) сделать невозможно, поэтому соответствующие знания и недоступны наукам.
    И, опять же, выходит, что на основе материализма методологически неверно и даже глупо рассматривать более богатую, красочную и сочную философию Платона; материализм слишком муж ограничен по сравнению с нею. Недаром же Гегель писал, что нельзя обсуждать положения философии Платона на уровне умозрения (здесь: материализма и наук).

Понятно, что эта, вторая область рассуждений имеет принципиальное парадигмальное значение как сама по себе, так и для изучения оснований и тем философии Платона.

 В. Отдельно отметим, что Гегель указал на существенное отличие эзотерической и экзотерической частей философии Платона. Это весьма важное положение, ибо оно указывает на то, что Платон использовал некоторые эзотерические знания. Но это уже совсем диковенный для наук вопрос, который в рамках проекта ДИАЛЕКТИКА будет рассматриваться в отдельном порядке.
    Однако следует отметить то, что при изучении философии Платона требуется понимание иносказаний и мифов, которые очевидны наукам (и сами по себе, и как методы изложения отдельных вопросов), но не понятны по смыслу и зачастую кажутся аллегориями, хотя, на самом деле, являются отблесками смыслов древних знаний, известных Платону, или еще более сбивающими с толку указаниями на них.
    Для того, чтобы понимать Платона, следует знать эзотерику, иллюзорную для наук (в современной диалектической философии для этого даже были созданы отдельные области познания и диалектические науки 6).

…Существует еще ряд областей рассуждений, так или иначе касающихся парадигмальных, методологических, предметных и других трудностей изучения философии Платона, ее основ и ряда ее базовых вопросов. Но пока не стоит загромождать текст несколько непривычными для современного образования и наук такими общими вопросами, тем более, что эти вопросы имеют большое значение для развития познания и весьма практичны, т.е. составляют ряд диалектических ноу-хау и мощь современной диалектики. (А во второй части статьи мы обозначим ряд частных вопросов.)

Примечания.
1
Так как имеются различные переводы трудов Платона, то указываем, что цитирование производится по следующему изданию: Платон. Собр.соч. в 4 т. — М., 1993, 1994 (Филос.наследие).
2
У Гегеля, кстати, есть знаменательная фраза: «Начинающегося еще нет; оно лишь направляется к бытию», которую нельзя осмыслить на основе материализма и, тем более, формализовать на основе обыкновенной логики. Так что бессилие материализма и наук при анализе диалектики и ее положений очевидно.
3
По словам Гегеля, «мистика, несомненно, есть нечто таинственное, но она таинственна лишь для рассудка», а для разума, как мы обычно добавляем, нет.
4
Особенно путанной ситуация стала после того, как В.И.Ленин назвал диалектику теорией познания марксизма. Однако и тут есть интересный момент: в предисловии к английскому изданию «Капитала» К.Маркс писал, что перевернул диалектику Гегеля, т.е. использовал не ее, а некоторый перевертыш. Но об этом диаматовцы не смели говорить, и ложь довела диамат до забвения.
5
Мы уже не раз напоминали о том, что во второй половине  ХХ в. науки стали мишенью острой социальной критики (см., напр.: Кара-Мурза С.Г. Наука и кризис цивилизации // Вопросы философии. — 1990. № 9). Многие критики подчеркивали ее дегуманизированный характер и т.п.
6
Например, эзотеология.

Продолжение: «Трудность изучения философии Платона — 2».

См. «Т: об имении отсутствия существования»,
«Диалектическая философия. Общие положения»,
«Диалектическая философия действительна и наднаучна»,
«Предмет диалектической философии», «Диалектической философии Смысл»,
«Диалектическая философия и науки»
и «Идеализм».

 


 

Обсуждения: http://all-discussions.livejournal.com/34053.html

Диалектика

Человек диалектический (Homo dialecticus).
— 07.02.10 г. —

Человек диалектический создан идеей и служением обществу;
определение понятия человека диалектического является одним из важнейших достижений современной диалектической философии.
Автор Новейшей философии.

В объективном экзистенциализме обосновывается неверность многих научных и прежнеэкзистенциальных представлений о казуальности, наивности, беспомощности и т.п. существования человека в мире. Эти положения были вызваны, в основном, буржуазными посылками, направленными на подавление личности и борьбы простых людей за достойное существование, а также социальной растерянностью и сентиментализмом ряда писателей, эпизоды чьих произведений, в силу их творческого потенциала, казались столь жизненно реальными, что нередко рассматривались в научной плоскости (сейчас разные придумки обнаучивает, преимущественно, негативная часть philosophy of mind).
    Основой объективного экзистенциализма, опирающегося на опыт 1, а не на эксперименты и не на  субъективные относительные представления о переживаниях, эмоциях и т.п., является (наднаучное) диалектическое познание 2, еще при Гегеле взошедшее на недосягаемые для наук высоты 3.
    Благодаря диалектическому познанию (современная диалектическая философия) человек оказывается знающим (не в смысле наук, они слабы, а в смысле сверхчувственных представлений 4) и, значит, освобожденным, в том числе от навязываемых ему страхов, ощущений тревоги и подавленности, от многих довлеющих факторов прежних идеологий и экзистенциализма.
    Человек диалектический понимает мир и ощущает свою свободу.

Диалектическое познание превращает человека экзистенционального (Homo sapiens) – умного, но затюканного, обманываемого, испуганного – в человека диалектического (Homo dialecticus) – человека гордого, понимающего мир, знающего свое предназначение и реконструирующего свою жизнь, причем не только в ее физической части.

Человек диалектический – такой же, как и все люди, только он свободный и человечный, потому что он – человек знающий и нравственный.
    Он не заморачивается проблемам материального существования, которые, при наличии знаний, можно успешно решать 5, и не подчиняется им.
    Человек диалектический – не фихтевский человек и не сверхчеловек Ницше, и он не просто противоположен им;  человек диалектический – человечен и действителен 6.

Человек диалектический – не в-себе-личность (не эгоист и т.п.), а человек-для-общества; в этом смысле, в частности, в современной политической экономии  уже выдвинут концепт общества достойно живущих людей, который, очевидно, существенно отличается от научных ведений разговорчиков о спросе и о других побасенках экономикса и проч.

А пока науки продолжают свою деятельность, и люди занимаются своими делами (понятно – не следует заставлять людей делать даже то, что считаешь хорошим для себя), человек диалектический сам создает себе свою личную жизненную стратегию и формирует основу своей реальной жизни 7, а не только занимается вопросами ее физической части, которую, к тому же, фетишизируют имеющиеся рационалистические (материалистические) и научные представления.

Человек диалектический – человек свободный и человечный,
    человек знаний и устремлений,
человек диалектический – человек, понимающий мир,
    человек, познавший свое существование,
человек диалектический – человек, знающий цели своей жизни и ее предназначения,
    создающий личную жизненную стратегию и реализующий проект своей жизни,
человек диалектический – человек, реконструирующий свою жизнь,
    причем не только в ее физической части, человек будущей жизни.

Примечания.
1
 Как указал Гегель, ничего не познается, чего нет в опыте, хотя в диалектической философии опыт трактуется, конечно же, иначе и более широко, чем естественнонаучный эксперимент.
2
 Основами познавательной мощи диалектической философии являются ее инструменты, базирующиеся на Методе, например, мистическое для наук тождество мышления и бытия.
    См. «Исключительность познания современной диалектической философии».
3
 «Во вселенной не было ничего, скрытого от Гегеля» [Мизес Людвиг фон. Человеческая деятельность: трактат по экономической теории. М., 2000, с. 71].
    Но «…для большинства представителей профессионального философского корпуса фигура Гегеля вообще является персоной non-grata. И это объяснимо. Постоянное присутствие в сфере их компетенции грандиозной философской системы, доступ к которой всегда открыт, но которая, тем не менее, продолжает оставаться для них чем-то вроде terra incognito (неизведанный остров. – ПРИМ.), не может не порождать у них творческого дискомфорта, которое трансформируется в чувство трудно скрываемой, а многими и не скрываемой, неприязни» [Труфанов С.Н. «Наука логики» Гегеля в доступном изложении: учеб. пособ. – Самара, 1999. С. 7–8].
4
  Напр., знания эзотеологии или теофилософии.
5
 Например, период кризиса – это наиболее удачное время для увеличения кризисного капитала в 1,5-2 раза (а то и в 3 раза!)… за год (чего нельзя сделать в годы благополучной растущей экономики).
6
  Тут принципиально понимание знаний.
7
 В связи с этим некоторые концепты диалектической эсхатологии (например, Нового неба) получили наивысшие приоритеты в Новейшей философии и перестали рассматриваться только теоретически.

См. «О знаниях», «Исключительность познания современной диалектической философии»
[«Диалектическая эсхатология», «Концепт Нового неба»].

 


 

Обсуждения: http://community.livejournal.com/all_discussions/14701.html

Диалектика

Зачем эта тема – опровержение «законов диалектики» – нужна диалектике?
— 02.06.13 г. —

I.

Опровержение «законов диалектики» происходит сейчас потому, что это нужно современной диалектической философии.
    Хотя сейчас «законы диалектики» на руку диалектике (понимаемые, правда, ею как заблуждения наук), так как этими «законами» унижается примат материального и, тем самым, утверждается превалирование как нематериального в мире, так и диалектики над материалистичными науками.

С другой стороны, обсуждения и критика энгельсовых «законов диалектики» важны и в смысле исследования и развития научного познания.
    Из множества соответствующих положений пока укажем лишь два из тех, о которых уже говорилось на сайте.
    Во-первых, отстаивание «законов диалектики» часто приводит не только к абсурду, но и к тому, что материалисты опровергают основы собственного мировоззрения…
    Во-вторых, одним из главных выводов обсуждений и исследования «законов диалектики», возвеличенных в СССР, является то, что тренды искажения основ познания весьма опасны для современного образования, и, скорее всего, уже не только для него.

II.

Обсуждение положений «законов диалектики» и связанных с этим вопросов также обнаруживает и некоторые актуальные аспекты познания и темы современных исследований, которые интересны современной диалектической философии.
    Обсуждения и критика энгельсовых «законов диалектики» также выявляют ряд интересных моментов познания вообще.
    Можно даже выделить ряд устойчивых проблемных дискуссий, или более-менее постоянных тем, которые определились за эти годы (существования сайта) и представляют собою не только интересный предмет, но и оригинальный аналитический материал, уже позволивший сделать некоторые выводы, которые для современной диалектики представляют известную теоретическую ценность (об этом можно будет поговорить более подробно).
    А пока кратко обозначим некоторые направления современных диалектических размышлений и исследований, учитывающих критику «законов диалектики», и ряд положений их анализа.

А. Обсуждения и критика энгельсовых «законов диалектики» важны для понимания … марксизма.

Тут, во-первых, дело в том, что, как написал В.И.Ленин, никто из марксистов не понял Маркса. Поэтому изучать такое грандиозное научное наследие, как марксизм, по работам советских ученых не совсем целесообразно, ибо научность и эффективность их исследований наглядно обозначены распадом СССР. А вот на основе критики соответствующих работ, которая может начинаться с критики «законов диалектики», становятся понятными многие слова как К.Маркса, так и В.И. Ленина, который создал СССР, в противовес учебникам тех, кто не сумел понять и описать развитие первой в мире социалистической страны. И за словами Ленина открываются смыслы учения Маркса, а это уже дорогого стоит, тем более, что труды Маркса и Ленина теперь практически не изучаются (вне диалектической философии).

Во-вторых, фиксируются вопросы, которые были актуальны для диалектического материализма, причем не только даже в научной плоскости. Все эти вопросы требуют изучения в целях понимания как верных (проверенных практикой) решений, так и заблуждений, причем не только советской науки, но и материализма в целом. И то и другое важно для понимания многих вопросов, в  т.ч. развития общества, что переосмысляется и используется в современной диалектике.
    Диалектика учитывает мнения даже материалистов.

В-третьих, важно новое изучение марксизма (но не создание некого неомарксизма). Причем вопрос даже не в том, что его положения искажались в СССР (см., напр., «Искажения политэкономии при построении СССР»), а в том, что возникли существенные предметные вопросы к нему, которых не было в СССР, но которые принципиально важны сейчас. Сами по себе такого рода интенции были осмыслены в современной диалектике и поставлены на службу ей.

В-четвертых, принципиально важным оказался «новый выход» на «Капитал» К.Маркса, что обусловило его очередное переосмысление. (Об этом была опубликована научная статья, а также докладывалось на одной международной научной конференции.)
    Тут следует обратить внимание, в первую очередь, на современное диалектическое переосмысление капитала (см. «Обращенный капитал и его социальное значение»).

В-пятых, изучение марксизма-ленинизма (конечно же, не так, как это происходило в СССР) важно не только для развития теоретических вопросов, но и для практики, в первую очередь, для понимания развития общества.
    Тут можно начинать, кстати, с оценки эффекта «закона отрицания отрицания» в смысле наступления капитализма на территории бывшего СССР после того, как … В.И. Ленин создал все основы для развития социализма в этой стране. Эта тема весьма большая, но, главное, в современной науке, в частности в экономической науке, она уже не может быть осмыслена. Почему? – это тоже весьма интересный отдельный вопрос, изучению которого в современной диалектике было посвящено много времени, и это дало интересные результаты.

Так что можно смело терять время на разговоры с защитниками «законов диалектики». И если даже не удастся поучиться на их ошибках, то вот по-новому взглянуть на работы Маркса и Ленина получится. А это является ценным. Хотя, конечно же, следует изыскивать и иные подходы к трудам Маркса и Ленина.
    При более детальном подходе следует постараться понять, что хотели сказать люди, на какие факты они обращали внимание, ибо в этом может быть некий смысл.
     И тут определяется следующий вывод: как бы не показалось это кому-то удивительным, но последовательное пошаговое исследование вопиющих искажений марксизма-ленинизма дает серьезные знания, и они ставятся на службу современной диалектике, что дает ей весьма значительные преимущества перед науками, зарывающимися в западных рассказках.

Б. Обсуждения и критика энгельсовых «законов диалектики» важны для понимания развития общества.

Во-первых, исследование вопросов наступления капитализма на территории бывшего СССР важно не только в смысле понимания развития обществ, чего не хватает современным экономистам и политологам. Это исследование важно и в смысле понимания аспектов изменения развития обществ – темы, которой нет в современных науках, и которая развивается только в  современной диалектике. Она, кстати, связана с новой экономической максимой, которая будет существенна для мировой экономики после выхода из кризиса, начавшегося в 2008 г., максимы, установленной в современной политической экономии.

Во-вторых, все обозначенные выше вопросы и многие другие, затронутые на сайте, существенны для осмысления новых форм обществ, сами которые составляют отдельный и актуальный предмет исследований. Ученые, политики, бизнесмены и финансисты пока говорят только о «новых правилах игры» в экономике, будто не понимают, что они не могут рассматриваться отдельно от устройства общества, в котором будут действовать, а оно не будет таким, как сейчас. Хотя, с другой стороны, похоже, что об это никто не задумывается, и, в частности, никто даже не обратил внимания на слова проф. Голдстоуна на «Гайдаровских чтениях – 2013» о новом мировом порядке …

В. Обсуждения и критика энгельсовых «законов диалектики» важны для изучения философии Гегеля.

Во-первых, обнаруживается, что в науках существен факт непонимания текстов Гегеля, причем не только непосредственно, но и в смысле того, что ему приписывают то, что он не писал.
    А вот познание элементов великой философии Гегеля – это всегда полезное и нужное дело, поэтому-то современная диалектика и следит за тем, как якобы на основе философии Гегеля кем-то «обосновываются» «законы диалектики» да и многое другое.

Во-вторых,  акцентируется ряд моментов философии Гегеля, причем не только очевидные – те, которые перевираются при подгонке примеров «законов диалектики», – но и неявные, которые не были видны сразу.
    Изучение вопиющих ошибок при исследовании философии Гегеля приводит к более глубокому её познанию и, значит, к знаниям.

В-третьих, все защиты «законов диалектики» демонстрируют полное незнание трудов Гегеля и, что особенно важно, те или иные конкретные положения, на которые и стоит обратить внимание, что приводит к развитию познания.
    Поэтому современная диалектика имеет преимущества перед науками.

В-четвертых, всё более и более глубокое познание философии Гегеля приводит к увеличению превосходства диалектического познания над научным, которое к тому же всё больше зацикливается на второстепенных вопросах.
    И современная диалектика от этого только выигрывает.

В-пятых, изучение специфических ошибок диамата приводит к более глубокому познанию практики философии Гегеля.
    При этом можно даже и не обсуждать величие и вечность философии Гегеля, ибо, главное, становится понятным то, что её знания можно использовать практически, а вот это – уже принципиально важный момент, безнадежно упущенный науками.

В-шестых, обсуждение положений «законов диалектики» обнаруживает многие темы, указанные еще Гегелем и актуальные в наше время, что важно и для познания современной диалектики и для её практики.

Г. Обсуждения и критика энгельсовых «законов диалектики» важны для современного диалектического познания.

Во-первых, с ложью «законов диалектики» следует разобраться и потому, что обнаруживаются весомые методологические аспекты, и соответствующими вопросами современная диалектика активно занимается, в этой плоскости наращивая свои знания.

Во-вторых, тема «законов диалектики», точнее – попытки их адептов защитить эти «законы», еще больше обозначили беспомощность современной логики – обыкновенной логики – и катастрофическое положение дел в ней (см., в частности, «Логики группы проблем и негативов»), что особенно интересует молодежь, в т.ч. в смысле проблем современного образования.

В-третьих, при обсуждении критики «законов диалектики» был найден еще один «выход» на обсуждение существа логики. А это очень важная тема, осмысленная, как получается, только в современной диалектической философии.

В-четвертых, оказались существенными даже «малые» вопросы, связанные с критикой энгельсовых «законов диалектики».
    Например, используемые в «законах» термины однозначно не определены в науках (в т.ч. «противоположности», см., напр., «Противоположности: представления и проблемы»), и это не позволяет говорить о «законах» Энгельса как о законах и даже вообще как о чём-то определенном. И это стало одним из факторов осмысления проблемы терминологии, что в современной диалектической философии стало одной из причин создания соответствующей науки – диалектической терминологии.

А в целом изучение даже только обозначенных выше вопросов обеспечивает превосходство познания диалектической философии над научным хотя бы потому, что она пользуется не известными наукам методами и понятиями.

Д. Обсуждения и критика энгельсовых «законов диалектики» непосредственно важны и для самой современной диалектики.

Во-первых, все защиты «законов диалектики» демонстрируют не только полное незнание трудов Гегеля, но и, что особенно важно, идеи его философии, а, значит, и идеи диалектической философии. Это весьма полезно для современной диалектической философии, хотя бы, например, потому, что даже простое искажение трудов Гегеля показывает и ошибочность и слабость противостоящего ей познания.

Во-вторых, на сайте уже говорилось о принципе единства диалектической философии: за тысячи лет её существования нет рассогласований в её взглядах, что, конечно же, удивительно на фоне плюрализма и разнобоя мнений наук. Но диалектическая философия обладает системой*, что показал Гегель, поэтому болтовня в её рамках не возможна. А вот получение подтверждений этому факту весьма важно, причем не только для познания диалектической философии, но и в смысле подтверждения аспектов её основ.

В-третьих, всё отчетливее определяются различие и «расстояние» между диалектикой и науками (также см. «Диалектическая философия и науки») …

III.

Итак, на основе философии Гегеля возможно не только опровержение энгельсовых «законов диалектики», но и изучение процесса их создания и внедрения в общественное сознание, что важно как в смысле познания, так и для самой жизни.

При этом существенным является и такой вывод, получаемый согласно гегелевской методологии из двух положений: диалектика является истиной познания …

Дополнение.
    Вообще не только исследования «законов» диалектики были инициированы Интернетом, точнее – выражением в нем состояния современного образования и основывающегося на нем познания. Еще, например, в современной диалектической философии было изучение противоречия и некоторых вопросов логики (см. «Теория противоречия (ФТПП)»), контртролинга (см. п. «Практика психологии Интернет негативов») и диалектики (см. п. «Об искажениях диалектики – 1»).
    Так что некоторые достижения современной диалектической философии обязаны во многом изучению болевых точек и ошибочных положений современных логики, научных знаний и образования, наглядно демонстрируемых неучами и заблудшими учеными…

* На днях в диалоге на одном из публичных Интернет-ресурсов сайта в очередной раз выяснилось, что понятие системы диалектической философии (и, соответственно, мистичной системы философии Гегеля) всё еще путается с понятием системы знаний диалектической философии.

См. «Диалектическая философия и науки».


Обсуждения: http://all-discussions.livejournal.com/44429.html

Диалектическая логика — Википедия

Диалектическая логика — философский раздел марксизма, частная наука, предмет которой совпадает с предметом классической философии — теоретическим мышлением (или идеальным).

Систематическое изложение того, чем является научно-теоретическое мышление есть «диалектика как логика». Тем самым диалектическая логика является частной наукой, наследующей теории познания классической философии. Также диалектическая логика понималась как особая логическая дисциплина о формах правильных рассуждений.

Предмет диалектической логики — мышление. Диалектическая логика имела своей целью развернуть его изображение в необходимых его моментах и притом в независящей ни от воли, ни от сознания последовательности, а также утвердить свой статус как логической дисциплины.

С точки зрения Э. В. Ильенкова диалектическая логика имеет свои истоки в истории философии начиная с самого её начала, а современный вид приобретает уже начиная с работ Декарта и Спинозы.

Термин «логика» применительно к науке о мышлении впервые был введен стоиками, выделившими под этим названием лишь ту часть действительного учения Аристотеля, которая согласовывалась с их собственными представлениями о природе мышления. Само название «логика» производилось ими от греческого термина «логос» (который буквально означает «слово»), а указанная наука сближалась по предмету с грамматикой и риторикой. Средневековая схоластика, окончательно оформившая и узаконившая эту традицию, как раз и превратила логику в простой инструмент («органон») ведения словесных диспутов, в орудие истолкования текстов «священного писания», в чисто формальный аппарат. В результате оказалось дискредитированным не только [7] официальное толкование логики, но даже и самое название её. Выхолощенная «аристотелевская логика» поэтому и утратила кредит в глазах всех выдающихся естествоиспытателей и философов нового времени. По той же причине большинство философов XVI—XVIII веков вообще избегает употреблять термин «логика» в качестве названия науки о мышлении, об интеллекте, о разуме. Это название не фигурирует вообще в заглавиях выдающихся сочинений о мышлении. Достаточно напомнить «Рассуждение о методе», «Трактат об усовершенствовании интеллекта», «Разыскание истины», «Опыт о человеческом разуме», «Новые опыты о человеческом разуме» и т. д. и т. п.

На основе работ Гегеля Карл Маркс и Фридрих Энгельс сформулировали основные методологические принципы, которые потом В. И. Ленин назвал принципами диалектической логики. Значительное влияние на развитие диалектической логики оказала незаконченная книга Энгельса «Диалектика природы», впервые опубликованная в 1925 году в СССР (двуязычный текст на русском и немецком).

Диалектическая логика была наиболее распространена в социалистических странах, прежде всего СССР, по идеологическим и политическим причинам вырождаясь в догматизм и начётничество по мере ужесточения политического режима[когда?]. Полноценная дискуссия и критика «диалектической логики» стала невозможной.

Значительный вклад в развитие диалектической логики внесли Э. В. Ильенков, В. А. Вазюлин, З. М. Оруджев, И. С. Нарский.

В СССР подчёркивался классовый и партийный характер науки и в том же смысле диалектической логики[a][b][1][2][3], что привело к гонениям на традиционную («формальную», «устаревшую», «метафизическую») логику.[4] После войны эти гонения прекратились, и подчеркивалась совместимость диалектической логики с формальной[5]. В 1954 году во 2-м издании БСЭ в статье «Логика» разъяснялось:

За время своего существования Л. обслуживала потребности разных классов. В этом смысле Л. и её законы не являются классовыми, как не являются классовыми положения грамматики или арифметики. Классовым является то или иное теоретическое истолкование Л. и её законов, например кантианская концепция Л., отрицание Л. фашиствующими идеологами амер. империализма и т. п.
(…) Общечеловеческие законы Л. никем не могут быть нарушены, так как они объективны.

Появилась возможность относительно спокойного развития формальной логики, а также её применения в технических науках. Советские философы в своих работах неоднократно указывали на то, что диалектическая логика не отвергает законы формальной логики. В частности, М. М. Розенталь в 1960 году писал о «мнимом конфликте между диалектической и формальной логикой», обращая внимание на высказывание Энгельса в его работе «Анти-Дюринг»[5]:94—95:

из всей прежней философии самостоятельное значение сохраняет… учение о мышлении и его законах — формальная логика и диалектика.

По мысли М. М. Розенталя, главная задача формальной логики состоит в том, чтобы «быть учением о правильном, непротиворечивом, последовательном мышлении, о логической связи мыслей, о способах логически аргументированного, доказательного мышления». В рассуждениях и о простых, и о сложных предметах нужно следовать правилам формальной логики, «чтобы структура мысли была правильной, чтобы в ней была последовательность, ясность, определённость». В частности, высказывая мысли о каком-либо предмете, следует соблюдать закон тождества. Если же в процессе рассуждения этот закон будет нарушен, и один предмет будет заменён другим, то это лишит нас возможности сделать следующий шаг в познании и «проанализировать данный предмет глубже, с точки зрения его изменчивости, превращаемости, то есть проанализировать его диалектически». Диалектическая логика — это логика развития, изменения[5]:97, 102, 94.

В странах за пределами социалистического лагеря диалектической логикой интересовались только левые интеллектуалы. К. Поппер подверг диалектическую логику критике в своей работе «Что такое диалектика?»

В настоящий момент диалектического направления в логике придерживаются лишь немногие философы, как правило, квазимарксистского, марксистского и постмарксистского толка.

  • Вазюлин В. А. Логика «Капитала» К. Маркса. — М., 1968—2002.
  • Ильенков Э. В. Диалектическая логика. Очерки истории и теории. — 1984.
  • Алексеев М. Н. Диалектическая логика. — М., 1968.
  • Андреев И. Д. Диалектическая логика. — М., 1985. — 367 с.
  • Астафьев В. К. Законы мышления в формальной и диалектической логике. — Львов, 1968.
  • Горский Д. П., Нарский И. С. О функциях и структуре диалектической логики как науки. // Философские науки. 1976. № 1.
  • Ведин Ю. П. О предмете диалектической логики. // Философские науки, 1977. № 3.
  • Кумпф Ф., Оруджев З. Диалектическая логика. Основные принципы и проблемы. — М., 1979.
  • Нарский И. С. Проблема противоречия в диалектической логике. — М., 1969.
  • Науменко Л. К. Монизм как принцип диалектической логики. — Алма-Ата, 1968.
  • Орлов И. Е. Логика формальная, естественно-научная и диалектическая // Под знаменем марксизма. 1924. № 6—7.
  • Оруджев З. М. К. Маркс и диалектическая логика. — Баку, 1964.
  • Розенталь М. М. Принципы диалектической логики. — М., 1960.
  • Ситковский Е. П. Проблема возникновения новых категорий в диалектической логике. // Вопросы философии. 1975. № 10.
  • Солопов Е. Ф. Введение в диалектическую логику. — Л., 1979.
  • Шептулин А. П. Диалектическая логика как всеобщая методология познания. В кн.: Актуальные проблемы диалектической логики. — М., 1981.
  • Lefebvre H. Logique formelle, logique dialectique. — P., 1969.
a.^  «В противоположность буржуазной философской историографии, марксизм-ленинизм не рассматривает Логику как вне или надклассовую науку, открыто провозглашая принцип партийности Логики как науки. Борьба партий в философии, ярко выраженная в борьбе материализма с идеализмом, находит своё проявление и в борьбе Логики диалектической с логикой формальной, метафизической»… «Анализируя новый этап мирового развития империализма, научно освещая путь борьбы пролетариата за социалистическую революцию и диктатуру рабочего класса, создавая и развивая великое учение о построении социализма в одной стране, создавая стройную систему взглядов но вопросам стратегии и тактики большевизма, разрабатывая учение о партии пролетариата, подытоживая все научное развитие после Маркса и Энгельса, Ленин и Сталин всесторонне развили и обогатили Логику рабочего класса — диалектический материализм»… «Благодаря выполнению этого основного требования диалектической логики, стратегическая линия поведения рабочего класса и его партии указывает самый верный, наиболее прямой и единственно победоносный путь, ведущий к осуществлению поставленной цели»… «Дальнейшее развитие диалектической Логики, обогащение её новым опытом борьбы со всеми врагами рабочего класса, опытом современного научного развития, опытом международного рабочего движения и строительству социализма в СССР осуществляется т. Сталиным. Понимая диалектическую логику, как и марксизм в целом, творчески, т. Сталин с великим ленинским мастерством разрабатывает все её актуальнейшие проблемы. Весь сложнейший, неизведанный ещё историей до опыта СССР путь к коммунизму товарищ Сталин освещает революционной теорией, диалектической логикой, даст партии и всему народу „уверенность, силу ориентировки и понимание внутренней связи окружающих событий“»… «Развивая революционную диалектическую Логику и беспощадно уничтожая и разоблачая „логику“ современной реакции, т. Сталин учит подходить к каждому явлению всесторонне и конкретно.»[6]
b.^  «Теоретическое мышление каждой эпохи, писал Энгельс, есть исторический продукт. Будучи таковым, оно неизбежно несет на себе печать классовых интересов и идеалов. Двум противоположным типам мышления соответствуют и две диаметрально противоположные философские теории мышления, две концепции логики. Одна — теория материалистической диалектики как высшей формы мышления, как логика и теория познания современного материализма, в которой Маркс видел логическую основу коммунистического мировоззрения. Другая — позитивистская, имеющая в своем фундаменте идеалистически и метафизически интерпретируемую формальную логику, отождествляемую адептами позитивизма с логикой вообще и аттестуемую как единственно возможная концепция логики XX века.»[7]
  1. Э. В. Ильенков. Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении. М.: Институт философии АН СССР, 1960.
  2. ↑ 3. M. Оруджев, К. Маркс и диалектическая логика. Баку: АГИ, 1964.
  3. ↑ Копнин П. В. Диалектика как логика и теория познания. М.: Наука, 1973
  4. ↑ В. А. Бажанов. Партия и логика. К истории одного судьбоносного постановления ЦК ВКП(б) 1946 года // Логические исследования. Вып. 12. М.: Наука, 2004. С. 32—48.
  5. 1 2 3 Розенталь М. М. Принципы диалектической логики. М., Издательство социально-экономической литературы, 1960. — 477 с.
  6. ↑ Большая Советская Энциклопедия, Т. 37, С. 306, М: ОГИЗ, 1938.
  7. ↑ Г. Садовский. Логика революционного мышления и классовый подход к логике. // Коммунист, 1979, № 11, С. 63—75.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о