Сказка про невесту и жениха: Читайте сказки про жениха и невесту для детей и слушайте онлайн – Русская народная сказка про любовь ЧИТАТЬ Невесты

Русская народная сказка про любовь ЧИТАТЬ Невесты

Сказка про настоящую любовь, которая сердцем чует, а не глазами меряет

I.

В некоторой захолустной деревеньке жила была бабушка, а при ней три внучки названные. Своих-то детей у бабушки не было никогда. Эти сиротки так, прибились Бог весть откуда.

Жили они мирно, ладно. Да только были меж ними особенности. Бабушка всегда в платочке ходила, а как голову к ночи раскрывала, так сразу и показывалось ее большое-пребольшое ухо. Второе – обыкновенное, а это, ну ни дать ни взять – голова вторая. Может и диковинно со стороны, да только кто же видит, когда ухо целый день под платком покоится? И слышала бабушка благодаря этому уху так далеко, что если, положим, в лесочке соседнем шишка с дерева упадет или мышка по полю пробежит – бабушка об том знает.

Старшая сиротка, звали ее Настасьей, из особенностей имела длинный-предлинный крючковатый нос. Сама – прехорошенькая. Щечки – алые, губки – малиновые, глазки – ясные. Но вот нос этот все дело портил. Зато чутье у Настасьи отменное было. Любые запахи, свои и чужие могла за многие километры распознавать. Вот потерялась как-то меньшая из сироток. Ушла в лес, а к ночи, видать, с пути сбилась и не воротилась домой. Так Настасья ее вмиг отыскала. Вот какой чудесный нос у нее был.

Среднюю сиротку звали Евдокия, и был у нее на лбу глаз-алмаз третий. Чудо чудное, диво-дивное! Глаз этот, хоть и прикрывался волосами, а меж тем, все подмечал. Вот бывало, придет чужой человек, постучится в хату, воды попросить или на постой, а Евдокия только в окошечко выглянет и сразу распознает, кто к ним пожаловал. Добрый человек, али злобу на душе затаил.

Меньшая сиротка Злата – краса, длинная коса, позже других к бабушке прибилась. Так попервой, в ней и особенность-то различить трудно было. Да только, быстро она себя выдавала. Более всего, за работой домашней. Вот идет Злата к колодцу, воды набрать. Ведерко-то вниз опустит, а обратно стоит, ручки свесивши. Все златая коса за нее делает: и ворот крутит, и до дому ведро несет.

Вот так они и жили – не тужили, в своей отдаленной хатенке. Покуда не пришло им время замуж выходить.

II.

Женихов в тех краях немного было. Молодые все больше в город съезжались, да там невест и выбирали. И потом, это где найти надо такого, чтоб согласился за себя девицу особенную взять? Слепого, разве что.

За меньшую сиротку бабушка и дум не думала. Чего ради? Как найдется достойный жених, косу ей сразу отсечь. Авось, и спадет заклятье. Так-то она из себя прехорошенькая была. А вот две другие… Нос, он ведь не волосы. Да и глаз на лбу от суженного не спрячешь.

И вот, как-то раз, день к вечеру клонился, сидела бабушка у окошка да пряжу пряла. Вдруг слышится ей разговор примечательный.

Три молодца далеко-далеко, по ту сторону леса спорят-рядятся. Рассуждают, где бы им жен себе сыскать. Да только не хотелось им, одной лишь красотой девичьей плениться. А потому, порешили они завязать себе глаза платками, и разойтись по разные стороны. Мол, сердце – не камень, само суженную выберет.

Вот, помолились молодцы перед затеей своей, а потом, перевязавши глаза разбрелись на три стороны.

III.

Тогда бабушка и говорит старшой сиротке:
— Ты, Настасья, вот что, отправляйся в лес. Да принеси нам немного хворосту. А то старый, совсем извалялся.

— Да что вы, бабушка! – противится Настасья. – Куда ж вы меня на ночь глядя-то отправляете? Али до утра не ждет работа эта?
Бабушка на нее так сурово взглянула, и Настасья, удрученная, но покорная, поплелась в лес.

Вот идет она по тропке узкой. А кругом звуки разные – незнакомые. Но не так ей и страшно. Нос-то чует опасность. Вдруг, остановилась Настасья, замерла. Принюхалась. Будто в беду попал кто-то.

Бросилась она по лесу, не разбирая дороги, и вскоре вышла к глубокому оврагу. Смотрит, на краю того оврага, человек трепыхается. Зацепился за ветки и вот-вот свалится. А на глазах у него платок повязан. Стало быть, и не понимает сам, что на волоске от смерти висит.

Подошла Настасья, высвободила кофтенку человеку, и на ровное место его подвела:
— Ты чего, — говорит, — зачем глаза завязал? Али слепой и не хочешь очи открывать израненные?
Закивал человек, подтверждая ее догадку. Рассказал, что шел через лес, да и заблудился. А дорогу теперь найти не может.
Огляделась Настасья – ночь уж заволокла все кругом. Тут, не то что слепому, зрячему-то на тропу не выбраться. Если бы не нос ее, сама бы сгинуть могла. Подхватила она незнакомца под белы рученьки и домой повела.

IV.

А тем временем, отправив Настасью в лес, бабушка за среднюю сиротку принялась:
— Иди, говорит, к реке, да науди рыбы. Немного, так чтоб у ведерка самое донышко прикрыть.

— Что же вы, бабушка, — опечалилась Евдокия, — кто же это на ночь глядя рыбу удит? Али до утра подождать нельзя?
Бабушка на сиротку грозно так посмотрела, мол, не спорь со старшими. Делать нечего, отправилась девица к реке. А путь-то не близкий. Хорошо еще, что глазок ее в темноте видеть мог.

Вот пришла она на речку. Только с крутого бережка к воде спустилась, видит плывет по реке человек. Руками машет, барахтается, хочет за камни зацепиться. Но течение быстрое. Все дальше его уносит, не справиться.

Уловчилась Евдокия, подцепила человека с уступа каменного и на берег выволокла. А он, лежит ни жив – ни мертв. И глаза платком перевязаны. Еле дышит. «Ну, как есть, слепой» — подумала Евдокия.
Отогрела его, просушила, подняла под белы рученьки и в избу повела. Чтоб не застыл за ночь.

V.

Только старшая и средняя сиротки из дома долой, бабушка уже на меньшую наседает:

— Иди Златушка, в поле, к березе белой. У березы той, ветви совсем до земли склонились. Как ночью ветер подымится, согнет ее да переломает. Подвяжи веточки и домой ворочайся.
— Да что же вы, бабушка, — удивилась Злата, — стоит та береза так уже много дней, а тепереча на ночь глядючи мне в поле идти? Там волки, загрызут живьем!

Бабушка на сиротку грозно так взглянула, да та и поняла, что спорить незачем. Собралась и пошла в поле. Идет-бредет наугад. Луны совсем на небе не видно. Только пришла к березе, смотрит, человек стоит. А вкруг него волки стайкой сгрудились. Облизываются, человечьего мяса отведать хотят.
Взяла тогда Злата, распустила свою косу, да разом всех волков отвадила!

Только слышно было, как по краям поля их жалобный писк все тише и тише становится.

Подошла Злата к человеку. А он ни жив ни мертв от страха. И на глазах платок, стало быть и не видел своей опасности, бедолага. Только чуял кончину близкую. Подхватила она тогда его под белы рученьки, да в избу к бабушке повела. Не бросать же убогого в ночь посередь поля. Опять нападут, не помилуют.

VI.

А тем временем, воротилась старшая сиротка домой, и человека с собой привела. Рассказала бабушке, что да как. Та ей говорит, чтоб на печь его клала. А сама у окошечка ночь коротала.

Средняя сиротка вернулась домой, и человека с собой привела. Рассказала бабушке все как на духу. Та ей на полати указала. Положила она гостя спать, и тоже к окошечку села.

Младшая сиротка ворочается и человека с собой ведет. Выслушала ее бабушка, а потом и говорит, чтобы на кутник его определяла. А сама шла к окошечку до утра переждать.

На утро, как рассвело, проснулись гости. Поднялись. Первый и говорит:
— Где та девица, что вчера меня из беды выручила и высоты не побоялась?
— Я здесь, — тихо Настасья отзывается.
Второй и говорит:

— Где та девица, что меня из воды достать не побоялась, от смерти неминуемой спасла?
— Я здесь, — отвечает Евдокия.
Третий спрашивает:
— А где же та девица, что от меня волков лихих отвадила, смертью позорной сгинуть не дала?
— Я здесь, — говорит Злата.

Сняли тогда молодцы свои платки и видят зрячими глазами девиц, что подле них стоят. Смотрят, и не примечают их недостатков. У Настасьи, будто бы и нос как у всех, только глаза ярче светятся, а щеки алее пылают. У Евдокии – лик ясный, и на лбу точно родинка милая. А у Златушки волосы по плечам разбросаны, да ресницы длинные — что крылья, тени отбрасывают на белу кожу.

Рассказали им тогда молодцы всю правду об уговоре своем, и о том, что порешили они жен сердцем, а не очами выбирать. Девицы, тут зарделись. Но женихам не отказали. Все три разом замуж пошли.

Вот и сказка вся, а больше сказывать нельзя.

А любовь, она задумка хитрая. Любить не глазами нужно, а сердцем. Тогда и чудеса великие случаются.

 

читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Жил человек. А у него была дочь. Девушка была хороша, как солнце, но своенравна, как горный ветер.

Однажды отец работал в саду. Отворилась калитка, и трое юношей, один красивее другого, вступили в сад и сказали:

—   Твоя дочь прекрасна, как солнце. Мы просим ее руки. Отец ответил:

—   Она своенравна, как ветер. Надо спросить ее согласия.— И скрылся в доме, а юноши остались ждать у калитки.

Придя к дочери, отец сказал:

—   Трое юношей, один красивее другого, просят твоей руки. Кого же из трех назовешь ты своим мужем?

Дочь посмотрела в окошко и увидала, что отец сказал правду: таких красавцев она еще не встречала! Улыбнувшись, ответила:

—   Все трое мне по душе. Отец рассердился:

—   Не можешь же ты выйти замуж за троих?

—   Согласна выйти за любого из них,— ответила дочь.— Но пойми, мне нужны все трое.

И сколько отец ни спорил, повторяла одно и то же:

—   Пойми, мне нужны все трое!

Несчастный старик не знал, что ответить юношам. Он долго думал, наконец вышел и сказал женихам:

—   Моя дочь хороша, как солнце, но своенравна, как горный ветер: ей нужны все трое! Но не может же она выйти замуж за троих? Послушайтесь моего совета: отправляйтесь в чужие земли и далекие страны — ищите там свое счастье.
Юноши  переглянулись. Отец объяснил:

—   Ищите в далеких странах для своей невесты самый лучший, самый редкий подарок, какого нет нигде на свете. И тот, кто найдет его, станет мужем моей дочери.

Женихи молча поклонились и вышли.

В тот же день они покинули берега Испании и отправились в чужие земли и далекие страны на поиски своего счастья. Каждый ехал своим путем, но ни один не нашел для невесты подарка, какого нет нигде на свете. Долго скитались они по бурным морям, не одну пару туфель изорвали об острые камни, бродя по чужим дорогам. Печаль окутала их сердца, но не погасила надежды.

И вот однажды  первый  жених  встретил   дряхлого  старика.

—   Здравствуй, юноша,— прошамкал странник,— не хочешь ли ты купить зеркальце?

Зеркальце было маленьким, и юноша, горько засмеявшись, ответил:

—   Такое зеркальце мне ни к чему. Я ищу для невесты подарок, какого нет нигде на свете.

Старик улыбнулся:

—   Ты нашел его, сынок. Это зеркало не простое: в любую минуту ты можешь увидеть в нем того, кого пожелаешь.

Юноша очень обрадовался, взял зеркальце и отдал за него старику все свои деньги.

Вскоре второй жених встретился с тем же странником.

—   Не нужен ли тебе пузырек с бальзамом? — спросил странник.

—   Мне бальзам ни к чему,— ответил юноша.— Я ищу для невесты подарок, какого нет нигде на свете.

Но и бальзам оказался не простым, а чудесным. Странник объяснил юноше, что этим бальзамом можно не только заживлять раны, но и воскрешать мертвых.

Обрадованный юноша взял пузырек с бальзамом и отдал за него страннику все свои деньги.

Третий жених, не найдя ничего, печально бродил по берегу моря и думал уже броситься со скалы в морскую бездну, как вдруг увидал, что по волнам плывет большой ящик. Ящик приблизился к берегу, в нем открылась маленькая дверца, и из нее один за другим стали выходить люди. Их было такое множество, что юноша не мог сосчитать. Последним вышел старик, поклонился жениху и сказал:

—   Юноша, не хочешь ли ты купить мой ящик?

—   Такой старый ящик мне ни к чему! — воскликнул печальный юноша.— Он годен лишь на дрова, а я ищу для невесты подарок, какого нет нигде на свете!

—   В таком случае, лучше этого ящика ты ничего не найдешь,— ответил старик.—

Мой ящик плавает по волнам, летает по воздуху, сам бежит по земле, и не успеет камень, брошенный в волны, достигнуть морского дна, как ящик перенесет тебя и твоих друзей, куда ты только ему ни прикажешь.

Они сговорились, юноша отдал старику все свои деньги и стал хозяином волшебного ящика.

Не успело солнце трижды подняться на полдень, как трое юношей встретились.

— Я нашел чудесный подарок, какого нет нигде на свете! — воскликнул  радостно первый жених  и  показал  свое  зеркальце.

—   Мой подарок еще чудесней,— сказал второй и достал пузырек с волшебным бальзамом.

—   Я думаю, что вы оба уступите первенство моему подарку,— хвастливо сказал третий и указал на большой ящик, качавшийся на волнах у самого берега.

Стали юноши спорить, и каждый настаивал, что его подарок самый лучший, самый редкий, лучше его и нет на свете.

Наконец первый жених воскликнул:

—   Испытайте мой подарок на деле! Взгляните в зеркальце, и вы увидите девушку, прекрасную, как солнце, и своенравную, как горный ветер.

Все трое взглянули в зеркало и в ужасе отшатнулись: невеста трех женихов лежала на постели без движения и без дыхания.

—   Она мертва! — воскликнул в отчаянии первый юноша и заплакал.

—   Не плачь!—утешил его второй.— Мой бальзам оживит ее!

—   Мы опоздали,— возразил первый.— Пока мы доберемся до берегов Испании, ее уже похоронят, и никакой бальзам не спасет ее.

—   Мы будем там раньше, чем сядет солнце! — сказал хозяин ящика.—Поспешим к морю: нас всех доставит на родину мой чудесный корабль!

Все трое, позабыв о недавнем споре, помчались к морскому берегу. Вбежали в ящик, дверца захлопнулась —- жжжи! — и чудесный ящик взвился в воздух. Не успело сесть солнце, а юноши, все трое, уже стояли у знакомой калитки. Старик отец выбежал им навстречу и, плача, объявил женихам, что они пришли слишком поздно. Но юноши смело вошли в дом, где без движения и без дыхания лежала невеста трех женихов. Только окропили ее губы чудесным бальзамом, девушка улыбнулась и встала. Радость юношей была беспредельна. А девушка подошла к отцу, обняла его и сказала:

—   Ты видишь, отец, я права: мне были нужны все трое, все трое мне пригодились.

Если бы не они, не пришлось бы мне снова увидеть солнце, а тебе — обнимать меня сегодня. А теперь дай мне год сроку, и я выберу одного из трех женихов и назову его своим мужем. А другие двое пускай не сердятся на меня: не могу же я быть невестою трех женихов. К тому же в нашем селении немало красивых девушек, и они без труда найдут себе подругу по сердцу.

Так и было. Прошел год, минула зима, в горах снова зацвел миндаль, а в селении, где жил отец со своей дочерью, сыграли сразу три веселых свадьбы. Которого же из трех братьев выбрала себе в мужья невеста — угадайте сами!

Баллада Жених — Пушкин А.С. Читайте онлайн.

Баллада о купеческой дочери Наташе, которая пропала из дома на три дня. А после явилась в страхе и ужасе. Наташа не захотела делиться тем, что видела в лесу. А родители и не стали допытываться. Жизнь пошла своим чередом. И однажды мимо их двора проехал молодец на тройке. А на следующей день пришла сваха – просить Наташу в жены за того самого человека. Девушка была в смятении. Именно его она видела в лесу. Отец согласился отдать свою дочь за богатого молодца, а Наташа не смела перечить воле отца. Настал день свадьбы. Девушка сидела мрачнее ночи. Жених поинтересовался, в чем причина её грусти. И Наташа рассказала историю, которой была свидетелем: в лесу, в избушке жених погубил молодую девицу, отрубил ей руку и снял кольцо, которое и было в данный момент на его пальце. Жениха тут же схватили, а позже казнили…

Жених читать

Три дня купеческая дочь
Наташа пропадала;
Она на двор на третью ночь
Без памяти вбежала.
С вопросами отец и мать
К Наташе стали приступать.
Наташа их не слышит,
Дрожит и еле дышит.

Тужила мать, тужил отец,
И долго приступали,
И отступились наконец,
А тайны не узнали.
Наташа стала, как была,
Опять румяна, весела,
Опять пошла с сестрами
Сидеть за воротами.

Раз у тесовых у ворот,
С подружками своими,
Сидела девица — и вот
Промчалась перед ними
Лихая тройка с молодцом.
Конями, крытыми ковром,
В санях он, стоя, правит,
И гонит всех, и давит.

Он, поравнявшись, поглядел,
Наташа поглядела,
Он вихрем мимо пролетел,
Наташа помертвела.
Стремглав домой она бежит.
«Он! он! узнала! — говорит,-
Он, точно он! держите,
Друзья мои, спасите!»

Печально слушает семья,
Качая головою;
Отец ей: «Милая моя,
Откройся предо мною.
Обидел кто тебя, скажи,
Хоть только след нам укажи».
Наташа плачет снова.
И более ни слова.

Наутро сваха к ним на двор
Нежданная приходит.
Наташу хвалит, разговор
С отцом ее заводит:
«У вас товар, у нас купец:
Собою парень молодец,
И статный, и проворный,
Не вздорный, не зазорный.

Богат, умен, ни перед кем
Не кланяется в пояс,
А как боярин между тем
Живет, не беспокоясь;
А подарит невесте вдруг
И лисью шубу, и жемчуг,
И перстни золотые,
И платья парчевые.

Катаясь, видел он вчера
Ее за воротами;
Не по рукам ли, да с двора,
Да в церковь с образами?»
Она сидит за пирогом
Да речь ведет обиняком,
А бедная невеста
Себе не видит места.

«Согласен, — говорит отец,-
Ступай благополучно,
Моя Наташа, под венец:
Одной в светелке скучно.
Не век девицей вековать,
Не все касатке распевать,
Пора гнездо устроить,
Чтоб детушек покоить».

Наташа к стенке уперлась
И слово молвить хочет —
Вдруг зарыдала, затряслась,
И плачет, и хохочет.
В смятенье сваха к ней бежит,
Водой студеною поит
И льет остаток чаши
На голову Наташи.

Крушится, охает семья.
Опомнилась Наташа
И говорит: «Послушна я,
Святая воля ваша.
Зовите жениха на пир.
Пеките хлебы на весь мир,
На славу мед варите
Да суд на пир зовите».

«Изволь, Наташа, ангел мой!
Готов тебе в забаву
Я жизнь отдать!» — И пир горой;
Пекут, варят на славу.
Вот гости честные нашли,
За стол невесту повели;
Поют подружки, плачут,
А вот и сани скачут.

Вот и жених — и все за стол,
Звенят, гремят стаканы,
Заздравный ковш кругом пошел;
Все шумно, гости пьяны.

Ж е н и х

А что же, милые друзья,
Невеста красная моя
Не пьет, не ест, не служит:
О чем невеста тужит?

Невеста жениху в ответ:
«Откроюсь наудачу.
Душе моей покоя нет,
И день и ночь я плачу:
Недобрый сон меня крушит».
Отец ей: «Что ж твой сон гласит?
Скажи нам, что такое,
Дитя мое родное?»

«Мне снилось,— говорит она,—
Зашла я в лес дремучий,
И было поздно; чуть луна
Светила из-за тучи;
С тропинки сбилась я: в глуши
Не слышно было ни души,
И сосны лишь да ели
Вершинами шумели.

И вдруг, как будто наяву,
Изба передо мною.
Я к ней, стучу — молчат. Зову —
Ответа нет; с мольбою
Дверь отворила я. Вхожу —
В избе свеча горит; гляжу —
Везде сребро да злато,
Все светло и богато».

Ж е н и х

А чем же худ, скажи, твой сон?
Знать, жить тебе богато.

Н е в е с т а

Постой, сударь, не кончен он.
На серебро, на злато,
На сукна, коврики, парчу,
На новгородскую камчу
Я молча любовалась
И диву дивовалась.

Вдруг слышу крик и конский топ…
Подъехали к крылечку.
Я поскорее дверью хлоп
И спряталась за печку.
Вот слышу много голосов…
Взошли двенадцать молодцов,
И с ними голубица
Красавица-девица.

Взошли толпой, не поклонясь,
Икон не замечая;
За стол садятся, не молясь
И шапок не снимая.
На первом месте брат большой,
По праву руку брат меньшой,
По леву голубица
Красавица-девица.

Крик, хохот, песни, шум и звон,
Разгульное похмелье…

Ж е н и х

А чем же худ, скажи, твой сон?
Вещает он веселье.

Н е в е с т а

Постой, сударь, не кончен он.
Идет похмелье, гром и звон,
Пир весело бушует,
Лишь девица горюет.

Сидит, молчит, ни ест, ни пьет
И током слезы точит,
А старший брат свой нож берет,
Присвистывая точит;
Глядит на девицу-красу,
И вдруг хватает за косу,
Злодей девицу губит,
Ей праву руку рубит.

«Ну это,— говорит жених,—
Прямая небылица!
Но не тужи, твой сон не лих,
Поверь, душа-девица».
Она глядит ему в лицо.
«А это с чьей руки кольцо?» —
Вдруг молвила невеста,
И все привстали с места.

Кольцо катится и звенит,
Жених дрожит, бледнея;
Смутились гости.— Суд гласит:
«Держи, вязать злодея!»
Злодей окован, обличен
И скоро смертию казнен.
Прославилась Наташа!
И вся тут песня наша.

Сказка Настоящая невеста — Братья Гримм

Картинка к сказке Гримм Настоящая невеста

Картинка к сказке Гримм Настоящая невестаЖила когда-то на свете девушка, была она молодая и красивая. Мать у нее умерла рано, и мачеха всячески ее обижала и преследовала. Когда мачеха поручала ей работу, то какой бы ни была она трудной, девушка за нее бралась и исполняла все, что было в ее силах. Но этим она не могла тронуть сердце злой женщины: та всегда была недовольна и все ей было мало. Чем прилежней девушка работала, тем больше ей поручали, и мачеха только о том и думала, как бы это ее побольше нагрузить работой и сделать ей жизнь возможно тягостней.

Как-то раз мачеха ей и говорит:

— На тебе двенадцать фунтов перьев, ты должна их мне обобрать, и если нынче к вечеру ты с этим не управишься, то смотри, будешь бита как следует. Ты думаешь, весь день можно лентяйничать?

Уселась девушка за работу, но лились по щекам у нее слезы, — она знала наперед, что закончить всю работу за день все равно невозможно. Вот лежит перед ней ворох перьев, она то вздохнет, то стиснет от страха руки, и разлетятся перья, и надо ей снова их собирать и начинать все сызнова. Оперлась она локтями на стол, закрыла руками лицо и воскликнула:

— Неужто нет никого на божьем свете, кто надо мной бы сжалился? — И вот услыхала она чей-то нежный голос, и молвил он ей:

— Дитя мое, успокойся, я пришла тебе помочь.

Подняла девушка голову, видит — стоит около нее старуха. Она ласково взяла девушку за руку и сказала:

— А ты расскажи мне все, что тебя огорчает.

А так как та обратилась к ней ласково, то и рассказала ей девушка про свою горестную жизнь: что поручают ей, мол, одну за другой тяжелую работу и что не может она никак с той работой управиться.

— Вот как не управлюсь я нынче к вечеру с этими перьями, то мачеха меня изобьет, — она мне грозилась, и я знаю, что слово свое она сдержит.

Потекли у девушки снова слезы, но добрая старуха сказала:

— Не беспокойся, дитя мое, отдохни, а я тем временем твою работу сделаю.

Легла девушка в постель и вскоре уснула. А старуха подсела к столу, где лежали перья, и — ах! как начал облетать с них пух, — а она еле-еле притрагивалась к ним своими худыми пальцами. И обобрала она вскоре все двенадцать фунтов перьев. Проснулась девушка, глядь — лежат большие белоснежные груды пуха, в комнате все прибрано чисто и старухи уж нету. Поблагодарила девушка бога, сидит себе тихонько, вечера дожидается. Вошла мачеха и удивилась, что вся работа выполнена.

— Вот видишь, Трулле, — сказала она, — как можно много сделать, ежели быть прилежной. Но разве нельзя было приняться потом за какую-нибудь другую работу? А ты вот сидишь сложа руки.

Вышла мачеха из комнаты и говорит:
— Эта тварь могла бы заработать побольше, чем на хлеб, надо ей будет поручить работу потяжелей.

На другое утро кликнула она девушку и говорит:
— На тебе ложку и вычерпай ею большой пруд, что около сада. А ежели к вечеру с этим делом не управишься, то ты знаешь сама, что будет тебе за это.

Взяла девушка ложку, видит — вся она дырявая, да если и была бы она целая, то все равно никогда бы ей пруда той ложкою не вычерпать. Принялась она немедля за работу, стала на колени у самой воды, льются у девушки слезы, но начала она воду черпать. Вдруг явилась снова добрая старуха, доведалась про ее горе и говорит:
— Утешься, дитя мое, ступай в кусты да ложись и поспи себе там, а я уж твою работу выполню.

Осталась старуха одна, и только к пруду дотронулась, как поднялась вода, словно пар, ввысь и с облаками смешалась. Мало-помалу пруд обмелел. Проснулась девушка перед заходом солнца, подошла к пруду и видит на том месте одних только рыб, что в тине барахтаются. Пошла она к мачехе и показала ей, что работу она свою исполнила.

— Тебе давно бы пора эту работу закончить, — сказала мачеха, а сама от досады вся побледнела и надумала кое-что другое.

Вот и говорит она на третье утро девушке:
— Ты должна мне в той вон долине замок красивый выстроить; да смотри, чтоб к вечеру был он готов.

Испугалась девушка и говорит:
— Как же я смогу сделать такую большую постройку?
— Не люблю, когда мне перечат! — крикнула мачеха. — Могла дырявой ложкой пруд вычерпать, можешь и замок построить! Я сегодня же хочу в нем поселиться, и ежели будет там чего недоставать, хотя бы самой небольшой мелочи на кухне или в подвале, то ты ведь знаешь, что будет тебе за это.

Прогнала она девушку из дому, и когда та пришла в долину, лежали там кучами одни только огромные валуны: даже собрав все свои силы, она не смогла бы ни одного из них сдвинуть. Села девушка на землю и заплакала, но она надеялась на помощь доброй старухи. А та долго ждать себя не заставила, пришла и говорит ей в утешение:
— А ты ложись в тень да поспи, я уж тебе замок построю. Если тебе это будет на радость, то можешь в нем и жить.

Когда девушка ушла, прикоснулась старуха к серым валунам. И они тотчас задвигались, сомкнулись и стали так, будто какие-нибудь великаны стену воздвигли; потом стало строиться и здание, и было похоже, будто бесчисленные руки работают незримо и укладывают камень на камень. Дрожала земля, большие столбы сами собой воздвигались вверх и становились в порядке один за другим. Укладывалась на крыше, как должно, черепица, и когда наступил полдень, наверху башни уже вертелась большая флюгарка в виде золотой девушки в развевающейся одежде. А к вечеру была закончена отделка и внутренних покоев замка. Как все это умудрилась сделать старуха, не знаю, но были стены комнат шелком и бархатом обтянуты, и стояли пестротканые стулья, а у мраморных столов богато украшенные кресла; хрустальные люстры свешивались с верхних ярусов и отражались на гладком полу; сидели зеленые попугаи в золотых клетках, прекрасно распевали разные диковинные птицы, и все было полно великолепия и пышности, будто здесь должен был поселиться какой-нибудь король. Когда девушка проснулась, солнце собиралось уже заходить, и перед ее глазами сверкал блеск тысяч свечей. Она быстрыми шагами подошла ближе и вступила через открытые ворота в замок. Лестница была покрыта красным сукном, а у золотых перил стояли цветущие деревья. Как увидела девушка всю роскошь комнат, так и застыла от удивленья. Кто знает, как долго стояла бы она, если бы не вспомнила о мачехе. «Ах, — молвила девушка про себя, — если бы, наконец, она осталась этим довольна и перестала бы меня мучить!» Пошла девушка и объявила мачехе, что замок уже готов.

— Я тотчас там и поселюсь, — сказала мачеха, поднимаясь со своего кресла.

Когда она вошла в замок, ей пришлось заслонить рукою глаза, так ослепило ее сиянье.

— Вот видишь, — обратилась она к девушке, — как все это было для тебя легко, надо было тебе поручить что-нибудь потруднее.

Она обошла все комнаты и заглянула во все утолки, может, чего не хватает, но ничего такого она выискать не могла.

— А теперь давай спустимся вниз, — сказала она, посмотрев на девушку злыми глазами, — ведь кухня и погреб еще не осмотрены, и если ты что позабыла, то не уйти тебе от наказания.

Но в плите горел огонь, в горшках варилась разная пища, щипцы и ухват стояли у печки, а вдоль стен была расставлена на полках блестящая утварь из желтой меди. Все было тут, даже совок для угля и ведра для воды.

— А где вход в подвал? — спросила мачеха. — Если он не уставлен богато винными бочками, то плохо тебе придется.

Она подняла сама тяжелый люк и спустилась по лестнице вниз; но только ступила она два шага, как тяжелая дверь упала — она была едва прислонена. Услыхала девушка крик, быстро подняла люк, чтоб помочь ей, и вдруг видит, что лежит мачеха мертвая на земле в подвале.

И вот принадлежал теперь великолепный замок только одной девушке. На первых порах она не могла свыкнуться со своим счастьем; в шкафах висели прекрасные платья, а лари и сундуки были полны золота и серебра или жемчугов и драгоценных камней, и нельзя было придумать такого желанья, которое не могло бы исполниться. И разошлась вскоре молва про красоту и богатство девушки по всему свету. Что ни день, являлись к ней женихи, но ни один из них ей не нравился. Явился, наконец, сын одного короля, он сумел тронуть ее сердце, и она с ним обручилась. Росла в замковом саду зеленая липа, и сидели они однажды под липой вдвоем, и он сказал ей:
— Я собираюсь поехать домой, чтоб получить у отца согласие на наш брак; подожди меня здесь, под этою липой, через несколько часов я вернусь назад.

Девушка поцеловала его в левую щеку и сказала:
— Будь мне верен, да смотри, чтоб никто не целовал тебя в эту щеку. Я буду тебя дожидаться под липой, пока ты не вернешься.

Осталась девушка сидеть под липой, пока не зашло солнце, но жених назад не вернулся. Она просидела целых три дня с утра до самого вечера и ждала его, но напрасно. Когда он не вернулся и на четвертый день, она сказала:
— Пожалуй, с ним случилось какое-нибудь несчастье. Я пойду его искать, и до той поры не вернусь, пока его не найду.

Она уложила в платок три прекрасных платья — одно с вытканными на нем сияющими звездами, второе с серебряными лунами и третье с золотыми солнцами, — увязала в платок целую пригоршню драгоценных камней и отправилась в путь-дорогу.

Она всюду спрашивала про своего жениха, но никто его не видал, никто ничего о нем не знал. Обошла она дальние земли, по всему свету странствуя, но его не нашла. Нанялась она, наконец, к одному крестьянину в пастушки, а платья свои и драгоценные каменья закопала в платке под камнем.

Она стала теперь пастушкой, пасла свое стадо, грустила и тосковала по своему возлюбленному. Был у нее теленочек, он к ней привык, кормился у нее с руки, и когда она говорила:

На колени стань, мой миленький телок,
Не забудь свою пастушку долгий срок,
Как забыл вон королевич про невесту,
Что сидела с ним под липою все вместе, —
становился теленочек на колени, и она его гладила.

Прожила она так несколько лет в одиночестве и горе, и вот разошелся по той земле слух, что собирается дочь короля праздновать свадьбу. А дорога в город проходила мимо деревни, где жила девушка, и случилось так, что, когда она гнала однажды свое стадо в поле, проезжал в это время жених. Он гордо сидел на коне и даже на нее не глянул; но она посмотрела на него и узнала в нем своего возлюбленного. И точно острым ножом полоснуло ее по сердцу. «Ах, — сказала она, — я думала, что он останется мне верным, а он меня позабыл!»

На другой день жених проезжал той же дорогой. Когда он находился от нее вблизи, она сказала теленочку:

На колени стань, мой миленький телок,
Не забудь свою пастушку долгий срок,
Как забыл вон королевич про невесту,
Что сидела с ним под липою все вместе.

Услыхал он голос, глянул вниз и придержал коня. Посмотрел он в лицо пастушки, приложил руку ко лбу, будто собираясь что-то припомнить, но быстро помчался дальше и вскоре скрылся из вида.

«Ах, — сказала она,- он меня не узнаёт!» — и она загрустила еще больше.

Вскоре после того при королевском дворе должны были целых три дня подряд праздновать пышный праздник, на который была приглашена вся земля. «Попытаю последнее средство,» — подумала девушка.

С наступлением вечера она направилась к камню, где были зарыты ее драгоценности. Достала она платье с золотыми солнцами, надела его и украсила себя драгоценными камнями. Волосы, которые она прежде прятала под платком, она распустила, они, падали вниз длинными локонами, и она направилась в город, и в темноте ее никто не заметил. Она вошла в ярко освещенный зал, и все в удивленье расступились перед нею, но никто не знал, кто она такая. Вышел навстречу ей королевич, но ее не узнал. Он повел ее танцевать и был так восхищен ее красотой, что про свою невесту и думать позабыл. Когда кончился праздник, она исчезла в толпе и поспешила до рассвета вернуться в деревню, где одела снова свое пастушеское платье.

На другой вечер она достала платье с серебряными лунами и украсила волосы полумесяцем из драгоценных камней. Когда она явилась на праздник, все взоры были обращены на нее, и королевич поспешил ей навстречу; охваченный любовью, он танцевал только с нею одной и не глядел ни на кого из девушек. Но прежде чем уйти, она должна была ему пообещать явиться на праздник еще раз, в последний вечер.

Пришла она в третий раз, было на ней звездное платье, и сверкало оно при каждом движенье; повязка на голове у нее и пояс были тоже все в звездах из драгоценных камней. Уже долго дожидался ее королевич и бросился к ней навстречу.

— Ты мне только скажи, кто ты? — спросил он ее. — Мне кажется, что будто я давным-давно тебя знаю.

— А разве ты позабыл, что я сделала, когда ты со мной расставался?

И он подошел и поцеловал ее в левую щеку; и в этот миг будто пелена спала у него с глаз, и он узнал свою настоящую невесту.

— Идем, — сказал он ей, — мы здесь не останемся, — он подал ей руку и повел ее в карету.

Точно запряженные вихрем, мчались кони к чудесному замку. Уже издали поблескивали освещенные окна. Когда они проезжали мимо липы, вокруг нее поднялось множество светлячков и она замахала своими ветвями и начала благоухать. На лестнице зацвели цветы, из комнаты доносилось пение диковинных птиц, а в зале собрался весь двор и ожидал священник, чтоб обвенчать жениха с настоящей невестой.

Картинка к сказке Гримм Настоящая невеста Загрузка…

Александр Пушкин — Жених: читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Три дня купеческая дочь
Наташа пропадала;
Она на двор на третью ночь
Без памяти вбежала.
С вопросами отец и мать
К Наташе стали приступать.
Наташа их не слышит,
Дрожит и еле дышит.

Тужила мать, тужил отец,
И долго приступали,
И отступились наконец,
А тайны не узнали.
Наташа стала, как была,
Опять румяна, весела,
Опять пошла с сестрами
Сидеть за воротами.

Раз у тесовых у ворот,
С подружками своими,
Сидела девица — и вот
Промчалась перед ними
Лихая тройка с молодцом.
Конями, крытыми ковром,
В санях он, стоя, правит,
И гонит всех, и давит.

Он, поравнявшись, поглядел,
Наташа поглядела,
Он вихрем мимо пролетел,
Наташа помертвела.
Стремглав домой она бежит.
«Он! он! узнала! — говорит,—
Он, точно он! держите,
Друзья мои, спасите!»

Печально слушает семья,
Качая головою;
Отец ей: «Милая моя,
Откройся предо мною.
Обидел кто тебя, скажи,
Хоть только след нам укажи».
Наташа плачет снова.
И более ни слова.

Наутро сваха к ним на двор
Нежданная приходит.
Наташу хвалит, разговор
С отцом ее заводит:
«У вас товар, у нас купец:
Собою парень молодец,
И статный, и проворный,
Не вздорный, не зазорный.

Богат, умен, ни перед кем
Не кланяется в пояс,
А как боярин между тем
Живет, не беспокоясь;
А подарит невесте вдруг
И лисью шубу, и жемчуг,
И перстни золотые,
И платья парчевые.

Катаясь, видел он вчера
Ее за воротами;
Не по рукам ли, да с двора,
Да в церковь с образами?»
Она сидит за пирогом
Да речь ведет обиняком,
А бедная невеста
Себе не видит места.

«Согласен,— говорит отец,—
Ступай благополучно,
Моя Наташа, под венец:
Одной в светелке скучно.
Не век девицей вековать,
Не все касатке распевать,
Пора гнездо устроить,
Чтоб детушек покоить».

Наташа к стенке уперлась
И слово молвить хочет —
Вдруг зарыдала, затряслась,
И плачет, и хохочет.
В смятенье сваха к ней бежит,
Водой студеною поит
И льет остаток чаши
На голову Наташи.

Крушится, охает семья.
Опомнилась Наташа
И говорит: «Послушна я,
Святая воля ваша.
Зовите жениха на пир.
Пеките хлебы на весь мир,
На славу мед варите
Да суд на пир зовите».

«Изволь, Наташа, ангел мой!
Готов тебе в забаву
Я жизнь отдать!» — И пир горой;
Пекут, варят на славу.
Вот гости честные нашли,
За стол невесту повели;
Поют подружки, плачут,
А вот и сани скачут.

Вот и жених — и все за стол,
Звенят, гремят стаканы,
Заздравный ковш кругом пошел;
Все шумно, гости пьяны.

Ж е н и х

А что же, милые друзья,
Невеста красная моя
Не пьет, не ест, не служит:
О чем невеста тужит?

Невеста жениху в ответ:
«Откроюсь наудачу.
Душе моей покоя нет,
И день и ночь я плачу:
Недобрый сон меня крушит».
Отец ей: «Что ж твой сон гласит?
Скажи нам, что такое,
Дитя мое родное?»

«Мне снилось,— говорит она,—
Зашла я в лес дремучий,
И было поздно; чуть луна
Светила из-за тучи;
С тропинки сбилась я: в глуши
Не слышно было ни души,
И сосны лишь да ели
Вершинами шумели.

И вдруг, как будто наяву,
Изба передо мною.
Я к ней, стучу — молчат. Зову —
Ответа нет; с мольбою
Дверь отворила я. Вхожу —
В избе свеча горит; гляжу —
Везде сребро да злато,
Все светло и богато».

Ж е н и х

А чем же худ, скажи, твой сон?
Знать, жить тебе богато.

Н е в е с т а

Постой, сударь, не кончен он.
На серебро, на злато,
На сукна, коврики, парчу,
На новгородскую камчу
Я молча любовалась
И диву дивовалась.

Вдруг слышу крик и конский топ…
Подъехали к крылечку.
Я поскорее дверью хлоп
И спряталась за печку.
Вот слышу много голосов…
Взошли двенадцать молодцов,
И с ними голубица
Красавица-девица.

Взошли толпой, не поклонясь,
Икон не замечая;
За стол садятся, не молясь
И шапок не снимая.
На первом месте брат большой,
По праву руку брат меньшой,
По леву голубица
Красавица-девица.

Крик, хохот, песни, шум и звон,
Разгульное похмелье…

Ж е н и х

А чем же худ, скажи, твой сон?
Вещает он веселье.

Н е в е с т а

Постой, сударь, не кончен он.
Идет похмелье, гром и звон,
Пир весело бушует,
Лишь девица горюет.

Сидит, молчит, ни ест, ни пьет
И током слезы точит,
А старший брат свой нож берет,
Присвистывая точит;
Глядит на девицу-красу,
И вдруг хватает за косу,
Злодей девицу губит,
Ей праву руку рубит.

«Ну это,— говорит жених,—
Прямая небылица!
Но не тужи, твой сон не лих,
Поверь, душа-девица».
Она глядит ему в лицо.
«А это с чьей руки кольцо?» —
Вдруг молвила невеста,
И все привстали с места.

Кольцо катится и звенит,
Жених дрожит, бледнея;
Смутились гости.— Суд гласит:
«Держи, вязать злодея!»
Злодей окован, обличен
И скоро смертию казнен.
Прославилась Наташа!
И вся тут песня наша.

Стихи про невесту и жениха *

Невеста, невеста — притихшее платье,
Испуганным шелком струится фата,
(Эту) белую-белую, снежную свадьбу
Тебе не забыть ни за что, никогда!

Ты робко шагаешь, неслышно ступая
Чудесною ножкой на мраморный пол,
Как лебедь плывешь, что отбилась от стаи,
Но к счастью, поскольку тебя (Принц/Он) нашел!

Тут и радость, и грусть: «Боже, что за томленье!»,
Трепетанье ресниц, трепетанье сердец,
Непонятная, жгучая нега-мученье,
В ожиданье заветных на пальцах колец…

Поцелуй теплых губ все развеет сомненья,
И отдастся душа сладким грезам любви.
Это новая жизнь? Или перерожденье?
Просто счастье, наверно! Люби и живи!

Лариса Терещенко 8

Набросают черты на лицо
И украсят причёску цветами.
Буду с милым стоять под венцом,
А потом стану ближе с годами.
Приросту, как-никак столько лет,
В нашей крохотной доброй квартире,
И счастливей меня может нет,
И любимей тебя в целом мире.

Ты недописанная книга…

Любовь Дубкова

Ты — недописанная книга,
Ты — неизученный словарь,
Ты лишь мгновение от мига,
Из дневника ночей глава.

Когда тебя чуть-чуть узнаю,
И ты меня заметишь вдруг,
Взорвутся враз все почки мая,
И дождик выстрелит, упруг.

И я, дитя цивилизаций,
Пароль забуду в Интернет.
С тобою вместе по абзацам
Мы обойдём весь белый свет!

Допишем, что не дописали
Все прорицатели земли.
О чём не ведают скрижали —
Но знают в поле ковыли.

И в словаре найдётся место
Для новой записи в уме
О том, что я твоя невеста.
Такое и не снилось мне!

Дневник любви заполним светом
Луны, прислужницы ночей.
Ну а фату — подарок лета,
Соткём из солнечных лучей!

Придёт то самое мгновенье,
Наступит самый яркий миг.
И птицам райским сладким пеньем
Не заглушить восторга крик!

Замужество

Людмила Лидер


Замужество — это мужество!
Ответственный шаг супружества,
Влюблённых сердец содружество,
И чувства хмельного рой.

Замужество — труд неистовый!
Обида порой, неискренность,
Забота, терпение, исповедь,
Преправленная слезой.

Замужество — ложь избитая,
С изменами бой незримыми,
Подумай в тиши молитвенной,
Того ли берёшь с собой?
Невеста в белом платье

Марина Соснихина

Невеста в белом платье прекрасна и нежна
И предвкушеньем счастья душа ее полна.
Сбылись девичьи грезы и сладкие мечты,
Ведь королевой бала сегодня будешь ты.

В волнении счастливом, снося эмоций шквал,
Вальсирую с любимым, ты открываешь бал.
Так наслаждайся счастьем, испей его до дна,
Невеста в белом платье прекрасна и нежна.

Невеста

Марина Терентьева

Будут счастливые лица подружек,
С тонким батистом забытые пяльца.
Любящий взгляд из-под кремовых кружев,
Блеск золотого колечка на пальце…

Будет к тебе бесконечной дорога,
Скромное платье с фамильной камеей…
Так непривычно и странно немного
Зваться невестой. Невестой твоею.

Город утонет в оборках акаций,
Празднично-новый, но добрый, как прежде.
Где же терпения взять, чтоб дождаться
Дивный фрегат с парусами надежды!

После страданий и долгих лишений,
Лжи и коварства, царящих повсюду,
Верящий в сказку, немного волшебник,
Любящий сердцем, способен на чудо…

Я выбирала мужа

Марина Терентьева

Я выбирала мужа, как на рынке:
У этого гроша в кармане нет,
А этот, вроде, ничего мужчинка,
Но только он — женатый Джонни Депп.

У этого — совсем кривые ноги,
Другой — упрямый очень. Как осёл.
А этот — скупердяй. К тому же, строгий.
А тот и книгу в жизни не прочёл.

У этого от бывшей — в сердце рана.
А у другого — слишком длинный нос.
А у того — ужасно злая мама,
Что учинит с пристрастием допрос.

Один совсем не склонен к сантиментам:
Не предложил ни сердца, ни руки.
А у того — ещё и алименты!
А с этим не наденешь каблуки.

И мне казалось: претендентов мало.
Ночами не спала, судьбу кляня.
Наверно, слишком долго выбирала,
Пока уже не выбрали меня…:-)))

Волнами падали локоны русые

Наталья Страхова -Хлудок

Волнами падали локоны русые.
Плачьте, подружки, теперь обо мне.
В косы сплетайте послушные волосы.
Нужно послушной быть мужней жене.

Спрячу в повойник я косы упругие,
Гордо хозяйкою в хату войду.
Буду супругой отныне супругу я.
Плачьте, быть может спугнете беду.

Долгою жизнь наша сложится, счастливо
Будем мы деток своих целовать.
Будет жалеть меня муж, будет ласково
Косы мои перед сном распускать.

Плачьте, подружки. Как было обещано,
Ленты мне больше в косу не вплетать.
Буду совсем постороннюю женщину
Вежливо «мама» теперь величать.

Повойник — головной убор замужней женщины

Лучшей из невест

Не Чужая

Светлым облаком
Нарисована.
Белым золотом
Окольцована.
Розу в волосы,
Плечи в кружево.
Ноты голоса,
Взгляда мужнего
Ловишь исподволь.
В платье свадебном.
Любишь истово,
Ждешь старательно.
Ревность жгучая.
Ты — красивая.
Зря не мучая,
Ты спроси меня.
В снах твоих тону
И спасенья нет.
Лишь тебя одну.
Я люблю, мой свет.

Клятва невесты

Олег Воротынский

Одна любовь — одна судьба,
Дороже нет тебя на свете.
С тобою буду я всегда,
Ты за меня теперь в ответе.

Клянусь родной, любимый мой
Хозяйкой стать для всех примерной,
Домашний охранять покой,
Тебе женой быть нежной, верной.

Возлюбленный, сердечный друг,
Твоим я стану вдохновеньем.
В минуты горести, разлук,
Душевным буду утешеньем.

Когда нам даст Господь детей,
Для них прекрасной буду мамой —
Качать, кормить, не спать ночей,
И быть всегда твоей желанной.

Чистосердечно здесь клянусь —
Супругой стать тебе чудесной,
Когда же в быт я окунусь,
Всегда такой же быть прелестной.

Невеста


Светлана Бажина


«Папа, мир шагами измеряешь?
Куришь-куришь молча сигареты…
Ты же мне, как прежде, доверяешь
Маленькие личные секреты?

Не грусти, а вспомни ту лошадку,
На спине которой я каталась?
Отчего слезу смахнул украдкой?
Здесь из детства лучшее осталось.

А еще катал меня на санках,
Хохотала я легко и звонко.
Называл меня ты хулиганкой,
Грел в руках озябшие ручонки.

Посмотри на дочь свою в альбоме,
И на сердце станет веселее.
Это я на выписке в роддоме,
А вот тут уже чуть-чуть взрослее,

Вырядилась в мамину одежду…
Как смешно! Спасибо фотоснимку!..
Мамочка, давай с тобой, как прежде,
Вместе полежим часок в обнимку!

Говори со мной… Уткнусь в подушку,
Буду слушать добрые советы.
Славная моя, — шепчу на ушко,
Благодарна я тебе за это!

И за то, что не спала ночами,
А дремала с трубкой телефона.
Многое осталось за плечами,
Помнишь ты,.. а я уже не помню».

Глупая, наивная девчонка,
Слез пролито, как у Несмеяны.
Первая любовь рвалась, где тонко,
У нее обычные изъяны…

Вот рассвет… И день родился новый.
Впереди — счастливая дорога.
Все по плану. Все уже готово.
И жених любимый у порога.

Флердоранж фаты и платье в рюшах,
Затопила душу белоснежность,
Розы на столе… Невеста, слушай!
Так поет о счастье птица-нежность.

«Как же странно, милые подружки! —
Осмотрелась, задушив рыданья, —
Комнатка моя, мои игрушки,
Выхожу я замуж. До свиданья!»
Невеста

Татьяна Зелинская

Вовсе я не ершистая,
А белая и пушистая.
Не говорю людям гадости,
А ем любимые сладости.
Никогда не повышу голос,
И не ищу чужой волос.
Тебя обожаю разного —
Спокойного и » взрывоопасного «.
Совсем не буду врединой,
Женой тебе стану преданной!

———————————————————————-

Женюсь

Таня Черненко

Жениться?… Или подождать?…
Пора мне сделать в жизни выбор.
Устал готовить сам, стирать,
Картошку чистить, жарить рыбу.

Лепить пельмени, борщ варить,
Солить капусту с огурцами.
Пыль вытирать, посуду мыть,
Смотреть за кошкой и цветами.

Я, словно Золушка, тружусь:
Кулинария, дом, работа…
Всё… Решено… Завтра женюсь!
Пускай жена живет в заботах.

Я буду ей цветы дарить,
Писать любовные записки.
В постель ей завтрак приносить
Омлет, салатик и сосиски.

Сто тысяч дней в году любить
И помогать всегда — клянусь!
Женатому ведь легче жить…
Всё. Решено, друзья, женюсь!

читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Жил-был крестьянин. Было у него три сына — двое умных, третий дурачок.Состарился отец. Пришло время добро меж сыновьями делить. А старик не знает, кому дом отдавать. Все три сына ему любы, а милее всех младший. Братья его дурнем считали, а отец за доброту да за честность любил.

Зовет он сыновей и говорит:

— Хочу между вами добро поделить, чтобы после моей смерти cnopoв у вас не было.

Старшие братья обрадовались. Они давно этого дня ждали. А отец говорит:

— Чтоб все было по справедливости, собирайтесь-ка вы в дорогу и принесите мне по рубахе. Чья будет самая тонкая, тому и дом достанется. Согласны?

— Согласны, — говорят все трое и отправляются в дорогу.

Старшие сразу в город поехали — там рубахи потоньше делают. А дурачок этого не смекнул — пошел в лес. Пошел той самой дорогой, какой скот гонял, добрел до леса — и в лес. Идет себе по какой-то тропке, узенькой совсем, неприметной. Шел-шел и пришел к чьему-то дому. Большому, не меньше церкви. А вокруг только лес и тишина — как на кладбище.

Подходит дурачок к дому, видит — дверь не заперта, заходит внутрь.

И там ни души. Но везде чистота и порядок, а в одной горнице длинный стол стоит, весь блюдами уставленный, будто кто пировать собирался. А дурачок уже проголодался в дороге, он и не стал долго думать — сел за стол и поел-попил не хуже гостя. Поел-попил, пошел дом разглядывать. Все комнаты обошел. Считал их, считал, да и со счету сбился.

Вдруг за одной дверью вроде шорох какой.

«Ага! — думает. — Пришел кто-то. Сейчас мы узнаем, что за господа здесь живут». Открывает он за эту дверь, заходит в нее. Только зашел и сразу к земле прирос от страха: стоит в углу кресло, а на кресле — большая медная змея. Голову подняла и на гостя в упор смотрит.

Хотел дурачок дать тягу, но змея и говорит ему человечьим голосом:

— Не бойся, глупый! Я тебе ничего не сделаю.

Послушался дурачок, остался. А сам дрожит весь как осиновый лист.

— Как ты сюда попал? — говорит змея.

Дурачок рассказал. Змея и говорит:

— Будет тебе рубаха. Тонкая-претонкая. Только прослужи у меня год. Ешь-пей сколько хочешь. А всей работы у тебя — купать меня раз в день и обратно в кресло укладывать.

Подумал дурачок и сказал:

— Ладно, согласен! Мне главное — чтоб рубаха была, а работы я никакой не боюсь.

А дурачок всякое зверье любил: и щенков, и жеребят. И змею полюбил — хорошей оказалась. Она его самой вкусной едой кормила, а он ее купал раз в день и на кресло укладывал. Не заметил, как год прошел. Но через год все же сказал змее:

— Теперь я свое отработал! Пора мне к отцу возвращаться.

— Что ж, ступай, — говорит змея. — Открой шкаф и возьми в нем самую тонкую рубаху.

Взял дурачок рубаху, сказал спасибо и пустился в обратный путь.

Возвращается, а братья уже дома. И у каждого красивая рубаха. Но только у дурачка еще красивей оказалась. Увидел это отец и объявил дурачка своим наследником.

— Ну нет! — закричали старшие. — Так не годится! Испытай нас еще раз.

— Ладно, — говорит отец, — даю вам еще год сроку. Принесите мне по ковриге. Чья будет самая вкусная, тому и дом достанется. Согласны?

— Согласны, — говорят все трое.

И опять в дорогу. Старшие, конечно, — в город, а младший — опять в лес. Нашел свою неприметную тропочку, добрался по ней до большого дома — и скорее к змее.

Посмотрел, а она уже не медная, а серебряная. Рассказал ей дурачок, какая у него нужда.

— Будет тебе коврига, — говорит змея. — Только прослужи у меня год. А всей работы у тебя — купать меня два раза в день и обратно на это кресло укладывать.

«Работы я никакой не боюсь, — подумал дурачок. — Главное — чтоб коврига была». И остался.

Хорошо он этот год прожил. Работы — пустяк, а еда вкусная. Однако через год все же сказал:

— Пора мне уходить — год прошел. Надо к отцу возвращаться.

— Что ж, — говорит змея, — ступай. Открой в чулане шкаф, возьми ковригу. Нигде такой вкусной не найдешь.

Взял парень ковригу, сказал змее спасибо, тронулся в обратный путь.

Отведал отец от каждой ковриги, увидел, что самая вкусная — у младшего.

— Ему, — говорит, — и быть наследником. Так мы уговорились.

— Ну нет! — закричали старшие братья. — Так не годится! Испытай нас еще раз! После третьего раза никто спорить не станет — кто победит, тот и победит!

— Будь по-вашему! — говорит отец, — Даю вам еще год сроку. Найдите себе невест. У кого будет самая красивая, тому и дом достанется. Согласны?

— Согласны! — говорят все тpoe.

Обрадовались старшие братья, подумали: «Небось ни одна красавица за нашего дурака не пойдет.

Пустились они опять в дорогу. Старшие по привычке — в город, младший — опять в лес. Нашел в лесу большой дом, зашел и видит: змея уже не серебряная, а золотая.

Рассказал ей, чего ищет.

— За меня, — говорит, — красивая не пойдет. Посмеются надо мной старшие братья.

— Пойдет, — говорит змея. — Только прослужи у меня год. С едой, сам знаешь, не обижу, да и работа легкая: будешь меня купать три раза в день, а потом на кресло укладывать.

— Я с охотой, — говорит дурачок и остается. А самому что-то не верится, что змея ему и на этот раз поможет.

Через год приходит дурачок к змее — домой просится.

— Что ж, — говорит змея, — ступай. Я свое слово сдержу. Только сперва тебе придется растопить докрасна большую печь на кухне. Растопишь, придешь за мной, снесешь на руках в кухню и кинешь в самый огонь. Я начну рваться из огня обратно, грозить тебе начну, умолять, а ты ничего не слушай. Послушаешься — пропадешь!

Растопил дурачок печь, кинул змею в огонь и дверцы прикрыл. Господи, что тут началось! Зашипела змея, засвистела такой гром подняла, что ужас! Но хоть и грозилась она дурачку, хоть и умоляла выпустить ее, но он ни в какую — не выпустил.

А потом все тихо стало. Открыл дурачок печные дверцы и видит: печь дочиста прогорела — ни углей, ни золы не осталось.

«Вот чудеса!» — думает и пошел с кухни. Весь дом обошел, а змеи нигде нет. Обманула его, сгорела.

Заглянул напоследок в комнатенку одну — темную, невзрачную. Смотрит: она шелковой занавеской разгорожена. Заглянул за занавеску, а там постель, шелком застланная, и на постели девушка сидит писаной красоты, Увидела его и говорит:

— Спасибо тебе, дурачок, за верную службу! Злой волшебник превратил меня в змею за то, что не пошла я замуж за его гадкого сына. И нельзя мне было от его злых чар избавиться, пока кто-нибудь не согласился бы прослужить у меня три года и исполнять все мои желания. Если бы не ты, я бы весь век свой оставалась змеей — то медной, то серебряной, то золотой, — каждой по году. Давай поженимся, если я тебе нравлюсь.

Взялись они за руки, вышли на двор. А там все другое стало: вокруг дома цветы, а за оградой вместо леса ровные поля тянутся. И g крыльца красивая карета с лошадьми стоит.

Сели они в карету, поехали к отцу. Старшие братья тоже красавиц нашли, да только не таких, как у дурачка. Те были как луна, а она — как солнце. Пришлось старшим братьям уступить, не посмели они в третий раз отцу перечить. Но младший брат сам ничего не захотел.

— Мне, — говорит, — никакого добра не надо! У нас и так всего много, больше, чем у помещиков. Пусть мои братья все себе заберут.

И сыграли они три свадьбы сразу. Раздал дурачок всем богатые подарки — и отцу и своим умным братьям. А сам к невесте переселился. К красавице своей несравненной.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *