Если мужчина поднимает руку на женщину психология: Избитая тема: что делать, если муж распускает руки

Содержание

Избитая тема: что делать, если муж распускает руки

Набирает обороты скандал вокруг Регины Тодоренко, заявившей, что женщины, на которых мужья поднимают руку, сами в этом виноваты. Многие усмотрели в этом высказывании оправдание насилия в семье. Хотя телеведущая позже пыталась объяснить, что имела в виду совсем другое.

 

Тем не менее она не одинока в этом мнении. Многие склонны винить в случившемся саму женщину. Предполагается, что она либо довела мужчину до такого поведения, либо позволила с собой так обращаться.

Почему же на самом деле женщины становятся жертвами мужей-тиранов и кто в этом виноват?

 

Не виноватая я…

Напомним, поводом для высказывания телеведущей послужила история Агаты Муцениеце, которая прилюдно объявила, что муж – знаменитый актёр Павел Прилучный – её избил.

Регина предположила, что в случившемся есть доля вины и самой Агаты. «Твой муж тебя бьёт, а почему, ты не задумывалась? А что ты сделала для того, чтобы он тебя не бил? Что ты сделала для того, чтобы он тебя ударил?»

По мнению скандального блогера Лены Миро, Агата слишком сосредоточилась на своём звёздном муже и совсем забыла о собственном развитии.

«Есть женщины, которых бьют, и есть те, которых не бьют, – категорично заявила Миро. – Любая баба, выстроившая жизнь не вокруг дела, которым горит душа, а вокруг мужской пиписьки и её производных, – это баба, которую можно бить. И тут только мужчина – в силу своих принципов – решает: бить или не бить. Попадётся такой женщине мужик с железобетонной верой в то, что женщин бить нельзя, – тумаков не будет, как, впрочем, и уважения. Попадётся Прилучный – быть такой бабе битой. Снова и снова».

Надо признать, что некоторые женщины действительно сознательно растворяются в жизни мужчины. Они отказываются от собственных пристрастий и интересов, рвут со своим прежним окружением. По сути, таким образом они уничтожают собственную личность. Специалисты считают, что так женщины подсознательно пытаются удержать мужа – ты же видишь, никто тебя, как я, любить не будет. Однако результатов это не приносит. Потому как в данном случае речь идёт о манипуляции, которая считывается на том же подсознательном уровне.

У мужчины подобное поведение вызывает раздражение и агрессию. И в итоге они нередко превращаются в домашних тиранов.

Правда, эта тирания далеко не всегда проявляется в рукоприкладстве.

Мужчина может просто пытаться подчинить жену своей воле. Он начинает запрещать ей общаться с подругами и даже родственниками, контролировать каждый её шаг. Постоянная критика – плохо готовит, вызывающе одевается, не занимается домом и т.д. – это тоже в некоторой степени проявление домашнего насилия.

Уничтожая жену как личность, мужчина приобретает над ней власть. Некоторые эту власть закрепляют ещё и кулаками.

– Всё зависит от семьи. Если в семье это считалось неприемлемым, то мужчина вряд ли сможет поднять руку на женщину. А если папаша колотил мамашу, то у него это в порядке вещей, – считает психолог Дмитрий Сейнов.

Потом такой мужчина может валяться у жены в ногах, просить прощения, объяснять, что она сама его довела, и клясться в любви. И многие женщины в такой ситуации прощают. Пресловутое «бьёт – значит любит», как ни странно, кажется им убедительным.

Я помню, как в своё время скандально известная ныне Роза Сябитова, делясь подробностями развода с регулярно избивавшим её мужем, признавалась, что и сама пребывала в подобном заблуждении.

– Он один раз меня уже избивал, и я тогда лежала в клинике, – рассказывала она нам. – Он приревновал меня к моему сотруднику. Я хотела развестись, но он позвонил дня через два и слёзно умолял этого не делать, говорил, что ему очень плохо и он меня любит. Я не смогла отказать. Я, как и многие другие женщины, в этой ситуации думала, что случившееся – просто случайность.

Однако эта «случайность» стала повторяться всё чаще и чаще, и в итоге Роза нашла в себе силы уйти от мужа.

Хотя немало женщин продолжают терпеть, боясь признаться в происходящем.

«Поучить жену». Почему мужчины распускают руки, объясняет психоаналитик | Pchela.news

— Весь психоанализ взялся из народа. «Бьет — значит любит» — в этом выражении идет речь об одной из инфантильных защит. Когда ребенку родители уделяют мало внимания, он начинает вызывающе себя вести, как-то пакостит, и когда родители направляют на него свой гнев, малыш думает: «О, хоть так они на меня внимание обращают!». Второй вариант понимания этого выражения — это псевдородительская забота: «Я выступаю как наставник, я наказываю, но желаю добра».

Почему такую фразу используют и женщины, которым попадает? Такие женщины — жертвы, те, которых родители недолюбили, и они вызывали агрессию на себя, чтобы получить от мамы и папы хоть какое-то внимание. Отдельный вопрос, почему женщины готовы не просто терпеть, но и принимать такие поучения уже во взрослом возрасте. Это зависит от того, насколько это принято в конкретной культуре. Например, в Древней Руси «поучить жену» было в порядке вещей. Где-то, если женщина переходит определенный порог, это уместно и сейчас. В исламской культуре поучительные побои жене в виде пощечины — норма, там мужчины доминируют. А женщины в силу психофизиологических особенностей — не интеллектуальных, интеллект у нас примерно одинаковый — порой пытаются встать на место мужчины, «кастрировать» его.

Мы это часто видим: сначала женщина белая и пушистая, вышла замуж, а затем раз — и начинает прессовать мужика. Это такая природная склонность. И для того, чтобы женщина не захватывала территорию, иногда говорить просто бесполезно — например, истеричку ничем не остановишь. А пощечина быстро приведет в чувство. Не говорю, что надо прямо бить, а просто в качестве пресекательной меры. И такое есть и в нашей культуре, и женщина готова такое принять. Одна моя пациентка хвалила своего партнера. Говорит: «Он у меня такой мужчина-мужчина! Я истеричка, всем под шкуру лезу, а он единственный выдерживает. Сказал мне, мол, деточка, у меня такая особенность — кулак летит быстрее мысли. И у меня рядом с ним всю склонность к истерикам как рукой снимает».

К слову, что касается «кастрации» — это как раз то, за что борются современные феминистки. Женщина стремится стать на место мужчины, чтобы обезопасить себя, то есть речь идет не о правах женщин, а о безопасности, о том, чтобы женщин сделать мужчинами и наделить их этими полномочиями. Патриархальный уклад у нас в культуре рассосался, женщины распоясались, внутри семьи больше нет распределения обязанностей и функций. А порой женщина ведет себя агрессивно как раз для того, чтобы ее поставили на место, чтобы почувствовать себя слабой. У всех это проявляется в разной форме.

Оговорюсь: понятно, что избивать женщин нельзя, как это делают насильники. И вообще домашнее насилие к «бьет значит любит» не имеет никакого отношения. Что происходит в этом случае: мужчина срывает злость на женщине, в действительности срывая злость на матери — это идет от неудовлетворенности отношений с матерью, нарушением привязанности. С мыслью: «Все бабы — ****» он мстит ей и переносит на жену.

Вторая модель, откуда берутся мужчины-насильники, это когда они становятся свидетелями агрессии отца. Отец бьет мать, мать оказывается в положении жертвы, ребенок пугается, и чтобы не оказаться в положении избиваемого, начинает идентифицироваться с отцом. То есть это такая защитная реакция. Навык впитывается, и во взрослый мир такой ребенок выходит агрессором — в принципе, а не только с женой.

Однако в случае насилия в родительской семье возможен и еще один сценарий, когда мальчик все-таки становится на сторону матери. В возрасте с 3 до 6 лет ребенок претендует на мать и пытается конкурировать за нее с отцом. Чтобы получить ее признание и завладеть ей, надо убить отца. Это старая схема. Например, в первобытной орде убийство отца сыном случалось не в метафорическом смысле, а в самом прямом. От чего зависит тот или иной сценарий? Каждый ребенок — это отдельная история со своими психическими ресурсами. У одного мальчика есть ресурсы сыграть в оппозицию к отцу, а кто-то быстро становится забитым и встает на сторону агрессора.

Почему мужчина позволяет себе бить женщину? Потому что она позволяет ему себя бить. Люди всегда совпадают друг с другом как пазлы: значит, она только так может любовь воспринять. И нет, это не значит, что в паре с другой женщиной он вообще не будет на нее руку поднимать — он и не будет с такой в паре.

Только эта женщина дает ему возможность самореализоваться психически. Ответ на вопрос, почему они не разводятся, — потому что они нашли друг друга. Когда говорят, что женщина боится уйти, это отговорки. Фрейд сказал: «Если с человеком что-то происходит, значит ему для чего-то это надо». Логично же? Если мне нужна депрессия, она у меня будет. Может быть, я всегда привык быть в подавленном состоянии, потому что в родительской семье был в этом состоянии. Не нужна депрессия — не будет.

Из числа всех обращений, связанных с насилием в семье, ко мне чаще всего приходили женщины, которые жаловались на абьюз — психологическое насилие. Один из случаев, например, такой: семья, мужик зарабатывает, жена — красавица. И вот она пришла и рассказывает: он каждый раз находит повод, чтобы довести ее до слез. Утром встал, умылся и начинает, мол, опять ты щетку зубную разбросала, тампоны не так лежат. На кухне — опять омлет неровный и вообще резиновый. А сама ты толстая, и работа у тебя дурацкая и бесполезная.

Достает так, достает, пока она не бросится в слезы. И тогда он с облегчением выдыхает — цель достигнута — и начинает извиняться, обнимать, спрашивать, что подарить, машину или шубу.

Это только один из сценариев, корни которого заложены также во взаимоотношениях с матерью, такая перверзия. Но так просто человека не изменишь, так что если такие вспышки гнева невыносимы, есть два пути — или разводиться, или обращаться к специалисту, чтобы выработать эмоциональную устойчивость к абьюзу.

Стоит ли обращаться в полицию? Да, но участковые толком не работают с этими семьями, рассуждая так: «Если он тебя бьет, чего ты с ним живешь? Не нравится — уходи». Сами же женщины подливают масло в огонь, когда пишут заявление и назавтра его забирают. Развод — это выход. Это дурацкое внушение постхристианской культуры, что женщина должна быть «пристроена», «при мужике», какой бы он ни был, зато свой. Женщина может прекрасно быть самодостаточной и выполнять женские функции, и ей совсем не нужен для этого полупьяный урод.

Даже если дело совсем плохо, дохода нет, дети, то поможет кризисная квартира, где можно хоть как-то отдышаться и заново начать жизнь. А заработать может любая женщина какими-то простыми понятными вещами вроде кулинарии, хэндмейда. У меня был случай, когда пациентка просто начала понемногу подрабатывать на компьютере. Сначала ей хватало денег на одежду, а потом ее доход уже вырос настолько, что смогла уйти с детьми от абьюзера. С этого можно начать любому человеку, потихоньку можно начинать выруливать.

Для не самых запущенных случаев есть очень хорошая домашняя терапия — это вечерний разговор по душам. Можно просто сесть за стол переговоров, учиться слышать друг друга, разговаривать друг с другом. Даже если партнер говорит раздраженно, не принимать это на свой счет: человек просто чем-то эмоционально делится. Можно договориться обходить какие-то вещи или зайти глубже и попробовать проговорить, почему это не нравится, почему цепляет. Когда этот катарсис пройдет — а если вы начнете это проговаривать, начнутся эмоции, ассоциации, все в кучу — проблема проработается, проживется и больше не будет волновать.

А если ситуация стоит остро, то нужно понять, что домашнее насилие существует как образ жизни и для нее, и для него, оно встраивается в структуру личности. Это не лечится ни разговорами по душам, ни, допустим, спортом — только на гипнозе и психоанализе. И надо понимать, что будет это долго, дорого и больно.

Если мужчина поднял на жену руку – его уже не исправить

63 минуты – ровно столько времени проходит в России от появления одной жертвы семейного насилия до другой. Около 14 тысяч женщин ежегодно гибнут от рук собственных мужей. Сколько еще потенциальных жертв подвергается насилию – сосчитать невозможно, за помощью обращаются не все. С просьбой поделиться историей о том, можно ли справиться с агрессией и сохранить семью после случаев домашнего насилия, я обратилась к пользователям соцсетей. Без особой надежды найти желающих поговорить.

Ирина Арская, волонтер, помогающая жертвам семейного насилия в Уфе, сразу предупредила, что раскаявшихся совсем нет или их ничтожно мало. «За свою двухлетнюю практику не могу припомнить случая, где абьюзер бы исправился, и где вообще стоило бы исправлять абьюзера», – призналась Ирина.

«Благоприятный исход возможен, если женщина сама сведуща в психологическом насилии (не как применять, а как замечать и пресекать) и исправит своего мужчину. Но, если произошло насилие физическое, увы, мужчину уже не исправить. Поэтому помощь женщине должна быть двойная: учить замечать психологический абьюз и помогать уходить от мужчин, которые позволяют себе бить жен.

Лучше никакая семья, чем настолько плохая.


Вероятность хорошего исхода зависит от степени запущенности. Избалованный властью над жертвой абьюзер уже не откажется от неё, а абьюзер, который только начал пользоваться манипуляциями, ещё может стать достойным мужем и отцом, если захочет измениться.

К сожалению, женщины не бьют тревогу, когда замечают, что ими манипулируют, даже когда им наносят побои, поэтому за свою практику я встречала лишь тех, кому мы помогали максимально безболезненно уйти от мужчины.

Сейчас недостаточно психологического образования у женщин, чтобы они могли замечать и пресекать начало абьюза над ними и выравнивать ситуацию. Поэтому единственный выход – это донести до женщин, где начинается абьюз и как он заканчивается, если не пресечь. Когда женщины будут более образованы, тогда и начнут появляться случаи, где абьюзера можно остановить, но не сейчас».

«Я больше не бью свою жену»

Тем не менее, одно письмо от мужчины, который сожалел о случае насилия в его семье, я все же получила. Он предпочел остаться анонимным. Ему было стыдно.

«Раньше такого себе не позволял, а вот после того, как родился старший, – сорвался. Ударил жену в машине. Везли сына в больницу, слово за слово, на нервах она, я психовал. Ударил не со всей силы, но не рассчитал, остался синяк. Конечно, извинился потом. Попросил прощения, но как дальше быть, не знаю. Я больше не бью свою жену, но в отношениях что-то надломилось».


«Мои дети помнят этот кошмар»

Не разглашать имя попросил не только мужчина, ударивший жену. Остаться анонимной пожелала и женщина, которая с насилием в семье сталкивалась не один раз. По другой причине. Уже два года Татьяна (Прим. ред. – имя изменено в интересах безопасности) скрывается в приюте «Китеж» при подворье Новоспасского монастыря. Татьяна – многодетная мама. Один из ее детей до сих пор находится в больнице.

В приют я приехала в день новогодней елки для детей. Перед зданием убежища – детская площадка. Во дворе стоят коляски, велосипеды, самокаты. Если не знать, кто живет в этом доме, можно подумать, что передо мной – частный детский сад. Но даже «елка» тут необычная. Дед Мороз почему-то в костюме казака. На нем – настоящая папаха. Снегурочка – с маленьким помощником, эльфом.

«Нас подарки ждут дома, отдай мальчику его подарок», – убеждает Снегурочка сына-эльфа. Очевидно, волонтеры. Дети здесь видели страшные сцены и немного боятся незнакомых взрослых. Младшие прячутся за мам. Старшие – немного насторожены.

Я интересуюсь у Татьяны, почему ей помогли только здесь. Почему не помогла полиция?

«Полиция, конечно, приезжала, и мужа увозили, но через четыре часа мужчин выпускают, и куда они возвращаются? Я писала заявление, снимала побои, но это не помогло. Когда я вызывала полицию, мне говорили “это ваши внутрисемейные разборки. Когда он вас убьет – напишете заявление”. Мой бывший муж даже не лишен родительских прав. Соцзащита говорит “он тоже имеет право на воспитание детей”, но он бил всех. Периодически он разыскивает нас, пишет заявления на поиски.

Фото: health.nsw.gov.au

Вырвались мы после того, как муж на трое суток закрыл нас в подвале. Младшей дочке тогда было три месяца, у меня сел телефон. Спасли мои друзья. Забеспокоились. Приехали подруги со своими мужьями. Мой муж испугался большого количества людей. Мы забрали самые необходимые вещи и приехали из дома в квартиру, но туда муж привел уже свою “группу поддержки” друзей.

Выломал нам двери, переломал мебель. Ночью мы собрались и сбежали в Москву.


Сначала я быстро нашла работу, но из-за кризиса потеряла. Стало нечем платить за квартиру. У меня есть свой дом, но жить там просто опасно, да и мебели там теперь нет. Бывший муж забрал все, вплоть до толчка!

Мои старшие дети – от первого брака. В случае с младшими – на алименты подавать страшно, на старших просто не получаю. Я писала жалобы в приемную Павла Астахова (уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка – прим. ред). Он приезжал, и тогда все пытались решить наши проблемы, но стоило ему только уехать – все становилось как прежде. Идти куда-то за помощью бесполезно.

Конечно, бывают случаи, когда женщины не заботятся о детях, с ними сидит отец. Я сама знаю такую семью. Но ведь опека должна разбираться, должна видеть, кто и зачем пришел. У инспектора должна быть подготовка. В случае, когда нам отказали в алиментах – муж-бизнесмен просто заплатил взятку. На суде звучали ложные показания. Сейчас он стал периодически помогать. Обратиться к адвокатам я не могу, они просят много денег. Мне проще махнуть рукой и самой обеспечивать детей. Да и на работе говорят “либо судись, либо работай”.

Здесь нам помогают одеждой и едой. И только здесь не разлучают с детьми. В других центрах мне предлагали отдать детей в детский дом. Даже не отрицали “на таких как ваша младшая у нас большой спрос от приемных родителей”. Конечно, это неприемлемо для матери! В некоторых центрах принимают только с грудными детьми, до трех месяцев, а куда идти дальше? В иных местах требуют московскую или подмосковную прописку.

Многие предприниматели не помогают таким центрам, потому что не знают, что, если оказать спонсорскую помощь – можно получить льготу по налогам. Я не из тех, кто живет только подаяниями и просьбами “дайте денег”, сама работаю и справляюсь, но иногда помощь нужна. Опека по месту жительства тоже предлагает мне отдать детей, никакой другой помощи нет.

Насилие в семье происходит всегда “один на один”. Свидетелей нет.


По моему опыту такие люди всегда очень любезны с другими, пытаются услужить, помочь. Начинается все постепенно. Очень много времени тратится на осознание того, как тот, кого ты любил, мог превратиться в монстра? Может быть, это – случайность? Страшный сон? Но случайность повторяется. У меня включилось даже не чувство самосохранения – страх за детей. Когда в конфликтах стали участвовать дети, стало страшно.

Младшие дети до сих пор не пришли в себя, я думала, они ничего не помнят, но теперь вижу, что помнят всё. Они могли не понимать, что именно происходит, но саму обстановку чувствовали. Мои дети помнят этот кошмар».

Трагедию в Нижнем Новгороде мог предотвратить закон о семейном насилии

В Центре по предотвращению насилия «АННА» вопросами насилия занимаются уже 23 года. Это – старейший центр помощи женщинам, которых бьют.

По словам заместителя директора центра Андрея Синельникова, обращений в последнее время стало больше, но ничего плохого в этом он не видит. Чаще звонят – не потому, что чаще бьют.

«Сейчас происходят определенные сдвиги в сознании самих женщин. Появляется достаточно медийных историй про насилие в семье. Сама проблема стала более видимой. Во многом благодаря женщинам, которые не молчат. Обращений на телефон доверия в последние годы все больше. Я не считаю, что это говорит об ухудшении ситуации. Наоборот: женщины стали лучше знать свои права и понимать, что насилие – это ненормально.

Тем не менее, пока закон о семейном насилии не принят – юридически жертвы семейного насилия никак не защищены. Если они выходят за пределы квартиры, и в полицию обращаются соседи, насилие еще можно квалифицировать как «Хулиганство», если же действия разворачиваются дома, полиция просто не может ничего сделать кроме того, чтобы забрать агрессора на профилактическую беседу. Поэтому протоиерей Димитрий Смирнов, с юридической точки зрения, не прав, утверждая, что насилие нельзя разделить на семейное и не семейное.

Если тебя ударил незнакомец на улице, ты увидишь его в худшем случае на суде. Супруг, даже бывший, будет знать, где живет женщина, и продолжать ее преследовать. Мне знакомы случаи, когда, уже находясь в новом браке, мужчина продолжал подстерегать бывшую жену. Кроме того, сейчас жертва может просто забрать заявление. Однажды заявление хотела забрать женщина, у которой мужчина отрубил пальцы ноги на глазах у детей. В больнице она одумалась, но сейчас с двумя детьми вынуждена снимать комнату. В то время как муж живет в их квартире.

Чудовищная история в Нижнем Новгороде, где отец убил жену и шестерых детей, могла не произойти, если бы понятие «семейное насилие» существовало в законодательстве. Тогда при первом обращении мужчину могли принудительно заставить посещать психологическую группу и были бы выявлены его проблемы.

Если бы само государство могло выдвинуть обвинения человеку, совершившему акт насилия, исключился бы факт давления на жертву. От нее бы уже ничего не зависело.


Одна из ярких примет человека, склонного к насилию – это стратегия изоляции. «Не общайся с этой подругой», «что ты так часто с мамой по телефону болтаешь?». Так агрессор лишает жертву «группы поддержки». Запреты на внешнее общение – очень опасно. В насилии неважно, что делает пострадавшая сторона, причина найдется всегда.

Иногда термином «семейное насилие» злоупотребляют. Тут важно понимать, что насилие есть там, где есть власть и страх. Если пара вечером ставит друг другу синяки, утром мирится, и никто никого не боится – это их образ жизни».

Фото: theguardian.com

Конфликт – это не насилие

Координатор Всероссийского телефона доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия, Ирина Матвиенко законодательного термина «насилие в семье» тоже ждет с большим нетерпением, призывая при этом разделять термины «насилие» и «конфликт»:

«Семейное насилие и конфликты в семье – это разные вещи. В любой семье могут происходит ссоры. В случае ссор муж и жена на равных решают какие-то вопросы, не всегда спокойным путем, но люди имеют предмет спора, решив который, можно исчерпать конфликт. Кроме того, в конфликте обычно нет попытки продемонстрировать властное отношение. Насилие – это, в первую очередь, попытка установить контроль. Унижения, оскорбления, побои – просто инструмент для этой цели.

У насилия есть фазы и цикл, когда в семье нарастает напряжение, потом происходит разрядка и затем наступает так называемый «медовый месяц». Постепенно «медовый месяц» сокращается, а периоды разрядки становятся все длиннее. Часто именно тогда женщина понимает, что надо обратиться за помощью. Обращений после первичного случая насилия не так много – от 10 до 12%.

Человек, ударивший один раз – это не всегда обидчик, который будет систематически избивать, но это – повод задуматься, проконсультироваться и принять меры.


Иногда от первой пощечины до избиения может пройти пять лет. Или избиения не случится совсем.

Работа психолога при конфликте и насилии должна быть совершенно разной. Главное правило – свидетелем разговора не должно быть третье лицо, особенно – сам агрессор. Это может быть для женщины просто опасно. Так же женщине нельзя советовать менять стратегию поведения, так как неизвестно, как на это отреагирует ее обидчик.

Сейчас женщины больше информированы о своих правах, о том, что насилие – это ненормально. Но пока не будет принят закон о семейном насилии, не появятся и группы, где домашних тиранов будут учить контролировать агрессию. Немаловажную роль играет СМИ в формировании общественного мнения.

Мужчины на «телефон доверия» тоже звонят, но обращений «я ударил свою жену» – считанные единицы. Не говоря уж о том, что даже тогда мужчина, понимая: бить жену – плохо, ищет причины в ее поведении. Иногда звонят третьи лица, которые рассказывают о друзьях семьи. Они хорошо относятся к мужчине и вдруг выясняется, что он бьет свою жену. В таких ситуациях люди часто не знают, что делать».

***

Из убежища «Китеж» я уезжала уже вечером. Прогулялась по территории подворья Новоспасского монастыря. Там было так тихо и спокойно… Сотрудница центра рассказала мне, что у беременной Юли, об которую муж тушил сигареты, там даже вырос живот. Стал, наконец, виден на седьмом месяце. Ее приезжала навещать мама. Обрадовалась «вот теперь видно, что ты ждешь малыша».

Юля здесь – не дома. За «насилие в семье» ее мужа пока не могут наказать по всей строгости закона, потому что и закона такого нет. Но зато, если не покидать пределы монастыря, она в безопасности.


Всероссийский анонимный бесплатный телефон доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия:

8 (800) 7000 600

Звонки принимаются с 07:00 до 21:00 по московскому времени.

«Меня бил муж» — BBC News Україна

  • Олег Карпьяк
  • ВВС Украина

Автор фото, HealthRight International

Підпис до фото,

В киевской полиции говорят, что три четверти всех вызовов касаются домашнего насилия

Приготовила невкусный ужин, не погладила одежду, не убралась в квартире — киевлянка Елена (имя изменено. — Ред.), которой еще нет 30, перечисляет поводы, по которым ее бил муж.

«Причины не заканчивались никогда», — говорит женщина, которая сейчас вместе с маленькой дочкой живет в так называемой социальной квартире. Этот приют для женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию, создали в Киеве совместными усилиями несколько социальных организаций.

«Мы часто ссорились, — продолжает Елена. — Руку поднял раз, другой. Наконец, я решила расстаться с ним. Через некоторое время он снова появился. Начал часто звонить, просил встретиться, говорил, что он изменился. Но когда я к нему возвращалась, повторялось то же самое. Даже не то же самое, а еще хуже, чем было «.

Окончательно уйти от мужа Елена решила, когда тот набросился на нее, не обратив внимание на дочь, которую она держала на руках. «Ребенок едва не выпал у меня из рук. Это был уже конец. Точка. До этого я почему-то все прощала. Но теперь, когда это задело ребенка, дело приобрело очень серьезный оборот».

Елена — одна из немногих женщин, которые отваживаются говорить вслух о том, что их бил или бьет муж. И одна из малого процента тех, кому хватило сил вырваться из круга семейного насилия и посчастливилось попасть под опеку социальных работников.

Одна из подобных сотрудниц, Анна Остапчук, менеджер социальной квартиры, рассказывает, что ситуация в семье Елены — это типичная иллюстрация «цикла насилия», о котором упоминают чуть ли не все психологические пособия на эту тему. Сначала в семье постепенно назревает конфликт, который выливается в ругань, скандалы и обиды, пока в какой-то момент агрессия не выплескивается в виде побоев, изнасилования или жестоких психологических унижений. После этого обидчик (а это преимущественно мужчина) раскаивается в своем поведении и обещает, что ничего похожего больше не повторится. Но после этого «конфетно-букетного периода» начинается новый круг напряжения, которое, в конце концов, снова завершается избиением или унижением.

Хуже всего, что с каждым разом продолжительность такого цикла уменьшается. И если сначала между вспышками домашнего гнева проходит 2-3 года, то со временем мужчина может бить женщину несколько раз в день.

Елена еще не имеет четких планов, что делать дальше, но знает по крайней мере одно — с мужем она официально разведется и больше жить не будет. Я спрашиваю ее, что она изменила бы в своих отношениях с ним, если бы пришлось пережить всю ситуацию еще раз.

«Я поставила бы точку после первого же физического унижения, — говорит женщина. — В таком случае надо разрывать отношения. Продолжать их не стоит».

Она признает, что иногда бывают случаи, когда мужчина, впервые подняв руку на женщину, может сам испугаться своей реакции и больше никогда не допустит ничего подобного. Однако такое, по ее словам, бывает «раз на тысячу случаев».

«Нет трупа — нет дела»

«В Украине фактов насилия всегда было очень много. Мы не можем говорить, что их нет, даже если государственная статистика говорит о небольшом количестве таких фактов», — рассказывает Екатерина Бороздина, директор департамента экспертизы женского правозащитного центра «Ла Страда — Украина». Эта организация одной из первых начала работать с проблемой насилия в отношении женщин.

Официально с января по октябрь этого года в Украине зарегистрировали чуть более 600 правонарушений, связанных с насилием в семье. 575 из них закончились обвинительным актом. Почти половина случаев связаны с алкоголем.

Но в «Ла Страда» есть своя статистика — количество звонков от женщин на горячую линию, где работают психологи. Примерно за этот же период — с января по сентябрь — организация получила в десять раз больше обращений от женщин. И более половины из них — именно по причине домашнего насилия. Если учесть, что пока подобная телефонная помощь работает только в рабочее время, то получается, что жалобы от женщин поступают в среднем каждые полчаса. И это только в одной организации.

Еще более красноречивые цифры в интервью «Укринформу» назвал заместитель руководителя Национальной полиции Александр Фацевич. По его словам, в Киеве три четверти всех вызовов патрульной службы касаются именно насилия в семье.

Екатерина Бороздина считает, что так и есть, и говорит, что раньше женщины реже жаловались на насилие в милицию — из-за страха, стыда и легкомысленного отношения самих правоохранителей, отраженного в поговорке «Нет трупа — нет дела».

Автор фото, HealthRight International

Підпис до фото,

25 ноября — 10 декабря в Украине проходит акция «16 дней против гендерного насилия»

После войны

Несмотря на огромное количество сигналов о домашнем насилии, самое страшное еще впереди, говорят специалисты. И связано это с войной на Донбассе.

Опыт США после Вьетнама, СССР после Афганистана или любой другой страны, которая вела длительные войны, показывает, что боевые физические и психологические травмы мужчин не проходят бесследно для женщин.

«Этот шквал (звонков на «горячую» линию. — Ред.), наверное, будет где-то через год. Еще не все вернулись из зоны боевых действий. Возможно, кто-то пытается сейчас самостоятельно справиться с этой ситуацией», — говорит Бороздина.

Она рассказывает, что многие женщины и дети уже страдают от агрессивных действий мужчин, которые вернулись с фронта. И насилие иногда появляется в тех семьях, где раньше его не было.

В такой ситуации государство и общество должны играть на опережение и работать с потенциальными обидчиками. В правительстве действительно разрабатывают программы психологической коррекции для мужчин, склонных к домашнему насилию. Но подход к таким курсам чисто формальный, говорит Бороздина: «Тренер, который проводит эту программу, начинает с определения: что такое насилие, какие виды насилия бывают … Зачем это человеку, который совершает насилие? Ему необходимо предоставить что-то, что поможет изменить мировоззрение, а не определение насилия».

«Патернализм»

Женщинам, пострадавшим от насилия дома, должны помогать в предусмотренных законом социальных центрах матери и ребенка, а также в центрах социально-психологической помощи.

Однако в трети украинских областей государственных центров такой помощи нет вообще. Среди них — Киевская (кроме столицы), Харьковская, Херсонская и Луганская и Донецкая, где такие заведения были до начала войны. Те единичные центры, которые все же работают в других областях, действуют в основном благодаря негосударственным организациям и волонтерам, и могут одновременно принять не более 15-20 женщин — на регион с населением в несколько миллионов.

Ненамного лучше сложилась ситуация и с приютами для матери и ребенка, в которых могут временно проживать женщины на поздних сроках беременности или с маленькими детьми. На сайте Минсоцполитики сказано, что два года назад в Украине было только 17 таких учреждений. Сколько их сегодня, в пресс-службе ведомства не знают, а письменный редакционный запрос там оставили без ответа.

Эксперты, с которыми общалась ВВС Украина, надеются, что дело с открытием новых центров в городах пойдет лучше под влиянием децентрализации, потому что это — именно тот вопрос, который должен интересовать местные общины. И государство должно не создавать такие центры самостоятельно, а способствовать тем, кто делает это профессионально, говорит Сергей Полюк, который занимается социальной сферой в Представительстве Евросоюза в Украине.

«Сегодняшняя Украина, и общество тоже, в том, что касается социальной помощи и поддержки, наследует советский пример, — говорит Полюк. — В советские времена люди получали помощь только от государства, и поэтому выработался патерналистский подход, что государство должно делать все» .

В странах ЕС, рассказывает он, действует другой подход: социальные услуги за деньги местных бюджетов и благотворителей предоставляют профессионалы из негосударственных организаций, которые выигрывают прозрачные государственные конкурсы. «Децентрализация — это единственный путь. Этим путем идут сейчас все развитые страны, независимо от политического строя», — добавляет Полюк.

Автор фото, La Strada Ukraine

Підпис до фото,

Некоторая социальная реклама напрямую апеллирует к мужчинам

Социальная квартира

Примером того, каким может быть приют для пострадавших от насилия женщин, является социальная квартира в Киеве, в которой и живет Елена, решившая уйти от мужа.

Наш с ней разговор прерывает визит врача, пришедшей, чтобы осмотреть ребенка, а Анна Остапчук, менеджер квартиры, рассказывает тем временем о здешних порядках.

Квартиру организовал и поддерживает вместе с партнерами неправительственный центр «Право на здоровье», созданный под крылом международной гуманитарной организации HealthRight International. Среди партнеров — киевские власти и негосударственные организации «Развитие Украины» и СПИД-фонд Элтона Джона.

Большое и хорошо обставленное помещение, адрес которого из соображений безопасности не предоставляют никому, кроме женщин, которые там живут, наводит на мысль о продвинутой версии коммунальной квартиры. Большая прихожая, просторная кухня с несколькими столами и минипарковка из детских колясок перед входными дверями.

В трех жилых комнатах могут разместиться одновременно шесть женщин — беременные или с детьми до двух лет. Их обеспечивают продуктами, предметами первой необходимости и одеждой. В отдельной комнате — офисе — дежурят юрист, психолог и социальный работник. На дверях офиса размещен недельный график, где для женщин расписаны посещения психолога, врача, тренера или учебных курсов.

Автор фото, HealthRight International

Підпис до фото,

Каждая комната социальной квартиры рассчитана в двух женщин с детьми

«Здесь все силы женщина может направить не на бытовые вопросы — где взять еду, чтобы накормить ребенка, — а на то, как ей построить жизнь так, чтобы дальше она могла жить самостоятельно», — объясняет Анна.

Каждая женщина может жить в квартире не более года. Но на практике для того, чтобы решить самые болезненные проблемы и начать самостоятельную жизнь с нового листа, женщинам хватает 5-6 месяцев, говорит Анна.

«Это — не просто жилье, не просто место, где можно пожить. Это — завершающий этап социальной интеграции девушек, некоторые из которых были подвержены насилию в семье, другие жили на улице или учились в интернате», — рассказывает социальный работник.

За два года, в течение которых работает социальная квартира, через нее прошли 34 женщины и 34 ребенка.

Новая полиция

Другим образцом медленных, но заметных сдвигов является то, как с насилием против женщин работает новая полиция.

В начале года Эка Згуладзе в интервью ВВС Украина говорила, что большая часть женщин-полицейских будет способствовать тому, чтобы эффективнее противостоять домашнему насилию. Ведь женщина, над которой издевается муж, скорее откроется женщине-милиционеру, чем мужчине.

Автор фото, UNIAN

Підпис до фото,

В сентябре 2015 Екатерина Левченко из «Ла Страда Украина» вручила представительнице полиции отличие гендерного равенства

В центре «Ла Страда Украина», который учавствовал в тренинге новых патрульных, говорят, что полицейские иногда сами звонят на горячую линию, чтобы посоветоваться с психологом, как действовать в определенных ситуациях.

Хорошие отзывы о новых правоохранителях поступают и от самих женщин, которые звонят на линию, говорит Бороздина.

«Они не формально подходят, а действительно, зная эту проблему, делают все очень быстро», — рассказывает она.

Полицейские, которые приезжают на такой вызов, могут составить протокол и, если у женщины есть телесные повреждения, направить пострадавшую на бесплатную судебно-медицинскую экспертизу. В зависимости от ее результатов, обидчик может понести либо административную, либо даже уголовную ответственность.

Если оказывается, что избиение на криминал не тянет, виновного не штрафуют, а отправляют на общественные работы — убирать улицы или что-то ремонтировать. По мнению Екатерины Бороздиной, отказ от штрафов, произошедший год назад, идет только на пользу делу: «Это очень хорошо. Представьте: мужчине впаяли штраф. А кто его платит? Женщина».

Автор фото, UNIAN

Підпис до фото,

В следующем году Рада может ратифицировать Стамбульскую конвенцию о противодействии насилию над женщинами и изменить законы в этой сфере

Жертва или пострадавшая?

По словам экспертов из «Ла Страда», далеко не каждая женщина может идентифицировать факт насилия по отношению к себе.

Она рассказывает о звонке на горячую линию от женщины, во время разговора с которой выяснилось, что ее изнасиловал собственный муж, но сама она не считала это чем-то ненормальным.

«Женщины у нас обычно принимают изнасилование как нечто такое, что происходит с незнакомым лицом где на незнакомой территории. А когда это происходит в семье, со стороны твоего официального мужа, жена говорит: «Да он же мой муж». Она не идентифицирует это как факт насилия», — говорит Бороздина.

Но есть и другие звонки. Иногда звонят женщины, которые страдали от насилия на протяжении пяти или десяти лет, и только сейчас решились поговорить об этом с психологом. «Мы же идем в Европу. И я поняла, что мы должны сами строить свою жизнь», — передает Бороздина слова анонимной клиентки. «Таких звонков не сто в день, конечно, но они есть», — добавляет она.

В международной практике разделяют понятия жертвы и пострадавшей от домашнего насилия, говорит эксперт «Ла Страда». Жертва — это та, которая терпит насилие. А пострадавшая — та, которая пытается выйти из этого круга.

«Каждая женщина решает для себе сама: быть ей жертвой или пострадавшей, — говорит она. — К сожалению, в Украине женщины преимущественно остаются в поле жертвы».

Что делать, если муж поднял на меня руку?

С точки зрения религии:

К сожалению, практика показывает, что мужчина, поднявший руку на свою  жену   один раз, как правило, сделает это  снова, и Ваша ситуация тому ещё одно подтверждение. Зачастую рукоприкладство бывает необоснованным, хотя порой может быть и вполне оправданным.

 Конечно же, информация о том, что послужило причиной ссоры немного помогла дать более подходящий и конкретный ответ, в том числе и дать оценку «побоям», но … Одно можно сказать точно: рукоприкладство не самый лучший, а порой и совсем не выход решения проблем.

Обеспечивать семью кровом, питанием и одеждой по Шариату обязан муж. Иначе говоря, Вы не обязаны расходовать ни на съем жилья, как делаете это сейчас, ни на продукты, ни на одежду, ни себе, ни мужу. Всё, что Вы делаете сейчас, с точки зрения Шариата это благодеяние, садака с Вашей стороны, за что, конечно же, получите большое воздаяние.

Я всегда сторонник примирения и до тех пор, пока можно жить вместе и как-то урегулировать отношения, найти компромисс, нужно это делать, а не разбегаться. Не могу привести статистику, поскольку не встречал, но поверьте на слово, практика показывает, что зачастую развод ни к чему хорошему не приводит, ни один из супругов не становится счастливым после него, а наоборот, сожалеют о поспешно принятом решении, и особенно женщины. Развод — самое неугодное Всевышнему из разрешённого в Исламе. Посланник Аллаха (мир ему и благословение) сказал: «Самое ненавистное Всевышнему из дозволенного – это развод» («Джамиуль-ахадис», № 170).

 أبغض الحلال إلى الله الطلاق

То, что Ваш муж извинился, вообще поговорил с Вами по этому поводу и попытался помириться, говорит о том, что он не плохой человек, да и Вы о нем ничего плохого не сказали.   Он осознаёт, что поступил неправильно, что его «занесло». Ни в коем случае не оправдываю его поступка, прежде всего потому, что не знаю всех подробностей, но, возможно, Вы его как-то спровоцировали к этому, зачастую так и бывает, да и Вы сами никак не прокомментировали его слова о том, что Вы сами очень виноваты. Поговорите с ним, попросите и предупредите его, что если он и дальше намерен ставить точку в разговоре, решать проблему таким образом — Вы разведётесь с ним. Со своей же стороны пообещайте не провоцировать его, говорить вежливо, с должным уважением. Решайте все вопросы по Шариату, смотрите  в книги или обращайтесь к имаму или любому другому сведущему в вопросах религии человеку. Соблюдайте все предписания нашей религии, в доме, в котором чтят и соблюдают религию Всевышнего, всегда бывает мир, гармония и благодать.

С точки зрения психологии:

Читая ваше письмо, в голове проскочила банальная фраза: «всё бывает в первый раз». Сразу же подумалось о том, что, если мужчина начинает поднимать руку на женщину, то его очень сложно будет остановить и всегда будет сохраняться мысль о том, что он может повторить свой поступок. Когда анализируешь частые случаи побоев в семье, то практически всегда обнаруживается то, что всё начиналось с малого. К сожаленью, большинство людей устроены так, что если их вовремя не остановить, то они сами не остановятся.  Будем надеяться, что Ваш муж из числа тех людей, на которых можно воздействовать положительным стимулом и что при правильном подходе он самостоятельно изменит паттерн (общую модель) собственного поведения.

 Следует обратить внимание на то, что если бы Вы в первый раз придали серьёзнейшее значение тому, что он поднял на вас руку и всем своим поведением показали бы, что не приемлете такой формы взаимодействия, то вероятность рецидива (повторения поступка) была бы минимальной. Скорее всего, разъехались Вы тогда не из-за того, что он Вас толкнул, а вследствие накопившихся взаимных обид и противоречий. Вероятно, даже и то, что на фоне всего прочего, его конкретный поступок и вовсе выпал из поля зрения, тогда как его нужно было поставить в основу.

Исходя из этого, Вам сейчас следует заострить всё внимание мужа на том, что его поступок очень сильно Вас задел. Но это не должно быть простыми упрёками и поисками виноватого. Тут важно донести до мужа, что его каждый конкретный отрицательный поступок постепенно убивает в Вас всякое уважение к нему, не говоря уже о положительных чувствах. Вы помните о том, что для мужчины крайне важно выглядеть в глазах жены сильным, значимым и уважаемым. Вот на что надо делать упор, а именно на то, что сообщать мужу о том, что видя его поступки (поднял руку), Вы начинаете терять к нему уважение, в грубости видя не его силу, а слабость, и Вы полагаете, что он поднимает на женщину руку вследствие своей внутренней неуверенности, и что Вам очень бы не хотелось думать о нём как о слабом и неуверенном мужчине. Это может на него подействовать и заставить пересмотреть своё собственное поведение.

Вместе с тем, самое важное было и остаётся ваше общее взаимодействие. Ведь трудно представить, что Ваш муж сразу, без слов переходит к рукоприкладству. Скорее всего, применение силы   происходит в апофеозе вашей семейной ссоры. Очень важно на самых ранних этапах возникновения   конфликта гасить его всеми возможными способами. Иногда хорошо помогает простой уход. Он предполагает не то, что Вы уйдёте от разговора, а то, что вовремя сообщите мужу о том, что не хотите продолжения этого разговора, поскольку видите, что он приведёт к серьёзной ссоре. Делайте акцент на том, что Вам дороги ваши отношения, и Вы не желаете их портить ссорами и оскорблениями. Очень важно вовремя остановиться и не поддаваться эмоциям. Думаю, что вы сможете изменить ход дальнейших событий и построить добрые отношения в семье.

Мухаммад-Амин Магомедрасулов
теолог

Алиасхаб Анатольевич Мурзаев
психолог-консультант Центра социальной помощи семье и детям

Гнев — как он влияет на людей

Хорошо управляемый гнев может быть полезной эмоцией, которая мотивирует вас на позитивные изменения. С другой стороны, гнев — сильная эмоция, и если с ней не справиться должным образом, она может иметь разрушительные последствия для вас и ваших близких. Неконтролируемый гнев может привести к ссорам, физическим дракам, физическому насилию, нападению и членовредительству.

Физические эффекты гнева

Гнев вызывает реакцию организма «бей или беги». Другие эмоции, вызывающие эту реакцию, включают страх, волнение и беспокойство.Надпочечники наполняют тело гормонами стресса, такими как адреналин и кортизол. Мозг отводит кровь от кишечника к мышцам, готовясь к физическим нагрузкам. Увеличиваются пульс, артериальное давление и дыхание, повышается температура тела и потеет кожа. Ум заострен и сосредоточен.

Проблемы со здоровьем, вызванные гневом

Постоянный поток химических веществ, вызывающих стресс, и связанные с ними метаболические изменения, которые сопровождаются непрекращающимся неуправляемым гневом, могут в конечном итоге нанести вред многим различным системам организма.

Некоторые из краткосрочных и долгосрочных проблем со здоровьем, которые были связаны с неконтролируемым гневом, включают:

Выражение гнева здоровыми способами

Рекомендации о том, как выразить свой гнев здоровыми способами, включают:

  • Если вы чувствуете себя не в себе контроль, выйдите из ситуации на время, пока не остынете.
  • Признать и принять эмоции как нормальное явление и часть жизни.
  • Постарайтесь определить точные причины, по которым вы злитесь.
  • После того, как вы определили проблему, подумайте о том, чтобы придумать различные стратегии, как исправить ситуацию.
  • Сделайте что-нибудь физическое, например, пробежитесь или займитесь спортом.
  • Поговорите с тем, кому доверяете, о своих чувствах.

Бесполезные способы справиться с гневом

Многие люди выражают свой гнев неуместными и вредными способами, в том числе:

  • Взрывы гнева — некоторые люди очень плохо контролируют свой гнев и склонны взрываться в ярости. Неистовый гнев может привести к физическому насилию или насилию. Человек, который не контролирует свой характер, может изолировать себя от семьи и друзей.Некоторые люди, впадающие в ярость, имеют низкую самооценку и используют свой гнев как способ манипулировать другими и чувствовать себя сильными. Для получения дополнительной информации см. «Что такое насилие в отношении женщин?» На веб-сайте White Ribbon Australia
  • подавление гнева — некоторые люди считают гнев неуместной или «плохой» эмоцией и предпочитают подавлять ее. Однако сдерживаемый гнев часто превращается в депрессию и тревогу. Некоторые люди изливают свой сдерживаемый гнев на невинных вечеринках, например, детей или домашних животных.

Работа с аргументами

Когда вы поссорились, легко оставаться сердитым или расстроенным на другого человека. Если вы не разрешите спор с человеком, которого часто видите, это может быть очень неприятным опытом.

Разговор с человеком о своем несогласии может помочь, а может и не помочь. Если вы подходите к ним, убедитесь, что это полезно. Сохраняйте спокойствие и общайтесь открыто и честно.

Если человек склонен к насилию или жестокому обращению, лучше не приближаться к нему напрямую.Вы можете поговорить с ними по телефону, чтобы узнать, готовы ли они найти решение спора, если вы чувствуете себя в безопасности. Было бы полезно попросить кого-нибудь быть рядом с вами, чтобы поддержать вас во время звонка и после него.

Постарайтесь рассказать человеку, что вы чувствуете, исходя из его мнения, но не пытайтесь сказать ему, что он чувствует. Можно согласиться, но не согласиться. Возможно, вам понадобится кто-то другой, чтобы разрешить разногласие. Вы можете попросить третье лицо, которому вы доверяете, выступить посредником и помочь вам обоим по-другому взглянуть на спор.

Причины для рассмотрения аргументов

Есть веские причины для рассмотрения аргументов, в том числе:

  • Это даст вам чувство достижения и заставит вас чувствовать себя более позитивно.
  • Вы можете почувствовать себя более расслабленным, здоровым и лучше выспаться.
  • Вы можете развить более крепкие отношения.
  • Возможно, вы почувствуете себя счастливее.

Рекомендации по долгосрочному управлению гневом

Чтобы изменить то, как вы обычно выражаете гнев, может потребоваться время. Предлагаются следующие предложения:

  • Ведите дневник своих вспышек гнева, чтобы попытаться понять, как и почему вы злитесь.
  • Рассмотрите возможность тренировки напористости или изучения методов разрешения конфликтов.
  • Изучите техники релаксации, такие как медитация или йога.
  • Обратитесь к консультанту или психологу, если вы все еще сердитесь на события, произошедшие в вашем прошлом.
  • Регулярно выполняйте упражнения.

Преимущества регулярных упражнений для управления настроением

Люди, находящиеся в состоянии стресса, чаще испытывают гнев.Многочисленные исследования во всем мире документально подтвердили, что регулярные упражнения могут улучшить настроение и снизить уровень стресса. Это может быть связано с тем, что физические нагрузки сжигают химические вещества, вызывающие стресс, а также повышают выработку в мозге нейромедиаторов, регулирующих настроение, в том числе эндорфинов и катехоламинов.

Обучение детей выражению гнева

Правильное выражение гнева — это выученное поведение. Вот несколько советов, как помочь вашему ребенку справиться с сильными чувствами:

  • Подавать пример.
  • Дайте им понять, что гнев естественен и должен выражаться соответствующим образом.
  • С уважением относитесь к чувствам вашего ребенка.
  • Обучает практическим навыкам решения проблем.
  • Поощряйте открытое и честное общение дома.
  • Позвольте им соответствующим образом выразить свой гнев.
  • Объясните разницу между агрессией и гневом.
  • Имеют последствия за агрессию или насилие, но не выражают гнев должным образом.
  • Научите вашего ребенка успокаивать и успокаивать себя.

Где получить помощь

Родитель-одиночка? Советы по воспитанию одного ребенка

Родитель-одиночка? Советы по воспитанию ребенка в одиночку

Самостоятельное воспитание ребенка может вызвать стресс. Если вы одинокий родитель, поймите, как справиться с давлением, найти поддержку и лелеять своего ребенка.

Персонал клиники Мэйо

Если вы воспитываете ребенка самостоятельно, вы в хорошей компании.Семьи с одним родителем встречаются чаще, чем когда-либо. Знайте, как справляться с некоторыми из особых проблем, с которыми сталкиваются родители-одиночки, и что вы можете сделать, чтобы вырастить счастливого и здорового ребенка.

Общие проблемы с одним родителем

Воспитание ребенка может быть трудным при любых обстоятельствах. Без партнера ставки выше. Как родитель-одиночка вы можете нести единоличную ответственность за все аспекты повседневного ухода за ребенком.

Родитель-одиночка может вызвать дополнительное давление, стресс и усталость.Если вы слишком устали или отвлечены, чтобы оказывать эмоциональную поддержку или постоянно дисциплинировать своего ребенка, могут возникнуть поведенческие проблемы.

Неполные семьи также обычно имеют более низкий доход и меньший доступ к медицинскому обслуживанию. Совмещение работы и ухода за детьми может быть финансово трудным и социально изолированным. Вы также можете беспокоиться о том, что вашему ребенку не подойдет образец для подражания мужского или женского пола.

Положительные стратегии

Чтобы уменьшить стресс в вашей неполной семье:

  • Покажи свою любовь. Не забывайте хвалить своего ребенка. Дайте ему или ей свою безусловную любовь и поддержку. Выделите время каждый день, чтобы поиграть, почитать или просто посидеть с ребенком.
  • Создайте процедуру. Структура — например, регулярное питание и время отхода ко сну — помогает вашему ребенку знать, чего ожидать.
  • Найдите качественный присмотр за детьми. Если вам нужен регулярный уход за ребенком, поищите квалифицированного воспитателя, который сможет обеспечить стимуляцию в безопасных условиях. Не полагайтесь на старшего ребенка как на свою единственную няню.Будьте осторожны, прося нового друга или партнера присмотреть за вашим ребенком.
  • Установить пределы. Объяснять ребенку правила дома и его ожидания — например, уважительно — и обеспечивать их соблюдение. Работайте с другими опекунами в жизни вашего ребенка, чтобы обеспечить постоянную дисциплину. Подумайте о переоценке определенных ограничений, таких как экранное время вашего ребенка, когда он или она демонстрирует способность брать на себя большую ответственность.
  • Не чувствую себя виноватым. Не вините себя и не балуйте своего ребенка, чтобы компенсировать то, что он одинокий родитель.
  • Береги себя. Включите физическую активность в свой распорядок дня, соблюдайте здоровую диету и высыпайтесь. Найдите время для занятий, которые вам нравятся, в одиночку или с друзьями. Дайте себе «тайм-аут», организуя уход за ребенком хотя бы несколько часов в неделю.
  • Положитесь на других. Составьте расписание автобуса с другими родителями. Присоединитесь к группе поддержки для родителей-одиночек или обратитесь за социальными услугами. Обратитесь за помощью к близким, друзьям и соседям.Сообщества верующих также могут быть полезными ресурсами.
  • Оставайся позитивным. Это нормально быть честным со своим ребенком, если вам трудно, но напомните ему или ей, что все наладится. Возложите на своего ребенка соответствующий возрасту уровень ответственности, а не ожидайте, что он или она будет вести себя как «маленький взрослый». Сохраняйте чувство юмора при решении повседневных задач.

Имейте в виду, что некоторые исследования показали, что подростки в семьях с одним родителем имеют более высокий риск депрессии и более низкой самооценки.Признаки и симптомы депрессии могут включать социальную изоляцию; чувство грусти, одиночества или нелюбви; неприязнь к внешнему виду; раздражительность; и чувство безнадежности. Если вы видите эти признаки у своего ребенка или подростка, поговорите с его или ее врачом.

Разговор с ребенком о разводе или разводе

Многие неполные семьи возникли в результате развода или раздельного проживания. Если это так в вашей семье, поговорите с ребенком об изменениях, с которыми вы сталкиваетесь. Прислушивайтесь к чувствам вашего ребенка и постарайтесь честно ответить на его или ее вопросы, избегая ненужных подробностей или негатива о другом родителе.Напомните своему ребенку, что он или она не сделали ничего, чтобы вызвать развод или развод, и что вы всегда будете любить его или ее.

Консультант может помочь вам и вашему ребенку обсудить проблемы, страхи или опасения. Старайтесь регулярно общаться с другим родителем вашего ребенка о заботе и благополучии вашего ребенка, чтобы помочь ему или ей адаптироваться. Дети, которым лучше всего удается развод, имеют родителей, которые продолжают общаться по вопросам совместного воспитания, ставя потребности своих детей выше собственного желания избегать бывшего супруга.

Воспитание и свидания для родителей-одиночек

Если вы встречаетесь, подумайте о том, какое влияние ваш новый романтический партнер окажет на вашего ребенка. Ищите партнера, который будет относиться к вам и вашему ребенку с уважением. Подумайте о том, чтобы подождать, пока у вас установятся прочные отношения с кем-то, прежде чем знакомить его или ее со своим ребенком.

Когда вы будете готовы представить, объясните своему ребенку некоторые положительные качества вашего нового партнера. Однако не ждите, что ваш новый партнер и ваш ребенок сразу сблизятся.Дайте им время познакомиться друг с другом и дайте понять, что новый партнер не пытается заменить другого родителя.

Мужские и женские ролевые модели

Если другой родитель вашего ребенка не участвует в его или ее жизни, вы можете беспокоиться о том, что в жизни вашего ребенка не будет ни мужского, ни женского образца для подражания. Для отправки положительных сообщений о противоположном поле:

  • Ищите возможности быть позитивными. Укажите на достижения или положительные характеристики представителей противоположного пола в вашей семье, обществе или даже средствах массовой информации. Избегайте общих негативных заявлений о противоположном поле.
  • Опровергнуть негативные стереотипы о противоположном поле. Приведите пример представителя противоположного пола, который не соответствует стереотипу.
  • Включите в свою жизнь представителей противоположного пола, которые не являются романтическими партнерами. Стремитесь к позитивным отношениям с ответственными представителями противоположного пола, которые могут служить примером для подражания для вашего ребенка. Покажите своему ребенку, что можно иметь долгосрочные позитивные отношения с представителями противоположного пола.

Быть родителем-одиночкой может быть непросто, но полезно. Проявляя ребенку любовь и уважение, честно говоря и оставаясь позитивным, вы можете уменьшить стресс и помочь своему ребенку развиваться.

10 апреля 2020 г. Показать ссылки
  1. Шелов С.П. и др. Семейные проблемы. В: Уход за младенцем и маленьким ребенком: от рождения до 5 лет. 6-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Bantam Books; 2014.
  2. Воспитание-одиночка и сегодняшняя семья. Американская психологическая ассоциация.http://www.apa.org/helpcenter/single-parent.aspx. По состоянию на 14 февраля 2017 г.
  3. Блэквелл DL. Структура семьи и здоровье детей в Соединенных Штатах: результаты национального опроса по вопросам здоровья, 2001–2007 гг. Национальный центр статистики здравоохранения. https://www.cdc.gov/nchs/products/series/series10.htm. По состоянию на 14 февраля 2017 г.
  4. Björkenstam E, et al. Социальные невзгоды в детстве и риск депрессивных симптомов в подростковом возрасте в национальной выборке США. Журнал аффективных расстройств.2017; 212: 56.
  5. Alami A, et al. Самоуважение подростков в неполных и неполных семьях. Международный журнал медсестер и акушерок на уровне общины. 2014; 2: 69.
  6. Дети и развод. Американская ассоциация брака и семейной терапии. https://www.aamft.org/iMIS15/AAMFT/Content/consumer_updates/children_and_divorce. aspx. По состоянию на 14 февраля 2017 г.
  7. Doherty WJ, et al. Матери-одиночки, воспитывающие детей с «позитивным мужским» отношением. Семейный процесс.2011; 50: 63.
Узнать больше Подробно

.

«Я не его собственность»: мусульманские женщины, подвергшиеся насилию, лишены права на развод

Обновлено 18 апреля 2018 г. 11:43:54

Женщины ходатайствуют о расторжении брака по исламскому закону в Австралии, но имамы часто отказывают в его разрешении. Мусульманские лидеры осуждают насилие в семье, хотя некоторые до сих пор учат, что мужья могут контролировать своих жен.

Эта статья является частью продолжающегося расследования ABC News под редакцией Джулии Бэрд и Хейли Глисон в отношении религии и домашнего насилия. В других статьях этой серии исследуются ислам, основные протестантские конфессии, католическая церковь, жены христианского духовенства, общины индуистов и сикхов, а также законы о разводе евреев.

В первый раз, когда Нур * посетила Совет имамов Виктории, в северном Кобурге Мельбурна, чтобы подать заявление на исламский развод, она взяла с собой аудиозапись, которую тайно сделала во время одной из вспышек насилия ее мужа.

«Это была одна ночь, когда он кричал и кричал на меня перед детьми», — сказала Нур, мусульманка, которая носила никаб во время своего многолетнего брака.

«Он оскорблял меня словесно, ломал двери, рвал простыни, унижал меня и мою семью … Я записал это на пленку, думая, что никто мне не поверит».

Оказавшись внутри здания, застекленного офисного помещения, зажатого между магазином электротоваров и стоматологической клиникой на сонном участке Сидней-роуд, Нур нервно сел перед группой из пяти имамов-мужчин и тщательно рассказал о годах физических, эмоциональных и финансовые злоупотребления, которым она подверглась со стороны своего мужа, который недавно нарушил постановление о вмешательстве, которое она вынесла против него.

Он часто критиковал и кричал на нее перед детьми, сказала она ABC News, по мелким причинам — например, если она не готовила еду по его вкусу.

И он избил ее, сказала она, когда она рассказала ему о его растущих финансовых злоупотреблениях.

Службы поддержки семьи и домашнего насилия:

Долгое время она считала, что его насилие было ее ошибкой. «Я думаю, что это разумно, — сказала она, — потому что я думала, что сделала что-то не так, и заслужила это.

Он также неоднократно угрожал взять другую жену, что ранило и огорчало Нур, не только потому, что они уже испытывали финансовые затруднения.

«Мне разрешено жениться на четырех женщинах, — сказал он ей. Западный менталитет ».

Теперь он отказывался предоставить ей религиозный развод.

Мусульмане в Австралии могут подать гражданский развод, но если они не получат религиозного развода, они все еще будут женатыми в исламском праве — и в глазами их сообщества.

Однако получение развода по исламскому закону может быть трудным и длительным процессом, особенно для женщин, которые сталкиваются с более строгими требованиями для начала развода, чем мужчины, в зависимости от законов их культурного сообщества.

Хотя мужу разрешается развестись со своей женой в любое время без причины, часто имамы не разрешают развод женщине без согласия ее мужа или доказательства того, что у нее есть законные основания для аннулирования (что, в зависимости от юридической школы, может включая неверность, физический, финансовый или эмоциональный вред и сексуальную дисфункцию).

Теоретически одной из таких причин является домашнее насилие: если женщина сможет доказать, что ее муж совершил насилие — например, предъявив приказ о вмешательстве или фотографии ее физических травм, — имамы в Австралии говорят, что они расторгнут брак и сдать документы, без проблем.

Но на практике защитники и оставшиеся в живых говорят, что многие имамы отказывают женщинам в праве на развод, в слишком многих случаях удерживая их в жестоких браках на долгие годы.

Это был опыт Нура.Представив Совету имамов то, что, по ее мнению, было достаточным доказательством, она надеялась, что они признают насилие ее мужа и быстро дадут развод.

Вместо этого они закрыли запись, сказала она, и посоветовали дать отношениям еще один шанс. «Я искренне думала, что они меня не слушают», — сказала она. «Они хотели, чтобы я вернулся и попробовал еще раз ради детей».

Когда она настаивала на том, что пыталась, что она приняла решение, они сказали ей, что им нужно услышать «сторону истории» ее мужа и что они свяжутся после этого.

Совету имамов потребовалось шесть месяцев, чтобы вернуться к ней, сказал Нур, после чего они заявили, что забыли подробности ее дела, и попросили ее вернуться, чтобы пересказать свою историю.

В конце концов, после года ожидания, звонков, молитв, Нур, которая переехала к своим родителям, отозвала свое заявление о разводе, проиграла и истощила.

«Это убило меня», — сказала она. На этом этапе она не была заинтересована в новых отношениях; она просто хотела освободиться от мужчины, который годами контролировал все аспекты ее жизни.

«Чтобы психологически двигаться дальше, я должен был получить тот исламский развод . .. Я просто хотел, чтобы меня и моих детей закрыли, и в то же время я хотел, чтобы [мой бывший] перестал говорить, что я его жена».

«В некоторых мусульманских странах развестись легче»

Во многих мусульманских странах по всему миру набирают силу кампании по реформированию исламских законов, регулирующих брак и развод, возглавляемые женщинами.

В Индии, например, правительство собирается ввести новые законы, запрещающие мужчинам-мусульманам немедленно разводиться со своими женами, просто произнеся «талак» — арабское слово, обозначающее развод, — три раза.

Некоторые страны, включая Пакистан, Индонезию, Малайзию и Марокко, также предусматривают право женщин на развод в стандартных брачных контрактах.

Но в Австралии, где исламский закон (шариат) действует в тени официальной правовой системы и безнаказанно исполняющих его имамов, состоящих исключительно из мужчин, право мусульманских женщин выходить из брака не всегда признается.

Проблема, по словам социальных работников и выживших, усугубляется тем фактом, что многие имамы игнорируют или игнорируют динамику и серьезность домашнего насилия.

(Нет никаких свидетельств того, что мусульманские женщины чаще подвергаются домашнему насилию; достоверные данные по этому вопросу в Австралии никогда не собирались.)

ABC News взяли интервью у нескольких мусульманских женщин в Австралии, которые испытали большие трудности при разводе.

Многие подвергались угрозам, изнасилованиям или избиениям со стороны своих мужей после того, как инициировали процесс; одна, ливанская мусульманка, проживающая в Мельбурне, сказала, что она ушла от мужа девять лет назад, но ей несколько раз отказывалось в разводе Советом имамов Виктории, который сказал, что не может выследить мужчину, чтобы получить его одобрение.

Теперь защитники бьют тревогу и требуют свободы действий и равенства для женщин в исламском бракоразводном процессе, который, по их словам, направлен не только против женщин и повторно травмирует переживших насилие, но и ставит под угрозу жизнь женщин.

У вас есть чем поделиться? Если вы являетесь мусульманином, пережившим домашнее насилие, или имеете опыт исламского бракоразводного процесса в Австралии, свяжитесь с нами (мы уважаем вашу конфиденциальность):
ABCIPV @ gmail.com

Салма *, которая более двух десятилетий работала с австралийскими мусульманскими женщинами, спасающимися от насилия и говорившая на условиях анонимности из-за страха возмездия со стороны имамов, говорит, что никогда не видела, чтобы женщина легко брала исламский развод, «если только ее муж тоже хочет с ней развестись «.

«В некоторых мусульманских странах легче получить развод» — где права женщин изложены в статутных законах — «чем в Австралии», — сказала Сальма.

«Это не без осложнений, и женщины все еще могут испытывать трудности, но они не находятся в плену из-за того, как конкретный имам в конкретной мечети толкует шариат.«

Захват женщин в нежелательные браки — это форма жестокого обращения, — говорит Сальма, и нарушение прав человека:« Для женщин не иметь абсолютного права на выход из брака — это само определение структурного насилия, и это необходимо изменить.

Имамы говорят, что в последние годы они предприняли шаги для улучшения процесса для женщин — например, участвуя в программах обучения насилию в семье и нанимая женщин для оказания помощи в подаче заявлений о разводе, связанных с домашним насилием.

«Мы не принуждаем женщина, чтобы вернуться к своему мужу или «проявить терпение» — это не путь », — сказал шейх Мухаммад Навас Салим, секретарь Совета имамов Виктории, одного из нескольких неофициальных советов имамов в Австралии, которые выносят решение о разводе по исламским законам (эти советы представляют суннитскую деноминацию ислама, частью которой является подавляющее большинство мусульман в Австралии).

Но расследование ABC — часть продолжающейся серии исследований сложных связей между религией и насилием в семье — показало, что только за последние несколько недель Совет директоров приказал нескольким женщинам, получившим ордера на вмешательство в семейное насилие, вернуться к небезопасным бракам имамов Виктории.

(В Виктории постановление о вмешательстве в связи с насилием в семье издается магистратом для защиты человека от насилия в семье, включая физическое, эмоциональное, финансовое и сексуальное насилие.)

«Но он тебя не бьет»

Одна женщина, которая более десяти лет страдала от жестокого физического и эмоционального насилия со стороны своего мужа, обратилась в Совет имамов Виктории с просьбой о разводе в начале этого года.

Но, по словам сотрудника по борьбе с насилием в семье, помогавшего женщине, во время одной из ее встреч имамы сказали, что они не завершат развод, если она сначала не придет, чтобы обсудить условия со своим мужем.

По их словам, тот факт, что у нее есть приказ о вмешательстве против него, не имеет значения; она могла сидеть в одном углу комнаты, а ее муж — в другом.

«Я был шокирован», — сказал работник по борьбе с насилием в семье, попросивший не называть его имени. «Нет уважения к закону».

На следующей встрече, по словам рабочего, имамы сказали женщине вернуться к мужу и «попробовать еще раз» в течение месяца.

«Они пытались убедить ее вернуться. Они сказали:« Ради детей, возвращайтесь », — сказала она. «Но в первую очередь она оставила его ради своих детей».

Отчасти проблема заключается в упорном убеждении многих имамов в том, что домашнее насилие бывает только физическим.

В конце прошлого года Марьям *, мать троих детей, живущая в Мельбурне, дважды встречалась с Советом имамов Виктории.

Два имама, рассматривавшие ее заявление о разводе, проигнорировали жестокое обращение ее мужа и настояли на том, чтобы она вернулась к нему, сказала она, несмотря на то, что за последние годы она несколько раз уходила от него и ранее вынесла постановление о вмешательстве против него.

Ее муж, который все еще отказывается согласиться на развод, контролировал их с самого начала их брака, сказала она ABC News: ей не разрешалось тратить ни цента без его разрешения, он пытался помешать ей работать и он критиковал ее работу по дому, кричал на нее и жаловался ее семье, если она не готовила и убирала по его вкусу.

По ее словам, он даже отследил километры, которые она проехала на машине, и обвинил ее во лжи о том, где она была, если одометр показывал более высокие показания, чем он считал допустимыми.

«Я сказал им [имамам], что это эмоционально, психологически и финансово оскорбительные отношения. Но они такие:« Но он не бьет вас »… Поскольку он не бил меня, они не учли это домашнее насилие «, — сказала Марьям.

«Я очень расстроен и разочарован в них, потому что они должны быть лидерами и образцами для подражания, а вместо этого они подталкивают меня к жестоким отношениям и просто говорят мне жить с этим.

Выжившие говорят, что такое отношение — что женщины не имеют права принимать решения о своей собственной безопасности и благополучии — очевидно среди самых высокопоставленных исламских священнослужителей Австралии.

Ясмин * недавно встретилась с тогдашним великим муфтием Австралии Ибрагимом Абу Мохаммедом, чтобы попросить исламский развод после физического, эмоционального и словесного оскорбления ее мужа стал невыносимым.

(Суннитский исламский ученый, Великий муфтий избран Австралийским национальным советом имамов. В прошлом месяце был избран новый муфтий.)

Сидя в его офисе в Фэрфилде, она утверждает, что сказала ему, что сбежала из семейного дома и была непреклонна, что пути назад нет: «Иногда он проявлял сострадание», — сказала Ясмин.

«Но он сказал, что, поскольку я женщина, я была очень эмоциональна и не думала с ясным умом. Он сказал мне уйти и подумать об этом, прежде чем я приму решение».

По ее словам, во время ее встреч с ним муфтий ни разу не направил ее в службы по борьбе с домашним насилием и не предложил ей обратиться в полицию: «Я чувствовала себя действительно разочарованной… что у меня действительно не было голоса », — сказала она.

« Я боялась чего-то плохого — люди говорили мне, что уходить — самое опасное время, и я не знала, что он [мой бывший ] был способен. И все же меня заставляли чувствовать, что я принимаю неправильное решение, что я не знаю, как сохранить брак … что я был слишком свободным ».

Через несколько недель — и, согласно Ясмин, два горячих спора с муфтием о ее исламских правах и правах — она ​​говорит, что ей неохотно дали развод, хотя ее отношения с ним и другими имамами Западного Сиднея оставили ее в шраме.

«Если у меня когда-либо была хоть капля любви к моей религии, она была отнята у меня из-за того, что эти люди полностью захватили ее, чтобы принести им пользу».

В ответе своих адвокатов доктор Ибрагим сказал, что он «очень удивлен этими обвинениями».

Он подчеркнул, что не разводится с парами, не оформляет исламские браки и «обычно не встречается с представителями общественности для обсуждения этих вопросов».

Он добавил, что это «процедура Австралийского национального совета имамов — направлять жертв любых предполагаемых эмоциональных или психологических форм домашнего насилия к психологу… и любого физического насилия в семье в полицию» и что он «определенно использовал эту практику. в его личном качестве «.

Женщины не имеют равных прав на развод

Итак, если отказ разрешить женщинам выйти из насильственного брака является, как настаивают имамы, «не выходом», если они относятся к домашнему насилию так серьезно, как они утверждают, почему женщины все еще борются получить доступ к религиозному разводу? Что может быть сделано? И почему так мало женщин готовы рассказать о своем опыте?

За последние четыре месяца ABC News опросили десятки выживших, социальных работников, защитников женщин, ученых и имамов и сделали три основных вывода.

Во-первых, исламский бракоразводный процесс часто непоследователен и спонтан, затрудняет ориентирование женщин, не имеет процедурной справедливости и управляется имамами, которые действуют без надзора или подотчетности.

Во-вторых, реакция имамов на женщин, стремящихся развестись с жестокими мужьями, показывает постоянное отсутствие осведомленности — или, что еще хуже, вопиющее невежество или отрицание — динамики домашнего насилия и юридических условий приказов о вмешательстве.

В результате имамы, которые утверждают, что действуют во имя исламского закона, говорят женщинам терпеливо вступать в насильственные браки.

Но суть проблемы, по мнению экспертов, заключается в том, что законы, регулирующие исламские разводы в Австралии, основаны на глубоко консервативных, патриархальных интерпретациях ислама, что означает, что права женщин в конечном итоге игнорируются.

Как сказала Сальма: «Если женщинам не будет предоставлено право на развод, равное праву мужчин, любые другие реформы будут приукрашивать».

Кроме того, многие мусульмане полагают, что исламофобия в Австралии постоянно искажает любое обсуждение их религии из-за интенсивности и сосредоточенности на маргинальных группах или настроениях, которые не представляют все сообщество.

Это, по их словам, удерживает их от обсуждения таких проблем, как гендерное неравенство и насилие в семье, и сдерживает прогресс в мусульманских общинах, прикрывая имамов и сохраняя молчание среди женщин, делая их более уязвимыми для злоупотреблений.

Простое поднятие вопроса часто рассматривается как нападение на ислам, а не как возможность изучить культурные факторы — или патриархальные структуры — в мусульманских общинах, которые могут усугублять или скрывать насилие.

Имамов привлекли к себе внимание десять лет назад

Немногочисленные свидетельства насилия в семье в мусульманских общинах давно похоронены.

Десять лет назад имамы, обвиняемые в попустительстве домашнего насилия, были привлечены к сведению, когда в историческом отчете Исламского совета по благосостоянию женщин Виктории выяснилось, что некоторые имамы попустительствуют изнасилованию в браке, не позволяя полиции выдвигать обвинения в домашнем насилии и отрицая насилие женщин, ищущих ислам разводить свои права и льготы.

Исследование 2008 года, которое было заказано и профинансировано правительством Ховарда, включало «обширные общественные консультации» с мусульманскими женщинами, местными и юридическими работниками и полицией.

Имамы, которые, по их словам, плохо подготовлены к решению сложных современных проблем, включая брак, развод и домашнее насилие, также, как сообщалось, заключали полигамные браки и браки несовершеннолетних.

В ответ шейх Фехми Наджи Эль-Имам, в то время муфтий Австралии, сказал, что «абсолютно неправильно» игнорировать права женщин в браке или разводе или что имамы игнорируют насилие в семье.

Он также «полностью» отрицал вопросы, поднятые в отчете. «Они, должно быть, слышали истории здесь и там и пишут о них, как если бы они были правдой», — сказал он об Исламском совете по благосостоянию женщин.

Отчет затем исчез и никогда не публиковался; Министерство внутренних дел заявило, что не смогло предоставить ABC News копию, поскольку «это не является общедоступным отчетом». Он отказался от дальнейших комментариев.

Что имамы говорят о насилии?

Тем не менее, проблемы, выявленные в отчете за 2008 год, по-прежнему значительны и остаются нерешенными, говорят мусульманские женщины.

Тщательное изучение публичных заявлений некоторых влиятельных мусульманских священнослужителей выявляет противоречивые мнения о том, допускает ли ислам — или даже иногда оправдывает — нефизическое насилие и контроль над женщинами.

Шейх Шади Алсулейман, президент Австралийского национального совета имамов, был главным лицом, подписавшим письмо, подписанное в прошлом году более 30 мусульманскими деятелями, в котором осуждались «все формы запугивания и жестокого обращения в отношении женщин».

Грубое и недвусмысленное заявление было выпущено после того, как видео в Facebook, в котором две женщины из радикальной исламской группировки «Хизб ут-Тахрир» обсуждают очевидное право мужей на физическое наказание непослушных жен, вызвало ожесточенную реакцию.

И вот уже три года подряд (в 2014, 2015 и 2016 годах), чтобы отметить Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин в ноябре, Национальный совет имамов призвал имамов по всей стране выступить со специальной пятничной проповедью — или хутбах — о домашнем насилии.

В публичных лекциях г-н Алсулейман часто призывал мужчин-мусульман уважать женщин и «заботиться о них самым уважительным образом» и выступал против тревожного отношения к женщинам в современных мусульманских общинах.

Некоторые мужчины до сих пор хвастаются тем, что ругают своих жен и вкладывают «страх в [их] сердце», — сказал он в лекции о женщинах в 2016 году. «Это менталитет, который существует не только среди арабов, [но] даже среди неарабов».

В той же проповеди он подчеркнул, что мужчинам следует «никогда не бить по лицу… никогда не бить» свою супругу: «Пророк Мухаммед… никогда не бил свою жену», — сказал он. «Это не характер мужчины».

Но хотя многие мусульманские лидеры и имамы в Австралии последовательно осуждают физическое насилие, менее ясен их подход к эмоциональному, психологическому, финансовому и сексуальному насилию.

Постоянная тема публичных заявлений имамов как здесь, так и за рубежом заключается в том, что мужчины имеют право контролировать передвижения и действия своих жен, и что женщины должны подчиняться и уважать своих мужей без каких-либо оговорок.

Внешняя ссылка: Разорвать круг — домашнее насилие

Например, если муж не хочет, чтобы его жена работала, он может, по мнению некоторых имамов, ей запретить.

«Если жена идет на работу, когда муж говорит ей не работать, — сказал г-н Алсулейман в лекции 2009 года о браке и разводе, — она ​​непослушна, она не повинуется Аллаху.«

Уже одно это даст любому мужу право развестись со своей женой на месте:« [Если] она пойдет на работу без его согласия, то она ослушается его, это харам », — сказал он».

«Он может развестись.

Вера в то, что мужчины-мусульмане могут запрещать своим женам работать вне дома, не кажется изолированной. ABC News получила аудиозапись, на которой мужчина недавно спрашивает сиднейского имама, разрешено ли ему это делать. не позволяйте жене работать, навещать друзей и приглашать людей к себе домой.

«Да, конечно», — ответил имам.

А в лекции 2016 года о «правах» мужей г-н Алсулейман сказал, что женщинам запрещено приводить кого-либо, включая семью, в свой дом без согласия мужа.

«У нее нет власти … пускать кого-либо в свой дом, — сказал он, даже ее мать и отец, — потому что этот дом принадлежит мужчине».

И если муж не хочет, чтобы его жена выходила из дома, сказал он, она должна подчиняться ему, «даже если это нужно для того, чтобы пойти навестить родителей, или за покупками, или по дороге, или даже навестить своих друзей». .»

Г-н Алсулейман, который предоставляет парам консультации по вопросам брака, сказал, что его спросили, включает ли это посещение» на задний двор, чтобы поставить стирку «женщиной, муж которой требовал, чтобы она звонила ему каждый раз, когда она это делает.

Это По словам г-на Алсулеймана, человек «потерял заговор», и это «решительно и экстремально», но «это его право».

Согласно обзору 2011 года, проведенному австралийским парламентом, определение домашнего насилия включает в себя социальное насилие. как «систематическая изоляция от семьи и друзей, подстрекательство к переселению и контроль за ним в место, где у жертвы нет социального круга или возможностей трудоустройства, и предотвращение выхода жертвы на встречу с людьми.«

Экономическое (или финансовое) злоупотребление включает в себя контроль над всеми деньгами, а также« предотвращение поиска или сохранения работы жертвы и получение заработной платы, полученной жертвой ».

Д-р Ибрагим в своем заявлении для ABC News сказал, что« Ислам учит тому, что на протяжении всего брака оба супруга должны эффективно общаться и прийти к соглашению по ряду вопросов ». По его словам, женщинам« не нужно спрашивать разрешения каждый раз, когда они выходят из дома, в том числе для того, чтобы забрать белье ».

Исламский развод: для женщин — сложный процесс

Для многих мусульманских женщин религиозный развод — часто в дополнение к гражданскому разводу — не подлежит обсуждению, не только потому, что женщины не могут повторно выйти замуж в соответствии с исламским законодательством без предварительного разрешения. .

Особенно для тех, кто испытал насилие в семье, развод также может принести эмоциональное облегчение и чувство свободы.

По словам Маха Абдо, генерального директора Ассоциации мусульманских женщин, которая управляет одним из немногих кризисных центров для мусульманских женщин, спасающихся от домашнего насилия в Австралии, большинство мусульманских женщин, выходящих из брака, независимо от того, религиозны они или нет, захотят получить Исламский развод.

«Я не могу не подчеркнуть, насколько это важно для этих женщин», — сказала г-жа Абдо. «Иногда они добиваются гражданского развода, но они все равно хотят, чтобы мы вместе с ними получили документ от имамов, в котором говорится, что вы разведены, вы свободны… Речь идет о закрытии».

Но хотя подача заявления о гражданском разводе в Австралии является относительно простой процедурой, доступной любому из супругов через Суд по семейным делам, в соответствии с классическими исламскими законами мужчины и женщины имеют разные основания, по которым они могут инициировать развод.

И в отсутствие шариатских судов и судей этот процесс обычно контролируется неформальными советами или советами или имамами (самые крупные из них находятся в Новом Южном Уэльсе и Виктории), чьи толкования шариата могут сильно различаться, даже среди имамов на та же панель.

Например, муж имеет одностороннее право на внесудебный развод без причины, просто произнеся талак.

С другой стороны, если мужчина не выбрал в исламском брачном контракте пары право на талак своей жене, женщина должна убедить имама или совет имамов в том, что у нее есть веские основания для развода.

В зависимости от юридической школы, в рамках развода по инициативе жены или хулы, ей также может потребоваться получить согласие мужа и вернуть ему часть или весь свой махр или приданое.

Но проблемы возникают, когда муж отказывается дать согласие на развод, что часто случается с женщинами, подвергающимися домашнему насилию.

Многие мужчины также запугивают имамов, отказывая их жене в ее правах.«Речь идет о власти и контроле», — говорит г-жа Абдо о мужчинах, которые отказываются сотрудничать.

«Без надлежащей поддержки вы будете видеть, как ею [муж] манипулирует снова и снова … манипуляция бракоразводным процессом, растягивание его, травмирует … это насилие само по себе».

В таких случаях — которые несколько советов имамов называют «обычными» — имамы предоставят женщине аннулирование, или тафрик, если она сможет доказать, что ее муж применял к ней насилие или жестокое обращение.

Уровень доказательности высок.«Мы принимаем приказы о вмешательстве в качестве доказательства», — сказал Шейх Навас ABC News. «Многие люди [также] приходят и показывают нам фотографии как свидетельство домашнего насилия, физического насилия».

В среднем за неделю Совет имамов Виктории получает около четырех или пяти заявлений о разводе по исламским законам, говорит шейх Навас — , 95 процентов из которых составляют женщины.

Причина большого количества заявителей-женщин, по его словам, заключается в домашнем насилии: около 70 процентов разводов, которые оплачивает совет директоров, составляют тафрики.

Австралийский национальный совет имамов — зонтичная организация для всех государственных советов или советов исламского духовенства, президентом которых является Шади Алсулейман — не ответил на десятки звонков и сообщений и не ответил на неоднократные запросы о комментариях по электронной почте.

Однако, говоря через своих адвокатов, доктор Ибрагим сказал: «Ислам не требует доказанных оснований для развода в качестве предварительного условия для его выдачи».

Развод, по его словам, предоставляется «по требованию любого из супругов».«Излишне говорить… что любая форма домашнего насилия является основанием для исламского развода».

Так обстоит дело, сказал он, «даже при отсутствии доказательств» — хотя это не было опытом нескольких мусульманских женщин, опрошенных ABC News.

В ответ на утверждения о том, что имамы в Австралии в настоящее время занимаются исламским бракоразводным процессом в ущерб женщинам, д-р Ибрагим сказал, что он «не согласен с тем, что надлежащее применение исламского бракоразводного процесса отдает предпочтение правам и правам мужчин над женщинами».

«Если имамы являются причиной этого, это явно неправильно и не соответствует исламским принципам», — сказал он.

Имам Файзел Гаффур из Совета имамов Западной Австралии говорит, что он лично получает около четырех или пяти заявлений о разводе в месяц, и все они подаются женщинами.

Если женщина хочет расторгнуть брак по какой-либо причине, сказал он, особенно если она испытала насилие в семье, «у нее есть основания просить — и есть причина предоставить — развод».

Большинство заявлений о разводе заканчивается аннулированием, сказал имам Файзел, потому что жестокие мужья часто отказываются сотрудничать с процессом.

В таких случаях, однако, возможны задержки до трех месяцев, в течение которых он принимает меры, чтобы помочь мужу смириться с ситуацией и защитить жену.

«Мужчины могут быть очень агрессивными и жестокими, когда … они чувствуют, что теряют контроль над своей семьей», — сказал он.

«Итак, моя [стратегия] состоит в посредничестве — не для примирения, а в том, чтобы помочь мужу понять и принять тот факт, что его брак распался, чтобы избежать агрессивной реакции по отношению к жене или детям.»

ABC News понимает, что несколько имамов, в том числе имам Файзел, сами подвергались угрозам или физическому и словесному насилию со стороны мужей, которые считают, что они имеют единоличное право разрешить своей жене развод.

Семейное насилие -« главная тема »среди разведенных женщин

Мнение имамов о том, что значительное количество заявлений о разводе по исламским законам подается женщинами, подвергшимися домашнему насилию, было отражено в новом исследовании.

В трехлетнем исследовании Гена Краем, старший преподаватель юридической школы Сиднейского университета, и ее команда провела 50 подробных интервью с австралийскими мусульманками, прошедшими исламский бракоразводный процесс, а также с имамами, юристами и психологами, чтобы лучше понять опыт женщин в этом процессе и дать рекомендации по улучшению.

«Нам еще предстоит проанализировать результаты… которые будут опубликованы в конце года», — сказал д-р Крайем.

«Но определенно проблема насилия в семье стала главной темой в рассмотренных нами делах о разводе».

В то время как некоторые женщины сообщают о «положительном» опыте исламского бракоразводного процесса, доктор Крайем сказала: «Проблемы при разводе, несомненно, усугубляются для женщин, подвергшихся насилию в семье».

Одной из таких проблем является то, что многие женщины запуганы тем, что им приходится сообщать интимные подробности своего насилия группе из нескольких мужчин.

Некоторые советы имамов в последние годы пытались исправить это, нанимая женщин в качестве секретарей или вспомогательных работников, сказал доктор Краем. «Но женщины сказали, что в идеале они хотели бы видеть женщину, сидящую на стороне имамов, на руководящей должности».

И хотя некоторые имамы реагируют на насилие в семье «очень хорошо», сказал доктор Краем, другие справляются с этим «довольно плохо».

«Имамы, которые выполняют большую часть этой работы [содействуют процессу развода], начинают понимать значение насилия в семье», — сказала она.«Но они, возможно, еще не добрались до нужных процессов или процедур».

Предыдущее исследование доктора Краем показало, что многие мусульманские женщины также сообщают о трудностях с поиском того, где подать заявление о разводе, и о длительных задержках, когда процесс уже начался.

Однако, по ее словам, за последнее десятилетие произошел «значительный сдвиг» в том, как имамы справляются с разводом.

Например, там, где когда-то женщины обращались к отдельным имамам (некоторые до сих пор это делают), в последние годы имамы попытались сделать этот процесс более профессиональным, сформировав организованные советы, которые будут его контролировать.

«Конечно, имамы, с которыми я беседовала в Виктории и Новом Южном Уэльсе, очень хорошо осознают тот факт, что это женский процесс — что женщины должны иметь возможность получить развод, если они нуждаются или ищут его», — сказала она.

«Это не означает, что все имамы по всей Австралии действуют так, но действуют более авторитетные органы, и поэтому женщина всегда будет обращаться к этим телам».

«Женщины не знают своих прав»

Но есть ли у них средства правовой защиты?

Аниса Бакли, изучающая гендерные вопросы и ислам в Мельбурнском университете, говорит: «Самым большим препятствием, с которым сталкиваются мусульманские женщины при религиозном разводе, является убеждение в общинах, семьях и религиозных лидерах … развод и имеют ограниченные основания для развода.«

Имамы в Австралии также склонны использовать« устаревшие толкования »исламского права, — сказал доктор Бакли, несмотря на то, что многие мусульманские страны провели реформы, направленные на улучшение этого процесса для женщин.

И остается значительная нехватка женщин в ключевой роли. роли — опять же, несмотря на то, что в течение многих лет в шариатских судах Индонезии и других мусульманских стран были женщины-судьи.

Маха Абдо, которая более 30 лет работает с мусульманскими женщинами, спасающимися от домашнего насилия, утверждает, что имамы прислушиваются к к женщинам и советоваться с ними чаще, чем в прошлом: «Но этого недостаточно.«

« Почему мы не можем включить женщину в комиссию [имамов] или хотя бы часть процесса принятия решений? »- сказала она.

Но для Сальмы сам процесс является проблемой». не должны вообще сталкиваться с какой-либо группой «, — сказала она.

» Это инфантилизирует их и обращается с ними так, как будто они неспособны принимать решения относительно своей собственной жизни. Крах отношений достаточно сложен, и женщинам … не нужно объяснять группе мусульман, мужчин или женщин, почему они добиваются развода.«

Итак, что можно сделать?

Очень важно, чтобы женщины понимали свое исламское право искать и получать развод, говорит Сальма, особенно в случаях домашнего насилия, но также и в том случае, если женщина просто не хочет больше выходить замуж.

Это также означает информирование женщин о важности гражданской регистрации своего брака, что дает им большую защиту — особенно при разводе — в соответствии с австралийским законодательством.

Но для Маха Абдо учить женщин их «правам» постфактум нецелесообразно.

По ее словам, женщины должны настаивать на том, чтобы их право на инициирование развода было включено в их исламский брачный контракт, что облегчает бракоразводный процесс в случае распада брака.

В то время как все большее число женщин начинают это делать, по ее словам, в идеале такие контракты должны продвигаться в качестве стандарта советами имамов.

Теоретически это может показаться хорошим решением, но во многих мусульманских общинах женщины, которые просто спрашивают о своих правах, встречают сопротивление и враждебность, особенно со стороны религиозных лидеров.

Незадолго до их свадьбы в Сиднее в прошлом году, 30-летняя мусульманка Джаверия * и ее жених подошли к шейху, который будет проводить церемонию, и попросить включить в их брачный контракт пункт, дающий ей право развестись и запретить мужу иметь нескольких жен.

Повзрослев, Джаверия, которая носит хиджаб, видела, как многие мужчины в ее обществе злоупотребляли бракоразводным процессом, и боялась попасть в ловушку распавшегося брака.

Но шейх был поражен ее просьбой, сказала она, и попытался отговорить ее.

«Его первой реакцией было:« Наверное, нехорошо начинать брак с таким дурным привкусом во рту », — сказала она ABC News.

В конце концов, после нескольких недель переговоров, шейх согласился с оговоркой. Но Джаверия, получившая университетское образование и изучавшая исламское право, осознает, что другие мусульманские женщины, которые обычно выходят замуж намного раньше, чем она, могут быть не такими напористыми, как она.

«Многие женщины не знают своих прав… Никто вам этого не говорит», — сказала она. «У меня так много друзей, которые поженились, но не знали [они могли включить положение о разводе в свой брачный контракт]».

Еще одним серьезным препятствием является мнение многих мусульман о том, что женщины должны стремиться сохранить свою семью, независимо от того, насколько сложна или опасна ситуация.

«Все дело в сообществе, чувстве вины за прекращение отношений», — сказала Сальма.«Ни одна мусульманка не была воспитана в убеждении, что для нее нормально отказаться от брака … поэтому, когда это происходит, это полностью парализует их».

Она добавила: «Все структурные изменения в мире не помогут, если женщины почувствуют себя недостойными принятия этого фундаментального решения о своем благополучии и благополучии своих детей».

Изменения идут

Но оставшиеся в живых непреклонны в том, что структурные изменения должны произойти. И некоторые имамы вроде бы слушают.

В Западной Австралии, например, в настоящее время женщины, желающие развода по исламскому закону, должны обращаться к отдельным имамам общины, а не в официальный совет.Но имам Файзел Гафур говорит, что он и другие находятся в процессе создания комиссии для рассмотрения заявлений.

По его словам, в идеальном сценарии женщина рассказывала бы о жестоком обращении только одному доверенному, обученному имаму, а не нескольким.

«Комиссия существует только для того, чтобы решить исход [ее заявления о разводе], а не прислушиваться к деталям и заставлять заявительницу обнажать свою душу перед четырьмя незнакомыми мужчинами, снова и снова».

Социальный работник с 20-летним стажем, имам Файзел говорит, что он также говорит о домашнем насилии во время исламских брачных церемоний, несмотря на сопротивление семей, которые настаивают на том, чтобы свадьбы были исключительно радостными, а не серьезными случаями.

«Пророк никогда, никогда не бил свою жену — я всегда говорю об этом», — сказал он.

«Но гнев — моя ключевая проблема. Я говорю, у вас будут финансовые затруднения, конфликты, споры, но есть способы справиться с этим. Ступай, иди поговори со своими мамой и папой, иди поговори со своими друг. Но ты не бьешь свою жену, ты не бьешь своего партнера ».

И, после разработки ресурса о домашнем насилии для имамов в прошлом году, Совет имамов Виктории заявляет, что планирует провести больше программ обучения для религиозных лидеров в 2018 году.

«Мы также разрабатываем курсы подготовки к браку, чтобы научить пары их правам и обязанностям», — сказал шейх Навас.

Это, по его словам, будет включать информацию о том, как женщины, подвергшиеся домашнему насилию, могут получить доступ к юридической помощи или службам поддержки, если они в этом нуждаются.

Совет также назначил сотрудника по делам женщин Лину Аюби для координации заявлений о разводе и оказания помощи женщинам, проходящим этот процесс.

«Имамы услышали уязвимых женщин…. чувствовала себя напуганной, подходя к правлению, появляясь перед группой мужчин «, — сказала г-жа Аюби, которая обычно является первым контактным лицом для женщин-заявителей, подвергшихся насилию.

» Женщины очень благодарны за поддержку со стороны другой женщины … особенно те, кто не хочет, чтобы их родственники слышали об их жестоком обращении или проблемах ».

Когда она впервые приступила к исполнению своих обязанностей в 2014 году, г-жа Аюби сказала, что накопилось множество дел, связанных с разводом, с которыми имамы изо всех сил пытались справиться. оставаться на вершине.«С тех пор я работала над ними», — сказала она. «Вам нужен кто-то, чтобы координировать эти вещи».

Раньше имамам могло потребоваться шесть месяцев после того, как женщина впервые подала заявление о разводе, чтобы собеседовать ее лично. Теперь, по словам г-жи Аюби, запись назначается в течение недели после подачи заявки.

Потягивая безалкогольный напиток в кондитерской Брансуика, г-жа Аюби сказала, что ей трудно провести свой день, не пересекаясь с разведенным. Несколькими минутами ранее она столкнулась с одной такой женщиной, которая очень хотела услышать о своем заявлении, ожидающем рассмотрения.

Ее муж, как позже объяснила г-жа Аюби, отказывался дать ей развод; он был счастлив заплатить ей содержание и оставить ее в покое, пока она не выйдет замуж повторно.

«Он хочет владеть ею», — сказала г-жа Аюби. «Он очень одержим своей женой». (Мужчина будет «шокирован», добавила она, когда узнает, что Совет имамов уже предоставил женщине аннулирование: «Она приедет в субботу, чтобы забрать бумаги».)

По крайней мере, для Нур госпожа Аюби сыграла решающую роль.После неоднократных попыток она почти отказалась от исламского развода; даже ее друзья говорили ей отпустить.

«Они сказали:« Тебе не нужно проходить через это, ты получил развод в Австралии, и это в твоем сердце, между тобой и Аллахом, что ты разведен », — сказал Нур.

Но в прошлом году, с одобрения г-жи Аюби, она подала повторную заявку.

Во время консультаций с ее мужем, которые начались вскоре после возобновления ее дела, имамы увидели его жестокую сторону, сказала она, и аннулировали ее — спустя годы после того, как она впервые вошла в их офис.

«Очень важно вовлечь женщину», — сказал Нур. «Женщине так сложно пойти и рассказать всем этим мужчинам о своем насилии».

Однако Нур говорит, что с тех пор она поддержала нескольких друзей, которые прошли (или все еще проходят) процесс развода по исламскому закону, и считает, что имамы все еще недостаточно серьезно относятся к насилию в семье.

В то время как некоторые из молодых имамов осведомлены о динамике жестокого обращения и чувствительны к ним, по ее словам, некоторые из старших лидеров руководствуются своей верой в то, что «мужчины выше женщин и, следовательно, имеют над ними права».

«Когда дело доходит до домашнего насилия, они не все на одной странице», — сказала она. «Женщины говорили мне, что они чувствуют, что им не верят, что их заставляют вернуться к своим мужьям, заставляют отказаться от своих прав».

Тишина может быть смертельной

Женщины также испытывают сильнейшее давление, заставляя их молчать.

Помимо риска для безопасности, стыд и стигма, окружающие насилие в семье, могут помешать любой женщине уйти, не говоря уже о том, чтобы высказаться.

Но для многих мусульманских женщин вера в то, что они предадут свою веру — или подвергнет свою общину еще более пристальному вниманию и, возможно, исламофобию — если они сообщат о насилии или жестоком обращении, многих отговаривает публично рассказывать о своем опыте.

ABC News поговорила с несколькими оставшимися в живых, которые отказались официально сообщить о своих трудностях при получении доступа к исламскому разводу: некоторые опасались за свою безопасность, а другие опасались того, что их узнают и раскритикуют друзья и семья.

По словам доктора Краем, даже когда мусульманские женщины говорят о насилии или гендерном неравенстве, их часто высмеивают или обвиняют в этом. Это не только подрывает общественные дебаты, но и способствует сохранению молчания, что позволяет процветать злоупотреблениям.

«Все, что [женщины] мусульманского сообщества говорят, считается ложным сознанием:« Вы так угнетены, что не знаете, насколько вы угнетены; вы не подвергаете сомнению практику ». И это полностью игнорирует удивительная активность в мусульманском сообществе », — сказал д-р Крайем.

Однако для Сальмы «одержимость» мусульманской общины исламофобией слишком часто отвлекает, и ее необходимо преодолеть.

«Исламофобия является реальной проблемой в Австралии, и мусульмане, особенно цветные мусульмане и женщины, несут на себе основную тяжесть этого расизма и поношения», — сказала она.

«Но иногда мне кажется, что лидеры мусульманских общин и другие эксперты предпочитают исламофобию другим, иногда более разрушительным формам насилия и жестокого обращения с женщинами. И снова, страдания женщин становятся невидимыми и уменьшаются по сравнению с другими видами насилия.

Мельбурнский ресторатор и активистка Хана Ассафири, которая проводит мероприятия Speed ​​Date a Muslim для борьбы с исламофобией, понимает, почему многие женщины не хотят говорить о насилии в семье.

«Если они покажут грязное белье, они справятся с негативной реакцией. «, — сказала г-жа Ассафири.

Но независимо от того, происходит ли это в мусульманских, христианских или еврейских общинах, — сказала она, — о насилии необходимо говорить. Если у вас грязное белье … его нужно проветривать ».

Г-жа Ассафири, которая после того, как в 15 лет была вынуждена вступить в нежелательный брак, продолжила работать в сфере домашнего насилия в течение 15 лет, в ней работает около 30 женщин-мусульманок. два кафе, многие из которых избежали домашнего насилия.

По ее словам, она видела, как бесчисленное количество женщин обращались к имамам с просьбой о разводе, а вместо этого их заставляли снова вступать в насильственные браки.

«Когда есть насилие, примирение невозможно … Для них [имамов] неприемлемо по умолчанию:« О, но вы должны попробовать »».

Такая реакция проистекает не только из-за непонимания жестокого обращения, сказала г-жа Ассафири, но и из убеждения, что «мужчины выше женщин».

«Отношение мужчин к домашнему насилию … варьируется от« она должна подчиняться ему [своему мужу] »на всем протяжении до« ему разрешено бить ее, если она непослушна »…. и это должно измениться «, — сказала она.

» Мы, мусульманки, должны полностью отвергнуть такое толкование. Это не ислам, это не религиозная принадлежность — это мужская основа ».

« Я не собственность моего мужа »

Марьям вторая встреча в Совете имамов Виктория была с ее отцом, ее мужем и теми же двумя с имамами, с которыми она встречалась ранее

Она сказала имамам, что ей неудобно находиться в одной комнате с ее мужем, но им, похоже, было все равно.«Они сказали:« Нет, вы должны быть вместе »… потому что между нами было слишком много противоречий».

Встреча быстро переросла в кричащую схватку; В зале заседаний, полном мужчин, спорящих о своих правах, Марьям была слишком напугана, чтобы говорить, и уехала в тот же день без развода.

«Это был худший день в моей жизни», — сказала она. «Я чувствовала себя уязвимой, я боялась… В основном говорили мой отец и мой муж».

Имамы сказали ей, что ей нужно стать лучшей хозяйкой, сказала она, и попросить разрешения у мужа, прежде чем она уйдет из дома.

«Они сказали:« Вам обоим нужно поехать домой на месяц, попытаться разобраться, и если вы все еще хотите продолжить развод, вернитесь »».

Но она вернулась домой со своим отцом, с которым жила, и с тех пор поддерживала лишь ограниченные контакты с мужем.

Сейчас Марьям пытается перестроить свою жизнь: она нашла новую работу, регулярно посещает психолога и впервые за долгое время чувствует себя счастливой.

Но каждый день ее беспокоит, что она не смогла получить развод, говорит она, и вернется в Совет имамов через несколько месяцев, когда почувствует себя сильнее, чтобы продолжить свое дело.

Для нее и для многих мусульманок это гораздо больше, чем просто лист бумаги. «Это будет означать, что я буду чувствовать себя свободной», — сказала она.

«[Мой муж] все еще думает, что имеет на меня права … Но я хочу, чтобы он знал, что я не его собственность. Я просто хочу, чтобы меня оставили в покое».

* Имена переживших домашнее насилие изменены в целях безопасности и по юридическим причинам.

Другие статьи этой серии

Разоблачение тьмы внутри: Ислам и насилие в семье

«Покориться своим мужьям»: женщинам велят терпеть насилие в семье во имя Бога

«Их крест нести»: католик женщины просят прощать домашнее насилие

Изнасилованы, выслежены, унижены: жены духовенства говорят о домашнем насилии

Тайное бедствие семейного насилия и убийств в австралийских индуистских и сикхских общинах

Прикованные к цепи женщины: еврейские жены удерживаются в заложниках в жестоком обращении браки

Темы: домашнее насилие, расторжение брака, отношения женщины, ислам, Австралия

Впервые опубликовано 18 апреля 2018 г. 05:07:57

Вот как предубеждение влияет на женщин-руководителей

Сегодня работает больше женщин, чем когда-либо прежде.

Согласно опросу 2018 года, более 70 процентов женщин в возрасте от 16 до 64 лет имеют работу, этот процент увеличился с чуть более половины (53 процентов) в 1971 году. Женщины составляют чуть менее половины (46,5 процента в 2017 году) от общей рабочей силы. в Великобритании. Большинство мам работают. В 2014 году почти столько же женщин с детьми (74,1 процента) участвовали в рабочей силе, сколько женщин без детей (75 процентов). Что касается руководства, то представительство женщин в совете директоров компаний, входящих в индекс FTSE100, увеличилось с 11 процентов в 2007 году до 28 процентов в 2017 году.Не совсем половина, не так ли? А если посмотреть на процент женщин на руководящих должностях, то в 2018 году он остался еще ниже — 22 процента. В отчете Catalyst говорится, что женщины из списка Fortune 500 сейчас составляют 14,6 процента руководителей высшего звена, всего 8,1 процента. самые высокооплачиваемые и менее пяти процентов руководителей.

Итак, что происходит между нижними ступенями до руководящих должностей по мере продвижения женщин по служебной лестнице? Почему мы не видим больше женщин в советах директоров и на руководящих должностях, когда рабочая сила равномерно разделена на начальном уровне?

Отсутствие женского лидерства означает, что женщины часто могут сталкиваться с более серьезными издевательствами на рабочем месте, рабочая сила менее разнообразна наверху и что психологическое благополучие женщин-служащих также может пострадать, поскольку они чувствуют себя дискриминированными и не имеют того же возможности для прогресса.Отсутствие женщин-лидеров также создает нехватку образцов для подражания, которые могут вдохновить других женщин на то, чтобы они начали работать и остаться на рынке.

Исследования показали, что неосознанная предвзятость широко распространена на рабочем месте. В частности, гендерные стереотипы есть повсюду. Это язык, который мы используем, и то, как мы воспринимаем женщин на рабочем месте.

В частности, на женщин-лидеров может влиять предвзятость двойного связывания или проблема несоответствия между тем, что ожидается от лидера, и тем, что ожидается от женщины.Психологические исследования показали, что существует два основных типа гендерных предубеждений, влияющих на женщин, которые называются описательными и предписывающими. Описательная предвзятость — это ярлыки, которые мы прикрепляем и ассоциируем с определенными социальными группами и сообществами, а предписывающая предвзятость — это то, как они должны себя вести. И, когда кто-то не соответствует этим предписанным ролям и поведению, он может быть наказан или наказан. От женщин, например, традиционно ожидается забота, тепло, почтительность, эмоциональность, чувствительность и т. Д., А от мужчин — напористость, рациональность, компетентность и объективность.Итак, когда дело доходит до продвижения по службе, эти черты характера иногда автоматически прописываются людям в соответствии с их полом без подробной информации об их личностях, поэтому в целом считается, что мужчина лучше подходит в качестве лидера.

Другая сторона этого — прескриптивная предвзятость, когда женщина не соответствует роли, которая ей традиционно отводится, и попытки занять традиционно мужское положение рассматриваются как нарушение нормы. Итак, когда женщина решительна, ее могут посчитать «резкой» и «резкой».Следовательно, за такое же лидерское поведение женщины могут быть наказаны, а мужчина — похвален.

Это проблема «симпатии», когда женщины, которые не являются напористыми и соответствуют гендерному стереотипу женщины как нежные и заботливые, нравятся больше, но не рассматриваются как материал для лидерства. С другой стороны, женщин, демонстрирующих традиционные «мужские» качества, такие как напористость, напористость и амбиции, называют «стервозными», неженственными и агрессивными, и, следовательно, их обычно не любят.В обоих случаях вероятность повышения по службе у женщин ниже, чем у мужчин. Мужчины не сталкиваются с той же проблемой, потому что то, что считается «властным» в женщине, считается у мужчины лидерскими качествами.

Мэдлин Хейлман, социальный и организационный психолог, профессор психологии Нью-Йоркского университета, показала, что, когда мужчина помогает на рабочем месте, его признают и ценят, а если он не помогает, это не имеет большого значения. Однако, когда женщина помогает, это считается само собой разумеющимся, потому что это ее традиционная роль, а если она не помогает, ее считают подлыми и бесполезными — чертами характера, которые не присваиваются лидеру.

Шерил Сандберг в своей книге «Lean In» цитирует эксперимент, проведенный в Колумбийской школе бизнеса и Нью-Йоркском университете профессорами Фрэнком Флинном и Кэмерон Андерсон соответственно. Они выбрали резюме реальной женщины-предпринимателя, которая была весьма успешной и известной своей экстравертной личностью. Настоящее имя женщины, Хайди, было помещено на одном наборе идентичных резюме, а мужское имя Ховард — на другом. Половина группы студентов бизнес-школы читают одно резюме, а другая половина — другое.Результат был замечательным. Студенты оценили Хайди и Ховард как одинаково компетентные. Однако Ховарда сочли приятным и хорошим коллегой. Однако Хайди считалась агрессивной, эгоистичной, а не тем, кто будет работать в команде и с кем они хотели бы работать. Это продемонстрировало присущее людям предубеждение в отношении типичных гендерных ролей и поведения, а также то, как мужчин и женщин судят по разным правилам, даже если они одинаково компетентны.

Что можно сделать?

Важно, чтобы мы знали об этих предубеждениях, которые могут существовать неосознанно, распознавали и признавали их.Нет смысла говорить, что мы все беспристрастны и беспристрастны, потому что это бессознательные предубеждения, которые сформированы нашими культурными и социальными условиями.

Как мужчинам, так и женщинам важно высказаться и прервать их, если они заметят какие-либо замечания, демонстрирующие такого рода предубеждения, например, «она эмоциональна», или что «она слишком разговорчива», или что «она не очень заботлива. «, поскольку они могут повлиять на восприятие компетентности, и это не ярлыки, которые обычно присваиваются мужчинам в той же ситуации.

Соответствующее обучение предвзятости важно для всех сотрудников, чтобы они знали не только о своих действиях, но также о языке и словах, которые они используют. Слова, даже если они означают шутку или подшучивание, могут вызвать чувство недоверия, а не создать позитивное рабочее место. Действительно важно, чтобы мы создали культуру, в которой мы привлекаем мужчин к этим дебатам и дискуссии так же, как женщин, и мужчины рассматриваются как послы равенства и женщины-лидеры. Тем не менее, также важно учитывать, что не только мужчины обладают этими предубеждениями, поскольку женщины тоже могут дискриминировать женщин и наказывать других женщин за то, что они добились успеха или пытались им стать.

И, что наиболее важно, компании и организации должны внимательнее присмотреться к своей политике на рабочем месте и пересмотреть то, что на самом деле означает «лидер». Нам нужно активно работать над оценкой традиционных гендерных норм и того, как мы присваиваем лидерские качества.

Им больше 40. Они не женаты. Почему нет?

За ужином, кофе или напитками — какое бы воплощение ни случилось на первом свидании — у Марка Вударда будет какая-то версия того же разговора с женщиной через стол.

«Ты никогда не был женат?» она, несомненно, спросит 52-летнего лоббиста. «Ну, почему это?»

предмет, который нужно подавать, пережевывать и переваривать в начале свидания, например, с фуа-гра или смешанной зеленью, как обнаружил мистер Вудард.

«Есть презумпция, которую необходимо преодолеть», — считает заместитель исполнительного директора Ассоциации округов Мэриленда. «Предполагается, что если вам 42 года и вы никогда не были замужем, либо вы не хотите быть в браке, либо вас никто не возьмет.«

Другими словами, он объясняет: «Докажи мне, почему ты не облажался, если не женат». «

L Такой хороший мальчик. Такой яркий, такой успешный, такой красивый.

ТАК ПОЧЕМУ ВЫ НЕ ЖЕНИЛИ?

Это вопрос, на который должен был ответить почти каждый гетеросексуальный мужчина, достигший 40-летнего возраста, но еще не достигший алтаря — и не только в отношении своих свиданий.

Судья Верховного суда Дэвид Сутер, 51 год, не имеющий жены, репортеры изо всех сил пытаются найти лакомый кусочек, который раскрыл бы тайну его холостяцкой жизни.А неизменный статус 69-летнего губернатора Уильяма Дональда Шефера давно вызывает вопросы, теории и вызывает удивление.

«Я обычно отвечаю коротко, — говорит Арлингтон, бакалавр Вирджинии Эллиотт Яффа, 47 лет. — Я говорю:« Я лучше хочу то, чего у меня нет, чем иметь то, что мне не нужно ». По правде говоря, я не думаю, что есть ответ ».

Но Акрон, штат Огайо, психолог Чарльз А. Уэлер считает иначе. Изучив небольшую группу белых, гетеросексуальных и никогда не состоявших в браке мужчин в возрасте от 40 до 50, он пришел к выводу, что такие мужчины, как правило, избегают эмоциональной близости и обязательств и ведут себя оборонительно, сдержанно и идиосинкразически, держа других на расстоянии.

«Только 5 процентов холостяков после 40 лет когда-либо выйдут замуж, — сказал он своим сверстникам на съезде Американской психологической ассоциации в прошлом месяце в Сан-Франциско, — и женщины, которые хотят вступить в брак, должны знать об этом при вступлении в брак. романтические отношения »с этими мужчинами.

Но наряду с толпами седеющих или лысеющих холостяков, утверждающих, что они не страдают предубеждениями, психолог из Филадельфии Майкл Бродер решительно оспаривает полученные данные. «Это все такая ерунда, — говорит автор книги« Искусство жить в одиночестве ».«Есть много разных людей любого возраста, которые никогда не были женаты».

Список причин, по его словам, «бесконечен».

Многие, например, вашингтонский адвокат Кэри Поллак, 46 лет, говорят: «брак

было ожиданием, но не целью. Этого не произошло. Я чувствую, что могу сблизиться с людьми, мне нравятся отношения, я вижу ценность в том, чтобы иметь близкого человека. Я просто никогда не дожил до этого ».

Но мистер Поллак и другие 40 с лишним человек, никогда не состоявшие в браке, признают, что их продолжительное холостячество может быть чем-то большим, чем обычная партийная линия о том, что они не встретили нужную женщину или не увидели слишком много разводов среди друзей.

«После пары неудач [в отношениях] я начал оценивать:« Что я делаю не так? » — говорит 47-летний Марк Горовиц, собирающийся вступить в свой первый брак. Он понял, что был слишком эгоцентричным и поглощенным собственными потребностями, недостаточно открытым или общительным и не сосредотачивался на правильных качествах при выборе женщин на сегодняшний день.

«Все то, чему не учат в школе», — говорит г-н Горовиц, директор общественных служб города Александрия.«Если бы к 20 годам у меня было больше рекомендаций, я не думаю, что впервые выйду замуж в 47 лет».

Вашингтонский предприниматель Доминик Карделла, 49 лет, подозревает, что он слишком идеалистичен. «Я хочу чувствовать магию все время. Если я не чувствую магию, я не остаюсь с ней. Думаю, у меня нереалистичное отношение. Я могу слишком многого искать в одном человеке».

Доктор Ричард Мэллори Старр из вашингтонского MenCenter считает, что многие мужчины избегают брака из-за страха близости, страха, который часто возникает из-за ранней семейной жизни, изобилующей драками, критикой и иногда алкоголизмом.«Они думают:« Если я выйду замуж, я повторю кошмар ».

Но даже 50-летний балтиморский звукозаписывающий Билл Портер, который не планирует когда-либо жениться, говорит, что остальная часть его семьи стабильна и «все очень женаты». Он решил, что состояние супружества просто не соответствует его природе.

«Я не боюсь сближаться с женщинами», — говорит г-н Портер, у которого были давние живые отношения. «Что мне не нравится, так это то, что они поворачиваются и зависят от меня. Тогда вы перейдете к делу, связанном с обязательствами.

Сесия Хесс, которая управляет службой знакомств «Make Me a Match» в Фэрфаксе, штат Вирджиния, говорит, что она заметила несколько черт, характерных для холостяков старшего возраста, которые удерживают их от приверженности делу ». Некоторые ставят себе препятствия — они работают 95 часов в неделю и хотят знать, почему они никого не встретили. Некоторые кажутся очень настроенными по-своему — они не могут быть гибкими или делать необходимые компромиссы. А некоторые действительно ищут совершенства ».

На самом деле, другой вопрос, который часто задают никогда не состоящему в браке мужчине из лучших побуждений матери и тети, это:« Почему ты такой разборчивый? »(Часто ему предшествует:« Она казалась ей такой придирчивой »). как такая милая женщина.»)

» Я знаю, что я разборчив, — говорит г-н Яффа, чья запись на автоответчике приглашает звонящего пройти 30-секундный тест на IQ и анализ личности. «Но у меня есть вещи, с которыми можно поработать. Я хорошо выгляжу для своего возраста. Я обычно встречаюсь с женщинами более яркими, стильными, не нахальными. Женщины, которые не носят удобную обувь ».

Недавно он встречался с женщиной, у которой« все положительные моменты, именно то, что вы ищете »- то есть до тех пор, пока она не упомянула, что любит рэп». в свидание из ада.Рэп — это то, что я даже не хочу слышать по радио ».

В то время как доктор Бродер признает существование того, что он называет« карьерными синглами »- тех, кто« отправляется в путь, как только они видят недостаток в кто-то »- такая придирчивость не всегда приводит к суетливости, — говорит он.« Возможно, они более разборчивы, но, возможно, они мудрее. Вместо того, чтобы торопиться вступать в неправильный брак, они с большей вероятностью узнают больше о том, чего хотят.

«Они не собираются брать на себя обязательства легкомысленно.И как только они примут на себя обязательство, у них меньше шансов развестись по какой-то тривиальной проблеме или потому, что они переживают тяжелые времена ».

Г-н Вудард, например, говорит:« Я яснее, чем я ». я когда-либо был на том, что мне нравится и что мне не нравится с точки зрения потенциального партнера ». Например, он говорит:« Некоторые мои отношения с женщинами закончились из-за того, что они не хотели детей ».

Как и многие одинокие люди среднего возраста, желающие жениться, мистер Вудард тратит много времени и сил на поиски супруга.«Это становится почти работой», — говорит холостяк, который знакомится с женщинами через друзей, синглы и личные объявления.

Другие, например г-н Яффа, который живет в городском доме со своей немецкой овчаркой, утверждают, что семейное положение не вызывает беспокойства. «Я не на брачной миссии».

И мистер Карделла настаивает на том, что других больше беспокоит его женитьба, чем он сам.

«Моя мама все время плачет.« У меня такой красивый мальчик, и он все время проводит в одиночестве! » Я все время говорю ей, что это не за горами, я выйду замуж через три месяца.Но она больше не верит этой реплике. «

После 49 лет холостой жизни он тоже.

Что, если ваш жестокий муж — полицейский?

Через минуту Мэтью ответил на шутку Каллэуэя». Ха-ха, мне жаль, что я не подумал об этом лол », — написал он. Затем он позвонил в EMS:« Не могли бы вы отправить отряд ко мне? » — спокойно сказал он. — В отношении моей жены. Он объяснил, что у нее были мысли о самоубийстве, и «она сказала мне позаботиться о мальчиках. Поэтому я пытаюсь поторопиться и вернуться домой, просто чтобы убедиться, что с ними ничего не случится.

Шесть минут спустя Мэтью сообщил по своему полицейскому радио, что слышал два выстрела, когда поднимался по лестнице в свою квартиру. Он заглянул в главную спальню и, не увидев ребенка, который обычно там спал, выбежал на улицу. «Я не знал, был ли это активный сценарий», — позже сказал он следователям. «Я был напуган до смерти, потому что не мог найти его, что она пристрелит меня, застрелит его, а потом покончит с собой».

Одиннадцать полицейских Грифона прибыли в жилой комплекс.Офицеры с обнаженными пистолетами проверили каждую комнату в доме. Старший мальчик спал в своей спальне, а младенец был в своей комнате и плакал в своей кроватке. Офицеры нашли Джессику в шкафу в спальне, без сознания, лежащей на боку, положив голову на окровавленную подушку. На ней были пушистые тапочки. На полке у ее головы лежала записная книжка, в которой фиксировалась измена Мэтью. Боевой пистолет Мэтью был у нее под животом.

Бабушка и дедушка Джессики живут на двести акров сельскохозяйственных угодий в округе Пайк, в двадцати пяти минутах езды от ее квартиры.Забор отделяет их дом от открытого поля, где пасутся девять коров и два осла. Незадолго до 2 a . м . 15 апреля Венделл Бим попросил шерифа округа Пайк прислать к дому офицеров. Два помощника разбудили бабушку и дедушку Джессики и сказали им, что Джессика покончила жизнь самоубийством, применив пистолет Мэтью. «Нет, это не так, — сказала им Марта. Четверо ее внуков вместе посещали уроки стрельбы по мишеням, но Джессика отказалась участвовать. «Джессика не прикасалась к пистолету», — сказала она.«Она не хотела иметь с этим ничего общего».

Дасти и ее муж подъехали к квартире Джессики. Первым офицером, которого она увидела на стоянке, был Бим. Департамент шерифа не реагирует на инциденты в черте города Гриффин, и он был единственным, кто находился там из своего офиса. Дасти спросил его, где Джессика, и он сказал, что ее доставили на вертолете в Медицинский центр Атланты. Он не объяснил, почему ранее сообщил, что Джессика мертва. Дасти подошел к группе полицейских Гриффина и спросил, стрелял ли Мэтью в ее сестру.«Она любила этих детей больше всего на свете, и она знает, каково расти без мамы», — сказала она. «Она бы с ними так не поступила». Офицеры сказали Дасти, что ей нужно либо успокоиться, либо покинуть дом.

Полиция обратилась за помощью к Бюро расследований Джорджии. Рано утром у Мэтью брал интервью Крис ДеМарко, представитель британской биографии. агент, который жил недалеко от округа Сполдинг и работал с Бимом по нескольким делам на протяжении многих лет. Демарко сказал Мэтью, что его одежду, возможно, нужно будет собрать в качестве доказательства.«Совершенно верно, — сказал Мэтью. «Я не пытался ничего отмахнуться. Я не пытался мыть руки — ничего ». Он походил на нетерпеливого студента. «Я не думал о том, чтобы покупать другую одежду».

G.B.I. Агенты обыскали жилой комплекс и обнаружили, что Меган Браунинг, ее жених и пара, жившая по соседству с Джессикой, были единственными соседями, которые слышали выстрелы. Обе пары сказали, что выстрелы произошли около 11 p . м . —Не 1 а . м ., Когда о них сообщил Мэтью. Один из соседей сказал, что незадолго до того, как он услышал выстрелы, он также услышал «какой-то стук, как будто она стучала в дверь или что-то в этом роде».

Браунинг, который иногда общался с Джессикой и Мэтью, плакал на протяжении всего интервью. «Я надеюсь, что он попадет в тюрьму за это дерьмо», — сказала она. Она хотела подробнее рассказать о том, что видела, но агенты ушли через восемь минут и больше не вернулись.

В заявлении о госпитализации Джессика была описана как «19-летняя девушка, которая, как сообщается, выстрелила себе в правый череп.Но Вернон Хендерсон, более двух десятилетий хирург-травматолог, лечивший Джессику, написал, что ее травма «не соответствовала этому описанию»; ни на одной из ее рук не было «никаких следов пороха». И ее рана была на макушке черепа, что наводило на мысль, что ей пришлось бы держать пистолет над головой, направив вниз — «очень необычное направление, в котором можно было направить пистолет на себя с намерением совершить самоубийство, — написал Хендерсон. Вмятины в стенах туалета Джессики свидетельствовали о том, что одна пуля была выпущена под углом вверх — она ​​вошла в стену около верхней части туалета — а другая пуля попала в стену возле пола.Ее нейрохирург Пол Кинг сказал мне: «Скорее всего, ее застрелил кто-то другой».

На обручальном кольце Мэтью была синяя полоса, что означало, что он работает в правоохранительных органах. Фотография Данны Сингер для The New Yorker.

Джессике в мозг вставили датчик внутричерепного давления, чтобы измерить опухоль, и ей поставили медицинское обследование. кома. На следующей неделе к Мэтью пришли отец и мачеха. «Эми рассыпалась на куски», — сказала Дениз. «Я обнял ее и сказал:« Все будет хорошо.«И она сказала:« Нет »и посмотрела на своего мужа». (Эми не захотела комментировать эту статью, объяснив по электронной почте: «Я старался оставаться нейтральным в этой очень серьезной ситуации».)

Мэтью и мальчики временно переехали к Кортни Каллауэй, диспетчеру, которым он был. знакомства. За первые три недели пребывания Джессики в больнице он однажды посетил ее в сопровождении Бима, который был в униформе и с пистолетом. «Я позаботился о том, чтобы со мной была еще одна вечеринка, чтобы гарантировать, что обвинения не будут предъявлены», — сказал Мэтью позже.

После посещения Мэтью, который был отправлен в административный отпуск, снова дал интервью ДеМарко. «В конце концов, начальник захочет вернуть своего офицера, а также его служебное оружие», — сказал ДеМарко Мэтью. «Поэтому мы постараемся ускорить это как можно быстрее, и, когда я говорю« ускорить », я имею в виду следующие несколько недель». ДеМарко заверил Мэтью, что его телефон, который был изъят во время расследования, будет возвращен. «Это то, что я сказал вам… Это то, что я сказал сегодня шерифу», — сказал он.

Вскоре после того, как Джессика была госпитализирована, ее тетя Кэти сфотографировала синяк С-образной формы на затылке Джессики и поделилась этим с G.B.I. агенты, прося их расследовать, как там была ранена Джессика. Она подозревала, что произошла физическая стычка, приведшая к выстрелам. Хотя вполне возможно, что голова Джессики ударилась о стену после того, как она застрелилась, на стене или на одежде в шкафу не было крови. Только подушка под головой была в крови.A G.B.I. В резюме интервью с нейрохирургом Кингом отмечалось, что он назвал обстоятельства ее травмы «подозрительными», но агент, проводивший интервью, не смог записать разговор; он не заряжал свой диктофон. Кинг сказал мне: «Можно было бы подумать, что было бы достаточно просто надеть ей на руки пакеты и проверить их на наличие остатков огнестрельного оружия. Мне было интересно, почему, но потом случилось так, что ее муж был офицером полиции, а его дедушка был шерифом, так что я понял.

Мэтью и Каллэуэй расстались через несколько недель. В интервью полиции она сказала, что считает его пугающим. «Я знаю, что он полицейский, а я на самом деле никто», — сказала она.

В начале мая, после трех недель комы, Джессика начала приходить в сознание. Она молча оглядела стены, на которые ее семья записала фотографии ее сыновей. Через несколько дней Кэти заметила, что Джессика плачет. Смотрела мультик про льва. «Что-то случилось с детенышами львицы», — сказала Кэти.«Им было больно».

«Где мой ребенок?» — спросила Джессика, когда ей удалили дыхательные трубки. Медсестра сказала ей, что она попала в аварию. «Как в автомобильной аварии?» она спросила. Медсестра не ответила.

Джессика выздоровела так быстро, что люди в больнице назвали ее «чудо-ребенком». Хотя ее череп был сломан, ни одна пуля не пробила его. Менее чем через неделю после того, как Джессика вышла из комы, ДеМарко и еще один G.B.I. Агент Джаред Коулман брал у нее интервью, когда она лежала на больничной койке.Это был первый раз, когда кто-то подробно говорил с ней о ночи, когда она получила травму. «В таких случаях нам обычно не с кем поговорить, как ты, потому что тебя здесь нет», — сказал ей Коулман.

«Верно», — сказала она почти шепотом. Ее голос был хриплым из-за дыхательных трубок, и она казалась детской и ошеломленной, как будто ее единственной целью было как можно быстрее разместить агентов. Она сказала, что все, что она могла вспомнить о той ночи, — это то, что она ходила в Walmart.

G.Б.И. Агенты спросили, обращалась ли она когда-нибудь с пистолетом Мэтью.

«Нет, я даже не могу вытащить это из кейса», — сказала она. Она не знала, как разблокировать предохранительный рычаг на кобуре. «Он просил меня пойти и вытащить это раньше, и я сказал ему:« Тебе придется это сделать »».

«Вы когда-нибудь думали о том, чтобы причинить себе вред?» — спросил Коулман.

“No. Никогда, — сказала она. «Особенно из-за моих детей». Она заплакала. «Я никогда раньше не хотел причинять себе вреда».

«Как вы думаете, Мэтью был неспособен на это?»

«Честно говоря, не знаю, — сказала она.»Это то, что вам нужно выяснить».

Теория G.B.I. о том, что Джессика застрелилась, зависела от ее суицидальных наклонностей, но она не дала никаких признаков депрессии. Хотя после госпитализации за ней постоянно наблюдали в больнице, меры предосторожности были отменены после того, как она пришла в сознание. Если бы она попыталась покончить жизнь самоубийством, в больнице было бы стандартно оказывать психиатрическую помощь. Но психиатр, который обследовал ее на предмет депрессии, очевидно, не видел необходимости ставить ей диагноз или направлять ее на лечение.Второй психиатр считал, что у нее «подходящее настроение и аффект; соответствующее суждение и понимание ». Ее хирург Хендерсон написал, что она была «очень позитивным человеком, который использует возможности, которые новая жизнь предоставила ей благодаря ее недавнему выздоровлению». Он продолжил: «У нее чувство юмора, мягкий и спокойный характер. Она с любовью говорит о своих детях и о том, что нужно и желает их видеть ».

«Конечно, именно благодаря моим усилиям мы получили этот аккаунт, но получил ли я кредит? Ха! Не смеши меня.Карикатура Ника Даунса

После того, как Джессика пролежала в больнице в течение месяца, врачи пытались перевести ее на программу реабилитации, но у нее не было страховки, поэтому ее выписали на попечение бабушки и дедушки. Она прихрамывала и боролась с головными болями, кратковременными провалами памяти, звоном в ушах и онемением левой стороны тела. Через три дня после того, как она выписалась из больницы, заместитель шерифа округа Пайк вынес постановление о защите от насилия в семье.Джессика не могла подойти ближе трехсот ярдов к Мэтью и ее детям. Согласно постановлению, которое Мэтью просил суд издать, «существует вероятная причина того, что насилие в семье имело место в прошлом и может произойти в будущем». Джессике было приказано пройти психологическое обследование.

На слушании дела в суде по семейным делам в июне того же года Мэтью попросил продлить охранный судебный приказ на год. Мэтью, которого вернули в патрульную службу, носил новое служебное оружие и форму, его сопровождал Бим.«У нас есть человек, который является одним из родителей, который попытался покончить с собой», — сказал судье его адвокат Лэнс Оуэн. «Тот, кто стреляет себе в голову, означает бизнес. И если она способна покончить с собой, есть шанс, что она что-то сделает с этими детьми ».

Мэтью показал, что дедушка и бабушка Джессики «не были родственниками по крови» и им нельзя было доверять с детьми. «Тот факт, что они не верят, что она сделала это с собой — я думаю, они не воспринимают это всерьез», — сказал Оуэн.

«Вы говорили с ее докторами о том, что, по их мнению, является причиной ее травм головы?» — спросила адвокат Джессики Бри Лоури. Хендерсон, хирург, написал Лоури письмо, в котором говорилось, что «какое бы расследование этого события ни проводилось, оно никоим образом не отражало наших наблюдений в отделении неотложной помощи».

«Меня беспокоит только G.B.I. отчеты, — сказал Мэтью.

Лоури хотел привлечь к суду свидетелей, которые подтвердили бы, что Мэтью подвергал себя психологическому насилию.«Мы считаем, что он представляет для нее опасность», — сказала она судье Томми Хэнкинсону. «Один свидетель» — соседка Джессики Меган Браунинг — «хотела бы поговорить с вами анонимно в камере, потому что она боится».

Судья Хэнкинсон, казалось, счел эту идею настолько новой, что даже юмористической. «Не думаю, что у меня когда-либо было такое раньше», — сказал он. «Она собирается надеть маску или…»

«Я думаю, у нас есть право противостоять и подвергать перекрестному допросу любого, кто собирается давать показания», — сказал Оуэн.

«Хорошо для вас, господинОуэн, — ответил Хэнкинсон. «Я рад узнать, что адвокатская деятельность по-прежнему практикуется в судах судебного округа Гриффина». Никто не дал свидетельских показаний о браке Джессики и Мэтью.

Примеры положительного подкрепления — Психология

Положительное подкрепление является предпочтительной дисциплинарной стратегией при позитивном воспитании, потому что этот метод не предполагает мер или наказания. Однако этот метод не всегда работает так, как мы думаем. Давайте узнаем, что такое положительное подкрепление, его применение в повседневной жизни и как лучше всего его использовать.

Что такое положительное подкрепление?

В оперантном обусловливании положительное подкрепление направлено на усиление желаемого поведения путем добавления благоприятного стимула сразу после того, как это поведение происходит. Это вознаграждение за то, что он делает, и эта награда побуждает его сделать это снова.

Подкрепляющий стимул — это положительное подкрепление. Положительное подкрепление — это то, что человеку обычно нравится или которое он предпочитает, поэтому он может побудить его повторить целевое поведение.

Позитивное подкрепление со временем увеличивает склонность человека к освоению новой практики.

Этот метод кондиционирования завоевал популярность по сравнению с другими оперантными кондиционированиями, поскольку он создает благоприятную учебную среду, которую предпочитают родители дома и учителя в классе.

Какие бывают 4 типа армирования?

В С.Ф. Согласно оперантному условию Скиннера, четыре типа подкрепления — это положительное подкрепление, отрицательное подкрепление, положительное наказание и отрицательное наказание.

В то время как положительное подкрепление и отрицательное подкрепление используют последствия для поощрения поведения, наказание использует последствия, чтобы препятствовать поведению.

Положительное наказание добавляет отвращающий стимул к сдерживанию поведения, а отрицательное наказание удаляет благоприятный стимул для этого.

Примеры положительного армирования

Вот несколько примеров положительного подкрепления, используемого в повседневной жизни.

1. Дрессировка собак

Дрессировщик угощает собаку каждый раз, когда она поднимает лапу после того, как дрессировщик поднимает руку.Теперь, когда дрессировщик поднимает руку, собака поднимает и лапу, даже если нет угощений.

До армирования , собака не реагировала на жест руки дрессировщика.
Reinforcer — это удовольствие.
Целевое поведение — всякий раз, когда дрессировщик поднимает руку, собака также поднимает лапу.

2. Пособие по хозяйству
До подкрепления , ребенок не занимался домашними делами.
Усилитель — припуск .
Целевое поведение: Ребенок охотно выполняет домашние дела.

3. Бонус за более быстрое завершение проекта

Положительное подкрепление действует и на взрослых. Компании часто используют бонусы в качестве стимула для работников тратить больше времени и энергии на свою работу.

До усиления , рабочих не заканчивали свою работу так быстро, как хотелось бы начальнику.
Reinforcer — это бонус.
Целевое поведение — сотрудников работают быстрее, чтобы завершить свою работу.

Различия между положительным и отрицательным армированием

Итак, в чем разница между положительным и отрицательным подкреплением?

В психологии положительных и отрицательных не представляют качества подкрепления.Вместо этого положительное относится к добавлению стимула, а отрицательное — к его удалению.

Положительное подкрепление добавляет благоприятный стимул, увеличивая вероятность повторения ответа. Таким образом, разумно полагать, что положительное также относится к качеству подкрепления или целевого действия.

Но это неправда.

Два метода, положительный или отрицательный, просто относятся к тому, добавляется ли стимул или следствие (положительный) или удаляется (отрицательный).

Положительное подкрепление для детей

Родители, особенно те, кто практикует позитивное воспитание, часто используют позитивное подкрепление, чтобы побудить своих детей к поведению.

Примеры положительного подкрепления в воспитании детей:

  • Мать обещает своим детям поездку в парк, если они будут хорошо играть вместе.
  • Отец мотивирует своего ребенка усердно учиться, давая вознаграждение за каждую пятерку в его табеле успеваемости.
  • Родитель хвалит ребенка словами за помощь со складыванием белья.

Эти дисциплинарные методы популярны, потому что они просты и легки в применении. Они также понятны и дают предсказуемые результаты. Вы делаете это, и тогда вы получаете это. Нет путаницы или неожиданного исхода.

Родители часто видят быстрые результаты при положительном подкреплении. Желаемое поведение может быстро стать привычным.

Такой подход помогает родителям лучше относиться к своим родителям. Они могут использовать приятные подкрепления вместо неприятных последствий.Нет злых детей, с которыми можно иметь дело, что делает это приятным занятием для всех участников.

Связано: Психология формирования

Положительное подкрепление в классе

Многие учителя также используют позитивное подкрепление в своих классах, чтобы контролировать или изменять поведение учеников. Диаграммы поведения — это знакомые классные приспособления, которые служат формой положительного подкрепления.

Когда учащиеся демонстрируют соответствующее или конкретное поведение, положительные подкрепления, такие как баллы или жетоны, помещаются в таблицу учащихся.Когда очки накапливаются до определенной суммы, студенты могут обменять их на небольшой подарок.

Избегание наказания — долгожданная перемена как для учеников, так и для учителей. Меньше борьбы за власть, а поскольку ученики более восприимчивы к положительному подкреплению, этот метод, кажется, дает отличные результаты в школьной обстановке.

Положительное подкрепление лучше наказания?

Положительное подкрепление часто лучше наказания. Хотя наказание иногда быстро останавливает негативное поведение, оно не учит, что такое уместное поведение.Позитивное подкрепление переключает внимание на приемлемое поведение, вознаграждая его.

Например, использование угощения для обучения собак трюкам работает очень хорошо. Учителя начальных классов, присуждающие золотые звезды за своевременное выполнение домашних заданий, также видят отличные результаты в мотивации учеников.

Графики подкрепления

Расписания армирования описывают частоту применения армирования и время между ними.

Чтобы сформировать новую привычку, подкрепление должно происходить неоднократно.Помимо непрерывного расписания, существует четыре типа периодических расписаний армирования:

  • Фиксированный интервал — фиксированный период времени между подкреплениями
  • Фиксированное соотношение — фиксированное количество раз
  • Переменный интервал — переменный период времени
  • Переменное соотношение — переменное количество раз

Графики подкрепления могут значительно повлиять на эффективность армирование. Например, в казино игровые автоматы выдают награды случайным образом.Когда игроки иногда выигрывают, они подкрепляются графиками с переменным коэффициентом, что делает игру очень захватывающей.

Минусы положительного подкрепления

Хотя положительное подкрепление кажется очень эффективным, это не всегда так.

Положительное подкрепление не всегда приводит к положительным результатам, потому что люди — не простые машины, которые реагируют и забывают. Используемые стимулы могут иметь другое влияние на мотивацию и желание людей, и эти эффекты могут быть долгосрочными.

Вот некоторые недостатки использования положительного подкрепления.

Снижение внутренней мотивации

Исследователи подтвердили, что положительное подкрепление может ослабить внутреннее поведение человека и, следовательно, снизить качество желаемого действия. 1 .

Долгосрочная эффективность

Когда вы используете положительное подкрепление для мотивации, вы должны постоянно обеспечивать его, чтобы оно оставалось эффективным. Как только прекращаются награды, прекращается и поведение.Это явление называется вымиранием.

Этика и ценности

Возможно, наиболее проблемным аспектом положительного подкрепления является то, что оно связывает действие с неправильным стимулом. В воспитании детей использование подкреплений может преподать ребенку неправильный урок.

Например, когда ребенку разрешают выполнять работу по дому, он узнает, что он должен выносить мусор только в том случае, если ему платят. В противном случае это не их ответственность.

Многие родители думают, что эта практика может научить ребенка быть ответственным.Однако вместо того, чтобы прививать ответственность, он учит ребенка оценивать обязанности в денежном выражении и выполнять работу только в том случае, если им соответствующим образом платят.

Ловушка положительного усиления

Положительное подкрепление иногда может привести к непредвиденным неблагоприятным результатам.

Например, когда ребенок капризничает, родитель уделяет ему дополнительное внимание. Ребенок быстро понимает, что его плохое поведение может привлечь к нему дополнительное внимание. Эта непреднамеренная награда становится положительным подкреплением плохого поведения ребенка.Этот тип ловушки положительного подкрепления контрпродуктивен.

Как использовать положительное армирование

Несмотря на множество ловушек, положительное подкрепление имеет свою ценность и свое место. Вот как можно эффективно использовать положительное подкрепление 2 :

1. Нематериальные награды предпочтительнее материальных наград

Чтобы противостоять проблеме поощрения, снижающего внутреннюю мотивацию, используйте похвалу вместо материальных поощрений, таких как игрушки или пособия.Согласно исследованиям психологии, похвалы являются одними из самых эффективных форм положительного подкрепления.

2. Предложите положительный конструктивный отзыв в качестве награды

Похвала должна давать полезную обратную связь о процессе, а не только о результате. Будьте конкретны и не говорите просто «Хорошая работа». Если ребенок вынул мусор, похвалите его, сказав: «Спасибо! Ты отлично поработал, красиво и плотно завязав мусор ».

3. При использовании похвалы хвалите за качество действия

Не следует хвалить только за выполнение задания.Ребенок должен хорошо выполнить задание, учитывая свои способности.

4. Сосредоточьтесь на позитивном поведении

Вместо того, чтобы уделять ребенку дополнительное внимание, когда он плохо себя ведет, уделяйте его, когда он ведет себя хорошо, чтобы укрепить хорошее поведение. Когда ребенок получает достаточно внимания от родителей в результате регулярного общения в течение дня, ему не нужно будет действовать, чтобы привлечь внимание.

5. Дайте подкрепление, как только действие завершится

Исследования показали, что чем раньше после целевого поведения вводится поощрение, тем эффективнее оно мотивирует новое поведение.

6. Без условного усиления

Арматура должна быть неожиданной, так как график с переменным соотношением армирования более эффективен, чем график с фиксированным интервалом.

Неожиданное вознаграждение часто более эффективно мотивирует принятие нового поведения. Если человек ожидает награды, это становится случайностью. Регулярное предложение условных вознаграждений снижает внутреннюю мотивацию.

Последние мысли

Использование положительных подкреплений для мотивации целевого поведения имеет свои преимущества, но также и проблемы.При правильном использовании положительное подкрепление очень эффективно, что могут подтвердить родители, которые приучили своих малышей к горшку на выходных, раздавая конфеты.

Однако, если положительным подкреплением является взятка, это может иметь неприятные последствия.

Дети умные. Они быстро поймут, что, если вам нужно использовать взятку, они, вероятно, не захотят предпринимать таких действий в долгосрочной перспективе. Лучше всего мотивировать ребенка внутренне, а не использовать внешнюю мотивацию.


Список литературы

  1. 1.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *