Семья традиционного типа: Назовите три любые характерные черты семьи традиционного патриархального типа и

Содержание

Патриархальный тип семьи — признаки, что значит, виды, что характеризует, определение, примеры, характеристики

Патриархальное устройство семьи: что это такое (определение)

Подобная ячейка общества, которой присуще сохранение крепких родственных связей с другими поколениями – это группа людей, состоящая из мужа, жены и детей.

В таких союзах главную роль играет мужчина: он принимает решения, обеспечивает жену и детей всем необходимым и имеет право последнего слова.

Рассмотрим, чем был обусловлен патриархат в прошлом и почему в некоторых браках он остается до сих пор.

Во-первых, долгое время в равных условиях больше пропитания для мог достать мужчина. В силу своих повседневных занятий женщина вряд ли могла ходить на охоту или же трудиться на рудниках. Раз муж приносит домой еду и обеспечивает детей – то ему и достанется право голоса при всех важных решениях.

Во-вторых, одной из причин является переход от традиционного к индустриальному обществу. Кто мог больше работать на производстве? Правильно, мужчины. Специфика отношения к женщине не могла ей позволить главенствовать. В то время даже образование для «слабого» пола было практически невозможным. Только дамы высших сословий могли пройти обучение, если имели на это желание.

Вначале 20 века женщины открыто начали бороться за свои права. Не зря мы отмечаем Международный женский день именно 8 марта – в этот день в 1908 году в Нью-Йорке состоялся первый митинг о равноправии.

На сегодняшний день в России, по данным статистики, превалирует традиционный тип семьи над партнерским – многие считают, что уважать мужчину, давать ему главенствующую роль в браке – это значит уважать историю прошлых поколений.

Признаки и характеристики традиционной патриархальной модели семьи

Давайте посмотрим, что характерно для брака подобного типа. Так как формулировки черт встречаются во многих учебниках размыто, мы подготовили для Вас наиболее полный список:

  • Мужчина – носитель морального авторитета, а потому отвечает и за честь рода.
  • Общество не осуждает и охраняет право «собственности» мужа над женой.
  • Мужчина практически полностью несет ответственность за женщину и детей.
  • Муж материально обеспечивает жену.
  • Родители прививают детям с раннего возраста любовь к труду и ответственность за свои поступки.
  • Глава чтит и уважает супругу, а она – его.

Патриархат имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Однако при всех недостатках плюсы перевешивают – разводов в таких браках практически нет, дети и старики всегда находятся на обеспечении, так как это считается одной из традиций подобного общества.

Характерные черты семьи патриархального типа поможет проследить следующий красноречивый пример.

Ни для кого не секрет, что пара Никиты и Татьяны Михалковых считается очень крепкой – еще бы, более 40 лет в браке, дети, внуки. Сегодняшнему поколению есть чему поучиться у старшего.

Статный, волевой характер Никита показал своей будущей жене еще на первом свидании. На тот момент юная Таня работала манекенщицей и всерьез подумывала о карьере модели. На их встречу девушку собирал целый коллектив подруг – она ярко накрасилась, сделала достаточно вызывающую прическу. Как только Никита ее увидел, сразу же повел особу в туалет умываться.

Однако Татьяну подобное поведение далеко не оскорбило, оно заставило убедиться ее в том, что Никита видит в ней не только красивую внешность, но и богатый внутренний мир. После свадьбы Михалков настоял на том, чтобы жена бросила модельную карьеру и занялась домашним очагом, – Татьяна уступила.

Данный пример показывает, что властный, сильный и придерживающийся традиций мужчина, способен создать крепкий долголетний союз. Однако на этом примеры не заканчиваются. Мы рассмотрим еще несколько знаменитых браков, но чуть позже.

Виды патриархального устройства семьи

Наши наблюдения позволили выделить следующие типы традиционных союзов по степени расстановки сил:

С жестким контролем

В такой ячейке ничего не делается без ведома мужа – что ни скажи, всегда должно быть так, как он решит. Этот вид редко когда встречается в настоящее время, так как был распространен в 18-19 веке. Сейчас тотальный контроль встречается разве что в очень религиозных союзах, в том числе и мусульманских, или в странах третьего мира.

Уважение и почитание мужчины

Такую позицию отстаивает наша православная церковь. Женщина тоже имеет свой вес в истории, однако главенствующую позицию героя и защитника всегда выполняет мужчина. Такой брак гармоничен сам по себе, так как выполняет свою функцию – воспитание гармоничной личности в спокойной обстановке.

Власть мужа может распространяться не на все сферы жизни.

Тогда семьи, в которых царит частичный патриархат, делятся на:

  • те, в которых мужчина руководит финансовой частью;
  • те, в которых муж отвечает за честь своей жены;
  • те, в которых дети воспитываются мужчиной.

Что значит крепкий традиционный брак, на своем примере могут показать Владимир и Тамара Винокур. Их союз разменял уже 4 десяток – а все начиналось, когда обоим только было за двадцать. Вместе их свела работа, однако, несмотря на ухаживания Вовы, Тамара первое время была непреклонна, на все отвечала отказом. Спустя какое-то время они все-таки сошлись. До брака тоже дело доходило туго, ситуация была до боли смешная: театр, в котором работала Тома, требовал московскую прописку, а потому она предложила любимому человеку… фиктивный брак. Владимир настоял на своем – и вот он, счастливый пример перед нами.

Такие союзы можно отнести по второму типу нашей первой классификации, где мужчина советуется с женщиной, но все же решение принимает сам.

Особенности нормы воспитания детей в патриархальной семье

Воспитание детей в в таких союзах принято считать строгим, но справедливым – ребенку с детства прививают ценности современного общества, однако с опорой на уважение предыдущего поколения.

Приведем несколько советов по общению с ребенком, которыми пользуются патриархальные родители.

Всегда берите ответственность за себя и свои действия

Не стоит давать ребенку право решать за родителя. Например, Вы хотите наказать своего сына за пролитый на новые штаны соус. Не нужно спрашивать, что Вам с ним делать – даже в шутку. Родитель – образец поведения для ребенка, а потому следите за своим авторитетом.

Выделяйте время на отдых

Родители смогут воспитать ребенка в спокойной атмосфере только тогда, когда приведут себя и свои мысли в порядок. Ваши эмоции напрямую отражаются на детях.

Не переносите свои проблемы на детей

Трудный день на работе или неудачный шоппинг? Не нужно высказывать свои негативные эмоции при ребенке, еще хуже, если Вы просто решите выместить на нем все. Вам легче в таком случае, а детям хуже. Да, поймать подобные ситуации первое время нелегко, однако нужно выработать привычку постоянно анализировать свои слова – так привыкнуть будет намного проще.

Давайте выбор, когда это необходимо

Чтобы Ваш малыш вырос свободной независимой личностью, нужно не только прививать семейные ценности, но и заботиться о его собственном выборе – будь то даже конфета или начинка для пирожков.

Если не хотите получить неблагодарного ребенка, то с детства приучайте детей к желанию решать что-либо самостоятельно.

Обращайтесь к опыту предыдущего поколения, но и о современных ценностях не забывайте

Лучшим способом вырастить достойного человека считается перенос в его поведение тех традиций и ценностей, которых веками придерживалась Ваша семья. Не стоит забывать, что Вы – продолжатели истории, а потому можете привносить в нее что-то новое. Когда ребенок вырастет, он поблагодарит Вас за правильное воспитание.

И мы предлагаем помочь Вам в этом. Семейное древо является воплощением традиций Вашей фамилии, ее благородной историей. Наши специалисты не только создадут по Вашим пожеланиям Родословную книгу, но и помогут ее заполнить.

Пусть ребенку кажется, что он абсолютно свободен

Семью патриархального типа характеризует властная забота о своих близких. То есть это ситуация, когда ребенку кажется, что все происходит по «законам улиц», хотя на самом деле Вы сами целиком и полностью контролируете обстоятельства. Поведение ребенка при этом может варьироваться: он либо будет плыть по течению, либо начнет активно бороться с существующей ситуацией. В первом случае ребенка нужно спасать сразу же, иначе неприятности неминуемы. Во втором – стоит понаблюдать и первое время сохранять позицию миротворца. Особенно, когда чадо доверяет Вам и рассказывает все секреты.

Во многих учебниках по обществознанию сказано, что для патриархальной семьи характерен признак тотального слежения за женой и детьми и свойственен контроль за всеми процессами в доме. Однако подобный подход изжил себя и может быть губителен для брака.

Примеры патриархальной модели семьи и воспитания детей за границей

Мы уже привели примеры счастливых патриархальных браков соотечественников. А что же творится там, на другом конце света? Оказывается, и за океаном тоже есть примеры традиционных семей, в которых мужчина играет ведущую роль.

Личность Арнольда Шварценеггера известна многим: бодибилдер, актер, политик.

А что же у этого мужчины с женщинами? Свою единственную он встретил на благотворительном теннисном турнире в далеком 1977 году. Мария, племянница того самого Джона Кеннеди, долго отказывала ухажеру, а в конце концов сдалась. Пара вместе уже 25 лет, у них четверо детей: 2 дочери и 2 сына.

По слухам, Арнольд, будучи на съемках, изменял своей жене. Однако ни разу никто для близких не сделал из этого скандала, а сам Шварценеггер не бросил свою благоверную с детьми. Что, собственно, и характеризует традиционный и патриархальный тип семьи.

Мишель Пфайффер, известная актриса, и телепродюссер Дэвид Кэлли вместе уже больше 20 лет. Свела их судьба на вечеринке у друзей: они оба были восхищены, насколько их взгляды на воспитание детей похожи. Именно эта тема и свела парочку. Мишель часто отмечает, насколько ее муж тверд, прямолинеен и искренен – таким, по ее мнению, и должен быть настоящий мужчина.

Историю любви длиною больше, чем в полвека, Вам расскажут несравненные итальянцы Адриано Челентано и Клаудия Мори. Она началась с разбитых лампочек, ран и чувства вины. Долго бы еще Адриано, уже известный на тот момент актер, ухаживал за еще не прославившейся актрисой, если бы не случай. После свадьбы Клаудия во всем поддерживала мужа: было время, когда Челентано для съемок фильма заложил свой дом. Однако супруга поверила в успех киноленты, и они потом вместе отпраздновали беспроигрышную партию.

Стинг и Труди Стайлер. Она – популярная телезвезда, он – талантливый певец. Об их первом знакомстве история умалчивает, но оба супруга утверждают, что это была любовь с первого взгляда. Роман они скрывали долгое время – подальше от пересудов и сплетен журналистов. Они почти 40 лет вместе – знаменательная дата! Труди никогда не давила на Стинга, всегда и во всем его поддерживала. Именно она стала той точкой отсчета, благодаря которой певец изменился в лучшую сторону. Они назначили свою свадьбу спустя 10 лет отношений. По-настоящему один из традиционных браков.

Эти примеры дают четко понять, что такое традиционная патриархальная семья, чем она отличается от других, как характеризуется и какие особенности ей присущи. После изученной статьи важно сделать вывод, что подобный брак строится на взаимном уважении, признании авторитета мужа и безграничном терпении и любви. Чаще всего именно подобный уклад помогает преодолевать новые цифры и отмечать юбилеи.

Конец традиционной семьи | Рабкор.ру

 

Традиционная семья © refleksia.ru

Одной из острейших тем нашей эпохи является вопрос о кризисе традиционных семейных отношений. На этот счет имеется широкий спектр противоречивых мнений. Например, адепты религиозных течений главные причины кризиса семьи видят в забвении традиций и обычаев, отходе от «истинного слова божия». Представители либеральных кругов наоборот считают, что именно сегодня семейные отношения становятся наиболее удобными и адекватными (видимо, для них).

Однако искать причины происходящего в мифах как религиозных, так и социальных — путь в никуда. Причины происходящего на Земле всегда имеют земную почву и вполне земное объяснение. Это же касается проблем, связанных с кризисом традиционной формы семьи. Что бы понять в чем же причина кризиса семейных отношений надо объективно рассматривать процессы, происходящие в нашем обществе.

Когда мы говорим о семье, мы подразумеваем прежде всего традиционную патриархальную семью, которая предстает пред нашим взором в следующем виде: муж — глава, жена — как подчиненная, дети — как гарантия обеспечения старости и продолжения рода.

Но является ли такая форма семьи единственной или единственно «нормальной»? Нет, не является ни тем, ни другим. «Семья» не была дана высшими силами и не создавалась по неким неписанным законам, о которых договаривались люди в древности. Семья как продукт социальных отношений является формой взаимного сосуществования людей и продолжения рода в определенных исторических условиях, не зависящих от конкретной воли людей.

Первые формы семьи возникли еще в период выделения человека из мира дикой природы. Однако в дальнейшем формы семейных отношений менялись.

Таким образом, семья хотя и есть явление природное, но не имеет единственной окончательно установленной формы существования. Различные формы семьи возникают и изменяются в соответствии с существующими условиями.

Так же и традиционная патриархальная семья является лишь одним из вариантов семейных отношений, возникших в ходе эволюции человеческого общества. Появление патриархальной семьи это закономерный результат смены прежних форм, которые и сегодня можно наблюдать у разных первобытных племен — Амазонии, Центральной Африки, островов Папуа.

В первобытном обществе семьей являлась вся община, в которой мужчина и женщина не были отдельной ячейкой. Сама община была ячейкой общества, так как только в ее рамках можно было вести успешное первобытное хозяйство, то есть только так можно было выжить. Мужчина и женщина не устанавливали долговременных отношений, поэтому не возможно было определить отцовство ребенка и родовая принадлежность определялась по материнской линии. В некоторых районах Гималай до сих пор сохраняются отголоски той эпохи в виде полиандрии (то есть многомужества).

Кроме того, в отличие от устоявшегося традиционного мнения о том, что мужчина —добытчик, а женщина — хранительница огня, последние научные исследования в области археологии и палеонтологии показали, что во многих первобытных обществах основным и постоянны рационом питания было не столько мясо, сколько растительная пища. То есть большую долю питания первобытного общества добывали женщины, занимавшиеся собирательством. В то время как мясо бывало крайне нерегулярно, что было связано со случайным, неустойчивым характером охоты. Ситуация начала меняться лишь с усовершенствуем оружия — изобретением лука и стрел примерно 15 тыс. лет назад. В этот период возникает новый тип семьи. Это семья, в которой муж и жена уже образуют устойчивые долговременные пары, но по-прежнему являются частью более крупной общины. Еще имеются коренные отличие такой семьи от патриархальной — общинное воспитание потомства, где каждый взрослый несет ответственность за каждого ребенка.

И лишь с переходом к развитому земледелию происходит окончательное оформление патриархальной семьи. Возникает та самая схема: Муж — работник, жена — домохозяйка, дети — в качестве подсобных помощников. Именно в этот период семья становится по-настоящему ячейкой общества. Но вот почему именно с переходом к земледелию возникает патриархальная семья и почему именно такая форма сосуществования становится ячейкой, то есть элементарной (наименьшей) основой общественного устройства, остается предметом споров.

Что бы понять глубинные причины такой метаморфозы, как распад рода и общины и обособление семьи, надо внимательнее рассмотреть бытовые условия жизни и производства в условиях патриархальной традиционной семьи.

В исторических условиях патриархальной системы имеются два основных момента.

С одной стороны, мужчина был основным производителем. Ведь для работы на земле требовалась физическая сила и выносливость. Поэтому женщина оказывалась в зависимости от мужчины. Зависимость эта была, прежде всего, экономической. А уже впоследствии на этой основе родилось множество мифов, легенд, религиозных писаний, юридически закрепивших власть мужчины и обосновавших подчиненную роль женщины.

Однако, с другой стороны (и об этом практически нигде не говорится), и мужчина так же был зависим от женщины. Зависим, прежде всего, в бытовом плане. Ведь для нормального хода выполняемых работ носитель рабочей силы должен быть обеспечен необходимыми бытовыми условиями гигиены и полноценного рациона питания. В противном случае распространение болезней ухудшит здоровье и понизит производительность, либо окончательно убьёт производителя. А поскольку средний рабочий день при примитивном земледелии и ремеслах патриархального общества доходил до 13-14 часов и еще около 9 часов требовал здоровый сон, необходимый для восстановления сил после рабочего дня, то у мужчины как производителя оставалось не более 2-3 часов в сутки свободного времени. И успеть за это время и отдохнуть, и обеспечить быт (приготовить еду, постирать, убраться и т.д.) физически было невозможно. Поэтому женщина, выключенная из непосредственного создания продукта, непосредственной экономической деятельности, занималась обеспечением быта мужской производственной рабочей силы.

То есть, в определенном смысле семья как экономическая ячейка общества представляла собой мини модель общественного разделения труда: мужчина — сфера производства, женщина — сфера услуг. Обе эти сферы экономической деятельности неотделимы друг от друга.

Соответственно, разрушение семьи влекло за собой резкое ухудшение экономических показателей. Женщина без мужчины оказывалась не способной себя обеспечить. Мужчина без женщины оставался без должных условий бытового обеспечения, и его работоспособность со временем падала. Поэтому семья должна была сохраняться любым, как говорится, способом. Соответственно, разводы были крайне нежелательны и запрет на них получал общественное, «юридическое» оформление в виде осуждения всеми религиями.

Таким образом мы видим, что традиционная семья стала ячейкой общества прежде всего потому, что была ячейкой экономической. Семья как ячейка, то есть мельчайшая производственная единица, была необходима для нормального полноценного ведения производящего хозяйства. Ее разрушение вело к упадку производительности.

По тем же причинам патриархальная семья была многодетна. Дети так же являлись частью экономических отношений. Ибо каждый ребенок — это и дополнительные рабочие руки, и единственный способ обеспечения старости (пенсионного фонда еще не было). Но в старости обеспечение могли дать лишь сыновья, так как дочери, уходя в другие семьи, уже становились чужой принадлежностью. Поэтому чем больше сыновей, тем легче в старости. Желательно не менее 2-3. Но что бы иметь 2-3 взрослых сына, в среднем надо иметь 5-6 взрослых детей вообще, поскольку в среднем мальчиков и девочек всегда поровну. Но чтобы иметь 5-6 взрослых детей необходимо родить не менее 10-12, а желательно и больше. Ведь при слаборазвитой медицине прошлых обществ крайне высока младенческая и детская смертность. Например, широко распространён тот факт, что великий русский химик Д.И. Менделеев был 17 ребенком в семье. Куда менее известно, что из 17 детей выжили лишь 8. То есть более половины умерло в детстве. И это в дворянской, а соответственно, вполне обеспеченной семье, где могли себе позволить хорошую по тем временам медицинскую помощь. Что уж говорить о простом народе. Даже в начале 20 века в Российской Империи из 1000 родившихся, в первый год умирало около 200, а в следующие 4 года еще около 300. То есть 5 летний порог преодолевала лишь половина родившихся. Соответственно, рождение большого числа детей так же было вызвано практической необходимостью.

Итак, подводя предварительный итог, следует повторить, что семья в патриархальном традиционном обществе была ячейкой этого общества, но в первую очередь потому, что была ячейкой экономической. Крепкий и устойчивый союз мужчины и женщины был необходимым условием полноценной хозяйственной деятельности как отдельной семьи, так и экономического развития общества в целом.

Таким образом, патриархальная традиционная семья есть результат определённого исторического развития общества, находящегося на определенном уровне производства.

Соответственно, с изменением уровня развития производительных сил начала меняться и роль семьи в обществе. Наиболее радикальные перемены в роли семьи в общественном укладе произошли на рубеже 19-20 веке.

С внедрением новых технологий, с уменьшением рабочего дня, с появлением более глубокого разделения труда и возникновения общественной сферы услуг, изменяется роль мужчины и женщины по отношению друг к другу в процессе экономической деятельности.

С одной стороны, благодаря развитию технологий, вытесняющих физический труд, женщина теперь так же может полноценно участвовать в процессе общественного производства, то есть быть полноценной участницей экономической деятельности и самостоятельно обеспечивать себя. С другой стороны, мужчина благодаря развитию сферы услуг и улучшения бытовой обстановки в целом более не нуждается в женщине как обслуге, и так же может самостоятельно обеспечить свой быт без ущерба для своей работоспособности.

Углубление общественного разделения труда в корне изменило взаимоотношения между мужчиной и женщиной в процессе создания благ. Сегодня уже не семья является экономической ячейкой, то есть мельчайшей производственной единицей. В капиталистической системе, когда прибавочная стоимость получается из непосредственного процесса производства, совокупный капиталист стремится по максимуму выдаивать каждого работника в отдельности. То есть сегодня экономической ячейкой общества, мельчайшей производственной единицей становится рабочая сила, взятая в отдельности. Экономической ячейкой современного общества является отдельный человек — отдельная производящая (и эксплуатируемая) личность.

Таким образом, мужчина и женщина уже не образуют единства в экономическом плане. Теперь они единства в «самих себе» по отдельности. Изменившееся положение семьи — как взаимоотношений мужчин и женщины — в современном обществе диктуется законами рыночной экономики.

Уменьшение социальной роли семьи нагляднее всего можно увидеть в % разводов в наиболее развитых странах, в среднем 40 – 50%, а также по депопуляции этих обществ.

Падение рождаемости в развитых капиталистических странах так же является следствием отношений рыночной системы на рынке труда.

Если взять всю совокупность рыночных отношений, то женщина, рожающая и сидящая с ребенком, с точки зрения слепой руки рынка, — бесцельное расходование трудовых ресурсов. Это потенциальный убыток (не созданная стоимость, которая могла бы быть создана, если бы женщина работала), хоть и не выраженный в реальном денежном выражении, но оказывающий опосредованное воздействие на рынок труда. Даже безработная женщина для рынка более выгодна, чем беременная. Так как даже одним своим присутствием на рынке труда она снижает зарплаты других (как известно, чем выше безработица, тем меньше зарплаты).

Что касается участия женщин в рабочем процессе, здесь тоже есть свои особенности. С точки зрения рынка и работодателя женщина — более рискованный работник, чем мужчина. И это «рискованное» свойство природное, способность к деторождению, что хорошо для общества, но плохо для каждого отдельного капиталиста. Так как женщина — потенциальная мать, то соответственно представляет для работодателя потенциально большие затраты, чем мужчина. В первую очередь, в связи с незапланированной необходимостью ее замены в случае беременности и родов (поиск нового работника, период его встраивания в рабочий процесс и т.д.). Особенно в развитых странах с хорошо отлаженной системой социального обеспечения. Соответственно, капиталист заранее стремится компенсировать свои потенциальные потери путем занижения зарплаты. Исключение — государственный сектор, так как в данном случае зарплаты не основаны на рыночных принципах.

Поэтому даже в самых демократически развитых странах Запада женский труд в среднем оплачивается ниже, чем мужской. И это не смотря на достаточно сильно развитые феминистские движения, формально призванные защищать интересы женщин. Однако права политические отличаются от прав экономических. Первые можно установить законом. Вторые регулируются стихийно, как и положено законам рынка. В нашей стране еще остаются некоторые сферы, где зарплаты обоих полов примерно равны. Это наследие СССР, где единственно зарплаты и мужчин и женщин был равны. Но и этот атавизм социализма постепенно уходит.

Таким образом, с развитием технологий был уничтожен старый экономический базис семьи как ячейки общества. То есть семья не обязательно перестает быть производственной единицей. Но семья перестает быть мельчайшей единицей производства и единственно необходимым условием полноценного ведения хозяйства, как ранее. То есть семья в ее традиционной форме, перестав быть ячейкой экономической и лишившись своего исторического базиса, постепенно перестает быть и социальной ячейкой общества.

Какие же перспективы у семьи? Какая в дальнейшем судьба ее ожидает? Ответы на эти вопросы будут постепенно выступать, при условии адекватного и грамотного анализа изменений общественных отношений и экономических связей дальнейшего общественного развития.

Сослан Бероев

Традиционная семья переживает ренессанс – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Российская семья в последние годы становится все более демографически неоднородной. У части семей наметилась тенденция к многодетности – женщины чаще рожают третьего и четвертого ребенка, причем интервал между рождениями сокращается, тем самым ускоряя формирование семьи. В то же время, молодые поколения склонны откладывать создание семей и рождение первенца, что ведет либо к более позднему материнству, либо к бездетности. Тем самым, развиваются две противоположные тенденции: наряду с ростом доли семей «западного» типа – с отложенным родительством и малодетностью, происходит ренессанс традиционной, более многодетной семьи, рассказал замдиректора Института демографии НИУ ВШЭ Сергей Захаров.

Российская семья трансформируется. Ее качественные изменения – бум сожительств, откладывание браков, непрочность супружеских союзов и пр. – это отдельный большой сюжет (см. об этом статьи Молодежь не торопится жениться, Внебрачные дети – не значит безотцовщина, Семья уменьшается и меняет облик, Сожительство предваряет брак, а не заменяет его). Однако внимания заслуживают и количественные изменения в семье, связанные с числом рожденных детей, интервалами между рождениями, возрастом матери. Здесь складывается довольно пестрая картина – набирают обороты разнонаправленные тренды, отметил Сергей Захаров. Его доклад «Новейшие тенденции рождаемости в России в свете существующих демографических теорий» был представлен на международной конференции «Демографическая теория и демографическая история: от описания к объяснению», состоявшейся в Институте демографии НИУ ВШЭ.

С одной стороны, растет число бездетных женщин. Среди поколений, родившихся во второй половине 1980-х годов, доля окончательно бездетных женщин может приблизиться к 15% (это средний для развитых стран уровень). Это связано не столько с изначальным бесплодием, сколько с откладыванием материнства до того момента, когда рожать и воспитывать детей уже затруднительно, в том числе и в связи с проблемами здоровья. Но в этой истории возможен и хэппи-энд: рождение детей, и такая женщина на медицинском жаргоне обозначается как «поздняя первородящая». Такую модель «постаревшей» рождаемости считают одним из признаков демографической модернизации, «вторым демографическим переходом», пионерами которой стали западные страны. Россия с некоторым отставанием следует всеобщей тенденции.

С другой стороны, часть российских семей по числу детей и скорости своего формирования движется в обратную сторону – к более традиционной модели. Она разрастается за счет появление третьих и четвертых детей. Материнство при этом «молодеет». У женщин, рожденных в 1980-е годы, «вероятность третьих рождений к тридцати годам достигнет пиковых значений», что ранее наблюдалось довольно давно – у поколений 1950-х годов рождения.

При таком раскладе главный вопрос состоит в том, не отступила ли демографическая модернизация в России «на шаг назад», отметил Сергей Захаров.

Многодетные семьи: повторение бэби-бума 1980-х

Эксперт использовал разную оптику для рассмотрения демографических процессов: статистический «микроскоп» (с акцентом на изменениях в рождаемости за последние два десятилетия) и исторический «телескоп» – ретроспекцию рождаемости в стране с середины XIX века.

В рамках второй логики – «большое видится на расстоянии» – оказывается, что рождаемость в стране в течение почти уже века продолжает снижаться. Точкой перелома, когда женщины стали рожать намного меньше, чем поколение их матерей, стали 1920–1930-е годы. С тех пор эта тенденция – каждое последующее поколение женщин имеет в среднем меньше детей, чем имели их матери, – сохраняет силу и в наши дни, создавая пробелы в численном воспроизводстве поколений.

Окуляр статистического микроскопа «визуализирует» более оптимистичную картину. Так, свыше трети сельских территорий в последние два года имели коэффициент суммарной рождаемости (КСР; число рождений на одну женщину) свыше 2,7, чего не случалось за последнюю четверть века. Для сравнения: простое воспроизводство поколений обеспечивает КСР, равный 2,1 (хотя с учетом роста доли бездетных женщин эта норма существенно увеличивается – для когда-либо рожавших женщин планка поднимается до 2,5 рождений). В среднем по России, согласно Росстату, КСР составил в 2014 году 1,75.

При этом тенденция к росту коэффициентов суммарной рождаемости за счет женщин с числом рождений три и более в регионах усиливается, отметил эксперт.

Число многодетных семей также растет. В 2014 году среди матерей, то есть когда-либо родивших живого ребенка, ожидаемый процент женщин с тремя рождениями к концу репродуктивного периода почти совпал с показателем 1985-1987 годов – сравнительно недавнего пика рождаемости в горбачевскую эпоху (график слева рис. 1, отражающий календарные годы). Доля таких женщин стремится к 20%, а доля женщин с четырьмя детьми – к 10% (правый график с когортами женщин по году рождения дает похожую картину).

Рисунок 1. Распределение матерей по ожидаемому числу рождений к возрасту 50 лет (для календарных лет с 1979 по 2014 год и для когорт женщин, рожденных с 1960 по 1989 год). 

 

Примечания: при расчетах учтены только женщины, родившие хотя бы одного живого ребенка; цветные кривые показывают динамику изменения доли женщин, имеющих одного, двух, трех и четырех детей.

Источник: расчеты С.В.Захарова на основе неопубликованных данных Росстата и базы данных HumanFertilityDatabase.

Любопытно, что среди когда-либо рожавших женщин доля матерей, имеющих двоих детей, почти не меняется с поколения 1970-х годов рождения и держится в среднем в районе 40% (красная кривая рис.1). А вот доля матерей, ограничившихся одним ребенком (голубая кривая), снижается, причем довольно давно, с конца 1990-х годов, добавил исследователь.

Возраст матери при рождении детей, видимо, снижается у женщин – «восьмидесятниц» (правая часть рис.2). Это справедливо для второго, третьего, четвертого и пятого рождений. Исключение составили первые рождения: возраст материнского дебюта стабильно подрастал с середины 1990-х и достиг в 2014 году 25 лет. Так или иначе, в целом постарение рождаемости в России, видимо, приостановилось, считает эксперт.

Рисунок 2. Средний возраст матери при рождении (для календарных лет с 1979 по 2014 год и для когорт женщин, рожденных с 1955 по 1989 год).

 

Источник: расчеты С.В.Захарова на основе неопубликованных данных Росстата и базы данных HumanFertilityDatabase.

Формирование семей ускорилось

На фоне приостановки «старения» материнства сокращался и средний интервал между рождениями. «В 2014 году наблюдался минимальный интервал между первым и вторым рождениями за обозримую историю (левая часть рис. 3), – сообщил Сергей Захаров. – Даже за весь послевоенный период едва ли был такой интервал – в среднем существенно менее четырех лет».

Таким образом, в России появились признаки изменения возрастного профиля и темпа увеличения размеров семей, сделал вывод исследователь. Однако нужно учесть, что эти изменения – ускоренные темпы формирования семей – касаются, прежде всего, сельских жителей, причем с вполне определенными социодемографическими и этнокультурными характеристиками.

Рисунок 3. Средний интервал между первым и вторым рождениями (для календарных лет с 1979 по 2014 год и для когорт женщин, рожденных с 1955 по 1989 год). 

 

Источник: расчеты С.В.Захарова на основе неопубликованных данных Росстата и базы данных HumanFertilityDatabase.

Город и деревня разошлись по рождаемости

Эксперт отметил увеличение разницы между городом и деревней по показателям КСР. По данным Росстата, среднероссийский коэффициент суммарной рождаемости составляет 1,75, в городе – 1,59, на селе – 2,34. «С начала 1990-х годов шло сближение показателей КСР города и села, – сказал Захаров. – Разница сокращалась, в первую очередь, за счет приближения сельской рождаемости к уровню городской». А сейчас разница показателей села и города вернулась к уровню рубежа 1980-х – 1990-х годов.   

Рисунок 4. Коэффициент суммарной рождаемости в России в целом, в городской и сельской местности.

 

Источник: доклад С.В.Захарова.

Дифференциация российского села по показателям рождаемости тоже выросла (рис.5). Территориальные вариации КСР в сельской местности «превысили уровень конца 1970-х и даже уровень 1950-х годов», отметил исследователь.

Рождаемость растет в национальных республиках

Увеличилось число регионов с уровнем рождаемости существенно выше среднего для России.

Рисунок 5. Коэффициент территориальной вариации КСР для городского и сельского населения российских регионов (без Чечни и Ингушетии).

 

Источник: расчеты автора на основе опубликованных и неопубликованных данных Росстата.

Сергей Захаров составил социодемографический портрет групп, в которых наблюдается увеличение рождаемости.

Рост третьих и четвертых рождений, по его словам, дает, в основном, сельская местность, причем в национальных республиках и этнических группах, которые еще недавно «имели высокую рождаемость». Фактически они не совсем завершили демографический переход к более низкой рождаемости и сейчас отыграли прежние позиции.

Отсюда и возникает едва ли не главная интрига: как идет процесс демографической модернизации в стране. Получается, что разнонаправленно. «Население России все больше превращается в неоднородную совокупность, – прокомментировал Захаров. – Одни, более образованные, группы населения планируют число рождений, ведут себя в репродуктивном смысле по западным канонам и, вероятно, движутся в том же направлении, что и семьи в западных странах. Другие социальные группы, территории и народы, доля которых в последнее время увеличивается, переживают ренессанс традиционного брака, семьи и рождаемости».

Катализаторами такого ренессанса могли послужить государственные и региональные меры поддержки рождаемости, а также миграционные процессы, считает Захаров. «В 2014 году 30% прироста рождений пришлись на тех, у кого паспорта не российские – либо у матери, либо у отца, либо у обоих, – привел данные эксперт. – А в 2013 году прирост рождений был только в таких семьях».

Таким образом, неоднородность российского населения увеличивается, а институт семьи развивается по разным направлениям одновременно.

См. также:

Снижение рождаемости меняет общество
Браков станет меньше 
Россияне ценят традиционную семью
Институт семьи стремится к неформальности
Молодежь жаждет самореализации

 


Подпишись на IQ.HSE

специфика социологического дискурса и методологические приоритеты – тема научной статьи по социологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 316

Самыгин Сергей Иванович

доктор социологических наук, профессор кафедры управления персоналом и социологии Ростовского государственного экономического университета [email protected]

Верещагина Анна Владимировна

доктор социологических наук, профессор кафедры теоретической социологии и методологии региональных исследований Института социологии и регионоведения Южного федерального университета [email protected]

Sergei I. Samygin

doctor of sociological Sciences, professor. Department of human resource management and sociology, Rostov State Economic University [email protected]

Anna V. Vereshchagina

doctor of sociological Sciences, professor. Department of theoretical sociology and methodology of regional researches, Institute of Sociology and Regional studies, Southern Federal University [email protected]

Загирова Эльвира Махачевна

аспирантка Регионального центра этнополитических исследований Дагестанского научного центра Российской академии наук [email protected]

Elvira M. Zagirova

post-graduate student, Regional center of ethnopolitical researches of Dagestan scientific center of the Russian Academy of Sciences [email protected]

Традиционная семья: специфика социологического дискурса

и методологические приоритеты

Аннотация. В представленной статье социологическому анализу подвергается актуальная и достаточно противоречивая проблема, связанная с таким явлением, как традиционная семья, облик которой в современном обществе значительно изменился в свете перехода к новой парадигме семейных отношений. Автор рассматривает сложившиеся подходы к изучению традиционной семьи в социологии и приходит к выводу, что наиболее оптимальным является неоинституциональная теоретическая традиция, позволяющая объяснить своеобразие и специфику традиционной семьи в каждом обществе.

Ключевые слова: семья, традиционная семья, институт семьи, семейные отношения, семейные ценности, трансформация, неоинституциональный подход.

Traditional family:

the specific of sociological discourse and methodological priorities

Annotation. In the present article is subject to sociological analysis of current and quite controversial issue related to the phenomenon of the traditional family, whose appearance in modern society has changed significantly in the light of the transition to a new paradigm of family relations. The author examines the existing approaches to the study of the traditional family in sociology and comes to the conclusion that the best is the neo-institutional theoretical tradition that allows to explain the originality and specificity of the traditional family in every society.

Keywords: family, the traditional family, the institution of the family, family relationships, family values, transformation, neoinstitutional approach.

Семья в современном обществе переживает очень интересный с сточки зрения социологии период в своем развитии, который характеризуется не только появлением и глобальным распространением новых типов семейных отношений и форм семейно-брачных отношений, но и, как следствие, сменой самой семейной идеологии, парадигмы семейных ценностей и отношений. В современном российском обществе

данные тенденции проявляются достаточно ярко, однако, с разной степенью выраженности и интенсивности в зависимости от региона, его этнокультурной и конфессиональной специфики. В целом, как отмечают исследователи, институт семьи в современной России характеризуется изменениями в ценностно-нормативном пространстве, появлением и распространением новых типов семей и семейных отношений, транс-

формацией функциональных отношений между обществом и семьей [5], а также структуры функций, уже далеко не однозначной для различных типов семей.

Институт семьи в современной России характеризуется в большинстве случаев с позиций кризисных проявлений, таких как снижение рождаемости и переход к малодетной модели семьи как доминантной, высокий уровень семейных разводов и, как следствие, неполных семей, распространение семей группы «риска» и, соответственно, молодежной и подростковой девиации, стремительное снижение социального здоровья семьи и молодежи, что расценивается учеными как проявление духовного кризиса общества [6].

Ставя вопрос о том, возможно ли счастливое супружество в эпоху сексуальной революции, Т.Ю. Брыкова характеризует современный институт супружества как чрезмерно свободный от каких-либо обязательств партнеров друг перед другом, стремящихся максимально удовлетворить свои потребности в положительных эмоциях, в самореализации, в сексуальных отношениях [2]. Соглашаясь в целом в том, что счастье супругов в современном мире во многом зависит от уровня удовлетворенности супругами семейной жизнью, в которой эмоциональный и сексуальный аспекты имеют высокую значимость, мы все же полагаем, что эта характеристика, особенно в той ее части, которая гласит об отсутствии обязательств у супругов, излишне критична, как и кризисные оценки института семьи в России. Здесь надо заметить, что существуют различные взгляды на данную проблему и, несмотря на то., что кризисная позиция доминирует в среде российских фамилистов, привлекательная эволюционная парадигма к оценке изменений в институте семьи, а также трансформационная, согласно которой два процесса, традиционно представленные в социологии семьи как противоположные по своим идейным и концептуальным положениям, — кризис и эволюция семьи — рассматриваются как взаимосвязанные и взаимозависимые.

Речь идет о том, что в институциональном пространстве семьи имеют место как разрушительные (кризисные) моменты, так и эволюционные, порождаемые кризисными, так как появление новых типов семейных отношений и ценностей, а также типов семьи возможно только в процессе кризиса и разрушения традиционных оснований семейных отношений, и в российском обществе этот процесс в связи с постсоветскими преобразованиями и включением в мировое глобализа-ционное пространство стал протекать заметно интенсивнее.

Верещагина А.В. и Шахбанова М.М. пишут об этом так: «Процесс перехода к современному типу семьи на основе разрушения традиционных основ функционирования семьи, сформированных на протяжении исторического, по своей сути авторитарного, развития российского общества, представляется совершенно закономерным и позитивным явлениям в условиях демократизации всей общественной жизни» [7, с. 66]. Эта точка зрения о

позитивном характере разрушения традиционной семьи в России сильно противоречит официальным заявлениям и программным документам, в которых провозглашается необходимость возврата к традиционной семье при полном отсутствии понимания того, что представляет собой традиционная семья [8, с. 35], возврат к которой, как совершенно справедливо считают Верещагина А.В. и Шахбанова М.М., в принципе невозможен в силу необратимости процессов, происшедших в институциональном пространстве российской семьи [7, с. 69].

Что же представляет собой традиционная семья, и какими специфическими чертами она характеризуется? Является ли это явление универсальным для всего общества или следует дифференцированно подходить к нему в зависимости от конкретного региона, страны? На эти вопросы мы попытаемся ответить в ходе дальнейшего изложения материала в данной статье.

Начнем с того, что традиционная семья, обладая общими чертами, имеет свою специфику в каждом обществе. Общий характер черт традиционной семьи обусловлен тем, что очень длительное время семья в обществе у самых различных народов развивалась в русле универсальной патриархальной логики, для которой характерны следующие явления в семейной сфере: — четкая ролевая регламентация поведения членов семьи при главенствующем положении мужчины — главы семьи; -ориентация на рождение и воспитание детей как основные функции семьи; — экономическая зависимость членов семьи (жены и детей) от главы семьи; — действие двойного стандарта в отношении женщины в семье и в обществе, т.е. различная оценка поведения мужчины и женщины; — негативное отношение к разводу и его неприятие общественным сознанием.

При всей похожести выделенных черт традиционной семьи, связанных с патриархальной составляющей организации семейных отношений, конечно же, сохранялись и сохраняются различия, обусловленные обрядовой стороной организации семейно-брачных отношений, у каждого народа имеющей собственный неповторимый характер.

Наличие специфических, общих черт традиционной семьи, просматривающихся у различных народов мира в процессе общественной эволюции, позволило Э. Гидденсу прийти к выводу о традиционной семье как обобщенной категории, характерной для всех «несовременных» культур с их системой родственных и семейных связей, организацией семейных отношений и ролевых взаимодействий. Среди общих черт, свойственный традиционной семье в не модернизированных обществах, Э. Гидденс выделяет такие, как: экономическая обусловленность традиционной семьи, которая является экономической ячейкой традиционного общества; отсутствие в традиционной семье равноправия между мужчинами и женщинами; отрицание сексуальности (прежде всего, у женщины) как таковой вне ее подчиненности задаче продолжения рода, с которой, преимущественно, и связывалась функция женщины

в семье; права детей законодательно не закреплены, т.е. отсутствие личностного подхода к детям — ребенок в традиционном обществе не воспринимался как личность; отсутствие резко негативного отношения к однополой любви, зачастую имевшей место у ряда народов по причине влияния естественных факторов и сочетания традиций [9, с. 70-72].

При всем том, что семья активно изменяется, «осовременивается», особенно в экономически развитых и модернизированных обществах, во многих уголках современного мира организация семейной жизни и семейных отношений еще носит традиционный характер. В большей степени это характерно для сельских регионов, а если говорить о России, то традиционные основы семейной жизни во многом сохраняются, к примеру, в республиках Северного Кавказа, в которых традиционная культура еще значительно определяет функционирование различных сфер жизни и, прежде всего, семейной при всем том, что и в этом регионе происходят значительные изменения в институциональном пространстве семьи.

Так, отмечая исключительную стойкость родственных уз в Дагестане, где традиционно было принято проживание под одной крышей большого числа членов семьи, составляющих разные поколения, Б.М. Алимова пишет о том, что на современном этапе эти многопоколенные семейные связи значительно ослаблены, а также разрушается установка на традиционное главенство мужчины (мужа и отца) в семье [1, с. 49].

Таким образом, по мере стремительных социальных изменений меняется и облик традиционной семьи, хотя и с различной степенью интенсивности, и этот процесс связан с парадигмаль-ным переходом от семьи детоцентристской к семье супружеского типа, и, в результате, образ традиционной семьи патриархального многодетного типа постепенно стал вытесняться семьей эгалитарного малодетного типа.

Если мы снова обратимся к идеям Э. Гидденса относительно изменений в семейной сфере современного общества, что увидим, что современная семья в его понимании характеризуется значительными переменами, связанными с изменениями в сфере интимной жизни вообще, что, с его точки зрения, выражается в следующих явлениях: 1. постепенное стирание так называемого двойного стандарта в половой морали, прежде определявшего различное отношение к поведению мужчины и женщины в сфере интимных отношений; 2. отделение сексуальности от воспроизводственной функции с параллельно протекающим процессом обретения женщиной права на собственную сексуальность и права на получение сексуального удовольствия; 3. развитие сексуальной сферы как более открытой, что происходит на фоне коммерциализации секса; 4. изменение отношения к добрачным половым связям; их стали воспринимать более толерантно, как и нетрадиционные формы половых отношений и семейных союзов (речь идет об однополых браках, в ряде евро-

пейских стран получивших правовой статус) [9, с. 13-14].

В силу того, что динамика семейных трансформаций неодинакова в различных регионах мира и в границах отдельных стран, в частности, в России, традиционная семья стала носить многоликий характер, что определяет важность пересмотра сложившихся теоретических подходов и концепций к исследованию такого явления, как традиционная семья в современном мире.

И в этом отношении с позиций неоинституционального подхода традиционную семью правомерно рассматривать как семью, которая по своему типу, характеру семейных отношений, репродуктивному и в целом семейному поведению соответствует нормам и правилам семейного поведения, принятым в обществе, как на формальном, так и неформальном уровне [3, с. 89]. Иными словами, традиционная семья — это такая семья, которая соответствует устойчивым представлениям общества о том, какой должна быть семья, ее ценности, ролевая структура, нормы семейного поведения. Нам представляется это понимание традиционной семьи наиболее адекватным сложившейся реальности и высокой динамике институциональной трансформации современного общества. Данное определение традиционной семьи укладывается в неоинституциональную теоретическую парадигму, согласно которой социальный институт представляет собой целостный устойчивый комплекс формальных и неформальных «правил игры», т.е. принципов, норм, установок, способов контроля, поощрений и санкций, выполняющих функции регуляции системы ролей и статусов, образцов поведения и типов социальных практик в различных социальных сферах [4, с. 19-28].

Представленное определение социального ин-стиутта, данное представительницей неоинституционального подхода в российской социологической школе Т.И. Заславской, базируется на неоинституциональном направлении, разработанном в западной научной школе. Его видный представитель Д. Норт в рамках разработанной им концепции пат-зависимости полагает, что анализ настоящего общества в его культурной преемственности и социальной эволюции возможен только в сочетании с исследованием прошлого, которое неразрывно связано с настоящим процессом институционального развития [1, с. 102-103; 12, с. 12]. Суть его неоинституциональных воззрений заключается в том, что институциональная траектория, по которой сегодня развивается общество, сформирована прошлым выбором, а потому заимствование иных, чуждых институциональной природе социума схем социального развития, реформирования, модернизации, зачастую оказывается безрезультатным и бесперспективным, что и демонстрирует весь постсоветский сценарий развития российского общества, безуспешно пытавшегося перейти к демократическим основам функционирования в условиях отсутствия самих институциональных оснований для демократизации общества, всю свою историю развивавшегося как авторитарное.

Таким образом, можно подвести некоторые итоги. Традиционная семья как объект социологического анализа нуждается в дифференцированном подходе с учетом цивилизационных и институциональных особенностей ее развития в каждом конкретном обществе. Разрушение основ традиционной семейной жизни также протекает неоднозначно и с различной степенью динамики в каждом обществе, что формирует различные институциональные семейные поля, в которых взаимодей-

Литература:

1. Алимова Б.М. Современная дагестанская семья: проблемы и перспективы // Вестник Института ИАЭ. 2011. № 1. С. 49-59.

2. Брыкова ТЮ. Возможно ли счастливое супружество в эпоху сексуальной революции? // Социологические исследования. 2011. № 11. С. 140-145.

3. Верещагина А.В. Институциональные изменения в семейной сфере и демографические перспективы России: методологическая матрица исследования // Гуманитарий Юга России. 2012. № 4. С. 82-93.

4. Верещагина А.В. Традиционная семья в России: историческая специфика институциализа-ции и тенденции разрушения // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы истории». Хасавюрт, 2013. С. 19-28.

5. Верещагина А.В. Кризис традиционной семьи и альтернативы развития института семьи в России: теоретический анализ с позиций синергети-ческой парадигмы / А.В. Верещагина, С.И. Самы-гин // Инженерный вестник Дона. 2014. № 3. [Электронный ресурс] // URL: http://ivdon.ru/ ru/ magazine/ archive/n3y2014/2531 (дата обращения: 17.07.2016).

6. Верещагина А.В. Духовные аспекты формирования национальной идентичности: социологический анализ угроз социальному здоровью и духовной безопасности России / А.В. Верещагина, Н.Х. Гафиатулина, С.И. Самыгин // Инженерный вестник Дона. 2015. № 3. [Электронный ресурс] // URL: http://ivdon.ru/ru/magazine/archive/ n3y2015/3195 (дата обращения: 15.08.2016).

7. Верещагина А.В. Формирование новых семейных ценностей и отношений в современном российском обществе / А.В. Верещагина, М.М. Шахба-нова // Вестник ДНЦ. 2013. № 50. С. 65-71.

8. Гурко Т.А. О Концепции государственной семейной политики Российской Федерации на период до 2025 года: экспертная оценка // Социологическая наука и социальная практика. 2013. № 3. С. 33-52.

9. Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь / Пер. с англ. М. : Издательство: «Весь мир», 2004. 116 с.

10. Гидденс Э. Трансформация интимности. СПб. : Питер, 2004. 208 с.

ствие традиционных и современных норм и правил семейных отношений порождают уникальное сочетание, определяющее облик семьи в обществе, характер семейных проблем и механизмов их разрешения. И с этой точки зрения наиболее перспективным в исследовании семейных трансформаций в российском обществе, связанных с разрушением традиционной семьи и формированием новых типов семейных отношений, является неоинституциональный подход.

Literature:

1. Alimov B.M. Modern Dagestan family: problems and prospects // Bulletin of the Institute of IAE. 2011. № 1. P. 49-59.

2. Brykova T.Yu. Is happy marriage possible a in the era of sexual revolution? // Sociological studies. 2011. № 11. P. 140-145.

3. Vereshchagina A.V. Institutional changes in the family and demographic prospects in Russia: methodological matrix of research // Humanities of the South of Russia. № 4. 2012. P. 82-93.

4. Vereshchagina A.V. Traditional family in Russia: historical specificity of institutionalization and trends of destruction // Proceedings of the all-Russian scientific-practical conference «Actual problems of history». Khasavyurt, 2013. P 19-28.

5. Vereshchagina A. V. The crisis of traditional family and the alternatives of development of the family institution in Russia: theoretical analysis from the point of synergetic paradigm / A.V. Vereshchagina, S.I. Samygin // Engineering Don Vestnik. 2014. № 3. [Electronic resource] // URL: http://ivdon.ru/ ru/ magazine/archive/n3y2014/2531 (reference date: 17.07.2016).

6. Vereshchagina A. V. Spiritual aspects of the formation of national identity: sociological analysis of the threats to social health and spiritual security of Russia / A.V. Vereshchagina, N.Kh. Gafiatulina, S.I. Samygin // Engineering Don Vestnik. 2015. № 3. [Electronic resource] // URL: http://ivdon.ru/ru/ magazine/ archive/n3y2015/ 3195 (reference date: 15.08.2016).

7. Vereshchagina A.V. The formation of new family values and attitudes in Russian society / A.V. Veresh-chagina, M.M. Shakhbanova // Bulletin of the Dagestan Scientific Center. 2013. № 50. P. 65-71.

8. Gurko T.A. About the Russian Federation Concept of state family policy for the period up to 2025: expert evaluation // Sociological science and social practice. 2013. № 3. P. 33-52.

9. Giddens E. The missing world: how globalization is changing our lives / Trans. from English. M. : Publisher: «The whole world», 2004. 116 p.

10. Giddens E. Transformation of intimacy. SPb. : Peter, 2004. 208 p.

11. Заславская Т.И. Современное российское общество: Социальный механизм трансформации. М. : Дело, 2004. 400 с.

12. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М. : Фонд экономической книги «Начала», 1997. 180 с.

11. Zaslavskaya T.I. Modern Russian society: social mechanism of transformation. M. : Delo, 2004. 400 p.

12. North D. Institutions, Institutional Change and Economic Performance. M. : Fund of economic book «Beginnings», 1997. 180 p.

Типология семьи, формы брачных отношений

Семья представляет собой основанную на  совместной  деятельности социальную общность людей, связанных посредством супружества и родительства.На базе семьи растет численность населения, наблюдается преемственность поколений, происходит воспитание детей.  Так же семья определяется как  малая группа, которая основана на браке и (или) кровном родстве, члены которой могут совместно проживать и вести домашнее хозяйство,  имеют эмоциональную связь, связаны через взаимные обязанности по отношению друг к другу.

Нуклеарная и расширенная семья

На основе структуры родственных связей выделяют  нуклеарную и расширенную семью.
Нуклеарная семья – это семья, состоящая из двух людей, которые ведут общее хозяйство и имеют детей (как собственных, так и приемных). Распространение нуклеарная семья получила с началом индустриальной революции на Западе. Миграция из деревень в города сопровождалась распадом прежних родственных связей.

Характеристикой нуклеарной семьи является неолокальное проживание, т.е. отдельное проживание мужа и жены от их родителей. Нуклеарная семья как вид семейной жизни изучается многими исследователями. Одни приходят к выводу, что такая семья ведет не только к территориальной, но и к социальной дистанции. Другие полагают, что нуклеарной семье свойственно поддержание  широких связей с родственниками посредством частных визитов, помощи в быту и т.д.

Расширенная семья представляет собой семью традиционного типа, которая состоит из проживающих совместно либо рядом друг с другом  нескольких (чаще всего трех) поколений людей, находящихся в кровном родстве (бабушек и дедушек, мужей и жен, внуков и внучек и т.д.). Например, в России в 1920-1930- ые гг. считалось нормой проживание трех поколений родственников на одной жилплощади. Сегодня такой тип семьи сохраняется в обществах традиционного типа.

Наряду с расширенной семьей в некоторых сообществах существуют крупные родственные группы, объединенные по линии предков мужа либо жены. Такие семьи принято называть кланом.

Формы брака 

Основой семейной ячейки является брачный союз между женщиной и мужчиной.

Брак – это исторически обусловленная форма отношений между мужчиной и женщиной, посредством которой происходит социальное признание и юридическое закрепление их союза, а также установление их прав и обязанностей по отношению друг к другу и к их детям. 

С одной стороны, в браке транслируются выработанные поколениями нормы и образцы поведения, с другой стороны, брак испытывает воздействия со стороны современного общества и поэтому способен к трансформации некоторых своих функций. Например, раньше в Японии родители сами договаривались  о браке своих детей, однако в последнее время, в связи с индустриальным развитием этой страны, наблюдается тенденция к увеличению числа союзов, заключаемых по любви.

Выделяют следующие формы брака:

  • моногамия – форма брака, в которой союз составляют один мужчина и одна женщина.Так же  используется термин «серийная моногамия» – форма моногамных отношений, где большинство разведенных мужчин и женщин впоследствии снова вступают в брак;
  • полигамия – форма брака, при которой один из супругов(или каждый из них) состоит в брачно-семейных отношениях с несколькими супругами.

Различают три формы полигамии:

1. Полигиния (многоженство)- мужчина может одновременно состоять в браке более чем с одной женщиной. Эта форма распространена в азиатской и африканской культурах. Так, в шариате в исламских странах дозволено иметь одновременно до четырех жен.Однако на практике этим правом пользуются лишь люди с высоким материальным достатком. 2. Полиандрия — одна женщина может одновременно состоять в браке с двумя и более мужчинами. Данный вид полигамии распространен там, где численность мужского населения значительно превосходит численность женского (некоторые районы Южной Индии и Тибета). Как правило, в этом случае несколько братьев имеют общую жену. 3. Групповой брак — несколько мужчин и женщин могут одновременно состоять между собой в брачно-семейных отношениях. Эта форма, широко распространенная в эпоху родоплеменных отношений, до сих пор сохраняется, например, на Маркизских островах Полинезии

На протяжении всей истории общество создает рамки на процесс выбора брачного партнера. Так, различают экзогамию и эндогамию:

  • Экзогамия – запрет браков в пределах одной родственной группы, характерный для первобытно-общинного строя.
  • Эндогамия – разрешение на брак только с членами своей группы.

    Нужна помощь преподавателя?

    Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

    Описать задание

Альтернативные формы семейно-брачных отношений

В XX столетии получили развитие  альтернативные формы семейно-брачных отношений. Эти отношения отличаются от нуклеарной моногамной семьи, легитимность которой признана законодательством, и иногда они противоречат моральным нормам и общественным представлениям.
К таким формам семейно – брачных отношений относятся: гражданские браки, неполные семьи или семьи с одним родителем, однополые браки, одиночество и коммуны.

Гражданский брак (сожительство) —  совместное проживание мужчины и женщины с неоформленными юридическими отношениями. Распространению таких отношений способствовали процессы индустриализации, либерализации морали, различных идеологий и т.д. 

Неполные семьи, или семьи с одним родителем, образуются в результате развода, смерти одного из супругов, либо рождения женщиной ребенка вне брака. В основном тенденция сводится к тому, что в таких семьях оказывается женщина. Однако, если раньше  рождение ребенка незамужней женщиной считалось позором, то сегодня во многих обществах взгляды на этот факт изменились.

Однополые семьи как объект пристального изучения появились сравнительно не так давно. До сих пор в  мире идут дискуссии о том, можно ли сожительство людей одного пола считать семьей, нужно ли легализовывать однополые браки, можно ли им доверять воспитания детей и т.д. Сегодня однополые браки легализованы  в Нидерландах, Бельгии, Испании, Канаде, Норвегии, Швеции, Португалии, в отдельных штатах США и других странах.

Тенденция к одиночеству  обусловлена сегодня тем, что множество людей большое количество времени тратит на получение образования и карьеру. Также одинокими остаются значительное число пожилых людей, чьи партнеры умерли.

Коммуны сознательно отвергают традиционную нуклеарную семью, утверждая, что практика семейно-брачных отношений увековечивает индивидуализм и неравноправие полов, придает семьям одностороннюю функцию накопления собственности и передачи ее в дальнейшем по наследству детям. Коммуны появились как ответ западной молодежи на господство ценностей общества потребления, с которыми молодое поколение отождествляло традиционную семью.

Реальная практика последних лет свидетельствует о том, что разнообразие форм семейно-брачных отношений определяется следующими факторами:

  • уровнем экономического и социального развития общества;
  • преобладающим типом поселения; 
  • историческими традициями, обычаями и нравами,этническими и религиозными элементами культуры.

Поэтому все перечисленные формы брачно-семейных отношений находятся в сложном взаимодействии и непрерывной динамике изменений.

В настоящий момент наблюдаются следующие явления в семейно – брачных отношениях в западном обществе:

  1. Увеличения численности добрачных связей и совместно живущих пар, не вступающих в брак, как следствие — увеличение числа детей, родившихся вне брака, с одной стороны. С другой стороны, в западном обществе наблюдается новая тенденция «чайлд фри» — сознательное нежелание иметь детей в семье.
  2. Увеличение числа неполных семей, где ребенка воспитывает один родитель (часто это происходит даже не по причине развода супругов или распада пары, а вследствие «рождения ребенка для себя» в более зрелом возрасте).
  3. Распространение альтернативных типов брака и либерализация семейных нравов и половой морали.
  4. Ослабление роли религии и традиционных ценностей в семье. По мере секуляризации западных обществ и уменьшение числа верующих, роль религии и традиционных ценностей уменьшает свое влияние на семью .
  5. Возникновение новой формы семьи – смешанной (сводной). Это  семьи, которые представлены детьми от разных браков.
  6. Изменение связей между поколениями, зачастую сопровождаемые их разрывом  (дети перестают поддерживать тесную связь с родителями).

§ 3. Правовые системы традиционного типа . Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов

а) Традиционное право и его особенности. Правовые системы традиционного типа (обычно-правовая, индусская, мусульманская) являются продуктом традиционных обществ.

Понятие “традиционное общество” означает общество, находящееся либо на предклассовой стадии развития, либо на стадии, когда классовые институты еще сочетаются с институтами доклассовыми — такими, как род, племя, община, каста. Поэтому понятие “традиционное право” в известном смысле условно. Оно применяется либо к слитным нормам, еще не ставшим правом в собственном смысле (обычное право африканских племен), либо к комплексу норм — юридических и слитных, в своей совокупности образующих понятие, которое в категориях традиционного права отнюдь не адекватно европейскому понятию права[251].

Право здесь вырастает из слитного космического миропонимания и отождествляется поначалу с “мировым порядком”, при этом не только земным, но и небесным. Поэтому система источников традиционного права своей вершиной упирается в “небо” Кроме того, она помимо вертикального имеет также горизонтальное (или временное) измерение. Поскольку в традиционном обществе авторитет традиции прямо пропорционален ее древности, то самый авторитетный источник традиционного права является одновременно и самым древним. Отражая начальный этап формирования права, он либо вообще не включает юридических норм (Веды в индуизме), либо содержит их крайне мало (Коран в исламе). Государство на этой стадии играет весьма слабую роль в формировании и защите традиционного права. Последнее возникает как право личное, границы его действия не совпадают с государственными и административными границами. И сегодня в развивающихся странах Азии и Африки существует сфера так называемого личного статуса (брак, семья, развод, наследование, часть имущественных отношений), где это право сохраняет личный характер.

Развитие традиционного права как системы собственно юридических норм начинается на более поздних стадиях. При этом в индуизме и исламе оно теоретически остается составной частью соответствующей религиозно-философской системы.

В наши дни практически нигде традиционные правовые системы не имеют национального характера. Будучи добуржуазными по своей природе, они действуют лишь в тех страдах, где сохранились добуржуазные (традиционные) отношения (Тропическая Африка, Ближний и Средний Восток, Южная и Юго-Восточная Азия, Океания).

Повсеместно традиционное право является здесь подсистемой (одной из подсистем) права национального. Европейское и традиционное право в известных сферах действуют параллельно, регулируя одинаковые по предмету, но разнотипные по содержанию отношения. Дуализм типологический дополняется при этом дуализмом структуры традиционного права, включающего не только юридические, но и слитные нормы. Последние оказывают, как правило, более значительное влияние на общественную жизнь, чем собственно правовые нормы, что видно, в частности, на примере ислама.

б) Обычное право. Обычное право — это исторически первое системное правовое образование, к которому — с известной долей условности — применимо понятие “правовая система” Условность объясняется тем, что понятие “обычное право” относится к совокупности социальных норм, имеющих форму обычая, которые действуют не только в раннеклассовых, Но и в предклассовых обществах. С точки зрения системности Перед нами — незавершенное право, а порой и предправо или Протоправо.

Правопонимание здесь еще слитно с космическим миропониманием. Эпоха обычного права еще не знает юриспруденции как сферы профессиональной деятельности. Еще нет дифференциации норм обычного права на отрасли. Поэтому оно не знает различий между гражданским деликтом и уголовным преступлением. Отсутствует вертикальная соподчиненность норм, ведь единственный источник права здесь — обычай. Роль государства в формировании и реализации права еще крайне слаба.

Обычное право возникает как право личное, а не территориальное и лишь со временем приобретает территориальный характер. Обязательная сила обычая, лежащего в его основе, происходит из признания его “своим” в рамках данной родовой, территориальной (соседские общины, города и т. д.) или профессиональной общности (например, среди торговцев). Так, обычное право общины понимается в Тропической Африке как “совокупность норм, признаваемых ее членами в качестве обязательных”[252]. Обычное право характерно для обществ с застойным характером развития, со слабо развитой (либо лишь формирующейся) государственностью. Оно понимается как элемент вечного и неизменного “мирового порядка”, которому следовали многие поколения предков. В этом смысле оно есть форма (способ) консервации прошлого. Его локальная замкнутость и противоречивость всегда являлись препятствием на пути централизации государства.

Как элемент “мирового порядка” оно нерукотворно. Поэтому его не создают, его находят и применяют к конкретному делу. Правотворчество как таковое здесь отсутствует. Необходимые изменения в обычное право вносят с помощью толкования в процессе применения его норм.

В течение веков обычное право существовало как право устное — в форме пословиц, поговорок, мифов и т. д. Запись обычного права (в форме “варварских правд”) была первым шагом к его унификации. По мере создания централизованных государств оно вытесняется законодательством государства.

В правовых системах современных развитых стран обычное право составило в ряде случаев основу самостоятельных комплексов правовых норм — таких, как торговое право, в том числе международное торговое право, английское общее право и т. д. Наконец, термин “обычное право” применяется здесь также к нормам обычно-правового происхождения.

Эпоха обычного права существовала в Европе до середины XI в.[253], а в ряде районов современного мира продолжается и сегодня. Речь идет о регионах, где сохранились “пласты” традиционных отношений. Это прежде всего Тропическая Африка[254]. Обычное право широко применяется также в ряде районов Афганистана, Йемена, Индии и т. д. В частности, в Индии племенные структуры, сохранившие обычное право, включают 45 млн. человек.

История обычного (как и вообще традиционного) права афро-азиатских развивающихся сыгран разделяется на 3 периода: доколониальный, колониальный и период независимости. В “чистом” виде обычное (как и вообще традиционное) право развивалось здесь лишь в доколониальный период. Оно отражало, как правило, начальные стадии становления государственности у народов Тропической Африки. Поэтому в нем доминируют коллективистские традиции, присущие племенному обществу. Обычное право регулирует здесь весь комплекс внутриобщинных отношений (брак, наследование, земельные отношения, традиционный суд и т. д.). Субъектом обычного права является большей частью не индивид, а традиционная общность (патриархальная семья, родовая община и т. д.). Земля является, как правило, общинной собственностью, хотя существует и индивидуальное землевладение. Брак есть договор не между брачующимися, а между их семьями. Среди зажиточных африканцев распространен полигамный брак. Брачный договор предусматривает выкуп за невесту, выплачиваемый ее семье.

Высшей ценностью африканского традиционного общества считается дух коллективизма и взаимопомощи, понимаемый как его основа. Поэтому тяжбы между членами традиционных общностей разрешаются прежде всего на основе примирения сторон. Если спор создает угрозу единству большой семьи (например, спор по поводу наследства), он считается безнравственным.

Судебные функции ‘обычно осуществляют племенные вожди. С установлением в указанных странах колониальных и полуколониальных режимов обычное право испытывает значительное влияние европейского права. Так, условием его действия становится соответствие норм обычного права колониальному законодательству и принципам европейского права.

Применение обычного права в колониальных судах вело к постепенному изменению обычного права под влиянием европейского права. Так, в судах при отсутствии необходимой нормы вопрос решался с позиций европейского права. Апелляции по делам обычного (и вообще традиционного) права большей частью рассматривали судьи-европейцы, не знавшие этого права. Конфликт европейского и традиционного права разрешался, как правило, с позиций права метрополии.

Колонизаторами осуществлялась также, хотя и в явно недостаточных размерах, систематизация обычного права в ее первичных формах. Так, ряд сборников обычного права был подготовлен на английских и французских территориях в Африке. При этом упорядочение традиционных норм сводилось лишь к внешней обработке обычно-правового материала.

С достижением независимости в странах Тропической Африки сложился двоякий подход к проблеме обычного права. Одни из них проводят курс на его интеграцию путем включения обычно-правовых норм в законодательство и (или) санкционирование известной их части, другие — курс на запрет обычного права. Интеграция обычного права в национальную систему права характерна для англоязычных стран континента, а также ряда франкоязычных стран (Того, Бенин, Заир и т. д.). Обычное право признается здесь источником права. Его унификация и интеграция проводятся посредством как законодательства, так и судебной практики.

В англоязычных странах в качестве средства (канала) унификации и интеграции традиционного права, как и в колониальный период, используется судебный прецедент. При этом известная часть норм обычного права не включается в законодательство и сохраняет значение самостоятельного источника права в формальном смысле.

Применяются также первичные формы учета и систематизации обычного права (Кения, Танзания, Ботсвана и т. д.).

Действие обычного права запрещено в ряде стран французского языка (Кот д‘Ивуар, Мали, Конго и т. д.). Однако и здесь оно нередко продолжает действовать в “чистом” виде в силу инерции традиционного правосознания, воспринимающего европейские нормы и принципы как явление чужеродное.

в) Индусское право. Индусское право сегодня распространяет свое действие на 350—400 млн человек, проживающих помимо Индии также в Непале, Шри-Ланке, Малайзии, странах Восточной Африки (Кения, Танзания, Уганда). Это одна из самых древних и наиболее сложных правовых систем. Зарождение начал этого права (и его исторические истоки — ведическая литература), по мнению ряда исследователей, относится к XV в. до н.э., а собственно правовых текстов — дхармашастр — к V—II вв. до н.э.[255].

По сложности это право порой сравнивают с монстром. Свое название индусское право получило скорее из факта применения его к индусам, чем из его исторической связи с религией. Под индусом при этом обычно понимают члена общины, основанной на варново-кастовой системе, в том числе вне Индии, следующего основным религиозным постулатам древнеиндийской цивилизации[256].

Первооснову индусского права составляет комплекс памятников, включающих вопросы религии, философии, этики и т. д. и получивших общее название “Веды” (санскритское “веды” — букв, “знание”). Право присутствует здесь в зародышевой форме, оно сформируется значительно позже. При этом сохраняется его слитность с религией и моралью, многозначность понятий, присущие начальному этапу становления права. Так, важнейшая категория индусского права — дхарма — понимается, с одной стороны, как универсальные законы природы космического характера. В таком контексте она имеет название “рита” С другой стороны, это комплекс религиозных, нравственных, социальных и правовых обязанностей. В этом контексте право — лишь отрасль дхармы. Несоблюдение дхармы чревато для индуса наказанием в потусторонней жизни. Регулятором универсума в индуизме является данда (сила), имеющая негосударственное происхождение. Она одна способна обеспечить соблюдение дхармы. Власть короля носит подчиненный по отношению к ней характер и вручается ему для осуществления данды[257].

Каждый индус с момента рождения и до смерти является членом одной из четырех варн, или каст (брахмана, вайшья, кшатрия и шудра), построенных по иерархическому принципу. Иными словами, индусское право закрепляет неравенство индусов перед Богом или законом.

Согласно концепции индуизма, в основе деятельности человека лежит триада, включающая добродетель (дхарма), интерес (артха) и удовольствие (кама). Соответственно этому существуют три группы норм и три науки — дхармашастра, артхашастра и камашастра. Шастры в данном случае означают книги, в которых содержатся соответствующие нормы поведения людей.

В дхармашастрах указывается на три источника дхармы: веды, традицию и обычай (Ману, II, 12). Характерно, что в этом перечне, где на первом месте всегда стоят Веды, вообще отсутствуют акты государства.

Изложенные в стихах ведические тексты обычно отождествляются индусами с божественными откровениями. Есть четыре сборника таких текстов: Ригведа, Самаведа, Яжурведа и Артхаведа. Самая древняя из них — Ригведа.

Индусская ортодоксия исходит из того, что всякая дхарма имеет свое основание в Ведах. Поскольку священные книги не всегда согласовывались между собой, то этот тезис толковался не как отражение дхарм в священных текстах, а как отождествление этих текстов с истиной, знанием. Более того, считалось, что нет истины, которая бы не заключалась в писании. Кроме того, было выдвинуто предположение, что древние части священных книг якобы утеряны.

На базе ведических текстов сложился источник дхармы, называемый шрути (услышанное)[258]. Он включает произведения литургического и сакраментального характера (самхита), по вопросам церемонии богослужения (брахмана), а также философские спекуляции, называемые араньяки и упанишады.

Шрути, в свою очередь, составили основу для формирования следующего источника дхармы — смрити (“запомненное”, или традиция). Согласно индусской доктрине, это такая традиция, которая позволяет познать мудрость и которую мудрецы вспомнили и передали людям. Наиболее ранние смрити написаны в форме афоризмов и изречений, называемых сутры. Дхармашастры — это более поздние произведения, излагающие дхарму в более систематизированном виде. Собственно юридические предписания здесь начинают доминировать. Самые значительные шастры — это законы Ману, Яджна- валкья, Нарада и т. д. Последняя из них представляет своеобразную вершину развития древнего права Индии.

Все дхармашастры наделяются в индусском праве равным авторитетом и рассматриваются как единое целое. Этим обусловлена одна из многих фикций, что между дхармашаст- рами не может быть противоречий. Когда имеется противоречие в отрывках из священного откровения, они оба считаются дхармой. Если же такое противоречие обнаруживается, оно должно быть решено путем толкования.

Противоречия между нормами смрити обусловили необходимость выработки способов их преодоления и унификации. Эту задачу призваны были выполнить комментарии к смрити, наибольшую ценность среди которых представляют нибандхи (или дигесты). Это сборники высказываний авторитетов, собранных из различных текстов по тем или иным предметам правового регулирования и включавших также нравственные и религиозные нормы. В большинстве своем комментаторы не занимали официальных постов в аппарате государства. Вместе с тем отдельные из них выполняли эту работу по заданию правителя. Техника авторов дигест “позволяла располагать материал смрити таким образом, чтобы утвердить желаемое мнение, исключить сомнительные тексты как не относящиеся к делу или даже поддельные, а при необходимости изменить их толкование”[259].

Начало деятельности комментаторов ученые относят к IX либо к XI в., а конец ее — к XVII—XIX вв. Их деятельность привела к появлению правовых школ. Дхармасутры и дхарма- шастры вместе с огромным числом комментариев и дигест составляют “свод” классического индусского права, берущего свое происхождение от дхармы[260].

Особое место в системе источников индусского права занимают артхашастры, т. е. сочинения, охватывающие философские, социально-политические и экономические проблемы государственной деятельности. В отличие от дхармашастр, призванных обеспечить человеку средства достижения его достоинства и спасения в потустороннем мире, наука артха (артхашастра) изучает средства достижения материального благополучия человека[261].

Среди ученых распространено мнение, что позитивное индусское право является обычным правом, в котором в той или иной мере доминирует религиозная доктрина — индуизм. Это свидетельствует о важной роли обычая как источника индусского права.

Брахманы как знатоки обычаев разрабатывали на их основе детальные предписания для всех остальных групп древнеиндийского общества. Выступая в форме дхармасутр и драхмашастр, эти предписания рассматривались как основанные на Ведах и имеющие универсальный характер. Поэтому в эпоху дхармашастр признавались два источника дхармы: Веды и обычай[262].

Так, существовала презумпция, что одобренный обычай содержится в Ведах. Отсюда следовал вывод, что в случае коллизий между нормой обычая и предписаниями Вед последние обладали приоритетом. Однако авторы дхармашастр уже отрицали эту презумпцию. Поэтому в королевском суде отнюдь не всегда признавался авторитет священных текстов.

Со временем вырабатывается правило, что если строгое следование дхарме не обеспечит королю возможности поддержания мира внутри страны и вне ее, то он может руководствоваться не дхармой, а обычаем.

За свою многовековую историю индусское право претерпело существенную эволюцию. Так, со времени исламского завоевания Индии (XVI—XVII вв.) оно было запрещено к применению в судах и в органах управления. С установлением английского колониального господства (XVII—XVIII вв.) этот запрет был отменен, однако дальнейшее развитие индусского права шло под определяющим английским влиянием. О степени этого влияния говорит тот факт, что к моменту независимости Индии его называли уже англо-индусским правом. Так, с середины прошлого века в Индии было принято более 10 законодательных актов, регулирующих личный статус индусов. Трансформация индусского права осуществлялась с помощью судебного прецедента.

В итоге ряд традиционных институтов либо был запрещен (например, институт сати — самосожжения индусских вдов и т. д.), либо подвергся буржуазной модификации (запрет дискриминации “неприкасаемых” каст). Наряду с этим известная их часть сохранила свое действие (например, иерархическая система каст, институт нераздельной большой семьи и т. д.).

О противоречивости ситуации свидетельствует тот факт, что до сих пор не принят Гражданский кодекс, предусмотренный Конституцией 1950 г. (ст. 44) и призванный ввести единый статус для граждан Индии независимо от их вероисповедания. Дело ограничивается пока половинчатыми мерами. Так, “семейные суды”, созданные на основе закона 1984 г., призваны решать брачно-семейные дела вне зависимости от религиозной принадлежности сторон.

Один из аспектов проблемы индусского права состоит в наличии в его структуре слитных (т. е., по существу, неюридических) норм. Поэтому в деревенских обычных судах, наряду с санкционированными государством обычаями, нередко применяются несанкционированные обычаи, часто противоречащие норме закона.

Таким образом, проблема индусского права по-прежнему остается актуальной в странах распространения индуизма.

в) Мусульманское право.

Возникнув на Аравийском полуострове в VII—X вв., мусульманское право претерпело длительную историческую эволюцию, в ходе которой его структура и социальная сущность не оставались неизменными. Как продукт раннеклассового аравийского общества, оно несет на себе его отпечаток. Вместе с тем с завоеванием арабами обширных территорий в VIІ—VIII вв. мусульманское право испытывает влияние более развитых и культурных стран (Египет, Сирия, Палестина и т. д.). Наконец, на развитие мусульманского права оказали влияние такие факторы, как зарождение капитализма на мусульманском Востоке, колониальная экспансия европейских держав, буржуазная эволюция стран мусульманского Востока в условиях независимости.

Раннеклассовая природа мусульманского права проявляется прежде всего в том, что оно возникает как право личное, а не территориальное. Юридическое положение личности в рамках мусульманского права определяется ее вероисповеданием. Возникнув как элемент религиозной системы ислама, мусульманское право, так же как и религия ислама, основывается на божественной воле. Поэтому священная книга мусульман Коран является одновременно и основным источником мусульманского права. Коран — это откровения бога Аллаха, ниспосланные пророку Мухаммеду и обращенные к правоверным мусульманам. Они были записаны и систематизированы уже после смерти Мухаммеда, при халифе Османе (640—648 гг.). Божественная природа Корана обусловливает вечность, неизменность и универсальность содержащихся в нем норм. Согласно исламской доктрине, нормы Корана применимы во все времена и в любых обстоятельствах. Однако в действительности из более чем 6 тыс. стихов Корана, по разным оценкам, лишь от 200 до 500 содержат правила поведения, Которых должны придерживаться мусульмане в своих взаимоотношениях[263].

Несостоятельность Корана как основополагающего источника права обусловила появление другого божественного источника, призванного восполнить его неполноту, — сунны, т. е. преданий (хадисов) о словах, делах и поступках пророка Мухаммеда. Каждый хадис содержит основание (иснад), т. е. Перечень его передатчиков, при этом наибольшим авторитетом пользуются хадисы, исходящие от ближайших сподвижников пророка, его родственников и друзей. Нормы хадисов применялись при неполноте или пробельности положений Корана. Существует шесть общепризнанных сборников хадисов, из которых наиболее авторитетными являются сборники, составленные аль-Бухари (ум. в 870 г.) и Муслимом (ум. в 875 г.). Хотя число хадисов насчитывает несколько тысяч, однако само по себе это не решило проблемы в силу преобладания в сборниках религиозных норм, повествовательного изложения хадисов, а также подложного характера известной их части, в чем проявилась борьба различных политических сил в рамках ислама.

Именно нормы, содержащиеся в Коране и сунне, составляют божественное право ислама, или шариат. В действительности термин “право” применяется к данному понятию достаточно условно, поскольку шариат (букв. — “путь, указанный Богом”) помимо норм права включает в себя также нормы морали и религии. В этих условиях право есть часть единого мирового порядка, основанного на божественном законе. Оно регулирует не только отношения между верующими, но также их отношения с Богом и выступает как всеобъемлющий кодекс поведения, определяющий все аспекты жизни мусульманина, — это и собственно правовая сфера, и ритуальная практика, допустимые пища и одежда, правила этикета и т. д. Поэтому поступки мусульманина имеют как правовую, так и религиозно-нравственную оценку, а всякое правонарушение является также и религиозным грехом. Соответственно мусульманские юристы являются одновременно и теологами.

На процесс формирования мусульманского права, как отмечалось, оказал влияние факт завоевания арабами народов, стоявших на более высокой стадии экономического и культурного развития. Использование мусульманского права в качестве социального регулятора в завоеванных странах стимулировало развитие его доктрины, а также приемов юридической техники, направленных на преодоление многочисленных пробелов. Складывается фикх — теория мусульманского права. Нередко его рассматривают как мусульманское — суннитское (правоверное) и шиитское — право в широком смысле, поскольку оно включает в себя не только правила поведения мусульман в отношениях между собой и с немусульманами (му’амалат), но и нормы, регулирующие “отношения верующих с Аллахом” (ибадат).

Процесс формирования новых норм мусульманского права, не предусмотренных Кораном и сунной, на основе использования рациональных аргументов получил название “иджтихад” (букв. — “настойчивость”, “усердие”). Именно таким путем было создано большинство норм мусульманского права. С развитием иджтихада оно все более утрачивает единообразие, распадаясь на ряд подсистем этого права. Уже во второй половине VII в. в исламе складывается два основных направления — суннитское (правоверное) и шиитское (еретическое). В рамках каждого из них в IX—X вв. формируются религиозно-правовые школы, или толки (мазхабы). Имея общую основу (шариат), каждый из толков отличается, однако, своим “арсеналом” рациональных методов формирования права. Так, существуют четыре суннитских мазхаба — ханифитский, маликитский, шафиитский и ханбалитский, названных так по именам своих основателей, а также три шиитских — зейдитский, джафаритский, исмаилитский.

Мусульманские ученые — муджтахиды — сыграли важную роль в формировании мусульманского права. Характерно, что, будучи торговцами, они, как правило, даже не состояли на государственной службе. Поэтому недалеки от истины те авторы, которые считают, что мусульманское право возникло не “снизу”, из практики, а “сверху”, из доктрины. Напротив, роль государства была здесь лишь косвенной. Она ограничивалась санкционированием норм мусульманского права определенного толка. Мусульманский судья (кади) применял при рассмотрении дел нормы Корана и сунны лишь в соответствии с предписаниями, содержащимися в трудах основоположников соответствующего толка и их последователей. К X в. в результате развития иджтихада основным источником мусульманского права становится правовая доктрина. Было объявлено о закрытии “дверей иджтихада”, т. е. о прекращении дальнейшего развития мусульманского права. Впредь исламские ученые могли лишь комментировать его нормы.

Вследствие специфики развития мусульманского права под его рациональными источниками понимаются, по существу, способы формулирования новых правовых норм. Так, одним из главных таких источников, признаваемых практически всеми мазхабами, является иджма, т. е. согласованное мнение мусульманских правоведов, которое считается мнением всей общины верующих. Иджма как Способ принятия решений применяется лишь в случаях, не урегулированных Кораном и сунной.

Другим таким источником, признаваемым большинством мусульманских толков, является кияс, или суждение по аналогии. В иерархии источников мусульманского права кияс следует после Корана, сунны и иджмы и применяется в случаях, Когда ни один из них не дает ответа на решаемый вопрос.

К источникам мусульманского права относится также фетва, т. е. официальное суждение, выносимое муфтием или другим религиозным авторитетом в ответ на запрос кади или иного частного лица по вопросам морали, религии либо права ислама.

Акты правителя исламского государства (фирман, канун) играют подчиненную роль в системе источников мусульманского права. Они имеют в классическом исламе подзаконный характер (законы уже содержатся в Коране и сунне) и издаются по вопросам, не урегулированным в этих источниках.

Признание в качестве источника мусульманского права (хотя и второстепенного) обычая (урф, адат) способствовало экспансии ислама, поскольку нередко исламизированные народы, приняв ислам, продолжали во многом следовать своим доисламским обычаям (Тропическая Африка, Средняя Азия и т. д.).

Мусульманское право исторически возникло как частное право. Оно отличается казуистичностью, противоречивостью, пренебрежением к абстрактным формулам. В нем нет четкого деления на отрасли права, в том числе на публичное и частное право. Публично-правовая сфера регламентирована в нем менее детально, чем сфера частной жизни мусульманина. При этом мусульманское государственное право исходит из нераздельности светской и религиозной власти.

В рамках шариата как религиозно-правовой системы теоретически не допускалась прямая отмена пережиточных норм, не отражающих социальных потребностей. Вместе с тем мусульманский судья вплоть до наших дней обладает широкой свободой выбора. Ведь при молчании закона в большинстве случаев предписывается применять не просто нормы определенного толка, а его наиболее предпочтительные выводы[264].

Со второй половины XIX в. мусульманское право начинает испытывать западноевропейское влияние. Следствием развития капитализма в странах Востока было восприятие ими ряда буржуазных правовых институтов, использование европейской формы права и т. д., что вело в конечном счете к сужению традиционной сферы действия мусульманского права. Так, в Османской империи в 1869—1876 гг. была осуществлена кодификация исламских норм о собственности и об обязательствах, получившая название Маджалла, в ходе которой эти нормы подверглись существенной модернизации. В Египте в 70-е годы XIX в. были приняты Гражданский и Торговый кодексы, составленные по французскому образцу, и т. д. В странах мусульманского Востока появляются первые конституционные акты (в Тунисе — в 1863 г., в Египте — в 1882 г., в Иране — в 1906 г. и т. д.). Почти всюду в этих странах мусульманское право постепенно превращается из господствующей правовой системы в одну из подсистем национального права. Степень его влияния зависит прежде всего от уровня социально-политического развития страны. Так, наибольшим влиянием оно обладает там, где этот уровень низок, а также там, где режимы проводили в прошлом политику изоляции от внешнего мира (Йемен, Саудовская Аравия). Немаловажную роль играют также идеологические установки режимов. Так, в Иране, например, с победой антишахской революции в конце 70-х годов произошел резкий поворот в сторону исламизации страны. Еще более жестко внедряет исламские порядки афганское движение “Талибан” и т. д.

По степени влияния мусульманского права на законодательство стран мусульманского Востока последнее можно разделить на три сферы. Первая из них — сфера так называемого личного статуса — характеризуется наиболее значительным влиянием мусульманского права. Сегодня почти всюду она кодифицирована. В этой области наблюдается тенденция ограничения или запрета полигамии, выравнивания прав супругов в области семейных отношений и т. д.

Следующая сфера включает такие отрасли, как конституционное, гражданское, уголовное право и т. д., где наблюдаются “вкрапления” исламских норм, институтов и принципов в европейское по форме и содержанию законодательство. Так, почти повсеместно в этих странах конституции закрепляют положения о государственном характере религии ислама, провозглашают шариат (его принципы) основным источником законодательства. О неоднозначности содержания этих формул выше уже говорилось. В области гражданского права сохраняет действие ряд институтов мусульманского права, например институт вакфа[265]. Уголовное законодательство этих стран допускает в ряде случаев применение наказаний, предусмотренных шариатом (Иран, Ливия, Саудовская Аравия и т. д.).

Наконец, в такой сфере, как авторское, изобретательское, компьютерное право и т. д., влияние мусульманского права, как правило, отсутствует. Поэтому даже в странах, провозгласивших исламский характер действующего в них права (Йемен, Иран, Саудовская Аравия и т. д.), оно представляет в действительности определенное (и не всегда гармоничное) сочетание европейских и мусульманских норм, институтов и принципов.

Ислам и мусульманское право остаются важным фактором общественной и политической жизни стран Востока. При этом влияние ислама как религии значительно превосходит воздействие на социальные отношения собственно мусульманского права. Идеологическое влияние ислама характерно также и для мусульманских регионов России, где определенные силы пытаются придать исламскому фактору политическую окраску.

Пастила из Белева – настоящее традиционное лакомство для всей семьи!

Чувствуете сладкий аромат, воздушную нежность лакомства, которое в лютый мороз согревает душу? Взгляните на фотографии изумительного десерта, один лишь вид которого пробуждает безудержный аппетит! Как вы думаете, о чем идет речь? Вы не ошиблись: это белевская пастила – оригинальное кушанье, известное уже около 125 лет. Уникальный рецепт белевской пастилы, изобретенный Амвросием Прохоровым, выдержал испытания временем и дошел до наших дней в неизменном виде.

Тогда, в далеком 19-м веке, мало кто знал о существовании синтетических консервантов и добавок, и уж тем более никто не использовал их в кулинарии. Блюда состояли исключительно из натуральных продуктов, и именно благодаря ним получали обворожительный вкус и чарующий аромат. Мы уверены, что только таким должно быть качественное и полезное лакомство. Поэтому яблочная белевская пастила — экологически чистый и безопасный продукт, приготовление которого происходит в естественных условиях без применения вредных добавок.

Основу пастилы составляет душистое зеленое яблоко сорта «Антоновка». Да-да, то самое, которым мы так любили наслаждаться в детстве! Его богатый вкус с ненавязчивой кислинкой и сладко-обволакивающий запах в сочетании с невероятно воздушной, легкой консистенцией десерта превращают белевскую пастилу в нечто непохожее на другие лакомства. В уникальное полезное кушанье, рекомендованное диетологами и улучшающее настроение. А благодаря широкому ассортименту вкусов, наделяющих яблочную пастилу особыми гастрономическими нотками, любой сладкоежка выберет идеальный для себя десерт! Черная смородина, клюква, слива, груша, мед, абрикос, брусника и не только — что по душе именно вам?

Читать дальше


Строгое следование традиционным рецептам
Узнать больше

Немного истории

Амвросий Павлович был работящим и решительным купцом из Белева, настоящим главой семьи, перечить которому не смел никто. Но о его тонкой душевной организации говорит хотя бы тот факт, что именно он изобрел белевскую пастилу. Рецепт оказался настолько успешным, что семья приняла решение сохранить его в тайне.

По легенде, способ приготовления белевской пастилы был придуман случайно: яблоки передержали в процессе сушки, из-за чего они стали слишком мягкими. Но купец Прохоров, сердито взглянув на нерадивых работников, не растерялся: он смешал кашицу, в которую превратились фрукты, со взбитым яичным белком и сахарным песком, запек, а потом присыпал сладкой пудрой. Вероятно, именно так белевская пастила увидела мир: сначала лакомство оценили домашние, а уж потом — вся Россия. Буквально через 2 года десерт был удостоен высокой награды на выставке садоводства в Петербурге — так началась слава. И пастильное производство в Белеве заработало на полную мощь, хотя рецепт так и остался секретом.

Есть несколько причин популярности белевской пастилы:

  • Уникальный вкус. Яркий, пронзительный яблочный смак разительно отличается от всего, что вы пробовали до настоящего момента: незабываемый гастрономический опыт.
  • Отсутствие ГМО. Для приготовления яблочной пастилы используются только натуральные компоненты.
  • Диетические свойства. Калорийность белевской пастилы составляет 210-270 ккал на 100 граммов, что значительно ниже большинства кулинарных лакомств (венских вафель, коржей, шоколадных конфет).
  • Натуральный состав. Продукт не содержит глютена, поэтому подходит для питания детям и людям с индивидуальной непереносимостью этого вещества. Для диабетиков производится пастила без сахара, по вкусовым качествам ничем не уступающий классическому лакомству из Белева. Натуральные ингредиенты не вызывают аллергии и других негативных эффектов.
  • Доступность. Покупка товара подходит любой семье и каждой социальной группе: поистине, народный продукт, который нравится каждому!

Настоящая белевская пастила

Не думайте, что десерт проиграл борьбу со временем, исчезнув в пучине прошлого. Настоящую пастилу до сих пор выпускает кондитерская фабрика «Белевские сладости»: сохранив традиции и рецепты, мы смогли получить настоящее качество. Уникальный состав позволит насладиться свежестью яблок и предложить вашим клиентам оригинальный, экологически безопасный и вкусный продукт.

Скрыть

В ту пору шел в России 1890 год. Через два года прохоровская яблочная пастила, нареченная белевской, завоевала свою первую медаль на Санкт-Петербургской выставке садоводства.

Традиционная семья: определение и концепция — видео и стенограмма урока

Определения

Подумайте о популярном телешоу 1980-х годов Шоу Косби и недавнем мультфильме Гриффины . Что общего у этих двух телешоу? Если вы догадались, что оба шоу изображают традиционные семьи, вы были бы правы.

Традиционная семья — это семейная структура, состоящая из мужчины, женщины и одного или нескольких их биологических или приемных детей .В большинстве традиционных семей мужчина и женщина — это муж и жена. В фильме «Шоу Косби » зрители смотрят, как доктор Хитклифф «Клифф» Хакстейбл и его жена, поверенный Клер Хакстейбл, воспитывают своих пятерых биологических детей в Бруклине, штат Нью-Йорк. В шоу Family Guy супружеская пара Питер и Лоис Гриффин воспитывают троих детей в своем доме.

Процент традиционных семей в США неуклонно снижается за последние 40 лет. В 1970 году традиционные семьи составляли 40% населения U.С. хоз. К 1990 году доля традиционных семей снизилась до 25,6%. В 2010 году Бюро переписи населения США подсчитало, что только 20% всех домашних хозяйств в США были традиционными семьями. Другой термин, используемый для обозначения традиционной семьи, — это нуклеарное семейство .

Традиционное семейство отличается от нетрадиционного семейства , которое представляет собой скрытый термин, используемый для описания всех других типов нетрадиционных семей. Если вы когда-нибудь смотрели телешоу Modern Family , вы сталкивались с несколькими различными типами нетрадиционных семейных структур.

Нетрадиционные семьи включают:

  • Совместные семьи или пары, не состоящие в браке, которые живут в одном домашнем хозяйстве
  • Неполные семьи , состоящие из одного родителя и одного или нескольких биологических или приемных детей
  • Расширенные семьи , состоящие из двух или более взрослых из разных поколений одной семьи, которые вместе ведут домашнее хозяйство
  • Однополые семьи , состоящие из однополых пар и одного или нескольких детей

Традиционное ядерное семейство и

Традиционная ядерная семья vs.Смешанная семья

Кристи Джексон

Отдел связи

CSU, Сакраменто

[email protected]

В современном обществе убедительным показателем разнообразия семейных структур, в которых живут дети, является количество определений термина «структура семьи». Я сосредоточился на двух противоположных семейных структурах — традиционной нуклеарной семье и смешанной семье.

Традиционная нуклеарная семья состоит из супружеской пары и их биологического ребенка или детей.Ребенок в традиционной нуклеарной семье живет с обоими биологическими родителями, если есть братья и сестры, только с полноправными братьями и сестрами (то есть братьями и сестрами, которые имеют одних и тех же двух биологических родителей). В доме нет других лиц (то есть сводных родственников, приемных и приемных детей, сводных братьев и сестер и других родственников или лиц, не являющихся родственниками).

Смешанная семья / смешанное домашнее хозяйство включает как минимум одного сводного родителя, сводных братьев и / или сводных братьев и сестер. Приемный родитель является супругой биологического родителя ребенка, но не является биологическим родителем ребенка.Сводные братья и сестры не имеют общего биологического родителя; биологический родитель одного ребенка является отчимом другого. У сводных братьев и сестер есть только один биологический родитель.

Из всех различных определений структуры семьи некоторые дети могут быть описаны как живущие в более чем одной категории структуры семьи.

Какая структура семьи лучше всего подходит для детей?

Некоторые исследователи продемонстрировали, что дети из смешанных семей в среднем живут хуже, чем дети из традиционной нуклеарной семьи.Они обнаружили, что дети из смешанных семей (или дети развода) имеют более низкие показатели успеваемости, поведения, психологической адаптации и качества отношений мать-ребенок и отец-ребенок. Однако другие квалифицируют эти типы результатов, подчеркивая, что эти результаты верны не для всех детей из смешанных семей, а только для некоторых детей.

Возможно, детям из традиционной нуклеарной семьи в долгосрочной перспективе не станет лучше. Дети страдают от доразводного стресса.Предполагая, что существует конфликт между родителями, дети заметят переменные, влияющие на вероятность развода:

— несовместимые гендерные роли

— родительские дифференциалы

— скука в повседневной супружеской жизни

-финансовые трудности

Ключевой фактор в получении эмоционально стабильных детей — это воспитание детей. Независимо от структуры вашей семьи, придерживайтесь последовательного стиля воспитания. Вы всегда должны быть любящими, заботливыми и терпеливыми.Будьте готовы учить своих детей и открыто общаться с ними. Помните, что воспитание детей — это пожизненное обязательство, не сдавайтесь!

Список литературы

Розмонд, Джон. Лучшие дома и сады: «Смешанные семьи … шаг за шагом». Февраль 1994 г. v72 n2 p56.

Василь-Гримм, Клодетт. (1994). Где папа? The Overlook Press: Вудсток, Нью-Йорк. (С. 199-217).

Hilton, Jeanne M .; и Девалл, Эстер Л. Журнал разводов и повторных браков: «Сравнение воспитания и поведения детей в семьях с матерью-одиночкой, отцом-одиночкой и целыми семьями.»Ноябрь-декабрь 1998 г., версия 29 i3 p23 (3).

Адамс, Ребекка; и Утеш, Уильям. Журнал Семейных и Потребительских наук: «Работа с детьми из неполных семей в условиях присмотра за детьми». Падение l99X v90 i3 p55 (5).

Миф о традиционной семье

Миф о традиционной семье

«У нас очень много ностальгии», — говорит социолог Тереза ​​Чиабаттари. «Мы думаем, что сегодняшние семьи такие сложные, а в прошлом — нет, что, конечно, совсем не так.”

Фото: Элверт Барнс, через Flickr / Creative Commons

Семья может быть решающим фактором не только в том, кого вы знаете, но и в том, откуда вы родом.

Спикеры Бюро Терезы Чиабаттари выступают с докладом «Семейное разнообразие: прошлое, настоящее и будущее», предлагая слушателям подумать о том, кого они считают частью своей семьи, а также узнать и поделиться тем, как меняются определения «семья». Думая о своих семьях в целом, участники думают о шагах, половинках, друзьях семьи или родственниках супругов.

«У нас есть семейные отношения с людьми, с которыми мы не связаны по закону», — говорит Чиабаттари. «Это то, что исследователи называют выразительным определением семьи. Семья — это то, чем мы занимаемся, она основана на отношениях, а не на правовой структуре ».

Доцент социологии Тихоокеанского лютеранского университета изучала семью и ее эволюцию на протяжении всей своей карьеры, отслеживая внешние силы — класс, изменения в законе, более широкие определения брака — которые играют в динамике Америки.

«Как бы мы ни изменились как семьи, есть преемственность», — говорит она. «Может показаться, что эти изменения возникли из ниоткуда, но на самом деле это не так — они продолжаются десятилетиями».

Я живу со своим партнером много лет, и у нас есть дети, но мы никогда не были женаты. Насколько это распространено или необычно в 2015 году?

Вообще-то, это довольно необычно. Опыт сожительства очень распространен — ​​большинство новых союзов, которые формируются в Соединенных Штатах, представляют собой сожительство, а не брак.И около 40 процентов рождений в США происходят от незамужних женщин, но большинство из этих женщин живут вместе. Что необычно в ваших обстоятельствах, так это то, что вы проживаете вместе так долго. Таким образом, 90 процентов сожительства заканчиваются либо разрывом, либо переходом в брак в течение пяти лет. То, что вы делаете в качестве долгосрочной альтернативы браку, больше соответствует североевропейской модели. В США этого не произошло.

Так что я на шаг впереди всех.В любом случае, насколько традиционна «традиционная» семья? Большинство женщин работали десятилетиями, и разводы и повторные браки стали обычным делом. Так почему это определение все еще цепляется?

У нас так много ностальгии. Мы думаем, что сегодняшние семьи такие сложные, а в прошлом — нет, но это совсем не так. Если вы посмотрите на исторические документы, то увидите, что люди всегда жаловались на изменения в семейной структуре.У вас есть Тедди Рузвельт в начале 1900-х, который жаловался на высокий уровень разводов. Что касается семей, то еще одна вещь, которая усложняет ситуацию, заключается в том, что мы чаще всего сравниваем сегодняшние модели с тем, что происходило в послевоенный период бэби-бума, с конца 40-х до начала 60-х годов. И этот период времени был очень необычным с исторической точки зрения — у нас был низкий уровень разводов, высокий уровень рождаемости, у нас были люди, вступающие в брак в более молодом возрасте, чем в предыдущих поколениях. Итак, если вы посмотрите на графики тенденций 20-го века, вы увидите, что рождаемость снизилась в начале 1900-х годов, а затем вы заметите скачок в 1950-х годах.Вы видите, что в конце 1800-х годов количество разводов росло, а затем снижалось. Это очень необычный период времени, и когда мы смотрим на этот период, разница между тем и сегодняшним днем ​​преувеличивается. Это правда, что многие белые замужние женщины не были на рынке труда в начале 20 века, но одинокие женщины, безусловно, были. И многие женщины нашли другие способы заработка. Даже если они не работали вне дома, они брали стирку, они брали постояльцев, они брали сдельную работу дома.

Можем ли мы предсказать, как равенство браков, также называемое однополым браком, изменит или смягчит динамику американской семьи?

Безусловно, большое изменение состоит в том, что у вас будет больше однополых пар, состоящих в браке, и в результате вы разведетесь, а не просто расстанетесь. Теперь мы собираемся получить правительственные данные о браках и распаде однополых пар, и будет интересно посмотреть, схожи ли их показатели заключения и расторжения брака.Я предполагаю, что это будет похоже, и ту же динамику, которую вы увидите с гетеросексуальными парами, вы увидите и с однополыми парами. Распространение законного брака на однополые пары во многих отношениях очень согласуется с переосмыслением брака, которое длится уже более ста лет. В конце 1800-х годов, когда брак стал определяться как союз двух влюбленных, когда в основе брака лежали любовь и партнерство, это было не всегда. В предыдущие эпохи брак был экономическим соглашением.Это был обмен ресурсами, и вам действительно нужно было найти партнера, который будет трудолюбивым, потому что ваше выживание в буквальном смысле зависело от этого. С индустриализацией ситуация начала меняться, и люди начали влюбляться еще до того, как поженились. В наше время есть определенная логика и последовательность в распространении этого на однополые пары. Если брак — это романтическая любовь, приверженность и товарищеские отношения, тогда трудно аргументировать, что это не должно применяться к однополым партнерствам.

Является ли количество или пол родителей в жизни ребенка действительно показателем того, как этот ребенок будет преуспевать в школе или во взрослой жизни?

Исследование однополых родителей неизменно показало, что это почти то же самое, что и воспитание детей противоположного пола. Дети, которые растут с однополыми родителями, во всех отношениях похожи на детей, которые растут с прямыми родителями. Что касается одиноких родителей, существует корреляция с результатами ребенка, где в среднем — и это очень важный критерий — в среднем дети, которые растут с одинокими родителями, как правило, имеют более низкий уровень успеваемости, у них больше проблем с поведением в школе, и так далее.Но это не значит, что причиной этого является воспитание детей-одиночек. Кажется, что происходит несколько вещей. Один из них — экономика: родители-одиночки с большей вероятностью окажутся бедными, и именно эта бедность способствует отрицательному исходу детей. Вторая вещь связана только со стабильностью: чем больше переходов переживает ребенок, тем выше риск отрицательного исхода. Таким образом, если у одного из родителей разные романтические партнеры, которые входят в жизнь ребенка и уезжают из нее, если они часто меняют место жительства, это и другие факторы, которые влияют на результаты воспитания.Еще одна вещь, на которую исследователи обращают больше внимания в последнее время, — это уход от рассмотрения только средних значений. Сравнение ребенка, воспитанного родителями-одиночками, и ребенка, воспитанного в браке родителями в среднем, дает неполную картину. Есть действительно большой разброс. Многие дети действительно чувствуют себя лучше, когда их родители разводятся, потому что они жили в конфликтной семейной ситуации. И у многих детей действительно есть отрицательные результаты. Но на самом деле у большинства детей все хорошо.

См. Тереза ​​Чиабаттари

Когда: 6 октября 2015 г.4:00 дня.

Где: Первая объединенная методистская церковь Рентона, Рентон

Считаете ли вы, что аудитория склонна отвергать статистическую оценку, не отражающую ее опыт?

У меня был один или два человека, которые сомневались в этом и просто отклоняли данные: «Вы не можете верить всему, что говорит вам правительство». Но по большей части люди очень открыты для этого, потому что это отражает их реальность, это отражает то, что они видят вокруг себя, это отражает сложность, которую они видят в их собственных семьях.Даже если они живут в традиционной семье, я думаю, что большинство людей открыты для этого. Самым спорным является однополый брак — когда я говорю об этом, я думаю, что не все одобряют, но на самом деле они не подвергают сомнению данные. Теперь, когда Бюро переписи населения задает вопросы об однополых отношениях, а также о сожительстве, у нас действительно есть гораздо более широкая картина.

Чтобы просмотреть полный список мероприятий Вашингтонского бюро докладчиков по гуманитарным наукам, щелкните здесь.

Дэвид Брукс: нуклеарная семья была ошибкой

Это одна из тех сцен, которые у многих из нас есть где-то в истории нашей семьи: десятки людей отмечают День Благодарения или какой-либо другой праздник за импровизированным семейным столом — братья и сестры, двоюродные братья, тети, дяди , двоюродные бабушки.Бабушки и дедушки рассказывают старые семейные истории в 37-й раз. «Это было самое красивое место, которое вы когда-либо видели в своей жизни», — говорит один, вспоминая свой первый день в Америке. «Везде были огни… Это был праздник света! Я думал, они были для меня ».

Чтобы услышать больше тематических статей, загрузите приложение Audm для iPhone.

Старики начинают ссориться, чья память лучше. «В тот день было холодно», — говорят о каком-то далеком воспоминании. «О чем ты говоришь? Был май, конец мая », — говорит другой.Маленькие дети сидят с широко открытыми глазами, впитывая семейные предания и пытаясь собрать воедино сюжетную линию поколений.

После еды в раковине лежат груды тарелок, в подвале злые отряды детей сговариваются. Группы молодых родителей ютятся в коридоре, строят планы. Старики дремлют на диванах в ожидании десерта. Это большая семья во всей ее запутанной, любящей, изнурительной славе.

Эта конкретная семья изображена в фильме Барри Левинсона 1990 года « Avalon », основанном на его собственном детстве в Балтиморе.Пятеро братьев приехали в Америку из Восточной Европы во время Первой мировой войны и построили бизнес по производству обоев. Какое-то время все делали вместе, как в старой стране. Но по ходу фильма большая семья начинает распадаться. Некоторые участники переезжают в пригород в поисках уединения и свободного пространства. На работу уезжают в другой штат. Большой взрыв происходит из-за того, что кажется тривиальным, но на самом деле это не так: старший из братьев опаздывает на обед в честь Дня благодарения и обнаруживает, что семья начала обед без него.

«Вы режете индейку без меня?» он плачет. «Твоя собственная плоть и кровь! … Вы режете индейку? » Темп жизни ускоряется. Удобство, конфиденциальность и мобильность важнее семейной лояльности. «Мысль о том, что они пообедают до прихода брата, была признаком неуважения», — сказал мне недавно Левинсон, когда я спросил его об этой сцене. «Это была настоящая трещина в семье. Когда вы нарушаете протокол, вся структура семьи начинает разрушаться ».

С годами в фильме большая семья играет все меньшую и меньшую роль.К 1960-м годам на День Благодарения нет большой семьи. Это просто молодые отец и мать, их сын и дочь, которые едят индейку с подносов перед телевизором. В финальной сцене главный герой живет один в доме престарелых, гадая, что случилось. «В конце концов, вы тратите все, что когда-либо копили, продаете все, что у вас когда-либо было, просто чтобы существовать в таком месте».

«В моем детстве, — сказал мне Левинсон, — вы собирались вокруг бабушек и дедушек, и они рассказывали семейные истории… Теперь люди сидят у телевизора и смотрят истории других семей.По его словам, основная тема Avalon — «децентрализация семьи. И сегодня это продолжилось еще больше. Однажды, по крайней мере, у телевизора собрались семьи. Теперь у каждого человека есть свой экран ».

Это история нашего времени — история семьи, когда-то плотного скопления множества братьев и сестер и расширенных родственников, распадающихся на все более мелкие и хрупкие формы. Первоначальный результат этой фрагментации — нуклеарная семья — не казался таким уж плохим. Но затем, поскольку нуклеарная семья настолько хрупка, фрагментация продолжалась.Во многих секторах общества нуклеарные семьи разделились на семьи с одним родителем, семьи с одним родителем — на хаотичные семьи или семьи с одним родителем.

Если вы хотите суммировать изменения в структуре семьи за последнее столетие, самое верное, что можно сказать: мы сделали жизнь людей более свободной и менее стабильной для семей. Мы сделали жизнь взрослых лучше, а детей — хуже. Мы перешли от больших, взаимосвязанных и расширенных семей, которые помогли защитить наиболее уязвимых людей в обществе от жизненных потрясений, к меньшим, обособленным нуклеарным семьям (супружеская пара и их дети), которые дают наиболее привилегированным людям в место в обществе, чтобы максимально раскрыть свои таланты и расширить свои возможности.Переход от более крупных и взаимосвязанных расширенных семей к меньшим и обособленным нуклеарным семьям в конечном итоге привел к созданию семейной системы, которая освобождает богатых и разрушает рабочий класс и бедных.

Энни Лоури: Великий кризис доступности, разрушающий Америку

Эта статья об этом процессе и разрушениях, которые он вызвал, а также о том, как американцы сейчас пытаются нащупью создавать новые типы семьи и находить лучшие способы жизни.

Часть I


Эра расширенных кланов

На ранних этапах американской истории большинство людей жили в том, что по сегодняшним меркам было большими, разросшимися семьями.В 1800 году три четверти американских рабочих были фермерами. Большая часть другого квартала работала в небольших семейных предприятиях, таких как галантерейные магазины. Людям требовалось много труда, чтобы управлять этими предприятиями. Супружеские пары нередко заводили по семь или восемь детей. Кроме того, могут быть бездомные тети, дяди и двоюродные братья, а также посторонние слуги, подмастерья и рабочие. (На некоторых южных фермах, конечно, порабощенные афроамериканцы также были неотъемлемой частью производственной и трудовой жизни.)

Стивен Рагглз, профессор истории и демографических исследований Университета Миннесоты, называет эти «корпоративные семьи» — социальными единицами, организованными вокруг семейного бизнеса. По словам Рагглза, в 1800 году 90 процентов американских семей были корпоративными семьями. До 1850 года примерно три четверти американцев старше 65 лет жили со своими детьми и внуками. Ядерные семьи существовали, но их окружали большие или корпоративные семьи.

Прочтите: Какое количество детей делает родителей наиболее счастливыми?

У расширенных семей есть две сильные стороны.Первое — это стойкость. Расширенная семья — это одна или несколько семей в опорной сети. На первом месте находятся ваш супруг (а) и дети, но есть также двоюродные братья и сестры, родственники супругов, бабушки и дедушки — сложная сеть взаимоотношений, скажем, между семью, десятью или двадцатью людьми. Если мать умирает, братья и сестры, дяди, тети, бабушки и дедушки должны вмешаться. Если отношения между отцом и ребенком разрываются, другие могут восполнить этот разрыв. В расширенных семьях больше людей, которым приходится делить неожиданное бремя — когда ребенок заболевает в середине дня или когда взрослый неожиданно теряет работу.

Обособленная нуклеарная семья, напротив, представляет собой набор интенсивных отношений между, скажем, четырьмя людьми. Если одни отношения рвутся, амортизаторов нет. В нуклеарной семье прекращение брака означает конец семьи, как это понималось ранее.

Вторая сильная сторона расширенных семей — это их социальная сила. Несколько взрослых учат детей тому, что правильно, а что плохо, как вести себя по отношению к другим, как быть добрым. В течение 18-19 веков индустриализация и культурные изменения начали угрожать традиционному образу жизни.Многие люди в Великобритании и Соединенных Штатах прибегли к помощи большой семьи, чтобы создать моральную гавань в бессердечном мире. По словам Рагглза, количество больших семей, живущих вместе, увеличилось примерно вдвое с 1750 по 1900 год, и такой образ жизни был более распространенным, чем когда-либо до или после.

В викторианскую эпоху идея «домашнего очага» стала культурным идеалом. «Дом — это священное место, вестальский храм, храм домашнего очага, за которым наблюдают Боги домашнего хозяйства, перед лицом которых не может предстать никто, кроме тех, кого они могут принять с любовью», — писал великий викторианский социальный критик Джон Раскин.Этот сдвиг возглавил верхний средний класс, который стал видеть в семье не столько экономическую единицу, сколько эмоциональную и моральную единицу, дом священника для формирования сердец и душ.

Но хотя у расширенных семей есть сильные стороны, они также могут утомлять и удушать. Они не допускают уединения; вы вынуждены ежедневно поддерживать интимный контакт с людьми, которых не выбирали. Больше стабильности, но меньше мобильности. Семейные узы крепче, но индивидуальный выбор ограничен.У вас меньше места, чтобы делать свой собственный путь в жизни. В викторианскую эпоху семьи были патриархальными, отдавая предпочтение мужчинам в целом и первенцам в частности.

Когда в крупных городах США в конце 19 — начале 20 веков открывались фабрики, молодые мужчины и женщины покидали свои большие семьи, чтобы преследовать американскую мечту. Эти молодые люди поженились, как только смогли. Молодой человек на ферме может дождаться 26 лет, чтобы жениться; в одиноком городе мужчины женились в 22-23 года. С 1890 по 1960 год средний возраст вступления в первый брак упал на 3 года.6 лет для мужчин и 2,2 года для женщин.

С сентября 2019 года: Даниэль Марковиц о том, как жизнь превратилась в бесконечное, ужасное соревнование

Семьи, которые они создали, были нуклеарными семьями. Уменьшение числа сожительствующих семей, состоящих из нескольких поколений, в точности отражает сокращение занятости в фермерских хозяйствах. Детей больше не воспитывали, чтобы брать на себя экономические роли — их воспитывали так, чтобы в подростковом возрасте они могли вылететь из гнезда, стать независимыми и искать себе партнеров. Их воспитывали не для пристрастия, а для автономии.К 1920-м годам нуклеарная семья с кормильцем-мужчиной заменила корпоративную семью как доминирующую семейную форму. К 1960 году 77,5 процента всех детей жили со своими двумя родителями, которые были женаты, и отдельно от своей большой семьи.


Короткая и счастливая жизнь атомной семьи

Какое-то время казалось, что все работает. С 1950 по 1965 год количество разводов снизилось, рождаемость выросла, и американская нуклеарная семья, казалось, пребывала в прекрасной форме.И большинство людей казались зажиточными и счастливыми. В эти годы вокруг этого типа семьи сформировался своего рода культ — то, что McCall’s , ведущий женский журнал того времени, назвал «единением». Здоровые люди жили в неполных семьях. В опросе 1957 года более половины респондентов заявили, что неженатые люди были «больными», «аморальными» или «невротиками».

В этот период в нашей памяти укоренился некий семейный идеал: супружеская пара с 2,5 детьми. Когда мы думаем об американской семье, многие из нас все еще возвращаются к этому идеалу.Когда у нас возникают дебаты о том, как укрепить семью, мы думаем о нуклеарной семье с двумя родителями, с одним или двумя детьми, вероятно, живущими в каком-то отдельном семейном доме на какой-то пригородной улице. Мы принимаем это как норму, хотя большинство людей не так жили в течение десятков тысяч лет до 1950 года, и не так, как большинство людей жили в течение 55 лет с 1965 года.

Сегодня, только меньшинство американских домохозяйств являются традиционными нуклеарными семьями с двумя родителями, и только одна треть американцев живет в таких семьях.Это окно 1950–65 годов было ненормальным. Это был странный исторический момент, когда все общество сознательно, а не добровольно, сговорилось, чтобы скрыть существенную хрупкость нуклеарной семьи.

Фотоиллюстрация: Вероника Генсицка; Alamy

С одной стороны, большинство женщин отправили домой. Многие корпорации вплоть до середины 20-го века запрещали замужним женщинам прием на работу: компании нанимали одиноких женщин, но если эти женщины выходили замуж, им приходилось увольняться. Унижающее и лишающее права обращения с женщинами было безудержным.Женщины проводят огромное количество часов в ловушке дома под руководством своего мужа, воспитывая детей.

С другой стороны, нуклеарные семьи в ту эпоху были гораздо более связаны с другими нуклеарными семьями, чем сегодня, составляя «модифицированную расширенную семью», как называет ее социолог Юджин Литвак, «коалицию нуклеарных семей в состоянии взаимозависимость ». Даже в 1950-х годах, до того, как телевидение и кондиционирование воздуха полностью прижились, люди продолжали жить на крыльце друг друга и были частью жизни друг друга.Друзья не стеснялись наказывать детей друг друга.

В своей книге Затерянный город журналист Алан Эренхальт описывает жизнь в Чикаго середины века и его пригородах:

Быть молодым домовладельцем в таком пригороде, как Элмхерст, в 1950-х годах означало участвовать в коммунальном предприятии, которое только самый решительный одиночка мог сбежать: барбекю, кофейные клатчи, волейбольные игры, услуги по присмотру за детьми и постоянный обмен хозяйственных товаров, воспитание детей ближайшими родителями, которые случайно оказались поблизости, соседи, которые в любой час заходят в дверь, не стуча — все это были устройства, с помощью которых молодые люди, поселившиеся в пустыне из уединенных домов, создавали сообщество.Это была публичная жизнь.

Наконец, условия в обществе были идеальными для стабильности семьи. Послевоенный период был кульминационным моментом посещения церкви, объединения в профсоюзы, социального доверия и массового процветания — всего, что коррелирует с семейной сплоченностью. Мужчина относительно легко мог найти работу, которая позволила бы ему быть кормильцем в неполной семье. К 1961 году средний американский мужчина в возрасте от 25 до 29 лет зарабатывал почти на 400 процентов больше, чем его отец примерно в том же возрасте.

Короче говоря, период с 1950 по 1965 год продемонстрировал, что стабильное общество может быть построено вокруг нуклеарных семей — до тех пор, пока женщины отнесены к домашнему хозяйству, нуклеарные семьи настолько переплетены, что по сути являются расширенными семьями под другим именем, и каждый Экономические и социологические условия в обществе работают вместе, чтобы поддержать институт.


Видео: Как распалась ядерная семья

Дэвид Брукс о взлете и упадке нуклеарной семьи
Распад

Но эти условия длились недолго.Созвездие сил, на короткое время поддерживавших нуклеарную семью, начало распадаться, и с тех пор на смену защищенной семье 1950-х годов приходила напряженная семья каждого десятилетия. Некоторые сорта были экономическими. Начиная с середины 1970-х годов заработная плата молодых мужчин снижалась, что оказывало давление, в частности, на семьи рабочего класса. Основные штаммы были культурными. Общество стало более индивидуалистичным и более эгоистичным. Люди больше ценят конфиденциальность и автономию. Растущее феминистское движение помогло предоставить женщинам большую свободу жить и работать по своему усмотрению.

Прочтите: женщины поколения X вовлечены в перетягивание каната между поколениями

Исследование женских журналов социологами Франческой Канчиан и Стивеном Л. Гордоном показало, что с 1900 по 1979 год в мире преобладали темы ставить семью выше себя. 1950-е: «Любовь означает самопожертвование и компромисс». В 1960-х и 1970-х годах ставить себя выше семьи было популярным: «Любовь означает самовыражение и индивидуальность». Мужчины тоже впитали эти культурные темы. Главным направлением в культуре бэби-бумеров в целом было освобождение — «Вольная птица», «Рожденный бегать», «Человек-бродяга».

Эли Финкель, психолог и специалист по вопросам брака из Северо-Западного университета, утверждает, что с 1960-х годов доминирующей семейной культурой был «самовыражающийся брак». «Американцы, — писал он, — теперь все больше обращаются к браку для самопознания, самооценки и личностного роста». Брак, по мнению социологов Кэтрин Эдин и Марии Кефалас, «больше не связан в первую очередь с деторождением и воспитанием детей. Теперь брак — это прежде всего совершенствование взрослых ».

Прочтите: интервью с Эли Финкелем о том, что мы слишком многого ожидаем от наших романтических партнеров

Этот культурный сдвиг был очень хорош для некоторых взрослых, но не так хорош для семей в целом.Меньше родственников оказывается рядом во время стресса, чтобы помочь паре справиться с ними. Если вы вышли замуж по любви, оставаться вместе имело меньше смысла, когда любовь умерла. Такое ослабление брачных уз могло начаться в конце 1800-х годов: число разводов увеличилось примерно в пятнадцать раз с 1870 по 1920 год, а затем более или менее непрерывно росло в течение первых нескольких десятилетий эры нуклеарной семьи. Как заметил интеллектуальный историк Кристофер Лэш в конце 1970-х, американская семья начала распадаться не в 1960-х; он «разваливался» более 100 лет.”

Американцы сегодня имеют меньше семей, чем когда-либо прежде. С 1970 по 2012 год доля домохозяйств, состоящих из супружеских пар с детьми, сократилась вдвое. В 1960 году, согласно данным переписи населения, всего 13 процентов всех домохозяйств были домохозяйствами, состоящими из одного человека. В 2018 году этот показатель составлял 28 процентов. В 1850 году 75 процентов американцев старше 65 лет жили с родственниками; к 1990 году это сделали только 18 процентов.

В течение последних двух поколений люди проводили все меньше и меньше времени в браке — они женятся позже, если вообще вступают в брак, и чаще разводятся.В 1950 году разводом заканчивались 27% браков; сегодня это делают около 45 процентов. В 1960 году 72 процента взрослых американцев были женаты. В 2017 году почти половина взрослых американцев не замужем. Согласно отчету Института урбанистики за 2014 год, примерно 90 процентов женщин бэби-бумеров и 80 процентов женщин поколения X вышли замуж к 40 годам, в то время как только около 70 процентов женщин позднего тысячелетия должны были выйти замуж — самый низкий показатель в США. история. И хотя более четырех пятых взрослых американцев в опросе Pew Research Center в 2019 году заявили, что брак не является необходимым для полноценной жизни, они избегают не только института брака: в 2004 году 33 процента американцев стареют. Согласно Общему социальному исследованию, от 18 до 34 человек жили без романтического партнера; к 2018 году это число выросло до 51 процента.

За последние два поколения семьи также стали намного меньше. Общий уровень рождаемости в Америке вдвое меньше, чем в 1960 году. В 2012 году в большинстве американских семейных домохозяйств не было детей. В Америке больше домов с домашними животными, чем с детьми. В 1970 году около 20 процентов домашних хозяйств состояли из пяти и более человек. По состоянию на 2012 год — только 9,6 процента.

Скорее всего, мы переживаем самые быстрые изменения в структуре семьи в истории человечества. Причины одновременно экономические, культурные и институциональные.

За последние два поколения физическое пространство, разделяющее нуклеарные семьи, расширилось. Раньше невестки выкрикивали приветствия через улицу друг другу со своих подъездов. Дети метались из дома в дом и ели из холодильника, который был рядом. Но газоны стали более просторными, а жизнь на крыльце уменьшилась, создав буфер пространства, отделяющий дом и семью от кого-либо еще. Как недавно отметила Мэнди Лен Кэтрон в The Atlantic , женатые люди реже навещают родителей, братьев и сестер и менее склонны помогать им выполнять работу по дому или предлагать эмоциональную поддержку.Преобладает кодекс семейной самодостаточности: мама, папа и дети сами по себе, с барьером вокруг своего островного дома.

Наконец, за последние два поколения семьи стали более неравными. В Америке сейчас два совершенно разных семейных режима. Среди высокообразованных семей семейные модели почти так же стабильны, как и в 1950-е годы; среди менее удачливых семейная жизнь часто носит полный хаос. Причина такого разрыва заключается в том, что у состоятельных людей есть ресурсы, чтобы эффективно покупать большие семьи, чтобы поддержать себя.Подумайте обо всех видах труда по воспитанию детей, которые сейчас покупают состоятельные родители, которые раньше выполнялись родственниками: присмотр за детьми, профессиональный уход за детьми, репетиторство, коучинг, терапия, дорогие внешкольные программы. (В этом отношении подумайте о том, как состоятельные люди могут нанять для себя терапевтов и лайф-коучей в качестве замены родственникам или близким друзьям.) Эти дорогостоящие инструменты и услуги не только поддерживают развитие детей, но и помогают им подготовиться к соревнованиям в условиях меритократии; уменьшая стресс и время, затрачиваемое на родителей, они сохраняют дружеские отношения в браке.Состоятельные консерваторы часто похлопывают себя по спине за то, что у них есть стабильные нуклеарные семьи. Они проповедуют, что все должны строить стабильные семьи. Но затем они игнорируют одну из основных причин, по которой их собственные семьи стабильны: они могут позволить себе купить поддержку, которую раньше предоставляла расширенная семья, а люди, которым они проповедуют, ниже по шкале доходов, не могут.

Прочтите: «Интенсивное» воспитание — это стратегия для эпохи неравенства

В 1970 году семейные структуры богатых и бедных не сильно различались.Теперь между ними пропасть. По состоянию на 2005 год 85 процентов детей, рожденных в семьях, принадлежащих к верхнему среднему классу, жили с обоими биологическими родителями, когда матери было 40 лет. Среди семей рабочего класса проживали только 30 процентов. Согласно отчету Национального центра статистики здравоохранения за 2012 год, женщины с высшим образованием в возрасте от 22 до 44 лет имеют 78-процентную вероятность того, что их первый брак продлится не менее 20 лет. У женщин того же возраста с дипломом об окончании средней школы или меньше вероятность этого составляет всего около 40 процентов.Среди американцев в возрасте от 18 до 55 лет только 26 процентов бедных и 39 процентов рабочего класса в настоящее время состоят в браке. В своей книге Generation Unbound Изабель Сохилл, экономист из Брукингского института, процитировала исследование, показывающее, что различия в структуре семьи «увеличили неравенство доходов на 25 процентов». Если бы США вернулись к уровню брачности 1970 года, детская бедность снизилась бы на 20 процентов. Как однажды сказал Эндрю Черлин, социолог из Университета Джона Хопкинса: «Именно привилегированные американцы женятся, и брак помогает им оставаться в привилегированном положении.

Если сложить все вместе, мы, вероятно, переживаем самые быстрые изменения в структуре семьи в истории человечества. Причины одновременно экономические, культурные и институциональные. Люди, которые растут в нуклеарной семье, как правило, имеют более индивидуалистический образ мышления, чем люди, которые растут в расширенном клане, состоящем из нескольких поколений. Люди с индивидуалистическим складом ума, как правило, менее склонны жертвовать собой ради семьи, что приводит к еще большему разрушению семьи. Людям, выросшим в неблагополучных семьях, сложнее получить образование, необходимое для успешной карьеры.Людям, у которых не хватает успешной карьеры, возникают проблемы с построением стабильных семей из-за финансовых проблем и других факторов стресса. Дети в этих семьях становятся более изолированными и более травмированными.

Прочтите: Загадка «работаю, чтобы позволить себе — присмотр за детьми»

Многие люди, растущие в эту эпоху, не имеют ни надежной базы, с которой можно было бы начать, ни четко определенного пути к взрослой жизни. Для тех, у кого есть человеческий капитал, чтобы исследовать, падать и смягчать свое падение, это означает большую свободу и возможности, а для тех, кому не хватает этих ресурсов, это, как правило, означает большое замешательство, дрейф и боль.

За последние 50 лет федеральное правительство и правительства штатов пытались смягчить пагубные последствия этих тенденций. Они пытались увеличить количество браков, снизить количество разводов, повысить рождаемость и все остальное. Основное внимание всегда уделялось укреплению нуклеарной семьи, а не расширенной семьи. Иногда дискретная программа дает некоторые положительные результаты, но неравенство в семье не ослабевает.

Люди, которые больше всего страдают от снижения поддержки со стороны семьи, являются уязвимыми, особенно дети.В 1960 году около 5 процентов детей родились от незамужних женщин. Сейчас около 40 процентов. По данным исследовательского центра Pew Research Center, в 1960 году 11 процентов детей жили отдельно от отца. В 2010 году — 27 процентов. Теперь около половины американских детей проведут детство с обоими биологическими родителями. Двадцать процентов молодых людей вообще не контактируют со своим отцом (хотя в некоторых случаях это связано с тем, что отец умер). Американские дети с большей вероятностью будут жить в семье с одним родителем, чем дети из любой другой страны.

Прочтите: Разрыв разводов

Мы все знаем стабильные и любящие неполные семьи. Но в среднем дети родителей-одиночек или не состоящих в браке сожителей, как правило, имеют худшие показатели здоровья, худшие показатели психического здоровья, меньшие успехи в учебе, больше поведенческих проблем и более высокий уровень прогулов, чем дети, живущие со своими двумя женатыми биологическими родителями. Согласно работе Ричарда В. Ривза, соруководителя Центра по проблемам детей и семей при Институте Брукингса, если вы родились в бедности и выросли в семье своих женатых родителей, у вас есть 80-процентные шансы выбраться из нее.Если вы родились в бедности и выросли в семье незамужней матери, у вас есть 50-процентный шанс остаться в затруднительном положении.

Не только отсутствие отношений вредит детям; это отток. Согласно исследованию 2003 года, которое цитирует Эндрю Черлин, 12 процентов американских детей жили как минимум в трех «родительских отношениях» до того, как им исполнилось 15 лет. Моменты перехода, когда старый партнер матери уезжает или ее новый партнер переезжает, являются самыми тяжелыми. на детях, Черлин показывает.

Хотя дети являются уязвимой группой, наиболее явно затронутой недавними изменениями в структуре семьи, они не единственная.

Рассмотрим холостых мужчин. Расширенные семьи обеспечивали мужчин укрепляющим влиянием мужских связей и женского товарищества. Сегодня многие американские мужчины проводят первые 20 лет своей жизни без отца, а следующие 15 лет — без супруга. Кей Хаймовиц из Манхэттенского института большую часть своей карьеры посвятила изучению обломков, вызванных упадком американской семьи, и приводит свидетельства, свидетельствующие о том, что при отсутствии связи и смысла, которые обеспечивает семья, неженатые мужчины менее здоровы. злоупотребление алкоголем и наркотиками является обычным явлением — зарабатывают меньше и умирают раньше, чем женатые мужчины.

Период расцвета нуклеарной семьи был ненормальным. Это был странный исторический момент, когда все общество сговорилось скрыть его существенную хрупкость.

Для женщин структура нуклеарной семьи оказывает различное давление. Хотя женщины сильно выиграли от ослабления традиционных семейных структур — у них появилась большая свобода выбора той жизни, которую они хотят, — многие матери, решившие растить своих маленьких детей, не имея поблизости расширенной семьи, обнаруживают, что они выбрали образ жизни, который является жестоко жестким и изолирующим. .Ситуация усугубляется тем фактом, что, согласно последним данным, женщины по-прежнему тратят значительно больше времени на домашнюю работу и уход за детьми, чем мужчины. Таким образом, реальность, которую мы видим вокруг себя: напряженные, уставшие матери, пытающиеся сбалансировать работу и воспитание детей, и необходимость перенести работу, когда семейная жизнь становится беспорядочной.

Прочтите: Одиночество раннего отцовства

Без расширенных семей пострадали и пожилые американцы. По данным AARP, 35 процентов американцев старше 45 лет говорят, что они хронически одиноки.Многие пожилые люди стали «старшими сиротами», и у них нет близких родственников или друзей, которые могли бы позаботиться о них. В 2015 году в газете New York Times была опубликована статья под названием «Одинокая смерть Джорджа Белла» о 72-летнем человеке без семьи, который умер в одиночестве и так долго гнил в своей квартире в Квинсе, что к тому времени полиция нашел его, его тело было неузнаваемо.

Наконец, поскольку группы, подвергшиеся более высокому уровню дискриминации, как правило, имеют более хрупкие семьи, афроамериканцы непропорционально сильно пострадали в эпоху обособленной нуклеарной семьи.Почти половину чернокожих семей возглавляет незамужняя незамужняя женщина, по сравнению с менее чем шестой частью белых семей. (Высокий уровень заключения чернокожих гарантирует нехватку мужчин, которые могли бы быть мужьями или опекунами детей.) Согласно данным переписи населения 2010 года, 25 процентов чернокожих женщин старше 35 лет никогда не были замужем, по сравнению с 8 процентами белых женщин. Две трети афроамериканских детей в 2018 году жили в неполных семьях по сравнению с четвертью белых детей. Чернокожие семьи с одним родителем наиболее сконцентрированы именно в тех частях страны, где рабство было наиболее распространенным явлением.Исследования Джона Исленда, профессора социологии и демографии Пенсильванского университета, показывают, что различия между белыми и черными семейными структурами объясняют 30 процентов разрыва в достатке между двумя группами.

В 2004 году журналистка и урбанистка Джейн Джейкобс опубликовала свою последнюю книгу, оценку североамериканского общества под названием Dark Age Ahead . В основе ее аргументов лежала идея о том, что семьи «настроены на провал». Она написала, что структур, которые когда-то поддерживали семью, больше не существует.Джейкобс был слишком пессимистичен во многих вещах, но для миллионов людей переход от больших и / или расширенных семей к отдельным нуклеарным семьям действительно стал катастрофой.

По мере того, как социальные структуры, поддерживающие семью, пришли в упадок, дебаты по этому поводу приобрели мифический характер. Социальные консерваторы настаивают на том, что мы можем вернуть нуклеарную семью. Но условия, которые создавали стабильные нуклеарные семьи в 1950-х годах, никогда не вернутся. Консерваторам нечего сказать ребенку, чей отец расстался, у мамы есть еще трое детей с разными отцами; «Живи в нуклеарной семье» на самом деле неуместный совет.Если только меньшинство домохозяйств являются традиционными нуклеарными семьями, это означает, что большинство составляют другие: родители-одиночки, родители, никогда не состоявшие в браке, смешанные семьи, семьи, возглавляемые бабушками и дедушками, серийные партнерства и т. Д. Консервативные идеи не догнали эту реальность.

Прочтите: Как политика в Америке Трампа разделяет семьи

Тем временем прогрессисты все еще говорят, как самовыраженные индивидуалисты 1970-х: Люди должны иметь свободу выбора той формы семьи, которая им подходит. И, конечно, должны. Но многие из новых форм семьи не подходят для большинства людей — и хотя прогрессивные элиты говорят, что все семейные структуры в порядке, их собственное поведение говорит о том, что они думают иначе. Как заметил социолог У. Брэдфорд Уилкокс, высокообразованные прогрессисты могут вести толерантную игру в отношении структуры семьи, говоря об обществе в целом, но они имеют чрезвычайно строгие ожидания в отношении своих собственных семей. Когда Уилкокс спросил своих студентов из Университета Вирджинии, считают ли они, что иметь внебрачного ребенка неправильно, 62 процента ответили, что это правильно.Когда он спросил учеников, как бы их родители почувствовали, если бы у них самих родился внебрачный ребенок, 97% ответили, что их родители «взбесятся». Согласно недавнему опросу, проведенному Институтом семейных исследований, калифорнийцы с высшим образованием в возрасте от 18 до 50 лет реже, чем те, кто не закончил колледж, говорили, что рожать вне брака неправильно. Но они были на больше, чем на , которые, вероятно, сказали бы, что лично они не одобряли рождение ребенка вне брака.

Другими словами, в то время как у социальных консерваторов есть философия семейной жизни, которую они не могут воплотить в жизнь, потому что она больше не актуальна, у прогрессистов вообще нет философии семейной жизни, потому что они не хотят казаться осуждающими.Сексуальная революция пришла и ушла, и она не оставила нас без руководящих норм семейной жизни, без руководящих ценностей, без четко сформулированных идеалов. По этому важнейшему вопросу нашей общей культуре часто нечего сказать, и поэтому на протяжении десятилетий все рушилось.

Читайте: Почему либералам трудно говорить о «семейных ценностях»?

Хорошая новость в том, что люди приспосабливаются, даже если политики делают это медленно. Когда одна форма семьи перестает работать, люди ищут чего-то нового, иногда находя это в чем-то очень старом.

Часть II


Новое определение родства

Вначале была группа. В течение десятков тысяч лет люди обычно жили небольшими группами, скажем, по 25 человек, которые объединились, возможно, с 20 другими группами, чтобы сформировать племя. Люди в группе вышли на поиски еды и принесли ее, чтобы поделиться. Они вместе охотились, вместе воевали, шили друг другу одежду, заботились о детях друг друга. Во всех сферах жизни они полагались на свою большую семью и более широкие родственники.

За исключением того, что они не определяли родство так, как мы сегодня. Мы думаем о родственниках как о родственных нам биологически. Но на протяжении большей части истории человечества родство можно было создать.

Антропологи десятилетиями спорят о том, что такое родство. Изучая традиционные общества, они обнаружили множество разновидностей созданного родства между разными культурами. Для народа илонгот на Филиппинах люди, которые вместе куда-то мигрировали, являются родственниками. Для новогвинейцев из долины Небильер родство создается за счет совместного использования смазки — жизненной силы, содержащейся в материнском молоке или сладком картофеле.У чукейцев в Микронезии есть поговорка: «Мой брат плывет на одной лодке»; если два человека выдерживают опасное испытание на море, они становятся родственниками. На Северном склоне Аляски инупиаты называют своих детей в честь умерших людей, и эти дети считаются членами семьи их тезки.

Другими словами, на протяжении огромных отрезков истории человечества люди жили в больших семьях, состоящих не только из людей, с которыми они были связаны, но и из людей, с которыми они решили сотрудничать. Международная исследовательская группа недавно провела генетический анализ людей, которые были похоронены вместе — и, следовательно, предположительно жили вместе — 34000 лет назад на территории современной России.Они обнаружили, что люди, которые были похоронены вместе, не были тесно связаны друг с другом. В исследовании 32 современных обществ кормодобывания первичные родственники — родители, братья, сестры и дети — обычно составляли менее 10 процентов проживающей группы. Расширенные семьи в традиционных обществах могли быть или не могли быть генетически близкими, но они, вероятно, были эмоционально ближе, чем большинство из нас может представить. В прекрасном эссе о родстве Маршалл Салинс, антрополог из Чикагского университета, говорит, что во многих таких обществах родственники разделяют «взаимность бытия».Покойный религиовед Й. Приц-Йохансен писал, что родство переживается как «внутренняя солидарность» душ. Покойный южноафриканский антрополог Моника Уилсон описала родственников как «мистически зависимых» друг от друга. Родственники принадлежат друг другу, пишет Сахлинс, потому что они считают себя «членами друг друга».

Еще в 17-18 веках, когда европейские протестанты пришли в Северную Америку, их относительно индивидуалистическая культура существовала наряду с очень общинной культурой коренных американцев.В своей книге « Племя » Себастьян Юнгер описывает то, что произошло потом: «В то время как европейские поселенцы продолжали уходить, чтобы жить с семьями коренных американцев, почти ни один индейец никогда не сбегал, чтобы жить в европейских семьях. Европейцы иногда захватывали коренных американцев и заставляли их жить с ними. Они учили их английскому языку и учили их западным образцам. Но почти каждый раз, когда это удавалось, коренные американцы бежали. Европейские поселенцы иногда были захвачены коренными американцами во время войн и поселялись в коренных общинах.Они редко пытались убежать. Это обеспокоило европейцев. У них была высшая цивилизация, так почему люди голосовали ногами за то, чтобы жить по-другому?

Когда вы читаете такие отчеты, вы не можете не задаться вопросом, не совершила ли наша цивилизация как-то гигантскую ошибку.

Мы, конечно, не можем вернуться назад. Западные индивидуалисты больше не принадлежат к доисторическим бандам. Возможно, мы даже больше не из тех людей, которые были показаны в ранних сценах Avalon .Мы слишком ценим конфиденциальность и личную свободу.

Наша культура странным образом застряла. Мы хотим стабильности и укорененности, но также и мобильности, динамичного капитализма и свободы вести образ жизни, который мы выбираем. Нам нужны близкие семьи, но не юридические, культурные и социологические ограничения, которые сделали их возможными. Мы видели обломки, оставшиеся после распада обособленной нуклеарной семьи. Мы наблюдали рост опиоидной зависимости, самоубийств, депрессии, неравенства — все это частично является продуктом слишком хрупкой семейной структуры и слишком отстраненного, разобщенного и недоверчивого общества.И все же мы не можем вернуться в более коллективный мир. Слова историков Стивена Минца и Сьюзан Келлогг, написанные в 1988 году, сегодня еще более верны: «Многие американцы нащупывают новую парадигму американской семейной жизни, но тем временем царит глубокое чувство замешательства и двойственности».


От ядерных семей к вымышленным семьям

Тем не менее, недавние признаки указывают, по крайней мере, на возможность появления новой семейной парадигмы. Многие из приведенных мною статистических данных ужасны.Но они описывают прошлое — то, что привело нас туда, где мы находимся сейчас. Накапливающиеся данные свидетельствуют о том, что в ответ на семейный хаос приоритетность семьи начинает возвращаться. Американцы экспериментируют с новыми формами родства и расширенной семьи в поисках стабильности.

Обычно поведение меняется до того, как мы осознаем возникновение новой культурной парадигмы. Представьте себе сотни миллионов крошечных стрелок. Во времена социальных преобразований они меняют направление — сначала несколько, а затем многое.Некоторое время никто не замечает, но затем, в конце концов, люди начинают осознавать, что возникла новая модель и новый набор ценностей.

Это может происходить сейчас — частично по необходимости, а частично по собственному желанию. С 1970-х годов, и особенно после рецессии 2008 года, экономическое давление подтолкнуло американцев к большей опоре на семью. Примерно с 2012 года доля детей, живущих с женатыми родителями, начала увеличиваться. А студенты колледжей больше контактируют со своими родителями, чем поколение назад.Мы склонны высмеивать это как родительский вертолет или отказ от запуска, и в этом есть свои излишества. Но в наши дни образовательный процесс стал длиннее и дороже, поэтому молодые люди имеют смысл полагаться на своих родителей дольше, чем раньше.

В 1980 году только 12 процентов американцев жили в семьях, состоящих из нескольких поколений. Но финансовый кризис 2008 года вызвал резкий рост количества домов, в которых проживает несколько поколений. Сегодня 20 процентов американцев — 64 миллиона человек, что является рекордным показателем — живут в домах, в которых проживают представители разных поколений.

Возрождение расширенной семьи во многом было вызвано возвращением молодых людей домой. В 2014 году 35 процентов американских мужчин в возрасте от 18 до 34 лет жили со своими родителями. Со временем этот сдвиг может оказаться в основном здоровым, вызванным не только экономической необходимостью, но и благотворными социальными импульсами; Данные опросов показывают, что многие молодые люди уже стремятся помочь своим родителям в пожилом возрасте.

Другая часть возрождения связана с переездом пожилых людей со своими детьми.Доля одиноких пожилых людей достигла своего пика примерно в 1990 году. Сейчас более пятой части американцев в возрасте 65 лет и старше живут в домах, в которых проживает несколько поколений. Это не учитывает значительную долю пожилых людей, которые переезжают к своим внукам, но не в одну семью.

Иммигранты и цветные люди, многие из которых сталкиваются с более серьезным экономическим и социальным стрессом, с большей вероятностью будут жить в семьях с расширенными семьями. Более 20 процентов азиатов, чернокожих и латиноамериканцев живут в семьях, состоящих из нескольких поколений, по сравнению с 16 процентами белых.По мере того, как Америка становится более разнообразной, расширенные семьи становятся все более обычным явлением.

Афроамериканцы всегда больше полагались на расширенную семью, чем белые американцы. «Несмотря на силы, работающие, чтобы разделить нас — рабство, Джим Кроу, принудительная миграция, тюремная система, джентрификация — мы сохранили невероятную приверженность друг другу», — говорит Миа Бердсонг, автор готовящейся к выходу книги How We Show Up , сказал мне недавно. «На самом деле черные семьи обширны, подвижны и полностью полагаются на поддержку, знания и способность« деревни »заботиться друг о друге.Вот иллюстрация: белый исследователь / социальный работник / тот, кто видит ребенка, перемещающегося между домом своей матери, домом его бабушки и дедушки, и домом своего дяди, и видит в этом «нестабильность». Но на самом деле происходит семья (расширенная и избранная) использует все свои ресурсы для воспитания этого ребенка ».

Прочтите: Почему черные семьи борются за создание богатства

Черная расширенная семья выжила даже в рабстве и во всех связанных с этим насильственных разделениях семей.Семья была важна на юге Джима Кроу и во внутренних городах Севера как способ справиться со стрессами массовой миграции и ограниченных возможностей, а также со структурным расизмом. Но политика правительства иногда затрудняла процветание этой формы семьи. Я начал свою карьеру полицейским репортером в Чикаго, писал о проектах государственного жилья, таких как Cabrini-Green. Руководствуясь исследованиями в области социальных наук, политики сносили районы с шаткими малоэтажными домами, вырвав с корнем сложные сети социальных связей, которые поддерживались этими зданиями, несмотря на высокий уровень насилия и преступности, и построили большие многоквартирные дома.Результатом стал ужас: жестокие преступления, банды, захватившие лифты, разрушение семейной и добрососедской жизни. К счастью, с тех пор эти здания были снесены сами по себе, и на их месте возникли общины со смешанным доходом, более приспособленные к обилию семейных форм.

Я часто спрашиваю африканских друзей, иммигрировавших в Америку, что их больше всего поразило, когда они приехали. Их ответ — всегда вариация на тему одиночества.

Возвращение к жизни нескольких поколений уже меняет ландшафт застройки.Опрос 2016 года, проведенный консалтинговой фирмой по недвижимости, показал, что 44 процента покупателей жилья искали дом, в котором могли бы разместиться их пожилые родители, а 42 процента хотели дом, в котором могли бы разместиться их возвращающиеся взрослые дети. Строители отреагировали на это тем, что построили дома, которые строительная фирма Леннар называет «двумя домами под одной крышей». Эти дома тщательно построены, чтобы члены семьи могли проводить время вместе, сохраняя при этом свою конфиденциальность. Во многих из этих домов есть общая прихожая, прачечная и общая зона.Но «свекровь», место для престарелых родителей, имеет отдельный вход, кухоньку и обеденную зону. У «Миллениального люкса», места для перебрасывания взрослых детей бумерангом, тоже есть своя подъездная дорожка и вход. Эти разработки, конечно, ориентированы на тех, кто в первую очередь может позволить себе дома, но они говорят об общем понимании: члены семей разных поколений должны делать больше, чтобы поддерживать друг друга.

Самые интересные расширенные семьи — это те, которые простираются по родственным линиям.Последние несколько лет стали свидетелями появления новых форм жизни, которые привносят небиологических родственников в семью или семейные отношения. На веб-сайте CoAbode матери-одиночки могут найти других матерей-одиночек, заинтересованных в совместном жилище. По всей стране можно найти проекты совместного проживания, в которых группы взрослых живут как члены большой семьи, с отдельными спальными комнатами и общими зонами общего пользования. Common, компания по развитию недвижимости, основанная в 2015 году, управляет более чем 25 сообществами совместного проживания в шести городах, где молодые одинокие люди могут жить таким образом.Common также недавно объединилась с другим застройщиком, Тишманом Спейером, чтобы запустить Kin, сообщество совместного жилья для молодых родителей. Каждая молодая семья имеет свои собственные жилые помещения, но в них также есть общие игровые площадки, услуги по уходу за детьми, а также семейные мероприятия и экскурсии.

Читайте: новая горячая тенденция миллениалов в области жилья — повторение средневековья

Эти эксперименты и другие подобные им предполагают, что, хотя люди по-прежнему хотят гибкости и некоторой конфиденциальности, они ищут более общинный образ жизни, руководствуясь все еще развивающимся набором ценностей.В сообществе совместного проживания в Окленде, штат Калифорния, которое называется Temescal Commons, 23 члена в возрасте от 1 до 83 лет живут в комплексе с девятью жилыми единицами. Это не какая-то богатая хипстерская коммуна Bay Area. Квартиры маленькие, а жильцы — средний и рабочий. У них есть общий двор и общая кухня промышленного размера, где жители готовят общий ужин по вечерам в четверг и воскресенье. Содержание — это общая ответственность. Взрослые нянчятся с детьми друг друга, а члены одалживают друг у друга сахар и молоко.Старшие родители советуют младшим. Когда члены этой расширенной семьи страдали от приступов безработицы или серьезных проблем со здоровьем, весь клан сплотился.

Кортни Э. Мартин, писательница, рассказывающая о том, как люди переопределяют американскую мечту, является резидентом Темескал Коммонс. «Мне очень нравится, что наши дети растут с разными версиями взрослой жизни, особенно с разными версиями мужественности», — сказала она мне. «Мы считаем всех наших детей всеми нашими детьми.У Мартина есть 3-летняя дочь Стелла, которую связывают особые отношения с молодым человеком в возрасте 20 лет, который никогда бы не пустил корни за пределами этой расширенной семейной структуры. «Стелла заставляет его смеяться, и Дэвид чувствует себя прекрасно, что этот трехлетний ребенок его обожает», — сказал Мартин. Она пришла к выводу, что это та магия, которую нельзя купить за богатство. Вы можете получить это только через время и приверженность, присоединившись к большой семье. Такое сообщество развалится, если жители будут въезжать и выезжать. Но, по крайней мере, в этом случае это не так.

Прочтите: Расширенная семья двух моих открытых усыновлений

Пока Мартин говорил, я был поражен одним существенным различием между старыми расширенными семьями, такими как в Avalon , и новыми современными: ролью женщин. Большая семья в Avalon процветала, потому что все женщины в семье были заперты на кухне, кормя одновременно 25 человек. В 2008 году группа американских и японских исследователей обнаружила, что женщины в семьях, состоящих из нескольких поколений, в Японии подвергались большему риску сердечных заболеваний, чем женщины, живущие только с супругами, вероятно, из-за стресса.Но в современных условиях жизни в расширенной семье гендерные роли намного разнообразнее.

И все же по крайней мере в одном отношении новые семьи, которые образуют американцы, будут казаться знакомыми нашим предкам-охотникам-собирателям давным-давно. Это потому, что они избранные семьи — они выходят за рамки традиционных родственных связей.

Фотоиллюстрация: Вероника Генсицка; Alamy

Современное движение избранных семей получило известность в Сан-Франциско в 1980-х годах среди геев и лесбиянок, многие из которых отдалились от своих биологических семей и имели только друг друга для поддержки в преодолении травмы кризиса СПИДа.В своей книге « семей, которые мы выбираем: лесбиянки, геи, родство » антрополог Кэт Уэстон пишет: «Семьи, которые я видела геями и лесбиянками, создаваемыми в районе залива, как правило, имели чрезвычайно плавные границы, что мало чем отличается от организации родства между секторами общества. афроамериканцы, американские индейцы и белый рабочий класс ».

Она продолжает:

Как и их гетеросексуальные коллеги, большинство геев и лесбиянок настаивали на том, что члены семьи — это люди, которые «готовы помочь вам», люди, на которых можно положиться эмоционально и материально.«Они заботятся обо мне, — сказал один мужчина, — я забочусь о них».

Эти группы — то, что Дэниел Бернс, политолог из Университета Далласа, называет «вымышленными семьями». Трагедия и страдания сплотили людей гораздо глубже, чем просто удобные условия жизни. Они становятся, как говорят антропологи, «вымышленными родственниками».

За последние несколько десятилетий упадок нуклеарной семьи вызвал эпидемию травм — миллионы были брошены на произвол судьбы из-за того, что разрушились самые любовные и безопасные отношения в их жизни.Медленно, но с возрастающей частотой эти дрейфующие особи собираются вместе, чтобы создать фальшивые семьи. Эти вымышленные семьи полны решимости. Члены выбранной вами семьи — это люди, которые придут к вам несмотря ни на что. В Pinterest можно найти плакаты, которые можно повесить на стене кухни, где собираются поддельные семьи: «Семья — это не всегда кровь. Это люди в вашей жизни, которые хотят, чтобы вы были в их жизни; те, кто принимает вас таким, какой вы есть. Тех, кто сделает все, чтобы увидеть твою улыбку, и кто любит тебя, несмотря ни на что.”

Два года назад я начал проект под названием Weave: The Social Fabric Project. Weave существует для поддержки и привлечения внимания к людям и организациям по всей стране, которые создают сообщества. Со временем мои коллеги и я поняли, что у большинства Ткачей есть одна общая черта: они обеспечивают заботу о неродных, которую многие из нас предоставляют только своим родственникам, — такую ​​поддержку, которую раньше оказывали ткачи. большая семья.

Лиза Фицпатрик, работавшая руководителем службы здравоохранения в Новом Орлеане, — ткачиха.Однажды она сидела на пассажирском сиденье автомобиля, когда заметила двух мальчиков 10 или 11 лет, поднимающих что-то тяжелое. Это был пистолет. Они использовали его, чтобы выстрелить ей в лицо. Это был ритуал инициации банды. Когда она выздоровела, она поняла, что нанесла лишь побочный ущерб. Настоящими жертвами были мальчишки, которым пришлось кого-то застрелить, чтобы попасть в семью, в их банду.

Она бросила работу и начала работать с членами банды. Она открыла свой дом для маленьких детей, которые в противном случае могли бы присоединиться к бандам.Однажды в субботу днем ​​около ее дома болтались 35 детей. Она спросила их, почему они проводят прекрасный день в доме женщины средних лет. Они ответили: «Вы были первым, кто открыл дверь».

В Солт-Лейк-Сити организация под названием «Академия другой стороны» предоставляет серьезным преступникам большую семью. Многим мужчинам и женщинам, допущенным к участию в программе, разрешили покинуть тюрьму, где они, как правило, отбывали длительные сроки заключения, но они должны жить в групповом доме и работать на совместных предприятиях, в транспортной компании и благотворительном магазине.Цель — изменить характер каждого члена семьи. Днем они работают грузчиками или кассирами. Затем они вместе обедают и собираются несколько вечеров в неделю для чего-то, что называется «Играми»: они вызывают друг друга за любой небольшой моральный провал — небрежность в движении; не относиться к другому члену семьи с уважением; быть пассивно-агрессивным, эгоистичным или избегающим.

Игры невежливые. Жители кричат ​​друг на друга, чтобы пробить слои брони, накопившиеся в тюрьме.Представьте себе двух гигантских мужчин, покрытых татуировками, кричащих «Да пошел ты! Да пошли вы! Пошел ты! » На сеансе, на котором я присутствовал, я думал, что они подерутся. Но после гнева возникает какая-то близость, которой раньше не было. У мужчин и женщин, у которых никогда не было любящей семьи, внезапно появляются «родственники», которые заставляют их отвечать и требуют стандарта морального совершенства. Чрезвычайная целостность становится способом принадлежности к клану. Академия «Другая сторона» предоставляет нежелательным людям возможность проявить заботу и создает на основе этой заботы жестокую кованую семью.

Я мог бы рассказать вам сотни подобных историй об организациях, которые привозят травмированных ветеринаров в расширенные семьи, или домах престарелых, в которых размещаются дошкольные учреждения, чтобы пожилые люди и маленькие дети могли жить вместе. В Балтиморе некоммерческая организация Thread окружает неуспевающих студентов волонтерами, некоторых из которых называют «бабушками и дедушками». В Чикаго программа «Стать мужчиной» помогает обездоленной молодежи формировать семейные узы друг с другом. В Вашингтоне, округ Колумбия, я недавно познакомился с группой женщин-ученых среднего возраста — одна из них является известным клеточным биологом из Национального института здоровья, другая — астрофизиком, — которые вместе живут в католическом мирском сообществе, объединяют свои ресурсы и разделяют свою жизнь.Разнообразие кованых семей в Америке сегодня безгранично.

Для многих эпоха нуклеарной семьи стала катастрофой. Все формы неравенства жестоки, но семейное неравенство может быть самым жестоким. Это вредит сердцу.

Вы сами можете быть частью вымышленной семьи. Я. В 2015 году меня пригласили в дом пары по имени Кэти и Дэвид, которые создали семейную группу в округе Колумбия под названием All Our Kids, или AOK-DC. Несколькими годами ранее у Кэти и Дэвида родился ребенок в D.C. Государственные школы, у которых был друг по имени Джеймс, которому часто нечего было есть и негде было остановиться, поэтому они предложили ему остаться с ними. У этого ребенка был друг в аналогичных обстоятельствах, и у этих друзей были друзья. К тому времени, как я присоединился к ним, примерно 25 детей ужинали каждый четверг вечером, и некоторые из них спали в подвале.

Я присоединился к сообществу и никогда не уходил — они стали моей избранной семьей. По четвергам мы вместе ужинаем, вместе празднуем и вместе отдыхаем.Дети называют Кэти и Дэвида мамой и папой. Вначале взрослые в нашем клане были родительскими фигурами для молодых людей — заменяли их сломанные мобильные телефоны, поддерживали их во время депрессии, собирали деньги на обучение в колледже. Когда молодой женщине из нашей группы понадобилась новая почка, Дэвид дал ей одну из своих.

У нас были наши основные биологические семьи, которые были первыми, но у нас также была эта семья. Сейчас молодым людям в этой вымышленной семье за ​​двадцать, и они в нас меньше нуждаются.Дэвид и Кэти уехали из Вашингтона, но поддерживают постоянный контакт. Обеды все еще бывают. Мы по-прежнему видим друг друга и заботимся друг о друге. Годы совместной еды и совместной жизни создали связь. Если кризис кого-нибудь коснется, мы все придем. Опыт убедил меня в том, что каждый должен быть членом вымышленной семьи с людьми, совершенно непохожими на них самих.

С тех пор, как я начал работать над этой статьей, меня преследовали диаграммы. Он отображает процент людей, живущих в одиночестве в стране, по отношению к ВВП этой страны.Есть сильная корреляция. Страны, в которых пятая часть населения живет одна, такие как Дания и Финляндия, намного богаче, чем страны, где почти никто не живет один, как в Латинской Америке или Африке. У богатых стран домохозяйства меньше, чем у бедных. Средний немец живет в семье из 2,7 человек. Средний гамбиец живет в семье, где проживает 13,8 человек.

Этот график говорит о двух вещах, особенно в американском контексте. Во-первых, рынок хочет, чтобы мы жили одни или всего с несколькими людьми.Таким образом, мы мобильны, не привязаны к делу и не привязаны к делу, и можем посвящать огромное количество часов своей работе. Во-вторых, когда люди, выросшие в развитых странах, получают деньги, они покупают конфиденциальность.

Для привилегированных, такие работы. Такая договоренность позволяет состоятельным людям уделять больше времени работе и электронной почте, не будучи обремененным семейными обязательствами. Они могут позволить себе нанять людей, которые будут выполнять работу, которую раньше выполняла большая семья. Но скрывается сохраняющаяся печаль, осознание того, что жизнь эмоционально пуста, когда семья и близкие друзья не присутствуют физически, когда соседи географически или метафорически недостаточно близки, чтобы вы могли на них опереться или чтобы они на вас оперлись.Сегодняшний кризис связи проистекает из обеднения семейной жизни.

Я часто спрашиваю африканских друзей, иммигрировавших в Америку, что их больше всего поразило, когда они приехали. Их ответ — всегда вариация на тему одиночества. Это пустая пригородная улица посреди дня, может быть, когда одинокая мать толкает детскую коляску по тротуару, но вокруг никого нет.

Для тех, кто не имеет привилегий, эпоха изолированной нуклеарной семьи стала катастрофой.Это привело к разбитым семьям или их отсутствию; семьям-каруселям, которые оставляют детей травмированными и изолированными; пожилым людям, умирающим в одиночестве в комнате. Все формы неравенства жестоки, но семейное неравенство может быть самым жестоким. Это вредит сердцу. В конечном итоге семейное неравенство подрывает даже экономику, которой должна была служить нуклеарная семья: детям, которые растут в хаосе, впоследствии сложно стать квалифицированными, стабильными и социально мобильными сотрудниками.

Когда в 1960-х годах гипериндивидуализм набрал обороты, люди экспериментировали с новыми образами жизни, основанными на индивидуалистических ценностях.Сегодня мы выходим из обломков этого гипер-индивидуализма, который оставил многие семьи оторванными и лишенными поддержки, и люди экспериментируют с более связанными образами жизни, с новыми формами и разновидностями расширенных семей. Государственная поддержка может помочь в развитии этого эксперимента, особенно для рабочего класса и бедных, с такими вещами, как налоговые льготы на детей, программы обучения для улучшения родительских навыков в неблагополучных семьях, субсидирование дошкольного образования и расширенный отпуск по уходу за ребенком.В то время как наиболее важные изменения будут носить культурный характер и будут определяться индивидуальным выбором, семейная жизнь находится под таким сильным социальным стрессом и экономическим давлением в более бедных слоях американского общества, что восстановление невозможно без каких-либо действий правительства.

Семья с двумя родителями не собирается исчезать. Для многих людей, особенно тех, у кого есть финансовые и социальные ресурсы, это отличный способ жить и растить детей. Но появляется новый и более общинный этос, соответствующий реальности 21 века и ценностям 21 века.

Когда мы обсуждаем проблемы, с которыми сталкивается страна, мы недостаточно говорим о семье. Это кажется слишком осуждающим. Слишком неудобно. Может, даже слишком религиозный. Но грубый факт заключается в том, что нуклеарная семья медленно разрушалась на протяжении десятилетий, и многие другие наши проблемы — с образованием, психическим здоровьем, зависимостями, качеством рабочей силы — проистекают из этого распада. Мы оставили позади парадигму нуклеарной семьи 1955 года. Для большинства людей она больше не вернется. Американцы жаждут жить в расширенных и сформированных семьях, что одновременно является новым и древним.Это прекрасная возможность, шанс укрепить и расширить семейные отношения, шанс позволить большему количеству взрослых и детей жить и расти под любящим взором дюжины пар глаз и быть пойманным, когда они падают, дюжиной пар оружия. На протяжении десятилетий мы ели за все меньшими и меньшими столами, все меньше и меньше родственников.

Пора найти способы вернуть большие столы.


Эта статья появилась в печатном издании за март 2020 года под заголовком «Ядерная семья была ошибкой.”

Колонка: Почему семья важна и почему традиционные семьи по-прежнему лучше

Это был хороший месяц для поборников традиционной семьи, но не стоит ожидать, что семейные войны скоро закончатся.

В последние недели появился поток новых доказательств, демонстрирующих то, что когда-то было здравым смыслом. «Структура семьи имеет значение» (по словам моего коллеги из Американского института предпринимательства Брэда Уилкокса, который также является директором Национального проекта брака в Университете Вирджинии).

И Принстонский университет и левоцентристский институт Брукингса опубликовали исследование, в котором сообщается, что «большинство ученых теперь согласны с тем, что дети, воспитанные двумя биологическими родителями в стабильном браке, добиваются большего успеха, чем дети в других формах семьи, по широкому спектру результатов. ” Почему это так, все еще горячо оспаривается.

Никого не должно удивлять столь противоречивое семейное устройство. Семья, в гораздо большей степени, чем правительство или школа, — это институт, из которого мы черпаем наибольшее значение.

Другое исследование, в соавторстве с Уилкоксом, показало, что штаты с большим количеством состоящих в браке родителей добиваются большего успеха по широкому спектру экономических показателей, включая восходящую мобильность для бедных детей и более низкий уровень детской бедности. По большинству экономических показателей, резюмировала газета Washington Post, «доля родителей, состоящих в браке в штате, является лучшим показателем экономического здоровья этого штата, чем расовый состав и уровень образования жителей штата».

Согласно новому отчету Массачусетского технологического института, в частности, мальчики чувствуют себя намного лучше, когда они растут в более традиционной семейной среде.Это еще одно подтверждение известного предупреждения Даниэля Патрика Мойнихана 1965 года: «От диких ирландских трущоб восточного побережья XIX века до раздираемых беспорядками пригородов Лос-Анджелеса — есть один безошибочный урок американской истории; Сообщество, которое позволяет большому количеству мужчин расти в разбитых семьях, где доминируют женщины, никогда не приобретая стабильных отношений с мужской властью, никогда не приобретая каких-либо рациональных ожиданий относительно будущего — это сообщество требует и порождает хаос.

Возможно, самое интригующее — и тревожное — новое исследование Николаса Зилла из Института семейных исследований показало, что приемным детям труднее в школе, чем детям, воспитанным их биологическими родителями. Это так пугает, так это то, что приемные родители, как правило, имеют более финансовое положение и так же готовы, как и традиционные родители, тратить время и усилия на воспитание детей, если не больше.

Открытие Зилла подчеркивает проблему традиционного семейного триумфализма.Усыновление — прекрасная вещь, и только потому, что с усыновлением возникают проблемы, никто никогда не станет спорить, что проблемы, с которыми сталкиваются усыновленные дети, делают альтернативы усыновлению лучше. Еще хуже обстоят дела с детьми, оставленными в детских домах или в замкнутых домах.

Другими словами, каждое радикальное заявление о том, что традиционная семья лучше, должно сопровождаться рядом оговорок, главная из которых: «По сравнению с чем?» Маленькой девочке в китайском или русском приюте, несомненно, лучше жить с двумя любящими родителями-геями или лесбиянками в Америке.Ребенок, воспитанный двумя биологическими родителями, которые состоят в неприятном браке без любви, скорее всего, выиграет от развода родителей.

«В целом, — пишет профессор Университета Св. Лаврентия Стивен Хорвиц, — при сравнении различных типов семейных структур необходимо избегать« заблуждения нирваны », не сравнивая идеализированное видение супружеского отцовства с более реалистичным взглядом на одиночное отцовство. Выбор, с которым сталкиваются пары в реальном мире, всегда сводится к сравнению несовершенных альтернатив.

Конечно, это можно сказать почти о каждом человеческом начинании, потому что мы живем в несовершенном мире. И то, что мы не живем — и не можем — жить в полном соответствии с нашими идеалами, это не аргумент против самих идеалов.

Никого не должно удивлять столь неоднозначное семейное устройство. Семья, в гораздо большей степени, чем правительство или школа, — это институт, из которого мы черпаем наибольшее значение. С того дня, как мы родились, он дает нам нашу идентичность, наш язык и наши ожидания относительно того, как должен работать мир.Прежде чем стать личностями, гражданами или избирателями, мы прежде всего являемся частью семьи. Вот почему социальные инженеры на протяжении веков видят в нем конкурента или проблему для государства.

И семейные войны никогда не закончатся, потому что семья имеет большое значение.

[email protected]

Следите за разделом «Мнения» в Twitter @latimesopinion и Facebook

В защиту традиционных семейных ценностей

Вероятность правильного угадывания при следующем множественном выборе вопрос теста ниже, чем вероятность того, что вы могли указать на супружескую пару и правильно определить, разведутся ли они в будущем.Поскольку 40-50% американских браков заканчиваются разводом, возникает вопрос, почему легче догадаться о том, любит ли мама папу по-прежнему мама, чем если правильный ответ — «С».

Необузданный упадок моральной системы, которая когда-то была столь дорога нашему обществу, привела к не меньшему ухудшению масштабов нуклеарной семьи. Это испарение нуклеарной семьи привело нас к нашему нынешнему состоянию — состоянию разбитых детей, разбитых семей и разбитых семей.

Прежде чем углубиться в статистику, важно отметить, что это не нападение на родителей-одиночек, нетрадиционные семьи или тех, кто является продуктом таких обстоятельств.Скорее, это изучение воздействия таких ситуаций на большую часть населения в целом. Эти семьи более чем способны обеспечить любовь, и некоторые из самых лучших и добрых людей, которых я когда-либо встречал, пришли из неблагополучных семей. Однако можно сказать, что это, как правило, исключение, а не правило.

Нарушенная семейная жизнь может привести к множеству проблем для всех участников. Например, женщины, родители которых развелись в детстве, на 83% чаще испытывают суицидальные мысли, чем женщины из семей, где родители остались в браке.Отсутствие «традиционных семейных ценностей» (например, домохозяйства с двумя родителями, прочная религиозная основа для семьи, семейные узы и т. Д.) Приводит к чрезмерному бремени стресса — настолько, что дети родителей-одиночек становятся на 50% больше вероятно развитие проблем со здоровьем. Это в основном считается правдой из-за стресса и нехватки времени, связанных с воспитанием ребенка самостоятельно. Хотя верно то, что корреляция не всегда равняется причинно-следственной связи, следует задаться вопросом: если бы планирование семьи было больше, было бы необходимо изучать эти статистические данные о детях из неполных семей?

Сосредоточение внимания на планировании семьи не только обеспечивает основу для создания семьи, но и обеспечивает прочный фундамент, способный противостоять любой буре.Политические беспорядки, экономический спад и проблемы с межличностными отношениями — все это не более чем легкий весенний ливень на жестяной крыше семейного дома. Благодаря планированию семьи группа родственников может стать более сплоченной и готовой помочь друг другу. Другими словами, это очень простая жертва себя ради большего блага семьи, идеал, который укрепляет всех участников.

Помимо базового оздоровления, прочное обоснование традиционных семейных ценностей полезно по множеству причин.Нуклеарная семья действует как единица — единица, предназначенная для сохранения социального благополучия и выживания семьи. Эта основная забота о благополучии других членов семьи открывает двери для широкого спектра финансовой, духовной, эмоциональной и даже физической поддержки. Хотя это не невозможно для нетрадиционной семьи, но основные проблемы и бремя, возлагаемые на конкретного человека в семье с одним родителем, зачастую слишком велики, чтобы с ними справиться.

Опять же, это не означает, что многие проблемы, связанные с воспитанием семьи, не могут быть решены в одиночку, просто гораздо проще и даже иногда приятно иметь возможность решить проблему с несколькими родителями, братьями и сестрами или другой семьей. члены.И хотя эта колонка, вероятно, будет подвергнута критике за непринятие альтернативного образа жизни, ее нападки на одиноких матерей и женщин или какую-то другую утомительную псевдопрогрессивную чушь, важно остановиться и подумать о том, какие качества вы хотите, чтобы ваша семья имела. . Надеюсь, неважно, представляете ли вы семью в традиционном смысле или что-то другое, по крайней мере, вы согласитесь с тем, что всем семьям нужны самые традиционные семейные ценности, характерные для всех: любовь.

Что такое «традиционная американская семья»? «TheMotherCompany TheMotherCompany

Интервью со Стефани Кунц

Что такое «традиционная семья»? Работающий отец, домработница и двое детей? В наши дни так мало семей подходят под это описание, что по сути это смехотворное понятие. По мере приближения праздников нам очень интересно узнать больше о том, как на самом деле выглядят сегодняшние семьи и как это влияет на наших детей.В какой момент будет изменено видение того, что заставляет «традиционную американскую семью» отражать наши новые реальности? Мы получили долгожданную проверку реальности от Стефани Кунц, уважаемого автора и директора по исследованиям и общественному образованию Совета по современным семьям. Мы хотим знать: кто сидит за праздничным столом? И что еще более важно, кто готовит ужин? — Сэм Курцман-Каунтер, президент, TMC

Каков самый текущий процент американских семей, которые попадают в «традиционную» категорию — это рабочий папа, домохозяйка и ребенок / дети?

Новые данные переписи показывают, что по состоянию на 2011 год только 23% семей супружеских пар с детьми младше 15 лет имели домохозяек (SAHM).В наши дни одинокие мамы воспитывают больше детей, чем супружеские пары, где мужчина получает весь доход, а жена остается дома.

Какова статистика геев, лесбиянок, домоседов и других «нетрадиционных» семей?

Супружеские пары с детьми составляют менее четверти всех домохозяйств. Более 30 процентов домохозяйств — это домохозяйства, состоящие из одного человека. 23 процента детей живут с матерью-одиночкой, 5 процентов — с отцом-одиночкой.Более 70 процентов всех детей живут в семьях, где каждый взрослый в домохозяйстве работает. Отцы-домоседы по-прежнему составляют небольшое меньшинство — менее миллиона в стране, — но отцы несут основную заботу о детях более чем за четверть детей, чьи матери работают вне дома.

Согласно пересмотренным оценкам переписи 2010 года, в Соединенных Штатах насчитывается 131 729 однополых супружеских пар и 514 735 однополых не состоящих в браке домохозяйств, но это основано на самооценках, поэтому смещение в сторону занижения.Около 20 процентов однополых пар воспитывают детей.

Каковы мифы о «традиционной американской семье»?

Один из мифов состоит в том, что семьи кормильцев-мужчин были «традиционной» семьей. Гораздо более традиционным был обычай иметь семейную рабочую силу — либо с женой в качестве соучредителя, либо с детьми, а часто и с обоими. Лишь в 1920-х годах большинство детей выросло в семье, где мать не работала на ферме или в малом бизнесе, а дети учились в школе, а не работали.Эта семейная форма отступила во время Депрессии и Второй мировой войны, а в 1950-х годах резко обострилась, в основном из-за сочетания дискриминации в отношении работающих женщин и беспрецедентного роста реальной заработной платы молодых мужчин, поскольку цены на жилье упали во время послевоенного бума, заработная плата выросла. , а правительство инвестировало в новые рабочие места, профессиональное обучение и возможности для получения образования. Большинство исследователей сходятся во мнении, что они никогда не вернутся в качестве основной формы семьи.

Другой миф заключается в том, что в 1950-х и 1960-х годах родители проводили больше времени со своими детьми.Хотя часы, которые мамы тратили на своих детей, изначально сокращались, когда женщины попадали на рынок труда, они снова начали расти после 1980 года, так что сегодня родители проводят больше времени со своими детьми, чем в 1965 году (в 1965 году дети проводили больше времени с детьми). братьев и сестер и друзей или просто играть, смотреть телевизор в своих комнатах и ​​меньше общаться с мамой, чем сегодня, хотя мам часто было больше.) Сегодня работающие мамы тратят немного меньше времени на общение со своими детьми, чем SAHM, но они тратят больше время со своими детьми, чем SAHM в 1965 году, высшая точка семей мужчин-кормильцев.

Между тем, время, которое папы проводят с детьми, увеличилось в четыре раза, а мужья работающих мам проводят больше времени со своими детьми, чем мужья САХМ.

Еще один миф заключается в том, что существует глубокая пропасть между тем, чего хотят SAHM и работающие мамы. В то время как большинство работающих мам хотели бы сократить свое рабочее время, 40 процентов SAHM хотели бы иметь работу. И когда мамы «отказываются», это очень часто не их первый выбор, а их запасной вариант, когда их работодатели не корректируют часы работы или правила, или их муж не может или не может сократить свое рабочее время настолько, чтобы работать дома.Большинство женщин, как и большинство пап, хотели бы большего баланса в выборе работы и семьи. Фактически, в отличие от 35 лет назад, мужчины сейчас сообщают о более высоких уровнях конфликта между работой и семьей, чем женщины.

Как маленькие дети (в возрасте 3-6 лет) страдают от их нетрадиционных семей?

То, как функционирует семья, важнее того, как она выглядит со стороны. Например, статистика утверждает, что лучшим показателем академической успеваемости ребенка является образование матери и ее чаяния в отношении ребенка, а не ее семейное положение.Новое исследование показало, что в среднем дети, у которых есть SAHM в течение первого года жизни, имеют некоторые небольшие преимущества по сравнению с детьми, у которых есть работающие мамы, но обратное верно для тех, чьи мамы работают в течение 2 и 3 лет — и, в конечном итоге, большинство из них. разница в среднем составляет в течение следующих 5 или 6 лет. Большой риск для детей представляет депрессия мамы, и исследование показывает — это беспроигрышная ситуация, отчасти похожая на тот факт, что чем больше вы кормите грудью, тем больше выделяется грудное молоко, — что мамы меньше всего впадают в депрессию, когда делают. что они хотят.

Например, другое недавнее исследование показывает, что самые высокие уровни депрессии обнаруживаются у SAHM, которые хотели бы иметь работу, и у работающих мам, которые хотят оставаться дома, но должны работать, и которые смогли найти работу только в бедных условиях. качественная работа. Интересно, что мамы, которые хотят оставаться дома, но имеют качественную работу, имеют примерно такой же низкий уровень депрессии, как и мамы, которые получают свой первый выбор. Это предполагает, что SAHM должны обязательно поддерживать свои социальные сети и навыки, чтобы, если они действительно хотят или должны пойти на работу, они могут получить работу, которая дает им больший контроль над своей работой и большую гибкость.

Очень важно, чтобы родители не позволяли себе тиранию со стороны обычных людей. Существуют огромные различия в результатах, и родители должны найти, какие меры подходят как их индивидуальным потребностям, так и динамике их семейной жизни. При этом дети добиваются большего, независимо от условий работы их родителей, когда у родителей есть доступ к отпускам по уходу за ребенком, хорошо финансируемым и тщательно регулируемым услугам по уходу за детьми и пособиям по работе и семье. И в этих вопросах США отстают от всех других богатых стран мира.

Есть ли признаки того, что «традиционная семья» более или менее устойчива, чем «нетрадиционная»?

Опять же, различия в функционировании и фоне важны не только для конкретной формы. Самые стабильные семьи — это те, у кого есть родители с высшим образованием, кто бы ни работал. Но женщины с высшим образованием МЕНЬШЕ, не более вероятно, откажутся от работы. В гетеросексуальных парах важным показателем стабильности брака является то, насколько справедливо женщина воспринимает разделение работы по дому и ухода за детьми.(И слово мудрым для мужчин: женщины чувствуют себя более близкими и более сексуально привлекательными к своим мужьям, когда их мужья выполняют работу по дому и присматривают за детьми — есть еще одно беспроигрышное предложение.) Еще одним фактором является возраст вступления в первый брак. Каждый год, когда женщина откладывает замужество, вплоть до 30-летнего возраста, ее шанс на развод снижается.

Почему образ традиционной семьи (рабочий папа, SAHM и дети до 18 лет) так укоренился в сознании американцев?

Семья кормильцев 1950-х годов была, по сути, очень новым — и недолговечным — изобретением.Но это совпало с развитием телевидения, и эти образы навсегда остались в нашем сознании. Кроме того, большинство политических и экономических лидеров Америки до недавнего времени были продуктами этого поколения. Они считали, что это было нормой, и этому они учили своих собственных детей. Они строили свою работу и социальную политику на основе этого предположения и идеализировали эту семейную форму в массовой культуре.

Как долго это продлится? Я действительно думаю, что люди гораздо больше принимают разнообразие, чем даже 20 лет назад, но наша рабочая политика, социальные программы и даже школьные расписания были разработаны таким образом, что у каждого работающего американца есть дома кто-то, кто позаботится об остальной жизни. , поэтому многие экономические и политические лидеры отрицают это.Опасаясь, что приспособиться к сложным реалиям семейной жизни сегодня будет дорого и проблематично, они просят остальных из нас приспособиться к их упрощенным фантазиям о семейной жизни.

Стефани Кунц преподает историю и семейные исследования в Государственном колледже Эвергрин в Олимпии, штат Вашингтон, и является директором по исследованиям и общественному образованию Совета по современным семьям, который она возглавляла с 2001–2004 годов. Она является автором множества книг, в том числе The Way We Never Were: American Families and the Nostalgia Trap (1992 и 2000, Basic Books) и A Strange Stirring: The Feminine Mystique and American Women at the Dawn of 1960s (Basic Книги, 2011).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *