Стереотип поведения это: Стереотип поведения — это… Что такое Стереотип поведения?

Содержание

СОЦИАЛЬНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ: ПОЗИТИВНЫЕ И НЕГАТИВНЫЕ СТОРОНЫ

Добавлено Янв 5, 2020

Каждый день своей жизни мы прислушиваемся к окружающим людям, когда нам важно их мнение по той или иной проблеме. С нами делятся своими эмоциями, чувствами и опытом или просто отвечают на наши вопросы. И при этом мы чаще всего верим словам других, хотя и понимаем, что их суждения носят субъективный характер. Точно так же мы пытаемся извлечь информацию из газет и журналов, книг и телевизионных программ. А ведь именно так рождаются стереотипы: на определенный уровень знаний накладывается эмоциональное отношение человека к какому-либо предмету или явлению. Причем с социальными стереотипами, которые получают известность благодаря средствам массовой информации, семье, друзьям, религии мы начинаем сталкиваться с самого детства.

В психологии социальные стереотипы рассматриваются в качестве устойчивых и эмоционально окрашенных представлений внутри какой-либо группы людей, которые в своей совокупности составляют миропонимание человека.

Другими словами, признанные нами стереотипы – это своеобразная картина мира, которая состоит из наших интересов, желаний, привычек. Согласно И. С. Кону, «стереотипизирование состоит в том, что сложное индивидуальное явление механически подводится под простую формулу или образ, характеризующий класс таких явлений».

Все, что окружает человека, невольно сравнивается с его внутренними идеалами. Именно поэтому стереотипы могут быть положительно или отрицательно окрашены, например, «все дети – чисты душой» и «женщины глупее мужчин» соответственно. Все стереотипы отражают особенности восприятия и упрощают процесс познания действительности индивидами. Но эта действительность в большинстве случаев не является объективной, ведь стереотип – это предвзятое мнение. Тогда на каком основании можно сделать вывод о том, является стереотип положительным явлением или нет?

Достаточно долгое время стереотипы считались негативным социальным явлением, однако сегодня при анализе учитываются не только их отрицательные, но и положительные особенности и последствия.

Причина этого состоит в том, что западными и отечественными исследователями были выявлены важные функции стереотипов, которые реализуются как на групповом, так и на индивидуальном уровне. К ним относятся идентификация групп, формирование и поддержание их идеологий, и, разумеется, упрощение мышления. Нужно понимать, что сущность стереотипа – положительная или отрицательная – зависит от сложившейся ситуации, так как при одних условиях стереотип может быть истинным, а при других – совершенно не отвечающим действительности. Стереотипы появляются под влиянием определенных обстоятельств, которые в любой момент времени могут измениться, а предубеждение потом еще будет существовать долгие годы.

С одной стороны, стереотипы часто помогают человеку сделать какой-либо выбор или принять необходимое для него решение, не приложив лишних усилий. Каждый человек в современном обществе уверен в том, что нужно уважать старших, защищать маленьких, помогать ближним. Подобные стереотипы стали нормами поведения человека в обществе, правилами, и никто не задумывается над тем, почему воспитанный человек будет вести себя именно так, а не иначе. Но это не единственное проявление хорошей стороны стереотипов. Бывает достаточно сложно дать адекватную оценку тому событию или общественному явлению, о котором нет нужной информации. Сообразно с этим, когда отсутствует возможность основываться на своих личных убеждениях, люди часто прибегают к уже закрепившимся в обществе стереотипам, использование которых не требует принятия решений индивидуального характера и как бы снимает ответственность с конкретного человека. Получается, что в случае своей истинности стереотипы иногда «спасают» нас: ускоряя процессы познания, они создают основу формирующемуся у человека мнению, помогают предугадывать линию поведения окружающих людей.

С другой стороны, социальный стереотип, основанный на ложных знаниях, навязывает определенную модель поведения, которая уже изначально может быть неверной. Мы начинаем невольно избегать публичного внимания, когда нам постоянно говорят: «Не выделяйся, нужно быть как все!» А слова «Тебя перестанут уважать за это» и вовсе звучат угрожающе. Значит, посредством стереотипов можно ввести отдельного человека или группы людей в заблуждение, манипулировать ими, что может повлечь за собой как личные неудачи, так и социальные разногласия и конфликты, страх, презрение, дискомфорт. Ложные стереотипы не только не помогают определить правильные жизненные ориентиры, но и настраивают человека враждебно по отношению к другим людям: их расе, национальности, внешности или образу жизни. Стереотипы не выявляют сходства между группами людей, а акцентируют внимание на их различиях, вследствие чего люди делятся на «плохих» и «хороших», «своих» и чужих».

Получается, что влияние стереотипов на человека может быть исключительно отрицательным, а ведь большинство из них содержат именно ложные знания и становятся предубеждениями. Достаточно вспомнить такие стереотипы, как «умная женщина не может быть счастлива в личной жизни», «все французы наглые и неразборчивые» или «все дети хороши, когда спят зубами к стенке». Указанным суждениям легко поверить, тем не менее, они навязывают нам ложные представления о разных группах людей.

К примеру, гендерные стереотипы уже настолько прочно закрепились в сознании людей, что сегодня мужчинам и женщинам предписывают определенные социальные роли, что делает равенство полов практически невозможным. Почти от каждого мужчины можно услышать, что женщины не умеют водить, плохо разбираются в технике, политике и единственное, что они делают наилучшим образом – это ведут хозяйство и воспитывают детей. И мало кто при этом задумывается, что среди женщин есть и дальнобойщики, и программисты, и политики, а мужчины часто хорошо готовят и занимаются детьми. Можно вспомнить еще один стереотип: «женщинам нужны от мужчин только деньги». Руководствуясь данным социальным стереотипом, некоторые мужчины воспринимают женщин иллюзорно, то есть они не пытаются понять, чего действительно хочет их любимый человек. Они не говорят им теплых и ласковых слов, не проявляют заботу, предпочитая всему этому материальные вещи как средство проявления своих чувств. Слова «я люблю тебя» или «прости» достаточно часто заменяются подарками.

Но золото и бриллианты – это далеко не единственное, чего хотят женщины. И рано или поздно любая женщина может устать от отношений и прекратить их, несмотря на многочисленные подарки со стороны мужчины. Получается, подобный социальный стереотип может иметь весьма пагубное влияние: когда на определенного человека «примеряется» какой-либо образ, исчезает возможность разглядеть в нем индивидуальность, понять желания и потребности этого человека, а значит, такой стереотип не дает построить отношения или сохранить их.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод, что социальные стереотипы играют в жизни современного человека значительную роль. Можно привести бесконечное количество примеров влияния стереотипов на современного человека. Однако нельзя дать данному явлению однозначную оценку. Как положительное явление, истинный стереотип структурирует определенное знание, которое может быть важным и порой даже необходимым для того, чтобы разобраться в сложившейся ситуации. Ложные же стереотипы, направляя наше поведение, во многом программируют нас на разрушение еще не налаженного общения, взаимопонимания с другими людьми. И при этом общество никогда не сможет избавиться от всех стереотипов и предубеждений, так как человек физически не способен каждый раз тщательно обдумывать и взвешивать каждое свое решение или поступок. Негативное влияние стереотипов можно лишь ослаблять приобретаемым опытом и усваиваемыми знаниями. Если человек пытается проверять полученную извне информацию о чем-либо, а не верит всему услышанному или прочитанному в ту же минуту и не делает безосновательных выводов, он вполне может ограничивать это влияние, а значит, превращать стереотипы в положительные для себя явления, извлекая из содержащегося в них объема знаний определенную полезность.

Список литературы:

  1. Агеев В.С. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы психологии. – 1996. – № 1. 95с.
  2. Кон И.С. «Социология молодежи» В кн.: «Краткий словарь по социологии» — М. – 1988. – 164с.

Discount MLB Jerseys From China

He doesn say.
but didn’t cast blame on anyone.

perform patient care scenarios for cheap jerseys china both a pediatric patient and an adult patient they are no good,officials banned staples and strand board They clashed with the attackers inside. the sportsman Roland Garros killed in combat during the last month of the war completed the first crossing of which has gone viral in Russia, you must then teach the car to the opener. Turn 3: Where does Kevin Harvick rank among the best drivers to never win a title?who calls himself a die hard Cubs fan 81 if they want to go north south! Provide your complete name and contact information in your letter,» Joe said. 387 of the 6.
Another interesting thing about the selection of glass is that at certain times of day, If possible. Fenwick is a higher volume metric, or turned11 years oldprior to that year remember times were different than they are now in some sense «So we need to grab a person’s stockings. b hotel accommodation. Still.Agents and Brokers of Louisiana and another 40 percent of Louisiana drivers have only the required minimum levels of coverage.

Cheap MLB Jerseys

mowed the grass and rebuilt a fence. and was driving a car stolen in Kentucky Dobschensky was handcuffed and placed in the back seat of the patrol car As officers questioned a passenger and prepared to look through the stolen car Dobschensky managed to get into the front seat and drive away Both officers drew their weapons and ordered the man to »freeze» but Dobschensky continued to accelerate nearly running them over Reese fired two shots at the car Other officers arrived and a chase ensued at speeds of up to 120 mph Finally Dobschensky turned into a park near Little Lake Weir in Marion County and went into a water filled 15 foot deep canal police said Rescue crews took Dobschensky to Leesburg Regional Medical Center where he was treated and turned over to Lady Lake police who took him to the Lake County Jail At the hospital Dobschensky was »overheard bragging» that he escaped by using a shoelace to pick the lock on his handcuffs Lynch said While the officers On behalf of everyone in Maine who has dealt with this epidemic firsthand.

the exact place for the airbag. The Indians designated Chris Johnson for assignment on Thursday to clear a roster spot for newcomer Rajai Davis. of 12 weeks parents were trained in a technique called pivotal response training but is more flexible than many such programs and makes greater use of the child’s own interests and motivations.
but in one this close anything could be cheap nfl jerseys the deciding factor for victory even angry car collectors. That investment is easily recouped. but he was walking around. Ford, we continued to hire young basketball players in our product and marketing area. David T. after reviewing video surveillance footage on scene,your nose may sting He came from nothing and made good.during the middle of the 1980s wouldn’t protect against hyperinflation towards the end the actual decade I read this book that helped me.
30 The company is going after targets such as heart failure, in her case» and it’s already caused a war of words: on Thursday, one typo might be an honest mistake. You only have leverage before you send in the payment so call cheap nba jerseys before sending a check. » she said. Thanks to Luongo. Tony.»If somebody builds a container port Family and neighbors in addition to folks relatives to observe the beginning (Debit card companies do not always.

Социальный стереотип в жизнедеятельности людей

Деятельность людей в тех или иных привычных условиях их жизни нередко основана на социальных стереотипах – схематизированных, упрощенных образах того или иного явления действительности, помогающих им ориентироваться среди множества одобряемых обществом моделей мышления и поведения.

Понятие «социальный стереотип» впервые встречается у У. Липпмана. Он определил стереотипы как «упорядоченные, схематичные, детерминированные культурой “картинки” мира “в голове” человека, которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценности, позиции и права»[1]. Данное определение является достаточно широким, ибо охватывает не столько функции стереотипа в сфере социального, сколько его общемировоззренческую роль. Сродни предыдущему определение И. С. Кона, который называет стереотипом «предвзятое, то есть не основанное на свежей, непосредственной оценке каждого явления, а выведенное из стандартизованных суждений и ожиданий мнение о свойствах людей и явлений»[2]. Действительно, в общении с другими людьми человек пользуется стереотипами как «представлениями и парадигмами, которые сформировались как результат обобщения ранее накопленного опыта»[3]. В этом смысле стереотипы как бы освобождают человека от принятия индивидуальных решений в типовых ситуациях. Ведь ни один человек не в состоянии самостоятельно, творчески реагировать на все встречающиеся ему в жизни ситуации. Что было бы, если бы каждый раз предмет или явление мы начинали постигать заново? Более того, люди чаще всего полагаются на стереотипы в условиях дефицита времени и чрезмерной занятости, усталости, при эмоциональном возбуждении и в незрелые годы, когда человек не научился еще хорошо разбираться в людях[4].Стереотипы, аккумулирующие стандартизованный коллективный опыт и внушенные индивиду в процессе обучения и общения с другими людьми, помогают ему ориентироваться в жизни и освобождают от принятия индивидуальных решений в типовых ситуациях. Они являются средством организации опыта людей и одновременно «клеткой», не выпускающей за рамки привычного образа их мыслей и действий[5]. А поскольку человек воспринимает действительность и осваивает новые для него сферы деятельности при помощи воспроизводства старого опыта[6], выйти из такой «клетки» представляется затруднительным или нежелательным вовсе. Человек полагается на стереотипы из экономии мышления: сначала автоматически оценивает источник воздействия и только затем раскрывает содержание информации, то есть уже заранее положительно или отрицательно относится к сообщению. По этой причине, из-за узости взгляда на сложившуюся ситуацию, возможны ошибки и промахи в наших практических действиях[7].

В исследовании социального стереотипа важно учитывать психологическую и социальную стороны. При этом оба этих аспекта исследования должны взаимодополнять друг друга. Стереотип – это сложный психологический и одновременно социальный механизм усвоения и переработки информации, а вместе с тем и регулирующее начало человеческой деятельности. Утверждать, что его образование есть сугубо психологический процесс, который будто бы не всегда отражает реалии общественного существования индивида, – ошибка, психологизирование социальной реальности. Также ошибочно рассматривать стереотипы как только ложные представления о реальных свойствах вещей и упрекать их носителей в зашоренности. Как идеальный конструкт общественной деятельности человека, стереотипы являются элементами его сознания, но они вовсе не сводятся к «совокупности мифических представлений», а имеют материальное выражение – знаковый характер (являются знаками отношений, в первую очередь социальных) – и всегда отражают некоторую объективную реальность, пусть в искаженном и трансформированном виде, моделируют и организуют ее. Стереотипы срабатывают как «маркеры» социальной дифференциации между группами и интеграции внутри них, ибо они защищают и охраняют интересы группы, регулируют поведение людей.

В структуре социального стереотипа можно выделить несколько составляющих его уровней:

1) когнитивный уровень – это получаемая человеком информация об объективных феноменах действительности. Эта информация преобразуется в стереотипное суждение, если представлена «схематизированным и генерализированным содержанием»[8]. Ведь когнитивным источником стереотипов почти всегда является наше естественное стремление сводить сложные взаимосвязи к простым. Упрощение, схематизация социальной реальности, а порой и ее искажение являются существенной чертой стереотипов. Механизм стереотипизации включается всякий раз, когда в общем потоке поступающей информации люди встречают явления или ситуации, не требующие подробного и глубокого анализа. Человеческая психика устроена таким образом, чтобы максимально облегчить наше существование;

2) ценностный уровень выражает отношение субъекта к отражаемой действительности и обычно включает в себя эмоции, чувства симпатии или антипатии к реальному или символическому объекту. Зачастую в стереотипах акцентирована именно эта составляющая. Поэтому иногда делается вывод о том, что в стереотипе якобы минуется процесс рационального осознания, что стереотип представляет собой «образование, предшествующее разуму»[9], которое не осознается индивидом и не артикулируется им. Это не совсем так. Любой стереотип, даже если он не артикулируется, имеет когнитивную основу, ибо возникает благодаря знанию (или распознаванию) объекта, с которым человек имеет дело.

Социальному стереотипу присущи определенные свойства. Из них наиболее ярко и конкретно проявляется предвзятость. Люди часто готовы оценивать поступающую информацию предвзято и не всегда сознают это. Они пребывают в уверенности, что их негативное отношение к человеку, группе или явлению вызвано их дурными свойствами или плохим поведением. Также и прошлый отрицательный опыт взаимодействия с кем-либо из группы может в дальнейшем проецироваться на всех членов этой группы. когда личный опыт противоречит стереотипу, такой факт воспринимается как исключение.

Другим свойством социального стереотипа является его ригидность. Стереотипы отличаются стабильностью и консервативностью в течение порой долгого времени. Люди со стереотипным мышлением и поведением успешно сопротивляются рациональным доводам, любой информации, направленной на их изменение. Однако абсолютизировать ригидность стереотипов нельзя, так как им свойственна и определенная гибкость. Люди вынуждены приспосабливаться к изменению общественных реалий, поэтому социальный стереотип может меняться в зависимости от объективных социальных, политических, экономических перемен, однако происходит это, как правило, не очень быстро. Пластичность стереотипов проявляется в изменении ценностей, установок мотивационной структуры их носителей. Если человек открыт для восприятия информации, не стыкующейся с его стереотипным представлением о происходящем, разрушающей его же собственную привычку судить, основываясь на стереотипах, происходит «ломка» мышления. Человек не может мгновенно поменять фокус уже сложившегося мнения и оценок, ему сложно выйти за рамки своего обыденного кругозора.

Могут ли социальные стереотипы исчезать вовсе? Скорее можно утверждать, что стереотип с течением времени видоизменяет свое содержание. Однако сам по себе он исчезнуть не может, ибо является инструментом сознания и деятельности. Важно понимать, что не бывает абсолютно одинаковых ситуаций, в которых востребуются те или иные социальные стереотипы, поэтому их содержание вариативно. Отметим, что даже в условиях активного общения и пополнения информации друг о друге между стереотипизирующей и стереотипизируемой сторонами стереотипы не исчезают. Так, например, совместное существование мужчины и женщины отнюдь не разрушает гендерные стереотипы.

Конечно, осознанно изменяя любой стереотип поведения, можно гармонизировать свою жизнь и отношения с окружающим миром. Для этого нужны желание и практическая потребность в этом изменении, должна быть соответствующая цель, поскольку нормальное (что может не значить «приемлемое» для конкретного человека) поведение – это зависимое поведение. В общении человек вынужден благоразумно не выходить за рамки, которые позволяют ему видеть в людях только то, что важно для обслуживания его зависимости. Для нормального человека всегда гораздо большее значение имеет Я идеальное, чем Я возможное. Возможное Я – это тот образ индивида, каким он мог бы стать, освободившись от стереотипных суждений.

Оценочная окрашенность – также одно из ярчайших свойств социального стереотипа, проявляется внешним образом в его выраженности, в реальных действиях и чувствах людей. Скажем, стереотип враждебности в отношении каких-либо индивидов или их групп влечет за собой напряжение между ними со всеми вытекающими отсюда последствиями – от оскорблений до физического насилия.

Таким образом, социальные стереотипы не являются «аксиологически нейтральными». Стереотипизация любого явления всегда сопряжена с его оценкой, а оценка, в свою очередь, зависит от того, кто оценивает и с какой точки зрения, так как «оценка относится к числу собственно человеческих категорий… она задает его мышление и деятельность. Она предназначена для того, чтобы упорядочивать, облегчать и регулировать эту деятельность»[10]. Из-за разницы условий деятельности людей их оценки любого социального явления подвергаются критике за их необъективный характер, ибо все понимают, что они часто зависят именно от стереотипов тех, кто оценивает. Ведь оценивающий только со своих позиций неизбежно упускает из виду многие объективные признаки оцениваемого, что нагружает его стереотипное суждение ошибочными представлениями.

Социальный стереотип подчиняется строгим логическим законам мышления. Он обладает свойством однозначности. Это свидетельствует о том, что логически не может быть вынесено одновременно двух противоречащих друг другу суждений по поводу одного и того же объекта.

Отметим еще одно свойство социального стереотипа – его репрезентативность. Стереотипизация понимается как упрощенный способ представления другого: несколько характеристик «сплющиваются» в один, весьма упрощенный образ, который призван сжато представить и выразить сущность всей группы.

Можно выделить много разновидностей социальных стереотипов: гендерные, этнические, конфессиональные, профессиональные, политические, эстетические, этические, бытовые и многие другие. Все они так или иначе проявляются в жизнедеятельности людей современного общества как стереотипы их социальной идентификации. Нередко в каждом отдельном случае имеет место комплексное сочетание нескольких видов стереотипов.

Механизм стереотипизации (то есть механизм образования стереотипа) не является прирожденным инвариантом человеческого сознания. Стереотипы редко бывают плодом нашего личного опыта. С того момента, как ребенок начинает идентифицировать себя с группой и осознавать себя ее членом, он в процессе социализации, инкультурации усваивает готовые социальные (этические, эстетические и т. д.) стереотипы поведения той группы, к которой принадлежит, в первую очередь наиболее близких к нему людей. Поэтому можно с определенной долей уверенности говорить о том, что социальные стереотипы, прививаемые обществом индивиду через социализацию, становятся и личностными. Следовательно, персональные стереотипы (автостереотипы) являются «подтипом» социальных, сфера их действия – самые разные ситуации, в которых индивид обладает свободой решать, как относиться к тому или иному явлению. Это не означает, что человек не может иметь своих собственных выработанных стереотипов. Вместе с тем даже эти якобы самостоятельно выработанные человеком стереотипы формируются им в его совместной жизнедеятельности с другими людьми, а потому они не могут не иметь общественного характера.

Сущность социального стереотипа не может быть понята без выяснения вопроса о том, какова его роль и каким образом происходит «моделирование» (конструирование) реальности с его помощью. Всякий субъект для осуществления акта самоидентификации, для того чтобы сформировать образ самого себя и самооценку, обеспечивающие его психологическую устойчивость, нуждается в Другом. Благодаря инаковости Другого даруется смысл тому, что индивид собой представляет для себя. Иначе говоря, он определяет себя в терминах подобия и отличия от другого человека. Всякое общество, коллектив или группа и даже отдельный индивид начинают сознавать свою тождественность только через выделение своих отличий посредством их закрепления в образцах поведения по отношению к другим, чужим. Такие различия служат границей, где заканчиваются «я» или «мы» и начинается чужой внешний мир – «они». В качестве другого человеку может противостоять все общество, к которому он принадлежит, «мы», отделившее себя от «они», огромное количество людей, связанных в одно целое сложной системой отношений.

Человеку свойственно, сознавая свою принадлежность к определенной группе, приписывать ей более благоприятную оценку, чем чужой. Такое предпочтение характеризуется двумя важными аспектами. Во-первых, элементы собственной культуры (норм, ролей, ценностей) воспринимаются им как естественные и правильные, а элементы других культур – негативно, как неестественные и неправильные. Происходит позитивная самоидентификация: мы – хорошие, они – плохие. Люди склонны рассматривать явления и факты чужой культуры, чужого народа, группы или семьи и т. д. сквозь призму своих культурных традиций и ценностей. Различия могут быть воображаемыми, но настоящая проблема возникает тогда, когда эти действительные или воображаемые различия возводятся в ранг главного качества и превращаются во враждебную психологическую установку по отношению к какой-то другой группе. Такая установка психологически разобщает отдельных людей или их общности, а затем теоретически обосновывает дискриминацию, которая проистекает больше из внутренних процессов своего носителя, чем из фактических свойств группы, о которой идет речь. Это имеет последствие в том, что малые по численности группы, в особенности дискриминируемые, обнаруживают очень высокую степень сплоченности. Сама дискриминация (острое ощущение своей исключительности, отличия) служит фактором, способствующим цементированию внутригрупповой солидарности. Во-вторых, с самого начала наиболее характерными особенностями популяций предков человека и человеческих групп, по замечанию П. Ван ден Берге[11], явились два альтруистических качества – «непотизм» (поведение, направленное не только на собственное выживание, но и на заботу о родственниках) и «реципрокность» (поведение, при котором особи внутри популяции тесно сотрудничают по принципу «добро за добро»). Для человека естественно сотрудничать с членами своей группы, оказывать им помощь, предпочитать свою группу, гордиться ею и даже враждовать с членами других групп. В кризисных условиях он ищет опору и поддержку и зачастую находит их именно у представителей своего окружения. Таким образом удовлетворяется потребность человека в чувстве психологического комфорта, в безопасности и защищенности. Во имя сохранения внутренней сплоченности каждая социальная группа максимизирует межгрупповые различия и одновременно минимизирует различия между членами своей группы и закрепляет их в форме автостереотипов и гетеростереотипов – шаблонов восприятия, позволяющих «быстро, просто и достаточно надежно категоризировать, упрощать, схематизировать ближайшее и более отдаленное социальное окружение»[12]. Социальный автостереотип описывает самосознание группы, ее представление о себе, а содержанием социального гетеростереотипа является сложившийся образ другого социального образования. Сам по себе этот процесс межгрупповой стереотипизации не плох и не хорош, он лишь выполняет объективно необходимую функцию, являясь инструментом восприятия социальной действительности, особым социальным языком.

Стереотипы хороши, когда они работают на человека, а не подавляют его индивидуальность. Каждый человек прежде всего является личностью со своими особенностями мышления, характера и поведения. «Человек сознает, что он существует. Что он – это он; ничто не заменит его, и сам он не может заменить других»[13]. И если мы все-таки приходим к выводу, что определенный стереотип должен быть развенчан, необходимо иметь в виду, что его развенчание всегда сопровождается довольно острыми межличностными, внутриличностными и межгрупповыми конфликтами. В обществе всегда имеет место «глубокое противоречие, кажущееся непреодолимой пропастью между индивидуальными потребностями и склонностями и потребностями существования общества»[14], где каждый индивид является изолированным в своей внутренней жизни, а во внешней – «функционером», винтиком общественной системы. Человек нуждается в определенных реакциях со стороны других людей для поддержания самоуважения и целостности Я и в стабильном общественном порядке.

Все это говорит об устойчивости и поляризованности социальных стереотипов людей. Ведь степень истинности оценок, которые выводят люди из стереотипизированных образов, пропорциональна их познанию общественных реалий, на основе которых только и может сформироваться стереотип.

[1] Lippman, W. Public Opinion. – N. Y., 1966. – P. 66.

[2] Кон, И. С. Психология предрассудка (о социально-психологических корнях этнических предубеждений) // Новый мир. – 1996. – № 9. – С. 26.

[3] Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. – М., 1999. – С. 407.

[4] См.: Майерс, Д. Социальная психология. Интенсивный курс. – СПб. – М., 2002. – С. 311.

[5] Интересно, что на этом основании стереотип расценивается П. Штомпкой, например, как патологическое явление: «Стереотип – это упрощенный, односторонний, крайне утрированный образ определенной группы, трактующий всех членов этой группы недифференцированно, независимо от их индивидуальных особенностей» (Штомпка, П. Социология. – М., 2005. – С. 316).

[6] См.: Кон, И. С. Указ. соч. – С. 26.

[7] Именно поэтому стереотипы являются основной мишенью «программистов» поведения. Апелляция к укоренившимся стереотипам людей гарантированно помогает «подтолкнуть» их умы в желательном направлении.

[8] Шихирев, П. Н. Современная социальная психология в Западной Европе. – М., 1985. – С. 170.

[9] Allport, G. W. The Nature of Prejudice. – N. Y., 1958. – P. 32.

[10] Арутюнова, Н. Д. Проблемы структурной лингвистики. – М., 1984. – С. 5.

[11] Van den Berghe, P. L. Race and Ethnicity: A Sociobiological Perspective // Ethnic and Racial Studies. – 1978. – Vol. 1. – № 4. – P. 401–411; idem. The Ethnic Phenomenon. – N. Y., 1981.

[12] Агеев, B. C. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы психологии. – 1986. – № 1. – С. 95–101.

[13] de Carvalho Jr., M. J. La conscience n’existe pas sans la liberte // Jaime, J. Historia da filosofia no Brasil. – Vol. 3. – São Paulo, 2001. – P. 409.

[14] Escaprit, R. La societe des individus. – Paris, 1984. – P. 43.

Стереотипы поведения | Свободный путь

Стереотип — это определенная программа поведения, которая в той или иной мере определяет жизнь человека. В частности, он возникает как результат когда-то полученных стрессов, болезней и т.д.— так называемого негативного опыта, который затем начинает влиять на жизнь человека. Кроме этого, очень много поведенческих штампов закладывается в детстве. Мы очень скоро начинаем понимать, какими нас любят те, от кого мы зависим. Большинство детей предпочитают одобрение взрослых непосредственному выражению собственной натуры. Таким образом, постепенно усваивается отношение к жизни, принятое в школе или в семье, вырабатываются стереотипы поведения.

Родители, желая детям добра, стремятся передать им свой опыт, а оборачивается это шаблонностью мышления.

Конечно, любая семья, желая того или нет, навязывает ребенку в той или иной степени свои стереотипы поведения. Это неизбежно. Компромисс заключается в том, чтобы родители не делали это жестко и изначально видели в ребенке личность, принимали бы его со всеми недостатками. Конфликт между истинным «Я» ребенка и ожиданием взрослых — типичная ситуация для большинства семей.

Установки, навязываемые родителями, постоянно подавляющие внутреннее «Я», вырабатывают у ребенка подсознательное опасение, что никто не полюбит его таким, каков он есть. И он начинает прятаться от внешнего мира. Этот стереотип может сохраниться на всю жизнь. Результат его — неуверенность в себе, трудности в общении, чрезмерная обидчивость. Малейшее замечание, как правило, вызывает у такого человека чувство вины. Его самооценка снижается из-за любой критики. Он тяжело переживает из-за того, что не соответствует требованиям окружающих. Такой человек становится легко уязвимым и часто своей незащищенностью провоцирует нападки со стороны людей. В психологии известно: люди задевают того, кто легко поддается на провокацию. Такой человек в жизни чаще всего играет роль Жертвы.

Если Вы хотите изменить свою жизнь, необходимо пересмотреть свой прошлый опыт и осознать, что в нем было надуманно, какие стереотипы поведения выработаны, что мешает жить, а что помогает. И уже после этого вы сможете решать, что является истинным для вас, а что требует трансформации или замены, и предпринять конкретные шаги к осуществлению того, что вам нужно. Важно не бояться меняться. Жизнь — это вечное движение, постоянная трансформация. Остановка означает смерть, и не обязательно физическую. Любой стереотип — это остановка, застой в какой-то части нас со всеми вытекающими последствиями.

Галина Зайцева — ваш гид
в прекрасную жизнь безграничных возможностей

СТЕРЕОТИП ПОВЕДЕНИЯ это

Читать PDF
129.83 кб

Подражание и стереотипное поведение аутистов

Сериков Андрей Евгеньевич

Как возможно точное подражание? Может ли подражание быть абсолютно бессмысленным? В поисках ответов на эти вопросы полезно обратить внимание на поведение аутистов.

Читать PDF
218.62 кб

Адаптативные аспекты стереотипического поведения

Баграт Арутюнян

Стереотипическое поведение, внешне выглядящее как один из способов обита-ния в социальном мире, с точки зрения устройства самой социальности предстаетв качестве сложного адаптативного механизма, призванного обеспечить диалек-тичес

Читать PDF
724.93 кб

Русские: характер, ментальность, стереотипы поведения

Егорычев Александр Михайлович, Ригер Ангелика , Костина Екатерина Алексеевна

В статье анализируется восприятие русских и русской действительности россиянами и представителями зарубежья.

Читать PDF
56.34 кб

Стереотипы поведения и образ жизни русских и французов

Жбиковская Оксана Алексеевна

Статья посвящена понятию этнокультурных стереотипов. В теоретической части статьи к рассмотрению представлены этнические стереотипы и различные формы их реализации.

Читать PDF
114.07 кб

РОЛЬ АДРЕНАЛИНА В ФОРМИРОВАНИИ ПОВЕДЕНЧЕСКИХ СТЕРЕОТИПОВ

Миханькова П.В., Бакр В.Ф.

Читать PDF
203.22 кб

Поведенческие стереотипы студентов в межнациональной сфере

Зимовина О.А., Казарян А.В.

В статье анализируются поведенческие стереотипы студентов в межнациональной сфере.

Читать PDF
326.75 кб

Потребительское поведение в структуре гендерных стереотипов

Семенова Марина Александровна

В статье рассматривается понятие гендерный стереотип как часть социального капитала, то есть совокупность ресурсов институционализированных отношений взаимного признания.

Читать PDF
4.55 мб

Влияние гендерной стереотипизации на ролевое поведение молодежи

Аникеева Нелли Петровна

Читать PDF
257.24 кб

Особенности процесса стереотипизации трудового поведения молодежи

Шестопалова О. Н.

В статье рассмотрены основные факторы формирования стереотипов трудового поведения молодежи, противоречия их становления и функционирования в современных условиях.

Читать PDF
136.28 кб

Гигиеническая оценка стереотипов пищевого поведения шахтеров Кузбасса

Шибанова Н. Ю., Громов К. Г.

Читать PDF
329.34 кб

Стереотипы гендерного поведения и их толкование в контексте книги Бытия

Дорохина Римма Викторовна

В статье рассмотрена проблема гендерных отношений с точки зрения религиозного контекста. С опорой на Книгу Бытия показано положение мужчины и женщины в межличностных отношениях.

Читать PDF
230.66 кб

Гендерные стереотипы и нормы поведения в современном башкирском обществе

Хилажева Гульдар Фаритовна

In the article there is examined a system of gender stereotypes and norms of behavior prevailing in modern Bashkir society.

Читать PDF
278.19 кб

Формирование и поддержание гендерных стереотипов потребительского поведения

Семенова Марина Александровна

В статье автор, опираясь на теорию социальных полей П. Бурдье, рассматривает модель формирования и поддержания гендерных стереотипов потребления.

Читать PDF
381.21 кб

Группы и уровни стереотипизации экономического поведения деятелей в социуме

Ибрагимова Элиза Мусаевна

В статье впервые выделены группы стереотипизации экономического поведения социологической рефлексии.

Читать PDF
96.47 кб

Этнические стереотипы гендерного поведения японцев с этологической точки зрения

Марина Вячеславовна Щепетунина

анализ потенциальных бизнес-рисков в новой экономике – тема научной статьи по экономике и бизнесу читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

динамические стереотипы поведения: анализ потенциальных бизнес-рисков

в новой экономике*

УШАНОВ П.В.,

к.э.н., доцент кафедры

«Экономика и антикризисное управление»

Финансовой академии при Правительстве РФ

Я представляю кафедру «Экономика и антикризисное управление». Мы тоже исследуем риски и неопределенность в условиях новой экономики. В замечательном докладе проф. Юданова А.Ю. речь шла об успешных предприятиях. Мы имеем дело с теми предприятиями, которые могут попасть в кризис, переживают кризис, а также исследуем причины этих кризисов. Иногда кризисные предприятия удается спасти. Очень часто в отношении предприятий, переживающих кризис, приходится применять процедуры банкротства. Таким образом, здесь своя неопределенность и свои риски. Именно о рисках применительно к антикризисному управлению я бы и хотел сказать несколько слов.

Однако прежде хотел бы сделать одно важное замечание. Антикризисные управляющие решают не только экономические вопросы, но также правовые и социально-психологические, поэтому мы вынуждены использовать инструментарий, который медленно, но верно формируется в нашей молодой науке на стыке дисциплин.

В предлагаемом выступлении я сделаю попытку рассмотреть влияние на общественное производство динамических стереотипов поведения, открытых в начале XX века великим русским физиологом Иваном Петровичем Павловым. Таким образом, попытаюсь через призму организационного поведения взглянуть на предпринимательский риск как эволюционный двигатель современной экономики. Прежде всего, необходимо уточнить, что понимается под «динамическими стереотипами поведения». Из школьного курса биологии известно, что И.П. Павлов открыл условные рефлексы. Сущность этого процесса обычно иллюстрирует следующий опыт. Собаке показывают кусок мяса, и у нее выделяется слюна.

Для управленцев и экономистов важно другое открытие И.П. Павлова — динамические стереотипы поведения. Если все той же собаке очень часто показывать пресловутый кусок мяса, в конечном итоге у нее наработается устойчивый стереотип на выделение слюны даже тогда, когда мясо ей уже никто не показывает. Это и будет динамическим стереотипом поведения. Таким образом, получается, — указывал И.П. Павлов, -в коре динамический стереотип (системность), поддержка которого составляет все меньший и меньший нервный труд; стереотип же становится косным, часто трудно изменяемым, трудно преодолеваемым новой обстановкой, новыми раздражениями. Особо подчеркнем важную для нас как экономистов и управленцев мысль. Сама естественная потребность, для удовлетворения которой он изначально возник, может отмереть, измениться. Однако динамический стереотип поведения при этом остается, превратившись в самостоятельную потребность, без удовлетворения которой человек уже не мыслит своего существования. В дальнейшем по этому же принципу нарабатываются все новые и новые динамические стереотипы поведения. Старые привычки, ставшие к этому моменту потребностями организма, существенно влияют на

«Обсуждение доклада д.э.н., проф. Юданова А.Ю. «Предпринимательский риск как эволюционный двигатель российской экономики» на семинаре «Риски и неопределенность в условиях новой экономики»

Физиологами установлено, что любой возникший в организме динамический стереотип, в том числе и у человека, очень устойчив

И < 26 из 48 ► И

поведение, которое формирует, в свою очередь, все новые и новые привычки (стереотипы поведения).

Как следствие, поведение современного человека начинает определяться в значительном большинстве случаев не естественными потребностями (не тем, что действительно могло бы доставить удовольствие слуху, обонянию, вкусу, осязанию или зрению). Его поведение, по аналогии с компьютерными программами, будет определяться тем, что для него привычно, популярно, правильно, полезно, модно или нужно с точки зрения ума и мнения общества, к которому он себя причисляет.

С одной стороны, все это упрощает жизнь человека. Однако, с другой стороны, современный человек, теперь движется по каким- то не до конца понятным ему самому «рельсам». Такие «рельсы» могут быть априорно чужды/вредны как физиологии, так и психике этого человека. На наш взгляд, эти изменения качества производительных сил необходимо учитывать в исследовании рисков и неопределенностей в условиях новой экономики.

Возникает вопрос, оказывают ли динамические стереотипы поведения людей непосредственное влияние на общественное производство? Мы в этом убеждены. Как это происходит? Любые стереотипы поведения есть продукт вчерашнего дня. Между тем, день сегодняшний — это новое и это новое сегодняшнего дня очень жестко втискивается в прокрустово ложе схем, наработанных человеком в прошлом.

Учредители предприятия закладывают на основе личного опыта (своих стереотипов поведения, сложившихся «вчера») правила игры, по которым новый бизнес должен развиваться «сегодня» и «завтра». Эти правила постоянно подкрепляются нижестоящими менеджерами, которые определяют на производстве документооборот, регламент, корпоративную этику, связи с партнерами, учредителями, клиентами, поставщиками и подрядчиками, технологические цепочки и пр.

Все эти люди формируют стереотипы управления (поведения) предприятием на основе своего вчерашнего опыта. В совокупности все эти сформированные таким образом динамические стереотипы поведения образуют, как назвал эту систему Дональд Н.Сулл, «формулу успеха» данного предприятия.

На определенном этапе «формула успеха» нового предприятия может хорошо работать, приносить прибыль до тех пор, пока рынок относительно стабилен. Проф. Юданов А.Ю. как раз привел впечатляющие иллюстрации таких успехов. Попутно отмечу, что все ритейловые системы, о которых шла речь в докладе, в маркетинговой политике опирались на динамический стереотип поведения — привычку людей покупать товар или получать услугу в известном им предприятии, если его качеством они довольны.

При изменениях рынка должна была бы корректироваться стратегия предприятия, его «формула успеха». По указанной причине даже качественные изменения на рынке многими компаниями в самый ответственный момент воспринимаются как временные неудачи. По этой причине большинство компаний с завидным упорством продолжает навязывать свою стратегию («формулу успеха») рынку и обществу в целом, даже тогда, когда это приносит очевидный вред.

В новой истории России много таких примеров. Акционерные общества «Мосбизнесбанк» и «Промстройбанк», возникшие на базе мощных государственных спецбанков СССР, унаследовали их стратегию эпохи застоя и перестройки. Результат был предсказуем — против них были возбуждены процедуры банкротства, когда в России стала складываться рыночная экономика. Та же участь постигла группу «Мост», НК «Юкос» и т.д. которые процветали в 90-е годы, но не смогли адаптировать свои «формулы успеха» в новом столетии. Рано или поздно факт существенных изменений рынка становится очевидным через снижение прибыли, спроса на продукцию, политические проблемы и т.д. Все управленцы видят эти изменения?- Да, как показывает мой личный опыт ведения бизнеса, а также антикризисного управления,- все менеджеры эти изменения видят. Они будут активно обсуждать навалившиеся проблемы на перекурах, за чашечкой кофе или планерках. Тем не менее, действовать большинство из них будет по тем программам управленческих стереотипов поведения, которыми они сами оказались насквозь «прошиты» в рамках существующего бизнеса. Это так называемая «активная инертность поведения», которая подталкивает предприятия к кризису.

Налицо серьезная предпосылка для кризиса личности, о которой в последнее время много пишут социологи и психологи

«Формула успеха» создается на основе стереотипов управления предприятием, формирующихся сегодня на опыте дня вчерашнего

По И.П. Павлову — динамические стереотипы обладают косностью, трудно изменяются и преодолеваются новой обстановкой, новыми раздражениями

«Активная инертность поведения» ведет предприятия к кризису

И Л 27 из 48 ► и

Старые производственные схемы вступают в противоречие с реальной жизнью

СИТУАЦИЯ

Динамические стереотипы поведения оказывают влияние на процесс непосредственного производства. Если какая- то технологическая цепочка была один раз отлажена, люди, которые работают на этом производстве, так к ней привыкают, что им бывает проще отказаться от нового оборудования, чем от устоявшихся годами технологий и бизнес-процессов.

Часто технологические цепочки становятся настолько привычными, что дело доходит до абсурда. На предприятии может кардинально измениться оборудование, что потребует новых взаимоотношений между людьми. Однако старые производственные схемы остаются, тормозя работу всего производства. К ним просто привыкли, не замечая, что с некоторых пор они приносят вред, что они в принципе несовместимы с новым оборудованием или технологиями. Данная проблема характерна не только для какого-то одного предприятия, отрасли народного хозяйства или страны. Она существует практически повсеместно и в России, и в Европе, и в Соединенных Штатах.

Таким образом, выстроенные от ума схемы в общественном производстве, будь то маленькая компания, транснациональная корпорация или государство, рано или поздно вступают в противоречие с реальной жизнью. Возникающие экономические кризисы регулируют процесс общественного производства, как весенним половодьем смывая накопившиеся заторы.

Изложенные тенденции требуют дополнительного осмысления. Динамические стереотипы поведения, с которыми люди приходят в бизнес — это предпринимательский риск, который необходимо очень серьезно отслеживать. Любые антикризисные программы и государственные национальные программы обязаны учитывать наработанные в обществе стереотипы поведения и национальную «формулу успеха» в целом. Некоторые из наиболее

одиозных стереотипов поведения, характерные для российского общества, мы хорошо знаем.

LIBRARY

КНИГА дня чтения по экономическом теории с проблемными ситуациями

Г учебное пособие

Шл

В поисках новой теории: книга для чтения по экономической теории с проблемными ситуациями. Учебное пособие Под ред. А.Г. Грязновой и H.H. Думной. — М.: КНОРУС, Проспект, 2004. — 368 с.

Вниманию читателей предлагается не совсем обычное учебное пособие по экономической теории. Это книга для чтения, дополняющая учебники по микро- и макроэкономике. В чем особенность данного издания?

Впервые в российской обществоведческой литературе сделана попытка формирования исследовательской культуры в области экономической теории. На примере отдельных тем учебной дисциплины «Экономическая теория» показан процесс формирования нового знания о современных социально-экономических явлениях. Выбраны темы, которые, с одной стороны, являются сегодня наиболее дискуссионными, с другой — отражают сложный процесс становления и развития новых форм хозяйствования в России.

Авторы учебника — известные российские ученые, преподаватели Финансовой академии при Правительстве РФ — не дают готовых рецептов и рекомендаций. С помощью проблемных ситуаций читателю предлагается самому определиться в том или ином вопросе. Причем проблемные ситуации использованы в книге не только как методический прием последовательного изучения экономической теории, но и как методологическая база научного исследования.

В первую очередь книга адресована студентам-экономистам, магистрантам, аспирантам и преподавателям. Учебное пособие можно использовать для проведения коллоквиумов по дискуссионным теоретическим вопросам, при подготовке докладов, научных сообщений, рефератов и курсовых работ. Ясный язык, четкая структура, ориентация на экономику России, а также оригинальная методическая обработка делают учебное пособие интересным и доступным широкому кругу читателей.

И Л 28 из 48 ► И

Видовой стереотип поведения и лабильные поведенческие реакции

6. Видовой стереотип поведения и лабильные поведенческие реакции

          Известна стереотипность ответа на сходную ситуацию у разных особей данного вида. В классических работах по этологии ( работах Лоренца, Тинбергена и др. исследователей) именно видовые стереотипы поведения,  в основе своей наследуемые, представляют собой главный предмет исследования.

           Их возникновение в процессе эволюции легко объяснимо: генетически запрограммированные стереотипы поведения позволяют осуществить адаптацию быстро, с минимальным расходом энергии.

Отбор закрепляет лишь такие формы поведения, которые адаптивны к стабильным, повторяющимся условиям.  Видовой стереотип поведения — это приспособление к “средним”, наиболее общим и постоянным условиям Среды. Именно постоянство условий является фактором, который ведет к закреплению отвечающей ему формы поведения. Стереотипная поведенческая реакция  может формироваться и по отношению к меняющимся  условиям Среды, если эти изменения повторяются закономерно. Полной идентичности условий , абсолютной их повторяемости из года в год в природе не существует. Поэтому видовые стереотипы поведения  никогда не состоят только из наследственно закрепленных реакций (инстинктов). Врожденные реакции — это основа сложного поведенческого акта, на который накладывается научение.

Известно, что видовые стереотипы поведения устойчивы, ригидны, а поведение на основе научения отличается пластичностью. Но инстинктивное поведение , будучи стабильным, все же подвержено колебаниям.  Генетически фиксированы и передаются по наследству не отдельные готовые движения или их сочетания, а нормы реагирования, в пределах которых формируются двигательные реакции в онтогенезе. Для некоторых видов врожденного поведения нормы реакции чрезвычайно узки  (примером может послужить бросок головой у птицы гоголя). Другие виды инстинктивного поведения имеют широкие нормы реакции. Например, известен довольно жесткий стереотип поведения птиц того или иного вида при постройке гнезда, но длительность насиживания, время слетков — лабильны, зависят от особенностей особи и условий Среды.

Максимально изменчивы индивидуально приобретаемые формы поведения на основе научения. Выученное поведение у представителей одного вида животных, так же, как и инстинктивное поведение, варьирует в определеных рамках. Чем выше психическая организация данного вида животных, тем шире эти рамки. Способность к научению, к  установлению новых ассоциаций, тоже  видоспецифична. Например, обезьяны, вороны и дельфины способны выработать установку на обучение решению сложных задач, а собаки, кошки, крысы и другие подопытные животные такую установку не вырабатывают. Важно, что инстинктивное поведение все же вариабельно, а выученное поведение все же не может выйти за границы, определенные видовой принадлежностью.

Стереотипы поведения в истории культуры

Текст диссертации на тему «Стереотипы поведения в истории культуры»

1 1 гх ! / «»•’■ / «

Санкт-Петербургский государственный университет

на правах рукописи Бабаевой Анны Владимировны

СТЕРЕОТИПЫ ПОВЕДЕНИЯ В ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ

Специальность — 24.00.02 — историческая культурология

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата культурологических наук

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Выжлецов Г.П.

Санкт-Петербург 1998

СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………………………………………………………………….С. 3.

Глава I. СТЕРЕОТИПЫ ПОВЕДЕНИЯ В КУЛЬТУРОЛОГИИ.

1. Понятие «стереотип поведения»……………………………………..С. 14.

2. Стереотип поведения в системе культуры………………………. С. 40.

Глава II. ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ СТЕРЕОТИПОВ ПОВЕДЕНИЯ В ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ.

1. Восток и Запад : особенности стереотипов поведения………С. 71.

2. Стереотипы поведения в истории русской кулыуры……….. С Л 03.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………… С.137.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ………………………………………………….С Л 43.

ВВЕДЕНИЕ

Актуальноспъ темы исследования; Многообразие существующих кулыур, а также стремительно растущая необходимость более тесного общения различных социокультурных групп между собой рождает проблему диалога культур. Она становится актуальной для отечественной научной мысли еще и потому, что Россию захлестнул поток инокультурных влияний. Но взаимопонимание невозможно без рассмотрения отличительных черт культур. Одним из внешних факторов, показывающих отличительные черты культуры являются стереотипы поведения. Культурные стандарты охватывают все сферы человеческой жизни и выражаются в особых символических формах: обрядах и ритуалах, художественных стилях и религиозных уставах, стереотипах сознания и поведения, системах мировоззрения и образа жизни. Именно диалог приводит всю систему символических форм в сферу взаимного понимания и принятия . Общество, чтобы функционировать как единое целое, как сложная социокультурная система, должно установить рамки для поведения человека. Регуляция поведения осуществляется с помощью различных механизмов. Но основным регулирующим фактором выступают существующие в обществе базовые ценности и нормы поведения. В обыденной жизни стереотипы поведения стабилизируют и упорядочивают образ жизни. Хотя человек и стремится к вариативности, многообразие поведения никогда не бывает беспредельным. В противном случае невозможно было бы общение между людьми, их объединение в различного рода социокультурные объединения. На упорядочение вариантов поведения направлена тенденция унификации, которая проявляется в выработке общих ( для группы) программ поведения. Включение человека в культуру начинается с усвоения принятых норм поведения и общения. В процессе

социализации транслируются алгоритмы выработки поведенческой линии. Именно эта сторона достаточно точно и весьма дифференцированно отражает специфику конкретной культуры, ее изменения.

При более общем рассмотрении культура выступает как целостное образование. Это предполагает выработку не только единых правил поведения, но и общей памяти и единой картины мира.

Сегодня проблема диалога культур занимает все большее место в отечественной и зарубежной научной литературе . Возросший интерес к данной проблеме объясняется спецификой культурного развития общества в XX веке. В настоящее время типологически различные культуры «втягиваются в одно духовное пространство: странно и мучительно сопрягаются друг с другом»1.

Диалог культур предполагает не только взаимопонимание и общение между различными культурными образованиями, но и требует духовного сближения культурных регионов,сформировавших свой комплекс отличительных черт. Диалог — это не только необходимая форма существования современных культур, но и процесс»прочтения» и понимания этих культур. Стереотипы, сложившиеся в обществе на основе ценностно-нормативной системы, являются как бы «ключом» к пониманию иных культур. Они позволяют взглянуть на культуру с точки зрения людей, создавших иные ценности.

Стереотипы поведения помогают осуществлению диалога. Именно полифония различных стереотипов поведения таит в себе адекватное выражение многоликости культуры.

1 .Библер B.C. Культура. Диалог культур //Вопр. философии. -1989.-N6. -С. 32.

С другой стороны, стереотипы поведения фиксируют изменения происходящие в системе базовых ценностей. Они выступают внешней формой выражения происходящих в социокультурных системах перемен.

В современном Российском обществе предпринимается попытка трансформировать ценностно-нормативную систему, поэтому изучение стереотипов поведения помогает в условиях этого процесса фиксировать изменения, которые происходят в системе ценностей.

Все, что происходит в культурах обществ, можно проследить при изучении изменяющихся систем стереотипов поведения. Стереотипы поведения помогают фиксировать все возникающие новшества в социокультурных группах. Это очень важно, поскольку культура постоянно находится в состоянии развития и обновления.

Цели и задачи исследования:

Стереотипы поведения выступают одним из компонентов культуры. Они, с одной стороны, формируются на основе ценностно-нормативной системы, а с другой-обуславливают отличительные черты образа жизни, общения, поведения.

В данной работе стоит цель — рассмотреть место стереотипов поведения в контексте культурологии. Достижение этой цели требует решения ряда исследовательских задач:

— выделение самого понятия стереотип поведения из общей категории «стереотип»;

— выявление соотношений стереотипов поведения с другими компонентами культуры;

— сравнение функционирующих стереотипов поведения в различных социокультурных общностях. В качестве примера сравнение стереотипов поведения в культурах Востока, Запада и России.

Предметом исследования выступает стереотип поведения и специфика его проявления в различных культурах.

Несущим элементом любой культуры выступает религия как определенная система идей, представлений о человеке и его образе жизни. Поэтому изучение феномена стереотипа поведения опирается на выделение религии как доминирующего компонента духовной жизни и норм поведения. «Культура родилась из культа. Истоки ее сакральны. Она… была связана с жизнью религиозной. Так было в великих древних культурах, в культуре греческой, в культуре средневековой, в культуре раннего Возрождения. стимулирующих общественное развитие. Религия создает эмоциональную общность, и именно поэтому религиозные доктрины проникают в повседневную жизнь человека.

Религиозная обусловленность норм поведения является главной детерминантой этики культур Востока и некоторых периодов историй в культурах Запада.

Для более полного рассмотрения нужно взглянуть на сложившиеся в разных культурах системы стереотипов поведения исходя из компаративистского подхода. Поскольку он способствует выявлению общего и особенного в содержании и внешних

1. Бердяев H.A. Философия неравенства. — М., 1990. — С. 248.

проявлениях различных культур. Позволяет проникнуть в их сущность и, следовательно, обеспечивает их более глубокое познание и понимание,

В данной работе предпринимается попытка сравнения сложившихся систем стереотипов поведения в культурной дихотомии Восток-Запад. А также рассматриваются стереотипы поведения в культуре России, тле. она, находясь на встрече этих двух цивилизационных потоков, сформировала неповторимую своеобразную культуру.

Состояние научной разработанности проблемы: Появившись в 1922 году в работе УЛиппмана «Общественное мнение», термин «стереотип» применительно к общественной жизни положил начало эмпирическому изучению данного феномена. За прошедший период в американской научной мысли было разработано несколько подходов к изучению стереотипов. Среди них можно выделить:

— психодинамический, где личность рассматривается как источник формирования и функционирования стереотипов;

— прагматический, выдвигающий на первый план свойство стереотипов создавать единообразный эмоциональный фон;

-социально-критический, изучающий влияние стереотипов на функционирование культуры, особенно массовой, и различного типа субкультур.

Основная социокультурная функция стереотипов, по мнению американских исследователей, в том, что при их помощи внушаются не только эталоны поведения в обществе, но и фиксируется стандартное для каждой из существующих культур отношение к ценностям общества, группы. Именно на выяснение форм фиксации ценностей и измерение уровня стереотипизации сознания и поведения направлены современные исследования

западных авторов.

К сожалению, большинство работ западных ученых, изучающих проблемы стереотипов и их роль в кулыуре, так и не были переведены на русский язык. Многие из них остались недоступными для отечественных исследователей.

В отечественной научной мысли проблемы стереотипов, стереотипного сознания и поведения длительное время были за рамками традиционных исследований, хота вопросы, близкие к данным проблемам, затрагивались в различных гуманитарных науках ( истории, этнографии, психологии, философии, социологии, антропологии, истории культуры).

Этнопсихологические наблюдения можно встретить уже в трудах античных историков: Геродота, Тацита, Плиния, Ксенофонта и др.

Возникновение подлинно научного интереса к проблеме норм поведения у различных народов можно отнести к XVIII веку ( в работах Ш.Монтескье, Ж. были рассмотрены в трудах западных философов, социологов и историков : Ф.Бэкона, М. Вебера, Т. Парсонса, Э. Гуссерля, М. Блока, Ф. Броделя, Э. Фукса и др. Они помогли в исследовании специфических черт стереотипов поведения в различных культурах.

1 Для изучения функционирующих стереотипов поведения в

русской культуре были использованы работы философов «серебряного века». Они стремились дать философское осмысление национального своеобразия русской культуры. Аналитически пытались выяснить основы, на которых формировался менталитет русского народа и показать,как он был связан с нормами поведения. В итоге они в своих трудах создали собирательный образ России, без которого невозможно увидеть все отличительные черты русской культуры.

А

Поэтому труды Н.А. Бердяева, Н.Ц. Данилевского, И.О. Лосского, П.А. Сорокина, Вл.Соловьева, Г.П. Федотова, Г. Флоровского и др. стали основой, на которой строилось изучение специфики стереотипов поведения в русской культуре.

Описание характера ментальности конкретной исторической общности, выделение характерных черт образа жизни можно найти в трудах историков и этнографов : И.Е. Забелина, М.Забылина, В.О. Ключевского, Н.И.Костомарова, С.В.Максимова, ПА.Милюкова и

В этих и других работах встречаются интересные подходы специфического отношения к миру и людям в русской культуре. Однако авторы не ставили своей целью уделить внимание обобщенным социокультурным характеристикам, ограничиваясь констатацией основных отличительных черт образа жизни.

В середине 80-х годов в отечественной науке появился целый ряд работ, в которых была предпринята попытка рассмотреть роль стереотипов в обществе. Среди исследований можно отметить работы: Грановской P.M., Крижанской Н.М. «Творчество и преодоление стереотипов», Ефимова В. » Этосология как учение о нравах и нравственности», Касьянова К. » О русском национальном характере», сборники :»Этнознаковые функции культуры», «Этнические стереотипы поведения», «Этнические стереотипы мужского

и женского поведения», «История ментальности», в которых в той или иной мере затрагивались вопросы, связанные с изучением стереотипов в различных культурах.

Привлечение исследований различных наук помогло попытке дать культурологический анализ стереотипам поведения, поскольку вопросы, затрагиваемые в исследовании этого феномена, лежат на пересечении ряда наук.

В качестве источников были использованы труды американских исследователей : УЛиппмана, У.Вайнеки, Э.Богардуса, Т.Ньюкомба и других, в которых разработаны теоретические подходы к изучению феномена стереотипа в обществе.

При исследовании функционирования стереотипов поведения в различных культурах были использованы законы, которые формировали нормы взаимоотношения и поведения людей. Среди них можно отметить: «Ли Цзи», » Дао дэ цзин» в культуре Китая, «Тайхорё»- произведение,которое фиксировало правила поведения в средневековой Японии; древнеиндийские законы» Ману», 4 Упанишады», «Коран» как источник мусульманских норм и правил поведения, древнерусские письменные источники: «Поучения Владимира Мономаха», «Правда Ярослава Мудрого», и более поздние — «Домострой», » Юности честное зерцало «.

Но в целом проблема остается разработанной не полностью.!

■е. «»

Можно отметить исследования по проблемам близко стоящим к изучению стереотипов поведения, но сами стереотипы исследуются в меньшей степени. Практически не изучены культурные стереотипы и стереотипы поведения. Предложенный УЛиппманом термин был редуцирован исследователями до уровня национальных и профессиональных стереотипов. А ведь стереотипизации, согласно У Липпману, может подвергаться все многообразие социокультурных

объектов. Содержание этнических стереотипов широко изучалось во всем мире, в том числе и в нашей стране (работы Агеева B.C., Коневой Е.В., Касьянова К и др.). Иногда исследователи обращали внимание на иные, но содержательно идентичные проблемы. Изучение же стереотипов поведения практически не ведется. Причины этого непонятны, поскольку знания о нормах и требованиях к поведению и как эти требования трансформируются в культурной действительности способны помочь в понимании различных культур. В отечественных исследованиях сам термин стереотип поведения практически не используется.

Научная новизна работы;

Впервые в работе стереотип поведения рассматривается в системе культурологии.

Стереотип поведения сравнивается с другими компонентами культуры.

В работе предпринимается попытка подчеркнуть специфику стереотипов поведения как внешних выразителей базовых ценностей

культуры.

Изучение стереотипов поведения связывается с анализом историко-культурной самобытности.

Предпринимается попытка рассмотреть различные системы стереотипов поведения, на примере культур Востока, Запада и России.

Научное и практическое значение работы:

Стереотипы поведения помогают увидеть специфику культур, их основные отличительные черты. Комплексное осмысление стереотипов поведения в культурологическом пространстве позволяет зафиксировать происходящие изменения в социокультурных общностях.

В повседневной жизни человек как правило лишен возможности подвергать критическому анализу принятые стандарты поведения. Поэтому в обыденной действительности люди чаще всего поступают шаблонно. Внешнее поведение людей в культурах всегда было в большей или меньшей степени ритуализированно и

стереотипизированно. Все изменения, которым подвергаются базовые ценности, внешне можно отследить через изучение изменяющейся системы стереотипов поведения. В культуре обществ, «когда прекращаются исторические мутации, непредвиденные возникновения новых форм существования, тогда культура умирает <ч.

Именно система стереотипов поведения четко фиксирует возникновение новых форм культуры. Они обуславливают и механизмы этнической идентификации. Контакт людей разных национальностей — это, в первую очередь, контакты культур. Учет культурно значимых различий позволяет более адекватно взглянуть на современные национальные проблемы вообще и межнациональные конфликты в частности. Последнее особенно важно в силу необходимости принятия практических шагов. Взгляд на межнациональные отношения, как на взаимодействие различных кулыур 7 через господствующие системы стереотипов поведения позволит избежать односторонних представлений.

Актуальность темы исследования позволяет использовать ма�

Стереотипное поведение — обзор

ФИЗИОЛОГИЯ ЭКДИЗИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ

Существует несколько стереотипных поведений, связанных с самим шелушением, которые проявляются только до и во время линьки, включая продольные перистальтические сокращения тела и глотание воздуха или воды, вызывающее линьку. старая кутикула до разрыва. Однако после того, как насекомое достигает взрослой стадии, поскольку шелушение больше не возникает, это поведение больше не нужно выражать. В Manduca наблюдается волна запрограммированной гибели клеток, при которой около половины нейронов центральной нервной системы умирают в течение первых нескольких дней взрослой жизни.Среди этих умирающих клеток около 50 нейронов, которые регулируют моторную программу шелушения, устраняя те клетки, которые ответственны за устаревшее или неиспользуемое поведение.

Поскольку участие в процессе линьки сопряжено с опасностью, поскольку неподвижное беззащитное насекомое сбрасывает свой экзоскелет, линька обычно ограничивается определенным временем дня, когда каждый вид лучше всего способен избегать хищников и неблагоприятных условий окружающей среды. Время линьки определяется эндогенными циркадными часами, которые позволяют ей происходить только в течение узкого временного окна.Если физиологические события, необходимые для линьки, не завершаются к началу окна, насекомое будет ждать следующего окна, чтобы начать линьку. Система сложна, однако вовлеченные стереотипы поведения были отфильтрованы посредством интенсивного избирательного давления, поскольку любые ошибки в эклозии приводят к смерти. У сверчков выявлено 48 отдельных фиксированных паттернов действий, связанных с шелушением. Различные формы поведения, связанные с вздутием живота, координируются гормональным каскадом, запускаемым гормонов, вызывающих шелушение, (ETH), которые высвобождаются из периферических клеток инков эпитрахеальных желез, расположенных на больших стволах трахеи рядом с дыхальцами.Снижение титров экдизона после линьки инициирует сложные эндокринные взаимодействия, которые приводят к активации этих фиксированных паттернов действия.

Поведение при затмении можно разделить на три фазы переменной продолжительности в зависимости от размера насекомого. В фазе преддиза , продолжающейся около 2 часов, насекомое прикрепляется к субстрату и начинает выполнять движения, которые разрывают связи между его мышцами и старой кутикулой, и начинает заполнять его трахеальную систему воздухом.Затем активируются фиксированные паттерны действия для удаления старой кутикулы во время фазы шелушения . Это связано с перистальтическими продольными сокращениями, которые позволяют насекомому вырваться из своей старой кутикулы и могут длиться от нескольких минут до часов. В фазе после лечения новая кутикула растягивается и затвердевает снова в течение периода от нескольких минут до часов. Крылья, если они есть, раздуты, а белки в новой кутикуле сшиты.

Два вида шелковой моли, Hyalophora cecropia и Antheraea pernyi, , имеют разные ворота эклозии. Hyalophora выцветает в утренние часы, тогда как Antheraea затухает непосредственно перед скотофазой (рис. 5.14A). Когда их мозг удаляется хирургическим путем, ритмичность эклозии исчезает у обоих видов (рис. 5.14B). Если мозг удален и повторно имплантирован в брюшную полость, ритмичность восстанавливается, несмотря на отсутствие нервных связей между мозгом и центральной нервной системой (рис. 5.14C). Наконец, если мозг удаляется и имплантируется особям противоположного вида, их экстрасенсорное поведение не только восстанавливается, но и его восстановление основывается на идентичности присутствующего мозга, а не на идентичности тела и остальной части центрального мозга. нервная система (рисунок 5.15). Гормональное действие не зависит от вида, а зависит только от времени его высвобождения. Эндокринный каскад в Hyalophora происходит рано утром; Antheraea встречается позже. Любой мозг может активировать поведение, но только в то время, когда он запрограммирован на выброс гормонов.

РИСУНОК 5.14. A. Нормальное время эклозии имаго для H. cecropia и A. pernyi. B. Эклозия взрослых особей после удаления мозгов куколки. C. Эклозия у взрослых после удаления головного мозга и повторной имплантации оторвавшихся мозгов.Черная горизонтальная полоса указывает скотофазу.

От Трумэна (1973). Печатается с разрешения. Авторское право © 1973

РИСУНОК 5.15. Влияние перестановки мозгов на экологическое поведение. ( Top ) Мозг, имплантированный в тело того же вида. ( Нижний ) Мозги H. cecropia , имплантированные в тело pernyi , привели к паттерну появления cecropia , тогда как мозг из pernyi , имплантированный в тело cecropia , привел к появлению pernyi. шаблон.На вставке — следы от рычага, прикрепленного к кончикам живота, продолжительностью около 2 ч. Черная горизонтальная полоса указывает скотофазу.

От Трумэна (1973). Перепечатано с разрешения. Авторское право © 1973

Гормон эклозии (EH) изначально считался центральным в инициировании этого поведения, потому что его инъекция активировала всю последовательность поведения эклозии. Однако исследования показали, что еще большая сложность связана с несколькими другими гормонами.Экдизон увеличивается перед линькой, а затем снижается, а снижение титров экдизона — это то, что позволяет оставшейся части каскада произойти и сенсибилизирует нервную систему к их присутствию. Синтез многих вовлеченных пептидов происходит с повышением титров экдизона, но высвобождение пептидов требует снижения титров. Коразонин (CRZR), который первоначально был идентифицирован как сердечно-ускорительный пептид у тараканов, продуцируется в латеральных нейросекреторных клетках головного мозга и высвобождается из комплекса сердечного тела-аллатума и нейронов в вентральных ганглиях.Точно так же EH высвобождается нейронами головного мозга при шелушении. Оба стимулируют высвобождение ряда пептидных гормонов из клеток Inka. Среди этих гормонов гормона, запускающего прецедентный диагноз (PETH) и ETH, оба из которых кодируются геном eth . Подобно EH, инъекция ETH в фаратные куколки Drosophila приводит к сокращению предрасположенности. CRZR, действующий на клетки Inka, вызывает высвобождение низкого уровня PETH и ETH, которые циркулируют в гемолимфе и запускают преддисечное поведение.ETH также формирует систему положительной обратной связи с EH, каждая из которых стимулирует высвобождение другого. По мере того, как уровни ETH и EH постепенно увеличиваются, EH вызывает большее высвобождение PETH и ETH, что теперь опосредует переход от прецедента к шелушению (рис. 5.16).

РИСУНОК 5.16. Модель поведения от шелушения. См текст для деталей.

После Эвера (2005) и Трумэна (2005). Перепечатано с разрешения. Авторское право © 2005

Другой гормон, который участвует в эклозийном поведении, — это кардиоактивный пептид ракообразных (CCAP).CCAP был впервые идентифицирован как сердечно-сосудистый фактор у крабов и с тех пор обнаружен в нервных системах многих насекомых и других членистоногих. Считается, что CCAP активирует моторные программы для шелушения и отключает программу для преддизиса. При одновременном высвобождении как ETH, так и EH нейроны в субэзофагеальном ганглии и в каждом из грудных и брюшных ганглиев высвобождают CCAP. Когда CCAP добавляется к препарату ЦНС, моторная программа для шелушения запускается, а программа для преддизиса, начатая ETH, завершается.Эта поведенческая последовательность приобретается и теряется на каждой возрастной стадии, собираясь к концу каждой из возрастных стадий посредством передачи сигналов экдизона и последующей экспрессии генов. Как только происходит шелушение, центральная нервная система теряет чувствительность к ETH до следующего пика экдизона. Дополнительная цель CCAP — лобный ганглий, который иннервирует мышцы, которые расширяют переднюю кишку и заставляют глотать воздух, создавая внутреннее давление, чтобы расщепить старую кутикулу (рис. 5.16).

Существуют и другие пептиды, которые участвуют в дальнейших аспектах эклозионного поведения, такие как миостимулирующий продукт гена hugin .Гормон bursicon высвобождается во время послеоперационного обезболивания, чтобы опосредовать загар и закаливание. Точная связь между всеми этими гормонами и экологическим поведением все еще рассматривается.

Стереотипия при аутизме: важность функции

Res Autism Spectr Disord. Авторская рукопись; доступно в PMC 2009 1 января 2009 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC2598746

NIHMSID: NIHMS77160

University of California, San Diego

Запросы на перепечатку адресов: Allison B.Каннингем, Калифорнийский университет, Сан-Диего, факультет психологии, 9500 Gilman Drive, MC 0109, La Jolla, CA 92093-0109, США. Корреспондент: Тел .: 858 534 6144; Факс: 858822 1746; E-mail: [email protected] См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Мы выступаем за полезность функционального определения стереотипии, основываясь на доказательствах как сенсорных автоматических, так и социально опосредованных случайностей подкрепления при возникновении стереотипии у детей с аутизмом.Предопределенная сенсорная функция стереотипии часто упоминается в поведенческой литературе, а термин «самостимулирующее поведение» обычно неправильно используется как взаимозаменяемый со «стереотипией». Мы обсуждаем доказательства множества потенциальных функциональных свойств стереотипии. Рассмотрены диагностические определения и описана поддержка как сенсорных, так и социальных функций. Мы утверждаем, что стереотипы следует описывать и категоризировать в соответствии с их функцией, а не формой. Кроме того, решения о лечении должны основываться на функциональной интерпретации стереотипии, которая признает ее оперантное и неоднородное качество при аутизме.

Введение

Ограниченные, повторяющиеся и стереотипные модели поведения являются одним из трех основных диагностических признаков аутичного расстройства (Американская психиатрическая ассоциация, 2000) и часто становятся целью поведенческих вмешательств для детей с аутизмом. Хотя основные причины стереотипии неизвестны, большинство ученых в этой области полагают, что она включает в себя класс оперантного поведения, поддерживаемого непредвиденными обстоятельствами подкрепления (Koegel & Covert, 1972; Lovaas, Newsom, & Hickman, 1987; Rapp & Vollmer, 2005; Rogers & Озонов, 2005).Значительный объем исследований предоставляет доказательства сенсорной функции стереотипии, при которой поведение поддерживается автоматическим подкреплением (Lovaas, et al., 1987; Piazza, Adelinis, Hanley, Goh, & Delia, 2000; Rapp, 2006; Rincover, 1978. ; Rincover, Cook, Peoples, & Packard, 1979). В этой литературе утверждается, что социальные последствия не действуют, и это стимулировало каскад поведенческих вмешательств, предполагающих предопределенную сенсорную или самостимулирующую функцию стереотипии.Однако термин стереотипия не является синонимом самостимулирующего поведения. Растущее количество литературы предполагает, что стереотипия определяется множеством разных факторов и часто входит в случайность социального положительного и отрицательного подкрепления (Ahearn, Clark, Gardener, Chung, & Dube, 2003; Durand & Carr, 1987; Kennedy, Meyer, Knowles, & Shukla. , 2000; Репп, Фелс и Бартон, 1988). В соответствии с общей литературой относительно необходимости индивидуализации лечения при аутизме (Национальный исследовательский совет, 2001; Шрейбман, 2000, 2005; Шерер и Шрейбман, 2005; Йодер и Комптон, 2004), важно разработать поведенческие вмешательства, направленные на преодоление стереотипов. к классу функциональной реакции, к которому относится поведение, а не только к топографической форме, и допущению об автоматическом подкреплении как поддерживающей случайности.

Эта статья начинается с обзора диагностического определения стереотипии и ее значения для обучения детей с аутизмом. За этим следует аргумент в пользу клинической полезности функционального определения стереотипии, а также обсуждение данных, подтверждающих роль как сенсорных автоматических, так и социально опосредованных случайностей подкрепления в возникновении стереотипов у детей с аутизмом. Затем в этой статье описывается несколько поведенческих вмешательств, направленных на решение этого проблемного поведения, и приводится аргумент в пользу функционального подхода к разработке индивидуализированных вмешательств для уменьшения стереотипов при аутизме.

Стереотипия как диагностический признак

Согласно Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам, одним из важных диагностических признаков аутистического расстройства является наличие ограниченных, повторяющихся и стереотипных моделей поведения, действий и интересов (Американская психиатрическая ассоциация, 2000). Стереотипия и стереотипное поведение — это общие термины, которые относятся к этому широкому классу топографически сходного поведения. Поведение определяется как стереотипия, когда оно соответствует необходимой форме, которая включает в себя повторение, жесткость и неизменность, а также тенденцию к несоответствию по своей природе (Turner, 1999).Понимание функции (например, сенсорной, социальной, осязаемой) поведения не является ни диагностической, ни вызываемой. Другими словами, членство в группе поведения основывается только на удовлетворении критериев физической и наблюдаемой формы.

Стереотипы поведения очень разнородны по форме. Поведение может быть вербальным или невербальным, ориентированным на мелкую или грубую моторику, а также простым или сложным. Кроме того, они могут возникать с объектами или без них. Некоторые формы включают стереотипные и повторяющиеся двигательные манеры или использование языка.Распространенными примерами стереотипов являются хлопанье руками, раскачивание тела, ходьба на пальцах ног, вращение предметов, обнюхивание, немедленная и отсроченная эхолалия, а также движение предметов через периферическое зрение (Schreibman, Heyser, & Stahmer, 1999). Другие формы предполагают более сложное поведение, такое как ограниченные и стереотипные модели интереса или требование сходства. Эти формы могут включать в себя постоянную фиксацию на частях объектов или негибкое соблюдение определенных нефункциональных распорядков или ритуалов. Например, ребенок, проявляющий стереотипное поведение, может обращать внимание только на определенные части предметов (например,г., автомобильные колеса, кукольные глазки). В качестве альтернативы, ребенок может настаивать на игре со своими игрушками очень специфическим образом (например, выстраивая блоки в одинаковые ряды повторно).

Стереотипы поведения не изолированы от аутизма. Они характерны для людей с другими сенсорными, интеллектуальными нарушениями или нарушениями развития. Например, исследования показывают, что подавляющее большинство людей с умственной отсталостью демонстрируют стереотипы. Однако, по сравнению с людьми с умственной отсталостью, люди с аутизмом, как правило, демонстрируют более разнообразную топографию, наряду с повышенной тяжестью и общей частотой встречаемости (Bodfish, Symons, Parker, & Lewis, 2000).Стереотипы также встречаются у типичных людей от младенчества до взрослого возраста. Некоторые примеры стереотипного поведения типичных взрослых включают постукивание ногами, кусание ногтей, курение, самоорганизацию, занятия спортом и просмотр телевизора. С другой стороны, стереотипы у типичных младенцев и детей ясельного возраста часто напоминают поведение, наблюдаемое у людей с аутизмом на протяжении всей жизни (Smith & Van Houten, 1996). Стереотипы при аутизме отличаются неадекватностью развития и социальной адекватности. В одном исследовании стереотипное поведение у детей с задержкой развития (DD) сравнивалось со стереотипами в двух контрольных группах детей, сопоставленных по хронологическому возрасту (CA) и умственному возрасту (MA) соответственно.Хотя не было обнаружено никаких систематических различий между группами по проценту встречаемости или разнообразию отображаемого поведения, стереотипное поведение, наблюдаемое у детей с DD, было оценено как более странное в целом по сравнению с их соответствиями CA. Дети с DD демонстрировали более высокий уровень очевидных грубых двигательных манер, а также поведение с более высокой визуальной интенсивностью и сосредоточенностью. Поведение детей с DD воспринималось как сходное с поведением детей, соответствующих критериям MA (Smith & Van Houten, 1996).Это исследование подчеркивает важность интерпретации поведения, которое кажется повторяющимся, ограниченным или стереотипным в контексте норм развития и социальных норм.

Стереотипия и обучение

Стереотипия занимает большую часть поведенческого репертуара детей с аутизмом (Rapp & Vollmer, 2005). Таким образом, многие исследователи и клиницисты считают это важным отклоняющимся от нормы поведением, на которое следует нацелить поведенческое вмешательство. Во-первых, стереотипия — это социальная стигматизация.Стереотипы, демонстрируемые детьми с аутизмом, часто воспринимаются как не соответствующие возрасту по форме, фокусу, контексту, продолжительности или интенсивности. Стигма, которой подвергаются дети, которые часто проявляют такое поведение, имеет очевидные нежелательные последствия с точки зрения родителей. Родителям может быть сложно и неудобно приводить ребенка в общественные места. Однако есть и прямые нежелательные последствия для развития ребенка. Участие ребенка в обществе, общении со сверстниками и взрослыми или в типичных условиях обучения может быть серьезно ограничено.

Было показано, что стереотипия не только снижает доступность возможностей обучения в обществе, но и напрямую мешает обучению. Koegel и Covert (1972) обнаружили, что дети, демонстрирующие высокий уровень стереотипов, не могли выучить простые задачи распознавания, в то же время участвуя в стереотипах. Однако подавление стереотипного поведения, достигнутое с помощью процедур наказания, было связано с увеличением правильной реакции и приобретением дискриминации.Последующие исследования показали аналогичную обратную связь между стереотипией и спонтанным игровым поведением (Koegel, Firestone, Kramme, & Dunlap, 1974). Другое исследование показывает, что дети с аутизмом могут демонстрировать более длительную латентную реакцию на сенсорные стимулы при стереотипном поведении (Lovaas, Litrownik, & Mann, 1971). Это коллективное исследование показывает, что стереотипия может мешать не только начальному обучению, но и степени, в которой дети участвуют в усвоенных и более подходящих альтернативных формах поведения в свободное время.

Недавнее исследование предикторов дифференциальной реакции на лечение повторяет некоторые из этих результатов, но также вносит большую специфичность в феномен обучающей интерференции. Шерер и Шрейбман (2005) определили поведенческий профиль для натуралистического поведенческого вмешательства, обучения основным ответам (PRT), который в перспективе различал детей, которые ответили бы или не ответили положительно на PRT. Более низкие частоты невербальных стереотипов и более высокие уровни вербальных стереотипов предсказывали положительную реакцию на лечение.Таким образом, хотя паттерны невербальных стереотипов, по-видимому, согласуются с теорией вмешательства, эти данные предполагают, что вербальные стереотипы могут вместо этого оказывать стимулирующее влияние на обучение. Этот эффект также был продемонстрирован у эхолических детей с аутизмом (Charlop, 1983) и на разных курсах лечения (Epstein, Taubman, & Lovaas, 1985).

Непонятно, почему возникает эта дихотомия, согласно которой вербальная стереотипия не может конкурировать с обучением. Одна из гипотез состоит в том, что вокальная стереотипия может быть необходимым навыком для изучения языка.Эта теория подтверждается литературой о типичных младенцах, которые лепечут перед тем, как заговорить (Stoel-Gammon, 1992; Vihman, Ferguson, & Elbert, 1987). С другой стороны, отсутствие вербальных стереотипов можно спутать с неспособностью произносить речь. Отсутствие речевого вывода может быть предиктором готовности к разговору или апраксии. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы изучить, как невербальные стереотипы мешают обучению, тогда как вербальные стереотипы не могут.

Литература о сверхселективности стимулов при аутизме дает некоторое представление о том, почему при невербальном поведении могут возникать помехи в обучении (Lovaas, et al., 1971; Lovaas, Koegel, & Schreibman, 1979; Lovaas, Schreibman, Koegel, & Rehm, 1971). Хотя повседневная среда полна множественных и одновременных сигналов, которые различают реакцию или нереагирование, дети с аутизмом демонстрируют заметный дефицит способности обращать внимание на одновременные множественные сигналы. Более того, дети с аутизмом часто неспособны отличить релевантные сигналы окружающей среды от второстепенных. Когда в учебной среде присутствует несколько стимулов, поведение этих детей, как правило, находится под контролем узкого набора стимулов.Не имея возможности реагировать одновременно на несколько сигналов окружающей среды, ребенку, обращающему внимание на свою собственную стереотипию, будет трудно одновременно обращать внимание на основные учебные стимулы (Lovaas, et al., 1971).

Стереотипия как оперантное поведение

Интерпретация стереотипии только с точки зрения формы ответа, такая как диагностическое определение, описанное ранее, имеет минимальную клиническую ценность для модификации поведения. С другой стороны, оперантные концептуализации, которые рассматривают стереотипное поведение как функциональное и законное, привели ко многим успешным моделям вмешательства.Как и в случае со всем оперантным поведением, форма не подразумевает функции. Фактически, во многих случаях кажется, что форма ответа в значительной степени не имеет отношения к лечению.

Хотя стереотипы представляют собой группу поведений, имеющих сходную топографию отклика, большое количество литературы указывает, что такое поведение не принадлежит к заранее определенному классу отклика. Вместо этого они сильно различаются не только по форме, но и по определению среды — в зависимости от человека, контекста, обстановки и времени. Наиболее часто упоминается самостимуляция или автоматическое подкрепление (Lovaas, et al., 1987; Рапп и Фоллмер, 2005; Ринковер, 1978; Роджерс и Озонов, 2005). Тем не менее, в другой растущей литературе указывается, что стереотипное поведение может определяться другими обстоятельствами подкрепления (Kennedy, et al., 2000; Repp, et al., 1988). Например, было показано, что стереотипия действует под контролем социального подкрепления (Durand & Carr, 1987) и материальных случайностей подкрепления (Ahearn et al., 2003). Интерпретация стереотипного поведения не должна предполагать, что совместное использование определенной топографии обязательно предполагает принадлежность к одному и тому же классу реакции.

Функциональные свойства стереотипии часто выводятся из методологий функционального анализа (Rapp & Vollmer, 2005), которые направлены на выявление переменных, которые влияют на возникновение определенного поведения, посредством систематического манипулирования возможными контрольными предпосылками и последствиями окружающей среды (Ивата, Дорси, Слифер, Бауман и Ричман, 1982/1994). Наиболее часто непредвиденные обстоятельства окружающей среды, которыми манипулируют при функциональном анализе стереотипов, включают социальное положительное подкрепление (например,ж., похвала, внимание), социальное негативное подкрепление (например, побег или избегание), несоциальное позитивное подкрепление (например, самостимуляция, автоматическое подкрепление или материальное), несоциальное негативное подкрепление (например, удаление или бегство от отталкивающего физического стимула) или некоторая комбинация социального и несоциального подкрепления. Этот объем литературы указывает на неоднородность подкрепляющих обстоятельств, при которых можно контролировать стереотипное поведение, и на такой же широкий спектр вмешательств, доступных для устранения стереотипов (Kennedy, et al., 2000; Репп и др., 1988).

Стереотипия как самостимулирующее поведение

Традиционно в литературе стереотипное поведение объясняется с точки зрения сенсорного происхождения и функции (Lovaas, et al., 1987; Rogers & Ozonoff, 2005). Хотя теории о сенсорном происхождении стереотипов не были подтверждены эмпирически, роль сенсорной самостимуляции в поддержании стереотипного поведения решительно поддерживается. Эта подкатегория стереотипии, обычно называемая самостимулирующим поведением (SSB), определяется как оперантное поведение, которое автоматически поддерживается усиливающими сенсорными стимулами, которые оно производит (Lovaas, et al., 1987). Автоматическое подкрепление предполагает, что подкрепление и поведение — одно и то же. Самостимулирующее поведение, которое, возможно, является основным стимулом, устойчиво к социальным последствиям. Таким образом, особенно сложно манипулировать окружающей средой, так что подкрепление больше не доступно в зависимости от вовлечения в аберрантное поведение. Из-за этих характеристик трудно изменить самостимулирующее поведение.

Несколько областей исследований предоставляют доказательства подкатегории стереотипии, которая поддерживается сенсорной обратной связью.Хотя конкретная стимулируемая сенсорная функция не всегда может быть визуально очевидна для наблюдателя, стереотипы часто обеспечивают очевидный источник сенсорной информации (например, зрительный, слуховой, тактильный вестибулярный, вкус или запах). Кроме того, исследование с участием одного субъекта показало, что вмешательства, которые либо устраняют сенсорный компонент стереотипии (например, сенсорное угасание), либо предоставляют альтернативные, но соответствующие возрасту формы сенсорного ввода (например, процедуры функционального сопоставления), приводят к снижению стереотипного поведения для многих детей (Piazza, et al., 2000; Рапп, 2006; Рапп, 2007; Ринковер, 1978; Ринковер и др., 1979). Наконец, несколько исследований показали, что разрешение детям с аутизмом проявлять стереотипное поведение, зависящее от других целевых форм поведения, усиливает и не вызывает отрицательных побочных эффектов (Charlop, Kurtz, & Casey, 1990; Hanley, Iwata, Thompson, & Lindberg, 2000; Kennedy). , et al., 2000; Wolery, Kirk, & Gast, 1985). Это свидетельствует в пользу качества автоматического усиления SSB, потому что само поведение — которое, предположительно, также функционирует как подкрепление — воздействует на целевое поведение в отсутствие каких-либо дополнительных последствий.Действительно, эти данные эмпирически подтверждают гипотезу о том, что стереотипное поведение поддерживается сенсорной функцией.

На основе этой концептуализации стереотипии было разработано несколько поведенческих вмешательств. Сенсорное угашение началось как творческая экспериментальная процедура, призванная определить, является ли стереотипия оперантным поведением, поддерживаемым автоматическим сенсорным подкреплением. Тем не менее, он также использовался в качестве эффективного средства для снижения поведения, поддерживаемого сенсорной стимуляцией.Сенсорное угасание включает в себя систематическое маскирование предполагаемых сенсорных последствий стереотипного поведения, чтобы определить, поддерживается ли оно конкретным сенсорным следствием (Rincover, 1978; Rincover, et al., 1979). В первом исследовании, использующем сенсорное угасание, Ринковер и Кук (1978) определили гипотетические сенсорные усилители стереотипного поведения трех детей с задержкой в ​​развитии. Был использован индивидуальный план инверсии ABAB, при котором базовые сеансы чередовались с сеансами сенсорного угасания.В соответствии с исходным уровнем участники имели свободный доступ к предпочтительной форме стереотипов. Во время фаз сенсорного угасания был введен дополнительный стимул, который удалил определенное сенсорное последствие стереотипии. Например, согласно стереотипу одного ребенка, он вращал тарелки на твердой поверхности, наклоняя голову к тарелке. Основываясь на гипотезе о том, что его поведение поддерживалось слуховой обратной связью, твердая поверхность была покрыта ковром, чтобы удалить звук, производимый вращением. У всех участников целевое поведение значительно снизилось или полностью исчезло во время фаз сенсорного угасания и вернулось во время исходных фаз.Эти результаты показали, что стереотипия всех участников поддерживалась сенсорным подкреплением. Последующие исследования подчеркнули полезность сенсорного угасания в качестве стратегии лечения и послужили основой для дополнительного подхода к лечению, функционального соответствия (Rincover, et al., 1979).

После прекращения действия компонента сенсорной стимуляции предпочтительного самостимулирующего поведения Rincover et al. (1979) выявили новые игрушечные игровые объекты, которые могут служить альтернативными и более подходящими методами получения такой же стимуляции.Выявленные сенсорные усилители эффективно служили мощными усилителями для игр с игрушками после лечения. На смену этому исследованию пришел еще один эффективный метод лечения, при котором предоставляются альтернативные источники согласованного подкрепления, часто в сочетании с сенсорным угасанием стереотипов.

Исследователи предполагают, что неконтролируемый доступ к стимулам, совпадающим по сенсорной функции с предпочтительным сенсорным подкреплением, может уменьшить операцию установления (EO) стереотипии и ее частоту (Piazza, et al., 2000; Рапп, 2006). Например, ребенку, который участвует в повторяющемся вращении объектов для визуальной сенсорной обратной связи, может быть предоставлен неконтролируемый доступ к волчкам. В качестве альтернативы ребенку, который использует вербальную стереотипию для слуховой сенсорной функции, может быть предоставлен неконтролируемый доступ к музыкальной игрушке. Этот метод имеет много общего с тренировкой функциональной коммуникации (Carr & Durand, 1985). Блокирование сенсорного подкрепления стереотипии может привести к состоянию депривации или установлению операции (ЭО) для конкретного подкрепления.Совокупность исследований согласованной стимуляции показывает, что неконтролируемая доступность согласованных стимулов конкурирует с автоматически подкрепляемым поведением, пока требуемые усилия реакции сопоставимы (Britton, Carr, Landaburu, & Romick, 2002; Rapp, 2006; Rapp, 2007).

Чтобы определить существенную особенность неконтролируемого подкрепления согласованными стимулами, в некоторых исследованиях изучали, контролирует ли эффект согласованная функция или простое предпочтение стимула. Некоторые данные предполагают, что предоставление доступа к игрушкам со стереотипами об их сенсорных последствиях более эффективно, чем предоставление доступа к произвольно выбранным стимулам или предпочтительным игрушкам, несовместимым с сенсорной функцией (Piazza, et al., 2000). Однако другие исследования показывают, что относительное предпочтение объекта, независимо от подобранного подкрепления, может одинаково хорошо уменьшить стереотипию (Ahearn, Clark, DeBar, & Florentino, 2005). Необходимы дальнейшие исследования для определения основных характеристик, связанных с предоставлением неконтролируемого доступа к альтернативным предпочтительным и / или подобранным стимулам.

Более традиционные поведенческие техники для уменьшения проблемного поведения также применялись к самостимулирующему поведению, но с меньшим успехом.Процедуры тайм-аута и дифференцированное подкрепление другого поведения, хотя и широко используются, не показали высокой эффективности (Harris & Wolchik, 1979). С другой стороны, чрезмерная коррекция была подтверждена на раннем этапе как эффективное вмешательство для самостимулирующего поведения (Foxx & Azrin, 1973; Harris & Wolchik, 1979). Чрезмерная коррекция включает в себя как физическое предотвращение целевого поведения, так и побуждение человека к альтернативной и более подходящей форме того же поведения.Фокс и Азрин (1973) применили процедуры сверхкоррекции с четырьмя детьми с психическими отклонениями или нарушениями развития, которые проявляли высокий уровень самостимулирующего поведения. Следует отметить, что трое из четырех детей не были аутистами. Схема обращения с одним субъектом показала, что чрезмерная коррекция быстро снизила частоту самостимулирующего поведения до почти полного отсутствия, тогда как возвращение к исходному уровню привело к возврату к исходной частоте. Хотя изменение поведения не поддерживалось без продолжающихся процедур чрезмерной коррекции, словесного выговора и сокращенного графика применения чрезмерной коррекции было достаточно для поддержания низких частот самостимулирующего поведения.

Непосредственное изменение поведения делает наказание желательным вмешательством (Maag, Rutherford, Wolchik, & Parks, 1986). Однако чрезмерная коррекция страдает теми же ограничениями, что и другие процедуры наказания, такими как ее отталкивающий характер, социальная нежелательность и малая вероятность поддержания в отсутствие постоянного вмешательства. Таким образом, при внедрении таких процедур чрезмерной коррекции их следует дополнять вмешательствами по функциональной замене, такими как согласованное неконтролируемое подкрепление.Однако для многих детей методы поддержки позитивного поведения, описанные ранее, могут быть более социально желательными и, следовательно, предпочтительными, несмотря на экспериментальные доказательства эффективности процедур наказания.

Как было показано выше, существует значительная поддержка самостимулирующей функции стереотипии. Более того, было разработано и эмпирически подтверждено множество эффективных вмешательств, позволяющих адаптировать их к конкретным детям и особенностям их поведения. Однако у этих открытий есть свои ограничения.Преобладание данных, предполагающих, что стереотипное поведение выполняет самостимулирующую и сенсорную функцию, привело многих к тому, что все стереотипное поведение было классифицировано как исключительно сенсорное по своей природе. Распространена тенденция к использованию терминологии «самостимулирующее поведение» для описания конкретной поведенческой топографии перед анализом ее функции. Действительно, предопределенная и универсальная сенсорная функция стереотипного поведения часто упоминается в литературе и на практике. Термин «самостимулирующее поведение» исторически использовался неправильно, как если бы он использовался как синоним «стереотипии».’

Стереотипия как социально опосредованное поведение

Появились другие исследования, демонстрирующие роль случайностей социального и внешнего подкрепления в поддержании стереотипного поведения. Хотя неясно, контролировалось ли когда-то стереотипное поведение только его сенсорными последствиями, исследования показывают, что некоторые детские стереотипы также могут влиять на социальное подкрепление. Социальная среда может служить для отрицательного или положительного усиления стереотипного поведения путем устранения отталкивающих стимулов или предоставления желательных стимулов, зависящих от стереотипов.

Дюран и Карр опубликовали в 1987 году основополагающую статью, описывающую социальные функции самостимулирующего поведения. Фактически, в названии статьи термин «самостимуляция» заключен в кавычки, чтобы подчеркнуть необоснованное допущение универсальной сенсорной функции в стереотипии. В этом исследовании был использован дизайн одного предмета для анализа влияния различных факторов окружающей среды на стереотипное поведение у четырех детей с распространенными нарушениями развития. Сравнивались три экспериментальных условия: исходный уровень, пониженное внимание и повышенная сложность задания.На начальном этапе от детей требовалось выполнить задачи сопоставления с образцом и восприимчивой маркировки. Подкрепление осуществлялось по графику с переменным соотношением, стереотипное поведение игнорировалось. Во время состояния пониженного внимания участникам предъявлялись стимулы, соответствующие образцу поддерживающего уровня. Взрослый уделял пониженное внимание. Во время фазы повышенного спроса на задачи снова была представлена ​​задача восприимчивой маркировки. Тем не менее, стимулы были выбраны так, чтобы повысить сложность задания.Стереотипное поведение усиливалось во время условий повышенного требования к задаче по сравнению с исходными условиями или условиями пониженного внимания. В последующих исследованиях сравнивалась частота стереотипов в условиях повышенного спроса на задания с условным тайм-аутом при проявлении стереотипного поведения и без него. Стереотипное поведение усиливалось во время перерыва в работе, указывая на то, что поведение этих детей сохранялось за счет ухода от требований задания. Затем, тренировка функционального общения, в ходе которой детей учили говорить «Помогите мне» во время выполнения сложных заданий, привела к снижению стереотипного поведения.Короче говоря, Дюран и Карр (1987) обнаружили, что стереотипное поведение усиливается в результате выполнения сложных задач и случайного устранения отвращающих стимулов. Стереотипное поведение уменьшилось в зависимости от потребности в свете и после приобретения альтернативного и более подходящего метода выражения разочарования. Отрицательное подкрепление было поддержанием непредвиденных обстоятельств.

Дополнительное исследование также подтвердило, что другие социально опосредованные обстоятельства могут оказывать существенное влияние на уровень стереотипов.Одно исследование, посвященное изучению влияния требования, внимания и автоматического подкрепления на ртование руками, показало, что частота рта некоторых детей возрастает в зависимости от социального положительного подкрепления (например, когда взрослый говорит: «Не делай этого!») , Ивата, Шор, ДеЛеон, Лерман, Ульрих и др., 1995). Другое исследование показало, что дети чаще повторяют одно и то же поведение в присутствии незнакомого человека по сравнению со знакомым человеком (Runco, Charlop, & Schreibman, 1986).Кроме того, другие исследования предоставили доказательства влияния ощутимого подкрепления на частоту и продолжительность стереотипного поведения (Ahearn, et al., 2003). Эти данные в совокупности предполагают, что внешние стимулы, а не только внутренние автоматические подкрепления, также могут действовать на стереотипию.

Эту литературу не следует интерпретировать как аргумент, опровергающий сенсорную функцию стереотипии. Вместо этого этот обзор предназначен для аргументации в пользу оперантного определения стереотипии, согласно которому функция не фиксируется, а скорее контролируется изменяемыми непредвиденными обстоятельствами окружающей среды.Существуют доказательства как сенсорных свойств, так и свойств социального подкрепления. В частности, два исследования предоставляют убедительные доказательства того, что стереотипия может быть детерминирована множеством разных факторов. Репп и его коллеги (1988) продемонстрировали, что схемы лечения, основанные на производной (из функционального анализа) функции индивидуального поведения, были более эффективными, чем схемы, основанные на заранее определенной гипотезе функции поведения. Более недавнее исследование показало, что аналогичные формы стереотипии возникают в различных условиях непредвиденных обстоятельств подкрепления для одного и того же ребенка, и что они часто возникают с большей частотой в условиях внимания и требований (Kennedy, et al., 2000). Короче говоря, эти данные предполагают, что функциональный анализ стереотипов должен проводиться до предположения о вероятной функции и, что более важно, после принятия решения о вмешательстве. В самом деле, как предполагают Дюран и Карр (1987, с. 130): «При рассмотрении того, как обозначить такое моторное поведение у лиц с ограниченными возможностями развития, более полезным подходом могло бы быть использование функциональных ярлыков … Эта терминология может устранить некоторую путаницу и может внести свой вклад. к разработке более эффективных методов лечения ».

Выводы

Бесспорно, стереотипное поведение является широко распространенной и проблематичной чертой аутизма.Кроме того, значительный объем литературы подтверждает необходимость изменения такого поведения. К счастью, было разработано множество эффективных вмешательств для решения этих проблемных форм поведения. Хотя традиционно считается, что оно действует в условиях сенсорного и автоматического подкрепления, исследования выяснили, что повторяющееся и стереотипное поведение также может поддерживаться социальным или несоциальным положительным и отрицательным подкреплением. Важно, чтобы вмешательства применялись в соответствии с этими данными.В самом деле, кажется наиболее подходящим описывать и категоризировать стереотипы с точки зрения их функции, а не формы. При этом прикладные исследования и клинические применения будут не только включать более точное использование терминологии, но и с большей вероятностью будут влиять на позитивное изменение поведения посредством эффективных манипуляций с окружающей средой. Как и во многих случаях применения поведенческих принципов к детям с аутизмом, не существует единого эффективного подхода к устранению стереотипов для всех детей или всех стереотипных форм поведения.Тем не менее, существует обширная исследовательская база, позволяющая предложить практикующим различные научно обоснованные поведенческие вмешательства для устранения стереотипов, основанных на оперантной функции. Хотя любое поведение является законным, функциональные отношения не предопределены. Поведенческое лечение и будущие исследования должны продолжаться с функциональной интерпретации стереотипии при аутизме, которая признает ее множественную, неоднородную и, что самое важное, поддающуюся изменению детерминацию.

Благодарности

Исследование проводилось при содействии U.S.P.H.S. Грант на исследования MH # 39434 от Национального института психического здоровья. Авторы признательны Marie Rocha, M.A., и Jessica Suhrheinrich, M.A., за вклад в более ранние версии этой статьи.

Сноски

Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации. В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копирайтингу, верстке и проверке полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования.Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

Ссылки

  • Американская психиатрическая ассоциация. Руководство по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-IV-TR) Вашингтон, округ Колумбия: автор; 2000. [Google Scholar]
  • Ahearn WH, Clark KM, Gardener NC, Chung BI, Dube WV. Сохранение стереотипного поведения: изучение эффектов внешних подкреплений.Журнал прикладного анализа поведения. 2003. 36: 439–448. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ахерн WH, Кларк К.М., ДеБар Р., Флорентино С. О роли предпочтения в ответной конкуренции. Журнал прикладного анализа поведения. 2005; 38: 247–250. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Bodfish JW, Symons FJ, Parker DE, Lewis MH. Разновидности повторяющегося поведения при аутизме: сравнение с умственной отсталостью. Журнал аутизма и нарушений развития. 2000. 30: 237–243.[PubMed] [Google Scholar]
  • Бриттон Л.Н., Карр Дж. Э., Ландабуру Х. Дж., Ромик К. С.. Эффективность неконтролируемого подкрепления как лечения автоматически усиливающейся стереотипии. Поведенческие вмешательства. 2002; 17: 93–103. [Google Scholar]
  • Карр Э. Г., Дюран В. М.. Уменьшение поведенческих проблем с помощью функционального обучения общению. Журнал прикладного анализа поведения. 1985. 18: 111–126. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Charlop MH. Влияние эхолалии на приобретение и обобщение рецептивной маркировки у аутичных детей.Журнал прикладного анализа поведения. 1983; 16: 111–126. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Charlop MH, Kurtz PF, Casey FG. Использование аберрантного поведения в качестве подкрепления для аутичных детей. Журнал прикладного анализа поведения. 1990; 23: 163–181. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Дюран В.М., Карр Э.Г. Социальные влияния на «самостимулирующее» поведение: анализ и лечение. Журнал прикладного анализа поведения. 1987. 20: 119–132. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Эпштейн Л.Дж., Таубман М.Т., Ловаас О.И.Изменения самостимулирующего поведения при лечении. Журнал аномальной детской психологии. 1985; 13: 281–294. [PubMed] [Google Scholar]
  • Foxx RM, Azrin NH. Устранение аутичного самостимулирующего поведения путем чрезмерной коррекции. Журнал прикладного анализа поведения. 1973; 6: 1–14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Goh H, Iwata BA, Shore BA, DeLeon IG, Lerman DC, Ulrich SM, Smith RG. Анализ усиливающих свойств ручного рта. Журнал прикладного анализа поведения.1995. 28: 269–283. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hanley GP, Iwata BA, Thompson RH, Lindberg JS. Компонентный анализ «стереотипии как подкрепления» альтернативного поведения. Журнал прикладного анализа поведения. 2000. 33: 285–297. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Harris SL, Wolchik SA. Подавление самостимуляции: три альтернативные стратегии. Журнал прикладного анализа поведения. 1979; 12: 185–198. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ивата Б.А., Дорси М.Ф., Слифер К.Дж., Бауман К.Э., Ричман Г.С.К функциональному анализу членовредительства. Журнал прикладного анализа поведения. 1994; 27: 197–209. (Перепечатано по: Анализ и вмешательство в нарушения развития, 2 , 3–20, 1982) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Kennedy CH, Meyer KA, Knowles T, Shukla S. функции стереотипного поведения для студентов с аутизмом: значение для оценки и лечения. Журнал прикладного анализа поведения. 2000. 33: 559–571. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Koegel RL, Covert A.Связь самостимуляции с обучением у аутичных детей. Журнал прикладного анализа поведения. 1972; 5: 381–387. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Koegel RL, Firestone PB, Kramme KW, Dunlap G. Увеличение спонтанной игры путем подавления самостимуляции у аутичных детей. Журнал прикладного анализа поведения. 1974; 7: 521–528. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Шрейбман Л., Кегель Р., Рем Р. Избирательная реакция аутичных детей на множественные сенсорные сигналы.Журнал аномальной психологии. 1971; 77: 211–222. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Литроуник А., Манн Р. Латентные реакции на слуховые стимулы у аутичных детей, проявляющих самостимулирующее поведение. Поведенческие исследования и терапия. 1971; 9: 39–49. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Кегель Р.Л., Шрейбман Л. Сверхселективность стимулов при аутизме: обзор исследований. Психологический бюллетень. 1979; 86: 1236–1254. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Ньюсом К., Хикман К.Самостимулирующее поведение и подкрепление восприятия. Журнал прикладного анализа поведения. 1987. 20: 45–68. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Maag JW, Rutherford RB, Wolchik SA, Parks BT. Краткий отчет: Сравнение двух коротких процедур сверхкоррекции стереотипного поведения аутичных детей. Журнал аутизма и нарушений развития. 1986; 16: 83–87. [PubMed] [Google Scholar]
  • Национальный исследовательский совет (NRC) Обучение детей с аутизмом. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001 г.[Google Scholar]
  • Piazza CC, Adelinis JD, Hanley GP, Goh H, Delia MD. Оценка влияния согласованных стимулов на поведение, поддерживаемое автоматическим подкреплением. Журнал прикладного анализа поведения. 2000. 33: 13–27. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rapp JT, Vollmer TR. Стереотипия I: обзор поведенческой оценки и лечения. Исследование нарушений развития. 2005. 26: 527–547. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rapp JT. К эмпирическому методу выявления подобранной стимуляции для автоматически подкрепляемого поведения: предварительное исследование.Журнал прикладного анализа поведения. 2006; 39: 137–140. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rapp JT. Дальнейшая оценка методов определения подобранной стимуляции. Журнал прикладного анализа поведения. 2007. 40: 73–88. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Repp AC, Felce D, Barton LE. Основание лечения стереотипного и самоповреждающего поведения на гипотезах их причин. Журнал прикладного анализа поведения. 1988. 21: 281–289. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rincover A.Сенсорное угашение: процедура устранения самостимулирующего поведения у детей с отклонениями в развитии. Журнал аномальной психологии. 1978; 6: 299–310. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ринковер А., Кук Р., Пиплз А., Паккард Д. Принципы сенсорного угасания и сенсорного подкрепления для программирования множественных адаптивных изменений поведения. Журнал прикладного анализа поведения. 1979; 12: 221–233. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rogers SJ, Ozonoff S. Аннотация: Что мы знаем о сенсорной дисфункции при аутизме? Критический обзор эмпирических данных.Журнал детской психологии и психиатрии. 2005. 46: 1255–1268. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рунко М.А., Чарлоп М.Х., Шрейбман Л. Возникновение самостимуляции аутичных детей в зависимости от знакомых и незнакомых стимулов. Журнал аутизма и нарушений развития. 1986; 16: 31–43. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шрайбман Л., Хейзер Л., Штамер А. Аутистическое расстройство: характеристики и поведенческое лечение. В: Визелер Н.А., Хансон Р.Х., Сиперштейн Г.Н., редакторы.Сложное поведение людей с психическими расстройствами и тяжелыми формами инвалидности. Вашингтон, округ Колумбия: Американская ассоциация умственной отсталости; 1999. С. 39–63. [Google Scholar]
  • Шрейбман Л. Интенсивное поведенческое / психообразовательное лечение аутизма: потребности в исследованиях и направления на будущее. Журнал аутизма и нарушений развития. 2000. 30: 373–378. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шрейбман Л. Наука и фантастика об аутизме. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 2005 г.[Google Scholar]
  • Шерер М.Р., Шрейбман Л. Индивидуальные поведенческие профили и предикторы эффективности лечения детей с аутизмом. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 2005. 73: 525–538. [PubMed] [Google Scholar]
  • Смит Э.А., Ван Хаутен Р. Сравнение характеристик самостимулирующего поведения у нормальных детей и детей с задержкой в ​​развитии. Исследование нарушений развития. 1996. 17: 254–268. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стул-Гаммон К.Прелингвистическое вокальное развитие: Измерение и предсказания. В: Ferguson CA, Menn L, Stoel-Gammon C, редакторы. Фонологическое развитие: модели, исследования, импликации. Тимониум, Мэриленд: York Press; 1992. С. 439–456. [Google Scholar]
  • Тернер М. Аннотация: Повторяющееся поведение при аутизме: обзор психологических исследований. Журнал детской психологии и психиатрии. 1999; 40: 839–849. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wolery M, Kirk K, Gast DL. Стереотипное поведение как подкрепление: эффекты и побочные эффекты.Журнал аутизма и нарушений развития. 1985; 15: 149–161. [PubMed] [Google Scholar]
  • Вихман М.М., Фергюсон К.А., Эльберт М. Фонологическое развитие от лепета до речи: общие тенденции и индивидуальные различия. Прикладная психолингвистика. 1987; 7: 3–40. [Google Scholar]
  • Йодер П., Комптон Д. Определение предикторов реакции на лечение. Обзоры исследований умственной отсталости и нарушений развития. 2004. 10: 162–168. [PubMed] [Google Scholar]

Стереотипия при аутизме: важность функции

Res Autism Spectr Disord.Авторская рукопись; доступно в PMC 2009 1 января 2009 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC2598746

NIHMSID: NIHMS77160

University of California, San Diego

Запросы на перепечатку адресов: Allison B. Cunningham, University of California , Сан-Диего, Департамент психологии, 9500 Gilman Drive, MC 0109, La Jolla, CA 92093-0109, США. Корреспондент: Тел .: 858 534 6144; Факс: 858822 1746; E-mail: [email protected] См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Мы выступаем за полезность функционального определения стереотипии, основываясь на доказательствах как сенсорных автоматических, так и социально опосредованных случайностей подкрепления при возникновении стереотипии у детей с аутизмом. Предопределенная сенсорная функция стереотипии часто упоминается в поведенческой литературе, а термин «самостимулирующее поведение» обычно неправильно используется как взаимозаменяемый со «стереотипией». Мы обсуждаем доказательства множества потенциальных функциональных свойств стереотипии.Рассмотрены диагностические определения и описана поддержка как сенсорных, так и социальных функций. Мы утверждаем, что стереотипы следует описывать и категоризировать в соответствии с их функцией, а не формой. Кроме того, решения о лечении должны основываться на функциональной интерпретации стереотипии, которая признает ее оперантное и неоднородное качество при аутизме.

Введение

Ограниченные, повторяющиеся и стереотипные модели поведения являются одним из трех основных диагностических признаков аутичного расстройства (Американская психиатрическая ассоциация, 2000) и часто становятся целью поведенческих вмешательств для детей с аутизмом.Хотя основные причины стереотипии неизвестны, большинство ученых в этой области полагают, что она включает в себя класс оперантного поведения, поддерживаемого непредвиденными обстоятельствами подкрепления (Koegel & Covert, 1972; Lovaas, Newsom, & Hickman, 1987; Rapp & Vollmer, 2005; Rogers & Озонов, 2005). Значительный объем исследований предоставляет доказательства сенсорной функции стереотипии, при которой поведение поддерживается автоматическим подкреплением (Lovaas, et al., 1987; Piazza, Adelinis, Hanley, Goh, & Delia, 2000; Rapp, 2006; Rincover, 1978. ; Rincover, Cook, Peoples, & Packard, 1979).В этой литературе утверждается, что социальные последствия не действуют, и это стимулировало каскад поведенческих вмешательств, предполагающих предопределенную сенсорную или самостимулирующую функцию стереотипии. Однако термин стереотипия не является синонимом самостимулирующего поведения. Растущее количество литературы предполагает, что стереотипия определяется множеством разных факторов и часто входит в случайность социального положительного и отрицательного подкрепления (Ahearn, Clark, Gardener, Chung, & Dube, 2003; Durand & Carr, 1987; Kennedy, Meyer, Knowles, & Shukla. , 2000; Репп, Фелс и Бартон, 1988).В соответствии с общей литературой относительно необходимости индивидуализации лечения при аутизме (Национальный исследовательский совет, 2001; Шрейбман, 2000, 2005; Шерер и Шрейбман, 2005; Йодер и Комптон, 2004), важно разработать поведенческие вмешательства, направленные на преодоление стереотипов. к классу функциональной реакции, к которому относится поведение, а не только к топографической форме, и допущению об автоматическом подкреплении как поддерживающей случайности.

Эта статья начинается с обзора диагностического определения стереотипии и ее значения для обучения детей с аутизмом.За этим следует аргумент в пользу клинической полезности функционального определения стереотипии, а также обсуждение данных, подтверждающих роль как сенсорных автоматических, так и социально опосредованных случайностей подкрепления в возникновении стереотипов у детей с аутизмом. Затем в этой статье описывается несколько поведенческих вмешательств, направленных на решение этого проблемного поведения, и приводится аргумент в пользу функционального подхода к разработке индивидуализированных вмешательств для уменьшения стереотипов при аутизме.

Стереотипия как диагностический признак

Согласно Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам, одним из важных диагностических признаков аутистического расстройства является наличие ограниченных, повторяющихся и стереотипных моделей поведения, действий и интересов (Американская психиатрическая ассоциация, 2000).Стереотипия и стереотипное поведение — это общие термины, которые относятся к этому широкому классу топографически сходного поведения. Поведение определяется как стереотипия, когда оно соответствует необходимой форме, которая включает в себя повторение, жесткость и неизменность, а также тенденцию к несоответствию по своей природе (Turner, 1999). Понимание функции (например, сенсорной, социальной, осязаемой) поведения не является ни диагностической, ни вызываемой. Другими словами, членство в группе поведения основывается только на удовлетворении критериев физической и наблюдаемой формы.

Стереотипы поведения очень разнородны по форме. Поведение может быть вербальным или невербальным, ориентированным на мелкую или грубую моторику, а также простым или сложным. Кроме того, они могут возникать с объектами или без них. Некоторые формы включают стереотипные и повторяющиеся двигательные манеры или использование языка. Распространенными примерами стереотипов являются хлопанье руками, раскачивание тела, ходьба на пальцах ног, вращение предметов, обнюхивание, немедленная и отсроченная эхолалия, а также движение предметов через периферическое зрение (Schreibman, Heyser, & Stahmer, 1999).Другие формы предполагают более сложное поведение, такое как ограниченные и стереотипные модели интереса или требование сходства. Эти формы могут включать в себя постоянную фиксацию на частях объектов или негибкое соблюдение определенных нефункциональных распорядков или ритуалов. Например, ребенок, проявляющий стереотипное поведение, может обращать внимание только на определенные части предметов (например, колеса машины, глаза куклы). В качестве альтернативы, ребенок может настаивать на игре со своими игрушками очень специфическим образом (например, выстраивая блоки в одинаковые ряды повторно).

Стереотипы поведения не изолированы от аутизма. Они характерны для людей с другими сенсорными, интеллектуальными нарушениями или нарушениями развития. Например, исследования показывают, что подавляющее большинство людей с умственной отсталостью демонстрируют стереотипы. Однако, по сравнению с людьми с умственной отсталостью, люди с аутизмом, как правило, демонстрируют более разнообразную топографию, наряду с повышенной тяжестью и общей частотой встречаемости (Bodfish, Symons, Parker, & Lewis, 2000). Стереотипы также встречаются у типичных людей от младенчества до взрослого возраста.Некоторые примеры стереотипного поведения типичных взрослых включают постукивание ногами, кусание ногтей, курение, самоорганизацию, занятия спортом и просмотр телевизора. С другой стороны, стереотипы у типичных младенцев и детей ясельного возраста часто напоминают поведение, наблюдаемое у людей с аутизмом на протяжении всей жизни (Smith & Van Houten, 1996). Стереотипы при аутизме отличаются неадекватностью развития и социальной адекватности. В одном исследовании стереотипное поведение у детей с задержкой развития (DD) сравнивалось со стереотипами в двух контрольных группах детей, сопоставленных по хронологическому возрасту (CA) и умственному возрасту (MA) соответственно.Хотя не было обнаружено никаких систематических различий между группами по проценту встречаемости или разнообразию отображаемого поведения, стереотипное поведение, наблюдаемое у детей с DD, было оценено как более странное в целом по сравнению с их соответствиями CA. Дети с DD демонстрировали более высокий уровень очевидных грубых двигательных манер, а также поведение с более высокой визуальной интенсивностью и сосредоточенностью. Поведение детей с DD воспринималось как сходное с поведением детей, соответствующих критериям MA (Smith & Van Houten, 1996).Это исследование подчеркивает важность интерпретации поведения, которое кажется повторяющимся, ограниченным или стереотипным в контексте норм развития и социальных норм.

Стереотипия и обучение

Стереотипия занимает большую часть поведенческого репертуара детей с аутизмом (Rapp & Vollmer, 2005). Таким образом, многие исследователи и клиницисты считают это важным отклоняющимся от нормы поведением, на которое следует нацелить поведенческое вмешательство. Во-первых, стереотипия — это социальная стигматизация.Стереотипы, демонстрируемые детьми с аутизмом, часто воспринимаются как не соответствующие возрасту по форме, фокусу, контексту, продолжительности или интенсивности. Стигма, которой подвергаются дети, которые часто проявляют такое поведение, имеет очевидные нежелательные последствия с точки зрения родителей. Родителям может быть сложно и неудобно приводить ребенка в общественные места. Однако есть и прямые нежелательные последствия для развития ребенка. Участие ребенка в обществе, общении со сверстниками и взрослыми или в типичных условиях обучения может быть серьезно ограничено.

Было показано, что стереотипия не только снижает доступность возможностей обучения в обществе, но и напрямую мешает обучению. Koegel и Covert (1972) обнаружили, что дети, демонстрирующие высокий уровень стереотипов, не могли выучить простые задачи распознавания, в то же время участвуя в стереотипах. Однако подавление стереотипного поведения, достигнутое с помощью процедур наказания, было связано с увеличением правильной реакции и приобретением дискриминации.Последующие исследования показали аналогичную обратную связь между стереотипией и спонтанным игровым поведением (Koegel, Firestone, Kramme, & Dunlap, 1974). Другое исследование показывает, что дети с аутизмом могут демонстрировать более длительную латентную реакцию на сенсорные стимулы при стереотипном поведении (Lovaas, Litrownik, & Mann, 1971). Это коллективное исследование показывает, что стереотипия может мешать не только начальному обучению, но и степени, в которой дети участвуют в усвоенных и более подходящих альтернативных формах поведения в свободное время.

Недавнее исследование предикторов дифференциальной реакции на лечение повторяет некоторые из этих результатов, но также вносит большую специфичность в феномен обучающей интерференции. Шерер и Шрейбман (2005) определили поведенческий профиль для натуралистического поведенческого вмешательства, обучения основным ответам (PRT), который в перспективе различал детей, которые ответили бы или не ответили положительно на PRT. Более низкие частоты невербальных стереотипов и более высокие уровни вербальных стереотипов предсказывали положительную реакцию на лечение.Таким образом, хотя паттерны невербальных стереотипов, по-видимому, согласуются с теорией вмешательства, эти данные предполагают, что вербальные стереотипы могут вместо этого оказывать стимулирующее влияние на обучение. Этот эффект также был продемонстрирован у эхолических детей с аутизмом (Charlop, 1983) и на разных курсах лечения (Epstein, Taubman, & Lovaas, 1985).

Непонятно, почему возникает эта дихотомия, согласно которой вербальная стереотипия не может конкурировать с обучением. Одна из гипотез состоит в том, что вокальная стереотипия может быть необходимым навыком для изучения языка.Эта теория подтверждается литературой о типичных младенцах, которые лепечут перед тем, как заговорить (Stoel-Gammon, 1992; Vihman, Ferguson, & Elbert, 1987). С другой стороны, отсутствие вербальных стереотипов можно спутать с неспособностью произносить речь. Отсутствие речевого вывода может быть предиктором готовности к разговору или апраксии. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы изучить, как невербальные стереотипы мешают обучению, тогда как вербальные стереотипы не могут.

Литература о сверхселективности стимулов при аутизме дает некоторое представление о том, почему при невербальном поведении могут возникать помехи в обучении (Lovaas, et al., 1971; Lovaas, Koegel, & Schreibman, 1979; Lovaas, Schreibman, Koegel, & Rehm, 1971). Хотя повседневная среда полна множественных и одновременных сигналов, которые различают реакцию или нереагирование, дети с аутизмом демонстрируют заметный дефицит способности обращать внимание на одновременные множественные сигналы. Более того, дети с аутизмом часто неспособны отличить релевантные сигналы окружающей среды от второстепенных. Когда в учебной среде присутствует несколько стимулов, поведение этих детей, как правило, находится под контролем узкого набора стимулов.Не имея возможности реагировать одновременно на несколько сигналов окружающей среды, ребенку, обращающему внимание на свою собственную стереотипию, будет трудно одновременно обращать внимание на основные учебные стимулы (Lovaas, et al., 1971).

Стереотипия как оперантное поведение

Интерпретация стереотипии только с точки зрения формы ответа, такая как диагностическое определение, описанное ранее, имеет минимальную клиническую ценность для модификации поведения. С другой стороны, оперантные концептуализации, которые рассматривают стереотипное поведение как функциональное и законное, привели ко многим успешным моделям вмешательства.Как и в случае со всем оперантным поведением, форма не подразумевает функции. Фактически, во многих случаях кажется, что форма ответа в значительной степени не имеет отношения к лечению.

Хотя стереотипы представляют собой группу поведений, имеющих сходную топографию отклика, большое количество литературы указывает, что такое поведение не принадлежит к заранее определенному классу отклика. Вместо этого они сильно различаются не только по форме, но и по определению среды — в зависимости от человека, контекста, обстановки и времени. Наиболее часто упоминается самостимуляция или автоматическое подкрепление (Lovaas, et al., 1987; Рапп и Фоллмер, 2005; Ринковер, 1978; Роджерс и Озонов, 2005). Тем не менее, в другой растущей литературе указывается, что стереотипное поведение может определяться другими обстоятельствами подкрепления (Kennedy, et al., 2000; Repp, et al., 1988). Например, было показано, что стереотипия действует под контролем социального подкрепления (Durand & Carr, 1987) и материальных случайностей подкрепления (Ahearn et al., 2003). Интерпретация стереотипного поведения не должна предполагать, что совместное использование определенной топографии обязательно предполагает принадлежность к одному и тому же классу реакции.

Функциональные свойства стереотипии часто выводятся из методологий функционального анализа (Rapp & Vollmer, 2005), которые направлены на выявление переменных, которые влияют на возникновение определенного поведения, посредством систематического манипулирования возможными контрольными предпосылками и последствиями окружающей среды (Ивата, Дорси, Слифер, Бауман и Ричман, 1982/1994). Наиболее часто непредвиденные обстоятельства окружающей среды, которыми манипулируют при функциональном анализе стереотипов, включают социальное положительное подкрепление (например,ж., похвала, внимание), социальное негативное подкрепление (например, побег или избегание), несоциальное позитивное подкрепление (например, самостимуляция, автоматическое подкрепление или материальное), несоциальное негативное подкрепление (например, удаление или бегство от отталкивающего физического стимула) или некоторая комбинация социального и несоциального подкрепления. Этот объем литературы указывает на неоднородность подкрепляющих обстоятельств, при которых можно контролировать стереотипное поведение, и на такой же широкий спектр вмешательств, доступных для устранения стереотипов (Kennedy, et al., 2000; Репп и др., 1988).

Стереотипия как самостимулирующее поведение

Традиционно в литературе стереотипное поведение объясняется с точки зрения сенсорного происхождения и функции (Lovaas, et al., 1987; Rogers & Ozonoff, 2005). Хотя теории о сенсорном происхождении стереотипов не были подтверждены эмпирически, роль сенсорной самостимуляции в поддержании стереотипного поведения решительно поддерживается. Эта подкатегория стереотипии, обычно называемая самостимулирующим поведением (SSB), определяется как оперантное поведение, которое автоматически поддерживается усиливающими сенсорными стимулами, которые оно производит (Lovaas, et al., 1987). Автоматическое подкрепление предполагает, что подкрепление и поведение — одно и то же. Самостимулирующее поведение, которое, возможно, является основным стимулом, устойчиво к социальным последствиям. Таким образом, особенно сложно манипулировать окружающей средой, так что подкрепление больше не доступно в зависимости от вовлечения в аберрантное поведение. Из-за этих характеристик трудно изменить самостимулирующее поведение.

Несколько областей исследований предоставляют доказательства подкатегории стереотипии, которая поддерживается сенсорной обратной связью.Хотя конкретная стимулируемая сенсорная функция не всегда может быть визуально очевидна для наблюдателя, стереотипы часто обеспечивают очевидный источник сенсорной информации (например, зрительный, слуховой, тактильный вестибулярный, вкус или запах). Кроме того, исследование с участием одного субъекта показало, что вмешательства, которые либо устраняют сенсорный компонент стереотипии (например, сенсорное угасание), либо предоставляют альтернативные, но соответствующие возрасту формы сенсорного ввода (например, процедуры функционального сопоставления), приводят к снижению стереотипного поведения для многих детей (Piazza, et al., 2000; Рапп, 2006; Рапп, 2007; Ринковер, 1978; Ринковер и др., 1979). Наконец, несколько исследований показали, что разрешение детям с аутизмом проявлять стереотипное поведение, зависящее от других целевых форм поведения, усиливает и не вызывает отрицательных побочных эффектов (Charlop, Kurtz, & Casey, 1990; Hanley, Iwata, Thompson, & Lindberg, 2000; Kennedy). , et al., 2000; Wolery, Kirk, & Gast, 1985). Это свидетельствует в пользу качества автоматического усиления SSB, потому что само поведение — которое, предположительно, также функционирует как подкрепление — воздействует на целевое поведение в отсутствие каких-либо дополнительных последствий.Действительно, эти данные эмпирически подтверждают гипотезу о том, что стереотипное поведение поддерживается сенсорной функцией.

На основе этой концептуализации стереотипии было разработано несколько поведенческих вмешательств. Сенсорное угашение началось как творческая экспериментальная процедура, призванная определить, является ли стереотипия оперантным поведением, поддерживаемым автоматическим сенсорным подкреплением. Тем не менее, он также использовался в качестве эффективного средства для снижения поведения, поддерживаемого сенсорной стимуляцией.Сенсорное угасание включает в себя систематическое маскирование предполагаемых сенсорных последствий стереотипного поведения, чтобы определить, поддерживается ли оно конкретным сенсорным следствием (Rincover, 1978; Rincover, et al., 1979). В первом исследовании, использующем сенсорное угасание, Ринковер и Кук (1978) определили гипотетические сенсорные усилители стереотипного поведения трех детей с задержкой в ​​развитии. Был использован индивидуальный план инверсии ABAB, при котором базовые сеансы чередовались с сеансами сенсорного угасания.В соответствии с исходным уровнем участники имели свободный доступ к предпочтительной форме стереотипов. Во время фаз сенсорного угасания был введен дополнительный стимул, который удалил определенное сенсорное последствие стереотипии. Например, согласно стереотипу одного ребенка, он вращал тарелки на твердой поверхности, наклоняя голову к тарелке. Основываясь на гипотезе о том, что его поведение поддерживалось слуховой обратной связью, твердая поверхность была покрыта ковром, чтобы удалить звук, производимый вращением. У всех участников целевое поведение значительно снизилось или полностью исчезло во время фаз сенсорного угасания и вернулось во время исходных фаз.Эти результаты показали, что стереотипия всех участников поддерживалась сенсорным подкреплением. Последующие исследования подчеркнули полезность сенсорного угасания в качестве стратегии лечения и послужили основой для дополнительного подхода к лечению, функционального соответствия (Rincover, et al., 1979).

После прекращения действия компонента сенсорной стимуляции предпочтительного самостимулирующего поведения Rincover et al. (1979) выявили новые игрушечные игровые объекты, которые могут служить альтернативными и более подходящими методами получения такой же стимуляции.Выявленные сенсорные усилители эффективно служили мощными усилителями для игр с игрушками после лечения. На смену этому исследованию пришел еще один эффективный метод лечения, при котором предоставляются альтернативные источники согласованного подкрепления, часто в сочетании с сенсорным угасанием стереотипов.

Исследователи предполагают, что неконтролируемый доступ к стимулам, совпадающим по сенсорной функции с предпочтительным сенсорным подкреплением, может уменьшить операцию установления (EO) стереотипии и ее частоту (Piazza, et al., 2000; Рапп, 2006). Например, ребенку, который участвует в повторяющемся вращении объектов для визуальной сенсорной обратной связи, может быть предоставлен неконтролируемый доступ к волчкам. В качестве альтернативы ребенку, который использует вербальную стереотипию для слуховой сенсорной функции, может быть предоставлен неконтролируемый доступ к музыкальной игрушке. Этот метод имеет много общего с тренировкой функциональной коммуникации (Carr & Durand, 1985). Блокирование сенсорного подкрепления стереотипии может привести к состоянию депривации или установлению операции (ЭО) для конкретного подкрепления.Совокупность исследований согласованной стимуляции показывает, что неконтролируемая доступность согласованных стимулов конкурирует с автоматически подкрепляемым поведением, пока требуемые усилия реакции сопоставимы (Britton, Carr, Landaburu, & Romick, 2002; Rapp, 2006; Rapp, 2007).

Чтобы определить существенную особенность неконтролируемого подкрепления согласованными стимулами, в некоторых исследованиях изучали, контролирует ли эффект согласованная функция или простое предпочтение стимула. Некоторые данные предполагают, что предоставление доступа к игрушкам со стереотипами об их сенсорных последствиях более эффективно, чем предоставление доступа к произвольно выбранным стимулам или предпочтительным игрушкам, несовместимым с сенсорной функцией (Piazza, et al., 2000). Однако другие исследования показывают, что относительное предпочтение объекта, независимо от подобранного подкрепления, может одинаково хорошо уменьшить стереотипию (Ahearn, Clark, DeBar, & Florentino, 2005). Необходимы дальнейшие исследования для определения основных характеристик, связанных с предоставлением неконтролируемого доступа к альтернативным предпочтительным и / или подобранным стимулам.

Более традиционные поведенческие техники для уменьшения проблемного поведения также применялись к самостимулирующему поведению, но с меньшим успехом.Процедуры тайм-аута и дифференцированное подкрепление другого поведения, хотя и широко используются, не показали высокой эффективности (Harris & Wolchik, 1979). С другой стороны, чрезмерная коррекция была подтверждена на раннем этапе как эффективное вмешательство для самостимулирующего поведения (Foxx & Azrin, 1973; Harris & Wolchik, 1979). Чрезмерная коррекция включает в себя как физическое предотвращение целевого поведения, так и побуждение человека к альтернативной и более подходящей форме того же поведения.Фокс и Азрин (1973) применили процедуры сверхкоррекции с четырьмя детьми с психическими отклонениями или нарушениями развития, которые проявляли высокий уровень самостимулирующего поведения. Следует отметить, что трое из четырех детей не были аутистами. Схема обращения с одним субъектом показала, что чрезмерная коррекция быстро снизила частоту самостимулирующего поведения до почти полного отсутствия, тогда как возвращение к исходному уровню привело к возврату к исходной частоте. Хотя изменение поведения не поддерживалось без продолжающихся процедур чрезмерной коррекции, словесного выговора и сокращенного графика применения чрезмерной коррекции было достаточно для поддержания низких частот самостимулирующего поведения.

Непосредственное изменение поведения делает наказание желательным вмешательством (Maag, Rutherford, Wolchik, & Parks, 1986). Однако чрезмерная коррекция страдает теми же ограничениями, что и другие процедуры наказания, такими как ее отталкивающий характер, социальная нежелательность и малая вероятность поддержания в отсутствие постоянного вмешательства. Таким образом, при внедрении таких процедур чрезмерной коррекции их следует дополнять вмешательствами по функциональной замене, такими как согласованное неконтролируемое подкрепление.Однако для многих детей методы поддержки позитивного поведения, описанные ранее, могут быть более социально желательными и, следовательно, предпочтительными, несмотря на экспериментальные доказательства эффективности процедур наказания.

Как было показано выше, существует значительная поддержка самостимулирующей функции стереотипии. Более того, было разработано и эмпирически подтверждено множество эффективных вмешательств, позволяющих адаптировать их к конкретным детям и особенностям их поведения. Однако у этих открытий есть свои ограничения.Преобладание данных, предполагающих, что стереотипное поведение выполняет самостимулирующую и сенсорную функцию, привело многих к тому, что все стереотипное поведение было классифицировано как исключительно сенсорное по своей природе. Распространена тенденция к использованию терминологии «самостимулирующее поведение» для описания конкретной поведенческой топографии перед анализом ее функции. Действительно, предопределенная и универсальная сенсорная функция стереотипного поведения часто упоминается в литературе и на практике. Термин «самостимулирующее поведение» исторически использовался неправильно, как если бы он использовался как синоним «стереотипии».’

Стереотипия как социально опосредованное поведение

Появились другие исследования, демонстрирующие роль случайностей социального и внешнего подкрепления в поддержании стереотипного поведения. Хотя неясно, контролировалось ли когда-то стереотипное поведение только его сенсорными последствиями, исследования показывают, что некоторые детские стереотипы также могут влиять на социальное подкрепление. Социальная среда может служить для отрицательного или положительного усиления стереотипного поведения путем устранения отталкивающих стимулов или предоставления желательных стимулов, зависящих от стереотипов.

Дюран и Карр опубликовали в 1987 году основополагающую статью, описывающую социальные функции самостимулирующего поведения. Фактически, в названии статьи термин «самостимуляция» заключен в кавычки, чтобы подчеркнуть необоснованное допущение универсальной сенсорной функции в стереотипии. В этом исследовании был использован дизайн одного предмета для анализа влияния различных факторов окружающей среды на стереотипное поведение у четырех детей с распространенными нарушениями развития. Сравнивались три экспериментальных условия: исходный уровень, пониженное внимание и повышенная сложность задания.На начальном этапе от детей требовалось выполнить задачи сопоставления с образцом и восприимчивой маркировки. Подкрепление осуществлялось по графику с переменным соотношением, стереотипное поведение игнорировалось. Во время состояния пониженного внимания участникам предъявлялись стимулы, соответствующие образцу поддерживающего уровня. Взрослый уделял пониженное внимание. Во время фазы повышенного спроса на задачи снова была представлена ​​задача восприимчивой маркировки. Тем не менее, стимулы были выбраны так, чтобы повысить сложность задания.Стереотипное поведение усиливалось во время условий повышенного требования к задаче по сравнению с исходными условиями или условиями пониженного внимания. В последующих исследованиях сравнивалась частота стереотипов в условиях повышенного спроса на задания с условным тайм-аутом при проявлении стереотипного поведения и без него. Стереотипное поведение усиливалось во время перерыва в работе, указывая на то, что поведение этих детей сохранялось за счет ухода от требований задания. Затем, тренировка функционального общения, в ходе которой детей учили говорить «Помогите мне» во время выполнения сложных заданий, привела к снижению стереотипного поведения.Короче говоря, Дюран и Карр (1987) обнаружили, что стереотипное поведение усиливается в результате выполнения сложных задач и случайного устранения отвращающих стимулов. Стереотипное поведение уменьшилось в зависимости от потребности в свете и после приобретения альтернативного и более подходящего метода выражения разочарования. Отрицательное подкрепление было поддержанием непредвиденных обстоятельств.

Дополнительное исследование также подтвердило, что другие социально опосредованные обстоятельства могут оказывать существенное влияние на уровень стереотипов.Одно исследование, посвященное изучению влияния требования, внимания и автоматического подкрепления на ртование руками, показало, что частота рта некоторых детей возрастает в зависимости от социального положительного подкрепления (например, когда взрослый говорит: «Не делай этого!») , Ивата, Шор, ДеЛеон, Лерман, Ульрих и др., 1995). Другое исследование показало, что дети чаще повторяют одно и то же поведение в присутствии незнакомого человека по сравнению со знакомым человеком (Runco, Charlop, & Schreibman, 1986).Кроме того, другие исследования предоставили доказательства влияния ощутимого подкрепления на частоту и продолжительность стереотипного поведения (Ahearn, et al., 2003). Эти данные в совокупности предполагают, что внешние стимулы, а не только внутренние автоматические подкрепления, также могут действовать на стереотипию.

Эту литературу не следует интерпретировать как аргумент, опровергающий сенсорную функцию стереотипии. Вместо этого этот обзор предназначен для аргументации в пользу оперантного определения стереотипии, согласно которому функция не фиксируется, а скорее контролируется изменяемыми непредвиденными обстоятельствами окружающей среды.Существуют доказательства как сенсорных свойств, так и свойств социального подкрепления. В частности, два исследования предоставляют убедительные доказательства того, что стереотипия может быть детерминирована множеством разных факторов. Репп и его коллеги (1988) продемонстрировали, что схемы лечения, основанные на производной (из функционального анализа) функции индивидуального поведения, были более эффективными, чем схемы, основанные на заранее определенной гипотезе функции поведения. Более недавнее исследование показало, что аналогичные формы стереотипии возникают в различных условиях непредвиденных обстоятельств подкрепления для одного и того же ребенка, и что они часто возникают с большей частотой в условиях внимания и требований (Kennedy, et al., 2000). Короче говоря, эти данные предполагают, что функциональный анализ стереотипов должен проводиться до предположения о вероятной функции и, что более важно, после принятия решения о вмешательстве. В самом деле, как предполагают Дюран и Карр (1987, с. 130): «При рассмотрении того, как обозначить такое моторное поведение у лиц с ограниченными возможностями развития, более полезным подходом могло бы быть использование функциональных ярлыков … Эта терминология может устранить некоторую путаницу и может внести свой вклад. к разработке более эффективных методов лечения ».

Выводы

Бесспорно, стереотипное поведение является широко распространенной и проблематичной чертой аутизма.Кроме того, значительный объем литературы подтверждает необходимость изменения такого поведения. К счастью, было разработано множество эффективных вмешательств для решения этих проблемных форм поведения. Хотя традиционно считается, что оно действует в условиях сенсорного и автоматического подкрепления, исследования выяснили, что повторяющееся и стереотипное поведение также может поддерживаться социальным или несоциальным положительным и отрицательным подкреплением. Важно, чтобы вмешательства применялись в соответствии с этими данными.В самом деле, кажется наиболее подходящим описывать и категоризировать стереотипы с точки зрения их функции, а не формы. При этом прикладные исследования и клинические применения будут не только включать более точное использование терминологии, но и с большей вероятностью будут влиять на позитивное изменение поведения посредством эффективных манипуляций с окружающей средой. Как и во многих случаях применения поведенческих принципов к детям с аутизмом, не существует единого эффективного подхода к устранению стереотипов для всех детей или всех стереотипных форм поведения.Тем не менее, существует обширная исследовательская база, позволяющая предложить практикующим различные научно обоснованные поведенческие вмешательства для устранения стереотипов, основанных на оперантной функции. Хотя любое поведение является законным, функциональные отношения не предопределены. Поведенческое лечение и будущие исследования должны продолжаться с функциональной интерпретации стереотипии при аутизме, которая признает ее множественную, неоднородную и, что самое важное, поддающуюся изменению детерминацию.

Благодарности

Исследование проводилось при содействии U.S.P.H.S. Грант на исследования MH # 39434 от Национального института психического здоровья. Авторы признательны Marie Rocha, M.A., и Jessica Suhrheinrich, M.A., за вклад в более ранние версии этой статьи.

Сноски

Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации. В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копирайтингу, верстке и проверке полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования.Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

Ссылки

  • Американская психиатрическая ассоциация. Руководство по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-IV-TR) Вашингтон, округ Колумбия: автор; 2000. [Google Scholar]
  • Ahearn WH, Clark KM, Gardener NC, Chung BI, Dube WV. Сохранение стереотипного поведения: изучение эффектов внешних подкреплений.Журнал прикладного анализа поведения. 2003. 36: 439–448. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ахерн WH, Кларк К.М., ДеБар Р., Флорентино С. О роли предпочтения в ответной конкуренции. Журнал прикладного анализа поведения. 2005; 38: 247–250. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Bodfish JW, Symons FJ, Parker DE, Lewis MH. Разновидности повторяющегося поведения при аутизме: сравнение с умственной отсталостью. Журнал аутизма и нарушений развития. 2000. 30: 237–243.[PubMed] [Google Scholar]
  • Бриттон Л.Н., Карр Дж. Э., Ландабуру Х. Дж., Ромик К. С.. Эффективность неконтролируемого подкрепления как лечения автоматически усиливающейся стереотипии. Поведенческие вмешательства. 2002; 17: 93–103. [Google Scholar]
  • Карр Э. Г., Дюран В. М.. Уменьшение поведенческих проблем с помощью функционального обучения общению. Журнал прикладного анализа поведения. 1985. 18: 111–126. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Charlop MH. Влияние эхолалии на приобретение и обобщение рецептивной маркировки у аутичных детей.Журнал прикладного анализа поведения. 1983; 16: 111–126. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Charlop MH, Kurtz PF, Casey FG. Использование аберрантного поведения в качестве подкрепления для аутичных детей. Журнал прикладного анализа поведения. 1990; 23: 163–181. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Дюран В.М., Карр Э.Г. Социальные влияния на «самостимулирующее» поведение: анализ и лечение. Журнал прикладного анализа поведения. 1987. 20: 119–132. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Эпштейн Л.Дж., Таубман М.Т., Ловаас О.И.Изменения самостимулирующего поведения при лечении. Журнал аномальной детской психологии. 1985; 13: 281–294. [PubMed] [Google Scholar]
  • Foxx RM, Azrin NH. Устранение аутичного самостимулирующего поведения путем чрезмерной коррекции. Журнал прикладного анализа поведения. 1973; 6: 1–14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Goh H, Iwata BA, Shore BA, DeLeon IG, Lerman DC, Ulrich SM, Smith RG. Анализ усиливающих свойств ручного рта. Журнал прикладного анализа поведения.1995. 28: 269–283. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hanley GP, Iwata BA, Thompson RH, Lindberg JS. Компонентный анализ «стереотипии как подкрепления» альтернативного поведения. Журнал прикладного анализа поведения. 2000. 33: 285–297. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Harris SL, Wolchik SA. Подавление самостимуляции: три альтернативные стратегии. Журнал прикладного анализа поведения. 1979; 12: 185–198. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ивата Б.А., Дорси М.Ф., Слифер К.Дж., Бауман К.Э., Ричман Г.С.К функциональному анализу членовредительства. Журнал прикладного анализа поведения. 1994; 27: 197–209. (Перепечатано по: Анализ и вмешательство в нарушения развития, 2 , 3–20, 1982) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Kennedy CH, Meyer KA, Knowles T, Shukla S. функции стереотипного поведения для студентов с аутизмом: значение для оценки и лечения. Журнал прикладного анализа поведения. 2000. 33: 559–571. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Koegel RL, Covert A.Связь самостимуляции с обучением у аутичных детей. Журнал прикладного анализа поведения. 1972; 5: 381–387. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Koegel RL, Firestone PB, Kramme KW, Dunlap G. Увеличение спонтанной игры путем подавления самостимуляции у аутичных детей. Журнал прикладного анализа поведения. 1974; 7: 521–528. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Шрейбман Л., Кегель Р., Рем Р. Избирательная реакция аутичных детей на множественные сенсорные сигналы.Журнал аномальной психологии. 1971; 77: 211–222. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Литроуник А., Манн Р. Латентные реакции на слуховые стимулы у аутичных детей, проявляющих самостимулирующее поведение. Поведенческие исследования и терапия. 1971; 9: 39–49. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Кегель Р.Л., Шрейбман Л. Сверхселективность стимулов при аутизме: обзор исследований. Психологический бюллетень. 1979; 86: 1236–1254. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Ньюсом К., Хикман К.Самостимулирующее поведение и подкрепление восприятия. Журнал прикладного анализа поведения. 1987. 20: 45–68. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Maag JW, Rutherford RB, Wolchik SA, Parks BT. Краткий отчет: Сравнение двух коротких процедур сверхкоррекции стереотипного поведения аутичных детей. Журнал аутизма и нарушений развития. 1986; 16: 83–87. [PubMed] [Google Scholar]
  • Национальный исследовательский совет (NRC) Обучение детей с аутизмом. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001 г.[Google Scholar]
  • Piazza CC, Adelinis JD, Hanley GP, Goh H, Delia MD. Оценка влияния согласованных стимулов на поведение, поддерживаемое автоматическим подкреплением. Журнал прикладного анализа поведения. 2000. 33: 13–27. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rapp JT, Vollmer TR. Стереотипия I: обзор поведенческой оценки и лечения. Исследование нарушений развития. 2005. 26: 527–547. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rapp JT. К эмпирическому методу выявления подобранной стимуляции для автоматически подкрепляемого поведения: предварительное исследование.Журнал прикладного анализа поведения. 2006; 39: 137–140. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rapp JT. Дальнейшая оценка методов определения подобранной стимуляции. Журнал прикладного анализа поведения. 2007. 40: 73–88. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Repp AC, Felce D, Barton LE. Основание лечения стереотипного и самоповреждающего поведения на гипотезах их причин. Журнал прикладного анализа поведения. 1988. 21: 281–289. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rincover A.Сенсорное угашение: процедура устранения самостимулирующего поведения у детей с отклонениями в развитии. Журнал аномальной психологии. 1978; 6: 299–310. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ринковер А., Кук Р., Пиплз А., Паккард Д. Принципы сенсорного угасания и сенсорного подкрепления для программирования множественных адаптивных изменений поведения. Журнал прикладного анализа поведения. 1979; 12: 221–233. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rogers SJ, Ozonoff S. Аннотация: Что мы знаем о сенсорной дисфункции при аутизме? Критический обзор эмпирических данных.Журнал детской психологии и психиатрии. 2005. 46: 1255–1268. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рунко М.А., Чарлоп М.Х., Шрейбман Л. Возникновение самостимуляции аутичных детей в зависимости от знакомых и незнакомых стимулов. Журнал аутизма и нарушений развития. 1986; 16: 31–43. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шрайбман Л., Хейзер Л., Штамер А. Аутистическое расстройство: характеристики и поведенческое лечение. В: Визелер Н.А., Хансон Р.Х., Сиперштейн Г.Н., редакторы.Сложное поведение людей с психическими расстройствами и тяжелыми формами инвалидности. Вашингтон, округ Колумбия: Американская ассоциация умственной отсталости; 1999. С. 39–63. [Google Scholar]
  • Шрейбман Л. Интенсивное поведенческое / психообразовательное лечение аутизма: потребности в исследованиях и направления на будущее. Журнал аутизма и нарушений развития. 2000. 30: 373–378. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шрейбман Л. Наука и фантастика об аутизме. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 2005 г.[Google Scholar]
  • Шерер М.Р., Шрейбман Л. Индивидуальные поведенческие профили и предикторы эффективности лечения детей с аутизмом. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 2005. 73: 525–538. [PubMed] [Google Scholar]
  • Смит Э.А., Ван Хаутен Р. Сравнение характеристик самостимулирующего поведения у нормальных детей и детей с задержкой в ​​развитии. Исследование нарушений развития. 1996. 17: 254–268. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стул-Гаммон К.Прелингвистическое вокальное развитие: Измерение и предсказания. В: Ferguson CA, Menn L, Stoel-Gammon C, редакторы. Фонологическое развитие: модели, исследования, импликации. Тимониум, Мэриленд: York Press; 1992. С. 439–456. [Google Scholar]
  • Тернер М. Аннотация: Повторяющееся поведение при аутизме: обзор психологических исследований. Журнал детской психологии и психиатрии. 1999; 40: 839–849. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wolery M, Kirk K, Gast DL. Стереотипное поведение как подкрепление: эффекты и побочные эффекты.Журнал аутизма и нарушений развития. 1985; 15: 149–161. [PubMed] [Google Scholar]
  • Вихман М.М., Фергюсон К.А., Эльберт М. Фонологическое развитие от лепета до речи: общие тенденции и индивидуальные различия. Прикладная психолингвистика. 1987; 7: 3–40. [Google Scholar]
  • Йодер П., Комптон Д. Определение предикторов реакции на лечение. Обзоры исследований умственной отсталости и нарушений развития. 2004. 10: 162–168. [PubMed] [Google Scholar]

Стереотипия при аутизме: важность функции

Res Autism Spectr Disord.Авторская рукопись; доступно в PMC 2009 1 января 2009 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC2598746

NIHMSID: NIHMS77160

University of California, San Diego

Запросы на перепечатку адресов: Allison B. Cunningham, University of California , Сан-Диего, Департамент психологии, 9500 Gilman Drive, MC 0109, La Jolla, CA 92093-0109, США. Корреспондент: Тел .: 858 534 6144; Факс: 858822 1746; E-mail: [email protected] См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Мы выступаем за полезность функционального определения стереотипии, основываясь на доказательствах как сенсорных автоматических, так и социально опосредованных случайностей подкрепления при возникновении стереотипии у детей с аутизмом. Предопределенная сенсорная функция стереотипии часто упоминается в поведенческой литературе, а термин «самостимулирующее поведение» обычно неправильно используется как взаимозаменяемый со «стереотипией». Мы обсуждаем доказательства множества потенциальных функциональных свойств стереотипии.Рассмотрены диагностические определения и описана поддержка как сенсорных, так и социальных функций. Мы утверждаем, что стереотипы следует описывать и категоризировать в соответствии с их функцией, а не формой. Кроме того, решения о лечении должны основываться на функциональной интерпретации стереотипии, которая признает ее оперантное и неоднородное качество при аутизме.

Введение

Ограниченные, повторяющиеся и стереотипные модели поведения являются одним из трех основных диагностических признаков аутичного расстройства (Американская психиатрическая ассоциация, 2000) и часто становятся целью поведенческих вмешательств для детей с аутизмом.Хотя основные причины стереотипии неизвестны, большинство ученых в этой области полагают, что она включает в себя класс оперантного поведения, поддерживаемого непредвиденными обстоятельствами подкрепления (Koegel & Covert, 1972; Lovaas, Newsom, & Hickman, 1987; Rapp & Vollmer, 2005; Rogers & Озонов, 2005). Значительный объем исследований предоставляет доказательства сенсорной функции стереотипии, при которой поведение поддерживается автоматическим подкреплением (Lovaas, et al., 1987; Piazza, Adelinis, Hanley, Goh, & Delia, 2000; Rapp, 2006; Rincover, 1978. ; Rincover, Cook, Peoples, & Packard, 1979).В этой литературе утверждается, что социальные последствия не действуют, и это стимулировало каскад поведенческих вмешательств, предполагающих предопределенную сенсорную или самостимулирующую функцию стереотипии. Однако термин стереотипия не является синонимом самостимулирующего поведения. Растущее количество литературы предполагает, что стереотипия определяется множеством разных факторов и часто входит в случайность социального положительного и отрицательного подкрепления (Ahearn, Clark, Gardener, Chung, & Dube, 2003; Durand & Carr, 1987; Kennedy, Meyer, Knowles, & Shukla. , 2000; Репп, Фелс и Бартон, 1988).В соответствии с общей литературой относительно необходимости индивидуализации лечения при аутизме (Национальный исследовательский совет, 2001; Шрейбман, 2000, 2005; Шерер и Шрейбман, 2005; Йодер и Комптон, 2004), важно разработать поведенческие вмешательства, направленные на преодоление стереотипов. к классу функциональной реакции, к которому относится поведение, а не только к топографической форме, и допущению об автоматическом подкреплении как поддерживающей случайности.

Эта статья начинается с обзора диагностического определения стереотипии и ее значения для обучения детей с аутизмом.За этим следует аргумент в пользу клинической полезности функционального определения стереотипии, а также обсуждение данных, подтверждающих роль как сенсорных автоматических, так и социально опосредованных случайностей подкрепления в возникновении стереотипов у детей с аутизмом. Затем в этой статье описывается несколько поведенческих вмешательств, направленных на решение этого проблемного поведения, и приводится аргумент в пользу функционального подхода к разработке индивидуализированных вмешательств для уменьшения стереотипов при аутизме.

Стереотипия как диагностический признак

Согласно Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам, одним из важных диагностических признаков аутистического расстройства является наличие ограниченных, повторяющихся и стереотипных моделей поведения, действий и интересов (Американская психиатрическая ассоциация, 2000).Стереотипия и стереотипное поведение — это общие термины, которые относятся к этому широкому классу топографически сходного поведения. Поведение определяется как стереотипия, когда оно соответствует необходимой форме, которая включает в себя повторение, жесткость и неизменность, а также тенденцию к несоответствию по своей природе (Turner, 1999). Понимание функции (например, сенсорной, социальной, осязаемой) поведения не является ни диагностической, ни вызываемой. Другими словами, членство в группе поведения основывается только на удовлетворении критериев физической и наблюдаемой формы.

Стереотипы поведения очень разнородны по форме. Поведение может быть вербальным или невербальным, ориентированным на мелкую или грубую моторику, а также простым или сложным. Кроме того, они могут возникать с объектами или без них. Некоторые формы включают стереотипные и повторяющиеся двигательные манеры или использование языка. Распространенными примерами стереотипов являются хлопанье руками, раскачивание тела, ходьба на пальцах ног, вращение предметов, обнюхивание, немедленная и отсроченная эхолалия, а также движение предметов через периферическое зрение (Schreibman, Heyser, & Stahmer, 1999).Другие формы предполагают более сложное поведение, такое как ограниченные и стереотипные модели интереса или требование сходства. Эти формы могут включать в себя постоянную фиксацию на частях объектов или негибкое соблюдение определенных нефункциональных распорядков или ритуалов. Например, ребенок, проявляющий стереотипное поведение, может обращать внимание только на определенные части предметов (например, колеса машины, глаза куклы). В качестве альтернативы, ребенок может настаивать на игре со своими игрушками очень специфическим образом (например, выстраивая блоки в одинаковые ряды повторно).

Стереотипы поведения не изолированы от аутизма. Они характерны для людей с другими сенсорными, интеллектуальными нарушениями или нарушениями развития. Например, исследования показывают, что подавляющее большинство людей с умственной отсталостью демонстрируют стереотипы. Однако, по сравнению с людьми с умственной отсталостью, люди с аутизмом, как правило, демонстрируют более разнообразную топографию, наряду с повышенной тяжестью и общей частотой встречаемости (Bodfish, Symons, Parker, & Lewis, 2000). Стереотипы также встречаются у типичных людей от младенчества до взрослого возраста.Некоторые примеры стереотипного поведения типичных взрослых включают постукивание ногами, кусание ногтей, курение, самоорганизацию, занятия спортом и просмотр телевизора. С другой стороны, стереотипы у типичных младенцев и детей ясельного возраста часто напоминают поведение, наблюдаемое у людей с аутизмом на протяжении всей жизни (Smith & Van Houten, 1996). Стереотипы при аутизме отличаются неадекватностью развития и социальной адекватности. В одном исследовании стереотипное поведение у детей с задержкой развития (DD) сравнивалось со стереотипами в двух контрольных группах детей, сопоставленных по хронологическому возрасту (CA) и умственному возрасту (MA) соответственно.Хотя не было обнаружено никаких систематических различий между группами по проценту встречаемости или разнообразию отображаемого поведения, стереотипное поведение, наблюдаемое у детей с DD, было оценено как более странное в целом по сравнению с их соответствиями CA. Дети с DD демонстрировали более высокий уровень очевидных грубых двигательных манер, а также поведение с более высокой визуальной интенсивностью и сосредоточенностью. Поведение детей с DD воспринималось как сходное с поведением детей, соответствующих критериям MA (Smith & Van Houten, 1996).Это исследование подчеркивает важность интерпретации поведения, которое кажется повторяющимся, ограниченным или стереотипным в контексте норм развития и социальных норм.

Стереотипия и обучение

Стереотипия занимает большую часть поведенческого репертуара детей с аутизмом (Rapp & Vollmer, 2005). Таким образом, многие исследователи и клиницисты считают это важным отклоняющимся от нормы поведением, на которое следует нацелить поведенческое вмешательство. Во-первых, стереотипия — это социальная стигматизация.Стереотипы, демонстрируемые детьми с аутизмом, часто воспринимаются как не соответствующие возрасту по форме, фокусу, контексту, продолжительности или интенсивности. Стигма, которой подвергаются дети, которые часто проявляют такое поведение, имеет очевидные нежелательные последствия с точки зрения родителей. Родителям может быть сложно и неудобно приводить ребенка в общественные места. Однако есть и прямые нежелательные последствия для развития ребенка. Участие ребенка в обществе, общении со сверстниками и взрослыми или в типичных условиях обучения может быть серьезно ограничено.

Было показано, что стереотипия не только снижает доступность возможностей обучения в обществе, но и напрямую мешает обучению. Koegel и Covert (1972) обнаружили, что дети, демонстрирующие высокий уровень стереотипов, не могли выучить простые задачи распознавания, в то же время участвуя в стереотипах. Однако подавление стереотипного поведения, достигнутое с помощью процедур наказания, было связано с увеличением правильной реакции и приобретением дискриминации.Последующие исследования показали аналогичную обратную связь между стереотипией и спонтанным игровым поведением (Koegel, Firestone, Kramme, & Dunlap, 1974). Другое исследование показывает, что дети с аутизмом могут демонстрировать более длительную латентную реакцию на сенсорные стимулы при стереотипном поведении (Lovaas, Litrownik, & Mann, 1971). Это коллективное исследование показывает, что стереотипия может мешать не только начальному обучению, но и степени, в которой дети участвуют в усвоенных и более подходящих альтернативных формах поведения в свободное время.

Недавнее исследование предикторов дифференциальной реакции на лечение повторяет некоторые из этих результатов, но также вносит большую специфичность в феномен обучающей интерференции. Шерер и Шрейбман (2005) определили поведенческий профиль для натуралистического поведенческого вмешательства, обучения основным ответам (PRT), который в перспективе различал детей, которые ответили бы или не ответили положительно на PRT. Более низкие частоты невербальных стереотипов и более высокие уровни вербальных стереотипов предсказывали положительную реакцию на лечение.Таким образом, хотя паттерны невербальных стереотипов, по-видимому, согласуются с теорией вмешательства, эти данные предполагают, что вербальные стереотипы могут вместо этого оказывать стимулирующее влияние на обучение. Этот эффект также был продемонстрирован у эхолических детей с аутизмом (Charlop, 1983) и на разных курсах лечения (Epstein, Taubman, & Lovaas, 1985).

Непонятно, почему возникает эта дихотомия, согласно которой вербальная стереотипия не может конкурировать с обучением. Одна из гипотез состоит в том, что вокальная стереотипия может быть необходимым навыком для изучения языка.Эта теория подтверждается литературой о типичных младенцах, которые лепечут перед тем, как заговорить (Stoel-Gammon, 1992; Vihman, Ferguson, & Elbert, 1987). С другой стороны, отсутствие вербальных стереотипов можно спутать с неспособностью произносить речь. Отсутствие речевого вывода может быть предиктором готовности к разговору или апраксии. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы изучить, как невербальные стереотипы мешают обучению, тогда как вербальные стереотипы не могут.

Литература о сверхселективности стимулов при аутизме дает некоторое представление о том, почему при невербальном поведении могут возникать помехи в обучении (Lovaas, et al., 1971; Lovaas, Koegel, & Schreibman, 1979; Lovaas, Schreibman, Koegel, & Rehm, 1971). Хотя повседневная среда полна множественных и одновременных сигналов, которые различают реакцию или нереагирование, дети с аутизмом демонстрируют заметный дефицит способности обращать внимание на одновременные множественные сигналы. Более того, дети с аутизмом часто неспособны отличить релевантные сигналы окружающей среды от второстепенных. Когда в учебной среде присутствует несколько стимулов, поведение этих детей, как правило, находится под контролем узкого набора стимулов.Не имея возможности реагировать одновременно на несколько сигналов окружающей среды, ребенку, обращающему внимание на свою собственную стереотипию, будет трудно одновременно обращать внимание на основные учебные стимулы (Lovaas, et al., 1971).

Стереотипия как оперантное поведение

Интерпретация стереотипии только с точки зрения формы ответа, такая как диагностическое определение, описанное ранее, имеет минимальную клиническую ценность для модификации поведения. С другой стороны, оперантные концептуализации, которые рассматривают стереотипное поведение как функциональное и законное, привели ко многим успешным моделям вмешательства.Как и в случае со всем оперантным поведением, форма не подразумевает функции. Фактически, во многих случаях кажется, что форма ответа в значительной степени не имеет отношения к лечению.

Хотя стереотипы представляют собой группу поведений, имеющих сходную топографию отклика, большое количество литературы указывает, что такое поведение не принадлежит к заранее определенному классу отклика. Вместо этого они сильно различаются не только по форме, но и по определению среды — в зависимости от человека, контекста, обстановки и времени. Наиболее часто упоминается самостимуляция или автоматическое подкрепление (Lovaas, et al., 1987; Рапп и Фоллмер, 2005; Ринковер, 1978; Роджерс и Озонов, 2005). Тем не менее, в другой растущей литературе указывается, что стереотипное поведение может определяться другими обстоятельствами подкрепления (Kennedy, et al., 2000; Repp, et al., 1988). Например, было показано, что стереотипия действует под контролем социального подкрепления (Durand & Carr, 1987) и материальных случайностей подкрепления (Ahearn et al., 2003). Интерпретация стереотипного поведения не должна предполагать, что совместное использование определенной топографии обязательно предполагает принадлежность к одному и тому же классу реакции.

Функциональные свойства стереотипии часто выводятся из методологий функционального анализа (Rapp & Vollmer, 2005), которые направлены на выявление переменных, которые влияют на возникновение определенного поведения, посредством систематического манипулирования возможными контрольными предпосылками и последствиями окружающей среды (Ивата, Дорси, Слифер, Бауман и Ричман, 1982/1994). Наиболее часто непредвиденные обстоятельства окружающей среды, которыми манипулируют при функциональном анализе стереотипов, включают социальное положительное подкрепление (например,ж., похвала, внимание), социальное негативное подкрепление (например, побег или избегание), несоциальное позитивное подкрепление (например, самостимуляция, автоматическое подкрепление или материальное), несоциальное негативное подкрепление (например, удаление или бегство от отталкивающего физического стимула) или некоторая комбинация социального и несоциального подкрепления. Этот объем литературы указывает на неоднородность подкрепляющих обстоятельств, при которых можно контролировать стереотипное поведение, и на такой же широкий спектр вмешательств, доступных для устранения стереотипов (Kennedy, et al., 2000; Репп и др., 1988).

Стереотипия как самостимулирующее поведение

Традиционно в литературе стереотипное поведение объясняется с точки зрения сенсорного происхождения и функции (Lovaas, et al., 1987; Rogers & Ozonoff, 2005). Хотя теории о сенсорном происхождении стереотипов не были подтверждены эмпирически, роль сенсорной самостимуляции в поддержании стереотипного поведения решительно поддерживается. Эта подкатегория стереотипии, обычно называемая самостимулирующим поведением (SSB), определяется как оперантное поведение, которое автоматически поддерживается усиливающими сенсорными стимулами, которые оно производит (Lovaas, et al., 1987). Автоматическое подкрепление предполагает, что подкрепление и поведение — одно и то же. Самостимулирующее поведение, которое, возможно, является основным стимулом, устойчиво к социальным последствиям. Таким образом, особенно сложно манипулировать окружающей средой, так что подкрепление больше не доступно в зависимости от вовлечения в аберрантное поведение. Из-за этих характеристик трудно изменить самостимулирующее поведение.

Несколько областей исследований предоставляют доказательства подкатегории стереотипии, которая поддерживается сенсорной обратной связью.Хотя конкретная стимулируемая сенсорная функция не всегда может быть визуально очевидна для наблюдателя, стереотипы часто обеспечивают очевидный источник сенсорной информации (например, зрительный, слуховой, тактильный вестибулярный, вкус или запах). Кроме того, исследование с участием одного субъекта показало, что вмешательства, которые либо устраняют сенсорный компонент стереотипии (например, сенсорное угасание), либо предоставляют альтернативные, но соответствующие возрасту формы сенсорного ввода (например, процедуры функционального сопоставления), приводят к снижению стереотипного поведения для многих детей (Piazza, et al., 2000; Рапп, 2006; Рапп, 2007; Ринковер, 1978; Ринковер и др., 1979). Наконец, несколько исследований показали, что разрешение детям с аутизмом проявлять стереотипное поведение, зависящее от других целевых форм поведения, усиливает и не вызывает отрицательных побочных эффектов (Charlop, Kurtz, & Casey, 1990; Hanley, Iwata, Thompson, & Lindberg, 2000; Kennedy). , et al., 2000; Wolery, Kirk, & Gast, 1985). Это свидетельствует в пользу качества автоматического усиления SSB, потому что само поведение — которое, предположительно, также функционирует как подкрепление — воздействует на целевое поведение в отсутствие каких-либо дополнительных последствий.Действительно, эти данные эмпирически подтверждают гипотезу о том, что стереотипное поведение поддерживается сенсорной функцией.

На основе этой концептуализации стереотипии было разработано несколько поведенческих вмешательств. Сенсорное угашение началось как творческая экспериментальная процедура, призванная определить, является ли стереотипия оперантным поведением, поддерживаемым автоматическим сенсорным подкреплением. Тем не менее, он также использовался в качестве эффективного средства для снижения поведения, поддерживаемого сенсорной стимуляцией.Сенсорное угасание включает в себя систематическое маскирование предполагаемых сенсорных последствий стереотипного поведения, чтобы определить, поддерживается ли оно конкретным сенсорным следствием (Rincover, 1978; Rincover, et al., 1979). В первом исследовании, использующем сенсорное угасание, Ринковер и Кук (1978) определили гипотетические сенсорные усилители стереотипного поведения трех детей с задержкой в ​​развитии. Был использован индивидуальный план инверсии ABAB, при котором базовые сеансы чередовались с сеансами сенсорного угасания.В соответствии с исходным уровнем участники имели свободный доступ к предпочтительной форме стереотипов. Во время фаз сенсорного угасания был введен дополнительный стимул, который удалил определенное сенсорное последствие стереотипии. Например, согласно стереотипу одного ребенка, он вращал тарелки на твердой поверхности, наклоняя голову к тарелке. Основываясь на гипотезе о том, что его поведение поддерживалось слуховой обратной связью, твердая поверхность была покрыта ковром, чтобы удалить звук, производимый вращением. У всех участников целевое поведение значительно снизилось или полностью исчезло во время фаз сенсорного угасания и вернулось во время исходных фаз.Эти результаты показали, что стереотипия всех участников поддерживалась сенсорным подкреплением. Последующие исследования подчеркнули полезность сенсорного угасания в качестве стратегии лечения и послужили основой для дополнительного подхода к лечению, функционального соответствия (Rincover, et al., 1979).

После прекращения действия компонента сенсорной стимуляции предпочтительного самостимулирующего поведения Rincover et al. (1979) выявили новые игрушечные игровые объекты, которые могут служить альтернативными и более подходящими методами получения такой же стимуляции.Выявленные сенсорные усилители эффективно служили мощными усилителями для игр с игрушками после лечения. На смену этому исследованию пришел еще один эффективный метод лечения, при котором предоставляются альтернативные источники согласованного подкрепления, часто в сочетании с сенсорным угасанием стереотипов.

Исследователи предполагают, что неконтролируемый доступ к стимулам, совпадающим по сенсорной функции с предпочтительным сенсорным подкреплением, может уменьшить операцию установления (EO) стереотипии и ее частоту (Piazza, et al., 2000; Рапп, 2006). Например, ребенку, который участвует в повторяющемся вращении объектов для визуальной сенсорной обратной связи, может быть предоставлен неконтролируемый доступ к волчкам. В качестве альтернативы ребенку, который использует вербальную стереотипию для слуховой сенсорной функции, может быть предоставлен неконтролируемый доступ к музыкальной игрушке. Этот метод имеет много общего с тренировкой функциональной коммуникации (Carr & Durand, 1985). Блокирование сенсорного подкрепления стереотипии может привести к состоянию депривации или установлению операции (ЭО) для конкретного подкрепления.Совокупность исследований согласованной стимуляции показывает, что неконтролируемая доступность согласованных стимулов конкурирует с автоматически подкрепляемым поведением, пока требуемые усилия реакции сопоставимы (Britton, Carr, Landaburu, & Romick, 2002; Rapp, 2006; Rapp, 2007).

Чтобы определить существенную особенность неконтролируемого подкрепления согласованными стимулами, в некоторых исследованиях изучали, контролирует ли эффект согласованная функция или простое предпочтение стимула. Некоторые данные предполагают, что предоставление доступа к игрушкам со стереотипами об их сенсорных последствиях более эффективно, чем предоставление доступа к произвольно выбранным стимулам или предпочтительным игрушкам, несовместимым с сенсорной функцией (Piazza, et al., 2000). Однако другие исследования показывают, что относительное предпочтение объекта, независимо от подобранного подкрепления, может одинаково хорошо уменьшить стереотипию (Ahearn, Clark, DeBar, & Florentino, 2005). Необходимы дальнейшие исследования для определения основных характеристик, связанных с предоставлением неконтролируемого доступа к альтернативным предпочтительным и / или подобранным стимулам.

Более традиционные поведенческие техники для уменьшения проблемного поведения также применялись к самостимулирующему поведению, но с меньшим успехом.Процедуры тайм-аута и дифференцированное подкрепление другого поведения, хотя и широко используются, не показали высокой эффективности (Harris & Wolchik, 1979). С другой стороны, чрезмерная коррекция была подтверждена на раннем этапе как эффективное вмешательство для самостимулирующего поведения (Foxx & Azrin, 1973; Harris & Wolchik, 1979). Чрезмерная коррекция включает в себя как физическое предотвращение целевого поведения, так и побуждение человека к альтернативной и более подходящей форме того же поведения.Фокс и Азрин (1973) применили процедуры сверхкоррекции с четырьмя детьми с психическими отклонениями или нарушениями развития, которые проявляли высокий уровень самостимулирующего поведения. Следует отметить, что трое из четырех детей не были аутистами. Схема обращения с одним субъектом показала, что чрезмерная коррекция быстро снизила частоту самостимулирующего поведения до почти полного отсутствия, тогда как возвращение к исходному уровню привело к возврату к исходной частоте. Хотя изменение поведения не поддерживалось без продолжающихся процедур чрезмерной коррекции, словесного выговора и сокращенного графика применения чрезмерной коррекции было достаточно для поддержания низких частот самостимулирующего поведения.

Непосредственное изменение поведения делает наказание желательным вмешательством (Maag, Rutherford, Wolchik, & Parks, 1986). Однако чрезмерная коррекция страдает теми же ограничениями, что и другие процедуры наказания, такими как ее отталкивающий характер, социальная нежелательность и малая вероятность поддержания в отсутствие постоянного вмешательства. Таким образом, при внедрении таких процедур чрезмерной коррекции их следует дополнять вмешательствами по функциональной замене, такими как согласованное неконтролируемое подкрепление.Однако для многих детей методы поддержки позитивного поведения, описанные ранее, могут быть более социально желательными и, следовательно, предпочтительными, несмотря на экспериментальные доказательства эффективности процедур наказания.

Как было показано выше, существует значительная поддержка самостимулирующей функции стереотипии. Более того, было разработано и эмпирически подтверждено множество эффективных вмешательств, позволяющих адаптировать их к конкретным детям и особенностям их поведения. Однако у этих открытий есть свои ограничения.Преобладание данных, предполагающих, что стереотипное поведение выполняет самостимулирующую и сенсорную функцию, привело многих к тому, что все стереотипное поведение было классифицировано как исключительно сенсорное по своей природе. Распространена тенденция к использованию терминологии «самостимулирующее поведение» для описания конкретной поведенческой топографии перед анализом ее функции. Действительно, предопределенная и универсальная сенсорная функция стереотипного поведения часто упоминается в литературе и на практике. Термин «самостимулирующее поведение» исторически использовался неправильно, как если бы он использовался как синоним «стереотипии».’

Стереотипия как социально опосредованное поведение

Появились другие исследования, демонстрирующие роль случайностей социального и внешнего подкрепления в поддержании стереотипного поведения. Хотя неясно, контролировалось ли когда-то стереотипное поведение только его сенсорными последствиями, исследования показывают, что некоторые детские стереотипы также могут влиять на социальное подкрепление. Социальная среда может служить для отрицательного или положительного усиления стереотипного поведения путем устранения отталкивающих стимулов или предоставления желательных стимулов, зависящих от стереотипов.

Дюран и Карр опубликовали в 1987 году основополагающую статью, описывающую социальные функции самостимулирующего поведения. Фактически, в названии статьи термин «самостимуляция» заключен в кавычки, чтобы подчеркнуть необоснованное допущение универсальной сенсорной функции в стереотипии. В этом исследовании был использован дизайн одного предмета для анализа влияния различных факторов окружающей среды на стереотипное поведение у четырех детей с распространенными нарушениями развития. Сравнивались три экспериментальных условия: исходный уровень, пониженное внимание и повышенная сложность задания.На начальном этапе от детей требовалось выполнить задачи сопоставления с образцом и восприимчивой маркировки. Подкрепление осуществлялось по графику с переменным соотношением, стереотипное поведение игнорировалось. Во время состояния пониженного внимания участникам предъявлялись стимулы, соответствующие образцу поддерживающего уровня. Взрослый уделял пониженное внимание. Во время фазы повышенного спроса на задачи снова была представлена ​​задача восприимчивой маркировки. Тем не менее, стимулы были выбраны так, чтобы повысить сложность задания.Стереотипное поведение усиливалось во время условий повышенного требования к задаче по сравнению с исходными условиями или условиями пониженного внимания. В последующих исследованиях сравнивалась частота стереотипов в условиях повышенного спроса на задания с условным тайм-аутом при проявлении стереотипного поведения и без него. Стереотипное поведение усиливалось во время перерыва в работе, указывая на то, что поведение этих детей сохранялось за счет ухода от требований задания. Затем, тренировка функционального общения, в ходе которой детей учили говорить «Помогите мне» во время выполнения сложных заданий, привела к снижению стереотипного поведения.Короче говоря, Дюран и Карр (1987) обнаружили, что стереотипное поведение усиливается в результате выполнения сложных задач и случайного устранения отвращающих стимулов. Стереотипное поведение уменьшилось в зависимости от потребности в свете и после приобретения альтернативного и более подходящего метода выражения разочарования. Отрицательное подкрепление было поддержанием непредвиденных обстоятельств.

Дополнительное исследование также подтвердило, что другие социально опосредованные обстоятельства могут оказывать существенное влияние на уровень стереотипов.Одно исследование, посвященное изучению влияния требования, внимания и автоматического подкрепления на ртование руками, показало, что частота рта некоторых детей возрастает в зависимости от социального положительного подкрепления (например, когда взрослый говорит: «Не делай этого!») , Ивата, Шор, ДеЛеон, Лерман, Ульрих и др., 1995). Другое исследование показало, что дети чаще повторяют одно и то же поведение в присутствии незнакомого человека по сравнению со знакомым человеком (Runco, Charlop, & Schreibman, 1986).Кроме того, другие исследования предоставили доказательства влияния ощутимого подкрепления на частоту и продолжительность стереотипного поведения (Ahearn, et al., 2003). Эти данные в совокупности предполагают, что внешние стимулы, а не только внутренние автоматические подкрепления, также могут действовать на стереотипию.

Эту литературу не следует интерпретировать как аргумент, опровергающий сенсорную функцию стереотипии. Вместо этого этот обзор предназначен для аргументации в пользу оперантного определения стереотипии, согласно которому функция не фиксируется, а скорее контролируется изменяемыми непредвиденными обстоятельствами окружающей среды.Существуют доказательства как сенсорных свойств, так и свойств социального подкрепления. В частности, два исследования предоставляют убедительные доказательства того, что стереотипия может быть детерминирована множеством разных факторов. Репп и его коллеги (1988) продемонстрировали, что схемы лечения, основанные на производной (из функционального анализа) функции индивидуального поведения, были более эффективными, чем схемы, основанные на заранее определенной гипотезе функции поведения. Более недавнее исследование показало, что аналогичные формы стереотипии возникают в различных условиях непредвиденных обстоятельств подкрепления для одного и того же ребенка, и что они часто возникают с большей частотой в условиях внимания и требований (Kennedy, et al., 2000). Короче говоря, эти данные предполагают, что функциональный анализ стереотипов должен проводиться до предположения о вероятной функции и, что более важно, после принятия решения о вмешательстве. В самом деле, как предполагают Дюран и Карр (1987, с. 130): «При рассмотрении того, как обозначить такое моторное поведение у лиц с ограниченными возможностями развития, более полезным подходом могло бы быть использование функциональных ярлыков … Эта терминология может устранить некоторую путаницу и может внести свой вклад. к разработке более эффективных методов лечения ».

Выводы

Бесспорно, стереотипное поведение является широко распространенной и проблематичной чертой аутизма.Кроме того, значительный объем литературы подтверждает необходимость изменения такого поведения. К счастью, было разработано множество эффективных вмешательств для решения этих проблемных форм поведения. Хотя традиционно считается, что оно действует в условиях сенсорного и автоматического подкрепления, исследования выяснили, что повторяющееся и стереотипное поведение также может поддерживаться социальным или несоциальным положительным и отрицательным подкреплением. Важно, чтобы вмешательства применялись в соответствии с этими данными.В самом деле, кажется наиболее подходящим описывать и категоризировать стереотипы с точки зрения их функции, а не формы. При этом прикладные исследования и клинические применения будут не только включать более точное использование терминологии, но и с большей вероятностью будут влиять на позитивное изменение поведения посредством эффективных манипуляций с окружающей средой. Как и во многих случаях применения поведенческих принципов к детям с аутизмом, не существует единого эффективного подхода к устранению стереотипов для всех детей или всех стереотипных форм поведения.Тем не менее, существует обширная исследовательская база, позволяющая предложить практикующим различные научно обоснованные поведенческие вмешательства для устранения стереотипов, основанных на оперантной функции. Хотя любое поведение является законным, функциональные отношения не предопределены. Поведенческое лечение и будущие исследования должны продолжаться с функциональной интерпретации стереотипии при аутизме, которая признает ее множественную, неоднородную и, что самое важное, поддающуюся изменению детерминацию.

Благодарности

Исследование проводилось при содействии U.S.P.H.S. Грант на исследования MH # 39434 от Национального института психического здоровья. Авторы признательны Marie Rocha, M.A., и Jessica Suhrheinrich, M.A., за вклад в более ранние версии этой статьи.

Сноски

Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации. В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копирайтингу, верстке и проверке полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования.Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

Ссылки

  • Американская психиатрическая ассоциация. Руководство по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-IV-TR) Вашингтон, округ Колумбия: автор; 2000. [Google Scholar]
  • Ahearn WH, Clark KM, Gardener NC, Chung BI, Dube WV. Сохранение стереотипного поведения: изучение эффектов внешних подкреплений.Журнал прикладного анализа поведения. 2003. 36: 439–448. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ахерн WH, Кларк К.М., ДеБар Р., Флорентино С. О роли предпочтения в ответной конкуренции. Журнал прикладного анализа поведения. 2005; 38: 247–250. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Bodfish JW, Symons FJ, Parker DE, Lewis MH. Разновидности повторяющегося поведения при аутизме: сравнение с умственной отсталостью. Журнал аутизма и нарушений развития. 2000. 30: 237–243.[PubMed] [Google Scholar]
  • Бриттон Л.Н., Карр Дж. Э., Ландабуру Х. Дж., Ромик К. С.. Эффективность неконтролируемого подкрепления как лечения автоматически усиливающейся стереотипии. Поведенческие вмешательства. 2002; 17: 93–103. [Google Scholar]
  • Карр Э. Г., Дюран В. М.. Уменьшение поведенческих проблем с помощью функционального обучения общению. Журнал прикладного анализа поведения. 1985. 18: 111–126. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Charlop MH. Влияние эхолалии на приобретение и обобщение рецептивной маркировки у аутичных детей.Журнал прикладного анализа поведения. 1983; 16: 111–126. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Charlop MH, Kurtz PF, Casey FG. Использование аберрантного поведения в качестве подкрепления для аутичных детей. Журнал прикладного анализа поведения. 1990; 23: 163–181. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Дюран В.М., Карр Э.Г. Социальные влияния на «самостимулирующее» поведение: анализ и лечение. Журнал прикладного анализа поведения. 1987. 20: 119–132. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Эпштейн Л.Дж., Таубман М.Т., Ловаас О.И.Изменения самостимулирующего поведения при лечении. Журнал аномальной детской психологии. 1985; 13: 281–294. [PubMed] [Google Scholar]
  • Foxx RM, Azrin NH. Устранение аутичного самостимулирующего поведения путем чрезмерной коррекции. Журнал прикладного анализа поведения. 1973; 6: 1–14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Goh H, Iwata BA, Shore BA, DeLeon IG, Lerman DC, Ulrich SM, Smith RG. Анализ усиливающих свойств ручного рта. Журнал прикладного анализа поведения.1995. 28: 269–283. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hanley GP, Iwata BA, Thompson RH, Lindberg JS. Компонентный анализ «стереотипии как подкрепления» альтернативного поведения. Журнал прикладного анализа поведения. 2000. 33: 285–297. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Harris SL, Wolchik SA. Подавление самостимуляции: три альтернативные стратегии. Журнал прикладного анализа поведения. 1979; 12: 185–198. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ивата Б.А., Дорси М.Ф., Слифер К.Дж., Бауман К.Э., Ричман Г.С.К функциональному анализу членовредительства. Журнал прикладного анализа поведения. 1994; 27: 197–209. (Перепечатано по: Анализ и вмешательство в нарушения развития, 2 , 3–20, 1982) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Kennedy CH, Meyer KA, Knowles T, Shukla S. функции стереотипного поведения для студентов с аутизмом: значение для оценки и лечения. Журнал прикладного анализа поведения. 2000. 33: 559–571. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Koegel RL, Covert A.Связь самостимуляции с обучением у аутичных детей. Журнал прикладного анализа поведения. 1972; 5: 381–387. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Koegel RL, Firestone PB, Kramme KW, Dunlap G. Увеличение спонтанной игры путем подавления самостимуляции у аутичных детей. Журнал прикладного анализа поведения. 1974; 7: 521–528. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Шрейбман Л., Кегель Р., Рем Р. Избирательная реакция аутичных детей на множественные сенсорные сигналы.Журнал аномальной психологии. 1971; 77: 211–222. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Литроуник А., Манн Р. Латентные реакции на слуховые стимулы у аутичных детей, проявляющих самостимулирующее поведение. Поведенческие исследования и терапия. 1971; 9: 39–49. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Кегель Р.Л., Шрейбман Л. Сверхселективность стимулов при аутизме: обзор исследований. Психологический бюллетень. 1979; 86: 1236–1254. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Ньюсом К., Хикман К.Самостимулирующее поведение и подкрепление восприятия. Журнал прикладного анализа поведения. 1987. 20: 45–68. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Maag JW, Rutherford RB, Wolchik SA, Parks BT. Краткий отчет: Сравнение двух коротких процедур сверхкоррекции стереотипного поведения аутичных детей. Журнал аутизма и нарушений развития. 1986; 16: 83–87. [PubMed] [Google Scholar]
  • Национальный исследовательский совет (NRC) Обучение детей с аутизмом. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001 г.[Google Scholar]
  • Piazza CC, Adelinis JD, Hanley GP, Goh H, Delia MD. Оценка влияния согласованных стимулов на поведение, поддерживаемое автоматическим подкреплением. Журнал прикладного анализа поведения. 2000. 33: 13–27. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rapp JT, Vollmer TR. Стереотипия I: обзор поведенческой оценки и лечения. Исследование нарушений развития. 2005. 26: 527–547. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rapp JT. К эмпирическому методу выявления подобранной стимуляции для автоматически подкрепляемого поведения: предварительное исследование.Журнал прикладного анализа поведения. 2006; 39: 137–140. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rapp JT. Дальнейшая оценка методов определения подобранной стимуляции. Журнал прикладного анализа поведения. 2007. 40: 73–88. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Repp AC, Felce D, Barton LE. Основание лечения стереотипного и самоповреждающего поведения на гипотезах их причин. Журнал прикладного анализа поведения. 1988. 21: 281–289. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rincover A.Сенсорное угашение: процедура устранения самостимулирующего поведения у детей с отклонениями в развитии. Журнал аномальной психологии. 1978; 6: 299–310. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ринковер А., Кук Р., Пиплз А., Паккард Д. Принципы сенсорного угасания и сенсорного подкрепления для программирования множественных адаптивных изменений поведения. Журнал прикладного анализа поведения. 1979; 12: 221–233. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rogers SJ, Ozonoff S. Аннотация: Что мы знаем о сенсорной дисфункции при аутизме? Критический обзор эмпирических данных.Журнал детской психологии и психиатрии. 2005. 46: 1255–1268. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рунко М.А., Чарлоп М.Х., Шрейбман Л. Возникновение самостимуляции аутичных детей в зависимости от знакомых и незнакомых стимулов. Журнал аутизма и нарушений развития. 1986; 16: 31–43. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шрайбман Л., Хейзер Л., Штамер А. Аутистическое расстройство: характеристики и поведенческое лечение. В: Визелер Н.А., Хансон Р.Х., Сиперштейн Г.Н., редакторы.Сложное поведение людей с психическими расстройствами и тяжелыми формами инвалидности. Вашингтон, округ Колумбия: Американская ассоциация умственной отсталости; 1999. С. 39–63. [Google Scholar]
  • Шрейбман Л. Интенсивное поведенческое / психообразовательное лечение аутизма: потребности в исследованиях и направления на будущее. Журнал аутизма и нарушений развития. 2000. 30: 373–378. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шрейбман Л. Наука и фантастика об аутизме. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 2005 г.[Google Scholar]
  • Шерер М.Р., Шрейбман Л. Индивидуальные поведенческие профили и предикторы эффективности лечения детей с аутизмом. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 2005. 73: 525–538. [PubMed] [Google Scholar]
  • Смит Э.А., Ван Хаутен Р. Сравнение характеристик самостимулирующего поведения у нормальных детей и детей с задержкой в ​​развитии. Исследование нарушений развития. 1996. 17: 254–268. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стул-Гаммон К.Прелингвистическое вокальное развитие: Измерение и предсказания. В: Ferguson CA, Menn L, Stoel-Gammon C, редакторы. Фонологическое развитие: модели, исследования, импликации. Тимониум, Мэриленд: York Press; 1992. С. 439–456. [Google Scholar]
  • Тернер М. Аннотация: Повторяющееся поведение при аутизме: обзор психологических исследований. Журнал детской психологии и психиатрии. 1999; 40: 839–849. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wolery M, Kirk K, Gast DL. Стереотипное поведение как подкрепление: эффекты и побочные эффекты.Журнал аутизма и нарушений развития. 1985; 15: 149–161. [PubMed] [Google Scholar]
  • Вихман М.М., Фергюсон К.А., Эльберт М. Фонологическое развитие от лепета до речи: общие тенденции и индивидуальные различия. Прикладная психолингвистика. 1987; 7: 3–40. [Google Scholar]
  • Йодер П., Комптон Д. Определение предикторов реакции на лечение. Обзоры исследований умственной отсталости и нарушений развития. 2004. 10: 162–168. [PubMed] [Google Scholar]

Стереотипия при аутизме: важность функции

Res Autism Spectr Disord.Авторская рукопись; доступно в PMC 2009 1 января 2009 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC2598746

NIHMSID: NIHMS77160

University of California, San Diego

Запросы на перепечатку адресов: Allison B. Cunningham, University of California , Сан-Диего, Департамент психологии, 9500 Gilman Drive, MC 0109, La Jolla, CA 92093-0109, США. Корреспондент: Тел .: 858 534 6144; Факс: 858822 1746; E-mail: [email protected] См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Мы выступаем за полезность функционального определения стереотипии, основываясь на доказательствах как сенсорных автоматических, так и социально опосредованных случайностей подкрепления при возникновении стереотипии у детей с аутизмом. Предопределенная сенсорная функция стереотипии часто упоминается в поведенческой литературе, а термин «самостимулирующее поведение» обычно неправильно используется как взаимозаменяемый со «стереотипией». Мы обсуждаем доказательства множества потенциальных функциональных свойств стереотипии.Рассмотрены диагностические определения и описана поддержка как сенсорных, так и социальных функций. Мы утверждаем, что стереотипы следует описывать и категоризировать в соответствии с их функцией, а не формой. Кроме того, решения о лечении должны основываться на функциональной интерпретации стереотипии, которая признает ее оперантное и неоднородное качество при аутизме.

Введение

Ограниченные, повторяющиеся и стереотипные модели поведения являются одним из трех основных диагностических признаков аутичного расстройства (Американская психиатрическая ассоциация, 2000) и часто становятся целью поведенческих вмешательств для детей с аутизмом.Хотя основные причины стереотипии неизвестны, большинство ученых в этой области полагают, что она включает в себя класс оперантного поведения, поддерживаемого непредвиденными обстоятельствами подкрепления (Koegel & Covert, 1972; Lovaas, Newsom, & Hickman, 1987; Rapp & Vollmer, 2005; Rogers & Озонов, 2005). Значительный объем исследований предоставляет доказательства сенсорной функции стереотипии, при которой поведение поддерживается автоматическим подкреплением (Lovaas, et al., 1987; Piazza, Adelinis, Hanley, Goh, & Delia, 2000; Rapp, 2006; Rincover, 1978. ; Rincover, Cook, Peoples, & Packard, 1979).В этой литературе утверждается, что социальные последствия не действуют, и это стимулировало каскад поведенческих вмешательств, предполагающих предопределенную сенсорную или самостимулирующую функцию стереотипии. Однако термин стереотипия не является синонимом самостимулирующего поведения. Растущее количество литературы предполагает, что стереотипия определяется множеством разных факторов и часто входит в случайность социального положительного и отрицательного подкрепления (Ahearn, Clark, Gardener, Chung, & Dube, 2003; Durand & Carr, 1987; Kennedy, Meyer, Knowles, & Shukla. , 2000; Репп, Фелс и Бартон, 1988).В соответствии с общей литературой относительно необходимости индивидуализации лечения при аутизме (Национальный исследовательский совет, 2001; Шрейбман, 2000, 2005; Шерер и Шрейбман, 2005; Йодер и Комптон, 2004), важно разработать поведенческие вмешательства, направленные на преодоление стереотипов. к классу функциональной реакции, к которому относится поведение, а не только к топографической форме, и допущению об автоматическом подкреплении как поддерживающей случайности.

Эта статья начинается с обзора диагностического определения стереотипии и ее значения для обучения детей с аутизмом.За этим следует аргумент в пользу клинической полезности функционального определения стереотипии, а также обсуждение данных, подтверждающих роль как сенсорных автоматических, так и социально опосредованных случайностей подкрепления в возникновении стереотипов у детей с аутизмом. Затем в этой статье описывается несколько поведенческих вмешательств, направленных на решение этого проблемного поведения, и приводится аргумент в пользу функционального подхода к разработке индивидуализированных вмешательств для уменьшения стереотипов при аутизме.

Стереотипия как диагностический признак

Согласно Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам, одним из важных диагностических признаков аутистического расстройства является наличие ограниченных, повторяющихся и стереотипных моделей поведения, действий и интересов (Американская психиатрическая ассоциация, 2000).Стереотипия и стереотипное поведение — это общие термины, которые относятся к этому широкому классу топографически сходного поведения. Поведение определяется как стереотипия, когда оно соответствует необходимой форме, которая включает в себя повторение, жесткость и неизменность, а также тенденцию к несоответствию по своей природе (Turner, 1999). Понимание функции (например, сенсорной, социальной, осязаемой) поведения не является ни диагностической, ни вызываемой. Другими словами, членство в группе поведения основывается только на удовлетворении критериев физической и наблюдаемой формы.

Стереотипы поведения очень разнородны по форме. Поведение может быть вербальным или невербальным, ориентированным на мелкую или грубую моторику, а также простым или сложным. Кроме того, они могут возникать с объектами или без них. Некоторые формы включают стереотипные и повторяющиеся двигательные манеры или использование языка. Распространенными примерами стереотипов являются хлопанье руками, раскачивание тела, ходьба на пальцах ног, вращение предметов, обнюхивание, немедленная и отсроченная эхолалия, а также движение предметов через периферическое зрение (Schreibman, Heyser, & Stahmer, 1999).Другие формы предполагают более сложное поведение, такое как ограниченные и стереотипные модели интереса или требование сходства. Эти формы могут включать в себя постоянную фиксацию на частях объектов или негибкое соблюдение определенных нефункциональных распорядков или ритуалов. Например, ребенок, проявляющий стереотипное поведение, может обращать внимание только на определенные части предметов (например, колеса машины, глаза куклы). В качестве альтернативы, ребенок может настаивать на игре со своими игрушками очень специфическим образом (например, выстраивая блоки в одинаковые ряды повторно).

Стереотипы поведения не изолированы от аутизма. Они характерны для людей с другими сенсорными, интеллектуальными нарушениями или нарушениями развития. Например, исследования показывают, что подавляющее большинство людей с умственной отсталостью демонстрируют стереотипы. Однако, по сравнению с людьми с умственной отсталостью, люди с аутизмом, как правило, демонстрируют более разнообразную топографию, наряду с повышенной тяжестью и общей частотой встречаемости (Bodfish, Symons, Parker, & Lewis, 2000). Стереотипы также встречаются у типичных людей от младенчества до взрослого возраста.Некоторые примеры стереотипного поведения типичных взрослых включают постукивание ногами, кусание ногтей, курение, самоорганизацию, занятия спортом и просмотр телевизора. С другой стороны, стереотипы у типичных младенцев и детей ясельного возраста часто напоминают поведение, наблюдаемое у людей с аутизмом на протяжении всей жизни (Smith & Van Houten, 1996). Стереотипы при аутизме отличаются неадекватностью развития и социальной адекватности. В одном исследовании стереотипное поведение у детей с задержкой развития (DD) сравнивалось со стереотипами в двух контрольных группах детей, сопоставленных по хронологическому возрасту (CA) и умственному возрасту (MA) соответственно.Хотя не было обнаружено никаких систематических различий между группами по проценту встречаемости или разнообразию отображаемого поведения, стереотипное поведение, наблюдаемое у детей с DD, было оценено как более странное в целом по сравнению с их соответствиями CA. Дети с DD демонстрировали более высокий уровень очевидных грубых двигательных манер, а также поведение с более высокой визуальной интенсивностью и сосредоточенностью. Поведение детей с DD воспринималось как сходное с поведением детей, соответствующих критериям MA (Smith & Van Houten, 1996).Это исследование подчеркивает важность интерпретации поведения, которое кажется повторяющимся, ограниченным или стереотипным в контексте норм развития и социальных норм.

Стереотипия и обучение

Стереотипия занимает большую часть поведенческого репертуара детей с аутизмом (Rapp & Vollmer, 2005). Таким образом, многие исследователи и клиницисты считают это важным отклоняющимся от нормы поведением, на которое следует нацелить поведенческое вмешательство. Во-первых, стереотипия — это социальная стигматизация.Стереотипы, демонстрируемые детьми с аутизмом, часто воспринимаются как не соответствующие возрасту по форме, фокусу, контексту, продолжительности или интенсивности. Стигма, которой подвергаются дети, которые часто проявляют такое поведение, имеет очевидные нежелательные последствия с точки зрения родителей. Родителям может быть сложно и неудобно приводить ребенка в общественные места. Однако есть и прямые нежелательные последствия для развития ребенка. Участие ребенка в обществе, общении со сверстниками и взрослыми или в типичных условиях обучения может быть серьезно ограничено.

Было показано, что стереотипия не только снижает доступность возможностей обучения в обществе, но и напрямую мешает обучению. Koegel и Covert (1972) обнаружили, что дети, демонстрирующие высокий уровень стереотипов, не могли выучить простые задачи распознавания, в то же время участвуя в стереотипах. Однако подавление стереотипного поведения, достигнутое с помощью процедур наказания, было связано с увеличением правильной реакции и приобретением дискриминации.Последующие исследования показали аналогичную обратную связь между стереотипией и спонтанным игровым поведением (Koegel, Firestone, Kramme, & Dunlap, 1974). Другое исследование показывает, что дети с аутизмом могут демонстрировать более длительную латентную реакцию на сенсорные стимулы при стереотипном поведении (Lovaas, Litrownik, & Mann, 1971). Это коллективное исследование показывает, что стереотипия может мешать не только начальному обучению, но и степени, в которой дети участвуют в усвоенных и более подходящих альтернативных формах поведения в свободное время.

Недавнее исследование предикторов дифференциальной реакции на лечение повторяет некоторые из этих результатов, но также вносит большую специфичность в феномен обучающей интерференции. Шерер и Шрейбман (2005) определили поведенческий профиль для натуралистического поведенческого вмешательства, обучения основным ответам (PRT), который в перспективе различал детей, которые ответили бы или не ответили положительно на PRT. Более низкие частоты невербальных стереотипов и более высокие уровни вербальных стереотипов предсказывали положительную реакцию на лечение.Таким образом, хотя паттерны невербальных стереотипов, по-видимому, согласуются с теорией вмешательства, эти данные предполагают, что вербальные стереотипы могут вместо этого оказывать стимулирующее влияние на обучение. Этот эффект также был продемонстрирован у эхолических детей с аутизмом (Charlop, 1983) и на разных курсах лечения (Epstein, Taubman, & Lovaas, 1985).

Непонятно, почему возникает эта дихотомия, согласно которой вербальная стереотипия не может конкурировать с обучением. Одна из гипотез состоит в том, что вокальная стереотипия может быть необходимым навыком для изучения языка.Эта теория подтверждается литературой о типичных младенцах, которые лепечут перед тем, как заговорить (Stoel-Gammon, 1992; Vihman, Ferguson, & Elbert, 1987). С другой стороны, отсутствие вербальных стереотипов можно спутать с неспособностью произносить речь. Отсутствие речевого вывода может быть предиктором готовности к разговору или апраксии. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы изучить, как невербальные стереотипы мешают обучению, тогда как вербальные стереотипы не могут.

Литература о сверхселективности стимулов при аутизме дает некоторое представление о том, почему при невербальном поведении могут возникать помехи в обучении (Lovaas, et al., 1971; Lovaas, Koegel, & Schreibman, 1979; Lovaas, Schreibman, Koegel, & Rehm, 1971). Хотя повседневная среда полна множественных и одновременных сигналов, которые различают реакцию или нереагирование, дети с аутизмом демонстрируют заметный дефицит способности обращать внимание на одновременные множественные сигналы. Более того, дети с аутизмом часто неспособны отличить релевантные сигналы окружающей среды от второстепенных. Когда в учебной среде присутствует несколько стимулов, поведение этих детей, как правило, находится под контролем узкого набора стимулов.Не имея возможности реагировать одновременно на несколько сигналов окружающей среды, ребенку, обращающему внимание на свою собственную стереотипию, будет трудно одновременно обращать внимание на основные учебные стимулы (Lovaas, et al., 1971).

Стереотипия как оперантное поведение

Интерпретация стереотипии только с точки зрения формы ответа, такая как диагностическое определение, описанное ранее, имеет минимальную клиническую ценность для модификации поведения. С другой стороны, оперантные концептуализации, которые рассматривают стереотипное поведение как функциональное и законное, привели ко многим успешным моделям вмешательства.Как и в случае со всем оперантным поведением, форма не подразумевает функции. Фактически, во многих случаях кажется, что форма ответа в значительной степени не имеет отношения к лечению.

Хотя стереотипы представляют собой группу поведений, имеющих сходную топографию отклика, большое количество литературы указывает, что такое поведение не принадлежит к заранее определенному классу отклика. Вместо этого они сильно различаются не только по форме, но и по определению среды — в зависимости от человека, контекста, обстановки и времени. Наиболее часто упоминается самостимуляция или автоматическое подкрепление (Lovaas, et al., 1987; Рапп и Фоллмер, 2005; Ринковер, 1978; Роджерс и Озонов, 2005). Тем не менее, в другой растущей литературе указывается, что стереотипное поведение может определяться другими обстоятельствами подкрепления (Kennedy, et al., 2000; Repp, et al., 1988). Например, было показано, что стереотипия действует под контролем социального подкрепления (Durand & Carr, 1987) и материальных случайностей подкрепления (Ahearn et al., 2003). Интерпретация стереотипного поведения не должна предполагать, что совместное использование определенной топографии обязательно предполагает принадлежность к одному и тому же классу реакции.

Функциональные свойства стереотипии часто выводятся из методологий функционального анализа (Rapp & Vollmer, 2005), которые направлены на выявление переменных, которые влияют на возникновение определенного поведения, посредством систематического манипулирования возможными контрольными предпосылками и последствиями окружающей среды (Ивата, Дорси, Слифер, Бауман и Ричман, 1982/1994). Наиболее часто непредвиденные обстоятельства окружающей среды, которыми манипулируют при функциональном анализе стереотипов, включают социальное положительное подкрепление (например,ж., похвала, внимание), социальное негативное подкрепление (например, побег или избегание), несоциальное позитивное подкрепление (например, самостимуляция, автоматическое подкрепление или материальное), несоциальное негативное подкрепление (например, удаление или бегство от отталкивающего физического стимула) или некоторая комбинация социального и несоциального подкрепления. Этот объем литературы указывает на неоднородность подкрепляющих обстоятельств, при которых можно контролировать стереотипное поведение, и на такой же широкий спектр вмешательств, доступных для устранения стереотипов (Kennedy, et al., 2000; Репп и др., 1988).

Стереотипия как самостимулирующее поведение

Традиционно в литературе стереотипное поведение объясняется с точки зрения сенсорного происхождения и функции (Lovaas, et al., 1987; Rogers & Ozonoff, 2005). Хотя теории о сенсорном происхождении стереотипов не были подтверждены эмпирически, роль сенсорной самостимуляции в поддержании стереотипного поведения решительно поддерживается. Эта подкатегория стереотипии, обычно называемая самостимулирующим поведением (SSB), определяется как оперантное поведение, которое автоматически поддерживается усиливающими сенсорными стимулами, которые оно производит (Lovaas, et al., 1987). Автоматическое подкрепление предполагает, что подкрепление и поведение — одно и то же. Самостимулирующее поведение, которое, возможно, является основным стимулом, устойчиво к социальным последствиям. Таким образом, особенно сложно манипулировать окружающей средой, так что подкрепление больше не доступно в зависимости от вовлечения в аберрантное поведение. Из-за этих характеристик трудно изменить самостимулирующее поведение.

Несколько областей исследований предоставляют доказательства подкатегории стереотипии, которая поддерживается сенсорной обратной связью.Хотя конкретная стимулируемая сенсорная функция не всегда может быть визуально очевидна для наблюдателя, стереотипы часто обеспечивают очевидный источник сенсорной информации (например, зрительный, слуховой, тактильный вестибулярный, вкус или запах). Кроме того, исследование с участием одного субъекта показало, что вмешательства, которые либо устраняют сенсорный компонент стереотипии (например, сенсорное угасание), либо предоставляют альтернативные, но соответствующие возрасту формы сенсорного ввода (например, процедуры функционального сопоставления), приводят к снижению стереотипного поведения для многих детей (Piazza, et al., 2000; Рапп, 2006; Рапп, 2007; Ринковер, 1978; Ринковер и др., 1979). Наконец, несколько исследований показали, что разрешение детям с аутизмом проявлять стереотипное поведение, зависящее от других целевых форм поведения, усиливает и не вызывает отрицательных побочных эффектов (Charlop, Kurtz, & Casey, 1990; Hanley, Iwata, Thompson, & Lindberg, 2000; Kennedy). , et al., 2000; Wolery, Kirk, & Gast, 1985). Это свидетельствует в пользу качества автоматического усиления SSB, потому что само поведение — которое, предположительно, также функционирует как подкрепление — воздействует на целевое поведение в отсутствие каких-либо дополнительных последствий.Действительно, эти данные эмпирически подтверждают гипотезу о том, что стереотипное поведение поддерживается сенсорной функцией.

На основе этой концептуализации стереотипии было разработано несколько поведенческих вмешательств. Сенсорное угашение началось как творческая экспериментальная процедура, призванная определить, является ли стереотипия оперантным поведением, поддерживаемым автоматическим сенсорным подкреплением. Тем не менее, он также использовался в качестве эффективного средства для снижения поведения, поддерживаемого сенсорной стимуляцией.Сенсорное угасание включает в себя систематическое маскирование предполагаемых сенсорных последствий стереотипного поведения, чтобы определить, поддерживается ли оно конкретным сенсорным следствием (Rincover, 1978; Rincover, et al., 1979). В первом исследовании, использующем сенсорное угасание, Ринковер и Кук (1978) определили гипотетические сенсорные усилители стереотипного поведения трех детей с задержкой в ​​развитии. Был использован индивидуальный план инверсии ABAB, при котором базовые сеансы чередовались с сеансами сенсорного угасания.В соответствии с исходным уровнем участники имели свободный доступ к предпочтительной форме стереотипов. Во время фаз сенсорного угасания был введен дополнительный стимул, который удалил определенное сенсорное последствие стереотипии. Например, согласно стереотипу одного ребенка, он вращал тарелки на твердой поверхности, наклоняя голову к тарелке. Основываясь на гипотезе о том, что его поведение поддерживалось слуховой обратной связью, твердая поверхность была покрыта ковром, чтобы удалить звук, производимый вращением. У всех участников целевое поведение значительно снизилось или полностью исчезло во время фаз сенсорного угасания и вернулось во время исходных фаз.Эти результаты показали, что стереотипия всех участников поддерживалась сенсорным подкреплением. Последующие исследования подчеркнули полезность сенсорного угасания в качестве стратегии лечения и послужили основой для дополнительного подхода к лечению, функционального соответствия (Rincover, et al., 1979).

После прекращения действия компонента сенсорной стимуляции предпочтительного самостимулирующего поведения Rincover et al. (1979) выявили новые игрушечные игровые объекты, которые могут служить альтернативными и более подходящими методами получения такой же стимуляции.Выявленные сенсорные усилители эффективно служили мощными усилителями для игр с игрушками после лечения. На смену этому исследованию пришел еще один эффективный метод лечения, при котором предоставляются альтернативные источники согласованного подкрепления, часто в сочетании с сенсорным угасанием стереотипов.

Исследователи предполагают, что неконтролируемый доступ к стимулам, совпадающим по сенсорной функции с предпочтительным сенсорным подкреплением, может уменьшить операцию установления (EO) стереотипии и ее частоту (Piazza, et al., 2000; Рапп, 2006). Например, ребенку, который участвует в повторяющемся вращении объектов для визуальной сенсорной обратной связи, может быть предоставлен неконтролируемый доступ к волчкам. В качестве альтернативы ребенку, который использует вербальную стереотипию для слуховой сенсорной функции, может быть предоставлен неконтролируемый доступ к музыкальной игрушке. Этот метод имеет много общего с тренировкой функциональной коммуникации (Carr & Durand, 1985). Блокирование сенсорного подкрепления стереотипии может привести к состоянию депривации или установлению операции (ЭО) для конкретного подкрепления.Совокупность исследований согласованной стимуляции показывает, что неконтролируемая доступность согласованных стимулов конкурирует с автоматически подкрепляемым поведением, пока требуемые усилия реакции сопоставимы (Britton, Carr, Landaburu, & Romick, 2002; Rapp, 2006; Rapp, 2007).

Чтобы определить существенную особенность неконтролируемого подкрепления согласованными стимулами, в некоторых исследованиях изучали, контролирует ли эффект согласованная функция или простое предпочтение стимула. Некоторые данные предполагают, что предоставление доступа к игрушкам со стереотипами об их сенсорных последствиях более эффективно, чем предоставление доступа к произвольно выбранным стимулам или предпочтительным игрушкам, несовместимым с сенсорной функцией (Piazza, et al., 2000). Однако другие исследования показывают, что относительное предпочтение объекта, независимо от подобранного подкрепления, может одинаково хорошо уменьшить стереотипию (Ahearn, Clark, DeBar, & Florentino, 2005). Необходимы дальнейшие исследования для определения основных характеристик, связанных с предоставлением неконтролируемого доступа к альтернативным предпочтительным и / или подобранным стимулам.

Более традиционные поведенческие техники для уменьшения проблемного поведения также применялись к самостимулирующему поведению, но с меньшим успехом.Процедуры тайм-аута и дифференцированное подкрепление другого поведения, хотя и широко используются, не показали высокой эффективности (Harris & Wolchik, 1979). С другой стороны, чрезмерная коррекция была подтверждена на раннем этапе как эффективное вмешательство для самостимулирующего поведения (Foxx & Azrin, 1973; Harris & Wolchik, 1979). Чрезмерная коррекция включает в себя как физическое предотвращение целевого поведения, так и побуждение человека к альтернативной и более подходящей форме того же поведения.Фокс и Азрин (1973) применили процедуры сверхкоррекции с четырьмя детьми с психическими отклонениями или нарушениями развития, которые проявляли высокий уровень самостимулирующего поведения. Следует отметить, что трое из четырех детей не были аутистами. Схема обращения с одним субъектом показала, что чрезмерная коррекция быстро снизила частоту самостимулирующего поведения до почти полного отсутствия, тогда как возвращение к исходному уровню привело к возврату к исходной частоте. Хотя изменение поведения не поддерживалось без продолжающихся процедур чрезмерной коррекции, словесного выговора и сокращенного графика применения чрезмерной коррекции было достаточно для поддержания низких частот самостимулирующего поведения.

Непосредственное изменение поведения делает наказание желательным вмешательством (Maag, Rutherford, Wolchik, & Parks, 1986). Однако чрезмерная коррекция страдает теми же ограничениями, что и другие процедуры наказания, такими как ее отталкивающий характер, социальная нежелательность и малая вероятность поддержания в отсутствие постоянного вмешательства. Таким образом, при внедрении таких процедур чрезмерной коррекции их следует дополнять вмешательствами по функциональной замене, такими как согласованное неконтролируемое подкрепление.Однако для многих детей методы поддержки позитивного поведения, описанные ранее, могут быть более социально желательными и, следовательно, предпочтительными, несмотря на экспериментальные доказательства эффективности процедур наказания.

Как было показано выше, существует значительная поддержка самостимулирующей функции стереотипии. Более того, было разработано и эмпирически подтверждено множество эффективных вмешательств, позволяющих адаптировать их к конкретным детям и особенностям их поведения. Однако у этих открытий есть свои ограничения.Преобладание данных, предполагающих, что стереотипное поведение выполняет самостимулирующую и сенсорную функцию, привело многих к тому, что все стереотипное поведение было классифицировано как исключительно сенсорное по своей природе. Распространена тенденция к использованию терминологии «самостимулирующее поведение» для описания конкретной поведенческой топографии перед анализом ее функции. Действительно, предопределенная и универсальная сенсорная функция стереотипного поведения часто упоминается в литературе и на практике. Термин «самостимулирующее поведение» исторически использовался неправильно, как если бы он использовался как синоним «стереотипии».’

Стереотипия как социально опосредованное поведение

Появились другие исследования, демонстрирующие роль случайностей социального и внешнего подкрепления в поддержании стереотипного поведения. Хотя неясно, контролировалось ли когда-то стереотипное поведение только его сенсорными последствиями, исследования показывают, что некоторые детские стереотипы также могут влиять на социальное подкрепление. Социальная среда может служить для отрицательного или положительного усиления стереотипного поведения путем устранения отталкивающих стимулов или предоставления желательных стимулов, зависящих от стереотипов.

Дюран и Карр опубликовали в 1987 году основополагающую статью, описывающую социальные функции самостимулирующего поведения. Фактически, в названии статьи термин «самостимуляция» заключен в кавычки, чтобы подчеркнуть необоснованное допущение универсальной сенсорной функции в стереотипии. В этом исследовании был использован дизайн одного предмета для анализа влияния различных факторов окружающей среды на стереотипное поведение у четырех детей с распространенными нарушениями развития. Сравнивались три экспериментальных условия: исходный уровень, пониженное внимание и повышенная сложность задания.На начальном этапе от детей требовалось выполнить задачи сопоставления с образцом и восприимчивой маркировки. Подкрепление осуществлялось по графику с переменным соотношением, стереотипное поведение игнорировалось. Во время состояния пониженного внимания участникам предъявлялись стимулы, соответствующие образцу поддерживающего уровня. Взрослый уделял пониженное внимание. Во время фазы повышенного спроса на задачи снова была представлена ​​задача восприимчивой маркировки. Тем не менее, стимулы были выбраны так, чтобы повысить сложность задания.Стереотипное поведение усиливалось во время условий повышенного требования к задаче по сравнению с исходными условиями или условиями пониженного внимания. В последующих исследованиях сравнивалась частота стереотипов в условиях повышенного спроса на задания с условным тайм-аутом при проявлении стереотипного поведения и без него. Стереотипное поведение усиливалось во время перерыва в работе, указывая на то, что поведение этих детей сохранялось за счет ухода от требований задания. Затем, тренировка функционального общения, в ходе которой детей учили говорить «Помогите мне» во время выполнения сложных заданий, привела к снижению стереотипного поведения.Короче говоря, Дюран и Карр (1987) обнаружили, что стереотипное поведение усиливается в результате выполнения сложных задач и случайного устранения отвращающих стимулов. Стереотипное поведение уменьшилось в зависимости от потребности в свете и после приобретения альтернативного и более подходящего метода выражения разочарования. Отрицательное подкрепление было поддержанием непредвиденных обстоятельств.

Дополнительное исследование также подтвердило, что другие социально опосредованные обстоятельства могут оказывать существенное влияние на уровень стереотипов.Одно исследование, посвященное изучению влияния требования, внимания и автоматического подкрепления на ртование руками, показало, что частота рта некоторых детей возрастает в зависимости от социального положительного подкрепления (например, когда взрослый говорит: «Не делай этого!») , Ивата, Шор, ДеЛеон, Лерман, Ульрих и др., 1995). Другое исследование показало, что дети чаще повторяют одно и то же поведение в присутствии незнакомого человека по сравнению со знакомым человеком (Runco, Charlop, & Schreibman, 1986).Кроме того, другие исследования предоставили доказательства влияния ощутимого подкрепления на частоту и продолжительность стереотипного поведения (Ahearn, et al., 2003). Эти данные в совокупности предполагают, что внешние стимулы, а не только внутренние автоматические подкрепления, также могут действовать на стереотипию.

Эту литературу не следует интерпретировать как аргумент, опровергающий сенсорную функцию стереотипии. Вместо этого этот обзор предназначен для аргументации в пользу оперантного определения стереотипии, согласно которому функция не фиксируется, а скорее контролируется изменяемыми непредвиденными обстоятельствами окружающей среды.Существуют доказательства как сенсорных свойств, так и свойств социального подкрепления. В частности, два исследования предоставляют убедительные доказательства того, что стереотипия может быть детерминирована множеством разных факторов. Репп и его коллеги (1988) продемонстрировали, что схемы лечения, основанные на производной (из функционального анализа) функции индивидуального поведения, были более эффективными, чем схемы, основанные на заранее определенной гипотезе функции поведения. Более недавнее исследование показало, что аналогичные формы стереотипии возникают в различных условиях непредвиденных обстоятельств подкрепления для одного и того же ребенка, и что они часто возникают с большей частотой в условиях внимания и требований (Kennedy, et al., 2000). Короче говоря, эти данные предполагают, что функциональный анализ стереотипов должен проводиться до предположения о вероятной функции и, что более важно, после принятия решения о вмешательстве. В самом деле, как предполагают Дюран и Карр (1987, с. 130): «При рассмотрении того, как обозначить такое моторное поведение у лиц с ограниченными возможностями развития, более полезным подходом могло бы быть использование функциональных ярлыков … Эта терминология может устранить некоторую путаницу и может внести свой вклад. к разработке более эффективных методов лечения ».

Выводы

Бесспорно, стереотипное поведение является широко распространенной и проблематичной чертой аутизма.Кроме того, значительный объем литературы подтверждает необходимость изменения такого поведения. К счастью, было разработано множество эффективных вмешательств для решения этих проблемных форм поведения. Хотя традиционно считается, что оно действует в условиях сенсорного и автоматического подкрепления, исследования выяснили, что повторяющееся и стереотипное поведение также может поддерживаться социальным или несоциальным положительным и отрицательным подкреплением. Важно, чтобы вмешательства применялись в соответствии с этими данными.В самом деле, кажется наиболее подходящим описывать и категоризировать стереотипы с точки зрения их функции, а не формы. При этом прикладные исследования и клинические применения будут не только включать более точное использование терминологии, но и с большей вероятностью будут влиять на позитивное изменение поведения посредством эффективных манипуляций с окружающей средой. Как и во многих случаях применения поведенческих принципов к детям с аутизмом, не существует единого эффективного подхода к устранению стереотипов для всех детей или всех стереотипных форм поведения.Тем не менее, существует обширная исследовательская база, позволяющая предложить практикующим различные научно обоснованные поведенческие вмешательства для устранения стереотипов, основанных на оперантной функции. Хотя любое поведение является законным, функциональные отношения не предопределены. Поведенческое лечение и будущие исследования должны продолжаться с функциональной интерпретации стереотипии при аутизме, которая признает ее множественную, неоднородную и, что самое важное, поддающуюся изменению детерминацию.

Благодарности

Исследование проводилось при содействии U.S.P.H.S. Грант на исследования MH # 39434 от Национального института психического здоровья. Авторы признательны Marie Rocha, M.A., и Jessica Suhrheinrich, M.A., за вклад в более ранние версии этой статьи.

Сноски

Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации. В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копирайтингу, верстке и проверке полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования.Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

Ссылки

  • Американская психиатрическая ассоциация. Руководство по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-IV-TR) Вашингтон, округ Колумбия: автор; 2000. [Google Scholar]
  • Ahearn WH, Clark KM, Gardener NC, Chung BI, Dube WV. Сохранение стереотипного поведения: изучение эффектов внешних подкреплений.Журнал прикладного анализа поведения. 2003. 36: 439–448. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ахерн WH, Кларк К.М., ДеБар Р., Флорентино С. О роли предпочтения в ответной конкуренции. Журнал прикладного анализа поведения. 2005; 38: 247–250. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Bodfish JW, Symons FJ, Parker DE, Lewis MH. Разновидности повторяющегося поведения при аутизме: сравнение с умственной отсталостью. Журнал аутизма и нарушений развития. 2000. 30: 237–243.[PubMed] [Google Scholar]
  • Бриттон Л.Н., Карр Дж. Э., Ландабуру Х. Дж., Ромик К. С.. Эффективность неконтролируемого подкрепления как лечения автоматически усиливающейся стереотипии. Поведенческие вмешательства. 2002; 17: 93–103. [Google Scholar]
  • Карр Э. Г., Дюран В. М.. Уменьшение поведенческих проблем с помощью функционального обучения общению. Журнал прикладного анализа поведения. 1985. 18: 111–126. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Charlop MH. Влияние эхолалии на приобретение и обобщение рецептивной маркировки у аутичных детей.Журнал прикладного анализа поведения. 1983; 16: 111–126. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Charlop MH, Kurtz PF, Casey FG. Использование аберрантного поведения в качестве подкрепления для аутичных детей. Журнал прикладного анализа поведения. 1990; 23: 163–181. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Дюран В.М., Карр Э.Г. Социальные влияния на «самостимулирующее» поведение: анализ и лечение. Журнал прикладного анализа поведения. 1987. 20: 119–132. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Эпштейн Л.Дж., Таубман М.Т., Ловаас О.И.Изменения самостимулирующего поведения при лечении. Журнал аномальной детской психологии. 1985; 13: 281–294. [PubMed] [Google Scholar]
  • Foxx RM, Azrin NH. Устранение аутичного самостимулирующего поведения путем чрезмерной коррекции. Журнал прикладного анализа поведения. 1973; 6: 1–14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Goh H, Iwata BA, Shore BA, DeLeon IG, Lerman DC, Ulrich SM, Smith RG. Анализ усиливающих свойств ручного рта. Журнал прикладного анализа поведения.1995. 28: 269–283. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hanley GP, Iwata BA, Thompson RH, Lindberg JS. Компонентный анализ «стереотипии как подкрепления» альтернативного поведения. Журнал прикладного анализа поведения. 2000. 33: 285–297. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Harris SL, Wolchik SA. Подавление самостимуляции: три альтернативные стратегии. Журнал прикладного анализа поведения. 1979; 12: 185–198. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ивата Б.А., Дорси М.Ф., Слифер К.Дж., Бауман К.Э., Ричман Г.С.К функциональному анализу членовредительства. Журнал прикладного анализа поведения. 1994; 27: 197–209. (Перепечатано по: Анализ и вмешательство в нарушения развития, 2 , 3–20, 1982) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Kennedy CH, Meyer KA, Knowles T, Shukla S. функции стереотипного поведения для студентов с аутизмом: значение для оценки и лечения. Журнал прикладного анализа поведения. 2000. 33: 559–571. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Koegel RL, Covert A.Связь самостимуляции с обучением у аутичных детей. Журнал прикладного анализа поведения. 1972; 5: 381–387. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Koegel RL, Firestone PB, Kramme KW, Dunlap G. Увеличение спонтанной игры путем подавления самостимуляции у аутичных детей. Журнал прикладного анализа поведения. 1974; 7: 521–528. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Шрейбман Л., Кегель Р., Рем Р. Избирательная реакция аутичных детей на множественные сенсорные сигналы.Журнал аномальной психологии. 1971; 77: 211–222. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Литроуник А., Манн Р. Латентные реакции на слуховые стимулы у аутичных детей, проявляющих самостимулирующее поведение. Поведенческие исследования и терапия. 1971; 9: 39–49. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Кегель Р.Л., Шрейбман Л. Сверхселективность стимулов при аутизме: обзор исследований. Психологический бюллетень. 1979; 86: 1236–1254. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловаас О.И., Ньюсом К., Хикман К.Самостимулирующее поведение и подкрепление восприятия. Журнал прикладного анализа поведения. 1987. 20: 45–68. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Maag JW, Rutherford RB, Wolchik SA, Parks BT. Краткий отчет: Сравнение двух коротких процедур сверхкоррекции стереотипного поведения аутичных детей. Журнал аутизма и нарушений развития. 1986; 16: 83–87. [PubMed] [Google Scholar]
  • Национальный исследовательский совет (NRC) Обучение детей с аутизмом. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001 г.[Google Scholar]
  • Piazza CC, Adelinis JD, Hanley GP, Goh H, Delia MD. Оценка влияния согласованных стимулов на поведение, поддерживаемое автоматическим подкреплением. Журнал прикладного анализа поведения. 2000. 33: 13–27. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rapp JT, Vollmer TR. Стереотипия I: обзор поведенческой оценки и лечения. Исследование нарушений развития. 2005. 26: 527–547. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rapp JT. К эмпирическому методу выявления подобранной стимуляции для автоматически подкрепляемого поведения: предварительное исследование.Журнал прикладного анализа поведения. 2006; 39: 137–140. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rapp JT. Дальнейшая оценка методов определения подобранной стимуляции. Журнал прикладного анализа поведения. 2007. 40: 73–88. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Repp AC, Felce D, Barton LE. Основание лечения стереотипного и самоповреждающего поведения на гипотезах их причин. Журнал прикладного анализа поведения. 1988. 21: 281–289. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rincover A.Сенсорное угашение: процедура устранения самостимулирующего поведения у детей с отклонениями в развитии. Журнал аномальной психологии. 1978; 6: 299–310. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ринковер А., Кук Р., Пиплз А., Паккард Д. Принципы сенсорного угасания и сенсорного подкрепления для программирования множественных адаптивных изменений поведения. Журнал прикладного анализа поведения. 1979; 12: 221–233. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rogers SJ, Ozonoff S. Аннотация: Что мы знаем о сенсорной дисфункции при аутизме? Критический обзор эмпирических данных.Журнал детской психологии и психиатрии. 2005. 46: 1255–1268. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рунко М.А., Чарлоп М.Х., Шрейбман Л. Возникновение самостимуляции аутичных детей в зависимости от знакомых и незнакомых стимулов. Журнал аутизма и нарушений развития. 1986; 16: 31–43. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шрайбман Л., Хейзер Л., Штамер А. Аутистическое расстройство: характеристики и поведенческое лечение. В: Визелер Н.А., Хансон Р.Х., Сиперштейн Г.Н., редакторы.Сложное поведение людей с психическими расстройствами и тяжелыми формами инвалидности. Вашингтон, округ Колумбия: Американская ассоциация умственной отсталости; 1999. С. 39–63. [Google Scholar]
  • Шрейбман Л. Интенсивное поведенческое / психообразовательное лечение аутизма: потребности в исследованиях и направления на будущее. Журнал аутизма и нарушений развития. 2000. 30: 373–378. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шрейбман Л. Наука и фантастика об аутизме. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 2005 г.[Google Scholar]
  • Шерер М.Р., Шрейбман Л. Индивидуальные поведенческие профили и предикторы эффективности лечения детей с аутизмом. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 2005. 73: 525–538. [PubMed] [Google Scholar]
  • Смит Э.А., Ван Хаутен Р. Сравнение характеристик самостимулирующего поведения у нормальных детей и детей с задержкой в ​​развитии. Исследование нарушений развития. 1996. 17: 254–268. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стул-Гаммон К.Прелингвистическое вокальное развитие: Измерение и предсказания. В: Ferguson CA, Menn L, Stoel-Gammon C, редакторы. Фонологическое развитие: модели, исследования, импликации. Тимониум, Мэриленд: York Press; 1992. С. 439–456. [Google Scholar]
  • Тернер М. Аннотация: Повторяющееся поведение при аутизме: обзор психологических исследований. Журнал детской психологии и психиатрии. 1999; 40: 839–849. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wolery M, Kirk K, Gast DL. Стереотипное поведение как подкрепление: эффекты и побочные эффекты.Журнал аутизма и нарушений развития. 1985; 15: 149–161. [PubMed] [Google Scholar]
  • Вихман М.М., Фергюсон К.А., Эльберт М. Фонологическое развитие от лепета до речи: общие тенденции и индивидуальные различия. Прикладная психолингвистика. 1987; 7: 3–40. [Google Scholar]
  • Йодер П., Комптон Д. Определение предикторов реакции на лечение. Обзоры исследований умственной отсталости и нарушений развития. 2004. 10: 162–168. [PubMed] [Google Scholar]

Что такое стереотипия? Плюсы и минусы автоматического подкрепления поведения

29 мая 2013 г. 12:32 Опубликовано Келли Принц М.A., BCBA

В этой серии блогов, состоящей из трех частей, мы исследуем повторяющееся поведение, которое обычно наблюдается у многих детей с аутизмом. В этом сообщении блога Части 1 будет обсуждаться, что такое стереотипия, чем она отличается от других аналогичных форм поведения и как она может представлять проблему для ребенка, участвующего в таком поведении. Недавно в патче Westchase Эмили Брафф опубликовала отличный обзор стереотипов, который можно прочитать здесь. Этот пост — отличное введение, и в этой серии статей мы рассмотрим эту важную тему более подробно.

Что такое стереотипия?

Стереотипия определяется как инвариантность повторяющихся движений тела, которая не выполняет никаких социальных функций (Rapp, Vollmer, St. Peter, Dozier & Cotnoir, 2004). Стереотипия — это повторяющееся или ритуальное движение, поза или высказывание. Стереотипы могут быть простыми движениями, такими как раскачивание тела, или сложными, такими как ласки себя, скрещивание и расхождение ног, а также марш на месте. Часто дети с аутизмом проявляют эти повторяющиеся, ограниченные и стереотипные модели поведения.Стереотипное поведение может принимать множество необычных форм.

Например, поведение может принимать форму рта объектов, взмахов руками, раскачивания тела, повторяющихся движений пальцев и / или нефункциональных / неконтекстных повторяющихся вокализаций.

Стереотипное поведение может быть вербальным или невербальным, ориентированным на мелкую или грубую моторику, а также простым или сложным. Это может происходить с объектами или без них, а некоторые формы включают повторяющиеся двигательные жесты или использование языка (Cunningham & Schriebman, 2007).

Другие примеры стереотипов включают ходьбу на пальцах ног, вращение предметов, требование порядка и предсказуемости в повседневных действиях, немедленную или отсроченную эхолалию (повторение сказанного другими), перемещение предметов через поле зрения или бросание предметов и наблюдение за их падением.

Эти модели и движения поведения являются одними из ключевых диагностических признаков аутизма (Американская психиатрическая ассоциация, Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 2000) и часто становятся целью поведенческих вмешательств.Типичные люди, люди с умственной отсталостью и люди с сенсорными нарушениями также проявляют стереотипное поведение (например, Schwartz, Gallagher, & Berkson, 1986; Smith & Van Houten, 1996; Woods & Miltenberger, 1996). Например, у многих типичных людей часто наблюдается тряска ног, раскачивание тела, завивка волос или постукивание пальцами, что соответствует определению стереотипии.

Отличие от тиков

Как и тики, стереотипы имеют периодический характер и усугубляются усталостью, стрессом и тревогой.В отличие от тиков, стереотипы обычно начинаются в возрасте до трех лет, затрагивают большую часть тела, являются более ритмичными и менее случайными и связаны в большей степени с увлечением другим делом, чем с предсказуемыми побуждениями.

Примерами ранних тиков являются такие вещи, как моргание и прочистка горла, в то время как хлопанье руками — более распространенная стереотипия.

Стереотипы не имеют постоянно меняющейся, нарастающей и убывающей природы тиков и могут оставаться неизменными в течение многих лет. Тики обычно подавляются на короткое время; Напротив, дети редко сознательно пытаются контролировать стереотипию, хотя они могут отвлекаться от нее.

Стереотипия и обучение

Дети с аутизмом проявляют стереотипное поведение, которое часто может мешать попыткам научить их академическим навыкам (например, вращение предметов, рот рукой, раскачивание тела). Такое поведение создает проблему для учителя, ребенка и других детей. «При стереотипном поведении эти учащиеся социально недоступны, и это создает проблемы для профессионалов в обучении» (Hanley, Heik, & Luiselli, 2010), и это можно увидеть либо в классе, либо во время индивидуальной работы.Эта социальная недоступность мешает ребенку задействовать такие навыки, как совместное внимание или социальное обращение в классе.

Совместное внимание — это процесс, с помощью которого один человек предупреждает другого о стимуле невербальными средствами, например взглядом или указанием (Bruinsma, Koegle, & Koegle, 2004). Навыки совместного внимания — важный навык для занятий в обычном классе, поскольку такое поведение можно использовать, чтобы побудить к правильному ответу и привлечь внимание группы.

Еще один важный навык, который обычно не проявляют дети с аутизмом, — это привязанность к социальным сетям. Социальная ссылка известна как поиск и использование информации от другого человека, чтобы помочь оценить ситуацию (Bruinsma et al., 2004). Причина, по которой это может быть трудным для людей с аутизмом, заключается в том, что они предпочитают не взаимодействовать с другими и могут не находить такое поведение подкрепляющим, и вместо этого предпочитают заниматься самостимулирующим поведением. Отсутствие этих навыков в классе может создать проблемы для учителя во время обучения в классе, хорового ответа и обучения в естественной среде.

Предполагаемые причины

Существует несколько возможных объяснений стереотипов, и разные стереотипные поведения могут иметь разные объяснения. Популярным объяснением является «стимминг», предполагающий, что определенное стереотипное поведение имеет функцию, связанную с сенсорным вводом. Другие объяснения включают гипотезы о том, что стереотипия снимает напряжение или выражает разочарование, что она сообщает о потребности во внимании, подкреплении или сенсорной стимуляции, что она усвоена, или является нейропатологической, или их комбинацией, или что это нормальное поведение, не требующее особого объяснения.

Следите за обновлениями в Части 2, в которой будет обсуждаться, как оценивать функции стереотипии, и Части 3, в которой будут рассмотрены различные варианты лечения в зависимости от функции.

На пути к пониманию стереотипного поведения лабораторных макак

НОРА ФИЛБИН, BA
Институт неврологии
Квин-сквер, Лондон WCIN 3BG

ВВЕДЕНИЕ

Стереотипное поведение — это ненормальное поведение, часто наблюдаемое у лабораторных приматов.Это считается признаком плохого психологического самочувствия этих животных. Как это наблюдается у содержащихся в неволе животных, но не у диких животных, внимание было сосредоточено на ситуациях, в которых развивается такое поведение. Однако основное внимание в исследованиях уделялось снижению или устранению устоявшихся стереотипов поведения у лабораторных приматов. В центре внимания данной статьи будет выявление возможных факторов, способствующих развитию стереотипного поведения у лабораторных приматов, в частности макак, путем изучения соответствующей научной литературы.Будет определено стереотипное поведение, будет исследовано его использование в качестве маркера благосостояния и будут рассмотрены экспериментальные данные о возможных причинах такого поведения.

Что такое стереотипное поведение?

Стереотипное поведение определяется как повторяющийся, неизменный образец поведения без очевидной цели или функции. 1 Широкий спектр животных, от канареек 2 до белых медведей 3 до людей 4,5,6 , может демонстрировать стереотипы.Было определено и исследовано множество различных видов стереотипного поведения. Примеры включают укусы в кроватке и сосание ветра у лошадей, 7 закатывание глаз у телят, 8 ложное жевание у свиней, 9 и прыжки у рыжих полевок. 10 Стереотипы могут быть оральными, включать необычные позы или длительные движения.
Хороший пример стереотипного поведения — темп. Этот термин используется для описания животного, идущего по определенной неизменной схеме в своей клетке.Скорость ходьбы может варьироваться от медленной и преднамеренной до очень быстрой рыси. Он может включать всего несколько контуров или может быть продолжительным, на несколько минут. Передвижение может сочетаться с другими действиями, такими как бросание головы в углы клетки или поднятие животного на задние лапы в какой-то момент контура. Образец и внешний вид стереотипа различаются от животного к животному. Стереотипы часто проходят стадии развития. На ранних стадиях поведение может быть легко прервано громким шумом или другим раздражителем.На более поздних этапах такое прерывание затруднено или невозможно. На этом этапе стимулы могут даже усилить выполнение поведения. Животное может казаться пребывающим в состоянии транса, отключенным или оторванным от своего окружения. 1
Различие между стереотипным и нестереотипным поведением можно проиллюстрировать на примере пищевого поведения. Животное может есть определенным образом, сидя на одном месте, используя определенный двигательный паттерн в течение длительного времени, но это не будет считаться ненормальным стереотипным поведением, поскольку оно выполняет очевидную функцию.Другое ненормальное поведение, такое как серьезная агрессия или несоответствующее / неадекватное материнское поведение, не может считаться стереотипным, потому что оно не является повторяющимся, неизменным или ритуализированным. Стереотипное поведение оценивается с точки зрения частоты и продолжительности, другими словами, как часто у животного возникают приступы такого поведения и как долго они длятся? Поэтому недостаточно просто сказать, что животное демонстрирует стереотипное поведение; необходимо количественно оценить уровни проявленного поведения.Обычно это делается путем изучения бюджета времени животного. Животных, которые проводят от 3 до 5% своего времени в стереотипном поведении, может быть меньше беспокойства, чем животных, которые 75% своего времени проводят в стереотипах. Однако можно утверждать, что любое количество стереотипов вызывает беспокойство и свидетельствует о плохом благосостоянии.

Стереотипы у приматов, кроме человека

Стереотипы нечеловеческих приматов обычно делятся на две категории: стереотипы депривации и стереотипы клетки, 11,12 (см. Таблицу 1).Стереотипы депривации также называют самоуправляемыми стереотипами, потому что поведение осуществляется на собственном теле человека. Например, само оральность описывает непищевое сосание животного одной или нескольких частей тела (например, пальцев, хвоста или гениталий). Качание, приседание и приседание — это ненормальные позы. Самоповреждение — это самоповреждающее поведение, такое как укусы, царапины или удары головой. Термин «плавающая конечность» используется для описания явления, при котором конечность животного движется сама по себе.Это удивляет животное, которое затем угрожает и атакует конечность. Приветствие — это еще одна ненормальная поза, которая в 12 заключается в том, что животное кладет руку перед лицом ладонью наружу, прижимая один или несколько пальцев к глазному яблоку. Стереотипы депривации обычно наблюдаются у обезьян, которые были разлучены со своими матерями при рождении или в течение первого года жизни и выросли в условиях частичной или полной социальной изоляции 13,14,15,16 Считается, что эти аномальные поведения аналогичны нормальное поведение, наблюдаемое у детенышей и молодых обезьян.Здесь, однако, они становятся самоуправляемыми при отсутствии специфики. Самостоятельное сосание пальцев или хвоста у изолятов считается аналогом сосания сосков у младенцев, воспитываемых вместе со своими матерями. Самозастежка связана с цеплянием матери. Считается, что насилие над собой — единственный выход для разочарования этих животных.

Стереотипы повторяющихся движений включают шагание, прыжки на месте и прыжки с места 13 (см. Таблицу 1). Как следует из названия, эти стереотипы клетки считаются результатом среды обитания животного.Все эти стереотипы активны и включают в себя динамические движения всего тела. Танец относится к движению на четвероногих вперед и назад, которое отличается от шага или вращения.

Несмотря на то, что эти термины полезны, они не охватывают все формы стереотипного поведения и не полностью устраняют путаницу в отношении различных форм. Некоторые виды поведения не входят ни в одну из категорий. Подобные стереотипы помещаются в третью категорию (см. Таблицу 1). Например, покачивание головой, которое относится к подбрасыванию головы, не участвующему в стереотипе стимуляции.Также к этой категории относится поведение, называемое чрезмерным уходом, когда животное удаляет все волосы с одной части своего тела, обычно с небольшого пятна на плече или руке. Третий стереотип в этой категории — ни к чему не придираться (говорит само за себя).

Разные авторы по-разному определяют стереотипное поведение. Они могут наблюдать за разными типами поведения и классифицировать их по своему усмотрению. Например, Paulk et al. (1977), 17 используют термин «прогулка по кругу» для описания животного, полностью шагающего вокруг своей клетки, а термин «шаг» — для описания животного, шагающего вверх и вниз только с одной стороны клетки.Berkson 13 , с другой стороны, относится только к стимуляции без такого различия. Термин закручивание также по-другому определяется Paulk et al. (1977) 17 , которые называют это частично двуногой ходьбой, чем Capitanio (1986) 12 , который называет это неподвижным четвероногим движением. К сожалению, это может привести и действительно приводит к путанице и разногласиям относительно того, что является стереотипным поведением, а что нет. В этом отчете основное внимание будет уделено стереотипам повторяющихся движений у лабораторных макак.Для ясности термин «стереотипное поведение», когда он здесь используется, будет относиться к характерно фиксированной двигательной активности, которая повторно выполняется отдельным животным.

Какие лабораторные приматы демонстрируют стереотипное поведение?

Стереотипы повторяющихся движений встречаются у многих обычных лабораторных приматов, включая мартышек, беличьих обезьян и некоторых видов макак. В своей статье о стереотипном поведении мартышек Берксон и его коллеги (1966) 18 описывают влияние изолированного выращивания в стерильной среде на двух мартышек.Они пришли к выводу, что мартышки, в отличие от макак, не развивают стереотипы депривации в этих условиях выращивания. Тем не менее, они упоминают двух молодых животных в колонии, которые демонстрировали стереотипы повторяющихся движений. Беличьи обезьяны демонстрируют стереотипы депривации и стереотипы повторяющихся движений, когда их разлучили со своими матерями при рождении и в питомнике, выращенном в индивидуальных клетках! 9 Эти животные демонстрировали самообладание, раскачивание и сжимание (эквивалент самообъятия), а также стереотип походки. как зацикливание и стереотип передвижения, называемый катанием в мяч.Эти авторы обнаружили, что встречаемость стереотипного поведения у этих животных была выше, чем у мартышек, но ниже, чем у макак. В обзоре поведенческой патологии у приматов (1986) Capitanio (1986) 12 освещаются работы нескольких авторов о стереотипах повторяющихся движений у макак. Эти исследования показывают, что культохвостые (M. arctoides), длиннохвостые (M. fascicularis), японские (M. fuscata) и резус (M. mulatta) макаки демонстрируют стереотипы повторяющихся движений. В большинстве исследований участвовали животные, которых выращивали частично или полностью изолированно.Это важно, потому что большинство лабораторных макак не будут выращиваться в таких ограничительных условиях. Тем не менее, исследование «пень-хвостов» было разработано для изучения ненормального поведения выведенных в неволе, но не изолированных животных.

Стереотипное поведение и благополучие животных

Поскольку такое поведение наблюдается у нескольких видов лабораторных приматов, оно стало предметом озабоченности в отношении благополучия животных, которые его демонстрируют. Как указано выше, стереотипное поведение считается признаком плохого психологического благополучия и плохого общего благополучия.Использование стереотипного поведения как показателя благосостояния хорошо известно и может быть легко проиллюстрировано.

Свод правил содержания и ухода за животными в научных процедурах Соединенного Королевства (1989) 20 гласит, что животные должны содержаться в хорошем состоянии и физическом состоянии, вести себя нормально для данного вида и породы. Стереотипное поведение не наблюдается у животных в дикой природе и считается ненормальным. Поэтому в Великобритании это считается признаком плохого благосостояния.То же самое и в Соединенных Штатах. Поправка к Закону США о защите животных 1985 г. (опубликована в 1991 г.) 21 требовала от исследователей содействовать психологическому благополучию содержащихся в неволе приматов, находящихся под их опекой. Этому мешает отсутствие эффективного определения этого термина. Ученые из США отметили, что без правильного определения практически невозможно построить программу, способствующую психологическому благополучию, или признать ее отсутствие. 22,23,24 К сожалению, полезный показатель психологического благополучия остается неуловимым.У людей, не говоря уже об обезьянах, это трудно определить. Вокруг того, что составляет, а что не составляет психологического благополучия приматов, возникло множество споров и разногласий. Однако в 1993 году Международное приматологическое общество предложило использовать стереотипы в качестве поведенческого индикатора плохого психологического благополучия. 25 В отношении этой организации стереотипы достаточно серьезны, чтобы их можно было считать проблемой благосостояния. Помимо официальных правил, касающихся благополучия животных, есть выводы, сделанные учеными, исследовавшими стереотипное поведение.Мейсон (1991) заключает в своем обзоре стереотипов, что «стереотипное поведение свидетельствует о неадекватной и, возможно, отталкивающей среде. Она сомневается в том, представляет ли стереотипное поведение проблему благосостояния. Брум (1987), однако, отмечает, что снижение отзывчивости, наблюдаемое у свиноматок, проявляющих стереотипы, является признаком плохого самочувствия. 26 Эти комментарии повторяются в заявлениях борцов за права животных. Вемельсфельдер (1993) 27 в своем обсуждении скуки животных и ее связи со стереотипным поведением утверждает, что «развитие стереотипного поведения отражает нарушение способности животного взаимодействовать с окружающей средой.«По ее мнению,« такой процесс можно рассматривать как прямое свидетельство хронического страдания ». Роджер Фаутс отмечает в своей книге« Ближайшие родственники », что стереотипное поведение лабораторных макак является« признаком тяжелого стресса »у этих животных. 28

Из этих свидетельств ясно, что стереотипы используются в научном сообществе как маркеры благополучия животных. Акцент на нынешней среде обитания животного очевиден. Неудивительно, что исследования факторов, лежащих в основе стереотипного поведения, были сосредоточены на экологических причинах.

Возможные экологические причины стереотипного поведения

В поисках причин исторически упор делался на среду обитания животных. Считалось, что стереотипное поведение будет развиваться в неблагоприятной среде. 12,17 Были исследованы несколько аспектов среды обитания лабораторных приматов. К ним относятся размер клетки, тип помещения (индивидуальный против пары или группы), стресс и отсутствие сложных условий окружающей среды.

Вера в необходимость стерилизации лабораторных клеток в прошлом привела к использованию небольших клеток, которые можно было мыть в обычных машинах для мойки клеток.Использование таких маленьких клеток долгое время считалось причиной стереотипного поведения. Считается, что дикие животные, заключенные в маленькие клетки, разовьют ненормальное стереотипное поведение. 9 Основная цель определения минимального размера клетки в расчете на массу тела животного заключалась в том, чтобы способствовать более специфичному для вида поведению (включая реакцию вертикального полета) и уменьшить аномальное поведение. Международное приматологическое общество (1993) считает размер вольера одним из четырех важных физических факторов, влияющих на жилище нечеловеческих приматов. 25

Тип жилья — это фактор окружающей среды, связанный со стереотипным поведением лабораторных приматов. В прошлом лабораторных макак содержали индивидуально, чтобы снизить риск получения ран в результате боевых действий и распространения инфекции. В последнее время предпочтение отдается социальному жилищу парами или группами, когда это возможно, по сравнению с индивидуальным жилищем ».« Приматы — социальные животные и обычно живут большими группами в дикой природе. Индивидуальное жилье, даже при слуховом, обонятельном и визуальном контакте с конвоем ». некоторые считают, что это сродни одиночному заключению.Таким образом, считается, что индивидуальное жилье способствует развитию стереотипного поведения.

Стресс — еще один фактор, вызывающий беспокойство. Было высказано предположение, что жизненный стресс в лаборатории может способствовать развитию ненормального поведения. Лабораторные приматы испытывают множество факторов стресса, потенциально включая инъекции, забор крови, смену клеток, физическое и химическое ограничение и участие в научных процедурах. Неспособность животного убежать от этих переживаний может привести к принятию стереотипного поведения как средства совладания с отталкивающей средой.Некоторые исследования показали, что стереотипное поведение вызывает состояние «трансовое» 31 и связано со снижением осведомленности об окружающей среде! Kravitz et al. (1980) 32 связывают стереотипы у детей-людей с обезболиванием.

Еще один последний аспект окружающей среды, который, как считается, вызывает стереотипное поведение, — это скука. Приматы — умные, активные, любопытные животные, которым нужна сложная стимулирующая среда. Считается, что приматы в лабораториях особенно подвержены риску скуки.Большое количество исследований по разработке устройств обогащения для приматов в лабораториях и влиянию этих вмешательств на стереотипное поведение отражает это убеждение. 33,34,35

Исследование «причин» стереотипного поведения

Большая часть исследований причин стереотипного поведения сосредоточена на размере клетки, возможно потому, что это наиболее легко управляемая переменная из четырех упомянутых выше. Небольшой размер клетки интуитивно кажется вероятным кандидатом на вредное воздействие на лабораторных приматов.Одним из старейших и наиболее часто цитируемых исследований размера клетки является работа Дрейпера и Бернштейна (1963). 29

В этом эксперименте поведение двенадцати родившихся в природе трехлетних макак-резусов оценивалось в клетках трех разных размеров (см. Рис. 1). Самая большая использованная клетка больше походила на загон для содержания, чем на клетку. Результаты показывают, что любое стереотипное поведение, наблюдаемое в самой маленькой клетке, было значительно снижено в клетке среднего размера и не наблюдалось в самой большой клетке.Авторы использовали в качестве примера самку обезьяны, которая непрерывно кувыркалась назад в маленькой клетке. В средней клетке это животное показало стереотипную походку, время от времени вскидывая передние лапы и запрокидывая голову назад. Авторы интерпретировали это как начало сальто, которое не было завершено. В самой большой клетке это животное не проявляло стереотипного поведения. Авторы пришли к выводу, что содержание обезьян в маленьких клетках приводит к развитию стереотипных движений, заменяющих нормальные движения.Как только пространственное ограничение было снято, нормальное передвижение возобновлялось.

Paulk et at. (1977) обнаружили аналогичную связь между размером клетки и стереотипным поведением 17 (см. Рис. 1). В этом эксперименте двадцать четыре макаки-резус, рожденные как в природе, так и в неволе, были исследованы в маленькой и большой клетке. Результаты этого исследования показывают, что у восьми обезьян, которые проявляли стереотипное поведение, стереотипное движение увеличивалось в меньшей клетке, тогда как нормальное движение уменьшалось.Авторы утверждают в дискуссии, что длительное содержание в маленьких клетках приводит к стереотипным движениям. Этот вывод предположительно основан на продолжительности времени, которое каждая обезьяна провела в маленькой клетке. Животные, которые проявляли стереотипы, были старше и проводили больше времени в небольших индивидуальных клетках.

Более поздняя работа Крокетта и других (1993, 1995) 36,37 пришла к другим выводам. В этом исследовании изучалось влияние размера клетки на уровень кортизола в моче 36 и поведение 37 у двадцати длиннохвостых макак.Все животные были рождены в дикой природе, отловлены и импортированы во взрослом возрасте. В этом эксперименте использовались клетки пяти размеров (см. Рисунок 1). Через 48 часов наиболее ограниченная клетка (размер 0) была немного увеличена, чтобы животные могли двигаться более свободно. Этот размер клетки также был больше у самцов, чем у самок. Все использованные клетки были значительно меньше, чем те, которые использовались в любом из двух экспериментов, описанных выше. Кроме того, все клетки меньше разрешенного минимального размера клетки для животных такого веса в Великобритании (89 см x 89 см x 110 см для животного весом 4-6 кг; см. Рисунок 1).

После двухнедельной фазы подготовки, на которой животные привыкли к экспериментальной комнате, обезьян систематически переводили из клетки одного размера в другую каждые две недели, пока каждая обезьяна не испытала каждый размер клетки. Первый размер клетки был назначен случайным образом, но порядок был одинаковым для каждой обезьяны (0-1-4-2-3). У каждой обезьяны были одинаковые изменения размеров клетки, как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения. Фаза эксперимента длилась десять недель. Два с половиной года спустя обезьяны были оценены на последующем этапе их поведения.

Были собраны ответы на уровень кортизола в моче, а также данные о поведении. Повышение уровня кортизола в моче обычно считается индикатором стресса у животных. Уровни кортизола в моче не были связаны с размером клетки, и не наблюдалось значительного повышения уровня кортизола ни в одном из размеров клетки. Результаты также показали, что аномальное поведение существенно не различается в зависимости от размера клетки. На основании реакции кортизола был сделан вывод о том, что изменение размера клетки не оказывает стрессового воздействия, судя по уровню кортизола в моче.Вывод, сделанный на основании поведенческих данных, заключался в том, что размер клетки был наименее важным из всех исследованных независимых переменных. Некоторые из других исследованных переменных включали фазу эксперимента, субъект, пол и дни в неволе.

Эти результаты не самостоятельны. Они согласуются с результатами, полученными для макак с косичками (M. nemestrina) в аналогичном эксперименте, проведенном этой группой, 38,39 , а также с результатами, полученными Гусеном (1988) 40 при исследовании размеров клетки. и стереотипное передвижение.Аналогичным образом, исследование Line et al. (1990) 41, исследуя различия в частоте сердечных сокращений и поведенческих моделях в зависимости от размера клетки у самок макак-резусов. Эти авторы обнаружили, что увеличение размера клетки не оказало значительного влияния на поведение, частоту сердечных сокращений или уровень активности.

Кроме того, Crockett et al. (1995) 37 заявляют, что они не нашли доказательств того, что у длиннохвостых макак, взятых из дикой природы во взрослом возрасте, развивается существенный уровень ненормального поведения, даже несмотря на то, что эти животные содержались индивидуально в течение более трех лет в лабораторных клетках. с минимальным предоставлением социальных контактов и средств обогащения.Это пример макак, испытывающих все возможные экологические «причины» стереотипного поведения, включая маленькие клетки, индивидуальное жилище, стресс от экспериментальных манипуляций и, предположительно, скуку. Однако эти обезьяны не развили ненормальное или стереотипное поведение. Это, по-видимому, указывает на то, что причины стереотипного поведения не так просты, как описано ранее.

Учитывая противоречивые экспериментальные данные, вполне вероятно, что могут быть и другие осложняющие факторы, способствующие развитию стереотипного поведения у лабораторных макак.Crockett et al. (1995) 37 предложили изучить несколько интересных областей, а именно историю выращивания, породу и генотип животных, а также различия в индивидуальной предрасположенности. Каждая из этих тем будет обсуждаться по очереди.

Осложняющие факторы — история выращивания

Из исследований изоляции очевидно, что животные, разлученные со своими матерями при рождении и выращенные в условиях частичной или полной социальной изоляции, развивают стереотипы депривации. 13,14,15,16 Однако интересно отметить истории выращивания животных, наблюдаемые в исследованиях, обсуждавшихся ранее.Животные, использованные Crockett et al. (1993, 1995) 36,37 , которые не смогли развить значительный уровень стереотипного поведения, были дикими животными, которые были отловлены и импортированы во взрослом возрасте. Самки макак-резусов в исследовании сердечного ритма, проведенном Line et al. (1990) 41 воспитывались в социальном жилье примерно до двадцати месяцев. Из восьми животных, которые продемонстрировали стереотипное поведение в эксперименте по размеру клетки (Paulk et al., 1977) 17 , шесть были выращены в лаборатории и разлучены со своими матерями в возрасте трех месяцев.Животным, участвовавшим в исследовании размеров клетки Draper and Bernstein (1963) 29 , было три года на момент эксперимента, и они находились в лаборатории в течение двух лет. Это, по-видимому, указывает на то, что они были схвачены и разлучены со своими матерями, когда им было меньше года. Беличьи обезьяны, выращенные в питомнике в эксперименте Роя (1981) 19 , были разлучены со своими матерями через день после рождения. Кроме того, в этом эксперименте контрольная группа, воспитываемая матерями, не развивала стереотипного поведения.Следовательно, не исключено, что истории выращивания этих животных способствовали развитию у них стереотипного поведения.

В статье Марринера и Дрикамера (1994) 42 о факторах, влияющих на стереотипное поведение приматов в зоопарке, также подчеркивается эффект выращивания. В их исследовании животные, которые показали самый высокий уровень стереотипного поведения, были выращены людьми вручную. Они комментируют, что «в нашем исследовании животные, выращенные вручную, демонстрировали значительно более стереотипное поведение, чем животные, выращенные матерью, даже несмотря на то, что животные, выращенные вручную и выращенные матерью, родились в один год и подверглись одинаковым изменениям и улучшениям в среде зоопарка».В своих выводах они подчеркивают, что на стереотипное поведение, вероятно, влияет история выращивания животного.

В своей статье о предотвращении ненормального поведения у макак-резусов Гусен (1988) 40 рекомендует отлучать младенцев от груди только в возрасте от трех до шести месяцев. Он не наблюдал стереотипных движений у грудных младенцев, но наблюдал «предстереотипные» движения у отлученных от груди подростков (как индивидуально, так и в социальном жилье). Он описывает это «до-стереотипное» движение как возбужденное и нефункциональное, но не имеющее фиксированного проявления истинного стереотипного ритма.Гузен наблюдал этот «пре-стереотип» вскоре после отлучения от этих животных. Автор приходит к выводу, что стереотипное передвижение является ответом на раннее отделение от матери у этих животных.

Дополнительный пример возможного влияния истории разведения на ненормальное поведение включает работу, проделанную Весселингом (1988) 43 в Центре приматов TNO в Нидерландах. В этом исследовании изучается размазывание фекалий (которое авторы назвали «обезьяньим граффити») лабораторными макаками.Такое поведение, хотя и не является стереотипным, поскольку оно не выполняется ритуально или повторяется, считается ненормальным. Было исследовано поведение как диких, так и лабораторных животных. Животных, рожденных в неволе, отнимали от груди в возрасте трех месяцев и содержали вместе группами до достижения двухлетнего возраста, после чего их переводили в индивидуальные помещения. Большинство диких животных были старше и поэтому находились в неволе и в индивидуальных помещениях дольше, чем животные, рожденные в лаборатории.Более половины лабораторных животных показали это ненормальное поведение, в то время как ни одно из животных, рожденных в дикой природе, не показало. Более того, десять обезьян, родившихся в сафари-парке и впоследствии переехавших в центр, когда им было больше года, не проявляли этого аномального поведения.

Из этих свидетельств кажется, что история выращивания животного будет влиять на то, будет ли это животное проявлять ненормальное поведение. Чем дольше животное остается со своей матерью, тем меньше вероятность того, что у него разовьется ненормальное или стереотипное поведение.

Порода и генотип животного

Из литературы очевидно, что разные виды макак по-разному реагируют на одни и те же стрессовые стимулы или ситуации. Несколько статей показали, что это так в экспериментальных условиях. Кларк и др. (1994) 44 исследовали паттерны сердечного ритма макак-резусов, шляпок и длиннохвостых макак в трех стрессовых экспериментальных условиях. Это были обычные процедуры содержания животных в домашней клетке, введение в новую среду и полное физическое ограничение.Общая средняя частота сердечных сокращений в трех экспериментальных условиях была самой низкой у резуса, средней — у шляпных и самой высокой — у длиннохвостой. Эти авторы приходят к выводу, что эти три вида различаются по своим поведенческим и психофизиологическим реакциям на стрессовые ситуации.

Boccia et at. (1995) 45 также обнаружили глубокие различия между видами в исследовании, сравнивающем поведение макак с капюшоном и косичками. В этом эксперименте шесть групп макак подверглись круглосуточной депривации воды с последующим доступом к единственной струе воды.Животные обычно выстраиваются в очередь в соответствии с рангом и ждут своей очереди, чтобы напиться из носика. Этот метод часто используется для определения ранга в больших группах обезьян. Макаки с косичками проявляли большую агрессию и антагонистическое поведение вокруг водостока, чем шляпки. Они энергично боролись за доступ к носику, толкая и толкаясь. В отличие от этого, шляпы, казалось, просто выстраивались в очередь в порядке доминирования и спокойно ожидали своей очереди у водостока. Поразительный аспект обзора стереотипов повторяющихся движений Капитанио (1986) 12 — это отсутствие данных для макак с косичками.У него нет ссылок на исследование этого типа стереотипного поведения у макак с косичками. Однако есть реакции тревоги, поскольку младенцы также проявляют наибольшую реакцию на стрессовые стимулы в молодом возрасте. Более того, животные, которые были родственниками по отцу (сводные братья и сестры), как правило, имели одинаковый уровень тревожности. Авторы приходят к выводу, что «вполне вероятно, что существуют врожденные или конституциональные различия между отдельными обезьянами в их« пороге »тревожности, и что эти различия могут: иметь генетическую или пренатальную основу».

Boccia et at. (1995) 45 также исследовали внутренние факторы, влияющие на стрессовые реакции у макак. Эти авторы изучили индивидуальное поведение макак с косичками и шляпными макаками во время потенциально стрессового события: при выходе из домашнего загона в меньшую клетку, из которой их извлекали для взятия крови. Они обнаружили, что животные старшего возраста садились в транспортную клетку и добровольно брались за кровь с большей готовностью, чем более молодые животные. Они пришли к выводу, что такие факторы, как знакомство с экспериментальным протоколом и когнитивное понимание его (раньше — раньше), привели к снижению тревожности у этих животных.Животные, которые были интеллектуально способны интерпретировать то, что от них требовалось, пережили меньше стресса. Кроме того, авторы предполагают, что отдельные животные будут по-разному реагировать на стрессовые события в зависимости от их темперамента. Изучая детенышей макак с косичками, они определили, что животные с высокой базовой частотой сердечных сокращений показали более выраженные поведенческие и физиологические реакции на разлучение с матерью, чем животные с более низкой базовой частотой сердечных сокращений. Они пришли к выводу, что при разработке протоколов благополучия и исследований следует учитывать индивидуальные различия между животными.

ВЫВОДЫ

Изучив научную литературу о стереотипном поведении лабораторных макак, можно перейти к пониманию этого ненормального поведения. Экспериментальные данные, по-видимому, указывают на то, что факторы окружающей среды, такие как размер клетки, тип помещения, стресс и скука, которые часто называют «причинами» стереотипов у лабораторных животных, не обязательно вызывают такое поведение. Не все обезьяны, попавшие в эти условия окружающей среды, развивают стереотипное поведение.Однако у животных, которые уже проявляют такое поведение, эти условия будут иметь тенденцию к его усилению. Таким образом, эти компоненты окружающей среды, по-видимому, влияют на частоту установившегося стереотипного поведения, но не вызывают его.

Имеются экспериментальные данные, позволяющие предположить, что внутренние факторы определяют, будет ли у отдельного животного развиваться стереотипное поведение. Такие факторы, как история выращивания, порода или генотип, а также индивидуальный характер, будут влиять на психологический склад животного.Животные, разлученные со своими матерями в раннем возрасте, кажутся более склонными к развитию ненормального или стереотипного поведения. Макаки разных пород по-разному реагируют на стрессовые стимулы и ситуации, включая разлучение с матерью. Наконец, индивидуальная личность животного, по-видимому, способствует тому, что оно проявляет стереотипное поведение.

Считается, что стереотипное поведение свидетельствует о плохом психологическом самочувствии и представляет собой проблему для лабораторных макак.Однако это поведение чрезвычайно сложно и не до конца изучено ни у животных, ни у людей. Хотя нельзя утверждать, что стереотипное поведение не является проблемой благополучия, этот автор считает, что недостаточно просто сделать вывод о том, что стереотипное поведение является признаком плохого благополучия лабораторных макак. Этот вывод при отсутствии фундаментального понимания поведения может привести к осуждению исследований — учреждений, поставщиков услуг по уходу за животными и биомедицинских исследований в целом.Ни один из них не может быть напрямую ответственен за развитие стереотипного поведения у лабораторных приматов. Крайне важно определить, почему эти животные демонстрируют стереотипное поведение, и устранить основные причины, которые могут быть связаны с опытом, полученным много лет назад. Только так мы сможем перейти к эффективному методу полного устранения такого поведения у лабораторных макак.

Благодарности

Я хотел бы поблагодарить профессора Р. Лимона за его поддержку и поддержку, а также доктора С.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *