Похищение невест: «Не хотела запятнать честь отца». Истории похищенных невест

Содержание

«Не хотела запятнать честь отца». Истории похищенных невест

210 случаев кражи невест, согласно данным прокуратуры, зарегистрировали в Казахстане в прошлом году. Большинство — на юге страны. Девушки, которых похитили незнакомые им парни, чтобы вступить в брак, поделились своими историями с Азаттыком.

«СОГЛАШАЙСЯ, ПОКА НЕ ОПОЗОРИЛАСЬ»

21-летнюю жительницу Туркестана Гульзаду (имя изменено) в конце прошлого года среди бела дня выкрал незнакомец. 3 декабря девушка ждала автобус вместе с женой старшего брата, чтобы отправиться на занятия. Рядом остановился автомобиль, из которого вышли трое парней и силой затащили Гульзаду в машину. Один оттолкнул бросившуюся на помощь беременную сноху. Всё произошло настолько внезапно, что Гульзада не сразу поняла, что происходит. Потом начала кричать во весь голос, сопротивляться, молила отпустить, но ее никто не слушал. Отобрали мобильный телефон. Куда едет машина, девушка не знала. Ее привезли в дом одного из участников похищения. И там она просила отпустить ее, говорила, что ей нужно учиться. Бесполезно.

С парнем, который ее выкрал, она никогда раньше не встречалась. Тот заявил, что заприметил ее на какой-то свадьбе. Надеть на себя платок Гульзада не позволила. Это означало бы согласие на брак.

Услышав, что родственники Гульзады отправились на ее поиски, похититель, его друзья и близкие увезли девушку в Кентау. Там ей принялись угрожать снохи: «Мы наденем на тебя платок, соглашайся, пока не опозорилась». Гульзада не поддалась на уговоры. Ее перевезли в Шымкент. Там похититель изнасиловал Гульзаду.

— Ни один человек не внял моим словам. Когда меня привезли в Шымкент, заперли в темной комнате. Я попыталась выпрыгнуть из окна на втором этаже, но меня успел схватить его друг. После этого снохи не оставляли меня одну и дежурили по очереди, — рассказывает со слезами Гульзада.

Вспоминая те события, девушка плачет и долго не может прийти в себя. У нее дрожит подбородок, она сокрушенно качает головой.

— Он изнасиловал меня ночью, я сопротивлялась. Кричала, звала на помощь. В доме находились несколько человек, но никто не пришел, — тяжело вздыхает девушка.

После насилия Гульзада потеряла сознание. Утром родственники парня пригрозили убить ее, если она не скажет, что всё было по взаимному согласию. У Гульзады не было сил сопротивляться.

— Они записали на видео, что я согласна. После этого мы все приехали в село. Я всю дорогу молча плакала. Вечером приехала моя мать. На ее вопрос, по собственной ли воле я приехала, я ответила: «Нет, меня изнасиловали». Мама сразу спросила: «Уйдешь со мной?» Я сказала «да» и выбежала из дома, — вспоминает она.

«В СЕЛЕ СТАЛИ ШУМЕТЬ О МОЕМ «ВОЗВРАЩЕНИИ»»

Гульзада говорит, что по возвращении домой написала в полицию заявление на насильника. В управлении полиции города Туркестана сообщили о начале расследования по статьям «Изнасилование» и «Похищение человека» и задержании 24-летнего подозреваемого. Позже суд освободил его под залог. В ближайшее время будет принято решение в отношении еще троих предполагаемых участников похищения.

Гульзада говорит, что подозреваемые находятся на свободе, хотя «похищение человека, изнасилование, унижение чести и достоинства считаются тяжкими преступлениями». К похищению с изнасилованием были причастны около 20 человек, но к ответственности привлекают лишь четверых, добавляет она.

Родственники парня неоднократно приходили к ее родителям, рассказывает девушка. Просили прощения. После случившегося ее родители заболели и перестали выходить на улицу.

— В селе стали шуметь о моем «возвращении». Многие обвиняют меня. Ходят разговоры, что мы с родителями требуем деньги с парня. Нам деньги не нужны, нужны мои честь и достоинство. Мои честь и достоинство не продаются. Я не смогу с ним жить и не буду. Кто ему давал право трогать меня без моего согласия? Как жить с человеком, который изнасиловал и угрожал убить? Пусть несет наказание за содеянное. Пусть отвечает перед законом.

Я пойду до конца, — говорит Гульзада.

«НЕ ХОТЕЛА, ЧТОБЫ ОТЕЦ ЛИШИЛСЯ ДОБРОГО ИМЕНИ»

21-летняя Балым (имя изменено по ее просьбе), которую выкрал незнакомый молодой человек, считает себя жертвой.

После каникул, проведенных дома, в селе в Туркестанской области, Балым собралась в город. Стояла на обочине дороги в ожидании машины, на которой должна была уехать. Неожиданно появился другой автомобиль, вышедшие из него люди затолкали девушку в салон. Машина помчалась в соседнее село. Балым говорит, что до этого никогда не встречала парня, который ее похитил.

— Парня показали мне его снохи. Он мне не понравился. Я чувствовала, что он неровня мне. Не почувствовала никакой симпатии. Мне сказали, что я ему понравилась. Мы же выросли в селе, где сильны казахские устои. С детства приходилось слышать поговорку «Плоха замужняя девушка, вернувшаяся в отчий дом». Я не хотела запятнать честь отца и согласилась остаться. Не хотела, чтобы отец лишился доброго имени, осталась только по этой причине, — объясняет девушка.

Спустя два дня Балым написала, что приехала «по собственной воле». Родственники жениха доставили записку ее родителям. Потом приехал «гонец» от ее семьи, и стороны договорились. Затем последовали традиционные ритуалы беташар, бракосочетание по шариату…

Балым говорит, что через два месяца они развелись. Молодой человек несколько раз поднимал на нее руку. Не выдержав издевательств, Балым ушла. Сейчас она живет в доме родителей и не готова к откровенным разговорам о пережитом.

«С ЗАЯВЛЕНИЕМ ОБРАЩАЮТСЯ ЕДИНИЦЫ»

По данным прокуратуры Туркестанской области, в 2019 году в стране было зарегистрировано 210 случаев краж девушек, 102 из них — в Туркестанской области.

«Лица, похитившие невесту или причастные к этому, преследуются по статье уголовного кодекса «Похищение человека». Если невеста не дает согласия на брак, ее похищение является преступлением. В соответствии с законом «О браке и семье», брак является добровольным союзом. Если одна из сторон не согласна, брак считается незаконным», — заявили в областной прокуратуре.

Не все похищенные обращаются в полицию. Некоторые написавшие заявления потом отзывают их в связи «с примирением сторон».

В декабре 2019 года молодые люди в городе Арысь попытались выкрасть девушку. Видео похищения получило распространение в Сети. На записи видно, что, несмотря на сопротивление девушки, молодые люди силой заталкивают ее в автомобиль и отталкивают бросившихся ей на помощь.

После появления видео в департаменте полиции Туркестанской области сообщили, что по данному факту проводится расследование по статье «Похищение человека», начато уголовное расследование в отношении местных жителей, которые «пытались украсть девушку». Заявление подала мать похищенной. Девушка находится в доме родителей. В феврале 2020 года в полиции Азаттыку заявили, что расследование прекращено. Там сообщили, что «подозреваемый и жертва учились в одном классе, и молодой человек хотел похитить девушку с целью женитьбы». В связи с примирением сторон девушка забрала заявление и заявила, что претензий к молодому человеку не имеет.

Несмотря на то что в Казахстане кража невест приравнивается к похищению людей, таких случаев не становится меньше. Часть общества воспринимает происходящее как «традицию». Адвокат Айман Умарова, защищающая в судах права женщин, которые подвергались изнасилованиям и давлению, считает, что кража невест — преступление.

— Похищение человека без его на то согласия незаконно. И ссылаться на традиции не стоит. Состав преступления с похищением девушки может быть разным. Поэтому иногда дело возбуждают по статьям «Похищение человека» и «Незаконное лишение человека свободы». В похищении девушки участвует не один человек. Парень это совершает со своими друзьями. О похищении невесты знают члены семьи. Они знают о совершаемом преступлении, но не сообщают. Все они становятся соучастниками преступления, когда пытаются уговорить девушку остаться в доме снохой. В Казахстане нет равноправия. Поэтому парни до сих пор умыкают девушек, — говорит она.

По словам адвоката Джохара Утебекова, большинство похищенных девушек соглашаются жить дальше с похитителями и не все из тех, кто отказался вступать в брак, обращаются в полицию с заявлением.

— Такие похищения не совершаются в одиночку. Это серьезное преступление, похищение группой лиц по предварительному сговору. Оно нередко сопряжено с последующим изнасилованием похищенной либо с ее понуждением к половому сношению. Нет никаких сомнений в том, что это латентные преступления и по ним крайне редко поступают заявления. Часть девушек мирится со своим положением и остается в доме похитителя. Часть девушек, которые вернулись к родителям, предпочитают об этом забыть. Негативную роль играет отношение судебных и правоохранительных органов к похитителям. У нас патриархальные правоохранительные органы, их сотрудники в основном придерживаются традиционных взглядов. Если дело доходит до суда, им в основном назначают условное наказание, — отмечает он.

Руководитель организации по защите прав женщин «Не молчи» Дина Смаилова говорит, что кража невесты — это преступление против личности, а принуждение к половой связи — нарушение половой неприкосновенности.

— Насильное удерживание девушки, уговоры выйти замуж приравниваются к незаконному лишению свободы человека. В обществе существует неписаный закон, что «девушка должна выйти замуж и рожать детей». Многие девушки ограничены в своих правах на получение образования, у них нет права выбора работы. Похищенные тяжело привыкают к семейной жизни. Они либо разводятся, либо вынуждены терпеть побои и издевательства мужа. Родители с обеих сторон и родственники должны это понимать, — говорит Смаилова.

В казахстанском обществе немало тех, кто называет кражу невест традицией, и тех, кто считает такие действия преступлением. Правозащитники регулярно призывают усилить наказание за похищение девушек с целью женитьбы, включив в уголовный кодекс отдельную статью.

Невесты нарасхват: почему в Киргизии продолжают похищать девушек | Статьи

Кража невесты — не древний обычай, навсегда канувший в прошлое, а суровая реальность современной Киргизии. В начале апреля республику всколыхнуло трагическое происшествие. В Бишкеке трое мужчин похитили, а потом задушили девушку. Активисты вышли на акции протеста, потребовали отставки главы МВД. Дело под личный контроль взял президент страны Садыр Жапаров, с заявлением выступили в ООН. «Известия» разбирались в случившемся.

Жизнь и смерть в машине

Трое мужчин похитили 26-летнюю Айзаду Канатбекову 5 апреля. Злоумышленники затолкали девушку в машину днем в центре Бишкека. Момент кражи попал на камеру видеонаблюдения. На кадрах видно, что Канатбекова переходила дорогу, когда один из похитителей схватил ее за руку, затем ему на помощь пришли сообщники. Заметно при этом, что прохожие не обратили на происходящее никакого внимания.

Фото: скриншот видео youtube.com/@Gulmira Tairbekova

Благодаря видеозаписи в милиции знали номер автомобиля, установили имена и номера телефонов похитителей. Главным подозреваемым стал Замирбек Тенизбаев. Мужчину трижды судили за кражу, грабеж и разбой, в Бишкеке он работал таксистом и жил в машине. Вечером 5 апреля силовики дозвонились до Тенизбаева. Он ответил, что намерен жениться на Айзаде, и отключил устройство.

Спустя два дня после похищения подозрительный автомобиль в Чуйской области нашел местный чабан. В машине пастух обнаружил два трупа. По предварительной версии следствия, молодые люди поругались. Мужчина задушил девушку футболкой, потом покончил жизнь самоубийством. Перед смертью Тенизбаев отправил голосовое сообщение своим близким. В аудиозаписи он дрожащим голосом просит у родных прощения и прощается.

«Работа шла хорошо»

Похищение и убийство Айзады Канатбековой шокировало Киргизию. Пользователи соцсетей ужаснулись дикости преступления, а также беспечности правоохранительных органов. По мнению общественности, милиционеры могли активнее вести поиски, установить местонахождение похитителей и их жертвы с помощью пеленгации звонка. Этого сделано не было.

8 апреля в Киргизии прошли митинги против кражи женщин. На акции у здания МВД страны в Бишкеке собрались около полутысячи человек. Участники потребовали относиться к похищению невест не как к традиции, а как к серьезному преступлению и, соответственно, наказывать виновных.

Участники акции в защиту прав женщин в Бишкеке

Фото: РИА Новости/Светлана Федотова

Собравшиеся также призвали министра внутренних дел Улана Ниязбекова уйти в отставку. Тот, однако, отказался оставлять должность. «С 5-го по 8-е число был в рабочей командировке, вчера только пришел. Да, некоторые недочеты у нас были, но в целом работа шла хорошо», — сказал Ниязбеков на заседании киргизского парламента.

Президент Киргизии Садыр Жапаров при этом заявил, что похищение и принуждение к браку должно строго караться. «Трагический случай с Айзадой Канатбековой должен стать последним в истории краж невест. В современном обществе такое недопустимо. Наказание за такие преступные деяния должны нести все», — сказал он, добавив, что берет дело под личный контроль. Прокомментировали произошедшее и в ООН. Там призвали положить конец бесчеловечной практике.

Киргизские пленницы

В Киргизии не первый раз девушка гибнет при похищении. В 2018 году республику всколыхнула другая трагедия. Тогда 30-летний водитель маршрутки вместе с друзьями затолкал в машину 19-летнюю Бурулай Турдалиеву. Милиция сработала оперативно, похитителя и его жертву задержали и доставили в РОВД. Но там стражи порядка почему-то оставили пару наедине. Похититель зарезал девушку, а также нанес травмы и себе. Позже суд приговорил водителя маршрутки к 20 годам в колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Всего в Киргизии похищают от 10 тыс. до 15 тыс. девушек в год. По данным ООН, каждый пятый брак в республике — результат похищения невесты. Схема всегда примерно одинаковая. Жених и его друзья хватают девушку на улице, заталкивают в машину и увозят домой. Там родственники мужчины уговаривают девушку остаться. Объясняют, что так происходит со всеми. Похищение часто также сопровождается изнасилованием, поэтому родственники убеждают жертву, что другого мужчину она не найдет, будет считаться опозоренной.

Фото: Depositphotos

Девушка при этом может сохранять связь с внешним миром. Например, ей могут позволить позвонить родителям. Те, однако, не всегда спешат на помощь. Некоторые уговаривают остаться с «женихом», если брак выгоден семье. Иногда родители говорят, что не примут дочь обратно из-за позора, который она якобы на них навлекает.

В некоторых случаях родители девушки все-таки обращаются в правоохранительные органы. Но силовики не всегда проявляют энтузиазм. Так, одно из исследований показало, что 64% сотрудников считают похищение невесты нормальным явлением. 82% милиционеров говорят, что женщина сама виновата в насилии. Неудивительно, что расследуется меньше преступлений, чем совершается. Например, в Бишкеке в 2020 году зарегистрировали 92 случая похищения девушек. Но 75 дел были прекращены и лишь восемь направлены в суд. Еще девять дел продолжают расследовать.

Традициям вопреки

Историки говорят, что нынешние похищения невест на самом деле противоречат киргизским традициям. Этнограф Улан Усеин подчеркивает, что в старину девушек воровали только с их согласия. «Причины могли быть разные. Например, жених не мог выплатить калым, не хватало денег на пышную свадьбу или родители выступали против брака. В этом случае молодые люди договаривались и сбегали. Речи о насильственном похищении не шло», — объясняет исследователь.

Демонстрация обряда выкупа невесты в Бишкеке

Фото: РИА Новости/Владимир Пирогов

Политолог Аждар Куртов в беседе с «Известиями» отмечает, что после обретения Киргизией независимости заметно изменились общественные отношения. «Нетитульное население стремительно покинуло республику. В Киргизии в условиях крайней бедности и разгула национализма новую жизнь получили многие обычаи из прошлого. Обострились и родовые противоречия. Кто-то стал считать свой род старшим, более знатным. Другим не повезло — их род оказался менее престижным. Всё это мешает молодым людям устроить свою жизнь. В таких условиях некоторым мужчинам проще переступить закон», — говорит эксперт.

Похитители естества: как девушек в Киргизии принуждают к свадьбе | Статьи

Кольца, белоснежная фата, платье «как у принцессы», а рядом он — любимый и единственный. Многие девушки именно так представляют свою свадьбу. Однако самый счастливый день в жизни для жительниц Киргизии часто превращается в кошмар. В республике по-прежнему популярна кража невесты. После похищения будущих жен бьют и насилуют. В стране пытаются бороться с позорным явлением: в апреле Бишкек принял поправки в Уголовный кодекс. Похитителям теперь грозит 10 лет лишения свободы и большой штраф. «Известия» разбирались в том, помогут ли новшества одолеть жестокое обращение с женщинами.

Хватай и беги

Похищение невесты в Киргизии называется ала качуу («хватай и беги»). Некоторые инциденты являются постановочными, однако большинство происходит против воли девушек. Романтичного в этом обычае не так много: со своими избранницами женихи обращаются хуже, чем с домашними животными.

Фото: Depositphotos

Некоторые девушки готовы делиться своими историями. Айгуль из Таласской области говорит, что ее похитили в день рождения отца.

— Это было 19 сентября. Я ушла с работы пораньше, чтобы подготовиться. На улице увидела автомобиль соседа. Он сказал, что моя тетя послала его, чтобы помочь. Я без раздумий села в машину: была молодая и наивная… Осознав, что происходит, стала вырываться, но он велел водителю свернуть в сторону села. В машине было еще два его друга. Они смеялись и говорили: «Ты никуда не денешься, сиди тихо!» Сначала крепко держали меня, а потом выволокли из машины, — рассказывает девушка.

По ее словам, в чужом доме она плакала без перерыва.

— Через несколько дней мои родители согласились на этот брак. Но я всё не могла поверить, что действительно должна выйти за него замуж. Затем провели нике (обряд бракосочетания. — Ред.), и мне надо было идти с ним в постель. Он сделал всё силой, а потом я потеряла сознание. Его родственницы умыли мне лицо и отпоили горячим чаем с малиновым вареньем, — вспоминает Айгуль.

Она добавляет, что испытывала к мужчине страх и отвращение.

— Когда мы переехали в город, он насиловал меня снова и снова. Позже я узнала, что за два дня до моего похищения он украл другую девушку, но та сумела сбежать. Ему было стыдно перед родней — требовалось скорее привести в дом любую другую невесту, потому что всё было готово к свадьбе, — объясняет девушка, которой позже всё-таки удалось уйти от ненавистного мужа.

Простыня с кровью

Ежедневно в Киргизии похищают до 30 женщин, за год похищают около 10 тыс. невест. Примерно 20% всех браков в республике создаются путем ала-качуу. В сельской местности похищение предваряет 60% браков. По данным ООН, в республике 13,8% женщин в возрасте до 24 лет принудительно выдавались замуж.

Схема всегда примерно одинаковая. Жених и его друзья хватают девушку на улице, заталкивают в машину и увозят в дом похитителя. Дома родственники мужчины уговаривают девушку остаться, убеждая ее, что это киргизская традиция и «так происходит со всеми». Если она собирается уйти, то часто самая пожилая женщина ложится на пороге. Переступить через нее у киргизов означает стать проклятой.

Фото: Depositphotos

Девушка может сохранять связь с внешним миром. Например, ей могут позволить позвонить родителям. Те, однако, не спешат на помощь, а тоже уговаривают остаться, чтобы «не позорить семью». Они напоминают, что бесчестьем считается провести женщине хотя бы ночь вне дома. Убеждают, что вряд ли найдется мужчина, который на ней женится после похищения. Многие родители принимают подарки и денежное вознаграждение от родственников похитителя и соглашаются на брак.

Иногда, впрочем, родственники обращаются в правоохранительные органы. Те, однако, реагируют без энтузиазма. Многие милиционеры считают похищение невинной шалостью и даже народной традицией, поэтому относятся к людям, подающим заявление, несерьезно: насмехаются, грубят, оказывают психологическое давление. По данным МВД страны, в правоохранительные органы за последние пять лет поступило 895 заявлений, но в 727 случаях из них уголовные дела возбуждены не были.

В первые дни после похищения жених должен заняться со своей жертвой сексом — сделать ее «своей». Если девушка сопротивляется, то мужчина ее насилует. Обычно родственницы жениха выжидают окончания полового акта. После этого они вывешивают во дворе простыню со следами крови, демонстрируя, что похищенная была девственницей.

При этом кровь при первом половом акте выделяется далеко не всегда. Если красных отметин нет, то девушку могут вернуть родителям. Поддержки она, как правило, не находит даже в своей семье, так как ее подозревают в распутстве. Если девственность не подвергается сомнению, то похититель и жертва создают семью. Такие браки часто не регистрируются официально, а потому женщины даже с ребенком на руках в случае прекращения отношений лишаются любых прав на имущество и других гарантий.

Фото: Depositphotos

Нож для невесты

Интересно, что традиционным такой способ создания семьи назвать нельзя. Киргизский историк Элери Битикчи указывает, что в норме браки заключались по договоренности между родителями жениха и невесты. Если парень и девушка влюблялись друг в друга, сбегали и женились против воли родителей, но по обоюдному согласию, это называлось ала качуу. Для насильственных похищений применялся иной термин — зордук. Этим же словом обозначалось изнасилование.

Рассуждения экспертов, впрочем, мало влияют на общественное мнение. Всколыхнула Киргизию трагедия, которая произошла в мае 2018 года. Тогда в Жайылском районе на севере страны 30-летний водитель маршрутки Марс Бодошев вместе с друзьями подкараулил 19-летнюю Бурулай Турдалиеву. Девушку затолкали в машину, но родители сразу обратились в милицию. Похитителей задержали, доставили в РОВД, но там почему-то оставили наедине с девушкой.

— Когда мы приехали в милицию, нам сообщили, что Марс ее зарезал. Когда я омывала Бурулай, я увидела на ее теле четыре ножевых ранения: на спине, у горла и на грудной клетке. Убийца ножом вырезал буквы «Н+Б». На «Н» начинается имя жениха, которого любила Бурулай и за которого собиралась замуж, — рассказала сестра погибшей.

Суд приговорил Бодошева к 20 годам в колонии строгого режима с конфискацией имущества. Также было уволено руководство отдела МВД, где убили Бурулай. В Бишкеке прошел митинг против ала-качуу девушек. Законодатели задумались об ужесточении наказания за похищение.

Фото: Depositphotos

Поправки в Уголовный кодекс внесли в начале апреля нынешнего года. Лица, вынуждающие несовершеннолетних девушек вступить в брак, заплатят штраф в размере 200 тыс. сомов (более $3 тыс.). Максимальное наказание за похищение девушек теперь составляет 10 лет лишения свободы.

Интересно, что даже эти изменения не позволили невестам стать ценнее домашнего скота. За его кражу в Киргизии полагается 11 лет лишения свободы. В предыдущий раз законодательство, карающее ала-качуу, ужесточили в 2013 году. К искоренению проблемы это не привело.

Отношение к обычаю в киргизском обществе остается лояльным. Считается, что благодаря им свадьбы обходятся дешевле, экономится время на ухаживание. Ала-качуу романтизируется в массовой культуре. Зимой 2019 года на главном телеканале страны КТРК транслировался сериал «Акшоола». По сюжету одну из героинь украли. После уговоров, рассуждений о «женском счастье» она осталась жить с похитителем. Широко разошлась также лента «Боз салкын» («Светлая прохлада»), в которой кража приводит к счастливому браку. Фильмы играют большую роль в популяризации похищений.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Еще одна женщина убита в случае «кражи невест» в Кыргызстане

5 апреля в центре Бишкека несколько мужчин средь бела дня похитили 27-летнюю Айзаду Канатбекову. Один из похитителей, как говорят, перед этим в течение нескольких месяцев навязчиво преследовал ее. Через два дня пастух обнаружил Айзаду мертвой в машине недалеко от города. Милиция установила, что молодая женщина была задушена. В машине также был труп одного из похитителей с резаными ранениями, которые, по версии следствия, он нанес себе сам.

Меня все время преследует мысль о том, что на месте Айзады в то утро могла бы оказаться я сама или любая другая кыргызская женщина.

За умыкание невест для принудительного брака в Кыргызстане есть уголовная статья, но женщин продолжают безнаказанно похищать с устойчивой регулярностью. Мать Айзады рассказала, что после похищения в милиции только улыбнулись в ответ на ее просьбу о помощи и сказали, что скоро она будет гулять на свадьбе дочери. Подобная реакция правоохранителей в таких случаях встречается сплошь и рядом.

В истории с Айзадой бездействие властей стало особенно шокирующим, поскольку один из очевидцев сразу сообщил о похищении в милицию, а камеры наружного наблюдения, установленные в Бишкеке в рамках программы «Безопасный город», зафиксировали номера обеих машин.

На пресс-конференции 8 апреля начальник столичного ГУВД уверял журналистов, что милиция круглосуточно вела поиск, однако родственники и знакомые убитой заявили СМИ, что сотрудники за пределами города были не в курсе.

Нынешняя трагедия во многом перекликается с историей Бурулай Турдаалы кызы, которую убил уже похищавший ее мужчина, когда их оставили наедине в милицейском кабинете. В обществе доминирует представление о том, что похищение невест, принудительный брак и другие проявления домашнего насилия – это дела семейные, в которые, даже если речь об уголовном преступлении, посторонним, и милиции в том числе, вмешиваться на стоит.

Возмущенные очередным убийством женщины, в Бишкеке и Оше люди пришли с протестом к зданиям МВД и УВД. Несколько депутатов призвали ужесточить наказание за похищение невест.

Но одним ужесточением закона не решить эту проблему, если правоохранительные органы будут по-прежнему бездействовать. Власти должны начать относиться к похищению женщин для принудительного брака как к тому, чем это является на самом деле, то есть как к уголовному преступлению. Необходимо обеспечить исполнение уже существующего законодательства и уголовное преследование похитителей. К ответственности по итогам дисциплинарного расследования должны быть привлечены и сотрудники, бездействие которых в итоге привело к убийству Айзады. Без этого женщины и девочки в Кыргызстане будут по-прежнему погибать под снисходительные усмешки милиции.

Похищение невест стало чеченской традицией XXI века — Российская газета

Похищение невест — явление в какой-то степени сезонное. Весна и особенно осень — сезон свадеб, а значит, и насильственных уводов замуж. Силовое помещение юной девы в машину, массовый женский прессинг плачущей пленницы в доме жениха, «парламентеры»-старейшины, умиротворяющие родню невесты — до боли знакомая классическая схема преддверия свадеб. Чуть не половины, судя по неофициальной статистике.

Процентное соотношение новейшая история умалчивает — кто в Чечне обратится в государственные органы охраны правопорядка? Ситуацию-то при любом исходе «разрулят» старейшины. Как известно, даже в случае отъема невесты старики со стороны жениха донимают пострадавшую сторону до победного конца.

Особенно активная охота на девушек от 14 (бывает и 13) ведется в селах республики. Между тем в прошлом году парламент ЧР снизил ценз брачного возраста до 16 лет. Получается как всегда: закон и реальная жизнь — две параллели, которые, как известно, не пересекаются. Вопрос об ответственности за принуждение к браку в столь юном возрасте отдает риторикой.

Экономические трудности, которые вызвали к жизни моду на похищение невест в Казахстане и Киргизии, здесь ни при чем. У нас принудительно взять в жены или добровольно — все одно калым платить (хотя и символический — 20-30 тысяч «деревянных»). Плюс прочие дорогостоящие ритуалы (кстати, по затратам в разы калым превышающие), которые сводятся к банальному обмену коврами-отрезами, финансировать. Причина не в расходах — в стремлении немедленно добиться нужного результата. Зачем «окучивать» девушку ухаживаниями и подарками, ждать взаимности, когда все очень просто и в соответствии с перефразированным изречением «пришел, похитил, победил». Это я к тому, что невест крадут не по взаимному согласию молодых, а по желанию жениха — часто одностороннему. 15-летнюю Хеду К. заприметил в Урус-Мартане односельчанин 18 лет от роду. Подъезжал (в буквальном и переносном смыслах) на отцовской машине к школьнице пару раз и, получив высокомерный отказ юной отроковицы, пожаловал уже с компанией друзей. С тех пор Хеда порог школы не переступала, ее единственное занятие — уборка дома супруга, обслуживание на кухне незамужних золовок и женатых деверей.

Как известно, после похищения 15-летнее дитё проще простого уговорить посулами или стращать нависшей угрозой кровавых разборок между родственниками жертвы и навязавшегося ей жениха. Плюс старейшины, представляющие женихову сторону, на родственников похищенной и перепуганной девушки наседают. Получается, не отдать дочь, значит, не уважить стариков. А у чеченцев пренебрегать мнением старейшин как-то не принято…

Правда, без исключений не обходится. Знаю семью, в которой отец за похищение каждой из трех дочерей неизменно взыскивал с виновной стороны по 1 тыс. $, возвращая при этом дитё под отчий кров (ввиду явного нежелания девушки сочетаться браком с похитителем)… Однако в большинстве случаев родители жертвы киднеппинга сдаются под напором.

Почему чеченские парни активизируются на поприще создания семьи в 17-20 лет? Не имея постоянной работы (в подавляющем большинстве), нередко — отдельной от отцовского дома крыши над головой? В селах единственный источник временного заработка для многих молодых людей — строительство частных домов. Точнее, работа в качестве пособников более квалифицированных доморощенных мастеров кладки кирпича и бетона. Так что, кроме родительских квадратных метров и добытых ими же харчей жениху невесте и предложить-то нечего. Вот что думает по этому поводу учительница одной из сельских школ:

— Для нашего народа и в целом мусульман, как известно, добрачные отношения недопустимы. Поэтому, как только гормоны в наших молодых людях «заиграют», они обзаводятся семьей! Такие скоропалительные браки в дальнейшем чаще всего распадаются или «держатся» на детях. У меня многие ученицы повыходили замуж в 8-м и 9-м классах и через несколько месяцев возвратились в отчий дом. А те, кого не выгнали свекровь, загулявший муж или трудности семейной жизни, остались без учебы, профессии и работы.

«Похищение невест противоречит шариату и исламу, — комментирует ситуацию муфтий Чечни Султан Мирзаев. — Если девушка вступает в брак со своим похитителем, семейный союз (в 90 процентах случаев) распадается через некоторое время».

Чтобы сбить эпидемию предбрачного киднеппинга, муфтий распорядился о невмешательстве имамов мечетей и сел, кадиев районов в урегулирование конфликтов между семьями похищенной девушки и не в меру ретивого соискателя ее руки и сердца. Между тем за минувшие два года факты женской «принудиловки» к браку только умножились…С другой стороны, вряд ли кто-то из сельских имамов и районных кадиев знал или помнит о том, что муфтий запретил «прессовать» родителей украденных школьниц.

В данном случае речь о недочетах в религиозно-просветительской деятельности наших богословов. В итоге, как заявляет имам-хатыб мемориальной мечети на Поклонной горе г. Москвы Шамиль Аляутдинов, похищения девушек множатся «от недостатка религиозных знаний и просвещенности». О том, что ислам запрещает похищение невест, чеченская молодежь, по большому счету, не имеет понятия.

Судя по всему, дело не только в недостатке религиозной просвещенности. Виной всему низкое качество образования, «неконвертируемого» даже в пределах республики. Даже образованной барышне, попавшейся в сеть современного чеченского неуча, грозит та же участь. Знаю случай, когда 22-летнюю выпускницу юрфака родители с трудом устроили на работу в районный суд, а через месяц молодого специалиста банально затолкали в автомашину… Главным аргументом жениха и его родни стали их обещания не препятствовать карьерному росту невесты. Однако после ее согласия на брак и отгремевшей свадьбы ситуация, как водится, резко изменилась. Несчастная потеряла с трудом обретенное рабочее место… Как правило, недоучившимся школьницам в голову не приходит прививать детям интерес к учебе, созданную в семье атмосферу приоритетности знаний, «просвещенья дух»…

«Похищение невест должно быть преступлением, а не традицией»

Комитет Организации объединенных наций по ликвидации дискриминации в отношении женщин (ООН-женщины) 18 сентября опубликовал в Женеве доклад, основанный на расследовании случаев похищения невест в Кыргызстане. В этом документе анализ проведен по теме ала качуу – явления, которое в Кыргызстане называют традицией умыкания девушки с последующим вступлением с нею в брак.

Специалисты организации отмечают, что в Кыргызстане эта практика распространена довольно широко. Более того, они выразили беспокойство по поводу того, что даже в случае обращения пострадавшей девушки за помощью, те, кто ее похитил не получают заслуженного наказания.

Исследователи выразили критику в адрес властей Кыргызстана, которые в нарушение прав человека «допускают случаи ала качуу и создание семьи под давлением». В частности, по их мнению, правоохранительные органы республики виноваты в том, что не могут привлечь к ответственности виновных в этих преступлениях.

На официальном сайте ООН приводится цитата одного из авторов доклада — Лии Надарая:

— Нам трудно поверить в то, что женщины соглашаются выйти замуж в обстоятельствах, которые сопровождают похищение невесты – сексуальное насилие, давление со стороны похитителя и его семьи и стигма в отношении женщин, которые сбегают из-под венца. Похищение девушек и женщин для брака по принуждению не должно быть принятой культурной традицией, оно должно наказываться как преступление, которое включает сексуальное насилие в отношении жертвы.

Это исследование Лия Надарая на протяжении последних двух лет проводила совместно с другим представителем комитета ООН-женщины — Теодором Оби Нванкво. В своем докладе они опирались на сообщения о положении женщин, поступившие от 14 общественных организаций Кыргызстана. Кроме того, авторы документа провели встречи с чиновниками КР, представителями гражданского общества, учеными, религиозными лидерами и десятками пострадавших от ала качуу в Бишкеке, Оше и Караколе.

В докладе отмечается, что похищенные девушки были изнасилованы. Причем данный вид преступления, по словам исследователей, регистрируется практически при каждом случае ала качуу. Также сказано, что положение жертв осложняют барьеры в области правосудия, отсутствие юридической грамотности и культурные традиции. В связи с этим Комитет ООН призвал власти Кыргызстана усилить юридические и правовые механизмы предотвращения и расследования таких преступлений, наказания преступников, а также возмещения морального ущерба всем жертвам похищений и связанного с ними сексуального насилия.

В заключение ООН-женщины призвал Кыргызстан оказать поддержку и помощь жертвам, а также предоставить Комитету данные об этой практике в срок до марта 2019 года.

Алтынай Омурбекова.

Но власти Кыргызстана признали обвинения, выдвинутые профильным комитетом ООН, лишь частично.

Вице-премьер-министр Алтынай Омурбекова, курирующая социальный сектор, говорит, что после последних событий работа по предотвращению случаев ала качуу была усилена:

— Я не могу согласиться с тем, что борьба с этим явлением не проводится вообще. Но чтобы справиться с данной проблемой необходимо время. Искоренить практику похищения девушек, оказывается, действительно сложно. Но мы на правительственном уровне боремся с этим. Для каждого руководителя области, района и министерства мы выставили индикаторы по данной проблеме. Это показатели по таким направлениям, как «сколько девушек было похищено в регионе», «сколько женщин и девушек подверглись насилию», «сколько несовершеннолетних стали жертвами насилия» и так далее.

За рост этих показателей они отвечают головой, и по результатам их работы мы будем принимать решение по каждому руководителю. Сейчас озвучиваются требования, что, мол, надо перестать себя обманывать и приводить сотни причин,мол, так получилось. Если запланированное нами осуществится, то думаю, что в этой сфере будут положительные изменения.

Алтынай Омурбекова добавила, что также проводятся соответствующие разъяснительные работы и распространение информации для предотвращения случаев ала качуу. Кроме того, по ее словам, по заданию правительства МВД КР разработало проект закона по ужесточению наказания для тех, кто замешан в таком виде преступлений.

Флешмоб против похищения невест. Бишкек, 6 июня 2018 года.

В законопроекте, вынесенном на общественное обсуждение, внесены поправки в 154 и 155 статьи Уголовного кодекса КР, согласно которым за похищение девушки с целью принуждения к вступлению брак грозит до 10 лет лишения свободы. Сотрудник следственной службы МВД КР Алтынбек Осмонов разъяснил нюансы предлагаемых изменений:

— Согласно действующей статье 154 («Принуждение к вступлению в фактические брачные отношения с лицом, не достигшим семнадцатилетнего возраста») УК КР, признанный виновным в данном виде преступления может быть лишен свободы на срок до пяти лет. В новом законопроекте предлагается увеличить этот показатель до 10 лет. Что касается статьи 155 («Принуждение женщины к вступлению в брак, похищение женщины для вступления в брак или воспрепятствование вступлению в брак»), то по ней предусмотрено наказание от пяти до семи лет лишения свободы.

Также ранее предусматривался штраф от 1000 до 2000 сомов. Сейчас предлагается увеличить срок наказания с 5 до 10 лет лишения свободы, а размер штрафа увеличить до 300 тысяч сомов. Дело в том, что при ала качуу также совершаются другие преступления – изнасилование и так далее. В связи с этим потребовалось ужесточение наказания.

Теперь, если общественность это поддержит, а парламент одобрит, то поправки вступят в силу. Вообще, все дела, связанные с ала качуу, расследуются и направляются в суд. Но, к сожалению, большинство дел сокращаются за примирением сторон и отсутствия состава преступления.

По данным МВД КР, в правоохранительные органы за последние пять поступило 895 заявлений, связанных с похищением невест, но в 727 случаях из них уголовные дела возбуждены не были. Расследованными в рамках уголовных дел оказались лишь 168 случаев.

В 2017 году в суд было направлено 28 дел, уголовные дела в отношении 11 обвиняемых были прекращены. 16 человек были осуждены условно, только один обвиняемый был осужден на пять лет.

Специалисты считают, что проблема больше нуждается в изучении, нежели в ужесточении наказания. Вот о чем говорит эксперт общественного фонда «Центр исследования демократических процессов» Гульбарчын Жумабаева:

Гулбарчын Жумабаева

​- Правоохранительные органы, правительство и международные организации принимают меры для искоренения явления ала качуу. После трагедии с Бурулай обсуждения усилились. Несмотря на это, из-за халатности такие случаи продолжают регистрироваться. Я считаю, что для борьбы с ала-качуу необходимо изменять сознание людей. Это самое главное.

Необходимо возродить работу, применять практику искоренения стереотипов, определенных традиций и неписанных законов. Такую работу должно проводить не только правительство, но и неправительственные организации, чем мы и занимаемся.

Мы должны доводить до людей, что последствия ала-качуу могут быть разными, в частности, они приводят к разводам, увеличению числа социальных сирот и т. д. Для этого мы должны привлекать к ответственности «похитителей невест», мы должны распространять эту идею. Более того, нужно говорить о тех, кого привлекли к ответственности. Есть закон, направленный против ала-качуу, было бы достаточно, если бы он работал.

Вместе с тем девушки, которых похитили в целях вступления в брак, отмечают, что необходимо менять и мнение родителей и родственников. Наргиза в одном из материалов «Азаттыка» рассказала, как ее украл односельчанин:

— Были летние каникулы. Как-то собрались с родственниками. Там меня познакомили с одним парнем. Я тогда сразу сказала, что не собираюсь идти замуж, а хочу продолжить учебу. Но он все равно украл меня. Я ждала маму, пока была у него дома, надеялась, что она заберет меня, но напрасно… Мама не приехала. Она и до этого говорила мне, что «надо выходить замуж, семья хорошая».

Она сама, оказывается, вышла замуж только в 31 год. Видимо, думала, что и я, увидев другие страны, людей, не захочу выходить замуж. Я вообще не думала о замужестве. Ставила перед собой большие цели. Ни одной девушке не пожелаю того, что пережила я в те дни. Но в нашем обществе мнение женщины, оказывается, ничего не значит. Я не понимала своего мужа, было очень тяжело. Чувствовала себя человеком, заблудившимся в густом лесу, который не может оттуда выбраться.

Похороны Бурулай. 29 мая 2018 года.

​27 мая 2018 года в здании Жайылского РОВД Чуйской области была убита 20-летняя студентка медицинского колледжа Бурулай Турдаалы кызы. В убийстве девушки подозревается мужчина, который похитил ее с целью вступления в брак. Смертельно ранив ее ножом в приемном отделении милиции, он позже нанес ранения и себе.

Произошедшее вызвало большой резонанс в обществе, а президент Сооронбай Жээнбеков поручил правительству тщательно расследовать случившееся.

Через короткое время в новостройке «Ак-Ордо» украли 18-летнюю девушку. 10 июня ее увезли в Джумгальский район Нарынской области. Родственники укравшего ее парня вынудили девушку остаться, она была изнасилована и прошла лечение в больнице.

По данному факту милиция возбудила уголовное дело по признакам преступления статьи 155 (похищение женщины для вступления в брак вопреки ее воле) Уголовного кодекса КР. 24-летний кыргызстанец был задержан на два месяца. Руководитель правозащитного центра «Кылым шамы» Азиза Абдирасулова защищает интересы девушки. Она сообщила, что по этому делу продолжается судебный процесс.

NO/JsO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

По словам г-жи Айнуру Алтыбаевой: «Похищение невесты – это не традиция, это преступление»

Г-жа Айнуру Алтыбаева — член парламента в Кыргызстане, и уже более 10 лет она является активистом расширения прав и возможностей женщин. Она стала инициатором закона об ужесточении наказаний за похищение невест и активным участником женского движения СООБЩА Кыргызстан по борьбе с насилием в отношении женщин и девочек, координируемого структурой «ООН-женщины» в Кыргызстане. Структура «ООН-женщины» сотрудничала с г-жой Алтыбаевой по нескольким инициативам касательно защиты интересов женщин в Кыргызстане, включая пропагандистскую кампанию в парламенте по принятию нового закона о бытовом насилии. Она является бывшим председателем и инициатором женского собрания парламента Кыргызстана.

Дата: 9 октября 2017 г.

Айнуру Алтыбаева, член парламента в Кыргызстане. Фото: ООН Молдова/Эдуард Бизгу

«Местная жительница однажды рассказала мне, что в их городе женщина, похищенная мужчиной, покончила жизнь самоубийством, потому что она не хотела жить с ним. Я подумала, что так не должно быть. Тогда я изучила законодательство нашей страны и узнала, что наказание за похищение человека очень сурово — 10 лет заключения. Наказание за кражу крупного рогатого скота — 11 лет. Однако наказание за похищение невесты составляло до трех лет тюремного заключения или просто штраф.

Проводя исследования для подготовки нового предложения по законодательству, мы узнали, что очень мало было уголовных дел о похищениях невест, и еще меньше дел доходило до суда. Это вопрос менталитета и стереотипов. Даже родители и родственники говорят: «А что будет, если тебя похитят? Не будем сообщать об этом полиции. Тебе будет самой стыдно признать в суде, что тебя похитили и изнасиловали». Таким образом, люди умалчивают об этом.

Возможно, вы не кыргызы. Возможно, вы не знаете традиции нашей страны. Похищение невесты — прекрасная национальная традиция», — однажды сказал один из моих коллег-мужчин, когда я работала над новым предложением закона. Но, к счастью, многие другие мужчины и мои женщины-коллеги, многие НПО, женские организации и эксперты по гендерным вопросам поддержали мое законное предложение и помогли лоббировать это предложение. Мы провели большую кампанию до того, как было проведено голосование по принятию закона.

Мы обсуждали это предложение в течение целого года. Многие медиа-организации поддержали наше дело. Я ежедневно давала интервью различным СМИ. Я также выступала в клубах и университетах, объясняя, что наши молодые люди рискуют попасть в тюрьму за похищение невест. Я хотела, чтобы они знали, что похищение невест не является красивой кыргызской традицией, что это преступление. Если они нарушат закон, они будут наказаны. Я считаю неправильным создание семьи на почве насилия.

Закон был принят в 2011 году и подписан президентом в 2012 году. Через год после принятия

закона число похищений невест уменьшилось в 10 раз. Мы также ужесточили этот закон. Теперь свидетель или член семьи также могут сообщать о случаях похищения невест. Раньше это считалось частным делом, и только жертва могла сообщить об этом. В настоящее время похищение невесты рассматривается одновременно как частный и общественный вопрос.

Кроме того, теперь, если женщину похищают и насилуют, дело не может быть закрыто на основании примирения. До принятия этого закона, чтобы избежать штрафа, пара могла примириться. Теперь, похититель, насильник, должен быть наказан.

Благодаря большой информационной кампании, проведенной с женскими группами и журналистами, молодые люди и женщины были проинформированы о новом законе. Молодые женщины узнали, что, если их похитят, то у них есть права, и они смогут сообщить об этом. Многие узнали, что похищение невесты — это не традиция, а преступление.

В результате, в настоящее время число случаев похищения невест значительно уменьшилось.

«Похищение невест» преследует сельский Кыргызстан, заставляя молодых женщин бежать из своей родины

В этом мире существует много видов принудительных браков, но, пожалуй, наиболее драматичными являются брак путем похищения или похищения невесты.

Похищение невест распространено в некоторых частях Африки к югу от Сахары, на Кавказе и в Центральной Азии. Опросы показывают, что в сельских районах Кыргызстана, где проживает более 60% населения страны, каждый третий брак начинается с похищения.

Там похищение невесты известно как «ала качуу», что переводится как «забрать и убежать».«Это стало незаконным в 1994 году, но практика продолжается и сегодня, особенно в сельской местности.

И наше исследование трудовой миграции в стране показывает, что похищение невест может подтолкнуть молодых женщин к тому, чтобы покинуть свои сельские общины, чтобы избежать принудительного брака.

Что такое похищение невесты?

Кыргызстан, страна в Центральной Азии с населением 6,5 миллионов человек, является одним из мировых эпицентров браков путем похищений.

Типичное похищение невесты происходит в общественном месте. Группа молодых людей находит молодую женщину, которую один выбрал для своей жены — которую он может знать, но, возможно, не очень хорошо — и несет ее, крича и борясь, в ожидающую машину.

Жертву похищения доставляют в семейный дом жениха, где женщины из семьи пытаются уговорить ее дать согласие на брак. На этом этапе некоторых жертв спасают их отец или другие родственники мужского пола. Однако чаще похищение настолько позорно, что жертва или ее семья соглашаются на брак, а не рискуют подвергнуться клейму «использованной» женщины.

Иногда женихи прибегают к изнасилованию или другому физическому насилию, чтобы заставить женщину дать согласие на брак, хотя это не является нормой.

В последние годы насильственные похищения невест спровоцировали несколько протестов в Кыргызстане. Вячеслав Оселедко / AFP через Getty Images

Согласно нашим интервью, многие кыргызстанцы, особенно люди старшего поколения, до сих пор считают похищение невесты безобидной традицией.

«Это очень старый обычай», — сказала нам 60-летняя женщина. «Даже я был женат таким образом, и я доволен своей семейной жизнью. Муж меня ни разу не бил, и все обошлось.”

Люди моложе 50 лет с большей вероятностью отвергнут «аля качуу», как показывают наши исследования, особенно когда пара совершенно незнакома. Но они также считают, что похищение невест — дело прошлого, и что подобные события сегодня являются «притворными» — инсценированными похищениями.

Несколько кыргызских женщин подтвердили нам, что они согласились на похищение до замужества, чтобы сохранить традицию, которую они считают романтической.

Но некоторые похищения в Кыргызстане явно происходят без согласия.С 2018 года как минимум две женщины, Айзада Канатбекова и Бурулай Турдаалы Кызы, были убиты своими похитителями при попытке сопротивления браку.

Оба убийства вызвали протесты на национальном уровне и в их родных городах, что стало одним из самых крупных митингов против похищения невест, которые проводились в Кыргызстане с начала видимой общественной оппозиции в 1990-х годах.

Переход на «побег»

Кыргызские группы по защите прав женщин говорят, что грань между «притворным» и «реальным» похищением нечеткая, потому что женщина не может по-настоящему дать согласие на похищение, если она знает, что ее парень может легко игнорировать ее желания.

Организация Объединенных Наций считает любой вид принудительного брака нарушением прав человека. По оценкам Международной организации труда за 2016 год, около 15,4 миллиона человек во всем мире состоят в браке без своего свободного, полного и осознанного согласия.

Все больше исследований подтверждают аргумент о том, что «ала качуу» не является безобидной национальной традицией в Кыргызстане.

Например, данные обследования в Кыргызстане показывают, что вес при рождении первых детей, рожденных матерями, вышедшими замуж путем похищения, значительно ниже, чем у других первенцев, вероятно, из-за более высокого уровня стресса среди похищенных матерей.

В Алайском районе, сельском районе на юге Кыргызстана, мы обнаружили, что молодые взрослые дочери родителей, состоящих в браке по причине похищения, на 50% чаще мигрировали в поисках работы как внутри Кыргызстана, так и за границу. Наш регрессионный анализ учитывал другие факторы, которые могли подтолкнуть молодых женщин к миграции, такие как размер домохозяйства, образование и благосостояние.

Вопросы обследования, как правило, не позволяют различить «воображаемое» и «настоящее» похищение невест, поэтому эти результаты могут недооценивать негативное влияние принудительного брака на здоровье младенцев и миграцию.

Традиционный кыргызский дом в селе Сары-Таш, Алай, Кыргызстан. Мартин Цвик / REDA & CO / Universal Images Group через Getty Images

Основываясь на этом исследовании, мы считаем, что кыргызские женщины используют миграцию, чтобы сами избежать возможности похищения.

Почему женщины уезжают из Кыргызстана

В сельских районах Кыргызстана шансы молодой женщины избежать принудительного брака во многом зависят от готовности ее родителей вмешаться в ее защиту после похищения.Девушка из семьи, которая началась с похищения невесты, может обоснованно предположить, что родители вряд ли ей помогут.

А поскольку в Кыргызстане самый высокий уровень трудовой эмиграции женщин в Средней Азии — женщины составляют [40% всех кыргызских мигрантов в России], что намного выше, чем у мигрантов из соседнего Таджикистана и Узбекистана, — миграция была бы социально приемлемым способом куда-то переехать. где похищение людей случается редко.

Другие исследователи выдвинули гипотезу, что кыргызские женщины мигрируют с такой высокой скоростью из-за их знания русского языка и менее строгих гендерных норм Кыргызстана.

Но похищение невест в Кыргызстане, похоже, играет не менее важную роль в этой тенденции. Наше исследование показало, что проживание в семье, возглавляемой супружеской парой, основанной на похищении, является одним из самых сильных факторов, влияющих на миграцию женщин. Другими важными факторами являются размер домохозяйства и владение землей.

Никто из опрошенных нами в Кыргызстане не упомянул, что молодые женщины мигрировали, чтобы избежать принудительного брака, и мы не видели этого аргумента со стороны других ученых или кыргызских СМИ.

Однако мы обнаружили, что люди обычно описывают миграцию женщин как «бегство».

Объясняя, почему его дочь переехала в Россию после разлучения со своим жестоким мужем, который женился на ней в результате похищения, один отец сказал нам: «Новое место и новая жизнь — это то, что ей нужно».

О миграции мужчин, напротив, обычно говорят в экономических терминах.

Женская миграция играет важную экономическую роль в Кыргызстане, а также во многих других странах.Но наши исследования показывают, что это может быть выходом для женщин, которые не хотят следовать за своей матерью в принудительный брак.

[ Вы умны и интересуетесь миром. То же самое с авторами и редакторами The Conversation. Вы можете читать нас ежедневно, подписавшись на нашу рассылку новостей.]

Похищение невест и поведение замужних кыргызских женщин в отношении рабочей силы | IZA

Необходимо

Эти необходимые файлы cookie необходимы для активации основных функций веб-сайта.Отказ от этих технологий недоступен.

cb-enable

Dieses Cookie, специальный статус для Cookie-Einwilligung des Benutzers für die aktuelle Domain. Срок действия: 1 год

laravel_session

Идентификатор сеанса um den Nutzer beim Neuladen wiederzuerkennen und seinen Статус входа в систему wiederherzustellen.Срок годности 2 часа

XSRF-ТОКЕН

CSRF-Schutz für Formulare. Срок действия: 2 часа


Аналитика

В целях дальнейшего улучшения нашего предложения и нашего веб-сайта мы собираем анонимные данные для статистики и анализа.С помощью этих файлов cookie мы можем, например, определять количество посетителей и влияние определенных страниц на нашем веб-сайте, а также оптимизировать наш контент.

перспектив | Похищение невест часто встречается в сельских районах Кыргызстана, заставляя молодых женщин бежать

В этом мире существует много видов принудительного брака, но, пожалуй, самым драматичным является брак путем похищения или похищение невесты.

Похищение невест распространено в некоторых частях Африки к югу от Сахары, на Кавказе и в Центральной Азии.Опросы показывают, что в сельских районах Кыргызстана, где проживает более 60% населения страны, каждый третий брак начинается с похищения.

Там похищение невесты известно как «ала качуу», что переводится как «забрать и убежать». Это стало незаконным в 1994 году, но практика продолжается и сегодня, особенно в сельской местности.

И наше исследование трудовой миграции в стране показывает, что похищение невест может подтолкнуть молодых женщин к тому, чтобы покинуть свои сельские общины, чтобы избежать принудительного брака.

Что такое похищение невесты?

Кыргызстан, страна в Центральной Азии с шестью населением.5 миллионов — это один из мировых эпицентров браков путем похищений.

Типичное похищение невесты происходит в общественном месте. Группа молодых людей находит молодую женщину, которую один выбрал для своей жены — которую он может знать, но, возможно, не очень хорошо — и несет ее, крича и борясь, в ожидающую машину.

Жертву похищения доставляют в семейный дом жениха, где женщины из семьи пытаются уговорить ее дать согласие на брак. На этом этапе некоторых жертв спасают их отец или другие родственники мужского пола.Однако чаще похищение настолько позорно, что жертва или ее семья соглашаются на брак, а не рискуют подвергнуться клейму «использованной» женщины.

Иногда женихи прибегают к изнасилованию или другому физическому насилию, чтобы заставить женщину дать согласие на брак, хотя это не является нормой.

Согласно нашим интервью, многие кыргызстанцы, особенно люди старшего поколения, до сих пор считают похищение невесты безобидной традицией.

«Это очень старый обычай», — сказала нам 60-летняя женщина.«Даже я был женат таким образом, и я доволен своей семейной жизнью. Муж меня ни разу не бил, и все обошлось ».

Люди моложе 50 лет с большей вероятностью отвергнут «аля качуу», как показывают наши исследования, особенно когда пара совершенно незнакома. Но они также считают, что похищение невест — дело прошлого, и что подобные события сегодня являются «притворными» — инсценированными похищениями.

Несколько кыргызских женщин подтвердили нам, что они согласились на похищение до замужества, чтобы сохранить традицию, которую они считают романтической.

Но некоторые похищения в Кыргызстане явно происходят без согласия. С 2018 года как минимум две женщины, Айзада Канатбекова и Бурулай Турдаалы Кызы, были убиты своими похитителями при попытке сопротивления браку.

Оба убийства вызвали протесты на национальном уровне и в их родных городах, что стало одним из самых крупных митингов против похищения невест, которые проводились в Кыргызстане с начала видимой общественной оппозиции в 1990-х годах.

Переход на «побег»

Кыргызские группы по защите прав женщин говорят, что грань между «притворным» и «реальным» похищением нечеткая, потому что женщина не может по-настоящему дать согласие на похищение, если она знает, что ее парень может легко игнорировать ее желания.

Организация Объединенных Наций считает любой вид принудительного брака нарушением прав человека. По оценкам Международной организации труда за 2016 год, около 15,4 миллиона человек во всем мире состоят в браке без своего свободного, полного и осознанного согласия.

Все больше исследований подтверждают аргумент о том, что «ала качуу» не является безобидной национальной традицией в Кыргызстане.

Например, данные обследования в Кыргызстане показывают, что вес при рождении первых детей, рожденных матерями, вышедшими замуж путем похищения, значительно ниже, чем у других первенцев, вероятно, из-за более высокого уровня стресса среди похищенных матерей.

В Алайском районе, сельском районе на юге Кыргызстана, мы обнаружили, что молодые взрослые дочери родителей, состоящих в браке по причине похищения, на 50% чаще мигрировали в поисках работы как внутри Кыргызстана, так и за границу. Наш регрессионный анализ учитывал другие факторы, которые могли подтолкнуть молодых женщин к миграции, такие как размер домохозяйства, образование и благосостояние.

Вопросы обследования, как правило, не позволяют различить «воображаемое» и «настоящее» похищение невест, поэтому эти результаты могут недооценивать негативное влияние принудительного брака на здоровье младенцев и миграцию.

Основываясь на этом исследовании, мы считаем, что кыргызские женщины используют миграцию, чтобы сами избежать возможности похищения.

Почему женщины уезжают из Кыргызстана

В сельских районах Кыргызстана шансы молодой женщины избежать принудительного брака во многом зависят от готовности ее родителей вмешаться в ее защиту после похищения. Девушка из семьи, которая началась с похищения невесты, может обоснованно предположить, что родители вряд ли ей помогут.

А поскольку в Кыргызстане самый высокий уровень трудовой эмиграции женщин в Средней Азии — женщины составляют [40% всех кыргызских мигрантов в России], что намного выше, чем у мигрантов из соседнего Таджикистана и Узбекистана, — миграция была бы социально приемлемым способом куда-то переехать. где похищение людей случается редко.

Другие исследователи выдвинули гипотезу, что кыргызские женщины мигрируют с такой высокой скоростью из-за их знания русского языка и менее строгих гендерных норм Кыргызстана.

Но похищение невест в Кыргызстане, похоже, играет не менее важную роль в этой тенденции. Наше исследование показало, что проживание в семье, возглавляемой супружеской парой, основанной на похищении, является одним из самых сильных факторов, влияющих на миграцию женщин. Другими важными факторами являются размер домохозяйства и владение землей.

Никто из опрошенных нами в Кыргызстане не упомянул, что молодые женщины мигрировали, чтобы избежать принудительного брака, и мы не видели этого аргумента со стороны других ученых или кыргызских СМИ.

Однако мы обнаружили, что люди обычно описывают миграцию женщин как «бегство».

Объясняя, почему его дочь переехала в Россию после разлучения со своим жестоким мужем, который женился на ней в результате похищения, один отец сказал нам: «Новое место и новая жизнь были тем, что ей нужно.”

О миграции мужчин, напротив, обычно говорят в экономических терминах.

Женская миграция играет важную экономическую роль в Кыргызстане, а также во многих других странах. Но наши исследования показывают, что это может быть выходом для женщин, которые не хотят следовать за своей матерью в принудительный брак.

[ Вы умны и интересуетесь миром. То же самое с авторами и редакторами The Conversation. Вы можете читать нас ежедневно, подписавшись на нашу рассылку новостей.]

Эта статья переиздана из The Conversation по лицензии Creative Commons. Прочтите оригинальную статью.

Еще одна женщина убита в результате «похищения невест» в Кыргызстане

5 апреля в столице Кыргызстана Бишкеке несколько мужчин похитили 27-летнюю Айзаду Канатбекову среди бела дня. Один из них якобы преследовал ее в течение нескольких месяцев. Два дня спустя фермер обнаружил тело Канатбековой в машине за пределами Бишкека. Полиция подтвердила, что она была задушена.Они сказали, что тело одного из ее похитителей также находилось в машине с нанесенными ею самому себе ножевыми ранениями.

Я не могу перестать думать, как это могла быть я или какая-то молодая киргизская женщина, идущая по улице в то утро.

Похищение женщин для замужества является преступлением в Кыргызстане, но мужчины похищают женщин регулярно и безнаказанно. Мать Канатбековой сообщила, что полиция посмеялась над ее мольбой о помощи после похищения и сказала ей, что скоро она будет танцевать на свадьбе дочери.Это яркий пример того, как полиция игнорирует сообщения о похищении невест.

Их бездействие особенно шокирует в деле Канатбековой, потому что свидетель обратился в полицию сразу после похищения. Уличные камеры, установленные в рамках проекта Бишкека «Безопасный город», засняли номерные знаки обоих автомобилей.

На пресс-конференции 8 апреля начальник полиции Бишкека настоял на том, чтобы милиция безостановочно разыскивала Канатбекову, но ее семья и друзья сообщили СМИ, что местные отделения милиции за пределами Бишкека не знали о поиске.

Случай схож с делом Бурулай Турдалы кызы, молодой женщины, которая была убита своим двукратным похитителем в мае 2018 года после того, как полицейские оставили их наедине в комнате в отделении милиции. В кыргызском обществе преобладает убеждение, что похищение невест, принудительные браки и другие формы домашнего насилия — это семейное дело, и посторонние, даже полиция, не должны вмешиваться, даже если они являются уголовным преступлением.

Люди в Бишкеке и Оше, шокированные и разгневанные убийством еще одной женщины, протестовали перед полицейскими управлениями в каждом городе.Несколько членов парламента также призвали к ужесточению наказания за похищение невесты.

Но ужесточение наказания не поможет, если будет продолжаться бездействие правоохранительных органов. Кыргызские власти должны относиться к похищению женщин для замужества как к преступлению. Они должны обеспечивать соблюдение существующих законов и привлекать виновных к ответственности. Им также следует провести внутреннее расследование ошибочной реакции на похищение, которое в конечном итоге привело к убийству Канатбековой, и наказать виновных.В противном случае женщины и девушки, такие как Бурулай и Айзаде, будут продолжать умирать, пока полиция смеется.

Этот текст был изменен с целью исправления написания имени Айзады Канатбековой .

, знаменующий переход к патриархату через местные дискурсы стыда и традиций на JSTOR

Абстрактный

Очевидное возрождение случаев похищения невест без согласия в Казахстане и Кыргызстане несколько удивительно через семьдесят лет после того, как Советское государство запретило эту практику и ввело радикальное законодательство по эмансипации женщин.Эта статья опирается на местные дискурсы стыда и традиций, чтобы объяснить изменение брачных практик и отметить сдвиг в сторону большего патриархата в постсоветской Центральной Азии. Местные актеры мобилизуют дискурсы стыда в поддержку популярного мнения о том, что женщина должна «оставаться» после похищения. Женщины могут и сопротивляются похищениям, но они рискуют столкнуться с грузом стыда. Кроме того, в Кыргызстане, где похищение невест все чаще воспринимается как национальная традиция, женщин и активистов, бросающих вызов этой практике, можно рассматривать как предателей своей этнической принадлежности.В постсоветском обществе эти дискурсы стыда и традиций помогли мужчинам утвердить дальнейший контроль над женской мобильностью и женской сексуальностью. /// Le renouveau des enlèvements non-agreementis de femmes au Kazakhstan et au Kirghizstan peut surprendre, soixante-dix ans après l’intergery de cette pratique par l’Etat soviétique et la mise en place d’une législation volontariste pour l’émancipation des женщины. Sur la base des discours locaux sur la honte et la традиция, l’article Expique ce changement de pratiques matrimoniales et met en lumière la résurgence du patriarcat en Asie centrale postsoviétique.Les discours sur la honte sont mobilisés par les acteurs locaux à l’appui de l’idée populaire qu’une femme doit doit «rester» après voir été enlevée. Les femmes peuvent résister aux enlèvements, et постоянная эффективность, mais s’exposent ainsi au poids de la honte. Par Ailleurs, au Kirghizstan, où le rapt des femmes est de plus en plus ré-Imminé, com n, les femmes et les militants, qui contestent cette pratique peuvent être accusés de trahison envers leurs racines ethniques. Это дискурсы о честности и традициях, основанные на помощи людей, которые представляют собой контроль над мобильностью и сексуальностью женщин в постсоветском обществе.

Информация о журнале

JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии журнала Королевского антропологического института. Электронная версия журнала Королевского антропологического института доступна по адресу http://www.blackwell-synergy.com/servlet/useragent?func=showIssues&code;=jrai. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Информация об издателе

Королевский антропологический институт Великобритании и Ирландии (RAI) — это старейшая в мире научная ассоциация, занимающаяся развитием антропологии (изучения человечества) в ее самом широком и всеобъемлющем смысле.Институт является некоммерческой зарегистрированной благотворительной организацией и полностью независимым, с директором и небольшим персоналом, подотчетным Совету, который, в свою очередь, ежегодно избирается из членов Стипендии. У него есть королевский покровитель в лице Его Королевского Высочества герцога Глостерского KG, GCVO.

Казахстанская жертва попытки похищения невесты борется за справедливость

27-летняя казахская женщина борется с традиционными взглядами, добиваясь справедливости в отношении пяти мужчин, которых она обвиняет в попытке похитить и заставить ее выйти замуж.

Похищение невест — обычная практика в Кыргызстане, а также в некоторых частях Казахстана и Узбекистана, хотя эта многолетняя практика запрещена законом.

Среди мужчин, которых Аружан, просившая не называть ее настоящее имя для защиты ее частной жизни, обвиняется в попытке ее похищения в июле 2020 года, есть сослуживец в военной части на юго-востоке Алматинской области.

«Мне позвонил мой коллега и попросил сделать торт на день рождения его брата», — говорит Аружан, которая в качестве гражданского подрядчика пополняет свой доход выпечкой тортов.«У меня не было времени, так как я собирался навестить друга, но мой коллега настоял, чтобы он подвез меня до дома моего друга, если я сделаю торт».

Коллега Аружан подобрала ее на деревенской автобусной остановке рядом с ее домом. Когда они подъехали к перекрестку возле Кульжинского шоссе, в машину сели еще четверо мужчин.

Коллега сказал, что они были его друзьями, «которые случайно путешествовали автостопом». Аружан говорит, что у нее возникли подозрения, когда машина «свернула не туда».

Она немедленно потребовала, чтобы мужчина остановил машину.«Он остановился на обочине дороги и сказал:« Мы собираемся схватить тебя »».

«Похищение невесты» или похищение невесты — это запрещенный, но широко распространенный обычай в некоторых частях южного Казахстана, когда мужчина, обычно с помощью нескольких друзей, захватывает женщину по своему выбору для женитьбы.

Аружан говорит, что она была травмирована инцидентом и разочарована отношением властей к ее делу.

В некоторых случаях это просто предсвадебный ритуал, выполняемый женихом и его друзьями после получения согласия женщины.Но во многих случаях речь идет о похищениях без согласия жертв, жертвы которых преследуют и принуждают к браку против их воли.

О большинстве случаев похищения невест в Кыргызстане и Казахстане не сообщается. Жертвы часто остаются в этих браках, потому что возвращение домой принесет позор женщине и ее семье в консервативных обществах, в которых они живут.

Опасаясь такого исхода, Аружан говорит, что пыталась сопротивляться. «Я выпрыгнул из машины, но мужчины попытались заставить меня вернуться в нее.«Она говорит, что сопротивлялась их попыткам, крепко держась за стойки автомобиля, плача и умоляя мужчин отпустить ее.

Сотни автомобилей проезжали по оживленной трассе, ведущей в Алматы, крупнейший город Казахстана, но никто «не остановился, чтобы помочь мне», — говорит Аружан. «Я умолял их о помощи, но люди просто записывали меня на свои мобильные телефоны, когда проезжали мимо».

Наконец, коллеге Аружана позвонили из полиции и потребовали явиться в ближайшее отделение милиции.«Позже мы узнали, что кто-то позвонил в полицию и дал номер машины моего коллеги, и полиция нашла его имя и номер телефона», — говорит Аружан.

Мужчины отвезли Аружана в Талгарский РОВД. Несмотря на синяки и царапины на руках Аружана, полиция отпустила мужчин.

Аружан подал официальную жалобу на мужчин.

Бездействие полиции

Аружана вызвали в РОВД через два дня.Назначенный по этому делу следователь посоветовал ей отозвать жалобу, чтобы «ее не вызывали тысячи раз». Она отвергла его совет, но дело все равно было закрыто.

Согласно документам, полученным Радио Свободная Европа / Радио Свобода, районная полиция пришла к выводу, что подозреваемые по делу о похищении не были «привлечены к уголовной ответственности», потому что они «добровольно решили отказаться от предполагаемого действия [похищения]».

Радио Свобода обратилось в Алматинское областное управление полиции по поводу дела Аружана.В областной полиции заявили, что поддерживают решение талгарских властей о закрытии дела.

В сентябре Аружан подала жалобу в районную прокуратуру, обвинив полицию в ненадлежащем ведении ее дела. Новое зондирование было запущено в ноябре. Но в марте она узнала, что власти снова решили закрыть его без предъявления обвинений. Ей снова сказали, что мужчины не совершали преступления.

Жертвы часто остаются в этих браках, потому что возвращение домой принесет позор женщине и ее семье в консервативных обществах, в которых они живут.

Аружан говорит, что получила травму в результате инцидента и разочарована отношением властей к ее делу. Она опасается, что ее похитители могут вернуться, чтобы отомстить после ее многочисленных жалоб. После смерти отца три года назад Аружан живет с мамой.

Многие жители этого небольшого сельского поселения знают о попытке похищения, и Аружан считает, что бездействие полиции в отношении ее похитителей создает плохой прецедент. По ее словам, это воодушевляет других потенциальных похитителей невест, которые видят, что мужчинам может сойти с рук попытка похитить женщину для брака.

Несмотря на свои опасения и неудачи, Аружан полна решимости продолжать свою борьбу, пока преступники не предстанут перед судом. В Казахстане похищение невесты без согласия является уголовным преступлением, наказуемым лишением свободы на срок до семи лет.

«То, что случилось со мной, может случиться с любой другой молодой женщиной здесь», — говорит она. «Правонарушители должны быть наказаны за свои действия, чтобы они не делали то же самое с другими женщинами в будущем».

Написано Фарангисом Наджибуллой на основе интервью, проведенного Аяном Калмуратом из казахской службы Радио Свободная Европа / Радио Свобода

Кыргызстан: Семья жертвы «похищения невесты» добивается справедливости | Новости криминального мира

Холодное безжизненное тело Айзады Канатбековой лежало в красной Honda Civic, припаркованной в поле примерно в 25 минутах езды от центра Бишкека, столицы Кыргызстана.

Рядом с ней труп 37-летнего Замирбека Тенизбаева.

7 апреля свидетель сообщил полиции о трагической находке. Машина стояла там два дня.

Традиционно киргизский обычай Ала Качуу — похищение невесты — давал молодым людям, родители которых были против их брака, шанс связать себя узами брака в соответствии с адатом — местным законом.

Это позволило молодым парам, которые хотели быть вместе, несмотря ни на что, сбежать.

Но Айзада и Замирбек не были киргизскими Ромео и Джульеттой.

Обычай Ала Качуу, восходящий к 17 веку, часто использовался как способ похищения женщин и принуждения их к вступлению в брак против их воли.

«Ты не сможешь защитить себя»

Айзада, 27 лет, работала переводчиком на турецкий в текстильной компании.

5 апреля ее коллеги сообщили матери, что она не вышла на работу.

Ее семья немедленно начала поиски. Они чувствовали, что случилось что-то плохое.

В предыдущие месяцы Айзада жаловался на сталкера. Хотя они познакомились в Интернете, она не была заинтересована в продолжении знакомства.

Но Замирбек Тенизбаев не был готов ее отпустить. Он узнал, где она работает, и несколько раз ходил с ней домой. Когда она отвергла его ухаживания, начались угрозы.

«Он сказал ей:« В твоей семье только женщины, и ты не сможешь защитить себя, даже если я что-то с тобой сделаю ». Затем он начал следовать за ней и угрожал ей, что нанесет удар ее матери», Бактыгуль Шакенова, тетя Айзады, рассказала «Аль-Джазире».

«Это продолжалось какое-то время. По совету друзей Айзада обратилась к адвокату, но он сказал ей, что они мало что могут сделать ».

По данным офиса «ООН-женщины» в Бишкеке, каждый пятый брак в 6,5 миллиона человек в республике заключается после инцидента с похищением невесты [Файл: Вячеслав Оселедко / AFP]

В день, когда они узнали, что Айзаде пропала, ее семья обратилась в отделение милиции и быстро выяснил, что ее похитили четверо мужчин. Вскоре появилась запись с камер видеонаблюдения.

По словам тети Айзаде, в милиции пошутили, что скоро ждут подарков от сватов, как того требует киргизская традиция.

«Один следователь, Уларбек, сказал, что в молодости он тоже украл женщину, и между ними все обошлось», — сказала Шакенова. «Я сказал, что Айзаде позвонил бы нам, на что он ответил, что они, вероятно, остановились где-нибудь поесть и выпить, и что они позвонят нам к вечеру».

Системное похищение невесты

В Кыргызстане широко распространена практика похищения невест.

По оценкам Организации Объединенных Наций в 2018 году, почти 14 процентов всех кыргызских женщин в возрасте до 24 лет вышли замуж через ту или иную форму принуждения.

В том же году кыргызская полиция заявила, что за пятилетний период они получили 895 заявлений о похищениях с целью заключения брака.

Однако, по мнению правозащитников, данные не отражают истинного масштаба проблемы.

Несмотря на то, что в 2013 году власти ужесточили наказания за похищение невесты, в результате чего преступление наказуемо лишением свободы на срок до семи лет, с тех пор ситуация в основном не изменилась.

Большинство жертв не предъявляют обвинений своим похитителям.

По словам Мунары Бекназаровой, главы фонда «Открытая линия», общественной организации по вопросам гендерного равенства, устойчивые социальные стереотипы препятствуют прогрессу.

«В Кыргызстане мальчиков воспитывают с верой в то, что они могут получить все, что захотят, только потому, что они мужчины. Министерство внутренних дел, суды и все другие официальные органы принимают решения на основе такого стереотипного мышления », — сказала она Al Jazeera.

«Образование и гражданское общество должны активно работать, чтобы изменить ситуацию. Тем более, что даже правоохранительные органы часто романтизируют эту практику вместо расследования похищений ».

«Мы хотим справедливости»

Хотя мать Айзаде неоднократно заявляла, что ее дочь опасается Тенизбаева, полиция, как сообщается, не спешила начать обыск.

В 18:00 Айзада позвонила своей матери и сказала, что ее увезли на юг, но заверила ее, что она скоро вернется домой.По словам ее матери, ее голос звучал отчаянно.

По словам адвоката семьи Нурбека Токтакунова, следователи посетили квартал Айзады и задали язвительные вопросы о ее образе жизни.

Столкнувшись с бездействием полиции, семья Айзады начала собственные поиски.

Они разместили запись ее похищения в социальных сетях в надежде, что кто-то поможет им найти Айзаду. Через два дня стало известно о ее смерти.

Похититель Тенизбаев, который, согласно сообщениям, ранее был причастен к сексуальному насилию, задушил Айзаде, а затем покончил с собой, ударив себя ножом.

Ее семья узнала о ее убийстве в Instagram. Полиция связалась с ними только через шесть дней.

После этой новости в Бишкеке вспыхнули акции протеста. Были уволены глава Бишкекской милиции и 11 сотрудников милиции.

Практика похищения невест уходит корнями в кочевое прошлое страны Центральной Азии и стала хронической в ​​постсоветское время [Файл: Вячеслав Оселедко / AFP]

Во время пресс-конференции полиция заявила, что 200 офицеров разыскивают Айзаде, но семья не доверяет цифрам.

«Полиция может найти пьяных водителей всего за 20 минут, имея всего пять сотрудников. В случае с Айзаде они сказали, что использовали 200, но на самом деле даже не удосужились ее искать », — сказал Токтакунов, семейный адвокат.

«Если посмотреть на проблему с юридической точки зрения, очевидно, что решать ее нужно внутри правоохранительных органов. В этом деле виновными были признаны парочка козлов отпущения, но это не приведет к каким-либо системным изменениям. Пора взять на себя не только формальную, но и моральную ответственность властей за сложившуюся ситуацию.”

Халатность полиции, подпитываемая культурой, которая нормализует похищение невест, в конечном итоге привела к смерти Айзады, сказала ее тетя сквозь слезы.

Во время интервью телеканалу «Аль-Джазира» она обратилась к президенту страны Садыру Джапарову с просьбой найти виновных в смерти Айзады.

«Айзада был целеустремленным, добрым и ответственным. Она мечтала обезопасить будущее своей матери, купив машину и квартиру.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.