Обычаи ингушского народа – РЯДЫ, ОБЫЧАИ И ПОВЕРЬЯ ЧЕЧЕНЦЕВ И ИНГУШЕЙ, СВЯЗАННЫЕ С РОЖДЕНИЕМ И ВОСПИТАНИЕМ ДЕТЕЙ В ДОРЕВОЛЮЦИОНН

Обычаи ингушей — традиции ингушей

Ингуши – достойные наследники древних обычаев

Для каждого ингуша традиции и обычаи, составляющие главное наследие предков, – непререкаемый повод для гордости. Ингуши уважают старших, искренне заботятся о младших, с почтением относятся к женщинам, мудрым хранительницам очага, и неизменно сохраняют дух добрососедства, передаваемый из поколения в поколение. Неписаный свод законов, называемых адатами, соблюдается в каждой семье. Один из тринадцати ингушских адатов – гостеприимство.

Старинные традиции гостеприимства

Вековые традиции ингушского народа закрепили обычай гостеприимства как священный закон, обязательный к исполнению. По укоренившемуся мнению, кто не привечает гостей, того и Бог не полюбит. В одной из народных песен запечатлено древнее предание, как нельзя лучше раскрывающее суть этой национальной традиции. Ее главный герой поставлен перед сложным выбором между необходимостью как должно принять под своей крышей кунаков погибшего отца, возможностью рассчитаться с его убийцей и спасением собственного личного счастья: ведь его невесту в ту самую ночь должны были выдать за другого. Молодой человек внял совету матери, убедившей его, что чему суждено сбыться, то обязательно сбудется, невзирая на преграды. Лишь выполнив свой долг по отношению к гостям и уложив их спать, отправился молодой ингуш осуществлять кровную месть и отвоевывать невесту. И враг был повержен, и любимая стала его женой, и все дела были улажены миром.

Испокон веков обычай гостеприимства настолько главенствовал в жизни ингушей, что даже обладал способностью прекратить на время действие другого обычая – кровной мести. Встретившись в чужом доме, враги не имели права дать волю чувствам, поэтому предпочитали делать вид, что не видят друг друга. Иначе им приходилось удаляться из-под гостеприимного крова. В каждом доме гостю предназначалась лучшая комната, а зажиточные люди даже возводили специальное, отдельно стоящее строение. Называлось оно кунацкой и никогда не закрывалось, чтобы у странника была возможность обрести приют в любое время дня и ночи. Но в то же время радушие ингуша никогда не потакало иждивенческим настроениям: долг гостеприимства традиционно ограничивался тремя днями. После же гостям приходилось погружаться в семейный быт и разделять с хозяевами повседневные труды и заботы.

Особый церемониал в традиции гостеприимства – это угощение каждого оказавшегося на пороге. После омовения рук в комнате появлялся уже накрытый для трапезы стол. Впрочем, накрытый только закусками, предлагаемыми в ожидании главного кушанья – баранины. Раньше барана резали специально для кунака и подавали ему по мере готовности «почетные» куски туши: разрезанную пополам голову, грудь и курдюк, налитый салом. По окончании принятия пищи стол исчезал так же незаметно, как и появлялся, а всем сидящим за ним опять подавалась предназначенная для мытья рук вода.

Уже не строятся кунацкие, уже выросли на территории республики базы отдыха и гостиницы для путешествующих, уже меняется под влиянием современных реалий мировосприятие каждого конкретного человека. Но не исчезают старинные традиции. И если раньше обычай имел под собой социальную базу, то сегодня это удивительно благородная и теплая, трепетно хранимая черта национальной культуры, отличающая многие кавказские народы и бережно передаваемая по наследству.

А эта свадьба…

В первую очередь создание новой семьи в ингушской традиции – решение, требующее большой ответственности, а уж только потом достойное бурной радости праздничное событие. Строгость традиций, предписывающих главенство мужа и его фамилии («тейпа»), считающих позором для всего клана разрушение семьи и запрещающих матери в случае развода воспитывать собственных детей, предписывает молодежи относиться к предстоящему бракосочетанию со всей серьезностью. Да и выбор невесты – не легкое дело для юноши. Обычай запрещает ему брать в жены представительниц фамилий не только отца и матери, но и бабушек и прабабушек до трех поколений включительно. Достойная забота о генетическом развитии нации становится ощутимой преградой на пути построения семейного счастья. Но даже при соблюдении указанных условий гарантии, что невеста будет одобрена почитаемыми родственниками, у молодого ингуша нет. Традиция принимать во внимание все достоинства и недостатки того или иного фамильного рода сохраняется и по сей день.

Зато когда все трудности выбора позади, начинается изумительно красивое, но и своеобразное действо. Первый его этап – сватовство. Сватают невесту многочисленные достойные родственники жениха в присутствии его отца. Сам ритуал сватовства повторяется трижды, и лишь тогда отец избранницы дает окончательный ответ, берет в случае согласия выкуп за дочь и определяет день торжества.

В назначенный день за нареченной выдвигается целый кортеж. Раньше это были лихие наездники во главе с отцом жениха, теперь нарядно украшенные автомобили под предводительством одного из уважаемых мужчин рода. Родные невесты встречают «поезд» национальной музыкой и обильным угощением, а сама девушка после прибытия кортежа начинает облачаться в свадебный наряд.

Затем невеста принимает у себя гостей из кортежа, дарящих ей платок и прикалывающих иглу к ее подолу. Эти предметы призваны символизировать любовь и целомудрие в отношениях будущей супружеской пары. Далее самый близкий родственник жениха, заплатив женщинам, стерегущим невесту, положенный выкуп, выводит невесту во двор. После трогательного прощания «поезд» отправляется в обратный путь и, объехав по дороге всех односельчан, дабы оповестить их о предстоящем счастье молодых, привозит девушку к дверям ее нового дома.

Переступив порог, девушка откладывает в сторону «подкинутый» ей свекровью веник и проходит в кухню или в столовую. Там ей обязательно с пожеланиями плодовитости дают на некоторое время в руки малыша. Если в доме есть еще невестки, то они поздравляют молодую. Танцуя, они произносят ей пожелания, общий смысл которых сводится к следующему: быть хорошей хозяйкой и примерной женой, но не затмевать других снох своими добродетелями, дабы свекровь относилась ко всем одинаково.

Обряд венчания происходит в отсутствие жениха: ему все три дня свадебного торжества приходится скрываться у своих друзей. По окончании празднеств хозяин дома, приютивший новоиспеченного мужа, жарит бараньи почки. Блюдо преподносится новобрачной перед долгожданным визитом супруга. Съедают угощение молодые вместе, и, наконец-то, они могут остаться наедине. Но ненадолго: утром жених опять исчезает на две-три недели, а невесте предстоит пройти еще один обязательный обряд. Где-то через неделю после свадьбы ее выводят за водой к какому-нибудь далекому источнику. Там она наполняет кувшины всем находящимся рядом женщинам, а в сам источник обязательно кидают иглу и яйцо. И лишь по возвращении невеста уже признается полноправным членом семьи.

С заботой о подрастающем поколении…

Ингушское воспитание целиком и полностью подчинено главной цели – подготовить подрастающее поколение к взрослой жизни. Мальчик с раннего детства должен понимать, что ему предстоит стать главой семьи, ее защитой и опорой. Именно поэтому уже с семи лет сыновей воспитывают мужчины. С малых лет ребенка в ингушских семьях приобщают к труду. Вначале это носит характер игры, а уже с 12 лет подростки активно участвуют в работах вместе со взрослыми. Так формируются дисциплинированность и патриотизм, послушание и чувство коллективизма, выдержка и терпение. Огромное значение ингуши придают и военно-спортивному воспитанию. Немаловажную роль в нем играют традиционные праздники с многочисленными состязаниями, в том числе в верховой езде и метании копья. Среди мальчишеских игр особой популярностью раньше считались «война» и «скачки с обрыва». А древний обычай, своеобразное признание совершеннолетия юноши, выглядел следующим образом. Молодой человек приносил подарок дяде – родственнику по материнской линии, который в ответ должен был также одарить его, например конем. Так дядя соглашался, что племянник уже достоин зваться мужчиной.

В целом среди методов воспитания основными в ингушской семье являются собственный пример и наставление. Ребенка не принято было ни наказывать, ни ласкать в присутствии посторонних. А чтобы дети считали главной ценностью семейное согласие, отцу запрещалось ругать жену при детях. Мальчики должны обладать самоотверженностью и выдержкой, а девочки – верностью и терпеливостью. Ценностные ориентации народа отражены и в его песенном творчестве. У ингушей всегда культивировались честность и скромность, верность обычаям и уважение к старшим.

…И с уважением к ушедшим

Как только в семье умирает один из ее членов, сразу же начинается подготовка к похоронам, во все концы летят родственникам вести о случившемся. Поэтому в скором времени в доме покойного собирается вся огромная семья. Каждый ее член обязательно оставляет родным небольшую сумму денег и принимает активное участие в общих заботах. Кто-то занимается могилой на кладбище, кто-то подготавливает умершего к погребению, а кто-то разводит костер. На нем в большом чане будет вариться угощение: ведь накормить необходимо каждого пришедшего в дом с соболезнованиями.

Подготовка к погребению не является у ингушей долгой церемонией, все проходит достаточно быстро. Тело обмывают, потом, если это мужчина, оборачивают вначале в саван, затем в ковер и выносят во двор для прощания. Там о покойном и его добрых делах свидетельствует кто-то из старших, и каждый из мужчин произносит обязательную погребальную молитву.

Дальше умерший доставляется на кладбище, где уже ждет подготовленная могила. Как правило, готово и надгробие: на заготовке просто выбивается имя покойного и даты рождения и смерти. В могилу тело укладывается определенным образом, и все присутствующие мужчины поочередно берут в руки лопаты и закапывают его. Потом совершают установленные религиозными правилами действия: произносят молитвы и читают Коран. Женщины на кладбище не допускаются.

Тем временем в доме покойного родня принимает многочисленных гостей, каждый из которых обязательно надевает головной убор. Находиться здесь с непокрытой головой нельзя ни мужчинам, ни женщинам. Угощают всех соболезнующих на протяжении трех дней.

Традиции ингушей — обычаи ингушей

Одним из важнейших табу среди ингушей является запрет на прощение крови. Веками жил в народе этот обычай, являясь своеобразным инструментом против тех, кто не прочь побряцать оружием. Кровная месть объявлялась в совершенно отвратительных и даже нелепых случайностях.

Забери к себе:

В горах живет легенда о том, что кровная месть была объявлена хозяину дома, который мирно спал, когда на его коня позарился вор. Животное само себя защитило – и ударом копыта сразило воришку насмерть. Какой-то негодяй был застигнут врасплох, когда позарился на чужую женщину. Сыновья потерпевшей убили насильника и выдали труп родственникам. Был сход, на котором было принято странное на первый взгляд решение: убив отморозка, сыновья спасли честь своей матери и свою честь, но, убив человека, они заслужили кровную месть.

Необходимо отметить, что в эти ужасные действия совершенно не вовлекались лица женского пола.

 Хотя один случай был: в одном из горных аулов была убита девушка, которая преградила путь мстителям. Выстрел произошел случайно. Совет старейшин посчитал: месть свершилась, но так как убита была женщина, то свершилась она вдвойне. Родственники убитой получили право взять жизнь одного из мужчин, допустивших такой грех. Не допускалось участие детей в совершении мести. 

Нельзя было мстить, если рядом с кровником находилась женщина. Особенно его жена. Позорно было убивать, если убийца стоял спиной или, почуяв опасность, отворачивался. Такого преследовали, пока он не повернется и не окажется лицом к лицу. Месть свершалась быстро, безжалостно, без чтения или произнесения приговора. После того, как ингуши приняли ислам, считалось недопустимым лишать кровника жизни во время намаза. Убийце давали возможность завершить ритуал.

Запрещалось убивать спящего,

 находящегося в беспамятстве. Такое могут делать только греховодники.
Законы пишутся для всех, но обязательными они почему-то становятся для бедняков и интеллигентов. Советская власть придумала много сильных законов, расшатывавших устои ингушского общества. В их числе был и обычай кровной мести. Власть сама чинила расправу, под ее жернова попадали как повинные, так и невинные головы. Однако даже в этих сатанинских условиях вендетта не умерла. Где-то раздавался выстрел, который пресекал жизнь убийцы.

В наше постсоветское время месть вновь заняла «достойное» место. Дело дошло до того, что прямо перед зданием Верховного Суда республики, где проходил процесс над убийцей, из автомата был застрелен брат преступника.

Кто-то занял деньги и не вернул долг. Предприниматель, оказавший услугу, потребовал свое, возник скандал, ставший последним в судьбе должника. Но вскоре автоматной очередью был сражен и сам предприниматель. Молодой человек, бывший еще ребенком в день убийства отца, зашел в дом кровника и хладнокровно расстрелял старика. При этом он кричал: «Теперь вы будете на одном свете. Там разберетесь кто прав, а кто виноват». Столкнулись две машины, виновник аварии погиб. Оставшийся в живых водитель второй машины потребовал отремонтировать «тачку». Ему обещали возместить урон, пришли к обещанному сроку с пистолетом. Отстреляли всю обойму. Все это говорит о том, что принцип «кровь за кровь» продолжает жить в сознании народа. Прощать пролитую кровь запрещено.

А хорошо это или плохо? Не дикость ли это? Конечно, ничем хорошим это не пахнет. Но именно этот варварский обычай сумел отвести многих от соблазна учинять самосуд, лишать жизни себе подобных. Поднимая руку на слабого, каждый понимал, что его ждет суровая кара. Этот дикий обычай стал причиной смерти десятков и сотен людей, но спас тысячи и тысячи жизней.

Ингуши приносят клятву на Коране. Делается это в исключительных случаях, когда деяние имеет место, а лицо, совершившее его, пытается уйти от ответственности, или при необходимости установить лицо путем принуждения к принесению клятвы о непричастности к данному деянию.

Например, воровство совершает один, а подозревают многих. При этом нет никаких улик, нет свидетелей. Никакая юриспруденция не возьмется за такое дело. А вот требование принесения клятвы на Коране может заставить человека сознаться в преступлении. Виновный говорит: «Я не могу дать клятву на Коране». Это означает, что человек дает признательные показания. Сразу после этого начинается дипломатия, где одинаковую силу имеют нормы адата (народное право) и шариата (исламское право). Перемирие или согласие может быть достигнуто различными путями: дача выкупа, восстановление ущерба, прощение.

А если человек готов принести клятву на Коране о своей невиновности? Здесь также много способов воздействовать на курокрада. Клятву могут не принять. Пострадавшая сторона может потребовать, чтобы клятву принесли родственники подозреваемого. Число клянущихся может колебаться: пять, семь, десять и более человек. Лжеклятва у мусульман считается адским грехом и поэтому подвергать опасности Божьего гнева такое количество родственников курокрад не рискнет. Он сознается в содеянном.

Но если человек все-таки дал клятву о своей невиновности, его перестают преследовать. Если сказал правду – неподсуден, если солгал – ответит перед Богом. И не только на небесах. Ингуши убеждены, что все несчастья человека, давшего ложную клятву, случились именно по этой причине. Случился падеж скота – Бог наказал, умер человек – Бог отвернулся, сгорел дом – это неспроста. Прямо мистика какая-то. Конечно, это чистое совпадение фактов и цепь случайностей. Но я сам знаю случай, когда у одного человека, давшего лжеклятву, один за другим умерли трое детей. Это обстоятельство настолько потрясло и испугало людей, что многие опасались даже упоминать этот факт.

Говоря о табу в сфере уголовного права, начнем с простого и, на взгляд местного населения, самого безобидного, даже экзотического. Именно к этому относится женская драка. Строжайше запрещено разнимать дерущихся женщин. По народному поверью, подобные действия принесут горе. Кто-то умрет, кто-то тяжело заболеет, кто-то попадет в аварию и т. д.

Женские драки ни до разбирательства, ни до суда не доходят. О случившемся говорят, над самим действием посмеиваются, кто-то это безобразие осуждает, а кто-то оправдывает, но последствий у женских драк не бывает. Зачем мстить за глупость? Глупость непобедима.

Нельзя простить пощечину. Причем легкая пощечина считается более оскорбительной, чем тяжелая. Это великое унижение для того, у кого щека цветет. Удар кулаком – это куда бы ни шло, это мужское занятие. Если появляется повод вконец унизить мужчину, руку поворачивают тыльной стороной и наносят не сильный удар. Это намек на то, что ему пора менять пол.

Ингуши сейчас не носят кинжалы, но было время, когда без этого оружия не обходился ни один мужчина. Первым подарком родившемуся мальчику был кинжал. Ремень, на котором висел кинжал, развязывали уже после смерти человека. У владельца этого холодного оружия были свои запреты: кинжал нельзя было вынимать из ножен без крайней необходимости и не вкладывать его обратно в ножны, не использовав по назначению. Ни при каких обстоятельствах им нельзя было колоть соперника, разрешалось только ударять кинжалом и непременно сверху. Этому искусству учились с мальчишеских лет и упражнялись до глубокой старости.

Язык у ингушей считается наиболее опасным оружием. Пуля разит одного, а язык девятерых, говорят они. Языкастых здесь ненавидят и уничтожают без всякой жалости. Отсюда исходит табу на всякого рода доносы. Уличенный в ябедничестве человек приравнивается к гаду, которого непременно надо раздавить.

Хуже длинной руки (речь идет о воровском промысле) может быть только длинный язык – так рассуждают ингуши.

Нельзя ходить в гости без подарков и недопустимо провожать гостей с пустыми сумками. Нельзя сидеть, когда стоит старший, лежать, когда в доме посторонний. Нельзя мужчине снимать шапку в горах и платок женщине, когда она отходит ко сну.

Очень много табу при разговоре с людьми. Я знал человека, который в присутствии посторонних ни разу не обмолвился словом с женой. Ни громким и ни тихим, ни хорошим и ни плохим. При этом он ее боготворил и самозабвенно любил. Это была бессловесная при людях и весьма пылкая наедине с женой симпатия, доведенная до совершенства и лишенная внешнего блеска.

Ингуши считают, что жестикулировать руками при разговоре нельзя. Речь не должна быть долгой, нудной, сопровождаться клятвами, проклятиями, излишней мимикой, гомерическим смехом и долгими слезами. «Так могут и обезьяны», – говорят старики. Когда говорят, слушающий не имеет права отводить глаза от лица говорящего, даже если тот говорит много и не очень мудро. Когда порождалось огромное множество людей, Бог понимал, что не для всех хватит масла, и поэтому он не жалел опилок.

Даже если кишки прилипли к спине, ингушу не полагается просить милостыню. В самом начале сталинской высылки народ впервые за многие десятилетия столкнулся с голодом, но руку не протянул. Лучше быть мертвым, чем быть попрошайкой.

И при всем при этом ингушу строжайше воспрещено оставлять без подаяния нищего и голодного. Здесь подадут любому, кто протянет руку и произнесет имя Бога.

Нельзя истязать землю и женщину, рубить плодовые деревья – они несут в себе новую жизнь. Нельзя гневаться на Бога, ниспославшего болезни и смерть: таким образом освобождается место для следующих поколений.

Нельзя женщине поднимать тяжести, а мужчине – скандалы. Нельзя отправляться в путь в среду, работать в пятницу, назначать свадьбу в месяц уразы. Что за торжество, если поесть нельзя? У постящегося нет права на прием пищи, а непостящемуся стыдно подвергать голодного испытанию.

Нельзя сильно и долго сокрушаться по поводу беды, которая уже случилась. Беду не поправишь. Нельзя переживать из-за беды, которая еще не случилась. А вдруг ее не будет.

Нельзя близко подпускать к уху льстеца, к сердцу – гордеца. Крыса хитрее мышки, но и ее место в подвале, говорят ингуши.

Нельзя преследовать женщину, которая тебя не любит. Это унизительно. Не каждое блюдо, возбуждающее аппетит, прогоняет голод. Может получиться обратный эффект и страшное потрясение. Любовь – это тяжелая ноша, и нести ее следует только тогда, когда она чего-нибудь стоит.

Ингушские женщины убеждены, что история семейной, да и человеческой культуры началась с того дня, когда их далекая предшественница впервые помыла посуду, из которой поел муж. У ингушей строго запрещено накапливать во дворе мусор, допускать беспорядок в доме, ложиться в грязную постель. Правда, встречаются и исключения: за красивым фасадом семейной крепости может жить лентяйка и неряха. Наводить чистоту – женское занятие. На это ее исключительное право мужчины никогда не посягают. Никакой конкуренции, когда моешь, стираешь, метешь, занимаешься прополкой, варишь, разглядываешь себя в зеркале.

Нельзя любить безоглядно, вопреки всему. Если женщина готова пить воду, в которой ты помыл ноги, приглядись к ней. Скорее всего, у нее проблемы со здоровьем. Помни: мудрость – женская доля, но не ее главная черта. Умные люди любят с оглядкой, расстановкой, не очень громко.
Нельзя любить просто так. Ингуши говорят: любовь это не тогда, когда ты срываешься в пропасть, а твоя любимая бегает по краю обрыва и зовет людей на помощь. Любовь – это тогда, когда ты срываешься в пропасть, а твоя любимая подбегает к краю обрыва и бросается вниз. Это уже не падение, это – полет.

Существует абсолютный запрет на упреки по поводу недостатков человека. Нельзя говорить: ты косой, хромой, горбатый, низкий (ростом), длинный, жирный, черный, белобрысый, плешивый, психованный, жадный, завистливый, ревнивый и т. д. Нельзя упоминать о недостатках, не связанных с уродством. Например, не ответил на оскорбление, не отомстил за родственника, находишься под каблуком у жены, живешь с кикиморой, прислуживаешь начальнику, гонишь туфту. За такое можно получить пулю в лоб. Однако есть такие люди, которым ну очень хочется что-то сказать в лицо.

Отдельного ингуша еще можно задеть, но смертельно опасно чернить его род. Самое большое богатство ингуша – незапятнанные имена предков и фамильное достоинство. Причем это касается даже тех однофамильцев, кровное родство с которыми уже не прослеживается. Этот обычай, как и обычай кровной мести, служил сдерживающим устройством для тех, кто хотел занести руку над беззащитным и слабым. Благодаря этому универсальному правилу среди ингушей нет бомжей, нет бичей, нет отверженных, нет постылых.

Если тебя позвали, нельзя не пойти на свадьбу – навлечешь неприязнь, даже если не сообщили, нельзя не пойти на похороны – навлечешь ненависть.
Если хочешь владеть ближним берегом реки, бейся за дальний берег, говорят ингуши. Следовательно, у реки нет середины.

Нельзя прибивать к стене палас – это признак нищеты. Нельзя стелить на пол ковер – это признак дебильности. У каждой вещи свое место и свое назначение.

Нельзя спать в доме, где дверь не на запоре. Спать нельзя не потому, что придет враг и перегрызет горло, явится вор и унесет драгоценности. Главное в том, чтобы случайный гость не увидел тебя спящего и неодетого.

Тело – враг человека, считают ингуши. Оно капризно, пугливо, притворно. Нельзя прислушиваться к его жалобам. Сколько прекрасных жизней сгубила боязнь потерять здоровье.

Нельзя гасить в себе страсть к познанию и стремление к мастерству. Умный человек именно в этом и находит смысл жизни.

Ингушке нет места на облучке, в седле, за рулем. Если такое и случается, то это исключительное явление. В нарядах женщины не должно быть ничего от мужских одеяний. К большому сожалению, ныне цивилизация яростно набросилась на этот обычай, треплет и терзает его. Возможно, скоро наступит время, когда никто не удивится, увидев ингушку в брюках и за рулем «Ауди». Но пока все в порядке, живу на земле вот уже шестой десяток лет, и к своему счастью, ни разу не видел ингушку с сигаретой в зубах. Чем еще можно гордиться, если не этим? Нельзя женщине уподобляться мужчине. Это – уродство.

Нельзя бить сына при посторонних. Это дурной пример: твоего мальчика могут дубасить другие.

На мужской щеке слеза высыхает долго, говорят ингуши. Поэтому ее там и не должно быть. Мужчине нельзя плакать и причитать. Слезы и обмороки – женское занятие.

Нельзя жениться не только на близкой, но и дальней родственнице. Такая попытка подвергается осмеянию и осуждению, а такой поступок – презрению и ненависти.

Такие понятия, как испугаться и струсить, у ингушей выражаются единым словом. Но это далеко не одно и то же. Если испуг естественная реакция на опасность, то трусость – самое презренное и низменное проявление человеческого духа. Трусость нельзя допускать, даже если, проснувшись, обнаруживаешь спящего рядом дракона. Чем этот гад страшнее плохой жены?

Нельзя грязнить воду в роднике, совершать намаз и утешаться женщиной без омовения, не уступить дорогу старику, пить до дна и есть все до последней крошки. Пусть после тебя еще что-то останется людям, животным, птицам и земле. Нельзя хвалить недостойного, потому что этим унизишь достойного, нельзя хвалить достойного, потому что этим унизишь Бога. Он сотворил нас, дал речь, зрение, язык и повелел не убивать, не воровать, не врать, не прелюбодействовать. У каждого из нас три задачи: посадить дерево, построить дом и породить ребенка. Но это еще не все. Дереву необходим уход, дому – страж, а ребенку – воспитатель. Нельзя об этом забывать.

Много запретов связано с исполнением ингушского танца. Ни при каких условиях нельзя мужчине танцевать одному, нельзя женщине входить в круг первой и, разумеется, без партнера. Во время танца руки танцующих никогда не должны опускаться ниже плеч. В круге не должно быть больше одной пары. Любая попытка изменить этот рисунок воспринимается как пощечина тем, кто уже танцует. Солнце одно и луна одна, говорят ингуши. Нельзя нарушать порядок мирозданья.

Предание о происхождении парного (юноша и девушка) кругового танца мы находим в древнем ингушском мифе «Как произошли Солнце, Луна и Звезды»:
Был один юноша, красивый как картинка, знаменитый мастер-кузнец. Говорят, когда он работал, огонь, зажженный в его кузнице, освещал весь мир. От удара его волчьего молота сверкали молнии, весь мир содрогался от грома.

В то время жила одна девушка. Она жила в большой башне, в которой не было ни одного окна. Девушка никогда не выходила из башни, но она была так красива, что сияние от ее лица было видно издали. «Я посватаю ее», – твердо в сердце решил молодой человек и послал сватов. Юноша не знал, что эта девушка была его сестрой, но она знала об этом и не могла сказать.

— От его огня и золы померкнет мое сияние и лицо мое состарится. Не пойду я за него замуж!
Такой ответ огорчил юношу. Он раскалил золотую палицу, которую целую неделю держал в огне, взял ее в руки и темной ночью пошел к девушке. Увидав его и боясь встречи с братом, девушка бросилась бежать. Он побежал за ней, но никак не мог ее догнать. Они так бежали пока не умерли.

Искры, летевшие от раскаленной палицы, превратились в звезды. От девушки же осталось яркое сияние (светлый лик). Юноша превратился в Солнце, девушка – в Луну. Говорят, что и поныне он стремится догнать ее, пробегая круг за кругом Солнце (юноша) не может догнать Луну (девушку)».

Наши предки предупреждали – нельзя трогать слабого. Рано или поздно объявится его родственник, подрастет сын, выйдет замуж дочь и родит. Прощения не будет. За деньги можно купить лишь товар, а честь и достоинство здесь никогда не считали товаром. Если чести и достоинства у человека нет, он совсем ничего не стоит, если есть – он бесценен. К большому сожалению, время подмыло эти понятия. Шелест денежных купюр для многих оказался милее предостережений мудрецов. Но еще много тех, кто уверен, что деньги можно добыть и потратить. А вот честь – с нею рождаются.

Нельзя предавать друзей. В народе сохранилось множество легенд, сказаний и достоверных рассказов о настоящей дружбе. Запрещалось, например, жениться на сестре друга. Какая необходимость дружеские отношения переводить в родственные? Они равнозначны.

Нельзя было дотрагиваться до чуж женщины. У ингушей много рассказов о том, что случайно коснувшись чужой женщины, мужчины отрубали свои пальцы. Кто-то спросит: что за дурость? Но вдумайтесь в горскую пословицу: лучше потерять голову, чем честь. 

У ингушей есть легенда. Встретились Ветер, Вода, Огонь и Честь, подружились и пришло им на ум прогуляться по миру. Долго они ходили по земле, устали и решили отдохнуть.
– Под этой горой горит пламя, я соединюсь с ним, – сказал Огонь. – Ищите меня там.
– По берегам этого озера растет камыш, – сказал Ветер. – Ищите меня там.
– Вон на том склоне бьет родник. Я сольюсь с ним, – сказала Вода. – Ищите меня там.
Честь устремила глаза в небо и промолчала.
– А как нам найти тебя? – спросил у Чести Ветер.
– Это бесполезно, – сказала Честь. – Всякий кто отойдет от меня, никогда не найдет обратной дороги.

Нельзя родителям ссориться при детях. Кто-то скажет: так говорят все народы. Но у ингушей это табу выполняется неукоснительно. Нельзя старшему брату претендовать на дом родителей. Жилье обязательно переходит к младшему. Но и младшему дом не достанется, если в доме есть калека, неизлечимо больной, тронутый умом. Им жилье нужнее. Здоровый и сильный сам найдет выход. При разделе спорного имущества ингуш никогда не доведет дело до суда. Каждый член семьи и так знает, что и сколько ему положено. Если что-то не так, обиженный смолчит и не даст поводов для пересудов и насмешек. Суть семейного спора никогда не будет оглашена и навсегда останется тайной.

Ингуши шутят: ничего нельзя делать, не испросив совета жены, но все делать надо вопреки. Конечно, это не обязательное, скорее всего экзотическое табу. На самом деле все решается на семейном совете, но решения принимаются по принципу старшинства, а не большинства. Толпа безрассудна и часто не может найти единственное, правильное решение. Это как на базаре: выбор большой, долго ходишь и смотришь, примеряешь и прицениваешься, а домой возвращаешься с пустыми руками.

Недопустимым считают ингуши заключение всякого пари. Это не мужское занятие. Человек должен быть выше амбиций, в основе которых лежит спор. Также отвергаются всякие азартные игры. Выигрыш не может быть случайностью, его надо заслужить.

Строжайше запрещено зариться на чужую собственность.

Нельзя безумно рисковать, но не все осторожные дошли до цели, говорят ингуши. Нельзя терять чувство меры. Лучше прочитать одну книгу и запомнить ее содержание, чем прочитать сто книг и не запомнить ни одну из них.

Нельзя отказывать человеку, просящему в долг деньги. Если оговоренные ранее сроки возврата долга не будут соблюдены, их надо продлить. Если и новые условия останутся невыполненными, долг должен быть прощен.

Нельзя держать руки выше шеи и ниже пояса во время сна. Нельзя бросаться в реку головой вперед – в воду можно только входить, никогда нельзя стоять на коленях, рвать волосы на голове, откладывать на потом то, что можно сделать сейчас, не упоминать имя Бога после грома. Нельзя слепо верить: делай то, что делает мулла, а не то, что он говорит, – гласит ингушская пословица. Нельзя умирать с голоду. Предки ингушей, изнеможенные голодом, плавили медь и выпивали металл. Во время эпидемий заболевшие шли в горы, находили место, садились и умирали. Это они делали для того, чтобы не заразить других. Нельзя становиться причиной смерти другого человека. Нельзя собирать камни, лежащие по обочинам гравийных дорог. Нельзя сидеть, когда проезжаешь мост, не помолиться, проходя мимо кладбища, звать на помощь, если сам можешь выкарабкаться, носить усы, пока жив отец, корчить рожу.

В прошлом существовало очень серьезное табу, касавшееся мужчин, – нельзя было набирать лишний вес. Никакого жира на животе! Полнота – удел женщины, которой предстоит стать матерью. Многие ингушские мужчины, особенно парни, годами сидели на диете, носили специальные пояса, стремясь сохранить стройную фигуру. У этого запрета даже существовал свой эталон. Если мужчина ложился боком на ровную дощатую поверхность, то в том месте, где талия, должна была свободно проползти кошка. Это уже идеально! Теперь к этому табу относятся с опаской. Надо признаться, что до отвала едят только единицы, но равнодушных к пару над тарелкой, где лежат сваренные куски мяса, очень мало. Ныне под талией ингуша может застрять даже гусеница.

Нельзя надрезать ногти до восхода или после захода солнца, зевать, чихать, смеяться, когда другие плачут, плакать, когда другие смеются, класть на стол головной убор, ходить в одежде с оторванной пуговицей. Нельзя грубо реагировать на шутку, не ответить на приветствие, не пожать протянутую руку, не подать нищему, даже умирая от голода. Нельзя быть пастухом, танцором, певцом, актером, жить как попало, умереть без завещания. Нельзя мужчине носить воду и мыть посуду, стирать, полоть, стелить и убирать постель, гладить, рассказывать детям сказки, качать люльку, показывать усталость, жаловаться на зубную боль, появляться при людях частично одетым, разутым и без носового платка в кармане.

Жене нельзя поднимать руку на мужа, ложиться раньше него и вставать позже него, делать замечания, задавать вопросы: где был? С кем был? Куда направляешься? Когда вернешься? Жене нельзя произносить имя мужа. Во время ходьбы находиться вровень, впереди или справа от него, кидаться в объятия или отмахиваться, когда хотят обнять ее. Нельзя, чтобы муж вышел из дома в нечищеной обуви и нестиранной сорочке. Кто-то скажет – это рабство. Но это добровольное рабство, и такие семьи практически не распадаются. Процент разводов просто ничтожен: эта шкала никогда не дотягивала до одной целой. Хотя современная статистика разводов выше по причине несоблюдения все тех же табу.

Нельзя разглядывать чужие ворота и совсем нельзя пытаться увидеть то, что происходит за ними. Нельзя перекармливать кошку, оставлять скот голодным, будить детей на рассвете, спать на спине, верить гадалкам, рассуждать долго и медленно, есть много и быстро, стоять на краю ямы, отращивать волосы и ногти. Нельзя смотреть вверх, когда идешь по узкой горной тропинке и смотреть вниз, когда идешь по краю пропасти.

Нельзя зариться на землю, где живет другой народ. Нельзя молиться ни на север, ни на юг, ни на восток и ни на запад. Молиться можно только на Каабу. Нельзя не любить книги, ибо Коран тоже книга, нельзя спать днем, потому как это время для трудов и забот.

Нельзя ругать землю – она поглотит, нельзя ругать небо – туда устремится душа.

Нельзя быть скупым – это грех, нельзя быть расточительным – это двойной грех.

Нельзя брать мзду – это уродует твою душу, нельзя давать мзду – это уродует душу другого человека.

Нельзя водиться с завистливыми, трусливыми, слабовольными и вечно голодными. Они в мороз никого не согреют, при пожаре никого не спасут, в бою отсидятся в окопах и свой ужин ни с кем не разделят.

Нельзя кушать стоя, лежа и во время ходьбы.

Нельзя отращивать волосы на щеках и подбородке, только дуралеи считают, что близость к Аллаху определяется длиной бороды. Аккуратные и симпатичные лучше смотрятся как на земле, так и на небесах.

Нельзя затыкать уши, когда говорит болтун. Когда наслушаешься вздорных речей и пустых разговоров, лучше понимаешь, что следует говорить тебе.

Нельзя хулить и хвалить кого попало. Узнай человека лучше, прежде чем давать оценку его достоинствам и недостаткам.

Нельзя допускать, чтобы женщина сидела за решеткой. Пройдитесь по тюрьмам всей России и вы убедитесь, что горянок там практически нет. В наше ужасное время возможны незначительные отклонения от нормы, но ингушская речь в местах не столь отдаленных не часто звучит. В стране, где есть законы и эти законы не исполняются или исполняются с большим скрипом, всегда можно найти лазейку, чтобы уйти от ответственности. Лозунг «Женщине не место на нарах» здесь также привычен, как соль на обеденном столе.

Нельзя жить по принципу – брать от жизни все. Всякого, кто попробует это сделать, непременно разоблачат, осмеют. Здесь никому не дано «держать верхушку», ибо на каждого варвара найдется свой варвар, на каждого зверя – свой зверь.

Основное предназначение ингушки – продление рода. Раньше вообще запрещалось всякое прерывание беременности. В итоге у ингушей образовались большие семьи. Был случай, когда тридцатилетняя особа вышла замуж за семидесятилетнего старика и в течение последующих десяти лет родила десять детей. Разумеется, жених выложился основательно и протянул ноги. Сыновья от старшей жены после смерти отца мачеху выгнали из дома, взяв на себя опекунство над братьями и сестрами по отцу. А их мать пошла на повторный брак с человеком намного старше бывшего мужа и результатом этого стало рождение еще шестерых детей. Причем каждый раз рождались близнецы и все мальчики. Последние появились на свет спустя восемь месяцев после смерти отца. Узнав о беременности, родственники пытались убедить вдову в необходимости сделать аборт, но многократная мамаша выстояла и стала матерью в шестнадцатый раз.

Сноха не может называть имени свекра, свекрови, мужниных братьев и сестер. Причем эти имена она не должна произносить даже тогда, когда обращается к их тезкам. Даже случайное произношение запретного имени подвергает женщину осмеянию и осуждению. Но как-то она должна обращаться к новым родственникам? Конечно. Свекра и свекровь невестка называет просто: папа и мама, дади и нани. Старшего брата мужа примерно называют Старший, младшего – Младший. Золовок также называет Старшая, Младшая. А если их много? Здесь могут появиться имена типа Черноглазая, Синеглазая, Высокая, Усатый и т. д.

Снохе запрещено сидеть при свекре, тем более кушать при нем. Она не может приласкать своего ребенка при родителях мужа. Кстати, и отцу возбраняется брать ребенка на руки в присутствии родителей. Всякий, кто нарушит этот обычай, считается плебеем. Зато ребенка приласкают, утешат дедушка и бабушка. У ингушей существует поверье, что внуков надо любить больше, чем своих детей.

Нельзя жить в доме родителей жены, даже если их нет уже на этом свете и у них не осталось близких родственников, наследников. Такой дом или пустует, или его сдают в наем, или, в крайнем случае, продают.

Что стоит за этими табу?

  • В первом случае: кто уважит тебя, если не твои младшие члены семьи!? Здесь в ходу притча. У почтенного старца спросили, как тот добился такого авторитета? Тот ответил: «Первой меня уважила жена, затем – дети, затем – соседи, жители села, потом и люди со всего края».
  • Во втором случае учитывается непререкаемое уважение зятя к родителям и прямым родственникам супруги. Как можно раздеваться и спать в доме, где они жили? По старинным ингушским преданиям, тени умерших навсегда остаются в доме и им незачем видеть такое неуважение к ним со стороны детей.
Забери к себе:

Автор материала не известен. Просьба сообщить нам, чтобы мы могли указать авторство в данной полезной статье.

Интересные материалы по теме: Ингушетия • Ингуши • Горы Ингушетии • Ингушские анекдоты

Знаете ли Вы другие традиции и обычаи Ингушей? Делитесь в комментариях.

Традиционный уклад ингушей

«Скажи мне, какая у твоей семьи башня, и я скажу, достоин ли ты моей дочери!». Так в былые времена рассуждал глава любой ингушской семьи, решаясь на важный шаг — сватовство. Прочность и архитектурное совершенство постройки говорили о сплочённости и мощи рода (тейпа). А, значит, гарантировали молодым долгую и счастливую жизнь.

Устремлённые в небо

До XVIII века вся жизнь ингушей была неразрывно связана с этими удивительными строениями, гармонично вписанными в крутой ландшафт географического центра Кавказа. Память об этом хранит и самоназвание нации — галгаи, что значит «жители башен».

ингуши

В их строительстве отразилось стремление ингушей быть ближе к небу (самая высокая башня достигает высоты 12-этажного дома) и вполне понятное желание защититься от посягательств завоевателей из других государств. Культ камня был развит настолько, что даже гостю считалось обязательным принести в дар камень.

Возведение боевой или жилой постройки шло торжественно: первые ряды камней обагряли кровью жертвенного животного. Завершить работы за год было делом чести – иначе род считали угасающим. Столь же естественным для галгаев было создание фамильных склепов. «Человеку при жизни нужна башня, а после смерти склеп», — гласит ингушская пословица. Расположенные рядом, строения наталкивали горцев на философский строй мыслей. 

ингуши

Неписанный кодекс чести

Много времени прошло с тех пор, как ингуши спустились с «неба» на землю — равнину. Но менталитет и этические нормы, оттачиваемые высоко в горах и хранимые столетиями, остались неизменными.

ингуши

Мудрость ингушей гласит: поступай так, как сделали бы твои предки. Вот почему положения адатов (устного свода правил) строго соблюдают в каждой семье. Свод морально-этических и эстетических правил «Эздел» охватывает все сферы жизни и прививается с детства. Он включает в себя такие понятия как «яхь» — чистая конкуренция, «эхь» — скромность, «сий» — честь, «денал» — сила воли, «камаьршал» — щедрость и другие. От опрометчивых поступков и отступлений от социальных норм издавна ограждал (и частично продолжает ограждать сейчас) обычай кровной мести. Он напоминал: каждый человек в ответе за свои действия перед роднёй. 

От тотемизма к исламу

В средневековье горцам Ингушетии были присущи тотемизм, анимизм, магия, культ предков, культ солнца и гор, аграрные и погребальные культы. Христианство проникало в регион со стороны Грузии, а позже России. Напоминает об этом церковь Тхаба-Ерды, построенная в горах более тысячи лет назад. Она считается одним из первых христианских храмов на Кавказе. С ХVI-ХVII веков среди этноса стал распространяться ислам.

Массовая исламизация началась с середины Х1Х века.

Современные ингуши – мусульмане-сунниты шафиитского мазхаба. 

 

Связанные одной верёвкой

Жизнь, полная труда и достатка – идеал, к которому стремится каждый ингуш. Вот почему среди них издавна развит обычай трудовой взаимопомощи – «белхи».

Чтобы выкосить на отвесном склоне траву, горцы связывались одной веревкой. Сообща строили мосты, дороги, проводили сельскохозяйственные работы, помогали пожилым. А если какая-то семья теряла кормильца, брали на себя заботу о потерпевших. Не садились есть, пока часть пищи не была отнесена в дом, где нет мужчины. А если в доме происходило горе, соседи открывали настежь ворота, показывая тем самым, что горе соседа – это и его горе. Крепкая традиция взаимопомощи помогла народу выжить и сохранить общественный строй в трагические годы истории. «Единство народа крепче камня» – гласит одна из мудростей горцев. 

ингуши

Ногами на родной земле

Каждый ингуш знает как минимум семь имен своих прямых предков, историю происхождения семьи и фамилии (круга людей, происходящих от одного предка). «Земля отцов» – так переводится на их язык слово «родина». Ингуши очень к ней привязаны, не даром здесь родилась мудрость: «Ногами человек должен врасти в землю своей родины, но глаза его пусть обозревают весь мир!».

ингуши

Ингуши уважают старших, искренне заботятся о младших, с почтением относятся к женщинам и сохраняют дух добрососедства, передаваемый в поколениях. Большим грехом здесь считается недобрый взгляд в сторону матери, авторитет отца непререкаем. Важные вопросы в жизни семьи и общества ингуши решают при участии старейшин. Уважение к ним и желание взять на себя их заботы – причина, по которой в Ингушетии отсутствуют дома престарелых. 

Затепли угли в очаге

У ингушей распространены длинные прямоугольные турлучные или саманные дома, в которых для каждой брачной пары предусмотрена своя комната. Помещения имеют отдельные выходы на продольную террасу вдоль фасада.

ингуши

Дом в понимании ингушей – святилище семьи. А очаг (кхуврч) символизирует единение её членов и культ предков. Ранее по вечерам хозяйка сгребала лопаткой жар в очаге и, прикрыв его сверху золой, приговаривала: «Дай Бог, чтобы огонь век был целый».

В кухне ингушей распространены чуреки с соусом, галушки из кукурузной муки, пироги с сыром, баранина, черемша. Ни капли молока здесь не пропадет даром – из него готовят  разнообразные продукты. Ингуши пьют очень горячий чай и очень горячий мясной бульон – «дил». Особое отношение к хлебу: наступить на него недопустимо. 

ингуши

Вырасти как отец

Детей воспитывают собственным примером. У ингушей не принято ни наказывать их, ни ласкать в присутствии посторонних. Семейное согласие – главная ценность. Именно поэтому отцу запрещено ругать жену при детях.

Большое значение придаётся трудовому воспитанию детей. Девочки с раннего возраста учат подметать двор, пол, подносить топливо, ухаживать за младенцами. Мальчиков — выгонять скот, пасти лошадей, участвовать в перевозке сена и молотьбе.

До возмужалости дети на попечении женщин.

Взрослым мальчик считается с 14-15 лет, когда впервые берет в руки оружие.

С детских лет перед каждым мальчик мечтает вырасти сильным и мужественным, как отец или известный человек в округе. «Къонах ва!» (мужчина) – лестная и желаемая характеристика. Поэтому важную роль в воспитании подростков играют праздники с многочисленными состязаниями, в том числе в верховой езде и метании копья. 

ингуши

Мягка как масло, сладка как мёд

Свадьба – целый ритуал у ингушей. Обычай запрещает жениться на представительницах фамилий до трех поколений включительно. Невесту сватают родственники жениха, согласием служат назначение выкупа и дня торжества.

ингуши

Переступить веник – обязательный ритуал невесты при входе в новый дом. Свекровь даёт по ложке мёда и масла со словами: «будь мягка, как масло, и сладка, как мед». Затем невеста остаётся на время празднования за занавеской. На колени ей сажают ребёнка – чтобы была плодовита. Венчания происходит в отсутствии жениха. Встречаются молодые после того, как хозяин дома ставит на стол жареные бараньи почки. Утром жених опять исчезает на некоторое время, а невесту вскоре ждёт еще один обязательный обряд – поход за водой к дальнему источнику. Лишь по возвращении невесту признается членом семьи. По ингушской традиции также жених никогда не видит тёщу. 

СПРАВКА

Малхи, кавкасиане, хамекиты, дурдзуки, глигвы, двалы, колхи – всё это названия одного из древнейших этносов Кавказа. Считается, что корни ингушей восходят к шумерам, урартам, хурритам, гаргареям. Их язык входит в нахскую группу языков северо-кавказской языковой семьи. Живёт этнос в основном в республике Ингушетия. Согласно переписи населения 2010 года, России насчитывается 444 тысячи ингушей. Они славятся своим долголетием: 121-летний Аппаз Лоросович Илиев – старейший житель страны. Среди ингушей также одни из самых высоких показателей рождаемости в России. 

ОБЫЧАИ ИНГУШЕЙ — Дагот Ур — LiveJournal


Нельзя простить пощечину. Причем легкая пощечина считается более оскорбительной, чем тяжелая. Это великое унижение для того, у кого щека цветет.

Язык у ингушей считается наиболее опасным оружием. Пуля разит одного, а язык девятерых, говорят они. Языкастых здесь ненавидят и уничтожают без всякой жалости. Отсюда исходит табу на всякого рода доносы. Уличенный в ябедничестве человек приравнивается к гаду, которого непременно надо раздавить.

Хуже длинной руки (речь идет о воровском промысле) может быть только длинный язык – так рассуждают ингуши

Очень много табу при разговоре с людьми. Я знал человека, который в присутствии посторонних ни разу не обмолвился словом с женой. Ни громким и ни тихим, ни хорошим и ни плохим. При этом он ее боготворил и самозабвенно любил. Это была бессловесная при людях и весьма пылкая наедине с женой симпатия, доведенная до совершенства и лишенная внешнего блеска.

Ингуши считают, что жестикулировать руками при разговоре нельзя. Речь не должна быть долгой, нудной, сопровождаться клятвами, проклятиями, излишней мимикой, гомерическим смехом и долгими слезами. «Так могут и обезьяны», – говорят старики.

Даже если кишки прилипли к спине, ингушу не полагается просить милостыню. В самом начале сталинской высылки народ впервые за многие десятилетия столкнулся с голодом, но руку не протянул. Лучше быть мертвым, чем быть попрошайкой.

Нельзя женщине поднимать тяжести, а мужчине – скандалы. Нельзя отправляться в путь в среду

Нельзя близко подпускать к уху льстеца, к сердцу – гордеца. Крыса хитрее мышки, но и ее место в подвале, говорят ингуши.

Нельзя преследовать женщину, которая тебя не любит. Это унизительно. Не каждое блюдо, возбуждающее аппетит, прогоняет голод. Может получиться обратный эффект и страшное потрясение. Любовь – это тяжелая ноша, и нести ее следует только тогда, когда она чего-нибудь стоит

Ингушские женщины убеждены, что история семейной, да и человеческой культуры началась с того дня, когда их далекая предшественница впервые помыла посуду, из которой поел муж. У ингушей строго запрещено накапливать во дворе мусор, допускать беспорядок в доме, ложиться в грязную постель.

Нельзя любить просто так. Ингуши говорят: любовь это не тогда, когда ты срываешься в пропасть, а твоя любимая бегает по краю обрыва и зовет людей на помощь. Любовь – это тогда, когда ты срываешься в пропасть, а твоя любимая подбегает к краю обрыва и бросается вниз. Это уже не падение, это – полет.

Существует абсолютный запрет на упреки по поводу недостатков человека. Нельзя говорить: ты косой, хромой, горбатый, низкий (ростом), длинный, жирный, черный, белобрысый, плешивый, психованный, жадный, завистливый, ревнивый и т. д. Нельзя упоминать о недостатках, не связанных с уродством. За такое можно убить

Отдельного ингуша еще можно задеть, но смертельно опасно чернить его род. Самое большое богатство ингуша – незапятнанные имена предков и фамильное достоинство. Причем это касается даже тех однофамильцев, кровное родство с которыми уже не прослеживается. Этот обычай, как и обычай кровной мести, служил сдерживающим устройством для тех, кто хотел занести руку над беззащитным и слабым. Благодаря этому универсальному правилу среди ингушей нет бомжей, нет бичей, нет отверженных, нет постылых.

Тело – враг человека, считают ингуши. Оно капризно, пугливо, притворно. Нельзя прислушиваться к его жалобам. Сколько прекрасных жизней сгубила боязнь потерять здоровье.

На мужской щеке слеза высыхает долго, говорят ингуши. Поэтому ее там и не должно быть. Мужчине нельзя плакать и причитать. Слезы и обмороки – женское занятие.

Такие понятия, как испугаться и струсить, у ингушей выражаются единым словом. Но это далеко не одно и то же. Если испуг естественная реакция на опасность, то трусость – самое презренное и низменное проявление человеческого духа.

Наши предки предупреждали – нельзя трогать слабого. Рано или поздно объявится его родственник, подрастет сын, выйдет замуж дочь и родит. Прощения не будет. За деньги можно купить лишь товар, а честь и достоинство здесь никогда не считали товаром. Если чести и достоинства у человека нет, он совсем ничего не стоит, если есть – он бесценен.

Нельзя предавать друзей. В народе сохранилось множество легенд, сказаний и достоверных рассказов о настоящей дружбе. Запрещалось, например, жениться на сестре друга.

Нельзя было дотрагиваться до чуж женщины. У ингушей много рассказов о том, что случайно коснувшись чужой женщины, мужчины отрубали свои пальцы.

Нельзя родителям ссориться при детях. Кто-то скажет: так говорят все народы. Но у ингушей это табу выполняется неукоснительно. Нельзя старшему брату претендовать на дом родителей. Жилье обязательно переходит к младшему. Но и младшему дом не достанется, если в доме есть калека, неизлечимо больной, тронутый умом. Им жилье нужнее. Здоровый и сильный сам найдет выход. При разделе спорного имущества ингуш никогда не доведет дело до суда. Каждый член семьи и так знает, что и сколько ему положено. Если что-то не так, обиженный смолчит и не даст поводов для пересудов и насмешек. Суть семейного спора никогда не будет оглашена и навсегда останется тайной.

В прошлом существовало очень серьезное табу, касавшееся мужчин, – нельзя было набирать лишний вес. Никакого жира на животе! Полнота – удел женщины, которой предстоит стать матерью. Многие ингушские мужчины, особенно парни, годами сидели на диете, носили специальные пояса, стремясь сохранить стройную фигуру. У этого запрета даже существовал свой эталон. Если мужчина ложился боком на ровную дощатую поверхность, то в том месте, где талия, должна была свободно проползти кошка. Это уже идеально

Нельзя водиться с завистливыми, трусливыми, слабовольными и вечно голодными. Они в мороз никого не согреют, при пожаре никого не спасут, в бою отсидятся в окопах и свой ужин ни с кем не разделят.
Нельзя хулить и хвалить кого попало.
Нельзя жить по принципу – брать от жизни все. Всякого, кто попробует это сделать, непременно разоблачат, осмеют. Здесь никому не дано «держать верхушку», ибо на каждого варвара найдется свой варвар, на каждого зверя – свой зверь.
Сноха не может называть имени свекра, свекрови, мужниных братьев и сестер. Причем эти имена она не должна произносить даже тогда, когда обращается к их тезкам. Даже случайное произношение запретного имени подвергает женщину осмеянию и осуждению. Но как-то она должна обращаться к новым родственникам? Конечно. Свекра и свекровь невестка называет просто: папа и мама, дади и нани. Старшего брата мужа примерно называют Старший, младшего – Младший. Золовок также называет Старшая, Младшая. А если их много? Здесь могут появиться имена типа Черноглазая, Синеглазая, Высокая, Усатый и т. д.

Снохе запрещено сидеть при свекре, тем более кушать при нем. Она не может приласкать своего ребенка при родителях мужа. Кстати, и отцу возбраняется брать ребенка на руки в присутствии родителей. Всякий, кто нарушит этот обычай, считается плебеем. Зато ребенка приласкают, утешат дедушка и бабушка. У ингушей существует поверье, что внуков надо любить больше, чем своих детей.

Нельзя жить в доме родителей жены, даже если их нет уже на этом свете и у них не осталось близких родственников, наследников. Такой дом или пустует, или его сдают в наем, или, в крайнем случае, продают.

Мудрость ингушей гласит: поступай так, как сделали бы твои предки. Вот почему положения адатов (устного свода правил) строго соблюдают в каждой семье. Свод морально-этических и эстетических правил «Эздел» охватывает все сферы жизни и прививается с детства. Он включает в себя такие понятия как «яхь» — чистая конкуренция, «эхь» — скромность, «сий» — честь, «денал» — сила воли, «камаьршал» — щедрость и другие. От опрометчивых поступков и отступлений от социальных норм издавна ограждал (и частично продолжает ограждать сейчас) обычай кровной мести. Он напоминал: каждый человек в ответе за свои действия перед роднёй.

В средневековье горцам Ингушетии были присущи тотемизм, анимизм, магия, культ предков, культ солнца и гор, аграрные и погребальные культы. Христианство проникало в регион со стороны Грузии, а позже России.
С ХVII веков среди этноса стал распространяться ислам.
Массовая исламизация началась с середины Х1Х века.

Жизнь, полная труда и достатка – идеал, к которому стремится каждый ингуш. Вот почему среди них издавна развит обычай трудовой взаимопомощи – «белхи».

Каждый ингуш знает как минимум семь имен своих прямых предков, историю происхождения семьи и фамилии (круга людей, происходящих от одного предка). «Земля отцов» – так переводится на их язык слово «родина»
здесь родилась мудрость: «Ногами человек должен врасти в землю своей родины, но глаза его пусть обозревают весь мир!»

Ингуши уважают старших, искренне заботятся о младших, с почтением относятся к женщинам и сохраняют дух добрососедства, передаваемый в поколениях. Большим грехом здесь считается недобрый взгляд в сторону матери, авторитет отца непререкаем. Важные вопросы в жизни семьи и общества ингуши решают при участии старейшин. Уважение к ним и желание взять на себя их заботы – причина, по которой в Ингушетии отсутствуют дома престарелых.

Дом в понимании ингушей – святилище семьи. А очаг (кхуврч) символизирует единение её членов и культ предков. Ранее по вечерам хозяйка сгребала лопаткой жар в очаге и, прикрыв его сверху золой, приговаривала: «Дай Бог, чтобы огонь век был целый».

Детей воспитывают собственным примером. У ингушей не принято ни наказывать их, ни ласкать в присутствии посторонних. Семейное согласие – главная ценность. Именно поэтому отцу запрещено ругать жену при детях.

До возмужалости дети на попечении женщин.
Взрослым мальчик считается с 14-15 лет, когда впервые берет в руки оружие

Переступить веник – обязательный ритуал невесты при входе в новый дом. Свекровь даёт по ложке мёда и масла со словами: «будь мягка, как масло, и сладка, как мед». Затем невеста остаётся на время празднования за занавеской. На колени ей сажают ребёнка – чтобы была плодовита. Венчания происходит в отсутствии жениха.

Традиции и обычаи ингушей

 

В недавнем прошлом куначество было довольно широко распространено у ингушей. Клятва побратимства скреплялась обменом оружия. Куначество нельзя было нарушать, верность слову сохранялась, несмотря на самые тяжкие испытания. Такие дружественные взаимоотношения нередко передавались из поколения в поколение.

Существовал и особый вид «состязательности» – соревнование в благородстве.

Характерная черта ингушей – уважительное отношение к родителям и старшим. Правила этикета включают такие обязательные нормы, как: уступить дорогу старшим, право старших говорить первыми, обязанность не перебивать и не вмешиваться в разговор старших и прислушиваться к их советам. Нормы этикета предписывали родителям демонстрировать сдержанность по отношению к детям. Особенно это касалось отца, который в присутствии старших не мог взять детей на руки, приласкать их или поиграть с ними.

Кровная месть была обязанностью всей фамилии, но в первую очередь близких родственников – членов рода. Иногда мщение тянулось годами, переходя из поколения в поколение. Опустошительные последствия кровной мести привели к выработке ряда способов прекращения этого бедствия.

Примирение кровников включало довольно сложные обряды. Полная кровная плата составляла примерно 130 коров, причем ближайшие родственники платили по восемь коров, а самые отдаленные – по одному козленку. Иногда родственники убийцы как бы принуждали пострадавшую сторону к примирению. Они похищали ребенка у ближайших родственников убитого и воспитывали его, а через несколько лет возвращали его родителям с положенными в таких случаях подарками. После этого между враждующими семьями устанавливалось не просто примирение, но и родственные узы. По обычному праву они считались более священными, чем настоящее родство.

Брачный возраст для юноши был 17 – 18, а для девушки 15 – 16 лет. Имело место похищение девушек. Однако часто молодой человек заранее договаривался с девушкой, которую похищал. Существовало даже специальное выражение: «увел без разрешения родителей». Как правило, через несколько дней после примирения жениха с семьей невесты совершалась свадьба.

Нередко семья жениха не могла в течение длительного времени собрать нужные для уплаты калыма (выкупа за невесту) средства. Поэтому от обручения до свадьбы мог пройти довольно большой срок. В этот период жених не должен был видеть невесту, но он мог посещать ее дом. Невеста выходила из дома только под присмотром родных. За женщину, вторично вступающую в брак, платили половину калыма.

 

Свадебное празднество происходило в доме жениха и продолжалось несколько дней. В день свадьбы за невестой посылалась свадебная свита, состоявшая из 30 – 40 мужчин и девушек.

Отъезд невесты из родного дома носил торжественный характер. Дружки жениха выводили невесту, одетую в свадебное платье с белым шарфом на голове. Девушки, провожавшие ее, пели песни под аккомпанемент гармоники.

Следом за невестой на подводе доставляли ее приданое, состоявшее из подушек, одеял, сундуков с подарками для родных и родственников жениха, большого медного таза с рукомойником и медного кувшина для воды.

Если жених был совершенно одинок, то невеста была обязана привезти почти все предметы домашнего обихода: котел с цепью, деревянные ложки, сита, подносы и многое другое.

Перед въездом в селение жениха дружки извещали о прибытии свадебного поезда стрельбой из ружей. При входе в дом невеста переступала через веник. В комнате свекровь давала ей по ложке меда и масла, приговаривая: «Будь мягка, как масло, и сладка, как мед». Чтобы молодая имела много детей, на колени ей сажали мальчика, которого она одаривала деньгами.

На свадьбу, продолжавшуюся в течение трех суток, собирались почти все жители селения. Торжества сопровождались состязаниями в искусстве танца, в остроумии, в исполнении частушек. Жених в свадьбе не участвовал. Он скрывался в это время у родственника или товарища и являлся домой в сопровождении дружков только вечером после окончания свадьбы. Родственники, принимавшие участие в свадьбе, уходя домой, одаривали отца жениха деньгами. Это иногда окупало расходы семьи жениха на устройство свадебных торжеств.

Особо отмечался первый выход новобрачной за водой. Она несла поднос с пирогами и кувшин. С песнями и музыкой ее сопровождали односельчане. Придя к речке, молодая супруга прокалывала несколько пирогов булавкой, бросала их один за другим в реку и затем черпала воду кувшином. Когда она ставила кувшин на плечо, раздавались выстрелы, причем иногда стреляли в пироги. Только после этого обряда молодая могла приниматься за домашние дела.

Многочисленные обычаи и обряды были связаны с рождением и воспитанием детей.  Во время родов муж уходил из дома, предоставляя все заботы о жене своим родственницам. Он возвращался уже после появления ребенка, причем долгое время не говорил с женой. Иногда молодая жена уходила рожать в отцовский дом. Рождение сына отмечалось более торжественно, чем рождение дочери. О появлении на свет мальчика-первенца возвещали ружейные выстрелы. Весть об этом сразу же разносилась по всему селению мальчиками, получавшими за это вознаграждение от родственников отца и матери. Женщины-родственницы несли подарки в дом новорожденного.

Через несколько дней происходило первое пеленание – в подаренную люльку торжественно укладывали новорожденного.

Спустя некоторое время устраивался пир в честь сына-первенца, на котором родственники-мужчины давали имя новорожденному, причем право дать имя ребенку они разыгрывали в кости. Помимо мусульманских распространенными именами были названия животных и растений: Ворц (Волк), Гамыш (Буйвол), Цотол (Лисица), Ноч (Дуб). Часто имена давались в честь уважаемых людей селения.

Воспитание детей до определенного возраста являлось обязанностью матери. В дальнейшем мальчика воспитывал отец. До 6 – 8 лет дети практически ни в чем не ограничивались. Мальчики и девочки играли вместе, и к труду их не привлекали. С 10 – 12 лет мальчиков переводили из общей комнаты, где они до этого спали вместе с родителями, в кунацкую, а девочек – в особые помещения. Мальчикам выдавали полный комплект мужской одежды, а девочки должны были  вести себя как взрослые.

Женщина не могла получить развод без согласия мужа. При разводе жене возвращалось только ее приданое. Дети оставались с отцом, но малолетних детей мать с согласия отца могла взять к себе, получая на них определенное содержание. Ингушка должна была уступать дорогу мужчине. Однако она могла свободно разговаривать на улицах со знакомыми мужчинами. Величайшим позором у ингуша считается поднять руку на жену.

Погребальные обряды сочетали мусульманские традиции с элементами традиционных древних верований. В день похорон справлялись поминки. Похороны были многолюдными: в них принимала участие вся семья. О смерти родственника немедленно сообщали во все селения, где жили однофамильцы. Получив известие, мужчины-родственники верхом спешили на похороны. За мужчинами следовали женщины на арбах, к которым в знак траура прикрепляли древки с черными флажками.

» Традиции и обычаи ингушей «

ТРАДИЦИИ И ОБЫЧАИ ИНГУШЕЙ

Ингуши́ — вайнахский народ, исторически проживающий на Северном Кавказе.

Архитектура

Ингуши как этнос ментально неразрывно связаны со своей башенной культурой. Данный факт, лучше всего подчеркивается самоназванием ингушей — «ГIалгIай», которое переводится как «жители башен».

Ингушские башни строились в период между X и XVII веками нашей эры. Выделяются три основных типа башен: жилые, полубоевые и боевые. Также к объектам древнего ингушского каменного зодчества относятся культовые строения и могильники, располагающиеся в периметре башенных комплексов.

Средь башенных построек, привлекают взгляд камни, на которых высечены петроглифы. Они расположены по стенам здания без видимой системы и симметрии. Считается, что башенные комплексы в течение многих веков вырабатывали у горцев эстетическое чувство прекрасного, чувство бережного отношения к дому, как святилищу семьи. Башни играли настолько важную роль в жизни ингушей, что, желая унизить человека, про него говорили, что «у него нет ни башни, ни склепа».

Культура

Основой культуры ингушского народа является Эздел — свод неписанных моральных и этических правил поведения ингушей, который охватывает все сферы жизни любого члена общества, начиная с самого детства. Эздел является Кодексом чести и поведения, передаваемым из поколения в поколение родителями и обществом.

Ингушская культура очень разнообразна и насчитывает множество легенд, эпосов, рассказов, пословиц и поговорок. Богатые музыкальная, танцевальная и певческая традиции.

Ингуши гордятся своей древней, удивительно красивой страной, прекрасными традициями и обычаями , оставленными мудрыми предками. В них непоколебимый дух добрососедства и настоящего кавказского долголетия. Традиции и обычаи народа играют важную роль в воспроизводстве культуры и духовной жизни, в обеспечении преемственности духовной жизни, в гармоническом развитии общества и личности.

Доброта, открытость, душевность, уважение собственного достоинства и достоинства другого — основные духовные принципы национальной культуры ингушей.

Уважение к родителям и старшим, заботливое отношение к младшим, почтительное обращение с женщиной, толерантность к различным культурам, доброжелательность во взаимоотношениях с соседями — всё это проявления вековых традиций народа. Этикет взаимоотношений ингушей друг с другом и с представителями других народов — яркое тому подтверждение.

Уважительное отношение к родителям и забота о них, почтительное отношение к старикам является святым долгом. В будни и в праздники дом, в котором есть старики, бывает наполнен гостями. С особой любовью тянутся к старикам их внуки. Ещё в первой половине XIX века В.Бурьянов отмечал: «Они имеют чрезвычайное уважение к старости, совет опытного старца всегда имеет большое влияние на молодёжь «. Самые значительные вопросы в жизни семьи и общества ингуши не решают без их непосредственного участия.

Кавказцы, по природе своей философски относящиеся к жизни, высоко ценят роль женщины в обществе. В ингушском обществе с малолетства прививается чувство высокой почтительности к женщине. В далёком прошлом даже самый жестокий поединок прекращался, если женщина, прося об этом, снимала головной платок. Женщину издревле называют «хранительницей очага». Она обязана собою явить пример нравственности, любви и верности, терпимости и миротворчества, и в воспитании души и ума ребёнка развивать его в верном направлении. Её роль всегда ценилась в ингушском обществе. Ингушский этикет требует относиться к женщине со всем вниманием и предупредительностью. Чувство внутренней свободы и ума, практическая мудрость и такт поднимают авторитет женщине в обществе.

Гость для ингуша — лицо священное. Всё лучшее в доме подаётся гостю. Независимо от национальности и вероисповедания гостю уделяется повышенное внимание. В обществе ценятся такие обычаи, как вежарил (побратимство) и доттагIал (дружба) с представителями как своего, так и других народов. Дружественные взаимоотношения передаются через поколения.

Верность данному слову почитается как высшая ценность. Уникальным мероприятием в духовной культуре ингушей является «ловзар». «Ловзар» — это шуточное сватовство, зажигательные танцы, юмор, шутки, песни. Это гимн жизнеутверждающего началу ингушей. Свод неписанных правил ингушской этики «ГIалгIай эздел», по которым строит свой мир ингушский народ, — это образ жизни и образ мышления, мироощущение и нравственность, это строгое следование традициям, благородство, обязательное, как религия. Эздел — это культура интеллигентности. Моральный кодекс ингушей «эхь-эздел», традиции и обычаи, искусство каменного зодчества — лучшее, что создано ингушским народным гением. Оно по праву занимает своё место в обществе сокровищнице материальных и духовных ценностей своего мира. Общество, умеющее ценить мудрое наследие предков, проявляется в благородстве, внимании и почтительном отношении друг к другу.

Ингушская кухня

Ингушская кухня — одна из древнейших, самых простых. Блюда питательные, калорийные. Готовятся быстро из самых доступных продуктов. Мясо — баранина и птица в натуральном виде, основной продукт в приготовлении блюд. Они готовятся из нескольких составляющих, калорийны и очень легко усваиваются организмом. Самые важные компоненты многих блюд — острые приправы, лук, чеснок, перец, чебрец.

Ингушская кухня богата витамизированная и сытная. Зелень — очень важная составляющая блюд. Довольно много блюд готовятся из черемши, сыра, тыквы, творога, кукурузы и, конечно, сушённого мяса. Ингуши любят мясные бульоны, баранину, говядину, отварную птицу (свинина исключена). Мясо подаётся с галушками из пшеничной или кукурузной муки и обязательно с чесночной приправой. В то время, когда не было холодильников, сушёное мясо являлось палочкой — выручалкой. Из него готовилось много блюд.

Основой ингушской кухни также являются мучные изделия с различными начинками из творога, тыквы, картофеля, черемши и крапивы. Из них готовится много блюд. Горцам, отстаивая свою независимость, всегда приходилось воевать. В этом отношении сушёное мясо (которое вообще не портилось, и его можно было есть в любом виде) и сискал (лепёшка или чурек из кукурузной муки) могли быть всегда при себе и были вкусной, сытной пищей. Всю зиму и ранней весной под рукой была черемша, а летом -крапива.

Несмотря на многочисленные блюда из мяса, черемши и крапивы, всё же Ингушская кухня в своей основе мягкая, умеренная, можно считать, даже диетическая. В ней не преобладают пряности. И, тем не менее , она очень разнообразна.

Костюм

В качестве головного убора ингуши зимой носили шапку (элтар-кий), летом шляпу (мангал-кий).Обувь шили из сыромятной кожи и сафьяна, что подтверждало распространение у ингушей кожевенного ремесла. Из кожи помимо обуви изготовляли кисеты, ремни, чехлы, седла, сбруи и тд. О развитии ткачества свидетельствуют пряслица, найденные в результате археологических раскопок. Среди тканей домашнего изготовления первое место занимало сукно.

Ингушские женщины пользовались различными украшениями. Они носили медные, бронзовые и серебряные височные кольца, а также сердоликовые и стеклянные бусы. Производство височных колец, по-видимому, было освоено ингушскими мастерами.

Ремесла

Развиты у ингушей такие ремесла как оружейное, гончарное, кузнечное, ювелирное, которые в целом по наличным материалам характеризуются достаточно высоким уровнем профессионализма. Широкое развитие у ингушей издревле получила металлообработка. Местные ремесленники умело сочетали различные операции по обработке металла: зернение, чернение, золочение, инкрустацию разноцветными вставками. Предки ингушей были также искусными оружейниками. Вооружение средневекового ингушского воина составляли: лук, стрелы, дротики, копья, топоры, пращи, мечи, позже кинжалы и сабли. С XVl в. среди ингушей распространяется огнестрельное кремневое оружие. В качестве защитного вооружения служили панцири и кольчуги, шлемы, щиты, налокотники и боевые перчатки. Деревообработка играла заметную роль в хозяйственном быту ингушей. Они умели изготавливать посуду из дерева. Развивалась резьба по дереву. Мастера изготавливали резные оконные наличники, двери, мебель. Среди ингушей было развито также производство колес, седел, ободьев для колес.

Посуду с древнейших времен делали из камня, дерева, глины, меди, бронзы и железа. У ингушей развивалось керамическое производство. Различные сосуды, бокалы, кувшины и блюда изготовлялись из глины с применением лощения. Со времен кобанской культуры, носителями которой были предки ингушей, сохранилась традиция украшать ручки сосудов стилизованными головами или фигурками животных. Во второй половине XlX в. появляется уже и фабричная посуда из стекла и фаянса.

Значительную роль в жизни и мировосприятии играли астрономические знания. Они почитали небесные светила, следили за ними. Был у них и свой календарь, они умели определять все четыре солнечных цикла. Празднование первого цикла было приурочено ко дню зимнего солнцестояния, второго ко дню весеннего солнцестояния. Год состоял из 12 месяцев, каждый из которых имел свое название.

Каждый месяц делился на четыре недели из семи дней. Календарные циклы тесно были связаны с земледелием и скотоводством, основывались на большом практическом опыте народа, астрономических наблюдениях и математических расчетах. Основные даты традиционного календаря отмечались обрядами, праздниками. Календарные праздники, трудовые в своей основе, приуроченные к хозяйственным работам можно было разделить на зимние, весенние, летне-осенние. Это были: праздники весеннего равноденствия, бога Селы, празднование зимнего солнцестояния, нового года, праздники, связанные с началом уборки урожая, сенокоса .

Исторические события прошлого, представления об окружающем мире, отголоски древних религий, знания, которые имелись, но были забыты, сохранились в памяти народа в виде преданий, легенд, мифов, сказок, героических и лирических песен. В произведениях устного народного творчества прослеживаются мировоззрение, миропонимание, нравственно-этические идеалы народа, различные стороны его жизни и быта, представление о добре и зле, благородстве и справедливости, дается народная оценка многим событиям и человеческим поступкам. Фольклор ингушей имеет вместе с ярко выраженным своеобразием много общего с устным народным творчеством других народов.

Как понять ингушей: девять главных слов их культуры

Иллюстрация: Лиза Стрельцова

Ингушетия — самая молодая республика России. При этом ингушский народ имеет очень долгую историю, особую культуру и довольно строгие горские нравы. Пробуем разгадать их «загадочную душу».

Галгай эздел

Галгай — это самоназвание ингушского народа, в переводе означает «строитель башен» (Ингушетия славится своими родовыми башнями, но об этом позже). А вот слово «эздел» дословного перевода на русский язык не имеет. Так называют неписаный комплекс морально-этических правил, прививаемых ингушам с самого детства. Надо сказать, правила довольно строгие. Зато, как гласит местная пословица, «если ты знаешь ингушские законы, уживешься с любым народом».

Придерживаться этих правил очень важно не только для самих ингушей (вне зависимости от пола, возраста и социального положения), но и для всех, кто живет в республике. Их несоблюдение влечет за собой потерю общественного уважения и для самого нарушителя, и для всей его семьи.

В этот кодекс входят такие понятия, как эздел (сдержанность, уважение к окружающим, благородство), эх (стыд, совесть), ях (сразу два значения: чистота помыслов и дух здорового соперничества), а также денал (мужество, сила духа, надежность, верность слову, достоинство).

Еще одно из основополагающих понятий — сий, что можно перевести на русский как «честь». Подразумевает в целом то же самое: настоящий ингуш должен вести себя достойно и соблюдать все национальные и религиозные обычаи. В республике даже говорят: «Один достойный мужчина может поднять честь всего худого рода».

Не менее важными понятиями для ингушского народа является сахал, означающее «человечность», или «милостыня», и кахетам — «сострадание».

Тейп

Слово тейп чаще всего переводится на русский язык как «род». Но для ингушей (а также для их ближайших соседей чеченцев) это гораздо более обширное и важное понятие. Тейп — своеобразное объединение людей по родству: в нем объединялись представители нескольких фамилий или выходцы из одной исторической местности. По примерным подсчетам, в самый многочисленный тейп — Евлой — входит около 80 тысяч человек.

Согласно ингушским адатам, представители тейпа — практически семья, связанная одной историей и восходящая к единому предку. Родство по тейпу необычайно важно для ингуша: «однотейпчане» всегда могут рассчитывать на поддержку друг друга, даже если познакомились совсем недавно.

Так что при знакомстве в Ингушетии часто задают сразу четыре вопроса: какой у тебя тейп? Какая фамилия? Откуда ты и кто твой отец? Делается это, чтобы установить возможную родственную связь.

Тейпан галаш

Тейпан галаш, или же по-русски родовые башни, пожалуй, главная гордость ингушей. И неудивительно: в таком количестве подобных укреплений нет больше нигде.

Большинство их расположено в Джейрахском районе республики. Изящные, строгие и аскетичные, они длинной вереницей тянутся по горным ущельям. Некоторые — по одиночке, другие — целыми городами с жилыми постройками, святилищами и могильниками.

Таких башенных комплексов в Ингушетии сохранилось несколько: Эрзи, Эгикал, Таргим и, наверное, самый известный из всех — Вовнушки. Башни, вырастающие из двух соседних скал, просто поражают воображение.

Строились башни членами одного тейпа для обороны от неприятеля. Было обязательное условие: возвести башню за один год. Если строительство затягивалось, род считали слабым. К архитектуре башни были свои эстетические требования, прежде всего скромность: вызывающая роскошь в любых ее проявлениях всегда порицалась ингушами.

Башенные постройки примечательны камнями с высеченными на них рисунками — петроглифами. Хаотично расположенные символы напоминают своей формой буквы, предметы быта и вооружения, изображения языческих божеств и мифических героев. Также у входа в каждую башню был оттиск ладони мастера, построившего сооружение.

Ингуши до сих пор знают, какая башня принадлежит именно их тейпу. И запросто могут приехать в «родовое гнездо» в выходной или в праздник, чтобы устроить неподалеку небольшой пикник.

Хяший таэцар

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как вести себя за столом и другие правила ингушского этикета

«Умеренность во всем есть жизни меч и щит, невоздержание болезнь и зло родит» — учил греческий философ Фалес. Жаль, что он не бывал на Кавказе, — нашел бы множество единомышленников

На русский язык хяший таэцар переводится как «обычай гостеприимства». И правда, в ингушской культуре гость имеет почти сакральную ценность. В одной из старых ингушских молитв даже есть фраза: «Не оставь наш дом без гостей, о Аллах!»

Так что в старину как только гость появлялся на пороге, его сразу же приглашали к столу и выставляли лучшее угощение. Гость мог просидеть сколько угодно, и потом его обязательно приглашали на ночлег. Спрашивать гостя, надолго ли он прибыл и зачем, считалось совершенно неприличным.

Более того, для гостей у ингушей всегда была отведена специальная комната, в которую ставили лучшую мебель. Нарушение гостеприимства расценивалось обществом почти как преступление.

Конечно, в городских условиях кодекс гостеприимства несколько модифицировался. Но и сейчас среди горожан вполне естественно пригласить на чашку чая, скажем, курьера или работника ЖЭКа, появившегося на пороге. И, конечно, как следует его накормить.

Чапильг

Если у русских гостей принято встречать хлебом и солью, то ингуши сделают это с огромной тарелкой горячих чапильгов, политых вкуснейшим домашним топленым маслом.

Это простые, тонкие и очень нежные лепешки с начинкой из творога (чаще всего), зелени, картофельного пюре или тыквы. Рецепт ингушского чапильга не меняется уже столетиями и передается из поколения в поколение. Каждую лепешку выпекают на сухой сковороде с двух сторон, затем перекладывают на тарелку, обильно смазывают сливочным маслом, а перед подачей всю стопку режут на несколько частей. Готовится ингушскими хозяйками каждый день в больших количествах.

Вокхвар лархар

В переводе на русский вокхвар лархар означает «правила этикета», которые диктуют прежде всего уважительное отношение к старшим.

Правил очень много: младшему запрещено занимать почетное место за столом, проявлять чрезмерную инициативу в беседе, перебивать и вмешиваться в разговор более взрослых ингушей.

При появлении старшего ингуш обязан встать и не садиться, пока ему не поступит настойчивое приглашение. А еще младший всегда уступает дорогу старшему, даже если их разница в возрасте не очень велика. Конечно, существует на этот счет и нравоучительная пословица: «Не шути со старшим, не панибратствуй с младшим».

Обратное поведение расценивается как большой недостаток в воспитании, что сильно бьет по авторитету человека и его родителей.

Существует у ингушей и еще одно правило: дети должны ухаживать за родителями, обеспечить им достойную старость.

По ингушским адатам главным наследником имущества становится младший сын. Именно он берет на себя все заботы по содержанию отчего дома и почтительно ухаживает за родителями до конца их дней.

Ловцаш и сардамаш

В ингушском фольклоре сохранились довольно необычные выражения: ловцаш (пожелания блага) и сардамаш (проклятия), которые порой поражают своей суровой горской поэтикой.

Сейчас многие из ингушей их практически не используют и даже считают архаичными, но взрослое поколение хорошо помнит, что еще не так давно меткие фразочки — длинные, красочные и метафоричные — можно было слышать от односельчан ежедневно.

Так, ингуш вполне мог сказать провинившемуся земляку: «Чтоб ты умер в полном одиночестве» или «Чтобы вместо дождя на твою голову сыпались бревна», ну и в крайнем случае — «Пусть черви сожрут твое тело». Впрочем, говорят, что ингушские мужчины редко прибегали к проклятиям, тогда как женщины частенько пускали их в дело.

Да и ловцаш (пожелания добра) зачастую были не менее суровы. «Чтоб ты жил, пока на море волосы не вырастут», — мог сказать один ингуш другому. «Какая ты красивая, чтоб ты задохнулась» или «Да чтоб тебя молния ударила — как ты похорошела» — вот пара обычных комплиментов, которыми одна женщина могла одарить другую на рынке.

Истинг

Истинги — это традиционные ингушские ковры из войлока и шерсти, которые еще в старину валяли местные мастерицы. Каждый узор на истинге имел свое значение. Так что знающие люди могли читать такие ковры как книги — с помощью узоров рукодельницы порой зашифровывали целые послания.

Например, по орнаменту можно было определить, в какое время был сделан ковер. Если рисунок содержит в себе солярный знак, значит, истинг сваляли в мирное и благодатное время. О мире свидетельствовали и ровные, симметричные рисунки, а вот любая асимметрия в узорах — о войне и тревоге.

Изображение «древа жизни» на ковре служило посланием для потомков: помни свои корни и живи так, чтобы потомки гордились тобой. Широко распространенным орнаментом были бычьи, бараньи и оленьи рога, символизирующие изобилие и благоденствие.

Такие ковры из валяной шерсти в былые времена были обязательной частью приданого невесты, они изготавливались в качестве подарка для семьи мужа. Также ковры дарили на рождение в семье первого ребенка.

«Из тьмы веков»

Иллюстрация: Лиза Стрельцова

Это название самой читаемой книги в Ингушетии — эпического романа классика ингушской литературы Идриса Базоркина. Он повествует о жизни ингушей в последние десятилетия XIX века в эпоху царской власти на Северном Кавказе и до 1918 года.

Роман «Из тьмы веков» должен был стать первой частью трилогии. А вся эпопея (включающая также романы «Обитатели башен» и «Тайна замка Ольгетты») должна была охватить историю ингушей вплоть до 1958 года, когда те вернулись на родную землю из 13-летней ссылки. Но материалы к двум другим книгам пропали во время осетино-ингушского конфликта в 1992 году.

Несмотря на это, роман «Из тьмы веков» не раз называли энциклопедией ингушской жизни. Хотя сам Базоркин еще при жизни такое определение отвергал. «Книга эта — не энциклопедия жизни ингушского народа за минувшее столетие. В ней пойдет речь о становлении личности, о борьбе характеров в условиях значительных исторических событий», — говорил писатель.

Так или иначе, но для самих ингушей этот роман — главное произведение их культуры, так же как для русских — «Война и мир».

Сабина Карахоева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *