Мировоззрение метафизическое это – В каких из приведённых ниже предложений верно передана ГЛАВНАЯ информация, содержащаяся в тексте? 1. Метафизическое мировоззрение – это убеждённость в изначальной целесообразности живой природы, движу

Содержание

Что такое метафизическое понимание мира?

Владимир Тетерин

18.5 K — просмотров

Всё, о чём я пишу в своих статьях, отражает мой взгляд на существующую вокруг меня реальность. Я придерживаюсь в жизни и в своём творчестве метафизических взглядов.

Слово «метафизика» означает что-то происходящее за пределами физического мира, за пределами физического сознания. Тонкий мир и все понятия, связанные с ним, невозможно уложить в традиционные физические законы. Хотя нужно сказать, что современная наука, изучающая как микромиры, так и макромиры уже далеко вышла за пределы традиционной физики. Так что слово метафизика, как и эзотерика, которая означает «тайные знания», утратили в современном мире остроту своей терминологии. Поскольку в современном языке пока нет более точных определений, я называю себя метафизиком.

Метафизический взгляд значительно отличается от многих ранее существовавших и существующих взглядов на Мир и окружающую нас действительность, как явную, так и скрытую от нас. Тем не менее, в настоящее время существует много людей и учений, с которыми, наши взгляды совпадают. Я постараюсь максимально кратко и конкретно их изложить.

  • Главной отличительной особенностью метафизики является отношение к Богу. Для метафизика Бог – это Высшее Сознание, обладающее всепроникающей, все пронизывающей и всё объединяющей собой энергией. Энергия Бога присутствует даже там, где нет вообще никакой другой энергии – это энергия Любви. Бог есть Любовь, а Любовь – это самая могучая энергия во Вселенной.
  • В каждом человеке, проживающем на нашей Планете, есть частичка Бога. Поэтому нам важно найти связь с самим собой, со своей частью Бога в нас, с нашим Высшим «Я». Для этого нам не нужны ни какие посредники.
  • Метафизики считают, что каждый свободен сам выбирать свой путь к Богу и уважают выбор каждого.
  • Метафизики не миссионеры, они никому не навязывают свои взгляды, но всегда готовы поделиться своими знаниями и убеждениями с людьми, обратившимися к ним.
  • В метафизике нет догм и каждый волен отдельные положения учения понимать по-своему.
  • У метафизиков не существует органа власти, а также церквей и молельных домов.
  • Все правила поведения каждый метафизик устанавливает и регулирует сам для себя, оно основывается на его уровне самосознания.
  • Метафизики считают Духовную составляющую человека вечной, которая проходя через многие воплощения, получает бесценный опыт и в результате своего развития сливается со своей Божественной частью, с Высшим «Я».
  • Метафизики не осуждают действий и поступков людей, так как считают, что мы не можем видеть в трёхмерном мире всей картины в целом, потому что всё, что происходит в нашем мире, только малая часть общей картины, происходящей в многомерности.
  • Большинство метафизиков верят в учение Иисуса об универсальной любви и претворяют эту веру в жизнь, но метафизики не поклоняются ему как Богу, и не считают, что Иисус сам этого хотел. Они верят, что Иисус мог быть ближе к Богу как к Чистой Любви, чем кто-либо и когда-либо на Земле.
  • Метафизики считают, что мы являемся Сознанием, мы способны управлять энергией, находящейся вокруг нас и внутри нас. В океане энергии мы черпаем столько энергии, сколько нам нужно и пропускаем ее через себя. Мы можем использовать эти энергии для своих нужд, для своего наивысшего блага и наивысшего блага всех.
  • Метафизики считают, что человек пришёл на эту планету для того, чтобы прожить свою жизнь радостно и счастливо и это главная его задача.

Вот коротко изложены основные положения, на чём основывается моё метафизическое понимание Мира. В следующей статье вы узнаете о переменах, которые ждут наш Мир. Эта статья написана для проекта Академия Экспертов. Напиши, понравилась ли она тебе? Есть вопросы к автору – смело пиши в комментариях! Также помни о своих друзьях. Ты можешь повлиять на их развитие. «Лайкни» статью (панель находится на этой странице слева) и поделись полезными советами с друзьями в соцсетях.

5sfer.com

Что такое метафизика, или что общего у сплетни с постижением мироустройства — T&P

«Теории и практики» продолжают объяснять смысл часто употребляемых выражений, которые зачастую используются в разговорной речи в неправильном значении. В этом выпуске — как марксисты боролись с метафизикой, является ли бытие неизменным и как удачное оформление издания может дать жизнь новому термину.

Иосиф Бродский, по свидетельству Довлатова, любил сплетни и метафизику, утверждая, что это, в принципе, одно и то же. Многие из нас не прочь порассуждать о метафизических проблемах, но не всегда могут конкретно сформулировать, что, собственно, такое метафизика. Согласно толковому словарю, это понятие вполне можно использовать и в значении «что-либо непонятное, заумное, чересчур отвлеченное, умозрительное». Но тем, кто хочет глубже понимать и использовать этот термин, стоит вспомнить его этимологию и ту роль, которую он сыграл в развитии философии.

Термин «метафизика» в переводе с греческого означает «после физики» и появился случайно: в солидном издании работ Аристотеля, подготовленном философом Андроником Родосским, тома, посвященные первопричинам всего сущего, были расположены после томов, посвященных физике. При этом сам автор ни разу не использовал это понятие в своих текстах. Но случайное совпадение оказалось более чем удачным, и метафизикой решили считать науку, изучающую то, что лежит за пределами физических явлений, в их основе. Например, в работах Аристотеля метафизика связана с концепцией вселенского Ума, а у его учителя Платона (естественно, еще не знавшего сам термин — что не мешало ему задаваться метафизическими вопросами) — с миром идей.

В Средние века понятие стало обозначать учение о началах всего сущего — неизменных и недоступных чувственному опыту. Изучать метафизику — значит пытаться прояснить фундаментальные понятия, с помощью которых люди познают мир — существование, объекты и их свойства, пространство и время, причина, следствие и вероятность. Эти понятия признаются исходно существующими и неизменными. Метафизика занимается вопросами соотношения материи и духа, изучает природу и деятельность сознания, ставит вопросы предопределенности бытия и свободы воли.

Изучать метафизику — значит пытаться прояснить фундаментальные понятия, с помощью которых люди познают мир — существование, объекты и их свойства, пространство и время, причина, следствие и вероятность

Впрочем, акценты в метафизическом познании расставлялись по-разному в зависимости от эпохи. Немецкий философ Мартин Хайдеггер выделил три этапа развития этой области знания, которые были основаны на трех разных способах понимания сущего. В античную эпоху сущее воспринималось просто как данность. В Средневековье — как объект творения: основные вопросы метафизики крутились вокруг божественного источника бытия. И, наконец, в новоевропейскую эру сущее стало пониматься как объект, определяемый через сознание субъекта, «Я», личности.

В XVII веке Рене Декарт со своим «мыслю, следовательно, существую» произвел переворот в традиционной метафизике: на первый план впервые выступило сознание субъекта, а не внешний мир, и именно сознание стало новым основанием философии. Рационализм эпохи Просвещения вообще поставил под сомнение важность метафизики: в частности, шотландский мыслитель Юм пришел к выводу, что все истинное знание включает либо математическое правило, либо неоспоримый факт, и поэтому метафизика бесполезна. «Она содержит какое-либо абстрактное знание, затрагивающее качество или количество? Нет. Содержит ли она какое-то экспериментальное умозаключение, содержащее неоспоримые факты? Нет. Тогда отправьте ее в огонь: она не может содержать ничего, кроме софистики и иллюзий», — объяснял философ.

В 1781 году Иммануил Кант опубликовал свою «Критику чистого разума» — и, соглашаясь с Юмом в отрицании многого из предшествующей метафизики, все же признал существование синтетического априорного понятия или суждения, включающего неоспоримые факты, но независимого от опыта. Такие понятия Кант называл трансцендентальными. К ним, например, относятся пространство и время, идеи Бога, добра и красоты, логические категории. Кроме того, Кант считал, что в метафизике существуют три ключевых понятия, которым соответствуют три научные дисциплины: человеческое Я, мир и Бог. Их исследованием занимаются психология, космология и теология. Позднее теология стала отдельной областью знания, и в составе метафизики остались онтология (раздел философии, изучающий общие принципы бытия), космология и философия сознания, занимающаяся природой сознания и его связью с реальностью.

В XIX веке Гегель противопоставил метафизике диалектику — способ теоретического мышления, основанный на попытке осмыслить всю внутреннюю противоречивость бытия, а не рассматривать вещи и явления как неизменные и независимые друг от друга. «Противоречие есть критерий истины, отсутствие противоречия — критерий заблуждения», — заявил философ. После «смерти Бога», сформулированной Ницше, позиции метафизики еще больше пошатнулись. По мнению «первого европейского нигилиста», она стала лишь мишурой, маскирующей фундаментальное разрушение основ прежней жизни и необратимые изменения в мировоззрении, — и эту мишуру необходимо отбросить, чтобы выйти на новый уровень познания мира. Но, что иронично, Хайдеггер, будучи одним из учеников Ницше, впоследствии расценил творчество философа как вершину западной метафизики.

Марксисты взяли на вооружение гегелевскую диалектику — и объявили, что бытие определяет сознание, признав метафизику ложью, пережитком прошлого и идеологией эксплуататорского класса. В необходимости этого раздела философии усомнились и сторонники логического позитивизма — они верили в то, что фактическое утверждение имеет вес, только если его можно свести к чувственному восприятию, которое можно как-либо подтвердить. Если же этого сделать нельзя, такое утверждение бессмысленно. Кроме того, позитивисты вообще не считали, что философия должна заниматься постижением логики мироздания — по их мнению, ее роль должна сводиться к анализу смысла слов.

И все-таки после всевозможных ревизий и интерпретаций, метафизика до сих пор не исчезла из нашей жизни, продолжая пересекаться не только с философией, но и с физикой. В частности, приведением квантовой теории и метафизических идей к общему знаменателю занимается квантовый мистицизм. Считаясь псевдонаукой, он, тем не менее, влиял на умы физиков — в том числе и всем известного Эрвина Шредингера, который пытался сформулировать собственное мировоззрение, связав научные теории и восточную философию.

Как говорить


Неправильно «Турист рассказал про свой метафизический опыт — встречу с привидением». Правильно: «мистический опыт».

Правильно «Мой десятилетний сын уже интересуется метафизикой — недавно спросил, что важнее, душа или тело».

Правильно «Ему не до метафизики — думает, как бы свести концы с концами».

theoryandpractice.ru

МИРОВОЗЗРЕНИЕ — это… Что такое МИРОВОЗЗРЕНИЕ?

        система взглядов на объективный мир и место в нём человека, на отношение человека к окружающей era действительности и самому себе, а также обусловленные этими взглядами осн. жизненные позиции людей, их убеждения, идеалы, принципы познания и деятельности, ценностные ориентации. М.— это далеко не все взгляды и представления об окружающем мире, а только их предельное обобщение. Содержание М. группируется вокруг того или иного решения основного вопроса философии, В качестве субъекта М. реально выступают социальная группа и личность. М. является ядром обществ. и индивидуального сознания. Выработка М.— существ. показатель зрелости не только личности, но и определ. социальной группы, общественного класса и его партии. По своей сущности М.— обществ.-политич. феномен, возникший с появлением человеч. общества.         М. есть общее понимание мира, человека, общества, определяющее социальнополитич.,
филос.
, религ., нравств., эстетич., науч.-теоретич. ориентацию человека. Существуют три осн. типа М.— житейское (обыденное), философское и религиозное. Все эти типы М. выявляют некрое единство, охватывая определ. круг вопросов, напр. как дух соотносится с материей, что такое человек и каково его место во всеобщей взаимосвязи явлений мира, как человек познаёт действительность, что такое добро и зло, по каким законам развивается человеч. общество. Гносеологич. структура М. образуется в результате обобщения естеств.-науч., социально-историч., технич. и филос. знаний.         Различают понятия «М.», «общая картина мира», «мироощущение», «мировосприятие», «миросозерцание», «миропонимание». Между всеми этими понятиями существуют тесная связь и единство. Нередко они употребляются в качестве синонимов. Вместе с тем между этими понятиями имеются и различия. Общая картина мира — это синтез знаний людей о природе и социальной реальности. Совокупность естеств. наук образует естеств.-науч. картину мира (см. Научная картина мира), а общественных — социально-историч. картину действительности. Создание общей картины мира — задача всех областей знания.         Человек утверждает себя в предметном мире не только с помощью мышления, но и посредством всех своих познават. способностей. Целостное осознание и переживание воздействующей на человека реальности в форме ощущений, восприятий, представлений и эмоций образуют мироощущение, мировосприятие и миросозерцание. Миропонимание представляет собой лишь понятийный, интеллектуальный аспект М. Для М. же характерна ещё более высокая интеграция знаний, чем в общей картине мира, и наличие не только интеллектуального, но и эмоционально-ценностного отношения человека к миру.         Будучи отражением мира и ценностным отношением к нему, М. играет и определ. регулятивнотворч. роль, выступая в качестве методологии построения общей картины мира. Ни одна конкретная наука сама по себе не есть М., хотя каждая из них с необходимостью содержит в себе мировоззренч. начало.         Понятие М. соотносится с понятием «идеология», но они не совпадают по своему содержанию: М. шире идеологии. Идеология охватывает лишь ту часть М., которая ориентирована на социальные явления и классовые отношения. М. же в целом относится ко всей объективной действительности и к человеку.         М. может выступить на житейском (обыденном) уровне, порождаемом непосредств. условиями жизни и передающимся из поколения в поколение опытом людей. Этот уровень М. существует в форме здравого смысла, стихийных, несистематизированных, традиц. представлений о мире. Религ. М. даёт фантастич. картину мира и связано с признанием сверхъестеств. мирового начала, его основа выражается в иррациональной и эмоционально-образной форме (см. Религия). Филос. М. выступает в понятийной, категориальной форме, в той или иной мере опираясь на достижения наук о природе и обществе и обладая определ. мерой логич. доказательности.         М.— это не только содержание, но и способ осознания действительности, а также принципы жизни, определяющие характер деятельности. Важнейший компонент М. составляют идеалы как решающие жизненные цели. Характер представлений о мире способствует постановке определ. целей, из обобщения которых образуется общий жизненный план, формируются идеалы, придающие М. действенную силу. Содержание сознания превращается в М. тогда, когда оно приобретает характер убеждений, полной и непоколебимой уверенности человека в правоте своих идей, «…которые овладевают нашей мыслью, подчиняют себе наши убеждения и к которым разум приковывает нашу совесть,— это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца, это демоны, которых человек может победить лишь подчинившись им» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 1, с. 118). М. имеет огромный практич. жизненный смысл. Оно влияет на нормы поведения, на отношение человека к труду, к др. людям, на характер жизненных стремлений, на его быт, вкусы и интересы. Это своего рода духовная призма, через которую воспринимается и переживается всё окружающее. Идейная убеждённость помогает человеку в минуту смертельной опасности преодолеть инстинкт самосохранения, жертвовать жизнью и совершать подвиги во имя определ. идеалов.         В классово антагонистич. обществе нет и не может быть единого М., ибо каждый класс (напр., в капиталистич. обществе — рабочий класс, буржуазия, мелкая буржуазия) имеет своё специфич. М. В таком обществе происходит борьба М. Носителями передового М. являются те классы, которые оказываются носителями наиболее прогрессивного способа производства. В зависимости от того, совпадают ли интересы данного класса с объективной тенденцией историч. развития, с данными науки и обществ. практики или нет, его М. по своему содержанию, обществ. значимости может быть последовательно научным или ненаучным, материалистическим или идеалистическим, атеистическим или религиозным, революционным или реакционным. Феодально-религ. М. открыто защищало классовое неравенство. М. буржуазии, когда она как восходящий класс противостояла феодализму, было прогрессивным. Вместе с тем её М. и тогда носило классово и исторически ограниченный характер. После утверждения буржуазии у власти её М. становится консервативным и реакционным. Бурж. М., будучи крайне противоречивым, в целом даёт искажённое отражение действительности, тормозит развитие общества. В нём господствуют иррационализм, апология капитализма, культ наживы, насилия, которые сосуществуют с либеральными и неолиберальными концепциями и мелкобурж. анархически-бунтарскими идеями.         В противоположность бурж. М. коммунистич. М., обобщая достижения науки и обществ. практики, является последовательно научным, интернационалистическим, гуманистическим. Оно возникло с появлением рабочего революц. движения. Ядро коммунистич. М. составляет марксистско-ленинская философия — диалектич. и историч. материализм. Марксистско-ленинское М.— мощное орудие революц. преобразования мира, одна из решающих сил, организующих людей в борьбе за социализм и коммунизм. В совр. мире идёт острая борьба двух противоположных М.— коммунистического и буржуазного, в ходе которой растёт влияние марксизма-ленинизма, побеждающего силой правды, достоверностью своих последовательно науч. положений.         В социалистич. обществе марксистско-ленинское М. стало господствующим. Формирование у широчайших масс трудящихся коммунистич. М. составляет сердцевину всей идейновоспитат. работы партии. Коммунистич. партия стремится к тому, чтобы каждый человек видел смысл своей жизни в борьбе за практич. воплощение идеалов коммунизма, ясно понимал ход и перспективы развития мировых событий, правильно разбирался в социально-политич. явлениях, сознательно строил новое общество. Важнейшей задачей является воспитание коммунистич. отношения к труду, коммунистич. нравственности, подлинного гуманизма, патриотизма и интернационализма.         Программа КПСС (Принята XXII съездом КПСС), М., 1976; Материалы XXVI съезда КПСС, М., 1981; Ермолов А. Я., Роль философии в формировании M., M., 1964; Черноволенко В. Ф., М. и науч. познание, К., 1970; Основы марксистско-ленинской философии, М., 19805; Дpыгин В. И., Науч. М., его предмет и функции, Саратов, 1981; Философия и мировоз-зренч. проблемы совр. науки, М., 1981.

        А. Г. Спиркин.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

dic.academic.ru

Метафизика — это… Что такое Метафизика?

Метафи́зика (др.-греч. τὰ μετὰ τὰ φυσικά — «то, что после физики»[1]) — раздел философии, занимающийся исследованиями первоначальной природы реальности, мира и бытия как такового.

Этимология

Первоначально слово «Метафизика» использовалось как обозначение сборника 14 книг Аристотеля с рассуждениями о первых причинах («первых родах сущего»), оставшихся после него в необработанном виде, которые в издании философских работ, подготовленном Андроником Родосским, были расположены после (μετά τά) Аристотелевой «Физики» (φυσικά), отчего и получили своё название.

Николай Дамасский, перипатетик I в. н. э., цитирует их под этим названием. Понятое в переносном смысле, как обозначающее само содержание «первой философии» («первофилософии») по Аристотелю, название Метафизика указывает на изучение того, что лежит за пределами физических явлений, в основании их. Этот смысл термина и остался в общем сознании.

Впервые этот термин был употреблен неоплатоником Симплицием в V веке, а в средние века получил широкое распространение, став синонимом философии, рассматриваемой как учение о началах всего сущего, считавшихся неизменными, духов­ными и недоступными чувственному опыту началами.

Этимологическое значение метафизики в ходе истории значительно менялось. В связи с этим, можно различать:

  1. Античную (древнюю) метафизику
  2. Классическую (эпоха Нового времени) метафизику
  3. Современную метафизику

О содержании метафизики говорить всегда затруднительно, потому что термин, проживший более 2.5 тысяч лет, оброс многими значениями и невозможно принять какое-то одно из них в качестве основного[источник не указан 236 дней], и, опираясь на него, описать «предмет метафизики». Разумнее указать на те вопросы, которые всегда выражали содержание метафизики.

Метафизические вопросы

  1. Что есть причина причин? Каковы истоки истоков? Каковы начала начал?
  2. Что есть «непосредственное», «наличное»? Где — буквально или понятийно-топологически — эти начала располагаются? Отчего они не усматриваются «просто», что мешает и мешает ли им что-то быть видимыми «непосредственно», без дополнительных «операций»?
  3. Каковы требования к «операциям», исполнение которых могло бы гарантировать получение достоверных ответов на эти вопросы? Кто или что вообще ставит эти вопросы (почему эти вопросы вообще существуют)?

Примеры определений и описаний метафизики

Иммануил Кант, предисловие к первому изданию Критики чистого разума

На долю человеческого разума в одном из видов его познания выпала странная судьба: его осаждают вопросы, от которых он не может уклониться, так как они навязаны ему его собственной природой; но в то же время он не может ответить на них, так как они превосходят все его возможности. В такое затруднение разум попадает не по своей вине. Он начинает с основоположений, применение которых в опыте неизбежно и в то же время в достаточной мере подтверждается опытом. Опираясь на них, он поднимается (в соответствии со своей природой) все выше, к условиям все более отдалённым. Но так как он замечает, что на этом этапе его дело должно всегда оставаться незавершённым, потому что вопросы никогда не прекращаются, то он вынужден прибегнуть к основоположениям, которые выходят за пределы всякого возможного опыта и тем не менее кажутся столь несомненными, что даже обыденный человеческий разум соглашается с ними. Однако вследствие этого разум погружается во мрак и впадает в противоречия, которые, правда, могут привести его к заключению, что где-то в основе лежат скрытые ошибки, но обнаружить их он не в состоянии, так как основоположения, которыми он пользуется, выходят за пределы всякого опыта и в силу этого не признают уже критериев опыта. Поле битвы этих бесконечных споров называется метафизикой.

Гегель, введение к Науке логики (о невозможности давать внеположное определение логике и об исторической замене метафизики — «логикой»)

Ни в какой другой науке не чувствуется столь сильно потребность начинать с самого смысла дела, без предварительных размышлений, как в науке логики. В каждой другой науке рассматриваемый ею предмет и научный метод различаются между собой; равным образом и содержание этих наук не начинает абсолютно с самого начала, а зависит от других понятий и связано с окружающим его иным материалом […]. Логика же, напротив, не может брать в качестве предпосылки ни одной из этих форм рефлексии или правил и законов мышления, ибо сами они составляют часть её содержания и сначала должны получить своё собственное обоснование внутри нее. […] Она поэтому не может заранее сказать, что она такое, только всё её изложение порождает это знание о ней самой как её итог (Letztes) и завершение. […] Объективная логика, таким образом, занимает скорее место прежней метафизики, каковая была высившимся над миром научным зданием, которое должно было быть воздвигнуто только мыслями. — Если примем во внимание последнюю форму (Gestalt) развития этой науки, то мы должны сказать, во-первых, что объективная логика занимает место онтологии — той части указанной метафизики, которая должна была исследовать природу ens [сущего] вообще […]. — Но тогда объективная логика постольку охватывает и остальные части метафизики, поскольку метафизика стремилась постигнуть чистыми формами мысли особенные субстраты, заимствованные ею первоначально из [области] представления, — душу, мир, Бога […]. Логика рассматривает эти формы свободно от указанных субстратов, субъектов представления, рассматривает их природу и ценность в себе и для себя самих.

Фридрих Ницше, Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей (следует иметь в виду, что эта работа подготавливалась к печати не самим Ницше, но уже привычно рассматривается в корпусе его классических текстов)

Если принять те два положения, что путем становления ничего не достигается и что под всем становлением нет такого великого единства, в котором индивид мог бы окончательно потонуть, как в стихии высшей ценности, то единственным исходом остается возможность осудить весь этот мир становления как марево и измыслить в качестве истинного мира новый мир, потусторонний нашему. Но как только человек распознает, что этот новый мир создан им только из психологических потребностей и что он на это не имел решительно никакого права, возникает последняя форма нигилизма, заключающая в себе неверие в метафизический мир, запрещающая себе веру в истинный мир. С этой точки зрения реальность становления признается единственной реальностью и воспрещаются всякого рода окольные пути к скрытым мирам и ложным божествам, но, с другой стороны, этот мир, отрицать который уже более не хотят, становится невыносимым… — Что же в сущности произошло? Сознание отсутствия всякой ценности было достигнуто, когда стало ясным, что ни понятием «цели», ни понятием «единства», ни понятием «истины» не может быть истолкован общий характер бытия. Ничего этим не достигается и не приобретается; недостает всеобъемлющего единства во множестве совершающегося: характер бытия не «истинен», — а ложен… в конце концов нет более основания убеждать себя в бытии истинного мира… Коротко говоря: категории «цели», «единства», «бытия», посредством которых мы сообщили миру ценность, снова изъемлются нами — и мир кажется обесцененным…[источник не указан 236 дней]

История метафизики

Метафизика сохраняет статус одного из центральных значений (понятий, категорий, способов мышления) философии на всём протяжении истории со времен античности до наших дней. Для многих философов она является синонимом философии в целом.

В отношении Аристотелевской философии можно связывать метафизику с бытием Ума (аристотелевский Нус). В отношении Платоновской философии можно сказать, например, что метафизика «связана» с миром идей (Платоновскими идеями).

Непрерывность связи понятий между античностью и современностью ощутима в сегодняшнем обиходном словоупотреблении «метафизического» как синонима «идеального», «сверхчувственного», лежащего за пределами явленного.

Несмотря на то, что это родство понятия в обиходном словоупотреблении оправдано, но оно же и обманчиво. Так, например, «идеальное» античности — это вовсе не то «идеальное», которое присутствует у Карла Маркса или у платоников XX века.

Общим в таком словоупотреблении подразумевается то, что не «видится глазом», не усматривается непосредственно и «просто»; то, что требует каких-то особых операций (магических или метафорических — восхождения, нисхождения, возвращения, интеллектуальных — абстрагирования, редукции, и так далее) для достижения истока (начал, причин).

Содержание понятия «метафизика» и отношения к ней менялось неоднократно:

Аристотель во всей своей «Метафизике» ни разу не употребляет слово «метафизика», (если не считать названия книги, не им самим данного), а в самом тексте непосредственно обсуждает, описывает и анализирует проблемы «начал». Естественно, что Аристотель так поступает не только потому, что таков был круг его собеседников, которым не нужно было давать определений, но потому, что характер объяснений у Аристотеля принципиально отличается от того, к чему «привыкло» Новое время.
Фома Аквинский и другие средневековые европейские философы обращаются с метафизикой, как с чем-то законченным, созревшим, имеющим фиксированное, раз и навсегда заданное значение (заданное Аристотелем, в частности), и нуждающимся только в должном разъяснении, аргументации и последовательном применении.
Декарт применяет принцип эпохе в отношении всех фундаментальных (и поэтому — метафизических) утверждений, исключая из рассмотрения любые основания, которые могут быть подвергнуты сомнению. Декарт приходит, таким образом, к единственному бесспорному утверждению — «я сомневаюсь, значит мыслю, следовательно существую» (невозможно подвергнуть сомнению сам факт сомнения).
С конца XVIII века, с эпохи просвещения, метафизика начинает систематически рассматриваться не только как осмысленная совокупность высказываний о мире, бытии и сущем, которые могут быть истинны или ложны (как было у Аристотеля), но как особый способ понимания вообще — способ, который ориентируется в том числе на уже существующие высказывания и понимания. То есть уже существующие «до» XVIII века высказывания и понимания «вошли» в наличный мир, оказались под тем же знаком вопроса, что и существование «простого стула».
Иммануил Кант критикует утверждения об «опытном» происхождении знания. Кант различал априорное, доопытное и апостериорное, послеопытное знание. Априорными формами восприятия (ибо ведь даже в чистом восприятии мы получаем знание) он называл пространство и время, априорными объявлял также категории рассудка и схематизм их функционирования.
Гегель в XIX веке вынужден специально обсуждать само понятие «начало». Он начинает свою книгу «Науки логики» с заявления о том, что никаких определений начала перед самим началом логики (объективной метафизики) быть не может, и ситуация с «началами» обстоит не так, как в началах, скажем, математики.

Метафизика во второй половине XIX века

Идеи, высказанные Кантом, развивали многочисленные позитивисты. В отличие от Канта, они полагали, что в своей метафизике вообще не оставляют места метафизическому, трансцендентальному, внеположному фактической наличности, но только «опыт», факт.

Критики позитивистов (в частности, материалисты) указывали на то, что ни один позитивист не способен обойтись без обобщающих категорий и понятий, которым нет никакого соответствия в наличном мире фактов. Поздняя критика с позиций марксизма позитивистов конца XIX века (В. И. Ленин «Материализм и эмпириокритицизм») связывала философскую деятельность позитивистов с наследием И.Канта, с кантианской «вещью в себе». В контексте марксистских работ слово «метафизика» употреблялось как синоним обмана, лжи и реакционной идеологии классов-эксплуататоров. В целом, ни позитивисты, ни материалисты не оставили работ, вошедших в общепризнанную классику метафизики. Так случилось потому, что они полагали, будто в их ориентации на факты, науку, покорение «природы» и «социальных сил» метафизика отсутствует.

Во второй половине XIX века Фридрих Ницше посвятил всю свою жизнь и философскую работу борьбе с метафизикой (Философия жизни). Вся «старая» метафизика укрывает от мысли фундаментальное потрясение, исчезновение начал, ликвидацию основ, господство чистого становления, торжество Ничто («Бог умер»).

Драматический и знаменательный смысл борьбы Ницше можно обозначить как творческое, трагическое придание ценности миру на фоне признания всепроникающего и неустранимого нигилизма. Нигилизм невозможно «критиковать», поскольку не наблюдается ни одной позиции, которая была бы внеположна самому нигилизму. Само историческое возникновение критической философской позиции в античности (Сократ) расценивалось Фридрихом Ницше как метафизическое падение.

Метафизика в XX—XXI веках (Новейшее время)

В целом, XX век характеризуется жесточайшей рефлексией языка, в том числе языка, на котором пишутся словарные статьи.

В XX веке декартовский принцип Эпохе был воспроизведен Эдмундом Гуссерлем в феноменологии.Эдмунд Гуссерль провозглашает лозунг «Назад, к вещам», и прибегает к крайней скрупулёзности в создании новых, «адекватных» терминов для описания своего пути «назад» к вещам, «какими они есть».

Мартин Хайдеггер в XX веке расценивал творчество Фридриха Ницше как вершину западной метафизики, исчерпывающую все возможные метафизические мыслительные ходы и конструкции. Хайдеггер воспринял ницшевскую проблематику нигилизма, «Ничто», и разрабатывал эту проблематику в связи с существованием науки, техники, безусловно соотнося само существование техники и её «прогресс» с нигилизмом.

Ницшевское восприятие всеобщности нигилизма и отсутствия «позиции», внеположной нигилизму, Хайдеггер переосмыслил как проблему бытия языка. Действительно, любая «позиция» является таковой только в силу своей выраженности в языке, и, следовательно, отсутствие «что?» влечет за собой поиски «как?». Метафизика по Хайдеггеру — это ответ на вопрос «что она есть?».

Мартин Хайдеггер полагал метафизику неизбежным спутником любой речевой деятельности. (В частности, известную «волю к власти» Фридриха Ницше он характеризовал как «замену» одного сорта метафизики собственно метафизикой «воли к власти».)

Представители аналитической философии в XX веке, в частности, Людвиг Витгенштейн, рассматривали метафизику как языковую игру, значения слов в которой неопределены и определены быть не могут. И это означает, что метафизические вопросы представляют из себя не вопросы без ответов, а попросту языковую путаницу, ответ на которую не имеет смысла. Ясность мира дана целиком и полностью, но она невыразима в слове и недоступна вопрошанию (мистицизм).

Постмодернисты XX века, наследуя Ницше и Хайдеггеру, объявляют войну метафизике в целом, полагая, что за проклятыми вопросами о первоначалах стоит первоначальное и метафизическое понятие целостного субъекта, который хочет «что-то понять» («метафизика присутствия»).

«На самом деле» нет ничего, кроме текстов, нет никакого «на самом деле» (снимается проблема истинности) и понимать тексты просто некому, поскольку в принципе отсутствует внеположная текстам инстанция, как понимающий целостный субъект. «Целостный субъект», «я» — не более и не менее, чем текст в ряду других текстов (или сам представляет из себя этот ряд).

Деконструктивисты фактически переносят декартовское эпохе на уровень фразы, слова, буквы. Текстом является «всё». При этом, в духе Гегеля, это «всё» является тождественным «ничто».

Вопросы преодоления метафизики рассматриваются такими современными философами как Юрген Хабермас и Карл-Отто Апель.

См. также

Примечания

  1. Александрийский философ-перипатетик Андроник Родосский (I век до н. э.) в изданном им собрании сочинений Аристотеля озаглавил «τὰ μετὰ τὰ φυσικά» (буквально — «то, что после физики») группу текстов, которые он поместил после трактатов по физике.

Классическая литература и литература Нового времени

Первоисточники новейшего времени

Литература

  • Бальтазар Н., Дебольский Н. Г., Яковенко Б. В. Метафизика на рубеже эпох: Лёвенская школа. Томас Хилл Грин. Джосайя Ройс — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — 144 с. (Изд. 2-е.) — ISBN 978-5-382-00375-7
  • Киссель М. А. Метафизика в век науки: опыт Р.Дж. Коллингвуда. — СПб., 2002. — 304 с. — ISBN 5-210-01576-9
  • Корет Э. ОСНОВЫ МЕТАФИЗИКИ / Перевод В. Терлецкого. — Киев: «Тандем», 1998
  • Метафизика // Бохенский Ю. М. СОВРЕМЕННАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
Есть более полная статья

dic.academic.ru

МЕТАФИЗИКА — это… Что такое МЕТАФИЗИКА?

МЕТАФИЗИКА (греч. meta ta physica — буквально: после физики) — философское учение о первичных основах всякого бытия или о сущности мира. «Physica» обычно переводят — «природа». Однако следует иметь в виду, что это понятие воспроизводило в философии античности два основных смысла: сущее как таковое и внутренняя сущность предмета (т.е. «природа сущего»). Эти два значения были взаимодополняющими при анализе вещей. Поэтому уже в античности философствование в собственном смысле слова — это и есть вопрошание о «фюсис» в указанном выше двойном значении: вопрошание о сущем и вопрошание о бытии этого сущего. Понятие «М.» — несмотря на весь его глубокий смысл — имеет прежде всего искусственное происхождение и связано с систематизацией аристотелевского наследия в соответствии с тремя дисциплинами — логикой, физикой и этикой. Однако часть работ Аристотеля, посвященная проблемам сущего в целом и составившая так называемую «первую философию», не укладывалась ни в одну из названных дисциплин, ибо в ней обсуждались наиболее общие принципы бытия и знаний. Поэтому редактор аристотелевских работ Антро-никос из Родоса, руководитель школы Ликеон (Лицей) в 1 в. до н.э., предложил использовать для их обозначения термин «М.», что и давало возможность поставить собственно философию вслед за физикой. Кроме того, это было данью уже сложившейся традиции, культивируемой в Ликеоне: науки о мире, природе, растениях, животный называли «физикой», а все то, что находилось вне (»мета») их сферы и составляло как бы общую теорию действительности, обозначалось «М.». Соответственно и философия как таковая стала называться этим же термином. Проблематика, составившая предмет М., представляет собой наиболее древнюю отрасль философии, ибо уже начиная с милетских досократиков (4 в. до н.э.) в ней стали размышлять о вечной субстанции, лежащей в основании изменяющегося мира. М. и стала той областью философии, которая стремилась ответить на вопрос «Что есть реальность?» и разработать нормативные критерии для ее определения и отличения от того, что только кажется реальностью, но ею фактически не является. Более того, в философской традиции комплекс подобных фундаментальных вопросов о действительности считался сущностью философии и основанием всех других наук. Он являлся также объектом осмысления и различных комментариев до такой степени, что разные философские направления получали свое название именно в зависимости от способа решения «метафизических» вопросов. Последующая трансформация понятия М. привела к появлению более четких содержательных смыслов, когда М. стала указывать на выход за пределы отдельных сфер сущего. В результате это понятие начало обозначать науку о сверхчувственном (т.е. расположенном за сферой чувственного) и способ его познания. Истоки систематизированных метафизических учений обнаруживаются уже в эпоху классического эллинизма, которая может считаться своеобразной точкой отсчета для европейской М. В этот период своего формирования М. зачастую отождествлялась с учением о бытии, получившем в 17 в. название «Онтология». Предметы М. и онтологии совпадали в силу фундаментальности вопросов о том, что такое сущее, какова его природа, что такое мир, в чем смысл бытия и т.д. В последующих исторических типах М. по-разному выявлялась фундаментальная структура философствования, которое по сути и является ее основной задачей. Так, определенное своеобразие в метафизическое изучение сущего как такового привнесло средневековье. Патристика, например, продолжая античные традиции размышления о сущем в целом, постепенно изменяет их прежние смыслы, ибо ее сущее здесь понимается как имя Того, кто выше всякого имени, им же установленного (т.е. имя Бога). В отличие от традиционного понимания сущего как творящего начала, сущее обрело в патристике черты тварного бытия. В поздней схоластике наблюдается поворот к региональным онтологиям, где уже ставится вопрос о бытии объектов того или иного рода, в частности, универсалий, чисел и др. Движение традиционной М. к новоевропейской связано с научной революцией, произведенной во взглядах на природу Коперником, Кеплером, Галилеем, Ньютоном, и становлением экспериментально-математического естествознания. В этот период наблюдается заметное переориентирование философской рефлексии от традиционных метафизических проблем к оформлению программы научного познания природы и построению новых систем «первой философии» (Ф. Бэкон, Декарт, Спиноза, Лейбниц и др.). Подъем научной мысли был связан с интересом к природе, проявлением «вкуса познания» реальных вещей. Установка на выявление объективно-причинных зависимостей стимулировала разработку системы научных методов, так как стало ясно, что для познания недостаточно только созерцания природы. Поэтому знание, наука были объявлены основным средством власти человека над природой. Идеалом науки Нового времени выступала классическая физика (первая теоретическая область естествознания). Она рассматривала мир как огромный механизм, состоящий из множества простых и устойчивых тел, изменения которых сводились к их перемещению в пространстве. Сложившийся в культуре этой эпохи пиетет перед физикой вызвал не только редукцию к ее представлениям других сфер естествознания, но и переоценку роли философской рефлексии: она неизменно должна была стать наукоцентричной и превратиться, главным образом, в метод научного исследования, скоррелированный к тому же с базисными принципами ньютоновской механики. Подобная интерпретация М. как специфического метода познания, фиксирующего объективную устойчивость и неизменность вещей, имела, таким образом, определенное историческое оправдание и стала позже характерной для ряда рационалистических философских систем (марксизма, позитивизма, неопозитивизма и др.). Своей содержательной трансформацией традиционная М. обязана и картезианскому перевороту, переосмыслившему проблему сущего как вопрос о познающем субъекте. Декарт видит цель философского развития в познании истины, основание которой находится в самодостоверности своего «Я». Субъект может в принципе сомневаться в существовании всего сущего — других субъектов и мира в целом, но он не может усомниться в существовании своего собственного мышления. «Мыслю, следовательно, существую» и есть главный принцип декартовской философии, который должен стать опорой для всякой иной достоверности. Методическое сомнение есть подлинное новшество Декарта по сравнению с традиционной М.: истинно сущим становится мышление субъекта, а в качестве прежнего сущего выступает мир исследуемых объектов. Не природа, не Бог, не мир идей, а именно мыслящее Я и есть последнее основание философии. В этом принципе заложены истоки последующего преобразования классической М. объекта в неклассическую М. субъекта. Следующей культурно значимой вехой в исторической судьбе М. является формирование теории субъекта, в которой делается акцент на специфике познающего сознания. Новоевропейская трактовка сущего как объекта, определяемого через Я-субъекта (Декарт, Беркли), получает новую версию в философии Канта, который видит сущее в трансцендентальном единстве сознания. Тем самым Кант модернизирует классическое философское знание, так как построение М. субъекта связано у него с движением от М. субстанции (бытия объекта) к познанию как деятельности, протекающей по своим собственным законам. Анализируя структуру субъекта, Кант пытается ответить на вопрос, что такое истинное знание? Для его решения он различает — исходя из структуры субъекта — субъективные и объективные элементы знания. Предметом теоретической философии поэтому должно стать исследование познавательной деятельности, установление законов человеческого разума и его границ, а не изучение вещей как таковых — природы, мира, человека. Это означает, что Кант заставил философов взглянуть на мир другими глазами: не с точки зрения картезианского варианта М. (»Что и как познает человек?»), а в принципиально иной плоскости — «Как в принципе возможно познание мира?» (в кантовском варианте это М. природы) и «Как возможна свобода человека?» (М. нравственности). Интерпретация сущего в немецкой классической философии имеет и другие варианты определения: так, Фихте видит сущее «в сознании как таковом», Шеллинг — в «Я», как «абсолютном сущем». Новый подход породил и два пути решения проблемы познающего субъекта — рациональный и иррациональный. Рациональный способ решения метафизических проблем получил свое логическое развитие в философии Гегеля, для которого сущее репрезентировано абсолютной идеей, понимаемой как мысль, мыслящая саму себя, как разворачивающееся всеобщее мышление. Исходя из данной трактовки сущего, Гегель рассматривает отдельные вещи только как моменты саморазвития и самопознания идей или понятий, тем более, что ничего существующего вне понятия нет. Таким образом, Гегель демонстрирует рациональное познание особого типа, которое строится по законам диалектической логики. Развивая диалектический метод, он одновременно делает его и инструментом М. субъекта и тем самым пытается преодолеть прежнюю теорию М. с ее метафизическим способом мышления. Последующая ревизия М. как теории и метода и развитие диалектики как всеобщего философского метода осуществлялось в философии марксизма. Дихотомия М. и науки, анализ М. как методологии позитивного знания являлись предметом исследования классического позитивизма и неопозитивизма. Проблеме мировоззренческой реабилитации М., когда она объявляется вполне законной философской дисциплиной, необходимым элементом всякой теоретической деятельности, выяснению ее значимости для развивающегося постнеклассического естествознания 20 в. и построению «новой М. — неометафизики» уделяет внимание постпозитивизм (или в более широком контексте «философия науки»). Вторая половина 19 в. привнесла иные смыслы в жизнь человека, до сих пор находившегося под влиянием культа разума, знания и науки, с помощью которых предполагалось радикально изменить прежний мир. Внутри культуры в виде оппозиции начинает формироваться новое видение мира, которое стремится выявить сущностные характеристики бытия человека, определить способы его ориентации в мире и предложить систему общезначимых ценностей, базирующихся на иных постулатах и принципах, и способных помочь человеку освободиться от веры в прогресс. Комплекс новых проблем человеческого бытия расширил первоначальные рамки М. субъекта. Тем более, что формирующаяся неклассическая (современная) философия, отказавшись от классического рационализма, занялась исследованием огромного, практически неизученного, пласта иррациональных (внелогических) факторов человеческой субъективности. Стало ясно, что человеческий мир намного многограннее, противоречивее и бесконечнее, чем представлялось рациональному знанию. Именно в силу указанных причин произошел так называемый «антропологический поворот» в современной философии, когда многие проблемы теории субъекта, только поставленные в новоевропейской М., получили дальнейшее развитие в русле новых методик. Таким образом, проблема человека стала сквозной темой неклассической философии, даже, когда эти вопросы выходили в иные области философского знания: философию науки, философию языка и др. Это означает, что многообразный культурный опыт породил философский плюрализм в русле иррационалистических, этико-психологиче-ских, религиозных, феноменологических ориентации в изучении проблем бытия человека, наряду с развивающимися рационалистическими направлениями, пытающимися выявить новые эвристические возможности М. для современного научного знания. На этом историческом этапе наблюдались попытки реформирования идеалистических концепций сущего, например, в учении Шопенгауэра о мировой воле и рассуждениях Ницше об исторически преобразующейся воле к власти. Не менее глубокие трактовки сущего обнаруживаются в русской философии — у В. Соловьева (сущее как «всеединое сущее»), Франка (сущее как «абсолютное бытие или сверхвременное единство»), С. Трубецкого (сущее как явление, либо как идея, либо как предмет веры). Впоследствии Хайдеггер отметит основные исторические вехи М., которые, с его точки зрения, ознаменованы тремя основными способами понимания сущего: античный (сущее как подлежащее), средневековый (сущее как сотворенность), новоевропейский (сущее как объект, определяемый через Я-субъект). Предметом современной М., по Хайдеггеру, является бытие сущего, что принципиально разнит его позицию от марксистского определения сущего как бытия вообще. Кроме того, все исторические версии М. одновременно демонстрируют и процессу-альность метафизического мышления, которое осуществлялось в разные периоды европейской философии через такие основные способы, как: 1) созерцание; 2) познавание; 3) вопроша-ние; 4) слушание. Наконец, судьба М. в течение всего 20 в. в немалой степени оказалась зависимой от интерпретации проблемы языка во всех его функциональных проявлениях. Ведь апелляция к теме языка — это попытка, с одной стороны, преодоления традиционных, исторически себя исчерпавших форм разума, легализованных целым рядом «центризмов» (лого-, эго-, этно- и т.п.), с другой — возможность переключиться на решение проблемы соотношения языка — мира — человека, модифицировав тем самым предметное поле предшествующей М. Правда, критики такого подхода усматривают в этой триаде контуры формирования абсолютного пан-лингвизма, который вытесняет мир и человека на периферию языка. Проблема статуса языка, его онтологического бытия имеет в структуре метафизического знания свою историю: так явственно прослеживается тенденция движения от взглядов Витгенштейна с его методом философской терапии (направленной на выявление «языковых аномалий», «болезней» в процессуальной деятельности М.) — к позиции Хайдегте-ра, для которого «Язык — дом Бытия», в обители которого живет человек, Дерриде и его методу деконструкции метафизических высказываний. В отличие от метода реконструкции как рабочего инструмента всех историко-научных исследований в пределах панлогизма, деконструкция отвергает саму возможность анализа «означаемых, минуя означающее», и ее цель видится в активизации внутритекстовых «очагов сопротивления» диктату «логоцентризма». Последний связан с элиминацией из сети взаимоуказательных знаков одного квазиобъекта, который сам перестает что-либо означать, но при этом означается всеми остальными знаками. Такими «трансцендентальными означаемыми» оказываются не только Бог (обобщенная категория теологии), бытие (категория философской онтологии), но и Истина (категория гносеологии), «Вещь в себе» и т.д. Историческая судьба М. представляется сложной и неоднозначной, вынуждающей часто менять характер философствования — либо в силу авторских вариантов решения тех или иных концептуальных построений, либо как следствие цивилизационных сдвигов, затронувших в целом философское знание. Поскольку трактовки М. связаны, в первую очередь, с пониманием предмета философии, ее сущности и функций в культуре, поскольку существовали не просто различные версии М., но зачастую и ее альтернативные интерпретации. В ее развитии просматриваются как моменты преемственности новых вариантов М. с классической традицией, так и попытки отказа от нее. Однако, при всем многообразии интерпретаций М. в современной философской мысли господствующей является трактовка ее как философского учения о наиболее общих основаниях бытия человека в мире. Вместе с тем встречаются и иные подходы (также продолжающие ту или иную традицию): М. понимается и как «философствование вообще», и как синоним понятия «онтология», и как специфический и и исторически ограниченный (»антидиалектический») метод познания.

Новейший философский словарь. — Минск: Книжный Дом. А. А. Грицанов. 1999.

dic.academic.ru

МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ — это… Что такое МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ?


МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ
МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ

МЕТАФИЗИ́ЧЕСКИЙ, метафизическая, метафизическое (книжн.).

1. прил. к метафизика и к метафизик. «Признание каких-либо неизменных элементов, «неизменной сущности вещей» и т.п. не есть материализм, а есть метафизический, т.е. антидиалектический материализм.» Ленин. Метафизическое учение. Метафизическая система.

2. В идеалистической философии — сверхопытный, сверхчувственный (филос.). Метафизические основы бытия.

3. (в качестве кратк. употр. метафизичен, метафизична, метафизично) перен. Отвлеченно-беспочвенный, не основанный на опыте (неод.). Метафизические бредни.

Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935-1940.

.

Синонимы:

Антонимы:

  • МЕТАФИЗИКА
  • МЕТАФИЗИЧНЫЙ

Смотреть что такое «МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ» в других словарях:

  • метафизический — метафизический …   Орфографический словарь-справочник

  • метафизический — См. отвлеченный… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. метафизический абстрактный, отвлеченный, умозрительный, спекулятивный, теоретический; духовный; книжный, чистый,… …   Словарь синонимов

  • МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ — (от слова метафизика). Относящийся до метафизики; сверхчувственный, абстрактный, туманный, отвлеченный. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ от слова метафизика. Относящийся до метафизики; …   Словарь иностранных слов русского языка

  • МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ — относящийся к метафизике; надэмпирический, стоящий над всяким возможным опытом; трансцендентный; оторванный от опыта, чисто умозрительный. Философия: Энциклопедический словарь. М.: Гардарики. Под редакцией А.А. Ивина. 2004 …   Философская энциклопедия

  • метафизический — ая, ое. métaphysique adj. 1. устар. Отн. к метафизике ( части философии, трактующей вопросы, выходящие за пределы опыта (о боге, о душе, свободе воли и т. п.). БАС 1. Магомет, желая превознести блаженство своего рая над христианским. единственно… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • метафизический — МЕТАФИЗИКА, и, ж. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Метафизический — См. метафизик В. В. Виноградов. История слов, 2010 …   История слов

  • Метафизический — прил. 1. соотн. с сущ. метафизика I, связанный с ним 2. Свойственный метафизике [метафизика I], характерный для неё. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • метафизический — метафизический, метафизическая, метафизическое, метафизические, метафизического, метафизической, метафизического, метафизических, метафизическому, метафизической, метафизическому, метафизическим, метафизический, метафизическую, метафизическое,… …   Формы слов

  • метафизический — диалектический практический …   Словарь антонимов


dic.academic.ru

1.2. Философия как метафизика и мировоззрение

Изначально философией называли все рациональное знание, создающееся за пределами мифа. Когда комплекс знаний разросся и разделился на собственно философию и другие науки, появилась необходимость дополнить определение указанием на соотношение философии с другими науками. Так возникло определение философии как метафизики.

Дословный перевод термина «метафизика» звучит как «то, что идет после физики». В процессе разделения наук физикой первоначально называли любые исследования природы, основанные на наблюдении (включая сведения о растениях, животных). Метафизика – это особая область знания, в которой данные по различным вопросам сводятся вместе, сопоставляются, синтезируются. Философия как метафизика создает «систему природы» – общую объединенную теорию реальности, в которой согласованы все частные данные.

Предельным логическим уровнем философии как метафизики является вопрос об отношении мышления к бытию: что является исходным и главным началом всего мира – вещество, которое самоорганизуется, или духовное начало, создавшее мир? Этот вопрос получил название основного вопроса философии.

Философия как метафизика приводит к построению общей картины реальности. Появление такой картины создает возможность и потребность в постановке вопросов такого рода: насколько целесообразно, насколько гармонично устроен мир в целом? Какое место его организация оставляет человеку? Соответственно можно дополнить уже приведенные определения философии ее характеристикой через понятие «мировоззрение».

Мировоззрение есть совокупность общих представлений человека об окружающем мире, о месте человека в нем и вытекающие из этого жизненные принципы и ориентации человека. Мировоззрение – не просто знания о мире, это убеждения, вера, эмоциональный фон отношения к жизни и к другим людям.

В мировоззрении выделяют познавательный, оценочный и поведенческий компоненты. Мировоззрение присуще человеку и без философии – оно складывается на основе его жизненного опыта, может быть основано на религии, но в таком житейском мировоззрении обычно недостает обоснования и согласованности входящих в его состав представлений.

Философия – это теоретическое и систематизированное мировоззрение. В ней присутствуют те же три компонента: совокупность знаний; принципы, нормы деятельности; идеалы с их обоснованием.

Знакомство человека с философией – это встреча двух мировоззрений, философия при этом выступает как аккумулированный социальный опыт, преобразующий индивидуальное мировоззрение. Под воздействием философии происходит уточнение мировоззренческой позиции личности, устранение противоречий, разграничение главного и второстепенного.

Философия как мировоззрение определяется следующим образом: философия есть способ целостного понимания отношения человека к миру.

1.3. Специфика философских проблем и место философии в культуре

На основе характеристики философии как мировоззрения можно определить специфику философских проблем.

Философские проблемы – это проблемы, которые объединяют познавательный и оценочно-личностный взгляды человека.

Итак, специфика философских проблем заключается в следующем:

для многих философских проблем существуют различные варианты решения и не определяется единственно правильный вариант;

к философским проблемам человечество иногда возвращается на новом уровне развития, и это не означает отсутствия прогресса в философии;

философские проблемы в той или иной степени ставит перед собой каждый человек (т. е. они обращены не к специальной, профессиональной деятельности, а к родовой человеческой сущности). Именно в этом проявляется их конкретность.

Факторы, которые оцениваются людьми как значимые, которые служат ориентирами их деятельности и формируют цели, обобщенно называют ценностями. Например, к ценностям относятся материальное благополучие, свобода, власть, знание и др. Философия выявляет такие феномены (стремясь обнаружить их все), анализирует их, выстраивает их иерархию, определяя наиболее фундаментальные ценности. Отсюда следует определение философии как учения о фундаментальных ценностях человеческого бытия. На основе этого определения можно определить место философии в культуре.

Культура – это совокупный результат развития человечества, т. е. совокупность всех созданных человеком ценностей (материальных и духовных).

При этом в структуре культуры выделяются сферы – мораль, религия, искусство и т. п., и каждая из этих сфер строится вокруг одной из фундаментальных ценностей: наука стремится познать, установить истину, мораль – призвать к добру, искусство – раскрыть и творить красоту, но при этом каждая из сфер культуры принимает свою ценность как данность, как безусловный ориентир. Например, для науки естественная цель и главная ценность – истина, и наука широко использует это понятие, но при этом наука может спросить: что истинно из этих двух теорий? Но не поставит при этом вопроса: что такое истина и всегда ли нам нужна именно она? Истина универсальна или у каждого своя? То есть наука не будет анализировать само понятие истины. Для политики безусловная ценность – власть. Политик спросит: как завоевать власть, как ею распорядиться? Но не спросит: как влияет на личность обладание властью, например, увеличивает власть свободу или наоборот? Верно ли, что все стремятся к власти, а если нет, то почему? Философия же задает вопросы именно такого типа, она анализирует все фундаментальные ценности, исследуя их происхождение, сущность, границы.

Таким образом, для каждой сферы культуры философия разрабатывает исходный принцип. Поэтому она является условием и основой развития всех сфер культуры. Обращение к философии особенно значимо в переломные моменты развития науки, политики, искусства и др.

Далее, кроме общечеловеческого в культуре есть национальное содержание. Для определенного народа, на определенном этапе истории культурные достижения, культурные нормы, признанные ценности всегда несколько отличаются от других. Именно в философии выражается и разрабатывается национальная система ценностей (философия ее не создает, но делает явной). Поэтому философия, в отличие от большинства наук, может иметь национальные и исторические особенности, более того, именно через философию происходит осознание народом себя, своего исторического пути, своего национального характера. И отсюда – возможность еще одного варианта определения философии: философия – это самосознание культуры или самосознание эпохи.

Следовательно, в философии как области исследования исторически выделились две главные темы:

а) философия синтезирует знания, разрабатывая картину устройства мира в целом;

б) философия определяет ценностные основания человеческой деятельности.

Связь этих двух тем отражается в обобщенном определении философии как области знания, в которой исследуется отношение человека к миру.

Более полно специфика философского исследования определяется в выяснении отношения философии к другим сферам культуры.

Философия и наука. Философия является наукой, поскольку имеет определенный предмет, область исследований, участвует в информационном обмене с другими науками, имеет те же логические основания.

Однако философия отличается от традиционных стандартов научности (установившихся главным образом на основе естественных наук). В качестве доказательства в философии могут быть использованы не только рациональные, но и ценностные аргументы (например, «Разве не ужасно было бы признать, что в мире всепобеждающим является зло?»). В философии не используются многие естественнонаучные методы, в частности, постановка повторяемых экспериментов (хотя какие-то и используются – мысленный эксперимент, гипотетико-дедуктивный метод).

Многие считают наиболее важным отличием философии от науки то, что философия систематически возвращается к ранее решенным проблемам, по-новому их переосмысливая. Почему философия так действует? Не потому, что не может разобраться, а потому, что сами объекты ее исследования меняются.

Исторически философия опирается на данные науки. Но столь же многочисленны ситуации, когда философские идеи стимулировали научные представления своего времени и даже расходились с ними, выражая догадку, прорыв в будущее.

Философия и искусство. В отличие от философии, основной единицей художественного мышления является образ, а не абстрактное понятие. Искусство и философию сближает индивидуальный, принципиально личностный при всей общезначимости характер результатов. Философское произведение обращается не только к разуму, но и к чувствам человека, доставляет эстетическое переживание. Философская идея может быть выражена художественными средствами. Вместе с тем они противоположным образом направлены: искусство раскрывает всеобщее через локальное, философия стремится от локального подняться к всеобщему.

Философия и религия. Их объединяют в первую очередь рассматриваемые проблемы – как устроен мир, каково назначение человека, как ему следует жить? Принципиальное различие состоит в том, что философия стремится мыслить рационально-критически и доказывать свои положения, в принятии же религиозных догматов ключевую роль играет вера – признание истинным некоторого положения вне логики и независимо от нее. В основе религиозного мышления лежит признание некоторых основоположений веры как абсолютных, вечных и неизменных истин, апелляция к авторитетам. Подлинное философское мышление принципиально антидогматично. Образ Бога различен в религии и философии: для философов Бог ближе к абстрактному духовному началу, не обладает персональностью.

При этом существует и религиозная философия, в которой предметом и основанием философского осмысления становятся религиозные постулаты. Философская система может консервироваться, превращаясь в религиозную или квазирелигиозную.

Итак, во взаимодействии философии с другими сферами культуры происходит их взаимопроникновение, но философия не входит целиком в рамки ни одной из них, это самостоятельная форма духовной деятельности.

Контрольные вопросы

1. Какие определения понятия «философия» вы можете назвать?

2. При каких теоретических условиях философия становится возможной?

3. Что такое метафизика?

4. Что такое мировоззрение?

5. В чем состоит специфика философских проблем?

6. Какое место философия занимает в системе культуры?

Литература

[1, с. 4 – 87; 14, с. 7 – 36].

studfile.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *