Истерика тихая: Истерика как острая реакция на стресс

Содержание

Тихая истерика. Все о женской истерике. Что такое женская истерика? Как бороться с женской истерикой

Любой женщине свойственно привлекать к себе внимание. Мягкая форма такого вызывающего поведения называется кокетство. Нет ничего плохого в том, что девушка следит за собой, за своей внешностью.

Истерика — это такая форма женского поведения, с помощью которого девушка хочет привлечь к себе внимание. Истеричность свойственна в основном женщинам. Это свойство женского характера, и его не изучают психиатры и психологи, в отличие от таких форм истерии, как психоз, истерическая психопатия и истерический невроз. Истерика проявляется в двух случаях: как следствие врожденных особенностей, когда мозг не контролирует поведение, и как следствие плохого воспитания, когда девушка, будучи ребенком, была любимицей в семье.

Виды и цели

Истерика может быть громкой и тихой. Громкая истерика проявляется через рыдание, крики, заламывания рук, битье посуды и другие бурные действия. Тихая истерика проходит незаметно для соседей, но также успешно для тех, кому предназначена. Тихая истеричка обычно мало говорит, молчит с укоризненным видом, давит на совесть, уходит в другую комнату и со страдальческим выражением смотрит в одну точку. Целью истерики является оказаться в центре внимания. Истерика продолжается до тех пор, пока окружающие не бросают все дела и не начинают успокаивать и утешать девушку.

Повод для спектакля

Со стороны для людей, которые привыкли расценивать поступки окружающих как истинные, кажется, что истеричка — девушка, которая очень эмоционально реагирует даже на самые незначительные неприятности. Например, нормальная девушка не закатит истерику из-за заслуженной «четверки». Но на самом деле

повод , из-за которого истерика начинается и который окружающим кажется причиной такого поведения, не затрагивает истеричную девушку так глубоко. На повод такая девушка вообще не обращает внимания, она просто использует его для достижения результата. Во время истерики демонстрируются те чувства, которых на самом деле нет.

Основные черты

Не всегда крики и слезы надо воспринимать как истерический припадок. Нормальная девушка тоже может обидеться и в состоянии отчаяния реагировать на неудачу как истерик. В этом случае необходимо восстанавливать отношения с ней и не делать поспешных выводов. Для настоящих истеричек свойственны определенные черты характера, которые, конечно могут быть и у нормальных девушек, но у истеричек эти черты характера бросаются в глаза и режут слух. Такой девушке свойственно демонстративное поведение, стремление оказаться в центре внимания и добиться, чтобы о ней постоянно говорили. Во внешности такой девушки есть что-то такое, что мгновенно привлекает внимание. У таких девушек громкий голос, смех и театральные жесты. На работе такая девушка сначала разворачивает бурную деятельность, умеет организовать людей, убедить в необходимости выполнить поручение, но когда требуется ее непосредственное участие, то ее энтузиазм моментально улетучивается и работать она уже не хочет.

Истерички условно делятся на два вида. Первые любят прибедняться и жаловаться, а вторые, наоборот, хвастаться. Истеричка чувствительна к эмоциональным переживаниям других. Она способна глубоко проникнуть во внутренний мир собеседника, чтобы потом манипулировать им в своих целях. В личной жизни такая девушка вызывает у своего избранника чувство вины, поэтому себе в спутники выбирает в основном хорошего и совестливого мужчину.

Особенности общения

Чем умнее девушка, тем больше она стремится справиться со своей истерикой. Любая форма истерики может быть компенсирована и переведена в другую активную деятельность. Карьера, занятия спортом, физический труд и профессии, требующие постоянного нахождения в центре внимания, помогут справиться с истерикой. Но тут необходимо правильно оценить собственные силы. Истеричность характера и талант привлекать к себе внимание рождают «звезду». Когда же есть только истеричная натура, а талант отсутствует, то есть вероятность. Что у девушки будет репутация истерички.

Если пришлось стать свидетелем истерики, то лучше не подключаться и не реагировать на нее. Но после истерики надо попытаться поговорить с девушкой по-дружески, потому что такая девушка не понимает, что она делает. Таким образом, она эмоционально разряжается, а потом ни чего не помнит и, соответственно, не делает ни каких выводов. Надо постараться тактично объяснить девушке, ч

Женская истерика – это особое эмоциональное состояние, практически неконтролируемое, неадекватное, сопровождающееся повышением голоса, плачем и чрезмерной жестикуляцией. Оно не поддается контролю, особенно в момент кульминации, хотя, когда только начинает нарастать напряжение, еще возможно повлиять, успокоить, взять под контроль ситуацию, и саму женщину.

В истерике женщина дает выход своим эмоциям, накопившейся боли, бессилию, переживаниям, и в тот момент делается крайне искренней. Также причиной данного состояния может быть желание чего-то добиться, о чем-то заявить, поэтому женская истерика – это своеобразный манифест.

Необходимо учесть, что следует различать бытовую и клиническую истерики. Бытовая сопровождается эмоциональным всплеском и носит характер разборки, выяснения отношений, с возможным бросанием предметов. В клинической психиатры определяют настоящих истериков, как истероидов. Эти люди (женщины и мужчины) обладают импульсивным характером и слишком развитым воображением, с детского возраста предрасположены к особо бурному проявлению эмоций.

Причины женской истерики

Женская истерика очень часто является способом манипулирования близкими и окружающими людьми в корыстных для себя целях. В любом случае, женская истерика – это очень заметное, эффектное действие и на него невозможно не обратить внимания, чего, в общем, женщина в большей части и добивается. Такая фемин любит быть в центре внимания, быть предметом восхищения и . Для этого она создает себе образ: вычурно одевается, неестественно красится и стрижется несоответственно своему возрасту. Ее поведение наигранно и отдает театральностью.

Для того чтобы понять насколько сильная женская истерика, что делать в такой ситуации, нужно разобраться в ее причинах.

Причиной женской истерики могут быть особенности нервной системы. Если женщина достаточно часто затевает необоснованные ссоры и это происходит очень интенсивно, если ее невозможно угомонить и она становится полностью неконтролированной, необходимо обратиться к хорошему специалисту (психотерапевту, психиатру). Если после диагностики окажется, что представительнице слабого пола свойствен истероидный или психопатический тип личности, станет понятно, почему она неспособна сдерживать свой запал, взрывные эмоции.

Благодаря своевременному обращению к врачу и поставленному корректно диагнозу, будет сэкономлено много сил и нервов. Специалист составит программу, по которой будет осуществляться психокоррекция поведения, пропишет необходимые лечебные средства и назначит курс психотерапии.

Также спровоцировать женскую истерику могут гормональные расстройства, недомогание, гормональные сбои во время климакса, при беременности, во время предменструального синдрома. В этих состояниях женщины становятся чрезмерно обидчивыми, уязвимыми, депрессивными, тревожными, с частыми переменами настроения.

Постоянные напряжения, регулярные стрессы, нервные срывы провоцируют возникновение женских истерик. Даже самая спокойная и уравновешенная фемин под постоянным воздействием нервного напряжения не выдерживает, «ломается» ее стабильная психика. Такое нервное состояние устраняется тем, что из жизни полностью убираются все дестабилизирующие психику факторы. Нередко сделать это очень сложно, но возможно.

Очень часто страдают истерикой волевые, сильные женщины, привыкшие взваливать все заботы на свои плечи и в одиночку контролировать все происходящее. От такого чрезмерного управления всем, образуется и перегруженность нервной системы, что требует определенного выхода наружу.

Истерика у женщины является способом эмоциональной разрядки. Она возникает не только у неуравновешенных вспыльчивых особ, но и у тех, которые в силу своего воспитания привыкли к тому, что эмоции должны сдерживаться, не позволять им выходить наружу.

Это наносит большой удар по здоровью. Эмоциональные разрядки просто необходимы, но для того, чтобы дело не дошло до истерики, можно найти альтернативные способы «выпуска пара»: спорт, танцы, интенсивная физическая работа, визиты к психотерапевту.

Женская истерика в отношениях возникает под воздействием тоски, уныния, нереализованности, которая образуется на тле ничего неделания. Зачастую такое встречается у домохозяек, фемин, которые не состоялись в жизни, живут за счет обеспеченного мужа. У них наступает такой момент, когда они осознают, что в свое время могли самореализоваться. Именно под влиянием таких мыслей возникает женская истерика, во время которой фемин предъявляют претензии мужьям, что те не дают им возможности реализоваться.

Когда представительница прекрасного пола активна, принимает участие в общественной жизни, ей меньше угрожает возникновение истеричного состояния. Но, когда женщина, которая любит общение, встречи, вынуждена сидеть в четырех стенах, она начинает скучать, постепенно в ней накапливаются эмоции и самым доступным способом их излить является истерика. В этом случае выходом является поиск дополнительного занятия, хобби, прохождение курсов обучения какой-либо интересующей ее темы.

Переживание страха и беспокойства также приводят к возникновению истерик. Если фемин долго переживает какой-то страх, ей необходимо проанализировать его возникновение, понять причины. Во время переживания страха должен кто-то присутствовать возле нее, чтобы успокоить, убедить, что ее страх не имеет основания и постараться не довести это беспокойное состояние до степени истерики.

Как бороться с женской истерикой

Перед многими людьми (в частности, мужчинами) в определенный момент встает вопрос о том, что на самом деле собой представляет женская истерика, что делать, когда она возникает.

Для того чтобы что-то сделать нужно знать, чем опасна женская истерика и как к ней нужно относиться.

Приступ истерики у женщин выражается достаточно заметно и остро. Причиной может быть неприятная ситуация или реплика. Фемин начинает повышать голос, краснеет, в самый острый момент она начинает плакать, топать ногами и резко жестикулировать. Сознание в этот момент затуманивается и когда женщина успокаивается, она не может вспомнить досконально, что именно она говорила и что происходило все время. Такие истерические приступы могут очень часто повторяться.

Женские истерики в отношениях становятся причиной конфликтов и разводов. Мужчины часто берут инициативу в свои руки, ищут пути выхода из ситуации, предлагают женам обратиться к врачу, или даже сами настаивают на приеме психотерапевта.

Истерика является неадекватным поведением, которого следует избегать, но бывают особые формы ее проявления, которые могут нести самые плохие последствия. Тихая истерика, например, очень специфичная. Сдавленный тихий голос, особый тон, угрюмый взгляд, мрачное настроение – это то, чем опасна женская истерика такого типа. Если женщина не ругается и не бьется, она все равно должна куда-то подевать свою энергию и злость. Если такую фемин спросить — что случилось, ее ответ будет однозначным – ничего. В этот момент сразу нужно начинать предпринимать какие-то меры, потому что в таком состоянии женщина может делать различные подставы, действовать назло, собирать вещи, чтобы уйти.

В первую очередь мужчина должен выяснить, в чем причина. Проще всего это будет сделать – просто спросив напрямую. Но не спрашивать, что случилось, а спросить о том, можно ли как-то исправить ситуацию и что можно сделать сейчас же.

Фемин с более сложными приступами истерики должны лечиться под присмотром психотерапевта. Он выясняет, в чем причина приступов и назначает курс сеансов.

Нормализация половой жизни женщины может избавить ее от истерик. Поэтому есть смысл обратиться с мужем на консультацию к сексопатологу.

Следование режиму дня и ночи, достаточное количество сна и отдыха, правильное питание, запрет на вредные привычки, релаксация, спорт – вот те основные принципы, которые, если их придерживаться, минимизируют влияние негативных факторов, что в свою очередь, способствует устранению и профилактике возникновения истерики.

Если причина заключается в гормональных сбоях, то необходимо проконсультироваться с гинекологом, чтобы он прописал медикаментозные препараты, которые нормализуют гормональный уровень и уменьшат проявление вегетативных реакций. Вместе с этим назначаются седативные средства.

Во время истерики ни за что нельзя женщине отвечать агрессивно, этим только еще больше обострится ситуация. Нужно проявить хладнокровие и терпение, принять мнение женщины, после чего подарить ей ласку и заботу. Когда женщина успокоится, она оценит это и поблагодарит.

Популярным вопросом по данной теме является: пугает ли мужчин женская истерика? Женщина, отличающаяся истероидным типом личности – очень трудный человек, и терпеть постоянные ссоры и ее постоянные срывы не любой мужчина способен.

Мужчина в первую очередь ищет в женщине опору, стабильность и поддержку, а ее истерики свидетельствуют о неуравновешенности характера. Если в начале отношений женщина была спокойной, сдержанной, но в один момент она устроила истерику, ей следует ожидать на один из двух вариантов поведения мужчины.

В первом случае, мужчина, в состоянии шока от настолько резкой перемены, не разобравшись ни в чем, сразу разрывает отношения с женщиной.

Во втором случае, мужчина постарается сначала выяснить, в чем проблема, понять, что провоцирует такое состояние, попытается что-то предпринять. Но если истерики будут очень частыми и слишком интенсивными, то даже самый крепкий может опустить руки. И здесь даже дело не в том, пугает ли мужчин женская истерика или нет, делать с этим определенно что-то нужно. Поэтому женщина должна делать выводы о том, быть ли ей с мужчиной, через которого она страдает. Или если дело не в мужчине, она должна научиться себя контролировать, если на самом деле ей дороги отношения.

Как мужчина, так и женщина должны быть счастливыми в своих отношениях, радоваться, а не изводить истерическими проявлениями друг друга.

Женская истерика — это своеобразный способ женщины привлечь к себе внимание или найти поддержку. По натуре женщины намного эмоциональнее мужчин, а истерика — это способ выплеснуть издержки эмоций. Когда женщина проявляет истерику, она себя почти не контролирует.

Причины женской истерики

Недоедание
В основном возникают нервные срывы, когда женщины сидят на диетах, недоедая и ограничивая себя во всем.

Отсутствие или нерегулярная половая жизнь
Во время полового акта организм вырабатывает эндорфины, необходимые каждому человеку, особенно женщине.

Усталость
Большое количество работы, недосыпание, бытовая работа — и нервы рано или поздно не выдерживают.

Мало времени на себя
Так как женщины по своей натуре альтруисты и готовы всегда всем помочь. Тогда организм начинает протестовать, так как нельзя забывать о себе.
Самая распространенная причина истерики у женщины — желание добиться того, что давно хочется получить или же от бессилия. В данном случае она является самой высшей точкой эмоциональной сдержанности.
Если все-таки женская истерика дала о себе знать, то мужчине в первую очередь нужно понять ее причину. Лучше всего спросить у женщины о том, что он может сделать, чтобы прекратить истерику.

Классификация женских истерик

Обычная истерика
Связана просто с плохим настроением или «ничегонеделанием». Этот вид ничем не опасен и свойственен большинству женщин.

Бурная истерика
Обычно является последствием какого-то поступка. Единственная реакция мужчины, которая нужна в этом случае — просто переждать, не накаляя обстановку.

Тихая истерика
Ее нельзя игнорировать, она является самой небезопасной, женщину нужно любыми способами отвлечь.

Истерика под названием «все хорошо»
Является опасной. При ней женщины обычно делают одно, а замышляют другое, поэтому стоит быть начеку.
На самом деле, проявляя истерику, женщина намекает мужчине, что доверяет ему, то есть может показать плохое, что в ней есть. Истерика является самым настоящим проявлением чувств. Женщина может проявлять истерику только с тем мужчиной, которым доверяет по-настоящему, делает это она, чтобы донести до него свое состояние.

Каким способом можно прекратить женскую истерику?

Уйдите с поля ее зрения, тогда, возможно, приступ прекратится сам.
Предложите истеричке выпить воды.
Чтобы прервать легкий приступ, возможно болевое воздействие (пощечина — крайний вариант)
Нужно отвлечь внимание женщины. Например, позвонить незаметно ей на телефон.
Если спокойный человек устроил истерику, то помолчите, просто выслушайте, возможно он выскажется и ему станет легче.
Важно: всплески эмоций могут быть в некоторых случаях не только вредны, но и полезны, если они не выходят за пределы морально-этических норм.

Из рубрики «Ой, а я не знала!» — этимология слова «истерия» происходит от греческого «матка» и в своем классическом значении означает буквально следующее: «бешенство матки» — устаревший медицинский диагноз, на данный момент частично соответствующий ряду психических расстройств легкой и средней степени тяжести. Использовался для описания специфических расстройств самочувствия и поведения у женщин, причиной которых долгое время считалось блуждание матки по организму (откуда и название). К проявлениям истерии относили демонстративные эмоциональные реакции, потерю чувствительности, глухоту, слепоту, помрачения сознания, повышенную сексуальную активность и другое».

А про «истерику» вот чего Википедия говорит – «крайне нервное, возбужденное состояние, доводящее до потери самообладания и выражающееся в немотивированных болезненных поступках, в резкой смене настроений».

Истерики – наихудшее из женских зол, но самое страшное, что и из мужских тоже. Почти наряду со скупостью. Но сегодня я поговорю о женских истериках, потому что они интереснее и познавательней – это целый мир!

Итааак, классификация женских истерик, добавляйте, если что…

1. Истерика будничная, обыкновенная

Самый односложный вид женской истерики, связанный с «просто плохим настроением» или «нечего надеть».

Проявляется в резких ответных репликах, внезапных слезах, наездах на ровных местах, хлопаньи дверьми и показательном выворачивании гардеробных внутренностей.

Протекает без последствий, если обращаться с истерящей спокойно и бережно: «Да, милая», «Конечно, купим, любимая» или «Хочешь кофе?». С наиболее продвинутыми истеричками, городскими жительницами, этот номер, впрочем, не пройдет. Им лучше нежно сказать – «Заткнись», «Хватить истерить, ты же девочка», а в самых тяжелых, интеллектуально обогащенных, случаях — «Такими внезапными вспышками агрессии ты разрушаешь наши отношения, подумай об этом, пожалуйста!».

Будничная истерика не опасна и свойственна большинству девочек. При правильной реакции – кратковременна. При в корне неправильной может затянуться на месяцы, потому что девочка обижается уже не на видимую причину истерики, а на вашу реакцию на нее.

2. Истерика бурная, мокрая

Эта громкая истерика, как правило, является следствием какого-либо события или поступка, случившегося специально или нечаянно для обижания истерящей.

Громкая истерика сопровождается бурными уходами. С работы, вечеринки, свадьбы или многих лет счастливого брака. В последнем случае она всегда заканчивается возвратами, в первых трех – реже.

Единственная правильная реакция на такой вид женской истерики – просто ее переждать, ничего не предпринимая. А, когда буря утихнет, поговорить об этом.

3. Истерика тихая, небезопасная

Приглушенный голос, и тот особый тон, который выдает психиатров при общении с пациентами. Знакомо? Да, это она. Тихая небезопасная истерика. Она сопровождается тишиной и тихим голосом, но именно в такие моменты прокалываются шины, проламываются головы и подается заявление о разводе.

Такую истерику ни в коем случае нельзя игнорировать! Ни в коем! Её нужно зацеловывать, задаривать и отвлекать любыми способами, вам известными. Даже щекоткой.

4. Истерика-месть, косящая под «все хорошо»

Это самый опасный вид женской истерики. Проявляется в малоизученном симптоме: «внешне вроде как обычно, но я-то чувствую, ЧТО-ТО не так!».

Расслабся, чувак. Поздняк метаться. Не так ВСЕ.

В этом состоянии обезумевшие тетки низшего звена, публично сообщают всем о покупке нового платья, а сами идут «по экстрасенсам» делать страшные вещи, о которых вам лучше не знать. Именно в этом состоянии тетки звеном повыше заводят новые романы и делают их достоянием общественности, а сами нанимают частного детектива, который следит за вами и кует адские аргументы для лишения вас всего имущества при разводе.

Ключевое сходство всех этих теток – явно делать одно, тайно – замышлять другое, менее доброе, так что – будьте начеку и маскируйтесь под «терпилу». Действуйте с помощью той же тактики.

Вы спросите – а что делают тетки звена высшего? Отвечаем. Тетки звена высшего в случае нападения на них истерики №4, искренне стараются покупать платья и заводить новые романы, не проклиная ни вас, ни Бога, ни расписание троллейбусов. Потому что они свято уверены, что только они ответственны за собственное счастье и единственный способ мести – это быть успешной и счастливой. Эти морально растопчут вас, ничего не предпринимая – на то они и высшее звено.

Опасность, которая вам с ними грозит – это потерять их навсегда, но тут вам точно переживать не стоит – вы бы с такими и не справились. В противном случае, до истерики №4 вряд ли бы дошло.

Лично с меня видов истерик – хватит. Если у вас есть свои версии или смачные жизненные примеры – давайте их, девочки, перетрем 😉

Истерики взрослых людей — Психологос

Женщина-депутат устроила истерику, сотрудники ГАИ Украины — сломались. А зря. Через 5 минут женщина устанет и ор стихнет.
скачать видео

Фильм «Крутая Джорджия»

Спокойствие и холодная вода прекращает истерики лучше всего.
скачать видео

Фильм «Римские каникулы»

Негативное отношение, противные интонации, издевательские комментарии — это последовательность, ведущая к истерике.
скачать видео

Фильм «На грани»

Тех, кто тревожится и истерит, нужно занять делом. Тогда они будут меньше мешать и быстрее успокоятся.
скачать видео

Фильм «Мир эмоций: искусство быть счастливее. Занятие проводит проф. Н.И. Козлов»

Что делать, если вас захватывают неуправляемые переживания
скачать видео

​​​​​​​​​​​​​​Истерика — демонстративное поведение, выражающее активный протест, собственные страдания и невозможность адекватных реакций. Истерическим также называют громкое, беспокойное поведение, заводящее окружающих на такие же эмоции.

Обычно за истерикой стоит необоснованное желание, на котором человек настаивает скандальным образом, нарушая формат: кричит, привлекает всеобщее внимание, бьет посуду. Дети падают на пол, стучат руками и ногами, разрушают все вокруг. Тихая истерика — закатывание глаз, демонстрация полной беспомощности, безудержный стон или рыдания.

Истерики — чаще женское поведение, и, похоже, это только результат воспитания: девочкам чаще разрешают плач и капризы. Если мужчина разрешает себе впасть в истерику, это не совсем мужчина, в нем проскальзывают инфантильные черты. Чаще устраиваются людьми с истероидными чертами характера, но воспитанные люди, хотя бы и с истероидными чертами, истерики не устраивают.

И, заметим, умные мужчины не связываются с женщинами, которые разрешают себе истерики вместо того, чтобы вопрос решать по-умному, обсуждая.

Человек в истерике ведет себя так, словно он потерял рассудок, впал в беспамятство и не может собой никак управлять. Это — не совсем правда. Истерика — особое искусство, мастера истерики действительно умеют вводить себя в это состояние, когда действия совершаются практически бесконтрольно, но — но на самом деле в любой истерике сознательный контроль присутствует всегда.

Как рассказывает женщина: «Я в дикой истерике, летаю как фурия по кухне и бью посуду. Открываю очередной шкаф, но вижу — на полочке стоит моя любимая хрустальная вазочка… Нет, беру и хлопаю об пол другую: зачем же мне любимую бить!»

Истерики чаще устраиваются тогда, когда есть зрители и есть выгода. Именно поэтому, в какой бы жуткой истерике ни был человек, когда исчезает выгода, меняется публика и ситуация становится с истерикой несовместима — как только это человек заметит, его истерика прекращается практически на раз.

Как реагировать на истерику?

Истерика — типовая манипуляция. Тот, кто устраивает истерику, рассчитывает на то, что к ней не останутся равнодушными. А именно, то ли окружающим станет жалко так горько плачущего, то ли не захочется слышать такой резкий крик, то ли будет неудобно быть участником такого дикого спектакля перед окружающими. Впрочем, если вы это понимаете, вы можете на все это не вестись. Плачущего вам не жалко — это он сам себе устроил, резкий крик вам для здоровья не вреден и вас скорее только бодрит, а дикий спектакль устроили не вы, вам стыдиться нечего.

А сотрудники украинского ГАИ перед истерикой женщины-депутата сломались. Думается, что это их ошибочка — не нужно подкреплять привычку некоторых женщин решать свои проблемы публичными истериками.

Что делать конкретно?

Не устраивайте истерику в ответ на истерику — бесполезно, резкие эмоции в ответ только будоражат того, кто начинает истерику. Предложение успокоиться обычно не помогает. Лучше действует:

  • Полное равнодушное спокойствие. Когда у истерики нет сочувствующих, включенных в спектакль зрителей, она быстрее проходит. Если можно подождать — просто ждите. Очень долго орать — у истерика здоровья не хватит, успокоится.
  • Пока истерика не раскрутилась — спокойное повторение вопроса «Что ты хочешь?», предложение сформулировать задачи истерики.
  • Очень хорошо занять каким-нибудь делом. Это отвлекает истерика от переживаний и успокаивает всех.
  • Резкое физическое воздействие: пощечина или ведро воды. Приводит в чувство.
  • Если истерики вам регулярно устраивает ваша подруга, лучшее средство против ее истерик — с нею расстаться. Если вы человек разумный, зачем вам дикое существо? Что-то более приличное — не найдете?

Истерики пора прекращать.

Детские истерики

Детские истерики имеют свои особенности. А особенно важно, что родители их могут предупреждать. См.→

Как прекращать собственные истерики?

Свою собственную истерику прекратить (при желании) не сложно. Лучше всего действует обливание холодной водой: или попросите кого-то вас облить, или сами залезьте под холодную воду, можно в одежде, можно раздеться: тональность ваших криков изменится, истерика прекратиться. Далее растереться полотенцем, одеться в свежую одежду и обязательно пойти на улицу гулять. На улице гулять не менее получаса, лучше час. Во время прогулки энергично жуйте жвачку (жвачка и страдание — две вещи несовместные) и занимайтесь рассматриванием людей. Еще лучше — копируйте походки. Все, скоро вернетесь в полностью нормальное состояние. Главное — было бы желание!

Истерики взрослых людей | Николай Козлов. Психология

Автор: Н.И. КОЗЛОВ, психолог
Личные консультации [email protected]

Истерика – демонстративное поведение, выражающее активный протест, собственные страдания и невозможность адекватных реакций. Истерическим также называют громкое, беспокойное поведение, заводящее окружающих на такие же эмоции.

Видео: Что делать, если вас захватывают неуправляемые переживания? Тренинг-центр «Синтон», фрагмент тренинга «Управление эмоциями». Занятие ведет проф. Н.И. Козлов.

Обычно за истерикой стоит необоснованное желание, на котором человек настаивает скандальным образом, нарушая формат: кричит, привлекает всеобщее внимание, бьет посуду. Дети падают на пол, стучат руками и ногами, разрушают все вокруг. Тихая истерика – закатывание глаз, демонстрация полной беспомощности, безудержный стон или рыдания.

Истерики – чаще женское поведение, и, похоже, это только результат воспитания: девочкам чаще разрешают плач и капризы. Если мужчина разрешает себе впасть в истерику, это не совсем мужчина, в нем проскальзывают инфантильные черты. Чаще устраиваются людьми с истероидными чертами характера, но воспитанные люди, хотя бы и с истероидными чертами, истерики не устраивают.

И, заметим, умные мужчины не связываются с женщинами, которые разрешают себе истерики вместо того, чтобы вопрос решать по-умному, обсуждая.

Человек в истерике ведет себя так, словно он потерял рассудок, впал в беспамятство и не может собой никак управлять. Это – не совсем правда. Истерика – особое искусство, мастера истерики действительно умеют вводить себя в это состояние, когда действия совершаются практически бесконтрольно, но – но на самом деле в любой истерике сознательный контроль присутствует всегда.

Как рассказывает женщина: «Я в дикой истерике, летаю как фурия по кухне и бью посуду. Открываю очередной шкаф, но вижу – на полочке стоит моя любимая хрустальная вазочка… Нет, беру и хлопаю об пол другую: зачем же мне любимую бить!»

Истерики чаще устраиваются тогда, когда есть зрители и есть выгода. Именно поэтому, в какой бы жуткой истерике ни был человек, когда исчезает выгода, меняется публика и ситуация становится с истерикой несовместима – как только это человек заметит, его истерика прекращается практически на раз.

Как реагировать на истерику?

Истерика – типовая манипуляция. Тот, кто устраивает истерику, рассчитывает на то, что к ней не останутся равнодушными. А именно, то ли окружающим станет жалко так горько плачущего, то ли не захочется слышать такой резкий крик, то ли будет неудобно быть участником такого дикого спектакля перед окружающими. Впрочем, если вы это понимаете, вы можете на все это не вестись. Плачущего вам не жалко – это он сам себе устроил, резкий крик вам для здоровья не вреден и вас скорее только бодрит, а дикий спектакль устроили не вы, вам стыдиться нечего.

А сотрудники украинского ГАИ перед истерикой женщины-депутата сломались. Думается, что это их ошибочка – не нужно подкреплять привычку некоторых женщин решать свои проблемы публичными истериками.

Что делать конкретно?

Не устраивайте истерику в ответ на истерику – бесполезно, резкие эмоции в ответ только будоражат того, кто начинает истерику. Предложение успокоиться обычно не помогает. Лучше действует:

  • Полное равнодушное спокойствие. Когда у истерики нет сочувствующих, включенных в спектакль зрителей, она быстрее проходит. Если можно подождать – просто ждите. Очень долго орать – у истерика здоровья не хватит, успокоится.
  • Пока истерика не раскрутилась – спокойное повторение вопроса «Что ты хочешь?», предложение сформулировать задачи истерики.
  • Очень хорошо занять каким-нибудь делом. Это отвлекает истерика от переживаний и успокаивает всех.
  • Резкое физическое воздействие: пощечина или ведро воды. Приводит в чувство.
  • Если истерики вам регулярно устраивает ваша подруга, лучшее средство против ее истерик – с нею расстаться. Если вы человек разумный, зачем вам дикое существо? Что-то более приличное – не найдете?

Истерики пора прекращать.

Как прекращать собственные истерики?

Свою собственную истерику прекратить (при желании) не сложно. Лучше всего действует обливание холодной водой: или попросите кого-то вас облить, или сами залезьте под холодную воду, можно в одежде, можно раздеться: тональность ваших криков изменится, истерика прекратиться. Далее растереться полотенцем, одеться в свежую одежду и обязательно пойти на улицу гулять. На улице гулять не менее получаса, лучше час. Во время прогулки энергично жуйте жвачку (жвачка и страдание – две вещи несовместные) и занимайтесь рассматриванием людей. Еще лучше – копируйте походки. Все, скоро вернетесь в полностью нормальное состояние. Главное – было бы желание!

За истерией скрывается боль – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

В повседневной жизни люди нередко оперируют терминами «истерия», «истеричка». Между тем, для науки истерия – достаточно сложный термин, под которым понимается ряд психических расстройств. Главный источник истерии – сильная боль, порождающая внутреннюю пустоту. Об этом рассказал на лекции в Москве известный психотерапевт, профессор НИУ ВШЭ Альфрид Лэнгле.

Пустое торнадо

«Не закатывай истерику!», «Не будь истеричным!», – подобные фразы обесценивают человека, поскольку никто не хочет быть истеричным. Понятие «истерия» необходимо использовать с осторожностью, отметил в ходе лекции «Боль утраченного Я. Истерия – причины, понимание и экзистенциальный подход» психотерапевт, автор книг, профессор НИУ ВШЭ Альфрид Лэнгле.

В настоящее время термин истерия считается устаревшим. В современной науке он распадается на ряд более конкретных диагнозов как, например, истерическое расстройство личности или диссоциативное расстройство. Однако, как отметил Лэнгле, использование понятия «истерия», тем не менее, оправдано, поскольку оно охватывает общий образ соответствующего опыта. В ходе лекции была представлена картина истерии с точки зрения экзистенциального анализа.

Как распознать истеричного человека? Возможные признаки – громкий голос, яркая одежда, вызывающий макияж, зацикленность на моде. Это могут быть любые внешние атрибуты, которые способны привлечь внимание окружающих. Также истерик склонен говорить общими фразами и суждениями, которые заменяют для него переживания, например: «Французская мода – самая лучшая мода в мире».

Истеричный человек может быть похожим на вихрь или торнадо, он сверхактивен, способен неустанно развлекаться и развлекать, но такое поведение не соответствует его внутреннему состоянию, рассказал ученый. Внутри истерик совсем не такой каким кажется или старается казаться. Он ощущает внутреннюю пустоту и боится быть разоблаченным в своем истинном состоянии между «быть» и «казаться».

«Взгляни на меня, но не смотри!»

Поведение истерика сложно уловить, он как рыба, которая выскальзывает из рук. И этому есть причина «Истерический человек в своем становлении переживал мало встреч. Его слишком мало видели. Его ранили, обижали. И он закрылся. И поэтому он остается для себя незнакомым», – рассказал Лэнгле.

Истерик интуитивно хватается за других, но склонен манипулировать и взаимодействует через манипуляции, и это отталкивает окружающих, которые чувствуют себя использованными. По-настоящему приблизиться к другому человеку истерику сложно, он испытывает страх перед настоящей близостью. Поэтому его посыл окружающим: «Взгляни на меня, но не смотри!». «Если сказать истерическому человеку «Я люблю тебя!», глядя ему в глаза, он окажется беспомощным», – отметил профессор Лэнгле.

Часто истерик находится вне отношений, поскольку жаждет свободы. Это не свобода для чего-то, которую осознанно может выбирать человек, а именно свобода «от», стремление избежать любых привязанностей и ограничений, пояснил лектор.

Парадокс, но при этом истерик остро нуждается в другом человеке, чтобы найти себя. Наедине с самим собой он чувствует себя потерянным, он не знает, кто он есть на самом деле. Ему нужна публика. В лице такой публики могут выступать члены семьи. «Публика» должна смотреть и аплодировать, но при этом находиться на дистанции – ни в коем случае не подниматься на сцену, где действует истерик. Подобное поведение может быть невыносимым, но он не умеет иначе.

Граница между нормой и патологией

Потенциально любой человек может обнаружить в своем поведении истерические признаки во взаимодействии с другими людьми. «Мы сейчас вообще живем в несколько истеричном времени, оно диктуется обществом», – заметил Лэнгле. Но где граница между нормой и патологией? «Многие люди являются экстравертами. Но если это начинает доминировать, если человек только экстраверт, он становится истеричным», – привел пример психотерапевт. То же самое со спонтанностью и быстротой, если она переходят в чрезмерную импульсивность и нетерпеливость. «Есть целый ряд черт, которые присущи каждому из нас, и мы их ценим, но если они проживаются односторонне, если они преувеличены, тогда это уже движение в сторону истерии», – подытожил Альфрид Лэнгле.

Когда истерия приобретает характер невроза, она может привести к ряду серьезных симптомов, в том числе проявляющихся на психосоматическом уровне. Истерия, как заметил лектор, может имитировать практически все заболевания. «Здесь душа проявляет невероятную силу: это и сенсорные расстройства, моторные расстройства, паралич, различные внутренние болезни, конечно же, эмоциональная лабильность».

Среди других признаков невроза – бросание в крайности, например, человек проявляет безразличие, но в следующую минуту вдруг становится слишком приветливым. Для истерика также характерна постановка вопросов следующим образом: «Ты меня любишь или ненавидишь? Ты за меня или против меня?».

Кроме всего прочего при истерическом неврозе наблюдается диссоциативное мышление. Например, пациент может рассказывать о бабушке, которая была «невероятной», но через пару встреч с терапевтом выясняется, что она была психически очень больна, и от нее страда вся семья, поделился Альфрид Лэнгле примером из своей личной психотерапевтической практики. Отщепление негативного в данном случае необходимо истерику, чтобы произвести хорошее впечатление.

Он должен быть принят всерьез

Внутри истеричного человека – пустота. Но это не просто пустота, а анестезирующая оболочка, под покровами которой скрывается боль. Эта боль возникает на фоне трех сфер опыта, рассказал Альфрид Лэнгле.

Во-первых, через переживание стеснения или давления. Например, жизнь в деревушке, где все друг друга знают, тюрьма, опыт аутсайдерства и т.п. могут порождать чувство невозможности развития и отсюда ощущение задавленности. «Или человеку может быть тесно под давлением его же собственных амбиций, которые не дают ему возможность быть таким, какой он есть на самом деле», – добавил лектор.

Другая сфера негативного опыта, ведущая к боли – нарушение личных границ человека через соблазнение, насилие, что может происходить в рамках сексуального злоупотребления.

И третья причина боли – опыт большого одиночества. Например, ребенок в детстве оказался покинутым родителями или ему не уделяли достаточно внимания.

Страдания истерика – большой вызов для окружающих. Тем не менее, как отметил Альфрид Лэнгле, боль при истерии должна быть услышанной, она ищет избавления. Это, прежде всего, задача психотерапии. Близким истеричного человека необходимо много терпения. Чтобы помочь истерику, нужно самому быть прочным и стабильным, уметь договариваться о структуре, удерживаться у темы.

См.также:

Психической травме противостоит ценность жизни
Любовная зависимость разрушает личность
Гонка за успехом ведет к эмоциональному выгоранию

 


Подпишись на IQ.HSE

«Мы не отдадим власть!» Тихая истерика ульяновского губернатора – ULnovosti.ru

Случилось это в рамках региональной конференции партии власти, на которой побывали и Ulnovosti.ru.

Фото:

Ульяновские единороссы собрались в областном Дворце творчества детей и молодежи, чтобы утвердить список кандидатов для выдвижения на сентябрьские выборы в Ульяновскую Гордуму. В выходной день дома не сиделось 156-ти делегатам из 27-и местных отделений “ЕР”. Плюс политсовет, гости,победители предварительного народного голосования (так называемых “демократичных” праймериз). Итого в зале построенном вообще-то для талантливых детей, но используемом в последнее время под “креатуру” Морозова, собралось 317 взрослых теть и дядь, не желающих прекращать дурить народ и терять свои теплые и хлебные места.

МОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

Немногие пришли на этот праздник при параде. В кулуарах обсуждалось, что накануне губернатор порекомендовал оставить строгие гардеробы в шкафу и одеться подемократичнее. В результате сам выглядел вполне себе партикулярно. Зато Светлана Опёнышева пришла на конференцию в стареньких джинсах. Глава облминздрава Павел Дегтярь выбрал casual, а его коллега из спортвно-физкультурного ведомства Сергей Кузьмин спортивный стиль. Но всех превзошла, став сегодня “закондательницей” партийной “моды” вице-спикер ЗСО Алсу Балакишиева в вызывающем леопардовом платье и на 15-сантиметровой “платформе”.

Фото:

#video=dwCgjRWojfY#

#video=6gjwu15GqzU#

#video=px05oDFtlYM#

У каждого в кармашке было заготовлено по временному удостоверению для голосования. Почему-то игриво-гламурного розового цвета. Наблюдать за “единоросовской” тусовкой прибыл из Москвы руководитель межрегионального координационного совета Вячеслав Тимченко. Судя по всему, именно на него была рассчитана представленная политическая “пастораль”. И документальный фильм с яркой картинкой процветания региона, хорошими и правильными словами “спикеров” о светлом будущем Ульяновской области.

#video=NY70bYk7d4U#

Первый зампред облправительства Смекалин, главврач детской больницы Абдулов и известный ульяновский эксперт по вопросам строительства и архитектуры Капитонов убедительно доказывали, что отдельно взятом регионе уже рай и будет еще лучше. Но апофеозом этого всеобщего “благолепия” регионального масштаба стало почти двухчасовое выступление губернатора области о стратегии развития на ближайшие 15 лет и основанной на ней программе фракции. В какой-то момент мэр Ульяновска Марина Беспалова покинула зал со словами: “Все, я больше не могу!” Села в машину и уехала. И не услышала морозовский мэсседж: “Администрация города будет переформатирована в большой проектный офис”.

“ПРОЗВИЩЕ – РОДИНА ТАЛАНТОВ”

А начал свое выступление губернатор, как водится, сильно издалека. Поздравил мусульман с Ураза-байрамом и отметил: “Ислам выполняет свои функции, проповедуя добро и справедливость”. Без ложной скромности вспомнил о своем Дне Ангела, поздравив с именинами Сергия Радонежского всех находившихся в зале Сергеев. Тимченко даже преподнес “имениннику” икону святого Сергия. Сергей Морозов в очередной раз подчеркнул историческую значимость “своего региона”. Правда, пример привел на сей раз не слишком удачный: “Ульяновск подарил стране лидеров царской России”. Это династию Романовых, выходит? Упс, неувязочка. Совершил глава региона и две грубых этимологических ошибки. Первая: “Чтобы мы с вами никогда не забывали наше ПРОЗВИЩЕ – родина талантов. И вторая: “Доверие это вера”. Хотя понятно, что то, что “до веры” связано с “проверкой на вшивость”, которую партия власти в нашей стране проходит как-то не очень.

– Будущее уже не начинается сегодня, оно уже началось, – продекларировал губернатор Морозов. И тезисно обозначил основных врагов, мешающих этому будущему:

– КПСС в 90-е годы предала страну и область. К 2000-му году регион превратился в серый и отсталый. И эти люди сегодня осмеливаются говорить, что это мы имеем отношение к тому развалу. Вранье! Это коммунисты развалили страну. И не извинились. А нам во время недавнего визита Патриарха в Ульяновск пришлось извиняться и за них тоже. Это говорит о том, что мы гораздо более государственные люди, чем они.

ЧЕЛОВЕК и “ПАРОВОЗ” СЕРГЕЙ МОРОЗОВ

И вот тут господин бывший полковник, мягко говоря, несколько лукавит. Во-первых, именно в ругаемые им 1990-е годы, он получил полковничью должность и целое городское управление внутренних дел в подчинение, с чего началась его лихая карьера из “ментов” в “губеры”. Во-вторых, обвиняя своих предшественников в массовом отъезде людей из региона, о том, какое количество земляков покидает “благополучно-креативный” регион сейчас, скромно молчит. Наконец, Морозов ведет себя непоследовательно. В зависимости от того, перед кем “мечет бисер”. Ведь буквально еще позавчера он сокрушенно “пел” совсем другое: “Нас с вами оболгали, когда сказали, что Советский Союз это плохо”. И сегодня вскользь призвал готовиться к сотой годовщине октябрьской революции в 2017 году “разные необычные праздники и фестивали”.

В том, что сегодня глава региона особенно много ругал коммунистов, как раз нет ничего странного. Ульяновских “красных”, как своих главных конкурентов на предстоящих (в том числе, и губернаторских) выборах местные едросы боятся. Особенно Морозов. Боится панически. До истерики. Истерика эта выразилась сегодня в следующем “крике души”:

– Мы хотим, чтобы наша ульяновская мечта стала элементом региональной идентичности, сравнилась по значимости с американской мечтой. И поэтому мы не отдадим власть!

Потом Сергей Морозов еще пять минут пугал собравшихся катастрофой, которая неизбежна, “если на смену “Единой России” придет любая другая партия”. После этого “делегатам” оставалось лишь правильно выбрать 30 одномандатников и 90 кандидатов в депутаты Гордумы из территориальных групп по избирательным округам. Что они и сделали. А “паровозом” – лидером общемуниципального списка – единогласно назначен сам действующий пока еще губернатор региона.

Иван Собакин

Просмотров: 97

Продолжить чтение

Аутоагрессия или тихая истерика

Аутоагрессия или тихая истерика.

Когда ребенок обижен, рассержен, проще говоря попал в стрессовую ситуацию, самой здоровой реакцией организма является, что называется, громкая истерика. Организм выплескивает все свои негативные эмоции наружу и тем самым избавляется от них.

Однако есть дети, которые практически никогда не впадают в панику и не устраивают истерик. Многие думают, что таким родителям повезло, у них умненький, послушный ребенок, который никогда не капризничает.
Это далеко не так, говорят психологи. Стоит отметить, что послушные, не капризные детки, которые имеют склонность к раннему развитию, в 99% случаев страдают скрытыми формами психологического напряжения.

На самом деле, такие дети испытывают стрессовые ситуации не реже своих более эмоциональных сверстников, а в большинстве случаев и чаще. Это связано с особенностями нервной системы. Такие дети боятся проявлять свои эмоции, тем самым усугубляя последствия обычного стресса.

Признаки тихой истерики: ребенок замирает(столбенеет), раскачивается из стороны в сторону, грызет ногти, дергает брови, накручивает волосы.

Таких детей нельзя оставлять одних ни в коем случае! Их надо отвлекать, разговаривать, успокаивать. Для таких деток самым действенным будет вытащить их страх, врага, негативную эмоцию наружу посредством творчества.

Пусть нарисует, слепит, врежет из бумаги то, что чувствует. А затем пусть избавиться от него(порвет, разрушит, выбросит).

Особое внимание для таких деток следует обратить на питание. Обязательно принимайте витаминные комплексы соответствующие возрасту для поддержания нервной системы.

Именно такие детки становятся в коллективе»белыми воронами» , «всезнайками» и «зубрилками». С ранних лет учите своего малыша общаться в коллективе. Не позволяйте ему хвастаться своими успехами перед сверстниками. В том случае, если ему очень хочется похвалиться своими навыками и умениями, предложите ему помочь окружающим детям научится так рисовать, писать лепить или читать. Он получит необходимую самореализацию и приобретет себе друзей.

Достарыңызбен бөлісу:

19. Нанни Моретти. Тихая истерика отъявленного нарцисса

19. Нанни Моретти. Тихая истерика отъявленного нарцисса

«Месса окончена»

«Ессе bombo»

«Palombella rossa»

«Золотые мечты»

«Месса окончена»

Художественным событием последних лет стал фильм Нанни Моретти «Дорогой дневник» (1995), который режиссер характеризует как наиболее психологичный из всех снятых им до сих пор. Это верно во всяком случае в том субъективном смысле, что Моретти окончательно разрушает границу между автором и своим персонажем. Речь идет о нем самом, перенесшем болезнь, которую врачи считали смертельной. Сорокалетний режиссер ощутил себя заново родившимся. Но даже если бы, не дай Бог, исход был иным, Моретти остался бы единственным полноценным персонажем своего поколения в итальянском кино.

Все, кто младше Бертолуччи, существуют в этой кинематографии в какой-то странной обезличенной совокупности. Даже международный успех фильмов Джузеппе Торнаторе («Новый кинотетар «Парадизо») и Джанни Амелио («Украденные дети») подчеркнул только лишь власть ностальгических мотивов, легенд неореализма. Собственное лицо не то чтобы не различимо, но как будто не существенно в групповом портрете, где сами имена, стоящие за фигурами, похожи (Никетти, Лукетти, Авати), а фоном служит поблекший интерьер «Голливуда на Тибре» или опустевшего кинотеатра, мало напоминающего рай. «Звезда кино, — сетует маститый критик Аино Мичике, — во всяком случае, какой она видится с планеты Италия, — это комета, посетившая нас лишь на время. Кино, или то, что мы обозначаем этим словом, не перешагнет порог XX века». Некоторые, правда, уповают на неаполитанскую школу, обратившую на себя внимание пряными пастишами Паппи Корсикато. Но ее будущее пока в тумане.

Причин глобального кризиса «киноцивилизации» множество. Причина изоляции и инфантилизма новой итальянской режиссуры конкретна. Она оказалась «ударена» 68-м годом в том нежном возрасте, когда еще не выработалась самозащита. Многие оклемались от шока и заговорили только в конце 70-х. Их мучил комплекс безотцовства. «Мною владел страх, как болезнь, — признается Джанни Амелио. — Годар, фигурально выражаясь, покончил с собой, оставив сыновей на произвол судьбы. Мы действовали, как зомби, пытающиеся выжить .

Если немецкое «молодое кино» зародилось благодаря постнацистскому культурному вакууму, для «новых итальянцев» питательной средой стал кризис марксизма, переживаемый как личная травма. Но лишь один Моретти сумел облечь свой инфантилизм, свое состояние аутсайдера, опоздавшего на поезд истории, в общечеловеческую «привокзальную драму», в тихий апокалипсис свершившейся катастрофы.

Такова интонация его ранних картин «Я самодостаточен» (1976) и «Ессе Bombo» (1978, анархистский парафраз библейского Ессе Homo — бессмысленный возглас растерянности героя-выкидыша 68-го). С меланхоличной самоиронией экран фиксирует тусовки молодых интеллектуалов, томящихся в кафе и перекидывающихся загадочными идиомами из своего жаргона. Периодически кто-то восклицает: «Ну, я пошел», — и порывается куда-то двинуться, но тут же оседает на месте. В основе «действия» — безнадежная рутинная путаница понятий, слов, настроений. Здесь не ждут уже даже Годо, тем более — мессианского гула революции или неба в алмазах.

Бездействие может трансформироваться в псевдодействие. Так, группа актеров, готовя никому не нужную авангардистскую постановку, предпринимает изнурительную вылазку в горы. Так, борцы с истеблишментом намерены оккупировать местную школу и сорвать занятия;

но пока суть да дело, наступают каникулы. Бунт приобретает метафизический характер, а фильм — характер глобальной пародии, объектом которой становится все — от анархистской дури до тоталитарного местного «вождизма».

В первых же своих фильмах режиссер предложил свежую насмешливую интерпретацию вечной проблемы поколений. Сразу сформировался и центральный персонаж кинематографа Моретти. Это сыгранный самим режиссером Микеле — его «альтер эго», «целлулоидный брат», его эксцентричная, утрированная маска. В этом гениально придуманном типе ярче всего запечатлелись анемия и внутренняя истерика поколения невротиков. Красивый, высокого роста и хорошего сложения мужчина, Микеле всегда одинок, не бывает счастлив в личной жизни; его тихий мелодичный голос то и дело сбивается на нервный фальцет, а лицо, особенно в диалогах с женщинами, искажается дурашливыми, порой монструозными гримасами.

Когда на фестивале в Торонто организовали кинопрограмму с обязывающим названием «Итальянский Ренессанс , Моретти оказался единственным его зримым представителем. Инициатор программы Пирс Хэндлинг связывает маску Моретти с традицией Чаплина и Бастера Китона. С последним его сближает флегматичная статика, анархистский же юмор отсылает к братьям Маркс. Есть черты общности и с Буди Алленом, и с Джерри Льюисом: недаром киноафиши с изображением кого-нибудь из американских комиков нередко мелькают в фильмах Моретти.

Что касается Италии, то поначалу его воспринимали здесь как еще одного из генерации комиков-меланхоликов, обновивших знакомый жанр «комедии по-итальянски», ставили рядом с кокетливо импульсивным Роберто Бениньи и «неаполитанским Обломовым» Массимо Троизи. Лишь постепенно стало выявляться особое место Моретти, его чуждость комедии как национальному макрожанру. Равно как и другим — опере, мелодраме, вообще итальянскому как чему-то специфическому в принципе.

В фильмах Моретти не уплетают, причмокивая, спагетти и моцареллу; их не украшают Везувий и Софи Лорен; в них никто не включает телевизор в тот момент, когда диктор сообщает об убийстве бескомпромиссного судьи или об очередном визите папы Римского. Связь с реальностью опосредована, углублена, метафоризирована. «Персонажи моих картин как будто живут в аквариуме«, говорит Моретти.

И по фактам биографии его следует признать добровольным маргиналом в итальянском кино. Моретти гордится тем, что не учился в киношколе, не был ничьим ассистентом на съемочной площадке, а свой полнометражный дебют осуществил любительской камерой, которую купил у туристов на площади святого Петра, продав коллекцию марок и добавив кое-что из актерских гонораров.

Один из них был получен за небольшую роль в «Отце-хозяине» братьев Тавиани, к которым Моретти испытывал слабость. В основном же старшая кинематографическая братия вызывала у него, мягко говоря, аллергию. В фильме «Я самодостаточен» Микеле, услышав, что Лину Вертмюллер позвали преподавать в Беркли, уточняет: «Это та самая, что поставила…» Следует несколько названий фильмов, и вдруг изо рта героя начинает исторгаться обильная синяя пена. В другой раз Микеле притворно сетует: «Вот ежели 6 мне голос, как у Ажана Марии Волонте…»

«Золотые сны» (1981) целиком замкнуты в микромире кинематографа. Микеле теперь — режиссер, снимающий эпохальную киноленту «Мать Фрейда». Разумеется, фрейдизм подвергается такому же осмеянию, как и все остальное, и недаром Альберто Моравиа процитировал в своей рецензии на этот фильм крылатую фразу о том, что наряду с Октябрьской революцией Эдипов комплекс стал величайшим провалом нашего века. Моретти не жалеет сарказма в изображении кинобыта и кинонравов и не упускает случая представить публике свои характерные гэги. Однако соль этого фильма, который тут же назвали мореттиевским эквивалентом «8 1/2«, в ином.

Она — в самом типе постхудожника, посткинематографиста, которым является Микеле, которым является Моретти. У Феллини кризис означал временное состояние, которое может и должно быть преодолено. У Моретти, поднявшего своего героя на новую ступень интраверт-ности, кризис не имеет исхода. Его невротизм вырастает до припадков эпилепсии, авторитарные замашки переходят в чистый садизм, самоирония — в мазохизм. Но все это — не что иное, как защитная реакция. Вектор кризиса, острие обиды все равно направлены не вовнутрь, а вовне, и в этом спасение. Микеле даже не пытается обратить неудовольствие на себя: для этого он слишком нарциссичен.

Моретти — один из самых отъявленных нарциссов современного кино. В каждом фильме он любуется своим физическим и социальным телом, воинственно отторгая его от системы коммуникаций, подвергая «шизоанализу» и «параноидальной критике», но при этом холя, лелея и заботясь о его комфорте. Переживая тихий апокалипсис, Моретти находит возможность истеричного согласия с миром. Тем самым он разрушает и остатки жанровых структур: его гэги и парадоксы носят скорее идеологический характер; его трагедии лишены катарсиса; его сардонический юмор почти перестает быть смешным.

В «Бьянке» (1984) Микеле становится учителем математики в либеральном колледже имени Мэрилин Монро: ученики здесь пользуются абсолютной свободой, а затравленные учителя подвергаются осмотрам психиатров. Впрочем, неспроста: у Микеле, по крайней мере, явно не все дома. Он часами разглядывает из окна туфли прохожих, пытаясь таким образом проникнуть в их души. Попадая в новую квартиру, опрыскивает ванну алкоголем и поджигает. Движется крадучись, выполняя завет Хичкока, который научил молодых итальянских кинематографистов «очень осторожно передвигаться в этом небезопасном мире» (признание Роберто Бениньи). В конечном счете тихий и робкий Микеле начинает совершать преступления, призванные «навести порядок».

Несмотря на неожиданный криминальный поворот, «Бьянка» осталась в биографии Моретти единственной попыткой снять love story. Попыткой, по определению, неудачной. Не только роман с реальной Бьянкой, но и жалкий суррогат любви — слежка за соседской парой — приводит к разочарованию и конфузу. Микеле становится жертвой своего идеализма: для него действительность — не то, что есть, а что «должно быть». Моретти вспоминает по этому поводу, как в юности он с группой единомышленников разочаровался в политике и сосредоточился на философии личных отношений. Но рассуждая о любви, о женщинах, они были столь же догматичны и привержены идеологическим клише. Шоры спали лишь с появлением у кого-то из компании первого ребенка: вся идеология предстала чушью по сравнению с чудом явления в мир нового человека.

В «Бьянке» герой Моретти слегка сдвигает с лица маску элитарности и обнаруживает качество «эвримена» — среднего, пусть и изрядно чудаковатого человека, не чуждого простым радостям. Заодно выясняется, что у воинствующего анархиста есть свои моральные принципы — увы, чересчур схематичные.

«Месса окончена» (1985) знаменует еще одно усилие Моретти по изъятию своего персонажа из «аквариума», усилие в поисках нормальности и порядка в мире. Героя уже зовут не Микеле, и он получает новую экспериментальную площадку — церковный приход на окраине Рима. Здесь он сталкивается с подлинными человеческими драмами, выступает в роли наставника, посредника, утешителя, а иногда — и участника, и судьи.

Отец Джулио, облаченный в сутану, остается все тем же «альтер это» режиссера, только умудренного более длительным и горьким опытом. Вместе со своими сверстниками он пережил эпоху революционных утопий и стал свидетелем того, как разветвились судьбы его друзей. Одни отсиживают в тюрьме за терроризм, другие предпочли карьеру в официальных институциях, третьи погрязли в эгоизме и мизантропии (запись на автоответчике: «Я дома, но не хочу ни с кем говорить»).

Согласно Моретти, один из бичей нового времени — «сентиментальный терроризм», миф о любовной свободе, культивируемый масс-медиа. Отец героя на склоне лет бросает жену, доводя ее до самоубийства, и уходит к девчонке, с которой изъясняется на языке поп-шлягеров. Моретти протестует, он жаждет хотя бы в воображении воссоединить «идеальные пары» в символическом танце; он выступает как моралист-неоромантик, готовый чуть ли не силой осчастливить род людской.

«Месса окончена» — безусловный шедевр, один из фильмов, что остались в истории. В нем окончательно сложился изобразительный стиль режиссера — с преобладанием статичных долгих планов, «кадров-клеток», что подчеркивает замкнутую самодостаточность пространства и неловкость, дискомфорт, испытываемые в нем героем. Облаченный в сутану, он готов в любой момент послать подальше подобающий сану этикет и взорваться непредсказуемым движением или словом. Он бесстрашно осаждает хама, рискуя быть утопленным в фонтане, отвешивает оплеуху сестре, намеренной сделать аборт, и, не выдержав занудства одного из подопечных, бросается на футбольное поле и яростно бьет по мячу. В финале, отслужив последнюю мессу, отец Джулио объявляет о том, что покидает приход, не чувствуя себя более способным нести мир в души.

Сдержанный пессимизм и пронзительная грусть этой концовки чрезвычайно характерны для Моретти. С годами он все более дистанцируется от каннибальских форм левачества, но при этом с ностальгией вспоминает о временах, когда люди верили во что-то кроме кредитной карточки. Теперь ностальгию вызывает все, что возвращает аромат прошлого: снятая с производства марка леденцов, Рождество, пахнущее апельсинами, и появление первой клубники — не искусственной, доступной круглый год, а настоящей, с запахом и вкусом. Ностальгию, не более, вызывают увлечения юности — рок, революция и футбол.

06 исчерпавших себя формах коллективной общности Моретти поведал в 1989 году в фильме «Паломбелла росса». Название, буквально переводимое как «красная голубка», означает по сути «красный гол», или даже не гол, а специальный прием в ватерполе, который позволяет обмануть вратаря и забить мяч в ворота. В этом фильме роль «аквариума» играет столь же реальный, сколь и метафорический бассейн. Микеле—Моретти возвращается в образе функционера Итальянской компартии и члена ватерпольной команды, страдающего от амнезии после автомобильной аварии. Задавшись пристрастным вопросом, что значит быть коммунистом в наши дни (год спустя Моретти вернулся к нему в документальной ленте «Предмет»), отъявленный нарцисс сидит у кромки бассейна и видит в нем отражение всей Италии, ее социального тела.

Он вспоминает, как ребенком отказывался лезть в воду, предпочитая «другой спорт», но как его насильно тянули на глубину. Как он в ужасе кричал: «Слишком много хлорки!» Как товарищи остужали его пыл: «Игра окончена, ты проиграл». Как он бунтовал против канцелярского «деревянного языка» коммунистов, в котором самым поэтическим образом были «негативные тенденции . Только человеку, некогда отравленному идеологией и сумевшему вернуть свой организм в естественное состояние, могла привидеться блестящая метафора идеологии-воды — обволакивающей, засасывающей и абсолютно прозрачной в своем бесплотном существе. Только Моретти могло прийти в голову использовать в качестве контрапункта политико-спортивным играм кадры из фильма «Доктор Живаго».

Моретти не пошел одной дорогой со своими кинематографическими ровесниками, чей стиль определяют как минимализм или нео-неореализм. В итальянском кино, все больше страдающем от провинциальности, Моретти остается единственным автором в европейском и отчасти французском смысле: его экранные высказывания отчетливы и ответственны; они могли бы показаться чересчур рациональными, если бы не оттенок легкого безумия, если бы не настроение, воссоздаваемое в кадре с чуткостью, которая побуждает вспомнить Отара Иоселиани. В смысле метода Моретти — наследник идеалистического кино 60-х годов, однако давно прошедший этап негативизма и свободно оперирующий багажом прошлого.

Пройдя положенный молодости путь производственных мытарств, Нанни Моретти как черт от ладана держится в стороне от студии «Чинечитта» и традиционного клана продюсеров. Он сам теперь хозяин своих фильмов, а заодно и некоторых чужих — из числа близких ему по духу кинематографистов. Он продюсировал и сам сыграл в «Прислужнике» Даниэле Лукетти, превратив прямолинейную политическую сатиру в зрелище двусмысленно утонченное. Такая же двусмысленность окрасила другой недавний фильм — «Второй раз» Мимо Калопрести, новой надежды итальянской режиссуры. Моретти выступил здесь в роли технаря-интеллектуала, которого судьба вновь сводит с террористкой, несколько лет назад покусившейся на его жизнь. Прошли годы — и уже ни фанатики борьбы с режимом, ни без вины виноватые жертвы не в состоянии понять, ради чего накалялись и кипели страсти. Италия словно проснулась от кошмарного сна и не может найти в нем хотя бы подобия логики.

Моретти опровергает любой навязанный ему образ. Вдруг он проявил себя отличным организатором, и ему даже стали прочить пост директора Венецианского фестиваля. Как типичный невротик, он любит сладости: его наваждениями стали крем Nutclla и шоколадный торт Sacher. Последний дал название созданной режиссером кинокомпании; кроме того, он открыл в Риме кинотеатр, сразу завоевавший известность своими качественными кинопрограммами.

Впрочем, не только в нем, но и на многих других экранах Италии прошумел «Дорогой дневник», награжденный призом за режиссуру в Канне и «Феликсом критиков» лучшему европейскому фильму. Практически бессюжетный, свободно скомпонованный из трех новелл и построенный на музыкальных созвучиях, этот фильм имеет двойной источник художественной энергии. Он в такой же мере апеллирует к глубоко личным фобиям, представленным с пугающей откровенностью, в какой и к современной политической ситуации, катастрофическому состоянию итальянского кино и памяти Пазолини. Восхитительно пластичная и раскованная, картина демонстрирует Мореттти во всех его .ипостасях и во всем блеске его странностей и чудачеств, которые становятся вдруг удивительно понятными и привлекательными.

И все же Моретти слишком долго безнаказанно входил в одну и ту же воду собственного нарциссизма. Последний опыт такого рода — фильм «Апрель» (1998) — оказался не столь удачным. Те же политические рефлексии (победа «левых», поражение «левых»), повернутые в глубоко интимную плоскость (режиссер становится отцом), эксплуатируются привычно, вяло и без былого лирического волнения. Уже не мальчик, грустный бородатый комик Моретти начинает утомлять даже родственные ему зрительские души.

Но что поделаешь. Моретти — режиссер, актер, продюсер, прокатчик — тотальный кинематографист. Его персонаж стал нарицательным — как мечтатель Достоевского или «человек без свойств» Музиля. И стало понятно, что этот пасынок итальянского кино на самом деле и есть его единственный на сегодняшний день «проклятый поэт». Он развивается, взрослеет, почти умирает и оживает снова, оставаясь всегда инфантильным — как само итальянское общество.

Его месса, его игра продолжается, даже когда она отдает предсмертной истерикой.

Понимание истерии в прошлом и настоящем

Истерия — это термин, используемый для описания эмоционального избытка, но когда-то это был также распространенный медицинский диагноз. С точки зрения непрофессионала, истерия часто используется для описания эмоционально заряженного поведения, которое кажется чрезмерным и неконтролируемым.

Когда кто-то реагирует таким образом, который кажется несоразмерно эмоциональным для ситуации, его часто называют истеричным. В викторианскую эпоху этот термин часто использовался для обозначения множества симптомов, которые обычно наблюдались только у женщин.

Хотя когда-то это считалось диагностируемым состоянием, истерия была исключена из Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM) в 1980 году. Сегодня у тех, у кого проявляются истерические симптомы, может быть диагностировано диссоциативное расстройство или расстройство соматических симптомов.

Истерию можно определить как особенность некоторых состояний, при которых люди испытывают физические симптомы, имеющие психологическую причину.

Симптомы

Симптомы истерии включали частичный паралич, галлюцинации и нервозность.Другие симптомы, часто приписываемые истерии, включают:

  • Одышка
  • Беспокойство
  • Обморок
  • Нервозность
  • Бессонница
  • Сексуальная напористость
  • Раздражительность
  • Возбуждение

Считается, что этот термин произошел от древнегреческого врача Гиппократа, который связывал эти симптомы с движением матки женщины по разным участкам тела. Древние мыслители считали, что матка женщины может свободно перемещаться по разным частям тела, что часто приводит к различным симптомам и недугам, основанным на ее перемещениях.

Термин «истерия» происходит от греческого hystera , что означает «матка».

Сегодня истерия не может быть верным психиатрическим диагнозом, но это хороший пример того, как концепции могут возникать, изменяться и заменяться по мере того, как мы лучше понимаем, как люди думают и ведут себя.

История истерии

В конце 1800-х годов истерию стали рассматривать как психологическое расстройство. Французский невролог Жан-Мартен Шарко использовал гипноз для лечения женщин, страдающих истерией.

Тайна истерии сыграла важную роль в раннем развитии психоанализа. Знаменитый австрийский психоаналитик Зигмунд Фрейд учился у Шарко, поэтому он из первых рук наблюдал за пациентами, у которых была диагностирована болезнь, а также за методами лечения Шарко.

Работа Фрейда с коллегой Йозефом Брейером над случаем Анны О., молодой женщины, испытывающей симптомы истерии, помогла развить психоаналитическую терапию.Анна обнаружила, что простой разговор о своих проблемах с терапевтом сильно влияет на ее самочувствие. Она назвала это лечение «лечением разговором», и до сих пор его называют разговорной терапией.

Карл Юнг, коллега Фрейда, лечил молодую женщину по имени Сабина Шпильрейн, которая, как считалось, страдала истерией. Юнг и Фрейд часто обсуждали случай Шпильрейн, что оказало влияние на разрабатываемые ими теории. Сама Шпильрейн была психоаналитиком и помогла внедрить психоаналитический подход в России до того, как была убита нацистами во время Второй мировой войны.

Истерия в современной психологии

В 1980 году Американская психологическая ассоциация изменила свой диагноз «истерический невроз конверсионного типа» на «конверсионное расстройство». Сегодня психология признает различные типы расстройств, которые исторически назывались истерией, включая диссоциативные расстройства, соматические симптомы и т. Д. связанные расстройства.

Диссоциативные расстройства

Диссоциативные расстройства — это психологические расстройства, которые включают прерывание (диссоциацию) аспектов сознания, включая идентичность и память.Эти типы расстройств включают диссоциативную фугу, диссоциативное расстройство личности и диссоциативную амнезию.

Расстройство соматических симптомов

В самом последнем обновлении DSM, DSM-5, симптомы, которые когда-то были обозначены как истерия, соответствуют тому, что теперь называется соматическим симптоматическим расстройством. Существует несколько связанных состояний:

  • Болезнь тревожное расстройство (ранее ипохондрия)
  • Конверсионное расстройство (функциональное неврологическое симптоматическое расстройство)
  • Другой уточненный соматический симптом и родственное расстройство
  • Психологические факторы, влияющие на другие заболевания
  • Мнимое расстройство
  • Соматический симптом и родственное расстройство неуточненные

Расстройство соматических симптомов предполагает сосредоточение внимания на физических симптомах, таких как слабость, боль или одышка.Эта озабоченность симптомами приводит к значительному стрессу и трудностям с нормальным функционированием. Человек может иметь или не иметь заболевания. Важно отметить, что это не означает имитации болезни; независимо от того, болен человек или нет, они верят , что они больны.

Гендерное предубеждение на работе — почему мужчины называют сильных женщин «истеричными» и пытаются заставить их замолчать

Часть серии «Построение мира, который работает для всех»

Как уже видели или слышали многие во всем мире, сенатор Камала Харрис, демократ от Калифорнии, была прервана во второй раз за неделю своими коллегами-мужчинами и названа «истеричной» за поведение, которое явно, несомненно, не истерическое, а агрессивное. и напористый.

Как человек, который ежегодно тренирует и тренирует сотни женщин-профессионалов среднего и высшего звена, могу заверить вас, что это не единичный опыт — это широко распространенное глобальное явление.В моей профессиональной жизни меня наняли на уровень вице-президента в организацию, в которой преобладают мужчины, и я испытал унижение и негативное наказание за свою силу и твердость. На самом деле, за 18 лет моей корпоративной жизни я испытал множество подобных ситуаций. Меня называли «модной пилой» за быстрое выполнение дел, «стервой» за то, что я настойчиво, и другими альтернативными (отрицательными) словами за напористое поведение, которое приветствовалось и даже поощрялось моими коллегами-мужчинами.

В основе этого явления лежит неосознанная и сознательная гендерная предвзятость против командования женщинами, и, что удивительно, она существует как у мужчин, так и у женщин.То, что разыгрывается на сцене нашей страны, является ярким примером того, как сильная женщина отвергается коллегами-мужчинами и обращается с ней почти так, как если бы она была непослушным, непослушным ребенком, нуждающимся в выговоре и выговоре.

Я изучал и работал с коммуникативными моделями, динамикой власти, иерархией и структурами отношений и другими коммуникативными проблемами с тех пор, как начал учиться в магистратуре и пройти обучение в качестве терапевта по вопросам брака и семьи в 2002 году. С тех пор мои глаза открылись для глубокая, бессознательная предвзятость как мужчин, так и женщин по отношению к напористым и уверенным в себе женщинам.

Ниже приводится то, что важно исследовать и исследовать в нашем обществе и наше собственное поведение, лежащее в основе того, что случилось с мисс Харрис:

1) В нашем обществе, несомненно, существует неосознанная гендерная предвзятость

Действительно, существует множество неосознанных гендерных предубеждений в отношении того, как общество относится к сильным, авторитетным женщинам. Наше общество и их роли в руководстве и управлении часто наказывают женщин за то, что они говорят уверенно.И они воспринимаются гораздо более негативно, чем мужчины, за то, что общаются с такой же силой и манерой, что и мужчины. Это бессознательное предубеждение против женщин существует как у мужчин, так и у женщин.

В моем интервью Forbes.com с исследователями поведенческих наук Джозефом Гренни и Дэвидом Максфилдом они делятся своими исследованиями именно по этой проблеме. Как указано в интервью:

Новое исследование авторов бестселлеров New York Times, Джозеф Гренни и Дэвид Максфилд показало, что гендерная предвзятость на рабочем месте реальна, обнаружив, что предполагаемая компетентность женщин падает на 35%, а их предполагаемая ценность падает на 15 088 долларов, когда они оценивается как «сильный» или «напористый».»Сравните это с падением компетентности и ценности, которое испытывают мужчины, когда их оценивают как сильных: их компетентность падает на 22%, а их ценность — на 6 547 долларов. Это существенное различие показывает истинную гендерную предвзятость, которая не позволяет женщинам полностью преуспевать в лидерстве и управлении. роли, в которых напористость, конечно, имеет решающее значение.

Я тоже обсуждаю эти вопросы в своем недавнем выступлении на TEDx «Время храбрости» о том, как женщины, будучи обескураженными и наказанными, когда выступают, должны научиться более активно защищать себя, если они хотят укрепить лидерство, менеджмент и политическую жизнь. влияние, которое они желают и заслуживают.

Нам коллективно необходимо распознать и понять бессознательную предвзятость, и каждому из нас необходимо больше осознавать свои предубеждения. И женщины должны понимать, что, несмотря на то, что они продолжат вызывать негативную реакцию, когда они будут вести себя напористо, они не могут остановиться или изменить свое поведение, чтобы избежать этого. Чтобы мир изменился, им нужно продолжать говорить и защищать с уверенностью и властью.

Другие исследования показали, что успех и симпатия положительно коррелируют для мужчин и отрицательно — для женщин.Исследования подтвердили, что чем более успешной сегодня воспринимают женщину, тем меньше она нравится. Этот вопрос исследуется в широко известном выступлении Шерил Сэндберг.

В своем выступлении г-жа Сандберг упоминает исследование Harvard Business Review, проведенное несколько лет назад. Студенты Гарвардского класса были разделены на две группы. Обе группы получили идентичное тематическое исследование о реальном предпринимателе и описали, как этот человек добился больших успехов в качестве венчурного капиталиста, используя свою общительную личность и сетевые навыки.Для одной группы биография указала на имя Хайди Ройзен, но для другой группы биография была связана с мужчиной — Говардом Ройзеном. Текст был идентичен для обеих групп, за исключением изменения названия.

Результаты показали, что мужская версия была воспринята более положительно с точки зрения симпатии, хотя описание было точно таким же.

2) Женщин называют «истеричными» за принудительное общение

Это яркий пример неосознанной предвзятости.Поведение Харриса здесь ни в коем случае не является «истеричным», но оно агрессивно. (Посмотрите сами.) Похоже, что люди приравнивали насилие к «истерии» у женщин, и на протяжении всей истории женщин замалчивали, ругали и заставляли замолчать.

Чтобы это негативное, предвзятое явление изменилось, каждый из нас должен сделать все необходимое, чтобы подвергнуть сомнению наши собственные мысли и предположения, когда речь идет об оценке поведения. Нам нужно остановиться, прежде чем атаковать или осудить кого-то за его действия, и «Переверните его, чтобы проверить» (#FlipItToTestIt).Нам необходимо оценить, будем ли мы выносить такие же суждения и оспаривать поведение таким же образом, если бы в нем участвовал другой пол. Другими словами, будем ли мы когда-нибудь называть человека «истеричным» за то, что он общается так, как это делал сенатор Харрис? Я уверен, что нет. (Здесь больше о бессознательной гендерной предвзятости и необходимости «перевернуть ее, чтобы проверить это».)

3) То, что мы лично думаем о стиле общения г-жи Харрис, не имеет отношения к вопросу «Предвзято ли мы против женщин, которые склонны к насилию?»

Наконец, хотя мы, возможно, не каждый лично соглашаемся с мисс Мисс, нравимся ей или не испытываем с ней никаких неудобств.Стиль заданий Харриса, ключевой вопрос, на котором мы должны сосредоточиться, — это не то, что нам это нравится, а то, как наше общество склонно судить о женщинах значительно более негативно, чем о мужчинах, когда они проявляют тот же тип поведения.

Чтобы узнать больше от Кэти Каприно о лидерстве, коммуникации и влиянии, посетите KathyCaprino.com.

Галерея: 10 секторов вакансий с наибольшим разрывом в оплате труда мужчин и женщин

12 изображений

Гинефобная история хлороза и истерии — Lady Science

Медицинская наука в период средневековья и эпохи Возрождения работала с иным балансом, чем западная философия, которая развивалась в 18 веке.Вместо того, чтобы сравнивать симптомы пациента со списком заболеваний и подбирать их наиболее подходящим образом, врачи рассматривали каждого пациента изолированно, исследуя их симптомы и часто делая выводы о том, как неуравновешенность юмора способствовала их проблеме. Истерия была общим термином, используемым для обозначения необъяснимых припадков и внешне очевидного саморазрушительного поведения, жертвы которого так заметно нуждались в помощи, что их нельзя было игнорировать.

Не менее опасным, но более легко игнорируемым было состояние, называемое хлорой.Известный также как зеленая болезнь из-за зеленоватого оттенка, который поражает девочек, и как болезнь девственниц для наиболее пострадавших демографических групп, хлороз был более тихим, столь же феминизированным и неизвестным недугом, но стал менее известным в современном языке, чем истерия. Диагноз хлороза ставился в основном молодым женщинам, поведение которых было столь же тревожным, как и истерия, но гораздо менее экстравертированным. Его жертвами на протяжении столетий, в которых рассматривались дела, были почти все белые девочки-подростки.

Первое упоминание о хлорозе исходит от немецкого врача Йоханнеса Ланге, который в 1554 году опубликовал первое медицинское описание синдрома в письме к знакомому о своей больной дочери-подростке. Ланге, как и Джорден пятьдесят лет спустя, не предложил лекарства от наблюдаемых симптомов. Поведение находившейся на расстоянии пациентки Ланге, известной в его переписке просто как «Анна», стало беспокоить ее отца не из-за благополучия девочки, а из-за того, что ее растущее исхудание стало отталкивать от перспективы замужества.Ланге описала свой синдром как «Болезнь девственниц»; термин хлороз был впервые применен к болезни в 1619 г. в трудах Жана Варандаля. К 1769 году английский перевод «зеленая болезнь» стал синонимом греческого термина.

И Ланге, и Джорден ссылались на работу плодовитого древнегреческого писателя-медика Галена из Пергама, чье понимание маточной основы всех проблем женского здоровья обеспечило ретроактивное подтверждение нынешних социальных предубеждений. Оба врача извлекли выгоду из работы в эпоху, когда переводы древнеримских медицинских текстов стали более доступными.Своевременное повторное введение как истерии, так и хлороза было частью более широкого признания работ как Галена, так и писателя, которого он назвал своим «Богом», Гиппократа.

Симптомы, которые стали общепринятыми для подтверждения этого диагноза, включали отсутствие аппетита, утомляемость и капризность, аналогичные тем, которые сегодня можно рассматривать как побочные эффекты гормональных изменений в период полового созревания и начала менструации у девочек. Наибольшую озабоченность как родителей, так и врачей вызывало подавление менструального кровотечения.Фертильность была важным фактором в поиске выгодных браков для молодых женщин, таких как «Анна». Хотя бледная кожа и стройные фигуры были символами традиционной красоты в то время, способность женщин рожать детей имела первостепенное значение.

Болезни девочек могли сначала остаться незамеченными из-за того, что общество ожидало, что молодые женщины будут вести себя так же, как и болезнь: кроткие, покорные, тихие. Хлороз был почти обострением ожидаемого женского поведения, вызывая беспокойство только тогда, когда он лишал их возможности функционировать в обществе из-за голода.В отличие от своих сверстниц, страдающих истерией, эти молодые женщины томились до тех пор, пока их состояние не стало опасным с медицинской точки зрения. Истерия была шумной и экстернализованной; хлороз протекал тихо, но не менее смертельно. Этих девочек не подвергали такому же инвазивному лечению, как истерикам, потому что их симптомы были менее сильными, по крайней мере, внешне.

Хотя симптомы были разными, и истерия, и хлороз считались порождением проблемной матки. Поскольку патриархальные культуры считали обязанностью матки вынашивать ребенка, лекарством от обоих синдромов, как правило, был брак, за которым следовали беременность и роды.Как отмечал Габриэль Андрал в 1829 году, физические и моральные эмоции супружества должны стимулировать нервную систему таким образом, чтобы можно было вылечить хлоротичную болезнь. Когда это было невозможно, например, в случае с монахинями, такие врачи, как Трабук, полагали, что физическая активность, такая как верховая езда, может помочь вернуть менструальный цикл в нормальное состояние. По мнению врачей, основная проблема заключалась в том, что кровь, больше не покидающая тело во время менструации, осталась в теле.Считалось, что этот избыток крови закупается где-то в другом месте тела, разрушая органы пациентов, подобно тому, как это может сделать блуждающая матка. Считалось, что секс или активная физическая активность являются стимулом для нормальной циркуляции крови; в качестве побочного продукта счастья такое «лечение» обеспечило бы молодым женщинам возможность начать выполнять свою общественную роль жен и матерей.

Всестороннее понимание анатомии и гендерных ролей предписывало, что женское тело предназначено для деторождения; женщина, не способная или не желающая этого делать, считалась девианткой.Медицинский диагноз и лечение были связаны с социальными конструктами, что привело к предположению, что женщины с истерией или хлорозом могут улучшить свое здоровье посредством полового акта и беременности. В этой теории заложены страх или отвращение к женской сексуальности и деторождению, которые способствовали психологическому состоянию этих женщин.

Что такое истерическая слепота? | Психология сегодня

Повышенная тревожность влияет на мир человека, включая его или ее чувства.Такие симптомы, как паралич, онемение или слепота, которые не связаны с медицинской причиной и часто связаны с психологическим триггером, часто называют конверсионными расстройствами или функциональными неврологическими симптомами.

Во времена значительных перемен личность человека может быть затронута, даже если изменение положительное. Примеры включают выход на пенсию, пустое гнездо, развод или поступление в колледж.

Как терапевт, я был потрясен, когда впервые столкнулся с клиентом, страдающим истерической слепотой.Расс, успешный 66-летний мужчина, описал посещение местного зоопарка с женой и внуками, когда его охватила тревога. Его видение сузилось. «Мне казалось, что облака закрывают мне глаза и блокируют мою способность видеть». Взгляд Русса продолжал сужаться, пока он не стал почти полностью слепым. Его жена вывела его из зоопарка и обратно домой.

Это происходило несколько раз, и в конце концов Расс отказался покидать свой дом. Его врач провел множество анализов, но не смог найти медицинского объяснения.

Когда я собрал информацию о жизни Расса, стало ясно, что он испытывает трудности с приспособлением к огромным изменениям в жизни: выходу на пенсию. Тем не менее, поскольку большинство людей с нетерпением ждут выхода на пенсию и воспринимают его как положительное и заслуженное изменение, Расс никогда не рассматривал его как возможную причину беспокойства. Испытывая чувство вины за то, что он обожал свою жену и семейную жизнь, ему было трудно признать, что он упустил важную и уважаемую роль, которую он воплощал в профессиональном плане. В течение 40 лет он неустанно работал, чтобы закрепить успех своей компании, поэтому отказ от «миссии» оставил у него чувство опустошенности и беспокойства.Также он был очень сочувствующим человеком, он любил помогать своим сотрудникам, когда они нуждались в его помощи, что заставляло его чувствовать себя жизненно важным и нужным.

Хотя уход на пенсию был «положительным», он также лишил Русса компонентов, которые подтверждали и укрепляли его личность. В течение 45 лет он уделял огромное количество времени и энергии своей профессии и своим профессиональным отношениям. Как самая сильная ветвь дуба, его профессиональная идентичность поддерживала аспекты его самосознания и важные привязанности, вытекающие из этого.На пенсии казалось, что часть его исчезла.

«Но пенсия должна быть отличной! Все живут на пенсию! Я должен быть счастлив! Я люблю свою жену и свой дом! Я не должен так себя чувствовать! » сказал Расс.

Тем не менее, когда он описывал количество удовлетворения, которое он получал от помощи людям на работе, было ясно, что неспособность быть этим человеком ощущалась как потеря. Ужасная потеря. Я сочувствовал. «Ты помог стольким людям, Расс. Это наполнило вас удовлетворением.Утрата этой роли болезненна. Это сложно и запутанно ».

В конце концов, Русс почувствовал себя в безопасности, оплакивая потерю этой роли в терапии, и ему было предложено разделить внутреннюю борьбу со своей женой Мэри. Мэри смогла понять и поддержать Расса, частично потеряв его личность. Она поддерживала его в поиске новых способов наполнить себя. Вскоре Расс почувствовал меньше беспокойства. Он занялся заботой о своих внуках, участвовал в нескольких архитектурных проектах сообщества и начал планировать приключения на мотоциклах для него и его жены.Он успешно восстановил самоощущение.

Многие существенные изменения в жизни интеллектуально воспринимаются как положительные, но могут повлиять на личность человека. Человек может понимать необходимость развода или ухода из профессии, но независимо от того, насколько существенны изменения, временные чувства утраты и незащищенности часто бывают сильными.

Например, переход от жены, существующей в семье, к работающей матери-одиночке может быть необходим, если брак дисфункциональный, но это не устраняет чувства потери, которые может вызвать отказ от этой роли.Принесение в жертву компонентов личности человека ради роста, развития и открытия новой главы в жизни часто вызывает кратковременные чувства сильной тревоги, незащищенности, неуверенности в себе, замешательства и депрессии. Скорбеть о потере и заручиться поддержкой и сочувствием очень важно, если человек хочет двигаться вперед и использовать возможности для улучшения качества своей жизни.

Совершенно необходимо принимать новые жизненные вызовы. Обладать для этого силой и храбростью — это героично. Тем не менее, это нормально и по-человечески чувствовать беспокойство в период адаптации.Привлечение бессознательных тревог и конфликтов к сознательному осознанию не дает тревоге взять верх. Поговорите с любимым человеком или получите поддержку у психотерапевта, прежде чем беспокойство станет ослепляющим. Лови момент.

«Медицинские» размышления о политике, поэзии и истерии: NPR

Медицинские музы: истерия в Париже девятнадцатого века
Асти Хустведт
Твердый переплет, 372 страницы
W.W. Norton & Co.
Прейскурантная цена: $ 26,95

Примечание: примечания автора опущены.

Chapter 1

В течение десятилетия 1870-х годов три молодые женщины оказались в отделении истерии больницы Сальпетриер в Париже под руководством известного невролога Жана-Мартена Шарко. Все трое — Бланш, Августин и Женевьева — станут медицинскими знаменитостями. Истории их жизни в качестве пациентов в палате представляют собой странную смесь науки и религии, медицины и оккультизма, гипноза, любви и театра.Болезнь, от которой они страдали, была истерией. Эта болезнь была не таинственной заботой врачей, которые их лечили, а недугом, который все больше захватывал общественное воображение. Истории об истеричных пациентах заполнили колонки газет. Писатели превратили их в вымышленных персонажей. Истериков фотографировали, лепили, рисовали и рисовали. Каждую неделю в больницу приходили нетерпеливые толпы людей, чтобы присутствовать на демонстрации истериков, которые Шарко разыгрывают при помощи своих истерических симптомов.И посмотреть спектакли пришли не только студенты-медики и врачи, но и художники, писатели, актеры, светские люди и просто любопытные. Истерия превратилась в увлекательное и модное зрелище. Но кем были эти истеричные женщины? Откуда они пришли? Какую роль они сыграли в своей особой звездной форме? И от чего именно они страдали?

Чтобы ответить на эти вопросы, я просмотрел больничные записи и муниципальные архивы. Я читал истории болезни, собирал свидетельства из научной и популярной прессы того времени и просматривал визуальные документы.Я читал мемуары и письма, написанные теми, кто проводил время в Сальпетриере в конце девятнадцатого века, включая молодого Зигмунда Фрейда, который восхищался Шарко, и чрезвычайно мстительного Леона Доде, который не любил. Я преследовал ложные сведения и заходил в тупик. История фильтруется по субъективности, и я неоднократно сталкивался с эффектом Расёмон противоречивых повествований. Я в значительной степени полагался на работы историков медицины, чья ясность перед лицом стольких сбивающих с толку отчетов была чрезвычайно полезна.

Впервые я наткнулся на этот материал, когда был аспирантом по французскому языку в Нью-Йоркском университете. Я писал диссертацию по роману Вилье де л’Иль-Адама « Ева будущего », вышедшего в конце девятнадцатого века. В то время истерия была модной темой в теории литературы, и я встречал множество упоминаний о различных истеричных женщинах, но обычно они были вскользь, в сносках или в качестве доказательства в поддержку аргумента. Спустя много времени после того, как я защитил докторскую диссертацию, Эти соблазнительные обрывки информации продолжали преследовать меня, и я решил написать книгу о самих женщинах.

Истерия была, по крайней мере, частично болезнью женщины в эпоху, когда женские роли строго ограничивались. Это следует понимать как ответ на удушающие социальные требования и ожидания, метко выраженные в параличе, глухоте, немоте и чувстве удушения. Бланш, Августин и Женевьева демонстрировали симптомы, которые физически иллюстрировали их реальные социальные условия. Они жили в то время, когда женщины определялись исключительно отношениями с мужчинами. Безотцовщицы, незамужние и бедные, эти три женщины оказались в мире, от которого они не имели особого смысла.Я начал писать с предвзятого мнения: истерики были жертвами не только своей домашней жизни, но и женоненавистнического института, возглавляемого тираническим Шарко. Я спасу их от этого повествования и расскажу их истории с их точки зрения. Несмотря на мое намерение, чем больше я читал, тем больше восхищался талантом Шарко. Я также стал неохотным поклонником некоторых — но не всех — членов его кружка, группы врачей, которые работали с ним в Сальпетриере. Гуманное сострадание Desire-Magloire Bourneville к угнетенным и свирепая лояльность Жиля де ла Туретта достойны похвалы.Вместо четко очерченного мира эксплуатируемых женщин и эксплуатирующих мужчин я вошел во что-то гораздо более тонкое. Бланш, Августин и Женевьева, несомненно, стали жертвами как внутри, так и за пределами больницы. Тем не менее, они также участвовали в госпитальной культуре, которая была во многих отношениях менее деспотичной, чем мир за ее пределами. Сальпетриер предоставил язык — язык истерии — который позволил им сформулировать свое горе. Бланш, Августин и Женевьева усвоили его словарный запас и были вознаграждены.

Я решил написать неистерическую книгу об истерии, чтобы обосновать свою работу чем-то реальным. Сначала мне показалось непостижимым, что эти женщины действительно страдали от впечатляющих форм болезни, зарегистрированных их докторами, болезни, которой больше не существует. Но теперь я считаю, что Бланш, Августин и Женевьева действительно были больны. У них были хронические изнуряющие симптомы. Невозможно сказать, в какой степени их болезнь была детерминирована социально, а в какой — физически.Если бы они пришли сегодня в больницу с теми же симптомами, им, вероятно, поставили бы диагноз шизофрения, конверсионное расстройство или биполярное расстройство. У них, несомненно, будут диагностированы расстройства пищевого поведения, потому что у них были приступы умышленного голодания и рвоты. Однако, если бы эти женщины были живы сегодня, они, возможно, не заболели с самого начала и, несомненно, страдали бы от других симптомов.

Я убежден, что Бланш, Августин и Женевьева не были ни мошенниками, ни пассивными приемниками ложного диагноза.У них действительно была истерия. Истерия, находящаяся на проблемной границе между психосоматическими и соматическими расстройствами, представляла собой смешение реальной и воображаемой болезни. В эпоху без демонов и до бессознательного Фрейда истерия превратилась в теоретический вакуум. Женское тело рассматривалось как место тревожного и непонятного раскола между его внутренним и внешним миром. Театральные симптомы внешнего тела не имели ни внутреннего ориентира, ни местоположения. Они не раскрывали работу бессознательного.Они были только сами по себе, сбивающими с толку, тревожными, но ничего не разоблачающими. Не найдя органического источника, Шарко попытался выделить и воспроизвести эти симптомы. Истерики, которые участвовали в этом проекте, стали чистыми признаками их болезни, лишенными какой-либо внутренней сущности. Их симптомы не указывали на внутренний источник. Целью Шарко было превратить свои истерики с их причудливыми припадками и спазмами в идеальные медицинские образцы — в живых кукол.

Истерия может быть болезнью прошлого, но лежащие в ее основе медицинские и идеологические представления о женственности позволяют лучше понять болезни настоящего и то, как они воспринимаются.И хотя современная медицина больше не говорит об истерии, она, тем не менее, продолжает увековечивать идею о том, что женское тело гораздо более уязвимо, чем его мужское тело. Предменструальный синдром, послеродовая депрессия и «бушующие гормоны» — одни из недавних дополнений к медицинской мифологии, насчитывающей столетия. Пока я исследовал истерию девятнадцатого века, накапливая книги, статьи, заметки и изображения на эту тему, у меня на столе тоже скопилась вторая куча информации — на первый взгляд несвязанной.Вырезки из газет и журналов, недавно опубликованные книги и загруженная информация из Интернета о расстройствах пищевого поведения, членовредительства, синдроме хронической усталости, расстройстве множественной личности и вспышках сыпи после атак 11 сентября на Всемирный торговый центр конкурировали за место в моем уже переполненный офис. Почему мое исследование болезни, которая больше не является официальным медицинским диагнозом, вынудило меня собрать информацию об этих новых расстройствах? Почему жизни трех женщин, живших более ста лет назад, кажутся такими актуальными сегодня и так сильно перекликаются с жизнями женщин, которые являются моими современниками?

Частичное объяснение можно найти у Фрейда, точнее, в его отсутствие.Когда Фрейд был в Сальпетриере, он еще не изобрел психоанализ. Шарко и его коллеги работали в дофрейдистскую эпоху. Динамическое бессознательное не могло быть возможным объяснением истерических симптомов. Теперь, кажется, мы вошли в постфрейдистский период. Блестящий основатель психоанализа подвергался нападкам со всех сторон, и в дебатах о природе и воспитании природа, по крайней мере, на данный момент, находится впереди. Психиатрические расстройства все чаще понимают как «химический дисбаланс» и лечат их лекарствами.Как и их предшественники в девятнадцатом веке, сегодняшние ученые изо всех сил пытаются найти биологические объяснения поведения, и все, от человеческих стратегий спаривания до гомосексуализма, от застенчивости до алкоголизма, предположительно находится в биологии.

Однако существует целый ряд новых странных болезней, которые, как истерия, поражают в основном молодых женщин и упорно сопротивляются биологическому объяснению. Не существует лекарств для лечения анорексии, булимии, членовредительства, синдрома хронической усталости и расстройства множественной личности, и не было обнаружено никаких генетических изъянов, объясняющих их.Более того, как и в случае истерии, эти современные расстройства считаются заразными и распространяются посредством внушения, имитации и терапии. Например, число женщин с диагнозом «расстройство множественной личности» резко возросло после показа по телевидению сериала « Sybil », рассказа о медицинской знаменитости двадцатого века. Существуют отчеты о пациентах с булимией, поступающих в клиники по лечению расстройств пищевого поведения и становящихся обученными анорексиками, равно как и информационный бюллетень Cutting Edge , в котором лица, наносящие себе увечья, могут обмениваться коммерческими секретами.И еще одна параллель с истерией: обсуждение этих болезней не ограничивается медицинскими кругами, но проникло во все области общественного дискурса, от бульварного телевидения до научных фолиантов.

Культурные и исторические сходства между истерией и этими современными болезнями настолько подробны и неоспоримы, что было бы правильно отнести их все к категории воплощений истерии. Они воспринимаются как социальные и культурные болезни, которые выражаются некоторым прямым, хотя и неопределенным образом, социальными и культурными условиями.Более того, я считаю, что их можно рассматривать как метафору положения женщин в обществе и образа женского начала в истории научных дискурсов. Истерия, этот причудливый разрыв между симптомом и источником, разыгрываемый в женском теле, в нашу постфрейдистскую эпоху вновь проявился в новых, но до странности знакомых формах. Мое желание написать Medical Muses было не просто желанием восстановить утерянный исторический опыт. Я надеялся достичь понимания и взгляда на самих себя и наш социальный мир.

Шарко: искусство и медицина

Жизнь Жан-Мартена Шарко охватила период радикальных политических изменений во Франции, когда монархисты и республиканцы сражались в кровопролитных битвах за власть. 29 ноября 1825 года, когда родился Шарко, на троне восседал ультрароалист Карл X, изо всех сил стараясь подавить то, что осталось от свободы, братства и равенства во Франции. Восстания 1830 года отправили реакционного короля в изгнание, и страна вступила в период относительной стабильности при более умеренном монархе, «короле-гражданине» Луи-Филиппе.Революция 1848 года привела к провозглашению Второй республики, но демократия была подавлена ​​государственным переворотом 1851 года, который положил начало Второй империи, когда Наполеон III объявил себя императором. Его авторитарный режим подошел к концу в 1870 году после унизительного поражения французов пруссаками. Была провозглашена Третья республика, которая дала начало Парижской Коммуне. В течение двух месяцев официальная правительственная армия атаковала повстанцев, убив 25 000 парижан. Третья республика, находившаяся у власти после смерти Шарко в 1893 году, просуществовала до 1940 года, когда ее сменил режим Виши.

Шарко был вторым из четырех мальчиков, родившихся в семье рабочего. Его отец был строителем вагонов в Париже, искусным ремесленником, и хотя Шарко не был богатым, они ни в коем случае не были бедными. Согласно легенде, денег хватило на оплату высшего образования только одного мальчика, и отец Шарко решил, что его старший сын возьмет на себя семейную мастерскую, двое младших пойдут в армию, а его самый прилежный сын Жан-Мартен , получил бы профессиональную степень.Карьера врача была одним из путей к социальной мобильности во Франции девятнадцатого века. Освободившись от мольеровской традиции врача как неуклюжего дурака, в XIX веке врачи приобрели новую известность. В раннем детстве Шарко врачи присоединились к республиканской оппозиции во время июльской революции 1830 года, а после эпидемии холеры 1832 года стали публичными героями. Для мальчика из рабочего класса профессия врача предлагала не только путь к экономическому процветанию, но и привлекательность благородного дела.Шарко был тихим ребенком. Он любил животных и предпочитал проводить время в одиночестве за чтением и рисованием. Он так и не перерос любовь к животным, литературе (его любимыми авторами были Шекспир, Данте и Рабле) и искусству. Прежде чем он решил поступить в медицинскую школу, он думал о карьере художника и продолжал рисовать на протяжении всей своей жизни, как для удовольствия, так и для работы.

Шарко постоянно рисовал. Рисовал пейзажи, натюрморты, портреты. Он рисовал, когда путешествовал, когда видел пациентов и когда курил гашиш.Как написал один из его учеников о своем эксперименте с гашишем: «Вся страница была покрыта рисунками: потрясающие драконы, гримасничающие монстры, бессвязные персонажи, которые накладывались друг на друга и которые были переплетены и закручены в сказочном водовороте». В большом доме в предместье Сен-Жермен, где он жил в конце своей жизни, Шарко устроил художественную студию, где он рисовал. Он использовал свои художественные навыки, чтобы сузить круг анатомических аномалий, где бы он ни встречался, будь то в больнице или в путешествии.На одном эскизе, который он сделал, изображен старик, которого он видел в Северной Африке. На мой нетренированный глаз рисунок выглядит как нарисованная от руки этническая открытка: в кафтане сидит бородатый мужчина, обрамленный мавританской аркой. Для Шарко портрет показал деформации суставов человека, страдающего болезнью Паркинсона. Он был одаренным карикатуристом и рисовал как незнакомцев, так и людей, которых он знал — своих детей, профессоров, студентов, пациентов и коллег — иногда с большим остроумием. Во время одного из многих конкурсных экзаменов, которые он сдавал — экзамена на звание профессора « agr e g e» на медицинском факультете, отличием высокого уровня — Шарко покрыл свою контрольную работу каракулями и зарисовками.Среди них — групповой портрет медицинского факультета, нарисованный в официальных фуражках и мантии, но с лицами обезьян. Он провалил экзамен в первый раз — возможно, этот менее чем благоговейный рисунок был из того раунда. Хотя его часто называют холодным и гордым, Шарко также был способен на насмешки над собой. В библиотеке Шарко сохранились автопортреты, а точнее автокарикатуры, на которых он преувеличил свой клювый нос. В одном он нарисовал себя попугаем. Проницательное наблюдение и способность точно определять отличительные черты, будь то для юмористического эффекта на рисунке или для диагностики болезни пациента, были среди определяющих даров Шарко.Как позже заметил его знаменитый ученик Зигмунд Фрейд, Шарко «обладал природой художника». Он был « visuel , человеком, который видит».

Сальпетриер

В 1852 году двадцатисемилетний Шарко провел год своей медицинской стажировки в больнице Сальпетриер. Сальпетриер, название которой происходит от ее происхождения в шестнадцатом веке в качестве арсенала пороха (сделанного из селитры), впервые использовалась в качестве женской больницы в семнадцатом веке, но «больница» не является существительным, которое хорошо подходит к его функция.Это был скорее склад для женщин-изгоев: безумных, жестоких, калек, хронически больных, умственно отсталых, незамужних и беременных или просто старых и бедных. В 1680-х годах Людовик XIV построил тюрьму на территории под названием Ла Форс, которая добавляла проституток и осужденных женщин, ожидающих казни или перевозки в колонии, к этой смеси нежелательных женщин. Именно здесь Манон Леско, великая роковая женщина из романа аббата Прево и оперы Пуччини, была заключена перед депортацией в Америку.Когда король отменил Нантский эдикт в 1685 году, женщины-еретики пополнили ряды женщин, заключенных в тюрьму Сальпетриер.

Мрачная слава Сальпетриера еще больше усилилась, когда во время сентябрьской резни 1792 года толпа напала на здание, и заключенные там женщины были зверски убиты. После Французской революции тюрьма была закрыта, проституток и преступников отправили в другие места, а Сальпетриер превратился в крепость для престарелых и безумных женщин.Через три года после сентябрьской резни Филипп Пинель стал главным врачом, то же положение, которое позже займет Шарко, и применил к больнице более умеренные революционные идеалы. Пинель освободил сокамерниц, ныне « граждан, », из их цепей. Хотя его роль великого освободителя была преувеличена, он, несомненно, сыграл важную роль в привнесении в больницу более гуманных практик. Например, при его надзоре были запрещены все формы физического насилия. Следующее поколение врачей продолжало проводить реформы в больнице, но Сальпетриер еще не избавился от своей репутации унылого хранилища нежелательных и неизлечимых женщин.Сальпетриер все еще существует, и по печальному совпадению, которое кажется странным образом относящимся к истории, которую я здесь рассказываю, именно в эту парижскую больницу принцесса Диана была доставлена ​​после ее смертельной автомобильной аварии.

Когда стажировка Шарко закончилась, он, как известно, решил вернуться в Сальпетриер и остаться. Это было странным стремлением для многообещающего молодого врача, потому что Сальпетриер не считался престижным учреждением. Это было старомодное место без лабораторий и учебных заведений.Сам Шарко называл это «великим убежищем человеческих страданий». Но там, где другие видели профессиональный тупик, Шарко увидел возможность. Как вспоминал Фрейд более сорока лет спустя, Шарко был вдохновлен «пустыней параличей, спазмов и конвульсий», которые он видел в Сальпетриере. Десять лет спустя он вернулся в качестве главного врача медицинской службы и начал долгий процесс реорганизации Сальпетриера, превратив устаревшую больницу для эпилептиков, сумасшедших и стареющих женщин в современное медицинское учреждение с лабораториями, учебными помещениями и отдельными палатами. .Большое количество старых и больных женщин, многие из которых страдали расстройствами нервной системы и многие из них были госпитализированы пожизненно, предоставили Шарко то, что он назвал огромным «резервуаром материала». Честолюбивый доктор утверждал, что он «владел своего рода музеем живой патологии, запасы которого практически неисчерпаемы».

Выдержки из Медицинских муз: Истерия в Париже девятнадцатого века Асти Хустведта. Авторские права 2011 г. Автор: Асти Хустведт.Выдержка с разрешения W.W. Norton & Co. Все права защищены.

Мода и культ в нейробиологии — случай истерии | Мозг

Эти книги иллюстрируют два упорных заблуждения нейробиологов (и нейробиологов): современная позиция неизбежно является наиболее продвинутой в научном отношении и что медицинская наука находится на неумолимом и более или менее линейном пути к истине в последней инстанции. Образ ученого создается в виде каменотеса, раскалывающего скалу невежества, обнажая великолепные формы разума, но траектория нейробиологии, конечно, гораздо менее идеальна.Неловкая реальность состоит в том, что развитие науки имеет беспорядочный курс, отклоняясь от множества тупиков, и это траектория, на которую влияют культ личности и общественная мода — сегодня как никогда.

Принимая во внимание эти основные положения, можно рассматривать три книги, затрагивающие историю медицинских концепций истерии. Один (Энквист) — довольно блестящий роман, один (Мэддокс) — отличная биография, а другой (Фолкс) — панорамный рассказ. Все три по-разному представляют собой интересный взгляд с точки зрения тех, кто непосредственно вовлечен в процесс, на теории и методы лечения истерии Жана-Мартена Шарко и Зигмунда Фрейда.Эти теории (и методы лечения) доминировали в теме в свое время и имели большое культурное значение; тем не менее, сегодня они примечательны своей почти полной невидимостью. Многие из них служат примерами открытий, изначально подтвержденных доказательствами, которые затем подверглись гиперболам и преувеличениям и разрослись до уровня абсурда и ненаучности, в то время как их исполнители считались иконами моды (распространенная и все еще актуальная тенденция в области нейробиологии для не менее 150 лет). Рассмотрим многие тысячи диссертаций, статей, книг и лекций, посвященных этим темам многочисленными блестящими и образованными докторами; теперь отклонены как научные отвлекающие факторы.Это были тупики, по которым двигалось большинство модных нейробиологов того времени.

И Шарко, и Фрейд пользовались культовым статусом не в последнюю очередь из-за их таланта к театру и общению. Уроки Шарко по вторникам и пятничные демонстрации были магнитом для врачей со всего мира (Goetz, 1987). Он основал семь журналов и консультировал четыре других. Он написал более 450 статей (116 по истерии — вдвое больше, чем по любой другой теме). По словам Акселя Мунте, он был «самым знаменитым врачом своего времени … Он безраздельно властвует над всем медицинским факультетом».Его амбиции соответствовали его энергии. Количество его пациентов было огромным (в течение 9 месяцев 1891 г. он провел 3148 консультаций, в том числе 1913 новых пациентов, из которых 806 были указаны как истерия или неврозы). Он, несомненно, внес большой и продолжительный вклад в неврологическую нозологию, неврологическое обследование, клинический подход (его знаменитый анатомо-клинический метод), а также в эпилепсию, мышечные заболевания, сифилис, боковой амиотропный склероз, болезни спинного мозга и болезнь Паркинсона (Guillain, 1959). ; Goetz et al., 1995). Однако истерия была вкладом, которым д-р Шарко прославился больше всего, и от которого во многом зависела его общественная репутация. В целом, это затмило другие его работы в медицинском и особенно общественном сознании, но примечательно, что теперь именно его работа по истерии пережила меньше всего и действительно почти полностью дискредитирована.

ИСТОРИЯ БЛАНШ И МАРИ Автор Пер Олав Энквист (перевод Тийны Нунналли) 2006. Лондон: Harvill Secker EAN: 9781843432333 Цена 16 фунтов стерлингов.99

Мягкая обложка 2007. Лондон: Винтаж EAN: 9780099483731 Цена 7,99 фунтов стерлингов

ИСТОРИЯ БЛАНШ И МАРИ Автор Пер Олав Энквист (перевод Тийны Наннелли) 2006. Лондон: Harvill Secker EAN: 9781843432333 Цена 16,99 фунтов стерлингов

Мягкая обложка 2007 г. Лондон: Vintage EAN: 9780099483731 Цена 7,99 фунтов стерлингов

МАСТЕР ФРЕЙДА Автор Бренда Мэддокс 2006. Лондон: Джон Мюррей EAN: 9780719567926 Цена 25,00 фунтов стерлингов

Мягкая обложка 2007. Лондон: Джон Мюррей ISBN: 9780719567933 Цена: 9 фунтов стерлингов.99

МАСТЕР ФРЕЙДА Автор Бренда Мэддокс 2006. Лондон: Джон Мюррей EAN: 9780719567926 Цена 25,00 фунтов стерлингов

Мягкая обложка 2007. Лондон: Джон Мюррей ISBN: 9780719567933 Цена: 9,99 фунтов стерлингов

СЛЕДЫ ЧЕЛОВЕКА Автор: Себастьян Фолкс, 2006 г. Лондон: Винтаж EAN: 9780099458265 Цена: 7,99 фунтов стерлингов

СЛЕДЫ ЧЕЛОВЕКА Автор Себастьян Фолкс, 2006 г. Лондон: Винтаж EAN: 9780099458265 Цена: 7,99 фунтов стерлингов

Истерия была признана с древних времен , но к середине XIX века (практически как и сейчас) занял совершенно маргинальное положение.Вскоре это изменилось с работами Шарко, хотя на самом деле не он был инициатором возрождения. Шарко признал Шарко своими предшественниками Шарко (1880) и Пьер Брике (1859) во Франции, а также Рассел Рейнольдс (1869 a , b ), а также Лэйкок и Тодд в Англии. Когда Шарко прибыл в Сальпетриер в 1862 году, «Металлотерапия Бурка» (Burq, 1859) — нанесение различных металлов на кожу (обычно обнаженную женскую) — широко использовалась и произвела на него впечатление.Однако наибольшее влияние на Шарко оказал его коллега Борневиль, чья практическая и интеллектуальная помощь (особенно в отношении публикаций) была жизненно важной. Публикация (под редакцией Бурневиля) первого тома Iconographie Photographique de la Salpêtrière (1876–187) была ключевым элементом культа Парижской истерии (Bourneville & Regnard 1877). Это смешанное искусство и технологии с клиническим описанием было неотразимо (как современная многоцветная графическая нейровизуализация).В нем был представлен ряд клинических и лабораторных измерений, графиков и таблиц, документирующих клиническое течение истерии, часто с примесью мрачных клинических описаний сексуальных фантазий испытуемых (délire erotique) и фотографиями женщин и девочек на различных стадиях истерии. эпилепсия и раздеться. Его влияние было огромным, хотя и не по вкусу Британскому медицинскому журналу, который писал, что тома были сделаны «несколько сомнительным чтением из-за введения длинных страниц непристойного бреда истеричных девушек в бреду и описаний событий в их сексуальной истории» (цитируется. в Goetz et al., 1995). Это сделало Сальпетриер современным центром истерии, и в этот цирк вошел Шарко в качестве начальника манежа.

Шарко применил свой знаменитый клинико-анатомический метод (хоть и без каких-либо патологий, но с большим количеством живой анатомии) к истерии. Он описал и измерил его, а затем показал и обработал. Он рассматривал истерию как наследственное заболевание, которое может быть вызвано эмоциональной или физической травмой, и считал, что существуют определенные патофизиологические пути, которые врач может активировать под гипнозом (Шарко считал, что только истерики могут быть загипнотизированы) и что активация может привести к их разрешающая способность.Он искал, но так и не обнаружил анатомическое место этого нарушения. Он рассматривал судороги как центральный признак истерического расстройства и определил четыре стадии «grande hystérie» (Goetz, 1987): эпилептоидную фазу (тоническую и клоническую, 1–3 мин), стадию «больших движений» ( opistothonus и «клоунизм»; 1–3 мин), этап «пассионарных установок» (многие эротические; 5–15 мин), а затем финальный бред (иногда с блужданием; от нескольких минут до 1 часа). Тем самым он укротил и каталогизировал истерию, как он с таким успехом сделал в других неврологических сферах, а затем приступил к лечению.Он заменил «металлотерапию Берка» магнитами, соленоидами, электрическим током, а затем гипнозом и сжатием яичников. Он определил истерогенные зоны на телах своих пациентов, неизбежно близкие к левой груди, и систематизировал и медикализовал это состояние. Он реанимировал гипноз как метод терапии, и его симпатичные, загипнотизированные пациенты-сомнамбулы получили международную известность. Истерики в его поликлинике стали в три раза чаще, чем табетики; он стал мировым авторитетом.

Ни один из этих фокусов-покусов не мог бы быть возможен без соучастия его пациентов — и среди самых известных была красивая и трагическая Бланш Мари Виттман, известная в свое время как «королева истерики». В 1878 году у Бланш была диагностирована истерия, и ее отправили в Сальпетриер на 16 лет, где она стала звездой демонстраций Шарко, а ее «удивительные каталептические, летаргические и сомнамбулические подвиги подробно описаны во всем западном медицинском мире».Она была, как выразился Энквист, «абзацем в истории медицины… как медиум Шарко». После его смерти судороги Бланш прекратились. Затем она работала лаборантом у Марии Кюри, помогая в открытии рентгеновского излучения и став одной из самых близких подруг Марии Кюри. Позже в результате радиационного поражения пришлось ампутировать три конечности, и Бланш умерла без конечностей, но с красивым торсом.

Пер Олав Энквист написал, на мой взгляд, почти идеальный роман, по крайней мере в том смысле, что форма и содержание полностью слились воедино.Он поэтичен и очарователен — он дает терпеливую перспективу. История Бланш и Мари основана на мыслях и воспоминаниях Бланш, в основном о Шарко и Кюри, взятых из ее записных книжек (три художественных тома — «Книга вопросов»), смешанных с современным и очень обширным документальным фильмом. архив (настоящий), который существует как по Шарко, так и по Кюри. Роман переплетает реальность с фантазией в мечтательной последовательности, затемняя границы обоих, и, таким образом, представляет собой блестящее воскрешение самой истерии.Записные книжки Бланш ссылаются на несколько личностей (Бланш 1, Бланш 2 и т. Д.), Аллюзия, которая также присутствует в названии, отражая теории Шарко о множественной идентичности истерика. Он связывает реальные события в «Сальпетриере» Шарко с ее внутренней жизнью и, в частности, с ее истерической любовью к Шарко и любовью Шарко к ней (настолько убедительной фантазией, что она, несомненно, была правдой). Книга показывает, что границы фантазии и истины не поддаются определению; и нельзя избежать вывода о том, что это стирание границ является одним из двух основных столпов истерического состояния (другой — это фантазия / реальность, которая «любовь побеждает все»).Эта новаторская интерпретация реальных событий, связанных с лечением истерии, соответствует трилогии Пэта Баркера « Regeneration » по своей проницательности и медицинскому интересу.

Это Бланш фигурирует на картине, которая сейчас висит в библиотеке Сальпетриера — много воспроизводимой и, вероятно, самой известной картине в истории истерии (рис. 1). Как пишет Энквист: «Наше внимание привлекают лица зрителей… ревниво любопытные, почти жадные… движение падающего тела и женское покорность Бланш.Одиночество и ревность. Сдаться, ее блузка расстегнута. Шарко повернулся к зрителям… он раскрывает объятия, как спаситель »(Enquist, 2006, с. 134). Между прочим, литография этой картины Брюйе висела над диваном в кабинете Фрейда на протяжении всей его профессиональной жизни. В своих записных книжках Бланш описывает методы и постановки Шарко, которые стали бешено популярными в Париже. Как пишет Энквист, ходили слухи, что проводимые эксперименты показали, что: «Женщина в определенном смысле должна рассматриваться как машина, что определенные эмоции могут быть вызваны механическими воздействиями, так что, нажимая на определенные точки, гениально изобретенные, может возникнуть эмоциональное выпадение.Эти эмоции можно было не только вызывать, но и многократно вызывать, так что истерические и судорожные приступы, таким образом, доказывали, что Женщина, именно благодаря ее бегству в истерию и ее научно контролируемому уходу от нее, может быть понята, признаки расшифрованы и исследованы ». Это было возможно: «нанести на карту темный и неизведанный континент Женщин так же, как исследователи, такие как Стэнли! нанесли на карту участки Африки »(Enquist, 2006, стр. 28: неплохая аналогия, учитывая географическую природу истериогенных зон, а также известность Жана-Батиста Шарко как исследователя и картографа).Слух в определенном смысле подкреплялся тем фактом, что эти женщины «в своем истерическом состоянии демонстрировали наготу, хотя это было научно мотивировано и не могло быть сравнено с непристойностью» (Enquist, 2006, p. 28).

Рис.1

Une leçon Clinique à la Salpêtriàre (Salon, 1887) от A. Brouillet

Рис. 1

Une leçon Clinique à la Salpêtriàre (Salon, 1887) от Brouillet

В центре романа — описания из ее записных книжек лечения Шарко, которые представляют большой интерес и поэтому цитируются здесь довольно подробно, поскольку они дают графическую картину методов Шарко.О истерогенных точках (рис. 2): «3 октября 1880 года [Шарко] набросал для первой мелодии свою научную диаграмму на моем теле, которую он частично раскрыл, но не в неприличной манере, чтобы обнажить мою грудь. Судороги, которые я испытывал в течение многих лет и которые не следует путать с эпилепсией, но которые бросили мое тело по дуге к темнеющим небесам, лишенным милосердия, вызвали у меня шипение, словно от ненависти или презрения к Богу, Который не существует. Он наказал меня, как будто я Иов, не бабочка, сбежавшая с небес, а падший ангел, подвергшийся мести.Затем Шарко подготовил прямоугольную дорожную карту, на которой он поместил координаты — позже я узнал значение этого термина — с конкретными обозначенными точками. Он использовал ручку. Я заметил, что он не выбирал точки желания, которые обычно считаются связанными со страстью. Когда позже я помогал в работе над Iconographie Photographique de La Salpêtrière , мне было почти с юмористическим интересом позволили обозначить на диаграмме женской фигуры истерогенные зоны — одиннадцать спереди на обороте. шесть.Это была иллюстрация, которая на самом деле описывала меня, хотя и в графической форме. Затем я мог записать образ загадочной эмоциональной жизни человека в эскизе с упрощенной ясностью. Только позже мне пришло в голову, что это был я, человек, и что я, вместо того чтобы считать себя таким противоречивым и хаотичным, смог упростить себя до этого — я не решаюсь использовать слово — чистота … » Вы думаете, что я машина, а не человек, сэр? »Я спросил:« Нет »…« Но вы верите, — настаивал я, — что, прикоснувшись к этим точкам, вы сделаете меня в своей власти? » Он не ответил »(Enquist, 2006, стр.138).

Рис. 2

Шарко; истерогенные точки. Перепечатано из Goetz (1987).

Рис. 2

Шарко; истерогенные точки. Перепечатано из Goetz (1987).

О гипнозе: «Шарко говорит, что первые эксперименты с женщинами — это эксперименты с гипнозом. Августин и Бланш — его первые подданные. Бланш просят посмотреть на маятник; чтобы посмотреть, всего пять-восемь минут, прежде чем она, казалось, заснула… Августин кладут на кровать.Когда Шарко приподняла веки на несколько секунд, она сразу же отреагировала, вытянув ноги, движение, из-за которого ее ночная рубашка соскользнула в сторону и обнажила ее голый таз с обнаженным полом. Борневиль приказывает прикрыть тело… Бланш спит. Шарко мягко подул ей в лицо. Она оставалась в каталептическом состоянии. Затем Шарко нажал рукой на точки возле ее яичников [это было до того, как Шарко изобрел компрессор яичников], и она проснулась и посмотрела на Шарко со странной улыбкой… Январь 1886 года — Жюль Жане — когда Шарко был болен — загипнотизировал ее.Затем она подверглась гипнотическому переходу, но также была переведена в неопределенное состояние, которое, как предполагалось, было глубоким состоянием Гурни. Были предприняты попытки дополнить это вариантом тотального сомнамбулизма, предложенным Азамом, а позднее — комбинацией Азама и Сольера. Но проснувшись двадцать четыре часа спустя, Бланш оставалась в необъяснимо диссоциированном состоянии, которое в ее файлах было записано как Бланш 1 и Бланш 2. Во время Бланш 1 она была очень податливой и спастичной, почти любящей. Во время Бланш 2 она была очень тихой и расстроенной и умоляла вернуться в Шарко ‘(Enquist, 2006, стр.94–95 и стр. 159).

О компрессоре яичников (рис. 3) и публичной демонстрации Бланш Шарко 7 февраля 1888 г. (урок вторника). Перед выступлением Шарко наедине показывает ей компрессор яичников. Он сделан из кожи с прикрепленными к нему металлическими винтами. Кожаные ремни застегиваются вокруг ее спины, а винты с кожаной прокладкой надеваются на живот, а затем медленно затягиваются, заставляя прокладку сжимать матку женщины. Компрессор яичников прикладывают к голому животу Бланш, а затем прижимают к истерическому центру, чтобы остановить приступы.Затем начинается демонстрация. Шарко начинает: «Этот пациент, который будет использоваться для демонстрации, не является машиной. Я хочу сказать вам это с самого начала, поэтому эксперимент может провалиться. Человек менее предсказуем, чем машина, вот что делает нас людьми…. У этой пациентки, которая сильно страдает от истерических припадков и судорог, есть истерическая точка на спине, другая — под левой грудью, третья — на левой ноге. И заключительный этап сегодняшнего лечения, который рассматривается как часть процесса заживления, может, таким образом, привести к сильному опистотонусу, то есть классическому дуговому децерклю.Мой ассистент сначала коснется точки на ее спине. Бланш знала, что произойдет, и была готова… Затем ассистент коснулась истерической точки, но не той, что у нее на спине, как сказал Шарко, а той, которая находится под ее левой грудью. Это не имело значения. Она была готова, она отправилась в путь. … Она входит в лес…. Она закрывает глаза [и входит в тонизирующую фазу] и идет по лесу. Она встретила мальчика … он бы сказал, что это бабочка, сбежавшая с небес … Они легли вместе на траве … он расстегнул ей кофточку.она позволяет ему ласкать себя, ей разрешается ласкать его … она прикасается к нему, и теперь он лежит рядом с ней совершенно голый, и он скручивается калачиком, как будто в спазме ». [Опистотонус]… «Давайте еще раз окажем давление на несколько истерогенных точек… Пациенты часто произносят объяснения, такие как« Мама, я боюсь »! … Обратите внимание на эмоциональную природу вспышки и посмотрите здесь дугу… обратите внимание на внезапное спокойствие, почти решимость, стадия статического сжатия теперь рассеивается »(Enquist, 2006, стр. 163–171).

Фиг.3

Компрессор яичников, изобретенный Шарко, перепечатано из Goetz (1987)

Рис. 3

Компрессор яичников, изобретенный Шарко, перепечатано из Goetz (1987)

Эти описания, вымышленные как они являются точным отображением фактов метода Шарко, и я предполагаю их эмоциональное воздействие. Они кажутся мне очень близкими к тому, что, вероятно, действительно переживала Бланш. Их интересно читать рядом с транскрипцией уроков вторника (Goetz, 1987).С точки зрения медицины сегодня методы Шарко кажутся абсурдными и откровенно неэтичными — смесь магии и театральности, приправленная одеждой не столь подавленной сексуальности. Однако именно в результате его работы над истерией Шарко стал знаменитостью. Он активно поощрял публичность, вел себя как шоумен и композитор и быстро стал нарицательным. Говорят, что в дни его демонстраций на всем левом берегу были пробки на дорогах, так как «студенты собрались в трамваях, направляющихся на уроки Сальпетриера» (Goetz et al., 1995). Его лекции посещали миряне, философы и писатели. Для избранных влиятельных обывателей и, в частности, журналистов были организованы приватные показы красивой полуобнаженной Бланш (сеансы в таймс). Как скромно выразились Гетц и его коллеги (1995), «научный интерес было трудно отделить от более сенсационного вуайеристского влечения».

Как и все знаменитости, Шарко подвергался резкой критике, не столько со стороны медиков, которые сами были по существу загипнотизированы его теориями (см. Страницы Brain в 1880-х и 1890-х, чтобы понять, насколько актуальны были гипноз и истерия), но романисты, такие как Толстой, Ги де Мопассан, Золя и Гюисманс.В романе Толстого « Крейцерова соната (1887–189)» Шарко олицетворяет ущерб, нанесенный высокомерными «священниками науки», чья медикализация сексуальности разрушила моральную чувствительность современной цивилизации (цит. По Гетцу и др. , 1995). Тем не менее, его международная частная практика имела обратную связь с его славой, способствуя ей и извлекая из нее выгоду.

Теперь обратимся более коротко к психоанализу и к Фрейду, чья научная работа в равной степени зависела от культа личности, хотя это проявлялось не в яркой манере Шарко, а скорее в более скрытной манере.Часто господство в моде происходит из-за того, что несколько преданных яростно трудятся на благо этого дела — и это, безусловно, имело место в психоанализе, как ясно показывает прекрасная биография Эрнеста Джонса Бренды Мэддокс. Мэддокс документирует историю жизни доктора Джонса, который был официальным биографом Фрейда и сам психоаналитик; и это очень хорошо сделано. Возможно, более интересным является свет, который он проливает на историю психоанализа — на его причину. Психоанализ возник у Шарко. В конце 1885 года Фрейд отправился в командировку во Францию ​​и провел там 6 месяцев, наблюдая, как Шарко лечит истерию с помощью своих театральных представлений, демонстрирующих «своих пациентов на затемненной сцене, кружащихся и ходящих во сне».На Фрейда, как и на других, Шарко произвел сильное впечатление, несмотря на то, что сам Шарко не имел представления о том, что физические симптомы могут иметь сексуальную причину. Действительно, в 1911 году Дежерин писал, что Шарко «удалось отобрать у психиатров область, которую они тщетно пытаются отвоевать» (Dejerine, 1911). На протяжении всей своей жизни Шарко считал, что истерия возникла из-за поражения мозга, но анатомическая область продолжала ускользать от него. По возвращении в Вену Фрейд начал формулировать свои психоаналитические теории, которые, в свою очередь, глубоко повлияли на практику психиатрии и, по сути, на всю западную культуру.Фрейд также узнал от Шарко, что в процессе лечения его пациенты часто влюблялись в своих терапевтов и у них развивалась «магнетическая страсть» (слова Пьера Жане). Этот процесс «переноса» стал основным инструментом психоаналитической терапии, разработанной Фрейдом. То, что Фрейд также заметил, возможно, возможно, из Бланш, — это важность подавленной сексуальности в порождении истерии или невроза.

Книга Мэддокса увлекательна не столько потому, что Джонс претендует на бессмертие, сколько потому, что эта биография биографа рассказывает нам о подъеме и маркетинге психоанализа, так что он стал преобладающей модой в интеллектуальной жизни 20 века.Джонс на первый взгляд кажется весьма маловероятным кандидатом, который защищал психоанализ в англосаксонском мире и стал его ведущим представителем. Он родился в обычной религиозной баптистской немедицинской семье в долинах Южного Уэльса. Однако Джонс был одаренным мальчиком, чей интерес к сексуальности, кажется, опередил свое время, и это, возможно, сыграло роль в его близости к психоанализу, а также вызвало определенные трудности. Он утверждал, что имел коитус в возрасте 6 и 7 лет (по-видимому, он утверждал, что это не редкость в валлийских долинах) и в ранние годы дважды сталкивался с законом.В 1906 году, будучи школьным врачом, он был обвинен в неприличном разоблачении двух умственно неполноценных девочек в школе для отсталых детей. Он был реабилитирован, когда показания детей в суде сочли недостоверными. В 1911 году пациентка обвинила его в сексуальных отношениях, и Джонс заплатил ей 500 долларов, чтобы предотвратить скандал (почти его годовая зарплата). Его также досрочно уволили с должности врача-резидента детской больницы из-за неоднократного отсутствия без отпуска, а затем из другой больницы за то, что он спросил девушку о сексуальных домогательствах со стороны мальчика.Говорят, что Джонс рекомендовал терапевтическую мастурбацию или посещение проституток, и, будучи женатым на Ло Кан, богатой голландской светской львице, морфинистом наркомане и анализандом Фрейда, он также практиковал свое право сеньора со своей служанкой. Он довольно грубо позволил ряду влиятельных (и богатых) пациенток безнадежно влюбиться в него.

Именно из этого шаткого положения он стал ведущим защитником Фрейда и «психоаналитического культа». Это был культ, который должен был доминировать в психологической терапии в течение трех четвертей века и должен был полностью изменить отношение западного общества и культуры к психическому функционированию, особенно к сексу.Самой привлекательной чертой Джонса была его полная преданность Фрейду, и Джонс рисковал собственной репутацией, поддерживая Фрейда в различных профессиональных и личных битвах. Также Джонсу лично удалось вытащить 81-летнего Фрейда и его семью из оккупированной нацистами Вены 15 марта 1938 года. Он зафрахтовал самолет, прибыл в Вену на следующий день после Гитлера, умолял, уговаривал и сумел убедить власти Германии и Австрии позволили Фрейду уйти; это было выдающееся достижение, за которое весь мир должен быть благодарен.

Возможно, также интересно порассуждать, была ли мода на психоанализ и сексуализированные теории причинности неврозов одной из причин расхождения неврологии и психиатрии, пагубные последствия которой ощущаются и сегодня. Неврология, как известно, прямолинейна, и часто шокирующий и радикальный путь фрейдистской школы встречал резкие возражения со стороны многих ведущих неврологов. Бабинский, Мари, Дежерин, Лермитт — все писали об истерии, не упоминая сексуального подавления, и их взгляды прямо привели к карательному «неврологическому» подходу к пораженным контузом пациентам во время Великой войны.Стоит напомнить, что Джонс, как и сам Фрейд, с самого начала считал себя неврологом и надеялся продолжить карьеру в области неврологии. Он обучался неврологии в Национальной больнице на Куин-сквер, сначала под руководством сэра Виктора Хорсли (в доме которого он устроил вечеринку после того, как обвинения отсталых девочек были отклонены), а затем в качестве клерка доктора К.Э. Бивора. Его записные книжки показывают ему увлеченного и энергичного ученика, на которого большое влияние оказали Джон Хьюлингс Джексон и наследие Куин-сквер, а также работы Шарко.Его первая статья в Lancet касалась церебральной локализации движений языка в случаях гемиплегии. Однако, когда он подал заявку на должность клинического ассистента на Куин-сквер в 1906 году, ему было отказано — несмотря на поддержку Хорсли и Бивора — предположительно по моральным соображениям, и это был конец его неврологической карьеры. Фрейд, конечно, тоже получил образование в области неврологии — на континенте, а не в Англии — и больше всего на него повлиял Шарко. Он считал себя неврологом и писал о Шарко, что он научил Фрейда, что «теории, какими бы уместными они ни были, не могут искоренить существование фактов» (sic!).В своих ранних работах по истерии Фрейд давил на истерические зоны, гипнотизировал своих пациентов и даже верил вместе с Флиссом в то, что сексуальные проблемы возникают в носу.

Психоанализ — это термин, введенный Фрейдом в 1896 году и определяемый как «психология для неврологов». Первоначальным и долговременным вкладом Фрейда, конечно же, было его признание того, что неврозы и особенно истерия берут свое начало в детском сексуальном конфликте — пути, на который Шарко никогда не вступал. Он быстро пришел к выводу, что большинство симптомов пациентов были результатом подавленных детских сексуальных желаний.Ранние формулировки Фрейда считали истерию результатом подавленных воспоминаний о сексуальном соблазнении ребенка взрослым, но позже он отказался от этой «теории соблазнения» в пользу гипотезы о том, что истерия зависит от подавленных фантазий о детских сексуальных желаниях. Фрейд развил свою теорию Эдипова комплекса и считал его сутью истерического конфликта. Его теории детской сексуальности глубоко потрясли и, без сомнения, способствовали катапульте Фрейда к статусу знаменитости.

Интерес Джонса к Фрейду восходит к 1906 году. Мэддокс отмечает, что он прочитал благоприятный обзор в Brain «Исследования истерии» Фрейда (Breuer and Freud, 1895), в котором впервые описывалась терапевтическая польза катарсический метод, когда пациентка описывает свою сексуальную травму. Обзор был составлен Дж. Мичеллом Кларком (1896 г.) из Бристоля — частым автором статьи Brain по истерическим и гипнотическим вопросам и кем-то, кого Джонс мог знать. Первые терапевтические попытки Джонса были сделаны с использованием гипноза, вслед за Шарко и Джанет, но затем он перешел к «катартическому методу» Фрейда.В 1907 году Джонс познакомился с Юнгом. Затем, в 1908 году, его пригласили на ланч с Фрейдом, и они разговаривали до двух часов ночи — интенсивная встреча Берлин / Ахматова. Джонс был очарован, а Фрейд, на более прозаическом уровне, был счастлив иметь христианского ученика — не меньше сына пастора! Джонса пригласили присоединиться к тому, что Фрейд называл « die Sache » — Причина, — и с тех пор он оставался близким к Фрейду как ведущий член психоаналитической клики. В самом деле, Джонс был зачинателем весьма секретного «Комитета» Фрейда (из шести, а затем из семи членов), созданного в 1913 году.Фрейд называл своих приспешников «паладинами», и на первом заседании Комитета каждому было вручено золотое кольцо, на котором была установлена ​​старинная греческая инталия. Правила комитета были изложены Фрейдом, который подчеркивал, что его существование следует держать в секрете, но члены должны рассылать еженедельные письма. Это действительно был материал Secret Seven .

Джонс с энтузиазмом взялся за новое дело, но можно подозревать, не обладая проницательностью и тонкостью Фрейда. Он написал много — в том числе статью о шахматах, в которой он напомнил читателям, что «шахматный мат» был убийством короля (отца), в котором наиболее мощная помощь оказывается королевой (матерью), и что Невроз гроссмейстера Пола Морфи был заменой разыгрывания на шахматной доске его табуированных Эдиповых конфликтов.Джонс также был глубоко вовлечен в раскол Фрейда с Юнгом (Мэддокс напоминает нам, что во время сейсмической силовой битвы между ними двумя, Фрейд дважды терял сознание в присутствии Юнга — скорее, как Бланш в присутствии Шарко, — хотя Фрейд приписывал коллапс подавляемому гомоэротизму. ) и ожесточенная битва между Анной Фрейд и Мелани Кляйн по поводу времени возникновения Эдипова комплекса и развития суперэго. Все это кажется слегка нелепым для современной психиатрической теории, связанной с химией рецепторов и функциональной нейровизуализацией (подумайте о насмешках над этим в будущих поколениях), но в то время это была жестокая и важная битва.Джонс неустанно продвигал психоанализ как на профессиональной, так и на общественной аренах и был ключевой фигурой в повышении общественного интереса к этой теме в англоязычном мире. Его умный выбор друзей, статей, лекций и заявлений способствовал как повышению уровня психоанализа, так и расширению его привлекательности. Мэддокс отмечает, что «по Эрнесту Джонсу все еще не принято жюри». Это интересный момент, и он отражает как судьбу, постигшую психоанализ, так и довольно сомнительные аспекты жизни Джонса.Это действительно удивительный факт, насколько психоанализ упал с благодати, от положения, в котором даже 30 лет назад он обеспечивал преобладающее объяснение широкого спектра психических расстройств и в более широком смысле социальных, культурных и философских причин. вопросы.

Краткое упоминание Человеческих следов , романа Себастьяна Фолкса, в котором рассказывается о жизнях и судьбах двух вымышленных «врачей разума», Ребьера и Середины зимы, с 1870 до конца 1920-х годов, с действиями, охватывающими Англию, Францию, Австрия, Африка и США.В центре романа есть несколько декораций, самая важная из которых — описание уроков и демонстраций Шарко, в том числе Бланш. Они не обладают ни поэзией, ни точностью Энквиста (сравните дословные переводы Энквиста, Фолкса и Гетца) и являются производными. Хотя Шарко доминирует в романе, Фрейд, как ни странно, нет, хотя Ребьер развивает теории, которые явно основаны на Фрейде и имеют ключевое значение для повествования. Роман показывает столкновение между неврологической и психиатрической терапией; а неврология побеждает, потому что подразумевается, что в конечном итоге большая часть психиатрии является псевдонаукой.Интересно, почему Фрейд конкретно не упоминается, и я, возможно, пропустил ответ — и это особенно странно, учитывая точку зрения Фолкса (1994 г.) о том, что «у большинства людей в сознании есть полость в форме Фрейда, которую ни один другой писатель не может удовлетворительно заполнить. . он предлагает интеллектуальное возбуждение, литературное удовольствие, волшебные решения ». Как и Фрейд, Мидвинтер в конце концов признает, что никого не вылечил; и, конечно же, в качестве ссылки на собственные ранние ошибочные диагнозы Фрейда, есть страницы клинических заметок Ребьера о Катерине, чьи таинственные изнурительные боли он диагностирует как истерию, но затем понимает, что они физические, и поэтому отправляет ее на лечебную операцию.Хотя Шарко явно произвел впечатление на Себастьяна Фолкса, и этот роман является частью современной моды на Шарко и небольшого литературного возрождения Шарко. Забавно, но в романе «Старший обслуживающий персонал, дамы» в английском приюте Середины зимы зовут мисс Уитмен.

Имена Шарко и Фрейда были нарицательными; Фрейд до сих пор остается таким, и некоторые считают его самым влиятельным человеком в 20-м веке. Оба они оказали глубокое влияние на общество в целом, а также на медицину — и влияние Фрейда распространилось из науки на искусство, философию, гуманитарные науки, политику, социальную политику и поведение.Фрейдизм превратился в непреодолимый интеллектуальный культ. Тем не менее, сейчас действительно экстраординарные теории истерии Шарко и Фрейда в значительной степени ограничены мусорной корзиной нейробиологии. Это были теории, которые вначале имели подлинное понимание, но которые были продвинуты шумихой и экстраполяцией до неоправданного преувеличения (с научной точки зрения), возможно, в значительной степени из-за тщеславия сторонников, их потенциальной выгоды с точки зрения славы и богатства ( последнее, по крайней мере, для Шарко), и низкое качество публичных дебатов.Крайние позитивисты, которые всегда были утомительным проклятием для современной жизни, по-прежнему рассматривают «марш науки» как линейный стриптиз. Ничего не меняется, и целые области дорогостоящей нейробиологии сегодня кажутся мне столь же преходящими и столь же бессмысленными. На самом деле наука — стенания при использовании этого термина почти как имени собственного или почти религиозного понятия — часто, как и сама жизнь, представляет собой кашу из случайных движений. В этих книгах рассказывается, что с их конкретных точек зрения история науки представляет собой такую ​​же историю беспорядков и нечеткости, как и история любого другого человеческого начинания.

Список литературы

.

Traité Clinique et thérapeutique de l’hysterie

Paris

Masson

,. ,

Studien iiber Hysteric.

,

1895

Вена

Franz Deuticke

.

Métallothérapie

Paris

Baillière et fils

.

Обзоры и рефераты: Studien iiber Hysteric

,

Brain

,

1896

(стр.

401

14

).

Leçon inaugurale à la Chaire de la Clinique des Maladies du système nerveux, 31 марта 1911 г.

,

Presse Médicale.

,

1911

1er avril

(стр.

253

8

).

История Бланш и Мари (перевод Nunnally T)

,

2006

Лондон

Harvill Secker

,,. ,

Строящая неврология.

,

1995

Оксфорд

Oxford University Press

.

Шарко, врач. Уроки вторника

,

1987

Нью-Йорк

Raven Press

.

Шарко. Его жизнь — его работа (отредактированная и переведенная Бейли П.)

,

1959

Лондон

Pitman Medical

,.

Фотографическая иконография Сальпетриера, Service de M. Charcot

,

1877

Paris

Bureau du Progrès Médical, V. Adrien Delahay et Cie

.

Les cérébraux. Etude de patologie mentale

,

Archives Generales de Medecine.

,

1880

(стр.

385

402

).

Определенные формы паралича в зависимости от идеи [и обсуждения]

,

Br Med J

,

1869

Октябрь

2

(стр.

378

9

).

Замечания о параличе и других расстройствах движения и ощущений, зависящих от идеи

,

Br Med J

,

1869

Ноябрь

6

(стр.

483

5

)

© Автор (2007). Опубликовано Oxford University Press от имени Гарантов Мозга. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

.

Как массовая истерия делает коронавирус хуже, чем он есть на самом деле

Внимательный взгляд на данные показывает, что сейчас мы находимся в тисках пандемии страха.

Фото Mungkhood Studio / Shutterstock

Пандемия страха перед коронавирусом ведет к распродажам на рынке, накоплению запасов продовольствия и прочему поведению, которое приближает конец света, по всему миру. Во время массовой истерии человеческий разум охотится на ведьм за информацией, которая соответствует повествованию. В то время, когда не хватает масок здравомыслия и санитарии, вот некоторые анализы, которые не соответствуют апокалиптическому нарративу основных средств массовой информации.

Рисунок 1 представляет собой гистограмму новых смертей, регистрируемых каждый день в связи с SARS-CoV2 в Китае и во всем мире.Качество данных — например, был ли диагноз подтвержден серологически в соответствии с последними стандартами — не может быть определено. Например, неясно, почему 121 новая смерть в Китае, о которой сообщалось 14 февраля, только увеличила совокупное количество смертей в Китае с 1368 до 1381. Тем не менее, я просто привожу исходные данные, предоставленные Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), в их ежедневном отчете о ситуации. Я сам построил данные, потому что ничего подобного в Интернете не нашел.

Общие продольные тенденции глобальных смертей от SARS-CoV2, о которых сообщается каждый день в течение последних трех недель, несовместимы с историей о глобальном сценарии судного дня.Абсолютные цифры остаются низкими как в Китае, так и за его пределами. Также имейте в виду, что данные отражают некоторую степень систематической ошибки поиска — растущее распространение наборов серологических тестов на SARS-CoV2 (которые остаются ограниченными) по всему миру. Продольные тенденции, отраженные на Рисунке 1, также можно интерпретировать как относительно нормальные для этого времени года в течение типичного сезона гриппа, который в ближайшие недели прекратится.

Эта альтернативная интерпретация данных ВОЗ также подтверждается приведенным выше рис. 2, где показаны ежедневные приращения глобального уровня смертности от SARS-CoV2 в Китае и во всем мире.Исходные данные такие же, как на Рисунке 1: Ежедневный отчет ВОЗ о ситуации. Обратите внимание, что по причине, указанной на рисунке 1, точка данных за 14 февраля — это модифицированное число с 15 февраля. И снова я сам построил график данных, потому что не смог найти ничего похожего в Интернете. И еще раз, со всеми оговорками, этот сюжет несовместим с повествованием о глобальном сценарии судного дня и больше соответствует обычному сезону гриппа в это время года.

Стоит дать альтернативное объяснение некоторым из часто цитируемых анализов, разжигающих массовую истерию.

Сравнение так называемого показателя летальности от SARS-CoV2 в 2 процента с широко сообщаемым показателем смертности от сезонного гриппа 0,1 процента — все равно что сравнивать яблоки с орангутангами. В последнем случае авторы исследования отмечают, что знаменатель (и числитель) включает предполагаемые легкие случаи, когда не обращались за медицинской помощью, а это огромное количество. В первом случае знаменатель отражает только те, которые подтверждены тестами, по-видимому, потому, что большинство из них были достаточно больны, чтобы быть основанными на тестировании в первую очередь (имейте в виду, что комплекты для тестирования находятся в очень ограниченном количестве).

Однако, по всей вероятности, с учетом разовых инфекций, обнаруживаемых в разных местах, тысячи, если не миллионы, уже перенесли легкий или бессимптомный SARS-CoV2. Если бы оценка непроверенных случаев была включена в знаменатель (и числитель) — как это было сделано в отношении показателя летальности от сезонного гриппа, то показатель летальности от SARS-CoV2, вероятно, был бы намного ниже заявленных 2 процентов. Та же ошибка отбора, вероятно, искажает широко сообщаемые показатели летальности от SARS-CoV1 (9.6 процентов) и MERS (36 процентов).

Имейте в виду, что такие термины, как SARS и MERS, тавтологически самореферентны. Их заклеймили как мемы в процессе приема группы пациентов, которые, к сожалению, близки к смерти от вирусной респираторной инфекции, а затем измерения уровня смертности среди тех, кто был близок к смерти. Хотя это вряд ли идеальное сравнение, аналогичное упражнение предполагает, что примерно от 12 000 до 79 000 смертей от сезонного гриппа в Америке ежегодно делится на 140 000 и 960 000 госпитализаций в год от сезонного гриппа.Среднее значение этих чисел приведет к летальности около 10 процентов от сезонного гриппа. К счастью, общественность, ученые и CDC мысленно считают, что истинная распространенность гриппа, включая легкие случаи, составляет от 9,3 миллиона до 49 миллионов в год, что резко снижает уровень смертности от сезонного гриппа в 50 раз.

Вы можете выполнить то же мысленное упражнение, чтобы сделать независимый вывод об одном из последних мемов, которые стали вирусными: 14.8% летальность среди пациентов в возрасте 80 лет и старше, которым был поставлен диагноз SARS-CoV2. В отдельности это звучит пугающе, но давайте немного разберемся с этим. Несомненно, риск смерти среди этой возрастной группы намного выше как для SARS-CoV2, так и для обычного сезонного гриппа; они должны всегда принимать особые меры предосторожности. Тем не менее, чего мы не знаем, так это распространенности легких случаев SARS-CoV2 и сезонного гриппа среди этой группы населения, из которых не прошли тестирование или не были госпитализированы, поэтому прямые сравнения относительной смертности трудны и являются спекулятивными.

Еще одна проблема, циркулирующая в социальных сетях прямо сейчас, связана с тем, что подтверждено, что 705 человек, связанных с помещенным на карантин круизным лайнером Diamond Princess , который отправился на борт 20 января, заразились коронавирусом, и семь человек умерли. Некоторые утверждали, что это представляет собой «истинный» уровень летальности от SARS-CoV2 в размере 1%.

При ближайшем рассмотрении многие детали демографии и смертей в делах Diamond Princess остались несколько нечеткими.По крайней мере, следует отметить, что большинство смертей до сих пор приходилось на людей в возрасте 80 лет. Следует также отметить, что ежегодная смертность среднего человека в возрасте 80 лет составляет около 10 процентов. Это означает, что если бы вы поместили на карантин любую случайную группу из 705 человек в возрасте 80 лет, около семи из них скончались бы к 41 дню, который сегодня равен количеству дней, прошедших с 20 января. Повторюсь, фактическая демографическая ситуация. подробности о 705 подтвержденных случаях с Diamond Princess остаются неизвестными.

Также неизвестны демографические данные остальных 3711 человек, помещенных на карантин из Diamond Princess . Умер ли кто-нибудь из отрицательных людей в течение 41 дня? Принимая во внимание пристальное внимание средств массовой информации, странно, что ни о каких других случаях смерти среди всей когорты не сообщалось. Возможно, что одной из самых безопасных когорт в мире за последние 41 день была эта группа из 3711 человек: дополнительное внимание, уделяемое им со стороны медицинской системы, может на самом деле спасти их от смерти от не связанных с коронавирусом такие болезни, как сердечные приступы.

К сожалению, этого нельзя сказать об огромном количестве людей во всем мире, охваченных массовой истерией. Хотя стресс очень заразен и способствует увеличению заболеваемости и смертности, в том числе во время пандемий страха, избыточная смертность, вызванная паникой, не отслеживается CDC или ВОЗ. Потенциальная смерть также не является следствием сбоев, вызванных чрезвычайными мерами, принятыми людьми и правительствами по всему миру. Таким образом, невозможно установить чистую разницу в жизнях, спасенных или потерянных в результате этих чрезвычайных мер, вызванных глобальной паникой.

Я слежу за парочкой других когорт. Один из них — Сингапур, развитая страна с передовым управлением. На данный момент ни один из 106 человек с диагнозом SARS-CoV2 не умер. Другая — это группа из 126 граждан, преимущественно немецких, которые остались в провинции Хубэй и были эвакуированы во Франкфурт 1 февраля. Доказано, что у десяти человек с респираторными симптомами выявлена ​​отрицательная реакция на SARS-CoV2. Из оставшихся 116 человек, у которых никогда не было респираторных симптомов, у двоих был обнаружен SARS-CoV2.Можно интуитивно догадаться, что глобальный фоновый уровень распространенности людей, которые заболевают SARS-CoV2 и никогда не болеют, может оказаться намного больше, чем кто-либо оценивает в настоящее время.

Я знаю, что ни один из этих анализов не удовлетворит большинство из тех, кто купился на массовую истерию. Там, где я живу, в районе залива, некоторых людей беспокоит двухпроцентная летальность (что занижает тысячи, если не миллионы недиагностированных легких случаев). Некоторые опасаются тысяч, если не миллионов невыявленных легких случаев.Некоторые умножают эти цифры и в настоящее время убирают полки в Costco.

Давайте сделаем глубокий вдох и посмотрим с высоты птичьего полета. Массовая истерия — это эволюционная особенность, а не ошибка. Отбор не хотел, чтобы люди не торопились обдумывать и взвешивать доказательства во время травмирующих ситуаций. Во всяком случае, независимое мышление подрывается в пользу гипнотического группового мышления и предвзятости подтверждения: люди будут безжалостно и даже иллюзорно добывать информацию, которая соответствует их пугающему повествованию — состояние, известное как folie à plusieurs [«безумие нескольких»].Однако в контексте разжигания страха по принципу «гонка до дна» и легко подрываемого общественного сознания массовые истерии могут вести себя неадаптивно, особенно там, где существует риск главного агента и недостаточное руководство. Мемы о коронавирусе — это вируса. Точно так же, как вы не можете изменить продолжительность простуды с помощью антибиотиков или Тамифлю, этим массовым истериям, к сожалению, придется пройти своим естественным течением, прежде чем они исчезнут.

Трудно предсказать, что будет дальше.Я предполагаю, что количество случаев достигнет пика и будет снижено после того, как массовая истерия уляжется. Именно это произошло после мини-пандемии SARS-CoV1 в 2002–2003 годах — обреченного на поражение оксюморон — когда человечество охватил широко распространенный страх, что привело к поведению «конец света уже наступил». 7 мая 2003 года CDC сообщил в общей сложности о 328 случаях атипичной пневмонии в США, что соответствует продолжающейся панике в то время. К 15 июля CDC сообщил о 418 случаях. В холодном свете дня после того, как массовая истерия закончилась, CDC незаметно снизил окончательный официальный подсчет до восьми серологически подтвержденных случаев SARS-CoV1 в Соединенных Штатах и ​​без смертей.Имейте в виду, что для восьми человек, инфицированных вирусом в такой большой стране, как Америка, вероятно, были тысячи, если не миллионы, инфицированных в легкой или бессимптомной форме.

Более предсказуемо то, что массовая истерия этого типа будет повторяться каждые несколько лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.