Причинно следственные отношения – —

Содержание

Причинно-следственные отношения. Измените своё мышление– и воспользуйтесь результатами. Новейшие субмодальные вмешательства НЛП

Причинно-следственные отношения

Каждый использует причинно-следственные закономерности для понимания и предсказывания событий. (Обосновано это философски, или нет — это совершенно отдельная проблема, о которой мыслители спорят многие годы.) Причина всегда должна существовать во времени раньше следствия. Даже когда причиной является понимание возможных будущих последствий, это понимание должно появиться раньше по времени, чем любое из вызванных им следствий. Поэтому причинно-следственные связи целиком зависят от упорядоченного ощущения времени. Если бы мы не были способны организовывать события в последовательности, мы бы не были способны устанавливать причинно-следственные связи. Большая часть наших знаний распалась бы в хаос, как случается при некоторых наиболее дезорганизованных формах психических болезней.

Люди, ощущающие себя сильными, видят себя причиной, обладающей свободой менять свою ситуацию, и это мотивирует их совершать поступки. Напротив, люди, ощущающие себя беспомощными, воспринимают себя скорее

следствием, чем причиной. Кроме типичной депрессивной реакции — плюс недостатка мотивации, наркотических зависимостей и других проблем, к которым часто ведет депрессия — имеются обширные, хорошо документированные физиологические эффекты, включающие подавление иммунной системы и меньшую продолжительность жизни. В неопубликованном предварительном исследовании выживания больных четвертой стадией меланомы (рак кожи) верившие, что их поведение может оказать влияние на течение рака, жили дольше. Напротив, те, кто верил, что рак «просто случился с ними» и не существует ничего, что они могли бы сделать для изменения хода болезни, умирали быстро.

Поскольку убеждения, касающиеся причинно следственных отношений, столь жизненно важны для поддержания слаженного внутреннего мира, разумно исследовать, как мы их репрезентируем. Подумайте о каком-либо простом причинно-следственном отношении, в истинность которого вы верите, как например «Дождь заставляет расти траву» или «Результатом детства, полного любви, является хорошо уравновешенный взрослый». Затем отметьте субмодальности, которыми вы пользуетесь, чтобы репрезентировать эту причинно-следственную связь…

Одним из способов сделать это является полный и детальный фильм (ассоциированный или диссоциированный) о событиях, ведущих от причины к следствию. Или вы можете сократить этот полный фильм до его фрагмента; хотя он содержит много меньше тонких деталей, в коротком фрагменте причинно-следственные отношения, возможно, проявляются четче. Вы можете также использовать более простую диаграмму, или две неподвижные картины, соединенные стрелкой, и т. п.

Поскольку эти причинно-следственные представления столь фундаментальны для поддержания связной картины мира, их часто трудно изменить. Если вы пытаетесь

уничтожить ограничивающее убеждение, касающееся причинно-следственных отношений, как, например: «Мое тяжелое детство лишает меня возможности чувствовать себя в безопасности при близких отношениях», то вы буквально атакуете часть способа, каким этот человек понимает мир. Обычно много легче создать новую причинно-следственную связь, по-новому использующую те же самые данные, чтобы затмить или обратить в противоположность Пресуппозиции ограничивающей причинно-следственной связи. Например, вы можете сказать: «У вас было жалкое детство, которое вы можете вспомнить в мельчайших деталях. Вы на собственном опыте знаете, какого рода поступки будут совершать эти сумасшедшие запутавшиеся люди, и вы хорошо знаете предупредительные сигналы, указывающие, когда это должно случиться». Всё это — полная синхронизация с опытом человека. Затем вы начинаете вести его в новом направлении. «Другие, у кого было счастливое детство, так и не получили возможности научиться всему этому. Они могут
чувствовать
себя в безопасности при близких отношениях; но они просто живут в раю дураков, который может быть разрушен в любой момент. Они подобны маленьким детям, безмятежно шагающим в африканские джунгли. Вы можете гораздо лучше знать, когда вы действительно в безопасности, поскольку вы знаете, что может случиться, и можете быть настороже в отношении этого. Благодаря вашему детству вы действительно можете быть гораздо защищённее других, которые просто чувствуют безопасность, — потому что ничего не знают». Изменение причинно-следственных связей — значительная часть того, что называется «рефреймингом смысла»[17].

Пресуппозиции времени

Многие годы практики НЛП используют пресуппозипии. Субмодальности помогают понять, как они работают. Из 24-х синтаксических форм сложных пресуппозипий девять связаны со временем, и они входят в число обычно чаще всего используемых при гипнотических индукциях. Наиболее часто используемая категория, называемая «придаточные предложения времени», включает такие слова, как «до того как», «после», «в течение», «в то время как», «с тех пор», «когда», «перед тем, как», «пока» и т. п. Эти слова рождают предполагаемые последовательности или связи между событиями по времени (в отличие от явных, осознаваемых причинно-следственных связей).

Испробуйте следующий эксперимент. Сначала создайте репрезентацию того, как вы ужинаете в ресторане… а потом репрезентацию того, как вы «обсуждаете предложение»… Теперь отметьте, как вы воспринимаете следующую фразу:

«Давайте поужинаем в ресторане, прежде чем обсудить предложение»

… Отметьте, как две репрезентации в вашем мозгу становятся мягко связаны друг с другом. Если только вы не мастер в распознавании пресуппозиций, этот процесс происходит бессознательно. (Попробуйте прочесть это предложение, не связывая две эти репрезентации.) Теперь попробуйте слегка отличную фразу: «Прежде чем обсудить предложение, давайте поужинаем в ресторане». В этом случае первая репрезентация, которую вы создаёте — «обсуждение предложения» — отодвигается в сторону, на менее детальную периферию вашего зрения, чтобы освободить место для «ужина в ресторане». В обоих случаях результат тот же; пресуппозируемая репрезентация становится связанной с другой, более осознанной. Процесс, приводящий к этому результату, слегка отличен благодаря различной структуре двух предложений.

Теперь попробуйте использовать слова «в то время как»[18] Отметьте, как вы репрезентируете фразу:

«Обсуждая предложение, давайте поужинаем в ресторане»… Теперь попробуйте обратную фразу: «Давайте поужинаем в ресторане, обсуждая предложение»… В обеих этих фразах две репрезентации сочетаются вместе в одной временной рамке. Большинство людей находит первое предложение более легким для обработки, поскольку самые первые слова «в то время как»[19] предупреждают вас о том, что вы будете соединять вместе две репрезентации. Второе предложение требует, чтобы вы пошли назад и репрезентацию, с которой вы начали, изменили, когда она уже сформирована.

Если вы продолжите экспериментировать с другими перечисленными выше временными словами, то сможете открыть для себя, как они изменяют ваши субмодальности с целью связать вместе репрезентации в вашем мозгу.

Тем же способом вы можете открыть влияние перечисленных ниже других восьми синтаксических пресуппозиционных форм, использующих время. (Перепечатано из Приложения к книге «Паттерны гипнотических техник Милтона Эриксона, том I» Ричарда Бэндлера и Джона Гриндера, стр. 257-261.) Второе предложение в скобках пресуппозируется предыдущим предложением в кавычках.

1. Сложные прилагательные: новый, старый, прежний, нынешний, предыдущий и т. д. «Если на Фродо его старое кольцо — мне конец». (У Фродо есть новое кольцо.)

2. Порядковые числительные: первый, второй, третий, четвертый и т. д. «Если вы сможете найти третью улику в этом письме, я сделаю вам пирожок из москитов». (Существуют две уже найденные улики.)

3. Ключевые слова повторности: тоже, также, оба, снова, обратно, другой. «Если она снова скажет мне это, я её поцелую». (Она говорила мне это раньше.)

4. Глаголы и наречия повторности: глаголы и наречия, начинающиеся с re-[20]:

повторно, возвращаться, восстанавливать, пересказывать, заменять, обновлять. «Я хочу поговорить с ним, если он вернется прежде, чем я уеду» (Он был здесь раньше.)

5 Глаголы смены места. Прийти, уйти, покинуть, появиться, отбыть, войти. «Если Сэм покинул дом — он пропал» (Сэм был дома.)

6. Глаголы и наречия изменения времени: Начать окончить, остановиться, приступить, продолжать, возобновлять, уже, ещё, по-прежнему, никогда более. «Держу пари, что Гарри будет продолжать улыбаться». (Гарри улыбался.)

7. Глаголы смены состояния: Изменяться, трансформироваться, превращаться, стать. «Я удивлюсь, если Мэй превратится в хиппи» (Сейчас Мэй — не хиппи.)

8. Условные придаточные предложения с противоречием фактам. Глаголы в сослагательном наклонении.

«Если бы ты послушала меня и своего отца, то не была бы в том чудесном положении, в котором сейчас находишься». (Ты не слушала меня и отца.)

Заметьте, сколь многие из этих предложений — образцов используют причинно-следственную структуру «если-то» Вы можете создавать предложения, использующие эти синтаксические формы, без использования «если-то», но они всё равно будут содержать причинно-следственные отношения.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Причинно-следственные отношения

⇐ ПредыдущаяСтр 11 из 19Следующая ⇒

Восприятие причинно-следственных отношений лежит в основе наших моделей мира. Эффективный анализ, исследование и моделирование любого рода подразумевают определение причин наблюдаемых явлений. Причинами называются базовые элементы, ответственные за возникновение и существование того или иного явления или ситуации. К примеру, успешное решение проблем основано на нахождении и проработке причины (или причин) отдельного симптома или ряда симптомов этой проблемы. Определив причину того или иного желаемого или проблемного состояния, вы определяете также точку приложения ваших усилий.

Например, если вы считаете, что причиной аллергии является внешний аллерген, вы стараетесь избегать этого аллергена. Полагая, что причиной аллергии является выброс гистамина, вы начинаете принимать антигистаминные препараты. Если же, на ваш взгляд, аллергия вызвана стрессом, вы постараетесь уменьшить этот стресс.

Наши убеждения относительно причин и следствий отражаются в языковом паттерне, в явной или скрытой форме описывающем причинно-следственные связи между двумя переживаниями или явлениями. Как и в случае с комплексными эквивалентами, на уровне глубинных структур подобные взаимосвязи могут быть точными или неточными. К примеру, из высказывания «Критика заставит его уважать правила» не ясно, как именно критическое замечание может заставить

человека, о котором идет речь, развить в себе уважение к неким правилам. Подобная критика может так же легко вызывать противоположный эффект. В этом высказывании опущено слишком много потенциально значимых звеньев логической цепочки.

Разумеется, это не означает, что все утверждения о причинно-следственных отношениях необоснованны. Некоторые из них вполне обоснованны, но не завершены. Другие имеют смысл только при определенных условиях. Фактически утверждения о причинно-следственных отношениях представляют собой одну из форм неопределенных глаголов. Основная опасность заключается в том, что подобные утверждения чрезмерно упрощены и/или поверхностны. Но большинство явлений возникают в результате множества причин, а не одной-единственной, поскольку сложные системы (например, нервная система человека) состоят из множества двусторонних причинно-следственных связей.

Помимо того, элементы причинно-следственной цепочки могут обладать индивидуальной «дополнительной энергией». То есть каждый из них наделен собственным источником энергии, и его реакцию невозможно предугадать. За счет этого система становится намного сложнее, поскольку энергия не может распространяться по ней автоматически. Как указывал Грегори Бейтсон, если вы бьете по мячу, вы довольно точно можете определить заранее, куда он полетит, рассчитав угол удара, количество силы, приложенной к мячу, трение поверхности и т. д. Если же вы пинаете собаку — под тем же углом, с той же силой, на той же поверхности и т. д., — гораздо труднее угадать, чем закончится дело, поскольку собака обладает собственной «дополнительной энергией».

Нередко причины оказываются менее очевидными, более широкими и систематическими по своей природе, чем исследуемое явление или симптом. В частности, причина спада производства или прибыли может быть связана с конкуренцией, управленческими проблемами, вопросами лидерства, изменением маркетинговых стратегий, изменением технологии, каналами коммуникации или чем-то еще.

То же справедливо для множества наших убеждений относительно объективной реальности. Мы не можем видеть, слышать или ощущать взаимодействие молекулярных частиц, гравитационное или электромагнитное поля. Мы можем только воспринимать и измерять их проявления. Для объяснения подобных эффектов мы вводим понятие «гравитация». Такие понятия, как «гравитация», «электромагнитное поле», «атомы», «причинно-следственные отношения», «энергия», даже «время» и «пространство» во многом произвольно созданы нашим воображением (а не окружающим миром) для того, чтобы классифицировать и привести в порядок наш сенсорный опыт. Альберт Эйнштейн писал:

Юм ясно видел, что некоторые понятия (например, причинность) не могут быть выведены из данных опыта логически… Все понятия, даже наиболее близкие к нашему опыту, с точки зрения логики являются произвольно выбранными условностями.

Смысл высказывания Эйнштейна заключается в том, что наши чувства в действительности не могут воспринять ничего похожего на «причины», они воспринимают лишь тот факт, что сначала произошло первое событие, а следом за ним — второе. К примеру, последовательность событий можно воспринимать так: «человек рубит дерево топором», затем «дерево падает», или «женщина говорит что-то ребенку», затем «ребенок начинает плакать», или «происходит солнечное затмение, а на следующий день — землетрясение». По мысли Эйнштейна, мы можем сказать, что «человек стал причиной падения дерева», «женщина стала причиной того, что ребенок заплакал», «солнечное затмение стало причиной землетрясения». Однако воспринимаем мы только последовательность событий, но не причини, которая является произвольно выбранным внутренним конструктом, применяемым к воспринятой взаимосвязи. С тем же успехом можно сказать, что «причиной падения дерева стала сила гравитации», «причиной того, что ребенок заплакал, стали его обманутые ожидания» или «причиной землетрясения стали силы, действующие на земную поверхность изнутри», — в зависимости от выбранной системы координат.

По Эйнштейну, основополагающие законы этого мира, которые мы учитываем, действуя в нем, не поддаются наблюдению в рамках нашего опыта. Говоря словами Эйнштейна, «теорию можно проверить опытом, по невозможно на основе опыта создать теорию».

Эта дилемма в равной степени относится к психологии, неврологии и, вероятно, любой другой области научного поиска. Чем ближе мы оказываемся к настоящим первичным взаимосвязям и законам, определяющим наш опыт и управляющим им, тем дальше мы отходим от всего, что подлежит непосредственному восприятию. Мы можем физически ощутить не фундаментальные законы и принципы, управляющие нашим поведением и нашим восприятием, а только их следствия. Если мозг попытается воспринять себя самое, единственным и неизбежным результатом окажутся белые пятна.

Типы причин

Древнегреческий философ Аристотель в работе «Вторая аналитика» выделил четыре основных типа причин, которые необходимо учитывать в любом исследовании и любом аналитическом процессе:

1) «предшествующие», «вынуждающие» или «побудительные» причины;

2) «удерживающие» или «движущие» причины;

3) «конечные» причины;

4) «формальные» причины.

1. Побудительные причины — это относящиеся к прошлому события, действия или решения, которые оказывают влияние на настоящее состояние системы через цепочку «действие—реакция» (рис. 24).

Рис. 24. Побудительные причины

 

2. Удерживающие причины — это относящиеся к настоящему времени взаимосвязи, допущения и ограничивающие условия, которые поддерживают текущее состояние системы (вне зависимости от того, каким путем она пришла в это состояние) (рис, 25).

Рис. 25. Удерживающие причины

3. Конечные причины — это относящиеся к будущему задачи или цели, которые направляют и определяют текущее состояние системы, придают действиям значение, важность или смысл (рис. 26)

Рис. 26. Конечные причины

4. Формальные причины — это базовые определения и образы чего-либо, т. е. основные допущения и ментальные карты.

В поисках побуждающих причин мы рассматриваем проблему или ее решение как результат тех или иных событий и переживаний прошлого. Поиск удерживающих причин приводит к тому, что мы воспринимаем проблему или ее решение как продукт условий, соответствующих текущей ситуации. Размышляя о конечных причинах, мы воспринимаем проблему как результат мотивов и намерений вовлеченных в нее людей. В попытке найти формальные причины проблемы мы рассматриваем ее как функцию тех определений и допущений, которые применимы к данной ситуации.

Разумеется, любая из этих причин сама по себе не дает полного объяснения ситуации. В современной науке принято опираться, в основном, на механические причины, или предшествующие, побуждающие, по классификации Аристотеля. Рассматривая некоторое явление с научной точки зрения, мы склонны искать линейные причинно-следственные цепочки, которые привели к его возникновению. К примеру, мы говорим: «Вселенная была создана в результате «большого взрыва», который произошел миллиарды лет тому назад», или «Причиной СПИДа является вирус, проникающий в организм и поражающий иммунную систему», или «Эта организация преуспевает, потому что в какой-то момент предприняла определенные действия». Безусловно, эти объяснения чрезвычайно важны и полезны, однако не обязательно раскрывают все детали упомянутых явлений.

Установление удерживающих причин потребует ответа на вопрос: что сохраняет целостность структуры какого-либо явления, вне зависимости от того, как оно возникло? Например, почему у многих ВИЧ-инфицированных нет никаких симптомов заболевания? Если Вселенная начала расширяться после «большого взрыва», то что определяет скорость, с которой она расширяется сейчас? Какие факторы могут остановить процесс ее расширения? Наличие или отсутствие каких факторов может привести к неожиданной потере прибыли или к полному развалу организации, вне зависимости от истории ее создания?

Поиск конечных причин потребует исследования потенциальных задач или исходов тех или иных явлений. Например, является ли СПИД наказанием человечеству, важным уроком или частью эволюционного процесса? Вселенная — это всего лишь игрушка Бога, или у нее есть определенное будущее? Какие цели и перспективы приносят организации успех?

Определение формальных причин для Вселенной, успешной организации или СПИДа потребует исследования базовых допущений и интуитивных прозрений относительно этих явлений. Что именно мы имеем в виду, когда говорим о «Вселенной» «успехе», «организации», «СПИДе»? Какие допущения мы делаем относительно их структуры и природы? (Подобные вопросы помогли Альберту Эйнштейну по-новому сформулировать наше восприятие времени, пространства и структуры Вселенной. )

Влияние формальных причин

Во многих отношениях, язык, убеждения и модели мира выступают в роли «формальных причин» нашей реальности. Формальные причины связаны с базовыми определениями некоторых явлений или переживаний. Само по себе понятие причины является разновидностью «формальной причины».

Как видно из термина, формальные причины в большей степени ассоциированы с формой, чем с содержанием чего-либо. Формальной причиной явления является то, что дает определение его сущности. Можно сказать, что формальная причина человека, к примеру, есть глубинная структура взаимосвязей, закодированная в индивидуальной молекуле ДНК. Формальные причины тесно связаны с языком и ментальными картами, на основе которых мы создаем свои реальности, интерпретируя и обозначая ярлыками наш опыт.

Например, мы говорим «лошадь», имея в виду бронзовую статую животного с четырьмя ногами, копытами, гривой и хвостом, потому что этот объект обладает формой или формальными характеристиками, которые в нашем сознании ассоциируются со словом и понятием «лошадь». Мы говорим: «Из желудя вырос дуб», поскольку определяем нечто, наделенное стволом, ветками и листьями определенной формы, как «дуб».

Таким образом, обращение к формальным причинам является одним из основных механизмов «Фокусов языка».

На самом деле формальные причины способны больше сказать о том, кто воспринимает явление, чем о самом явлении. Определение формальных причин требует раскрытия наших собственных базовых допущений и ментальных карт, связанных с предметом. Когда художник, подобно Пикассо, приделывает руль велосипеда к велосипедному седлу, чтобы получилась «голова быка», он обращается к формальным причинам, поскольку имеет дело с важнейшими элементами формы предмета.

Этот тип причин Аристотель называл «интуицией». Для того чтобы исследовать что-либо (например, «успех», «выравнивание» или «лидерство»), необходимо иметь представление о том, что это явление в принципе существует. Например, попытка определить «эффективного лидера» подразумевает интуитивную уверенность в соответствии таких людей определенному образцу.

В частности, поиск формальных причин проблемы или результата подразумевает исследование наших базовых определений, допущений и интуитивных представлений относительно этой проблемы или результата. Определение формальных причин «лидерства» или «успешной организации» или «выравнивания» требует исследования базовых допущений и интуитивных представлений относительно этих явлений. Что конкретно мы имеем в виду, говоря о «лидерстве», «успехе», «организации» или «выравнивании»? Какие предположения мы делаем относительно их структуры и сути?

Вот хороший пример влияния, которое оказывают формальные причины. Один исследователь, надеясь отыскать закономерность между применявшимися способами лечения, решил опросить людей, находящихся в состоянии ремиссии после терминальной стадии рака. Он заручился разрешением местных властей и отправился собирать данные в региональный центр медицинской статистики. Однако в ответ на просьбу найти в компьютере список людей, находящихся в ремиссии, сотрудница центра ответила, что не может предоставить ему эту информацию. Ученый объяснил, что имеет на руках все необходимые бумаги, но проблема оказалась не в этом. Оказывается, в компьютере не было категории «ремиссия». Тогда исследователь попросил выдать ему список всех больных, которым десять-двенадцать лет назад ставили диагноз «терминальная стадия рака», а также список тех, кто умер от рака за прошедший период. Затем он сравнил оба списка и выявил несколько сотен людей, которым ставился соответствующий диагноз, но сообщений об их смерти от рака не поступало. Исключив тех, кто переехал в другой регион или умер по другим причинам, исследователь наконец получил около двухсот фамилий людей, находящихся в состоянии ремиссии, но не попавших в статистику. Поскольку у этой группы не было «формальной причины», для компьютера они просто не существовали.

Нечто подобное случилось с другой группой исследователей, которых также интересовало явление ремиссии. Они опрашивали врачей, чтобы найти имена и истории болезни людей, находившихся в ремиссии после терминальной стадии заболевания. Однако врачи отрицали наличие таких пациентов. Сначала исследователи решили, что ремиссия встречается гораздо реже, чем они думали. Но в какой-то момент один из них решил изменить формулировку. На вопрос о том, были ли на их памяти случаи «чудесного исцеления», врачи отвечали не задумываясь: «Да, разумеется, и не один».

Иногда сложнее всего установить именно формальные причины, потому что они являются частью наших неосознанных допущений и посылок, подобных воде, которой не замечает плавающая в ней рыба.

«Фокусы языка» и структура убеждений

В целом, комплексные эквиваленты и утверждения о причинно-следственных связях являются первичным строительным материалом для наших убеждений и систем убеждений. На их основе мы принимаем решение о дальнейших действиях. Утверждения типа «Если X = Y, следует делать Z» предполагают действие, основанное на понимании этой связи. В конечном итоге, подобные структуры определяют, как именно мы используем и применяем наши знания.

Согласно принципам «Фокусов языка» и НЛП, для того чтобы глубинные структуры, например ценности (как более абстрактные и субъективные), могли вступить во взаимодействие с материальным окружением в форме конкретного поведения, они должны быть связаны с более специфическими когнитивными процессами и возможностями посредством убеждений. Каждая из выделенных Аристотелем причин должна быть задействована на каком-либо из уровней.

Таким образом, убеждения отвечают на следующие вопросы:

1. «Как именно вы определяете качество (или сущность), которое вы цените?» «С какими другими качествами, критериями и ценностями оно связано?» (Формальные причины)

2. «Что является причиной или формирует это качество?» (Побуждающие причины)

3. «К каким последствиям или результатам приведет эта ценность?» «На что она направлена?» (Конечные причины)

4. «Как именно вы определяете, что данное поведение или переживание соответствует определенному критерию или ценности?» «Какие специфические формы поведения или переживания связаны с этим критерием или этой ценностью?» (Удерживающие причины)

Например, человек определяет успех как «достижение» и «удовлетворенность». Этот человек может верить, что «успех» является следствием «приложения максимальных усилий», а также влечет за собой «безопасность» и «признание со стороны других». При этом человек определяет степень собственной успешности по «особенному ощущению в груди и желудке» (рис.27).

Рис. 27.Убеждения связывают ценности с различными аспектами нашего опыта

Для того чтобы руководствоваться определенной ценностью, необходимо хотя бы наметить соответствующую ей систему убеждений. Например, чтобы в поведении реализовалась такая ценность, как «профессионализм», необходимо создать убеждения относительно того, что такое профессионализм («критерии» профессионализма), как вы узнаете, что он достигнут (критериальные соответствия), что приводит к формированию профессионализма и к чему он может привести. При выборе действий эти убеждения играют не менее важную роль, чем сами ценности.

К примеру, два человека разделяют общую ценность «безопасность». Однако один из них убежден, что безопасность означает «быть сильнее своих врагов». Другой же считает, что причиной безопасности является «понимание позитивных намерений тех, кто нам угрожает, и реагирование на эти намерения». Эти двое будут стремиться к безопасности совершенно разными путями. Может показаться даже, что их подходы противоречат друг другу. Первый будет добиваться безопасности, укрепляя свое могущество. Второй для этой же цели будет использовать процесс общения, занимаясь сбором информации и поиском возможных вариантов.

Очевидно, что убеждения человека относительно его базовых ценностей определяют как место, которое займут на его ментальной карте эти ценности, так и способы, которыми он будет заявлять о них. Успешное усвоение ценностей или создание новых ценностей требует работы с каждым из приведенных выше вопросов, касающихся убеждений. Для того чтобы люди внутри одной системы действовали в соответствии с базовыми ценностями, они должны до определенной степени разделять одни и те же убеждения и ценности.

Паттерны «Фокусов языка» можно рассматривать как вербальные операции, которые позволяют изменить или поместить в новый фрейм различные элементы и связи, из которых состоят комплексные эквиваленты и причинно-следственные отношения, формирующие убеждения и их формулировки. Во всех этих паттернах язык используется для того, чтобы соотнести и связать различные аспекты нашего опыта и «карт мира» с базовыми ценностями,

В модели «Фокусов языка» полная формулировка убеждения должна содержать, как минимум, один комплексный эквивалент или утверждение о причинно-следственной связи. Например, такое высказывание, как «Никому до меня нет дела» не является полной формулировкой убеждения. Это обобщение относится к ценности «забота», однако не раскрывает связанных с собой убеждений. Для того чтобы выявить убеждения, необходимо задать следующие вопросы: «Как ты узнаёшь, что никому до тебя нет дела?», «Что заставляет людей не заботиться о тебе?», «Каковы последствия того, что никому до тебя нет дела?» и «Что значит то, что людям нет до тебя дела?»

Подобные убеждения часто выявляются через «связующие» слова, такие как «потому что», «когда бы ни», «если», «после того как», «следовательно» и т. д. Например, «Людям нет до меня дела потому, что… », «Людям нет до меня дела, если.,. », «Людям нет до меня дела, следовательно… »

Ведь, с точки зрения НЛП, проблема заключается не столько в том, удается ли человеку найти «правильное» убеждение, связанное с причинно-следственными отношениями, сколько в том, каких практических результатов он способен достичь, действуя так, как если бы то или иное соответствие или причинно-следственная связь действительно существовали.

Проверка ценностей

Задача наших убеждений — руководить нами в тех областях, в которых мы не знаем реального положения вещей. Именно поэтому убеждения оказывают столь глубокое влияние на наше восприятие и прогнозирование будущего. Для того чтобы успешно добиваться результатов и действовать в соответствии со своими ценностями, нам необходима убежденность в том, что это возможно, даже если мы не уверены в том, что это случится.

Для выявления и определения ключевых убеждений, связанных с глубинными ценностями, используется проверка ценностей с помощью соединительных слов. Б процессе этой проверки различные подсказки и ключевые слова помогают вам убедиться в том, что вы в полной мере исследовали вспомогательную систему убеждений, необходимую для того, чтобы воплотить свои ценности в жизнь.

Мы строим и укрепляем свои убеждения и ценности, опираясь на когнитивные карты, референтный опыт, отношения с людьми и доступные нам средства. Так создаются «основания» для убеждений. Чтобы поддержать наши собственные убеждения с учетом наших ценностей и целей или воздействовать на убеждения других, мы должны создать «веские основания» для того, чтобы верить в эти ценности или цели. Чем больше у нас найдется оснований верить во что-либо, тем более вероятно, что мы будем в это верить. Поэтому необходимо найти ответы на несколько важных вопросов со словом «почему»:

1. Является ли эта цель желательной? Почему она желательна?

2. Возможно ли ее достичь? Почему это возможно?

3. Какого пути следует придерживаться для этого? Почему этот путь наиболее уместен?

4. Способен ли я (способны ли мы) на то, чтобы пройти этот путь? Почему я способен (мы способны) на это?

5. Заслуживаю ли я (заслуживаем ли мы) того, чтобы пройти этот путь и получить то, чего я хочу (мы хотим)? Почему я (мы) этого заслуживаю (заслуживаем)?

Согласно Аристотелю, ответив на эти вопросы, мы найдем основополагающие причины, связанные с различными аспектами проблемы. Другими словами, мы определим:

а) что является причиной желательности этой цели;

б) что является причиной возможности этой цели;

в) что является причиной уместности данного пути;

г) что делает меня (нас) способным на это;

д) что делает меня (нас) заслуживающим это.

С лингвистической точки зрения, выделенные Аристотелем типы причин отражены в ключевых словах, известных как соединительные слова. Это слова или словосочетания, которые связывают одну идею с другой. Среди них:

потому что если

в то время как следовательно

подобно тому как после того как

прежде чем так как

когда несмотря на

Соединительные слова

С помощью соединительных слов мы связываем одну идею е другой, а ценности — с опытом. Например, если бы мы заявили о ценности следующим образом «Обучение важно» и завершили высказывание словом «потому что», нам пришлось бы указать некую причину, которая позволила нам прийти к этому выводу, — допустим, «Обучение важно, потому что оно ведет к личностному росту и выживанию». В этом случае присутствует важная связка между обучением и следствием (или «конечной причиной»).

Разные соединительные слова могут служить средством исследования или «проверки» различных причин, связанных с той или иной ценностью или критерием. Один из простых способов — выбрать конкретную ценность и методично использовать одно соединительное слово за другим, чтобы определить все относящиеся к этой ценности подкрепляющие ассоциации или допущения.

Например, если человек хочет укрепить собственное убеждение относительно ценности «здоровье», можно начать процедуру с формулирования этой ценности: «Здоровье важно и желательно». Приняв это высказывание за константу, нужно использовать каждое из соединительных слов, чтобы исследовать все основания данной ценности.

В этом случае важно начинать каждое новое предложение с соединительного слова в сочетании со словом «я». Это гарантирует включение человека в переживание и поможет избежать «рационалистических объяснений». Таким образом, новые высказывания будут создаваться на основе следующей модели:

Здоровье важно и желательно,

потому что я _________________________________________________________________

Здоровье важно и желательно,

следовательно, я_______________________________________________________________

Здоровье важно и желательно,

когда я_______________________________________________________________________

Здоровье важно и желательно,

так как я _____________________________________________________________________

Здоровье важно и желательно,

*несмотря на то, что я_________________________________________________________

Здоровье важно и желательно,

если я________________________________________________________________________

Здоровье важно и желательно,

подобно тому как я ____________________________________________________________

Пример возможного завершения этих предложений:

• Здоровье важно и желательно, потому что я нуждаюсь в силе иэнергии для творчества и выживания.

Здоровье важно и желательно, следовательно, я начинаю заботиться о себе.

Здоровье важно и желательно, когда я хочу достойно встретить свое будущее.

Здоровье важно и желательно, так как я смогу наслаждаться жизнью сам и служить примером для других.

Здоровье важно и желательно, если я хочу стать счастливым и во всем достигать успеха.

Здоровье важно и желательно, *несмотря на то, что я ставлю перед собой и другие цели и имею другие обязательства.

Здоровье важно и желательно, подобно тому как я нуждаюсь в ресурсах, необходимых для воплощения моих мечтаний.

После того как вы впишите новые утверждения, любопытно прочитать каждое из них, опуская слова-подсказки — за исключением «несмотря на». (Этот предлог необходимо сохранить, иначе все предложение окажется негативным. ) Ряд ответов превратится в удивительно связное и осмысленное перечисление доводов в пользу выбранной вами ценности:

Здоровье важно и желательно. Я нуждаюсь в силе и энергии, чтобы творить и выживать. Я начинаю заботиться о себе. Я хотел бы достойно встретить свое будущее. Я смогу наслаждаться жизнью сам и служить примером для других. Я хочу стать счастливым и во всем достигать успеха. Несмотря на то, что я ставлю перед собой и другие цели и имею другие обязательства, я нуждаюсь в ресурсах, необходимых для воплощения моих мечтаний.

Как видите, с помощью этой процедуры можно создать связный ряд идей и утверждений, которые помогут укрепить убежденность в ценности здоровья. В этом абзаце определены элементы пути выражения данной ценности, формулируются мотивы и даже вероятные возражения. Поскольку такая группа высказываний определяет множество оснований (или причин) и облекает их в слова, она становится мощным запасом позитивных утверждений и представляет собой исчерпывающее объяснение тому, что человек защищает данную ценность. Кроме того, это богатый источник идей, позволяющих бороться с сомнениями.

Задание

Попробуйте использовать этот прием по отношению к какой-нибудь из ваших ценностей. Ван потребуется заполнить бланк для проверки ценностей согласно следующим пунктам.

1. Определите базовую ценность, которую вам необходимо создать или укрепить. Запишите формулировку этой ценности после слова «ценность».

2. В каждом следующем пункте прочитайте формулировку собственной ценности, добавьте очередное слово-подсказку и завершите предложение первым, что придет вам в голову.

3. По окончании прочитайте ответы подряд и отметьте для себя, что изменилось или усилилось.

Бланк для проверки ценностей

Ценность:_____________________________________________________________________

____________________________________________________________важна и желательна.

(Что представляет собой глубинная ценность, которую вам важно установить или укрепить?)

потому что я__________________________________________________________________

_____________________________________________________________________________

(Почему для вас желательно и уместно иметь это как ценность?)

следовательно, я_______________________________________________________________

_____________________________________________________________________________

(Каковы поведенческие последствия того, что вы придерживаетесь этой ценности!)

когда я_______________________________________________________________________

_____________________________________________________________________________

(Что представляет собой ключевая ситуация или условие, связанные с этой ценностью?)

так как я______________________________________________________________________

_____________________________________________________________________________

(Какова позитивная задача этой ценности?)

*несмотря на то, что я__________________________________________________________

_____________________________________________________________________________

(Какие альтернативы или ограничения связаны с этой ценностью?)

если я________________________________________________________________________

_____________________________________________________________________________

(Какие ограничения или результаты связаны с этой ценностью?)

подобно тому как я_____________________________________________________________

_____________________________________________________________________________

(Какова сходная ценность, которой вы уже обладаете?)

После заполнения бланка прочитайте каждое из новых утверждений, опуская слова-подсказки и начиная со слова «я» (за исключением «несмотря на то, что» — это словосочетание необходимо сохранить, чтобы предложение не стало негативным).

Проверка убеждений

Прием проверки с помощью соединительных слов можно использовать и для укрепления наших убеждений, создавая «убеждения относительно убеждений». Они могут служить дополнительными оправданиями и придавать уверенность в том или ином убеждении.

Допустим, некто сомневается в том, что заслуживает здоровья и привлекательности. Проверка убеждений в данном случае будет заключаться в повторении необходимого убеждения с добавлением к нему различных соединительных слов. Заполнение пробелов после соединительных слов создаст связки между этим убеждением и другими убеждениями и переживаниями, позволив тем самым поместить возможные противоречия в новый фрейм.

Попробуйте проделать следующую процедуру.

Задание




infopedia.su

Убеждения — Причинно-следственные отношения

Восприятие причинно-следственных отношений лежит в основе наших моделей мира. Эффективный анализ, исследование и моделирование любого рода подразумевают определение причин наблюдаемых явлений. Причинами называются базовые элементы, ответственные за возникновение и существование того или иного явления или ситуации. К примеру, успешное решение проблем основано на нахождении и проработке причины (или причин) отдельного симптома или ряда симптомов этой проблемы. Определив причину того или иного желаемого или проблемного состояния, вы определяете также точку приложения ваших усилий.

Например, если вы считаете, что причиной аллергии является внешний аллерген, вы стараетесь избегать этого аллергена. Полагая, что причиной аллергии является выброс гистамина, вы начинаете принимать антигистаминные препараты. Если же, на ваш взгляд, аллергия вызвана стрессом, вы постараетесь уменьшить этот стресс.

Наши убеждения относительно причин и следствий отражаются в языковом паттерне, в явной или скрытой форме описывающем причинно-следственные связи между двумя переживаниями или явлениями. Как и в случае с комплексными эквивалентами, на уровне глубинных структур подобные взаимосвязи могут быть точными или неточными. К примеру, из высказывания

«Критика заставит его уважать правила» не ясно, как именно критическое замечание может заставить человека, о котором идет речь, развить в себе уважение к неким правилам. Подобная критика может так же легко вызывать противоположный эффект. В этом высказывании опущено слишком много потенциально значимых звеньев логической цепочки.

Разумеется, это не означает, что все утверждения о причинно-следственных отношениях необоснованны. Некоторые из них вполне обоснованны, но не завершены. Другие имеют смысл только при определенных условиях. Фактически утверждения о причинно-следственных отношениях представляют собой одну из форм неопределенных глаголов. Основная опасность заключается в том, что подобные утверждения чрезмерно упрощены и или поверхностны.

Но большинство явлений возникают в результате множества причин, а не одной единственной, поскольку сложные системы (например, нервная система человека) состоят из множества двусторонних причинно-следственных связей.

Помимо того, элементы причинно-следственной цепочки могут обладать индивидуальной «дополнительной энергией». То есть каждый из них наделен собственным источником энергии, и его реакцию невозможно предугадать. За счет этого система становится намного сложнее, поскольку энергия не может распространяться по ней автоматически.

Как указывал Грегори Бейтсон, если вы бьете по мячу, вы довольно точно можете определить заранее, куда он полетит, рассчитав угол удара, количество силы, приложенной к мячу, трение поверхности и т. д. Если же вы пинаете собаку – под тем же углом, с той же силой, на той же поверхности и т. д., – гораздо труднее угадать, чем закончится дело» поскольку собака обладает собственной «дополнительной энергией».

Нередко причины оказываются менее очевидными, более широкими и систематическими по своей природе, чем исследуемое явление или симптом. В частности, причина спада производства или прибыли может быть связана с конкуренцией, управленческими проблемами, вопросами лидерства, изменением маркетинговых стратегий, изменением технологии, каналами коммуникации или чем-то еще.

То же справедливо для множества наших убеждений относительно объективной реальности. Мы не можем видеть» слышать или ощущать взаимодействие молекулярных частиц, гравитационное или электромагнитное поля. Мы можем только воспринимать и измерять их проявления. Для объяснения подобных эффектов мы вводим понятие «гравитация».

Такие понятия, как «гравитация», «электромагнитное поле», «атомы», «причинно-следственные отношения», «энергия», даже «время» и «пространство» во многом произвольно созданы нашим воображением (а не окружающим миром) для того, чтобы классифицировать и привести в порядок наш сенсорный опыт. Альберт Эйнштейн писал:

  • Юм ясно видел, что некоторые понятия (например, причинность) не могут быть выведены из данных опыта логически… Все понятия, даже наиболее близкие к нашему опыту, с точки зрения логики являются произвольно выбранными условностями.

Смысл высказывания Эйнштейна заключается в том, что наши чувства в действительности не могут воспринять ничего похожего на «причины», они воспринимают лишь тот факт, что сначала произошло первое событие, а следом за ним – второе. К примеру, последовательность событий можно воспринимать так:

  • «человек рубит дерево топором», затем «дерево падает», или «женщина говорит что-то ребенку», затем «ребенок начинает плакать», или «происходит солнечное затмение, а на следующий день – землетрясение».

По мысли Эйнштейна, мы можем сказать, что «человек стал причиной падения дерева», «женщина стала причиной того, что ребенок заплакал», «солнечное затмение стало причиной землетрясения». Однако воспринимаем мы только последовательность событий, но не причину, которая является произвольно выбранным внутренним конструктом, применяемым к воспринятой взаимосвязи. С тем же успехом можно сказать, что

  • «причиной падения дерева стала сила гравитации»,

  • «причиной того, что ребенок заплакал, стали его обманутые ожидания» или

  • «причиной землетрясения стали силы, действующие на земную поверхность изнутри»,

– в зависимости от выбранной системы координат.

По Эйнштейну, основополагающие законы этого мира, которые мы учитываем, действуя в нем, не поддаются наблюдению в рамках нашего опыта. Говоря словами Эйнштейна, «теорию можно проверить опытом, но невозможно на основе опыта создать теорию».

Эта дилемма в равной степени относится к психологии, неврологии и, вероятно, любой другой области научного поиска. Чем ближе мы оказываемся к настоящим первичным взаимосвязям и законам, определяющим наш опыт и управляющим им, тем дальше мы отходим от всего, что подлежит непосредственному восприятию. Мы можем физически ощутить не фундаментальные законы и принципы, управляющие нашим поведением и нашим восприятием, а только их следствия. Если мозг попытается воспринять себя самое, единственным и неизбежным результатом окажутся белые пятна.

Типы причин

Древнегреческий философ Аристотель в работе «Вторая аналитика» выделил четыре основных типа причин, которые необходимо учитывать в любом исследовании и любом аналитическом процессе:

1) «предшествующие», «вынуждающие» или «побудительные» причины;

2) «удерживающие» или «движущие» причины;

3) «конечные» причины;

4) «формальные» причины.

1. Побудительные причины – это относящиеся к прошлому события, действия или решения, которые оказывают влияние на настоящее состояние системы через цепочку «действие–реакция».

2. Удерживающие причины – это относящиеся к настоящему времени взаимосвязи, допущения и ограничивающие условия, которые поддерживают текущее состояние системы (вне зависимости от того, каким путем она пришла в это состояние).

3. Конечные причины – это относящиеся к будущему задачи или цели, которые направляют и определяют текущее состояние системы, придают действиям значение, важность или смысл (рис. 26).

4. Формальные причины – это базовые определения и образы чего-либо, т. е. основные допущения и ментальные карты.

В поисках побуждающих причин мы рассматриваем проблему или ее решение как результат тех или иных событий и переживаний прошлого. Поиск удерживающих причин приводит к тому, что мы воспринимаем проблему или ее решение как продукт условий, соответствующих текущей ситуации. Размышляя о конечных причинах, мы воспринимаем проблему как результат мотивов и намерений вовлеченных в нее людей. В попытке найти формальные причины проблемы мы рассматриваем ее как функцию тех определений и допущений, которые применимы к данной ситуации.

Разумеется, любая из этих причин сама по себе не дает полного объяснения ситуации. В современной науке принято опираться, в основном, механические причины, или предшествующие, побуждающие, по классификации Аристотеля. Рассматривая некоторое явление с научной точки зрения, мы склонны искать линейные причинно-следственные цепочки, которые привели к его возникновению. К примеру, мы говорим: «Вселенная была создана в результате «большого взрыва», который произошел миллиарды лет тому назад», или «Причиной СПИДа является вирус, проникающий в организм и поражающий иммунную систему», или «Эта организация преуспевает, потому что в какой-то момент предприняла определенные действия». Безусловно, эти объяснения чрезвычайно важны и полезны, однако не обязательно раскрывают все детали упомянутых явлений.

Установление удерживающих причин потребует ответа на вопрос: что сохраняет целостность структуры какого-либо явления, вне зависимости от того, как оно возникло? Например, почему у многих ВИЧ-инфецированных нет никаких симптомов заболевания? Если Вселенная начала расширяться после «большого взрывам, то что определяет скорость, с которой она расширяется сейчас? Какие факторы могут остановить процесс ее расширения? Наличие или отсутствие каких факторов может привести к неожиданной потере прибыли или к полному развалу организации, вне зависимости от истории ее создания?

Поиск конечных причин потребует исследования потенциальных задач или исходов тех или иных явлений. Напри-

мер, является ли СПИД наказанием человечеству, важными уроком или частью эволюционного процесса? Вселенная – это всего лишь игрушка Бога, или у нее есть определенное будущее? Какие цели и перспективы приносят организации; успех?

Определение формальных причин для Вселенной, успешной организации или СПИДа потребует исследования базовых допущений и интуитивных прозрений относительно этих явлений. Что именно мы имеем в виду, когда говорим о «Вселенной» «успехе», «организации», «СПИДе»? Какие допущения мы делаем относительно их структуры и природы? (Подобные вопросы помогли Альберту Эйнштейну по-новомусформулировать наше восприятие времени, пространства и структуры Вселенной.)

Влияние формальных причин

Во многих отношениях, язык, убеждения и модели мира выступают в роли «формальных причин» нашей реальности. Формальные причины связаны с базовыми определениями некоторых явлений или переживаний. Само по себе понятие причины является разновидностью «формальной причины».

Как видно из термина, формальные причины в большей степени ассоциированы с формой, чем с содержанием чего-либо. Формальной причиной явления является то, что дает определение его сущности. Можно сказать, что формальная причина человека, к примеру, есть глубинная структура взаимосвязей, закодированная в индивидуальной молекуле ДНК. Формальные причины тесно связаны с языком и ментальными картами, на основе которых мы создаем свои реальности, интерпретируя и обозначая ярлыками наш опыт.

Например, мы говорим «лошадь», имея в виду бронзовую статую животного с четырьмя ногами, копытами, гривой и хвостом, потому что этот объект обладает формой или формальными характеристиками, которые в нашем сознании ассоциируются со словом и понятием «лошадь». Мы говорим: «Из желудя вырос дуб», поскольку определяем нечто, наделенное стволом, ветками и листьями определенной формы, как «дуб».

Таким образом, обращение к формальным причинам является одним из основных механизмов «Фокусов языка».

На самом деле формальные причины способны больше сказать о том, кто воспринимает явление, чем о самом явлении. Определение формальных причин требует раскрытия наших собственных базовых допущений и ментальных карт, связанных с предметом. Когда художник, подобно Пикассо, приделывает руль велосипеда к велосипедному седлу, чтобы получилась «голова быка», он обращается к формальным причинам, поскольку имеет дело с важнейшими элементами формы предмета.

Этот тип причин Аристотель называл «интуицией». Для того чтобы исследовать что-либо (например, «успех», «выравнивание» или «лидерство»), необходимо иметь представление о том, что это явление в принципе существует. Например, попытка определить «эффективного лидера» подразумевает интуитивную уверенность в соответствии таких людей определенному образцу.

В частности, поиск формальных причин проблемы или результата подразумевает исследование наших базовых определений, допущений и интуитивных представлений относительно этой проблемы или результата.

Определение формальных причин «лидерства» или «успешной организации» или «выравнивания» требует исследования базовых допущений и интуитивных представлений относительно этих явлений. Что конкретно мы имеем в виду, говоря о «лидерстве», «успехе», «организации» или «выравнивании»? Какие предположения мы делаем относительно их структуры и сути?

Вот хороший пример влияния, которое оказывают формальные причины. Один исследователь, надеясь отыскать закономерность между применявшимися способами лечения, решил опросить людей, находящихся в состоянии ремиссии после терминальной стадии рака. Он заручился разрешением местных властей и отправился собирать данные в региональный центр медицинской статистики.

Однако в ответ на просьбу найти в компьютере список людей, находящихся в ремиссии, сотрудница центра ответила, что не может предоставить ему эту информацию. Ученый объяснил, что имеет на руках все необходимые бумаги, но проблема оказалась не в этом. Оказывается, в компьютере не было категории «ремиссия». Тогда исследователь попросил выдать ему список всех больных, которым десять-двенадцать лет назад ставили диагноз «терминальная стадия рака», а также список тех, кто умер от рака за прошедший период.

Затем он сравнил оба списка и выявил несколько сотен людей, которым ставился соответствующий диагноз, но сообщений об их смерти от рака не поступало. Исключив тех, кто переехал в другой регион или умер по другим причинам, исследователь наконец получил около двухсот фамилий людей, находящихся в состоянии ремиссии, но не попавших в статистику. Поскольку у этой группы не было «формальной причины», для компьютера они просто не существовали.

Нечто подобное случилось с другой группой исследователей, которых также интересовало явление ремиссии. Они опрашивали врачей, чтобы найти имена и истории болезни людей, находившихся в ремиссии после терминальной стадии заболевания. Однако врачи отрицали наличие таких пациентов. Сначала исследователи решили, что ремиссия встречается гораздо реже, чем они думали. Нов какой-то момент один из них решил изменить формулировку. На вопрос о том, были ли на их памяти случаи «чудесного исцеления», врачи отвечали не» задумываясь: «Да, разумеется, и не один».

Иногда сложнее всего установить именно формальные при- чины, потому что они являются частью наших неосознанных допущений и посылок, подобных воде, которой не замечает s плавающая в ней рыба.

Фокусы языка и структура убеждений

В целом, комплексные эквиваленты и утверждения о причинно-следственных связях являются первичным строительным материалом для наших убеждений и систем убеждений. На их основе мы принимаем решение о дальнейших действиях. Утверждения типа «Если Х = Y, следует делать Z» предполагают действие, основанное на понимании этой связи. В конечном итоге, подобные структуры определяют, как именно мы используем и применяем наши знания.

Согласно принципам «Фокусов языка» и НЛП, для того чтобы глубинные структуры, например ценности (как более абстрактные и субъективные), могли вступить во взаимодействие с материальным окружением в форме конкретного поведения, они должны быть связаны с более специфическими когнитивными процессами и возможностями посредством убеждений. Каждая из выделенных Аристотелем причин должна быть задействована на каком-либо из уровней.

Таким образом, убеждения отвечают на следующие вопросы:

1. «Как именно вы определяете качество (или сущность), которое вы цените?» «С какими другими качествами, критериями и ценностями оно связано?» (Формальные причины)

2. «Что является причиной или формирует это качество?» (Побуждающие причины)

3. «К каким последствиям или результатам приведет эта ценность?» «На что она направлена?» (Конечные причины)

4. «Как именно вы определяете, что данное поведение или переживание соответствует определенному критерию или ценности?» «Какие специфические формы поведения или переживания связаны с этим критерием или этой ценностью?» (Удерживающие причины)

Например, человек определяет успех как «достижение» и «удовлетворенность». Этот человек может верить, что «успех» является следствием «приложения максимальных усилий», а также влечет за собой «безопасность» и «признание со стороны других». При этом человек определяет степень собственной успешности по «особенному ощущению в груди и желудке».

Для того чтобы руководствоваться определенной ценностью, необходимо хотя бы наметить соответствующую ей систему убеждений. Например, чтобы в поведении реализовалась такая ценность, как «профессионализм», необходимо создать убеждения относительно того, что такое профессионализм («критерии» профессионализма), как вы узнаете, что он достигнут (критериальные соответствия), что приводит к формированию профессионализма и к чему он может привести. При выборе действий эти убеждения играют не менее важную роль, чем сами ценности.

К примеру, два человека разделяют общую ценность «безопасность». Однако один из них убежден, что безопасность означает «быть сильнее своих врагов». Другой же считает, что причиной безопасности является «понимание позитивных намерений тех, кто нам угрожает, и реагирование на эти намерения». Эти двое будут стремиться к безопасности совершенно разными путями. Может показаться даже, что их подходы противоречат друг другу. Первый будет добиваться безопасности, укрепляя свое могущество. Второй для этой же цели будет использовать процесс общения, занимаясь сбором информации и поиском возможных вариантов.

Очевидно, что убеждения человека относительно его базовых ценностей определяют как место, которое займут на его ментальной карте эти ценности, так и способы, которыми он будет заявлять о них. Успешное усвоение ценностей или создание новых ценностей требует работы с каждым из приведенных выше вопросов, касающихся убеждений. Для того чтобы люди внутри одной системы действовали в соответствии с базовыми ценностями, они должны до определенной степени разделять одни и те же убеждения и ценности.

Паттерны «Фокусов языка» можно рассматривать как вербальные операции, которые позволяют изменить или поместить в новый фрейм различные элементы и связи, из которых состоят комплексные эквиваленты и причинно-следственные отношения, формирующие убеждения и их формулировки. Во всех этих паттернах язык используется для того, чтобы соотнести и связать различные аспекты нашего опыта и «карт мира» с базовыми ценностями.

В модели «Фокусов языка» полная формулировка убеждения должна содержать, как минимум, один комплексный эквивалент или утверждение о причинно-следственной связи. Например, такое высказывание, как «Никому до меня нет дела» не является полной формулировкой убеждения. Это обобщение относится к ценности «забота», однако не раскрывает связанных с собой убеждений. Для того чтобы выявить убеждения, необходимо задать следующие вопросы: «Как ты узнаёшь, что никому до тебя нет дела?», «Что заставляет людей не заботиться о тебе?», «Каковы последствия того, что никому до тебя нет дела?» и «Что значит то, что людям нет до тебя дела?»

Подобные убеждения часто выявляются через «связующие» слова, такие как «потому что», «когда бы ни», «если», «после того как», «следовательно» и т. д. Например, «Людям нет до меня дела потому, что…», «Людям нет до меня дела, если…» «Людям нет до меня дела, следовательно… Ведь, с точки зрения НЛП, проблема заключается не — столько в том, удается ли человеку найти «правильное» убеждение, связанное с причинно-следственными отношениями,  сколько в том, каких практических результатов он способен достичь, действуя так, как если бы то или иное соответствие или причинно-следственная связь действительно существовали.

www.nlp.ee

Причинные связи — Философия

Практический опыт, наблюдения, а позднее — научные исследования подсказывали, что во многих случаях удается установить источник происходящих в мире изменений — явление, повлекшее за собой другое явление. Первое из них назвали причиной, второе следствием. Сказанное можно выразить графически схемой:

В схеме показано, что причинно-следственная связь направлена от причины к порожденному ею следствию. Значит, причина и следствие — асимметричны, и отношение между ними необратимо. Имеется в виду, что причины вызывают не любые, а определенные, соответствующие им следствия. Скажем, из косточки винограда вырастает виноградная лоза, из семени чертополоха — чертополох. Эта схема — назовем ее простой схемой причинности — служит основой более сложных схем причинных отношений, охватывающих множество практически одновременно действующих причин. Графическая модель такого соотношения выглядит следующим образом:

Некоторые причины вызывают многочисленные, долго развивающиеся следствия, например катастрофические стихийные бедствия, такие, как ураганы, землетрясения или взрыв атомной бомбы над Хиросимой в 1945 году.

Широко распространен тип причинно-следственных связей, вызывающих так называемый «эффект домино», когда воздействие одной причины вызывает целую цепочку следствий, подобно тому как падение одной кости домино в длинном ряду вызывает последовательное падение всех поставленных друг за другом костей.

Одна из сложных форм причинно-следственных отношений представлена в модели цепной реакции, построенной физиками и химиками. Ход событий развивается в ней по принципу «домино», но каждое следствие становится причиной не одного, а двух или более явлений. Эти, в свою очередь, порождают новый «пучок» явлений и т. д. Таким образом, здесь как бы соединяются схемы 3 и 4. По такой причинной схеме развиваются цепные химические реакции, происходит взрыв критической массы ядерного заряда.

Причинные связи могут быть прямыми (например, при ударе одного шара о другой) или опосредствованными. Пример последних — гибель лесов из-за роста потребления электроэнергии, что ведет к увеличению мощности тепловых электростанций, возрастанию добычи и количества сжигаемого на электростанциях угля, а соответственно и увеличению выбросов серы в атмосферу, взаимодействию выбрасываемых трубами газов с кислородом воздуха, образованию капель серной кислоты, переносу аэрозолей, выпадению кислотных дождей и повышению кислотности почв, на которых растут деревья.

К сложным типам причинно-следственных связей относится отражение. При этом явление-следствие сохраняет в своей структуре, свойствах следы воздействия явления-причины. Например, горные породы могут сохранять следы магнитных полей, воздействовавших на них в период их формирования.

Подобного рода причинные связи используются в технике при конструировании разного рода «запоминающих» устройств: «памяти» ЭВМ, конструкционных элементов, способных «запоминать» изначально заданную форму и восстанавливать ее после ряда изменений.

Чем глубже люди познавали мир, тем сложнее становились их представления о связях между причинами и следствиями. Выяснилось, что простая схема причинности безмерно огрубляет реальные причинно-следственные отношения, схватывая лишь самый общий их смысл. С выявлением все новых типов причинных связей обогащалось их исходное простое понимание, усложнялась элементарная схема причинности. Важным шагом на этом пути было открытие взаимодействий.

Взаимодействие — более сложный тип связи, нежели однонаправленная причинно-следственная связь. В этом случае явление-причина испытывает обратное воздействие со стороны собственного следствия; причина и следствие взаимно влияют друг на друга, выполняют практически одновременно роль и причины, и следствия (почва, растение, экономика-политика).

Связи взаимодействия широко используются в кибернетике (принцип «обратной связи»), в системах регулирования технологических процессов. Не может быть жизнеспособной социальная система, не изменяющаяся в зависимости от результатов собственной деятельности. И в этом случае органы государственной власти взаимодействуют с управляемым объектом — обществом, принимают решения, становящиеся следствием реакции общества на ранее проведенные в жизнь управленческие воздействия.

Осмысление природы взаимодействия существенно обогатило представления о причинно-следственных отношениях между явлениями. Общая картина мира приобрела гораздо более сложный, динамичный характер, но стала и более адекватной действительности. Стало, в частности, понятным, что графическая модель, в которой были бы учтены все современные знания о причинных связях явлений, оказалась бы бесконечномерной универсальной сетью всеобщих связей, где все явления — причины и следствия — так или иначе, прямо или опосредствованно, многократно соотнесены друг с другом, где все связано со всем.

К обогащению простой схемы причинности вел и еще один путь — путь уяснения сложного, неоднородного состава комплекса причин или причинного основания, разграничения в нем причинных факторов разного «веса» и типа. По мере развития причинного анализа стали различать причины главные и второстепенные, прямые и косвенные. Кроме того, в анализ вводится учет условий, поводов, а для процессов, протекающих с участием людей, также интересов, мотивов, целей, идеалов, волевых факторов.

Условия — это внутренние связи предмета и внешние факторы, представляющие среду, в которой возможно развитие причинных явлений и связей. Взятые отдельно от более существенных причинных факторов, сами по себе, они не могут породить следствие. Но ими обусловлено превращение заключенной в причине потенциальной возможности в действительность, что и определяет их включение в состав причинного основания.

Так, в 1933 году в Германии сложились политические условия, в которых созрела возможность коренного изменения государственного строя. Эта возможность стала действительностью в результате политического переворота, совершенного национал-социалистами под руководством Гитлера. При анализе обстоятельств прихода фашистов к государственной власти историки рассматривают в качестве основных причин глубинные социально-экономические процессы, приведшие общество к кризисной политической ситуации. Но кроме того, они обязательно учитывают и конкретные условия, в которых возможность переворота превратилась в действительность. Одним из таких условий стали, как известно, ошибки просталинского руководства III Интернационала, препятствовавшего укреплению союза коммунистов и социал-демократов.

Изменение данного условия, установление в те годы взамен соперничества отношений тесного сотрудничества между этими двумя партиями рабочего класса могло бы преградить путь к приходу фашистов к власти, способствовало бы реализации в историческом процессе другой реально существовавшей тогда возможности политического развития Германии. Различие причин и условий относительно.
Поводы — это явления, которые сами по себе тоже не вызывают того или иного из рассматриваемых следствий, но срабатывают как «пусковой механизм», толчок, импульс, развязывающий действие всего причинного комплекса.

Так, организованный национал-социалистами поджог здания высшего государственного органа Германии — рейхстага — послужил поводом для ареста и изоляции руководства коммунистической и социал-демократической партий. Действительной же причиной политического переворота, совершенного фашистами, был, конечно, не инсценированный ими поджог.

Характерной чертой неравновесных состояний (в природе, общественной жизни, технике и др.) является то, что совсем незначительное событие может дать толчок сложным, а иногда мощным и даже катастрофическим процессам. Примерами могут служить случаи лавин, больших технических катастроф из-за какой-то «последней капли» в причинной цепочке. Ядерное оружие делает в высшей степени неравновесной ситуацию в современном мире, когда не только злой умысел, но и невольная ошибка могут явиться поводом для нанесения ядерного удара.

Причинное основание — совокупность всех обстоятельств, при наличии которых наступает следствие. Оно включает в себя явления различного детерминирующего уровня: собственно причины, условия, поводы, стимулы. Открытие многообразных причинных факторов и все более сложных форм причинных связей привело к уяснению комплексного характера причинных воздействий. Наиболее сложный характер носит причинная детерминация самоорганизующихся систем. Существенную роль в них играет само­детерминация — обусловленность состояния системы не только воздействиями среды, но и ее собственными предшествующими состояниями.

Связи между причинами и следствиями могут носить не только необходимый, жестко обусловленный, но и случайный, вероятностный характер. Познание вероятностных причинно-следственных связей потребовало включения в причинный анализ новых диалектических категорий: случайность и необходимость, возможность и действительность, закономерность и др.

filosofka.ru

Причинно-следственные отношения. Фокусы языка. Изменение убеждений с помощью НЛП

Причинно-следственные отношения

Восприятие причинно-следственных отношений лежит в основе наших моделей мира. Эффективный анализ, исследование и моделирование любого рода подразумевают определение причин наблюдаемых явлений. Причинами называются базовые элементы, ответственные за возникновение и существование того или иного явления или ситуации. К примеру, успешное решение проблем основано на нахождении и проработке причины (или причин) отдельного симптома или ряда симптомов этой проблемы. Определив причину того или иного желаемого или проблемного состояния, вы определяете также точку приложения ваших усилий.

Например, если вы считаете, что причиной аллергии является внешний аллерген, вы стараетесь избегать этого аллергена. Полагая, что причиной аллергии является выброс гистамина, вы начинаете принимать антигистаминные препараты. Если же, на ваш взгляд, аллергия вызвана стрессом, вы постараетесь уменьшить этот стресс.

Наши убеждения относительно причин и следствий отражаются в языковом паттерне, в явной или скрытой форме описывающем причинно-следственные связи между двумя переживаниями или явлениями. Как и в случае с комплексными эквивалентами, на уровне глубинных структур подобные взаимосвязи могут быть точными или неточными. К примеру, из высказывания «Критика заставит его уважать правила» не ясно, как именно критическое замечание может заставить человека, о котором идет речь, развить в себе уважение к неким правилам. Подобная критика может так же легко вызывать противоположный эффект. В этом высказывании опущено слишком много потенциально значимых звеньев логической цепочки.

Разумеется, это не означает, что все утверждения о причинно-следственных отношениях необоснованны. Некоторые из них вполне обоснованны, но не завершены. Другие имеют смысл только при определенных условиях. Фактически утверждения о причинно-следственных отношениях представляют собой одну из форм неопределенных глаголов. Основная опасность заключается в том, что подобные утверждения чрезмерно упрощены и/или поверхностны. Но большинство явлений возникают в результате множества причин, а не одной-единствен-ной, поскольку сложные системы (например, нервная система человека) состоят из множества двусторонних причинно-следственных связей.

Помимо того, элементы причинно-следственной цепочки могут обладать индивидуальной «дополнительной энергией». То есть каждый из них наделен собственным источником энергии, и его реакцию невозможно предугадать. За счет этого система становится намного сложнее, поскольку энергия не может распространяться по ней автоматически. Как указывал Грегори Бейтсон, если вы бьете по мячу, вы довольно точно можете определить заранее, куда он полетит, рассчитав угол удара, количество силы, приложенной к мячу, трение поверхности и т. д. Если же вы пинаете собаку – под тем же углом, с той же силой, на той же поверхности и т. д., – гораздо труднее угадать, чем закончится дело, поскольку собака обладает собственной «дополнительной энергией».

Нередко причины оказываются менее очевидными, более широкими и систематическими по своей природе, чем исследуемое явление или симптом. В частности, причина спада производства или прибыли может быть связана с конкуренцией, управленческими проблемами, вопросами лидерства, изменением маркетинговых стратегий, изменением технологии, каналами коммуникации или чем-то еще.

То же справедливо для множества наших убеждений относительно объективной реальности. Мы не можем видеть, слышать или ощущать взаимодействие молекулярных частиц, гравитационное или электромагнитное поле. Мы можем только воспринимать и измерять их проявления. Для объяснения подобных эффектов мы вводим понятие «гравитация». Такие понятия, как «гравитация», «электромагнитное поле», «атомы», «причинно-следственные отношения», «энергия», даже «время» и «пространство», во многом произвольно созданы нашим воображением (а не окружающим миром) для того, чтобы классифицировать и привести в порядок наш сенсорный опыт.

Альберт Эйнштейн писал:

Юм ясно видел, что некоторые понятия (например, причинность) не могут быть выведены из данных опыта логически… Все понятия, даже наиболее близкие к нашему опыту, с точки зрения логики являются произвольно выбранными условностями.

Смысл высказывания Эйнштейна заключается в том, что наши чувства в действительности не могут воспринять ничего похожего на «причины», они воспринимают лишь тот факт, что сначала произошло первое событие, а следом за ним – второе. К примеру, последовательность событий можно воспринимать так: «человек рубит дерево топором», затем «дерево падает», или «женщина говорит что-то ребенку», затем «ребенок начинает плакать», или «происходит солнечное затмение, а на следующий день – землетрясение». По мысли Эйнштейна, мы можем сказать, что «человек стал причиной падения дерева», «женщина стала причиной того, что ребенок заплакал», «солнечное затмение стало причиной землетрясения». Однако воспринимаем мы только последовательность событий, но не причину, которая является произвольно выбранным внутренним конструктом, применяемым к воспринятой взаимосвязи. С тем же успехом можно сказать, что «причиной падения дерева стала сила гравитации», «причиной того, что ребенок заплакал, стали его обманутые ожидания» или «причиной землетрясения стали силы, действующие на земную поверхность изнутри», – в зависимости от выбранной системы координат.

По Эйнштейну, основополагающие законы этого мира, которые мы учитываем, действуя в нем, не поддаются наблюдению в рамках нашего опыта. Говоря словами Эйнштейна, «теорию можно проверить опытом, но невозможно на основе опыта создать теорию».

Эта дилемма в равной степени относится к психологии, неврологии и, вероятно, любой другой области научного поиска. Чем ближе мы оказываемся к настоящим первичным взаимосвязям и законам, определяющим наш опыт и управляющим им, тем дальше мы отходим от всего, что подлежит непосредственному восприятию. Мы можем физически ощутить не фундаментальные законы и принципы, управляющие нашим поведением и нашим восприятием, а только их следствия. Если мозг попытается воспринять себя самое, единственным и неизбежным результатом окажутся белые пятна.

Типы причин

Древнегреческий философ Аристотель в работе «Вторая аналитика» выделил четыре основных типа причин, которые необходимо учитывать в любом исследовании и любом аналитическом процессе:

1) «предшествующие», «вынуждающие» или «побуждающие» причины;

2) «удерживающие» или «движущие» причины;

3) «конечные» причины;

4) «формальные» причины.

1. Побуждающие причины – это относящиеся к прошлому события, действия или решения, которые оказывают влияние на настоящее состояние системы через цепочку «действие – реакция» (рис. 24).

2. Удерживающие причины – это относящиеся к настоящему времени взаимосвязи, допущения и ограничивающие условия, которые поддерживают текущее состояние системы (вне зависимости от того, каким путем она пришла в это состояние) (рис. 25).

3. Конечные причины – это относящиеся к будущему задачи или цели, которые направляют и определяют текущее состояние системы, придают действиям значение, важность или смысл (рис. 26).

4. Формальные причины – это базовые определения и образы чего-либо, т. е. основные допущения и ментальные карты.

В поисках побуждающих причин мы рассматриваем проблему или ее решение как результат тех или иных событий и переживаний прошлого. Поиск удерживающих причин приводит к тому, что мы воспринимаем проблему или ее решение как продукт условий, соответствующих текущей ситуации. Размышляя о конечных причинах, мы воспринимаем проблему как результат мотивов и намерений вовлеченных в нее людей. В попытке найти формальные причины проблемы мы рассматриваем ее как функцию тех определений и допущений, которые применимы к данной ситуации.

Рис. 24. Побуждающие причины

Рис. 25. Удерживающие причины

Рис. 26. Конечные причины

Разумеется, любая из этих причин сама по себе не дает полного объяснения ситуации. В современной науке принято опираться в основном на механические причины, или предшествующие, побуждающие, по классификации Аристотеля. Рассматривая некоторое явление с научной точки зрения, мы склонны искать линейные причинно-следственные цепочки, которые привели к его возникновению. К примеру, мы говорим: «Вселенная была создана в результате „большого взрыва“, который произошел миллиарды лет тому назад», или «Причиной СПИДа является вирус, проникающий в организм и поражающий иммунную систему», или «Эта организация преуспевает, потому что в какой-то момент предприняла определенные действия». Безусловно, эти объяснения чрезвычайно важны и полезны, однако не обязательно раскрывают все детали упомянутых явлений.

Установление удерживающих причин потребует ответа на вопрос: что сохраняет целостность структуры какого-либо явления вне зависимости от того, как оно возникло? Например, почему у многих ВИЧ-инфицированных нет никаких симптомов заболевания? Если Вселенная начала расширяться после «большого взрыва», то что определяет скорость, с которой она расширяется сейчас? Какие факторы могут остановить процесс ее расширения? Наличие или отсутствие каких факторов может привести к неожиданной потере прибыли или к полному развалу организации вне зависимости от истории ее создания?

Поиск конечных причин потребует исследования потенциальных задач или исходов тех или иных явлений. Например, является ли СПИД наказанием человечеству, важным уроком или частью эволюционного процесса? Вселенная – это всего лишь игрушка Бога или у нее есть определенное будущее? Какие цели и перспективы приносят организации успех?

Определение формальных причин для Вселенной, успешной организации или СПИДа потребует исследования базовых допущений и интуитивных прозрений относительно этих явлений. Что именно мы имеем в виду, когда говорим о «Вселенной», «успехе», «организации», «СПИДе»? Какие допущения мы делаем относительно их структуры и природы? (Подобные вопросы помогли Альберту Эйнштейну по-новому сформулировать наше восприятие времени, пространства и структуры Вселенной.)

Влияние формальных причин

Во многих отношениях язык, убеждения и модели мира выступают в роли «формальных причин» нашей реальности. Формальные причины связаны с базовыми определениями некоторых явлений или переживаний. Само по себе понятие причины является разновидностью «формальной причины».

Как видно из термина, формальные причины в большей степени ассоциированы с формой, чем с содержанием чего-либо. Формальной причиной явления является то, что дает определение его сущности. Можно сказать, что формальная причина человека, к примеру, есть глубинная структура взаимосвязей, закодированная в индивидуальной молекуле ДНК. Формальные причины тесно связаны с языком и ментальными картами, на основе которых мы создаем свои реальности, интерпретируя и обозначая ярлыками наш опыт.

Например, мы говорим «лошадь», имея в виду бронзовую статую животного с четырьмя ногами, копытами, гривой и хвостом, потому что этот объект обладает формой или формальными характеристиками, которые в нашем сознании ассоциируются со словом и понятием «лошадь». Мы говорим: «Из желудя вырос дуб», поскольку определяем нечто, наделенное стволом, ветками и листьями определенной формы, как «дуб». Таким образом, обращение к формальным причинам является одним из основных механизмов «Фокусов языка».

На самом деле формальные причины способны больше сказать о том, кто воспринимает явление, чем о самом явлении. Определение формальных причин требует раскрытия наших собственных базовых допущений и ментальных карт, связанных с предметом. Когда художник, подобно Пикассо, приделывает руль велосипеда к велосипедному седлу, чтобы получилась «голова быка», он обращается к формальным причинам, поскольку имеет дело с важнейшими элементами формы предмета.

Этот тип причин Аристотель называл «интуицией». Для того чтобы исследовать что-либо (например, «успех», «выравнивание» или «лидерство»), необходимо иметь представление о том, что это явление в принципе существует. Например, попытка определить «эффективного лидера» подразумевает интуитивную уверенность в соответствии таких людей определенному образцу.

В частности, поиск формальных причин проблемы или результата подразумевает исследование наших базовых определений, допущений и интуитивных представлений относительно этой проблемы или результата. Определение формальных причин «лидерства», или «успешной организации», или «выравнивания» требует исследования базовых допущений и интуитивных представлений относительно этих явлений. Что конкретно мы имеем в виду, говоря о «лидерстве», «успехе», «организации» или «выравнивании»? Какие предположения мы делаем относительно их структуры и сути?

Вот хороший пример влияния, которое оказывают формальные причины. Один исследователь, надеясь отыскать закономерность между применявшимися способами лечения, решил опросить людей, находящихся в состоянии ремиссии после терминальной стадии рака. Он заручился разрешением местных властей и отправился собирать данные в региональный центр медицинской статистики. Однако в ответ на просьбу найти в компьютере список людей, находящихся в ремиссии, сотрудница центра ответила, что не может предоставить ему эту информацию. Ученый объяснил, что имеет на руках все необходимые бумаги, но проблема оказалась не в этом. Оказывается, в компьютере не было категории «ремиссия». Тогда исследователь попросил выдать ему список всех больных, которым десять-двенадцать лет назад ставили диагноз «терминальная стадия рака», а также список тех, кто умер от рака за прошедший период. Затем он сравнил оба списка и выявил несколько сотен людей, которым ставился соответствующий диагноз, но сообщений об их смерти от рака не поступало. Исключив тех, кто переехал в другой регион или умер по другим причинам, исследователь наконец получил около двухсот фамилий людей, находящихся в состоянии ремиссии, но не попавших в статистику. Поскольку у этой группы не было «формальной причины», для компьютера они просто не существовали.

Нечто подобное случилось с другой группой исследователей, которых также интересовало явление ремиссии. Они опрашивали врачей, чтобы найти имена и истории болезни людей, находившихся в ремиссии после терминальной стадии заболевания. Однако врачи отрицали наличие таких пациентов. Сначала исследователи решили, что ремиссия встречается гораздо реже, чем они думали. Но в какой-то момент один из них решил изменить формулировку. На вопрос о том, были ли на их памяти случаи «чудесного исцеления», врачи отвечали не задумываясь: «Да, разумеется, и не один».

Иногда сложнее всего установить именно формальные причины, потому что они являются частью наших неосознанных допущений и посылок, подобных воде, которую не замечает плавающая в ней рыба.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Самоучитель чувашского языка/Причинно-следственные отношения в русском и чувашском языке

Причинно-следственные отношения в логике и лингвистике[править]

Причинно-следственные отношения в логике и лингвистике Как известно, причинно-следственная связь — это устанавливаемое человеческим мышлением такое соотношение двух явлений, при которой одно (причина) с необходимостью вызывает, предопределяет другое (следствие) и предшествует ему во временном плане. Сами явления действительности, между которыми мы обнаруживаем причинно-следственные отношения, логически не зависят друг от друга, они — реальность объективного мира, в то время как установление связи между ними является глубоко личностным процессом: говорящий оценивает и сопоставляет факты под определенным углом зрения.

Исследователи, изучающие различные смысловые типы речи, неоднократно подчеркивали особенности преломления общих логических закономерностей в естественном языке, прежде всего по отношению к разговорному языку и языку художественной литературы. И не столько потому, что наша речь наполнена не развернутыми умозаключениями, а энтимемами — сокращенными силлогизмами, сколько из-за субъективированности этих построений: установление причинно-следственных отношений в естественном языке зависит от того, как говорящий видит (и трактует) взаимосвязь явлений. Так, в качестве причины может быть названо не только реальное обусловливающее событие, но и косвенное свидетельство или явление-следствие: Недавно был дождь: крыши домов мокрые. На основе этого философы и логики проводят различие между реальной причиной и следствием, с одной стороны, и основанием и следствием — с другой. Первое отношение является фактуальным и эмпирическим, второе отношение — концептуальное и логическое, см. также понятие реальной и логической причины. В лингвистических классификациях концептуально устанавливаемым причинам соответствует выделение предложений с отношениями логического обоснования [Грамматика 1980: 712-713], с несобственно-причинными значениями [Русская грамматика 1980: 577] и др.

Человек может устанавливать причинно-следственные отношения не только между явлениями действительности. В качестве оснований для наблюдений, оценок, решений могут быть выдвинуты любые посылки и доводы, которые представляются говорящему достоверно аргументирующими его мысль: Ему многое прощали: сирота, без отца растет; Он мне не нравится: резкий, вспыльчивый. В лингвистике подобные смысловые отношения находят отражение в выделении разного рода предложений с мотивирующей, аргументирующей семантикой, например причинно-обобщающие бессоюзные предложения, обосновывающие с характеризующим значением [Русская грамматика 1980: 650], см. также понятия «внутренняя причинность», «причинное обоснование».

Выражение причины в русском языке[править]

Причинные придаточные содержат указания на причину или обоснование того, о чем говорится в главной части предложения. В предложении Такая густая трава росла только по берегам озера,потому что здесь достаточно было влаги придаточная указывает на причину того, о чем сообщается в главной. В предложение В нижнем этаже, под балконом, окна, вероятно, были открыты, потому что отчетливо слышались женские голоса и смех придаточная не указывает причину того, о чем сообщается в главном (окна открыты не потому, что слышались голоса, а потому, что их кто-то открыл), а объясняет, на каком основании говорящий установил, что окна открыты, то есть обосновывает то,о чем говорится в главной части предложения. Разграничение придаточных причины и основания связано с обусловленностью явлений действительности, о которых идет речь в предложениях с придаточными причины отражаются причинно следственные отношения, а в предложениях с придаточными основания отношения основания-вывода (сделанного говорящим).

Структурный аспект:

В сложном предложении причинно-следственные отношения выражаются при помощи синтаксических конструкций с союзами, причем важной оказывается позиция придаточной части в структуре предложения (постпозиция или свободная позиция). Союзы потому что, ибо имеют постпозицию. Шолохов «Тихий дон» — Тяготясь молчанием, не оправдывая чужого метания, потому что далек был от него и смотрел на жизнь с другого кургана, Иван Алексеевич на прощание сказал:

— Ты такие думки при себе держи. А то хоть и знакомец ты мне и Петро ваш кумом доводится, а найду я против тебя средства! Казаков нечего шатать, они и так шатаются. И ты поперек дороги нам не становись. Стопчем!.. Прощай!

Союзы оттого что, так как, поскольку, благодаря тому что, из-за того что, ввиду того что, вследствие того что, в силу того что, в связи с тем что, по причине того, что имеют свободную позицию.


Придаточные причины присоединяются к главной части посредством союзов и союзных сочетаний потому что, оттого что, вследствие того что, благодаря тому что, в силу того что, из-за того что, так как, поскольку, ибо, благо. Зинаида Гиппиус «чертовая кукла»- Должно быть, каждый приплелся в этот холодный сад одиноко и праздно, потому что все с удовольствием уселись за стол Юрия.

Придаточные причины обычно помещаются после главной части предложения, за исключением тех случаев, когда необходимо подчеркнуть причину или обоснование чего-либо и указать на следствие: Оттого что нельзя плакать и возмущаться в слух, Вася молчит, ломает руки и дрыгает ногами.

Придаточные, начинающиеся союзом так как, могут занимать по отношению к главной части любое положение, но если придаточная стоит на первом месте, то главная часть обычно имеет слово, скрепляющее части сложного целого, — то: Так как Каштанка взвизгнула и попала ему под ноги,то он не мог не обратить на нее внимания. (Тургенев)

Придаточные, начинающиеся союзом ибо, благо, потому что, помещается только после главной части: Верить хотелось, ибо книги уже внушали мне веру в человеку.(М.Горький)

Особенностью причинных союзов, включающих в себя что, является то,что они могут употребляться расчленено, с паузой перед что, и как цельная союзная группа. В нем цвело, бродило чувство, он любил Аксинью прежней изнуряющей любовью, он ощущал это всем телом, каждым толчком сердца и в то же время сознавал, что не явь, что мертвое зияет перед его глазами, что это сон. (Шолохов «Тихий дон»)

При расчленении союза в придаточной части предложения остается лишь союз что, а первая часть союза входит в главную часть предложения в качестве указательного слова, в других случаях – вся союзная группа помещается в придаточной части предложения. Например: Сергею было неловко о того, что говорил он с Саввой таким строгим и подчеркнуто официальным тоном. Базар кипел народом, потому что было воскресенье.Наличие соотносительных слов оттого, потому в главной части обязательно в следующих случаях:

1) когда указание на причину подчеркивается специальными словами,усилительными и ограничительными частицами – именно, собственно,только, лишь: Да и на этот раз он зашел к Похвисневу лишь потому, что случайно оказался в том районе. И, может быть, вся тайна твоей прелести состоит не в возможности все сделать, а в возможности думать, что ты все сделаешь, — состоит именно в том, что ты пускаешь по ветру силы,которые ни на что другое употребить бы не умела, — в том, что каждый инас не шутя считает себя расточителем, не шутя полагает, что он вправе сказать:»О, что бы я сделал, если б я не потерял времени даром!» (Тургенев «Первая любовь»)

2) при наличии вводных слов или словосочетаний при словах оттого, потому – вероятно, может быть, во-первых: Молодые тетеревята долго не откликались на мой свист, вероятно оттого, что я свистел недостаточно естественно.(Л. Толстой) Может быть, потому, что Штокман предложил ревкому на общем собрании распределить по беднейшим хозяйствам имущество, оставшееся от бежавших с белыми купцов. (Шолохов «Тихий дон»)

3) при указании на возможную, но на самом деле не имевшую места причину:Она вернулась не потому, чтобы угодить ему, а просто захотела побыть дома. В качестве относительных слов могут использоваться и сочетания на том основании, по той причине: Денег американец еще не прислал, на том основании, что, дескать, пока не окупилась еще плата переводчику.(М. Горький)

Стилистический аспект:

Наиболее употребительные союзы причины, функционирующие в сложном предложении, – так как и потому что – нейтральны по стилю. Примеры: Так как мы опаздывали на вокзал, пришлось взять такси. Сотрудничество развивается успешно, потому что это выгодно обеим странам. Большинство же союзов причины, используемых в составе сложного предложения, являются по своей стилистической принадлежности книжными. Совещание кончилось тем, что с общего голосу пепел раздули на ветер, а мешки спустили по веревке в яму, потому что никто из честных Козаков не захотел осквернить рук дьявольщиною.(Тургенев «Первая любовь»)Это составные союзы причины: благодаря тому что, в результате того что, в связи с тем что. Примеры: Благодаря тому, что в процессе переговоров был найден компромисс, они закончились успешно. В результате того что многие граждане не пришли на выборы, их результаты признаны недействительными. В связи с тем, что работа не была закончена в срок, комиссия не приняла строящийся объект.

Стилистически маркированными являются также союзы, поскольку и ибо, относящиеся к книжному стилю. Примеры: Поскольку принятие этого решения требует серьезного подхода, его следует согласовать со всем заинтересованными лицами. Нельзя жить лишь сегодняшним, ибо оно – незавершенное завтрашнее.

Причинные союзы очень разнообразны по своей стилистической окраске.Союзы потому что, оттого что, так как, поскольку употребительны как в книжной, так и в разговорной речи. Союзы благодаря тому что, вследствие того что, из-за того что, в силу того что, ввиду того что почти исключительно относятся к книжной речи делового характера. Союз ибо имеет книжную окраску: Мария Ивановна сильно была встревожена, но молчала, ибо в высшей степени была одарена скромностью и осторожностью.(Пушкин «Капитанская дочка»)

Семантический аспект:

Семантический аспект обусловлен теми дополнительными оттенками значения отдельных предложно-падежных конструкций – аргументов данных синтаксических отношений, которые они привносят в общее значение «причины». Семантическая характеристика аргументов причинно-следственных отношений выглядит следующим образом:

Благодаря + Д. п. – причина, благоприятствующая осуществлению действия, обеспечивающая его выполнение. Пример: Благодаря вашей помощи я достиг успеха. Благодаря дружеской помощи войск вашего императорского величества создалась тишина на юге Войска, и мною приготовлен корпус казаков для поддерживания порядка внутри страны и воспрепятствования натиску врагов извне. (Шолохов «Тихий дон»)

Из-за + Р. п. – причина, а) препятствующая осуществлению действия, вынуждающая прекратить его; б) вызывающая нежелательное действие. Пример: Из-за плохой погоды поход в горы не состоялся.

От + Р. п. – причина, вызывающая а) непроизвольное действие; б) изменение состояния лица. Пример: От сильной грозы в деревне разрушился дом. От радости ребенок запрыгал.

По + Д. п. – причина, не осознанная деятелем и обусловленная а) его свойствами; б) внешними факторами. Пример: По рассеянности она забыла нужный адрес. (Гиппиус «Странный человек»)

С + Р. п. – причина действия, являющегося реакцией на состояние лица в данный момент. Пример: (В. П. Мещерский «Мои воспоминания») В начале этого года петербургские сферы, в которых произносилось имя Витте, вдруг расширились благодаря тому, что стали ходить толки об уходе с должности министра путей сообщения Гюббенета, и в преемники его стали прочить Витте. Добавочные семантические оттенки в конструкциях с составными предлогами выглядят следующим образом:

В связи с + Тв. п. – причина, обосновывающая действие.

Ввиду + Р. п.

Пример: Пехота же не могла быть использована для подобного маневра ввиду ее слабой подвижности, неспособности к быстрому маневрированию и потому, что у казаков была преимущественно конница, которая могла в любой момент напасть на пехоту на марше и тем отвлечь ее от основной задачи. (Шолохов «Тихий дон»)

Выражение следствия в русском языке[править]

Придаточное следствия содержит указание на последствие того действия, о котором говорится в главном предложении.

Придаточные следствия отличаются от придаточных причины тем, что в сложноподчиненном предложении с придаточным причины вывод находится в главном, а причина вскрывается в придаточном, в сложноподчиненных же предложениях с придаточным следствия, наоборот, основание находится в главном предложении, а вывод, закономерно вытекающий из него или объясняющий его,- в придаточном следствия.

Соотносительных слов придаточные следствия в определяемых ими предложениях не имеют, то есть придаточные следствия не могут иметь соответствующего по функции второстепенного члена предложения, выраженного указательными местоимениями или местоименным наречием, в определяемом предложении.

Выражение причинно-следственных отношение в чувашском языке[править]

В чувашском языке придаточные предложения бывают новой и древней конструкции. В чувашском языке придаточные предложения бывают новой древней конструкции. Придаточные новой конструкции связываются с главным предложением союзом мěншěн тесен и стоят всегда после главного предложения. Придаточные предложение причины указывает причину того, о чем говорится в главном предложении и отвечает на вопрос мěншěн? Мěн пирки?

Пример: Левентийěн куштансене укςа пама, эрех ěςтерме май пулман, мěншěн тесен вăл хăй те Российăран аран – аран Ģěпěре ςитсе ÿкнě.(У Леонтия не было возможности ни дать кулаком денег, не угостить их, лидо он сам чуть чуть добрался из России до Сибири.)(Шолохов «Тихий дон») Эпě ăна хам черере усранă,меншěн тесен юратнă.

[[1.сказуемое придаточного предложения выражается причастием прошедшего времени, а иногда прилагательным, которые принимают для связи с главным предложением аффикс исходного падежа.]]

Примеры: Вăл тухса тарнăран, вěсем чăнахах айăплă тесе, Микехвěрěн тата ытларах ςилли тухса ςитет. (Из – за того, сто он убег, пологая, что они действительно виновны, Никифор еще более рассердился.) (Б. А. Пильняк. «Простые рассказы»)

2.Сказуемое выражается причастием прошедшего времени, или прилагательным, или с существительном с послелогом пирки.

Примеры: Хěвеллě кунсем сахал пулнă пирки йывăς – курăксем хăвăртах ÿсеймерěς. (Ввиду того, что не было солнечных дней, растительность поднималось слабо.)

3.Сказуемое выражается причастием прошедшего времени, с притяжательным аффиксом 3-го лица в форме творительного падежа.

Примеры: Ģанталăк хěвеллě тăнипе тăвайккинсенче ςěршыв типсе ςитнě.(По причине ясной погоды на склонах гор земля высохла.)

ru.wikibooks.org

Причинно-следственная связь — Психологос

​​​​​​​Причинно-следственная связь — связь между явлениями, при которой одно явление, называемое причиной, при наличии определенных условий порождает другое явление, называемое следствием.

Если собаке давали мясо одновременно с включением лампочки, то через несколько повторений выделение слюны у собаки начиналось не только на само мясо, но и на включение лампочки. Образовался условный рефлекс. Повторение совпадений двух раздражителей — причина, рефлекс — следствие.

Корреляция или причинно-следственная связь

​​​​​​​​​​​​​​Частая ошибка — в корреляции разглядеть причинно-следственную связь.

Наибольшая продолжительность жизни отмечается в регионах Шотландии с наименьшей плотностью населения и самым низким уровнем безработицы. В США продолжительность жизни коррелирует с уровнем дохода (жизнь бедняков и людей невысокого социоэкономического статуса чаще обрывается преждевременно). В современной Великобритании профессиональный статус коррелирует с продолжительностью жизни. Согласно результатам исследования, проводившегося в течение 10 лет с участием 17 350 государственных служащих Великобритании, количество смертей среди работников управленческого аппарата в 1,6 раза больше, а среди конторских служащих и рабочих — соответственно в 2,2 и 2,7 раза больше, чем среди управленцев высшего звена (Adler et al., 1993, 1994). Складывается впечатление, что в разное время и в разных географических точках между статусом и здоровьем существует вполне определенная взаимозависимость.

Приведенный выше пример взаимосвязи статуса и продолжительности жизни иллюстрирует наиболее распространенную как среди любителей, так и среди профессионалов ошибку мышления: когда два фактора «идут рука об руку», как статус и состояние здоровья, трудно не поддаться искушению и не сделать вывод о том, что один является причиной другого. Можно предположить, что статус каким-то образом защищает человека от того, что может причинить вред его здоровью. Или все совсем не так, и хорошее здоровье не следствие, а причина активности и успеха? Может быть, долгожители успевают накопить больше денег, и именно поэтому на их могилах стоят более дорогие надгробия? Корреляционное исследование позволяет нам сделать прогноз, но оно не может ответить на вопрос о том, вызовет ли изменение одного параметра (например, социального статуса) изменение другого параметра (например, состояния здоровья).

Факт: те дети, которых родители часто били, обычно хуже учатся и чаще демонстрируют асоциальное поведение. Значит ли, что одно следует из другого? Совершенно не очевидно. Скорее, и жестокие наказания детей, и плохая учеба вместе с асоциальным поведением — следствие того, что это дети росли в неблагополучных семьях.

Факт: дети с развитым чувством собственного достоинства обычно учатся лучше, чем дети с низким самоуважением. Значит ли это, что чувство собственного достоинства является причиной, а хорошая успеваемость — следствием? Нет, корреляция здесь еще ничего не говорит о том, что является причиной, а что — следствием. См.→

Статус, авторитет, влияние

www.psychologos.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *