Отношения между бывшими супругами психология: Как построить отношения между бывшими супругами – Психология – Домашний

Содержание

Как построить отношения между бывшими супругами – Психология – Домашний

Чтобы не попасть в подобную ситуацию, проявите тактичность и мудрость.

Неважно, по какой причине распался ваш брак: из-за различий в мировоззрении, вредных привычек, материальных разногласий, измены или отсутствия настоящих чувств. При желании обеих сторон можно выстроить цивилизованные отношения между бывшими супругами.

Еще по теме: Бывшая жена: как строить отношения

1. Если есть общие дети

Чтобы сын или дочь могли видеть обоих родителей и не становиться при этом свидетелями ссор и выяснений обстоятельств, приведших к разводу, постарайтесь общаться спокойно. Когда у экс-супругов множество общих друзей или их объединяет бизнес, им будет сложно совсем не встречаться. Поэтому придется работать над отношениями.

Развод – серьезное испытание. Как это пережить? Смотрим видео!

2. Когда брак окончательно развалился

Воздержитесь от ошибок, которые совершают бывшие жены и мужья.

Прекратите тешить себя надеждой на восстановление отношений. Если ваша бывшая вторая половинка объявила о разрыве, найдите в себе силы принять это как данность.

3. Если хочется отомстить

Впадать в другую крайность тоже не стоит. Не сбрасывайте со счетов, что какое-то время вы были близки с этим человеком. На ошибки имеют право все, поэтому проявите благородство. Это пойдет на пользу вам самим. Не стоит отравлять свою жизнь мыслями о возмездии и тратить время и силы на вынашивание коварных планов.

4. Когда нечем заполнить пустоту

Важно разобраться в себе, понять, что в вашем браке поставлена последняя точка, и былого не вернуть. Смиритесь со своим новым статусом и отпустите человека. Это означает, что следует постараться простить все обиды и ссоры, которые были между вами. Начните строить отношения с чистого листа.

5. Когда приходится видеться

При встрече с бывшим супругом или супругой стоит выбрать правильную тактику поведения. Постарайтесь держаться приветливо, но довольно нейтрально. Чем меньше вы будете выражать эмоций в первое время после разрыва, тем лучше. Вам обоим нужно время, чтобы привыкнуть к своим новым ролям и адаптироваться к другому уровню отношений.

6. Если сложно отпустить

Не настраивайте против экс-мужа или бывшей жены ваших общих знакомых. Ваши друзья не обязаны расплачиваться за неудавшийся брак и выбирать, с кем из вас теперь общаться. Не выносите сор из избы, это мелочно. Проявите спокойствие, это лучшая тактика в вашей ситуации. Живите собственной жизнью. Не стоит специально следить за тем, как складывается жизнь после развода у вашей бывшей или бывшего. Отвлекаясь на такие моменты, вы ограничиваете свое право обрести новое, настоящее счастье. Также не стоит делать что-то назло, пытаясь вызвать ревность или зависть со стороны бывшего любимого человека.

7. Если тяжело перестроиться

Договоритесь о том, в какие дни будете видеться с ребенком. Наличие определенного расписания сделает вашу жизнь гораздо проще. Если сын или дочь будет жить отдельно от вас, обсудите возможность проведения с вами праздников или отпуска. Когда есть возможность разделить сферы влияния в общем бизнесе, это облегчит ваш разрыв. Будьте готовы идти на компромисс, воздержитесь от скандалов, слушайте друг друга.

8. Когда замешаны другие

Родители вашего мужа или жены виноваты в вашем разводе не больше вас, даже если порой вам кажется обратное. Поэтому будет излишним ссориться с ними и портить отношения. Проявите уважение к старшему поколению и держите нейтралитет. Помните, что становиться друзьями с бывшими совсем необязательно. Ваши отношения уже сложно сделать по-настоящему искренними. Это удается не всем. Поэтому не стремитесь к такому положению, сосредоточьтесь на собственной жизни.

Бывших не бывает? Как общение с экс-супругами влияет на новые отношения | ОБЩЕСТВО

Казалось бы, после развода у каждого из супругов должна начаться новая жизнь. Но многих на эмоциональном уровне связывают долгие годы совместной жизни, дети, старые обиды. Из-за невозможности забыть прошлые порой страдают новые отношения.

Любовь ещё жива?

30-летняя нижегородка Ирина Карасёва начала встречаться со своим ровесником Иваном Болотовым почти сразу после того, как мужчина развёлся. Ирина искренне считала, что её забота и любовь склеят разбитое сердце нового избранника и помогут начать ему всё с чистого листа.

Отношения развивались стремительно. Пара уже делила общую жилплощадь, когда Ирина стала замечать: несмотря на официально оформленный развод, бывшая жена занимала слишком много места в жизни вроде бы бывшего мужа. Иван часто созванивался с вчерашней избранницей, почти каждый день навещал дочь, частенько ссылался на то, что пообедал или поужинал в старой семье, и стряпню Ирины сегодня есть не будет.

Практически каждые выходные тоже были отданы общению с дочерью. Однако на прогулках по паркам и развлекательным центрам девочку неизменно сопровождала мама. Мало того, бывшая супруга, не стесняясь, выкладывала фотоотчёты о таких походах в соцсети. На фотографиях часто фигурировал Иван, который вот уже полгода вроде как счастливо жил с Ириной. Масла в огонь ревности подливала мать Ирины. Она всё время твердила дочери: «Если мужчине не нужна женщина, он никогда не будет настолько интересоваться ребёнком!»

«Мама сама пережила очень драматичный развод с отцом, — говорит Ирина. — Отец оставил семью и долгие годы не навещал ни меня, ни брата. Он ушёл к новой женщине, с которой жил счастливо, о старой семье даже не вспоминал. Я долго пыталась убедить себя, что Иван просто более порядочный человек, чем мой отец, и не хочет ранить своего ребёнка. Но сомнения всё чаще закрадывались в мою душу, а кого на самом деле он так часто навещает в доме, где прожил без малого 10 лет?»

Жёсткое условие — не навещать ребёнка — Ирина поставить Ивану не могла. Она понимала, что мужчина скорее откажется от отношений с ней, чем пойдёт на такой шаг. В конце концов Иван сам разрешил сомнения новой избранницы.

В один прекрасный день он просто собрал вещи и вернулся в бывшую семью. Плачущей Ирине он объяснил своё решение невозможностью жить вдали от ребёнка. Мол, с женой отношения по-прежнему остались прохладными, но дочь не должна расти без отца.

Несчастная женщина с решением любимого смирилась. Сегодня она в поиске нового спутника жизни. Однако мужчин, которые развелись не так давно, старательно обходит стороной.

Помоги советом

Кстовчанка Марина Игнатьева признаётся, что не знает, как бы жила без бывшей супруги своего мужа Ильи. Они встретились, когда мужчина жил бобылём уже несколько лет. Марина сразу влюбилась в Илью, но он к пылкой поклоннице оставался равнодушным. Тогда женщина решила просить совета у бывшей жены героя своего сердца.

«Наталья — моя коллега. Мы с Ильёй и познакомились через неё. Мне надо было починить сантехнику в квартире, Наташа посоветовала своего рукастого бывшего мужа, — объясняет Марина. — Я просто подумала: кто лучше, чем женщина, которая много лет прожила с Ильёй, может подсказать мне путь к его сердцу?»

Наталья Марине в советах не отказала. Рассказала, каков бывший муж в отношениях, что любит в быту, чем его можно приблизить, а чем оттолкнуть навсегда. Женщины вступили в союз по завоеванию сердца ничего не подозревающего Ильи. Мужчина, не рассматривавший Маринины намёки на более близкие отношения, вдруг стал замечать: поклонница ведёт себя именно так, как ему нравится, вкусно готовит, одевает наряды, которые его привлекают. Марина даже стала блондинкой, выкрасив волосы, и немного поправилась. Светловолосые дамы с округлыми формами всегда нравились Илье. Такой была его бывшая супруга Наталья. Скоро мужчина сдался и стал жить с Мариной, через год пара поженилась.

Новая супруга признаётся, что частенько забегает к старой избраннице Ильи, чтобы посоветоваться, как вести корабль семейной жизни, не натыкаясь на рифы проблем. Наталья почти всегда даёт дельные советы, и разногласия с новым мужем исчезают сами собой.

Марина счастлива и не задумывается: Наталья так охотно помогает ей, поскольку сама счастлива в новом браке, но стоит женщине только захотеть, как бывший муж вернётся к ней.

Семейный психолог Мария Коневская:

— Пережить развод без потерь удаётся редко кому. Люди могут быть уже совершенно далеки друг от друга на эмоциональном уровне, но забыть многолетние отношения, побороть банальную привычку жить с одним и тем же человеком много лет совсем нелегко. Часто людей разводит быт, необдуманное, импульсивное решение кого-то из супругов. Разрушив семью, такие пары часто после расторжения брака задумываются: а так ли всё было плохо на самом деле? Одному жизнь тоже не сахар. Не попытать ли счастье вновь? Вот и начинаются чрезмерно частые посещения детей, разговоры с новыми избранниками о старых душевных болячках.

Я бы посоветовала людям, которые пережили развод, не бросаться стремительно, как в омут, в новую любовь. Зачастую вы к этому просто не готовы. В попытке забыть прошлые отношения можно ранить того, кто искренне пытается вам помочь их забыть. Немного отойдя от драматичного и травматичного периода после развода, можно вновь пытаться строить личную жизнь, причём учитывая хороший и плохой опыт прошлых семейных отношений.

Возможна ли дружба между бывшими супругами? | Психология

Когда бывшим супругам лучше не думать о дружбе?

Развод является сильным стрессом для обоих супругов. Почти всегда он сопровождается сильными негативными переживаниями. Это могут быть и обиды, и раздражение, и разочарование. В процессе развода, как правило, один или оба супруга получают психотравму, для избавления от которой во многих случаях целесообразна работа с психологом.

Именно поэтому так сложны взаимоотношения бывших супругов после развода. Часто одного упоминания имени достаточно, чтобы вызвать в памяти весь ряд негативных событий и состояний. Поэтому далеко не каждые распавшиеся пары способны вообще поддерживать дружеские отношения.

Есть такая поговорка: «С глаз долой — из сердца вон». Люди, как правило, стремятся избегать болезненных ощущений, а потому им легче вообще не общаться после развода, чтобы не бередить душевные раны.

Если после развода все еще есть глубокие раны от отношений, бывшим супругам не стоит поддерживать дружеские отношения. Должно пройти некоторое время, возможно, в будущем многое изменится.

В чем еще могут помешать дружеские отношения с бывшим партнером по браку?

Чувства, возникающие после развода, могут носить двойственный характер. Помимо негативной составляющей, может оставаться привязанность или подспудное желание и надежда на восстановление отношений. В этом случае может получиться так, что по факту состоявшийся развод переживается субъективно, как не окончательный и незавершенный.

Тогда любое общение может подпитывать надежду, что все можно изменить. Хотя такая надежда и отрицается на уровне рационального сознания, она может сильно влиять на жизнь человека, и что самое неприятное, она блокирует возможность вступить в следующие полноценные отношения. Бывший супруг будет избегать новых знакомств и не сможет начать отношения.

Когда можно выстраивать дружеские отношения между бывшими супругами?

И все же нужно ли выстраивать дружеские отношения после развода? На этот вопрос нет однозначного ответа, и каждый сам в конкретном случае принимает решение.

Дружеские отношения можно выстраивать, если нет больших душевных травм после развода, и они не мешают появлению и развитию новых отношений в жизни бывших супругов. Если эти условия соблюдаются, то дружеские отношения могут свидетельствовать о зрелости бывших партнеров. Есть примеры известных людей, которые смогли остаться полноценными друзьями после развода.

Ведь на самом деле даже не столько важно, есть ли эти дружеские отношения, сколько то, что оба партнера сумели преодолеть свои обиды, исцелить душевные раны, признать свои ошибки, вынести опыт и мудрость из своих прошлых отношений. И дружеское отношение, забота могут быть просто проявлением некоторой жизненной мудрости. А также понимания, что, несмотря на расставание, бывший партнер внес что-то ценное и важное в жизнь другого.

Эмоционально незавершенный развод

Татьяна Ткачук: Жизнь складывается так, что многим из нас доводится расставаться с тем, кто еще недавно был нам близок и дорог. Но часто, сказав «прощай», мы продолжаем мысленно или в реальности цепляться за свое прошлое и не умеем из-за этого грамотно выстроить свое настоящее. Больше всего в такой ситуации страдают дети разводящихся супругов. А у психотерапевтов даже есть специальный термин для подобных ситуаций – «эмоционально незавершенный развод».

Об этом мы и будем сегодня говорить с Анной Варга, президентом Общества семейных консультантов-психотерапевтов, заведующей кафедрой в Институте практической психологии и психоанализа.


Анна, давайте начнем вот с чего. Какие признаки указывают на то, что мы имеем дело с эмоционально незавершенным разводом? Это тот случай, когда, скажем, бывший супруг все время говорит о своей бывшей половине? Или, наоборот, когда он избегает даже упоминания имени? Что еще?




Анна Варга

Анна Варга: Во-первых, и то и то. Во-вторых, когда он, например, своих каких-то партнеров, может быть, не серьезных, а случайных сравнивает все время с бывшим супругом. Когда он видит черты бывшего супруга или супруги в ребенке: «Вот, ты совершенно как отец!» или «Ты прямо как твоя мать, не можешь сдерживать себя!» — какие-то такие вещи.


Татьяна Ткачук: Может быть, это просто привычная фраза, и она отнюдь не говорит о том, что это развод, который не завершился до конца?


Анна Варга: Да нет, Татьяна, бывает же так, что эти негативные чувства, например, к бывшему супругу человек не может ему непосредственно выразить, потому что они расстались, и невольно выражает их ребенку. То есть, ребенок получает гораздо больше какого-то негативного отношения, чем это адекватно реальной ситуации.


Татьяна Ткачук: Понятно. Давайте послушаем, как москвичи на улицах города отвечали на вопрос нашего корреспондента Юрия Багрова: «Знаете ли вы, как суметь расстаться не только юридически, но и эмоционально?»


— А зачем мы эмоционально будем расставаться? Юридически расстались – и оставайтесь друзьями.


— Да у меня возраст такой, что, в общем-то, и ни к чему мне разводиться. Сыну уже 40 лет через два года будет. Ну, что ловить-то?


— Просто отпустить внутри себя. Привязанность отпустить. А для чего человеку дан ум? Привязанности, они же все в уме. Душа, она свободна от рождения. Как я это понимаю, все браки заключается на небесах – это же известная истина. При разводе отпустить в уме по-настоящему, но, отдав при этом долги. То есть развод не освобождает от ответственности человека, имущественной как минимум, и моральной, наверное, во вторую очередь. Но душа его свободна всегда, она даже не могла быть по-настоящему в союзе, она не могла раствориться где-то.


— Трудно сказать — не разводилась. И не собираюсь.


— Наверное, внутренняя договоренность, гармония такая. Чтобы люди разговаривали. У нас не умеют разговаривать друг с другом. Несмотря на то, что даже юридически как-то решен внутренний вопрос в семье, договориться не умеют эмоционально. Потому что эмоциональная обида остается. К психотерапевту ходить, с психологом заниматься.


— У меня у самой недавно был развод. Понять, наверное, друг друга, почему это произошло, чтобы спокойно разойтись.


— Эмоции возникают тогда, когда в человеке проявляется парадокс, трагедия то есть. Вот тогда это дает ему энергию, а эта энергия превращается в эмоцию. Соответственно, они должны либо любить друг друга и по какой-то причине расстаться, чтобы эмоциональность была, или, не знаю, что-то другое. Вот в этом плане.


Татьяна Ткачук: Анна, мне кажется, что самое страшное в ситуации, которую мы сегодня обсуждаем, – это когда человек месяцами, а то и годами переживает прошлые конфликты и обиды как реальные, как происходящие сейчас. Можно ли избавиться от этого ощущения?


Анна Варга: Можно, конечно, избавиться, но здесь надо ясно понимать, что часто вот это вот навязчивое переживание прошлых событий, оно функционально в каком-то смысле оправданно. Это происходит тогда, когда вот такая вот концентрация на прошлых обидах в каком-то смысле условно выгодна. Например, когда человек боится, что в новых отношениях он тоже потерпит неудачу, и каким-то задним чувством, холодком в спине чувствует, что он уже тогда с этим точно не справится, и боится тех страданий, которые он предвосхищает. И чтобы как-то внутренне оправдать свое одиночество, закрытость для новых отношений, он культивирует в себе вот эти вот прошлые обиды, формирует концепции хорошо известные: «все мужчины такие-сякие», «все женщины такие-сякие», дальше детали какие-то индивидуальные добавляются в эту конструкцию. В принципе, это хорошо известная конструкция, которая избавляет человека от риска новых близких отношений. Потому что, конечно, новые близкие отношения – это эмоциональный риск: может быть очень хорошо, а может быть опять больно.


Татьяна Ткачук: Анна, для того чтобы какие-то новые отношения успешно сформировать, наверное, нужно понять и простить, как сказала одна из опрошенных женщин. И понять, в том числе, что никто никому до конца жизни не принадлежит, что каждый должен нести свою долю ответственности за то, что произошло, за то, что семья развалилась. Каждый должен быть благодарен другому за то хорошее, что было. Это все в идеале. И очень важно «отпустить» друг друга после развода, как сказал один из молодых людей на улице. Как это сделать, если у одного из бывших супругов уже складывается какая-то новая жизнь, и она удачна, а у другого – никак не складывается? Вот этому другому как быть?


Анна Варга: Я бы ваш вопрос разбила на две части. Вот простить, «отпустить», понять, – конечно, замечательно. Но первый шаг в этом процессе – это простить себя. Как возникает вот эта травма развода, или эмоционально незавершенный развод? Чаще всего, она бывает у человека, который не был инициатором развода, которого оставили, и он вот эту ситуацию, во-первых, переживает как некое унижение, оскорбление, отсюда обида. А во-вторых, у него есть еще какое-то такое подозрение, а иногда и просто четкая уверенность, что если его оставили, значит, он не хорош, значит, с ним что-то не в порядке, то есть страдает очень его самооценка. И дальше у человека как бы формируется такой сложный комплекс переживаний, что вроде как «если со мной так поступили, что ничего лучшего я не достойна». Это вообще такая типичная структура переживаний жертвы. Это бывает и при эпизодах какого-то насилия, и вот, например, при эмоционально незавершенном разводе. И здесь очень важно, чтобы человек отделил свою самооценку от тех событий жизни, которые с ним происходят. И простил как бы себя, например, за те поступки, которые он в процессе развода совершал. Потому что многие ведут себя довольно неприглядно, когда начинаются конфликты…


Татьяна Ткачук: Анна, то есть, иными словами, человек на каком-то этапе должен себе сказать: в том, что меня оставили, я не виноват, я здесь не при чем?


Анна Варга: Да.


Татьяна Ткачук: Но ведь это же неправда!


Анна Варга: Нет, в том, что меня оставили, есть и мой вклад, но это не потому, что я был плохой, а это потому, что мы оба вели себя неправильно. Но я – как человек – как бы не при чем. То есть, у меня есть достоинства, которые не пострадали, и есть люди, и найдутся, безусловно, которые их оценят. То есть я не стал хуже от того, что меня оставили.


Татьяна Ткачук: Итак, вы говорите о том, что очень важно отделить самооценку от событий, сопутствующих разводу, и от самого факта развода. Прошу вас, дальше.


Анна Варга: Если человек завяз как бы, утонул в этом горе-злосчастье, тогда, конечно, надо идти за посторонней помощью. Если есть какие-то симптомы депрессивные, когда, допустим, нарушается сон, тяжесть в груди, человек теряет в весе – это точно не надо терпеть, это надо прямо бежать спасаться. И надо сказать, что такого рода депрессивные расстройства снимаются очень нетрудно.

Там был у вас, Таня, вопрос, который я на две части поделила, и вторую часть забыла.


Татьяна Ткачук: Вторая часть касалась того, как суметь легко «отпустить» другого, простив, поняв и так далее, если у одного из бывших супругов складывается жизнь, а у другого нет? Как быть тому самому человеку, у которого вот эта новая жизнь никак не налаживается?


Анна Варга: Вот, значит, первый момент – ему надо простить себя. У меня, например, был такой случай, когда себя простить не могла женщина, у которой как раз все отлично складывалось. Она от одного своего мужа ушла к своему следующему мужу, и брак этот оказался очень счастливым, но сохранился от первого брака ребенок. И этот ребенок, по мнению моей клиентки, очень в каких-то своих проявлениях напоминал ей первого мужа. И, в общем, «огребал», на мой взгляд, этот ребенок не за что, потому что какие-то прошлые переживания этой женщины как-то актуализировались, когда она общалась со своим ребенком, например, когда он разбрасывал вещи. В общем, какой ребенок не разбрасывает вещи?


Татьяна Ткачук: А ей казалось, что он разбрасывает их так же, как разбрасывал отец.


Анна Варга: И, более того, что «разбрасывает для того, чтобы я убирала».


Татьяна Ткачук: То есть злостно разбрасывает.


Анна Варга: Злостно, да, злонамеренно разбрасывает вещи. И там много было такого рода, собственно, вещи – это самые невинные такие претензии были к ребенку. И когда мы стали разбираться в этой ситуации, то она говорит: «На самом деле, мне стыдно до сих пор, я не могу себе простить то, как, в общем, жестоко я от него уходила». И ей, собственно, приходилось развивать такую систему обвинений своего бывшего мужа, чтобы оправдать те некрасивые поступки, которые она совершала. И когда вот это чувство вины удалось снять, тогда, собственно говоря, и ребенок получил послабление в своей жизни.


Татьяна Ткачук: Анна, скажите, пожалуйста, какую роль в подобной, достаточно тяжелой ситуации, которая может, как мы сейчас слышали, вести и к депрессиям, и к бессоннице, и, вероятно, к каким-то соматическим нарушениям, играют родственники бывших супругов? Ведь часто развод вроде бы происходит без видимого их участия, но при определенной такой пассивной позиции каждой из сторон. Каждый член семьи, даже с периферии семейной драмы, все равно вносит свою лепту. Может ли случиться так, что близкие родственники усугубляют своим поведением и без того тяжелое положение при разводе?


Анна Варга: Да, бывает, конечно. И я бы тогда о двух ситуациях рассказала. Вот одна ситуация – когда, допустим, супруг или супруга не были приняты родителями другой стороны. И их вот родному ребенку, состоящему в этом супружестве, они все время внушали, что «твой муж (или твоя жена) тебе не пара». И когда по этой ли причине, или по любой другой, развод происходит, то родственники не дают его пережить и эмоционально завершить. У меня тоже был такой случай, когда мама мужчины, который развелся, постоянно ему говорила (три года прошло): «Как ты мог на ней жениться? Я до сих пор не могу понять, как тебя угораздило? Да на что же ты потратил эти годы брака? Да как ты?..» Причем они жили в разных городах, и она могла ему позвонить в любой момент и сказать: «Ты знаешь, я опять пришла в ужас, когда подумала, как сложилась ужасно твоя жизнь в этом браке!»


Татьяна Ткачук: А зачем эта женщина это делала? Или почему она это делала? – скорее так задам вопрос.


Анна Варга: Она, на самом деле, этим улучшала свою жизнь. Да, это мама, она была и остается в довольно трудном браке с папой, жили они всю жизнь, она всегда считала, что брак этот неудачный – ее собственный, боялась и не могла, не считала нужным разводиться. Брак сопровождался пьянством ее мужа. И сначала она как бы утешалась в детях своих, она как-то очень привязывала их к себе, строила очень большую эмоциональную близость с ними. Потом они выросли, и, в общем, как-то разлетелись из семейного гнезда. И у нее был такой период эмоционального вакуума, когда она полностью, без всяких, прошу прощения, «прокладок» между собой и мужем, оставалась с ним лицом к лицу. Не было этих детей, на которых она могла отвлечься. И когда ее сын развелся, вот это бесконечное пережевывание, переживание развода внутри нее сыграло вот ту самую роль, которую играли отношения с детьми раньше. Сын развелся, но он в семью не вернулся, он вообще уехал в другой город, а мама таким образом как бы облегчала себе жизнь с папой, грубо говоря, в грубой схеме. Потому что она эмоционально отвлекалась от своего несчастного брака на то, чтобы снова и снова пережевывать вот этот самый неудачный брак своего сына. И конечно, она не давала ему забыть. И она не давала ему вступить в новый брак, потому что она каждый раз говорила: «Вот ты помнишь, какую глупость ты сделал? Опять будет то же самое».


Татьяна Ткачук: То есть, если у разводящихся супругов с чьей-то стороны родители проявляют чрезмерно активное участие и чрезмерно треплют нервы одной из сторон, которой и без того плохо, то стоит, наверное, в этой ситуации задуматься и обратить внимание на то, что происходит в личной, семейной жизни этих самых родителей, которые столь активно участвуют в чужом разводе?


Анна Варга: Да, совершенно верно.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Анна. Мы примем первый звонок. Иван из Москвы, добрый день.


Слушатель: Добрый день. У меня перед глазами пример хорошей знакомой, даже два примера. Одна женщина, у нее дочка вышла замуж, и там была настолько тесная биологическая или психологическая связь между ними, это женщина очень авторитарная, и вот она не могла свою дочку, уже взрослую, как бы психологически «отпустить», и все время оставалась связь. И в результате семья, из-за этого только, не получилась. А второй пример – когда женщина, по-моему, чуть ли не две свадьбы своей дочки разрушила только потому, что она тоже очень авторитарно воздействовала на нее и всячески убеждала ее, что ее поклонник очередной… Вот ребята за ней ухаживали, а мать не допускала этого. Что вы можете сказать по этому поводу? Спасибо.


Татьяна Ткачук: Спасибо за звонок, Иван. Я так и думала, что мы коснемся роли родителей в семейной жизни детей, и звонки будут обязательно на эту тему. Прошу, Анна.


Анна Варга: Действительно, очень верное наблюдение. Есть такое явление, когда слишком тесная связь с родителями мешает выстроить свою собственную семейную жизнь. Потому что, конечно, человек, заключая брак, женясь или выходя замуж, должен изменить приоритеты. То есть, он во-вторых становится сыном или дочерью своих родителей, а во-первых он начинает быть мужем или женой. И вот эта смена приоритетов – это, на самом деле, непростая вещь, непростое дело. Действительно, когда ребенок психологически очень втянут в свою родительскую семью, очень близок с кем-то из родителей или с обоими из них (говорят – «дружат», хотя я считаю, что невозможно говорить о дружбе детей и родителей), во всяком случае, есть вот это вот ощущение понимания, поддержки, близости или ощущение собственной беспомощности, потому что родители все абсолютно решают и все диктуют, — тогда не происходит вот такого обязательного процесса, который, если все нормально, должен происходить в подростковом возрасте: это сепарация, отделение, психологическое и эмоциональное, взрослеющего ребенка от своей семьи. То есть, обретение эмоциональной независимости, закрепление каких-то границ между его индивидуальностью, его личностью и индивидуальностями и личностями его родителей. Казалось бы, звучит естественно, но на самом деле, если мы посмотрим, как развивается ребенок, то он сначала просто физически абсолютно не отделен, телесно, потому что он сидит внутри, он…


Татьяна Ткачук: … питается через пуповину.


Анна Варга: … да, питается, грубо говоря, сосет кровь своей матери и так далее. Потом он рождается совершенно беспомощным. И если он не получает достаточной заботы, то он просто погибает. Это же не цыпленочек, не олененочек, который встал на ножки – и пошел себе. И еще долго-долго, — а в наше время тем более долго, потому что у нас увеличилось детство психологическое на десяток как минимум лет по сравнению, допустим, с тем, что было 200 лет назад, — он очень долго находится в психологической зависимости от родителей. И к этому привыкает не только ребенок, но это начинают использовать родители, особенно родители, которые не очень ладно живут между собой. Они начинают психологически использовать ребенка: начинают жаловаться ребенку друг на друга, не дай бог, делать его свидетелем своих конфликтов. И тогда возникает неправильная такая привязанность, в частности, еще и потому, что ребенок, который включен в жизнь своих родителей, он, безусловно, обладает очень высоким статусом в семье, и от этого никакой ребенок не откажется, то есть ему нравится быть таким вот ангажированным, включенным, очень важным. И когда вот так складывается жизнь ребенка в семье, ему психологически очень трудно отделиться и, естественно, очень трудно сформировать эмоционально близкие, глубокие отношения с другим человеком.


Татьяна Ткачук: И, наверное, очень трудно в момент развода не подпустить снова близко маму с папой.


Анна Варга: Да и развод-то происходит, собственно говоря, потому что не возникла смена приоритетов.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Анна.

Если развод уже состоялся, очень важно расстаться правильно. Потому что неправильно – это когда месяцами, а то и годами один из бывших супругов продолжает винить за разрыв другого, истязая себя и окружающих, особенно детей, бесконечными запоздалыми претензиями, обидами и упреками. Юридически расстаться несложно. Эмоционально поставить точку, постаравшись сохранить при этом пристойные отношения, куда сложнее.

Анна, в Интернете я обнаружила довольно типичное письмо мужчины, коротко перескажу его содержание, и хотела бы услышать ваш комментарий. Этот мужчина развелся с женой, ушел к другой женщине, и бывшая жена теперь не дает пятилетней дочке бывать у него в новой квартире. Она злится, ревнует, она не простила и не забыла. А он не может бывать в квартире бывшей жены, потому что там, как он пишет, злобные взгляды родни «тычут» ему в спину, и в таких условиях общаться с ребенком он не в состоянии. Психолог, к которому семья обратилась за советом, посоветовал отцу смириться. Верно ли это, на ваш взгляд? И, пожалуйста, несколько слов о том, что происходит с детьми, с их психикой при вот этих вот эмоционально незавершенных разводах.


Анна Варга: Я считаю, что это неверно. Ребенок имеет право и должен общаться с отцом. И всегда можно было бы найти, мне кажется, какой-то третий вариант. Допустим, бывшая жена не пускает ребенка в квартиру к отцу, а отцу неуютно находиться в квартире жены. Но есть, вообще говоря, и третьи какие-то места, что уж так прямо… Можно гулять, можно вывозить куда-то ребенка, можно ходить с ним в зоопарк. В общем, не так уж обязательно сидеть по квартирам, то есть, мне кажется, можно было бы найти варианты встреч. И вот эта идея – смириться и вроде как не видеться с ребенком – она, на мой взгляд, совершенно неверна.


Татьяна Ткачук: Нет, не предлагалось ему не видеться, ему предлагалось приходить в дом к матери ребенка и там общаться с ребенком.


Анна Варга: Ну, это я не понимаю. Есть возможность общаться на третьей территории.


Татьяна Ткачук: Анна, а вообще ситуация, когда матери не позволяют своим детям общаться с новой женой отца ребенка, она ведь достаточно распространенная?


Анна Варга: Да, очень распространенная.


Татьяна Ткачук: Это мы имеем дело тоже с этим эмоционально незавершенным разводом?


Анна Варга: Да, с эмоционально незавершенным разводом. И еще со страхом, что, допустим… Вот представьте себе ситуацию, мужчина уходит от женщины, и уходит, например, к другой женщине, создает новую семью, и вроде как у него там все хорошо. А ребенок остается с мамой, которая расстроена, страдает, у них могла и материальная сторона жизни ухудшиться. Он попадает в дом к папе, где счастье, радость, молодая, красивая, ласковая новая жена, достаток. Маме страшно, потому что она думает: он потянется туда душой. И если его еще там задаривают как-то и очень сильно развлекают, предоставляют те возможности, которых у оставленной мамы просто нет, конечно, ей страшно. И она пытается как-то вред этой ситуации уменьшить.


Татьяна Ткачук: Но, мне кажется, еще немножко здесь имеет место и шантаж, потому что ребенок – это фактически единственный рычаг, который у нее остался в этой ситуации.


Анна Варга: А на что она хочет влиять в этой ситуации?


Татьяна Ткачук: Я думаю, что подспудно как-то, наверное, на отношение все-таки этого ушедшего мужчины к себе. Она хочет как-то реабилитироваться. Или она хочет как-то ему ответить: он сделал больно ей, и она пытается создавать какие-то неудобства ему, чтобы жизнь медом не казалась. Вероятно, так.


Анна Варга: Есть, конечно, такие мотивы, что «ты меня обидел – я тебя обижу в ответ». Но, мне кажется, все-таки уже теперь очень многие люди понимают, что это не выход, так можно вообще обижать друг друга всю жизнь.


Татьяна Ткачук: Анна, скажите, если все-таки в разводе один считает другого полностью виноватым, а с себя снимает всякую ответственность за то, что семья распалась, может быть, это один из способов сохранить какое-то самоуважение, поддержать как-то себя? Может быть, в таких случаях это можно как-то понять и оправдать?


Анна Варга: Да нет, когда один человек валит все на другого, а себя считает «белым и пушистым», в общем, это не говорит совершенно ни о его достоинстве, ни о его мудрости. В общем, понятно же, что если что-то происходит в жизни пары супружеской, то, в общем, 50 процентов вклада каждого в это, несмотря на мотивы. Конечно, дисфункциональная семья – это такая семья, где люди хотят одного, и достигается что-то совершенно противоположное. То есть хотят, но не могут – это дисфункциональная семья. И конечно, семья, которая распадается, она была дисфункциональной до развода. И считать, что все произошло, «потому что моя половина, моя жена была плохая» или «моя теща ее подговаривала», — это как-то очень уж неразумно. Хотя надо сказать, что в какой-то момент я слышала мужчину, который мне сказал, что должна быть государственная программа защиты мужчины от тещи.


Татьяна Ткачук: Бедный… Ему, наверное, просто сильно не повезло (смеются). Скажите, пожалуйста, Анна, если такой болезненный развод, который юридически совершился, а психологически, эмоционально никак не завершится, происходит на глазах у друзей этой бывшей пары… Друзья наблюдают, как один ушел, а другой мучается. Какова, с вашей точки зрения, верная линия поведения друзей? Что они могут здесь сделать, чтобы помочь тому, кому плохо, или поддержать того, кто ушел?


Анна Варга: Друзья, мне кажется, не должны «разводиться», делиться между распавшимся браком. Потому что часто так бывает, что люди развелись – и друзья тоже поделились, одни остались с женой, другие – с мужем. Мне кажется, что хорошие друзья, которые дружили с обоими, они и должны продолжать дружить с обоими и как-то радоваться или печалиться вместе со своими друзьями. И конечно, не подогревать дурные страсти. То есть, если женщина, например, или мужчина оставленный ищут в друзьях поддержку своим вот этим вот бесплодным совершенно, бесконечным переживаниям этого развода, лучше это не поддерживать.


Татьяна Ткачук: Может ли кто-то из друзей явиться неким парламентером в отношениях бывших супругов? Я хочу спросить вас вот о чем. Конечно, замечательно, когда супругам, расставаясь, удается обо всем договориться – и о материальной стороне новой жизни, и о ребенке, и о каком-то возможном дальнейшем общении. Можно ли вообще это сделать конструктивно, не съезжая в негативные эмоции, без помощи какого-то третьего, нейтрального в случае конкретно этого развода лица? Или все-таки вы считаете, что двое должны договариваться между собой, и никто здесь вмешиваться не должен?


Анна Варга: Да нет, я, конечно, считаю, что посредники в такого рода переговорах бывают очень полезны. И на Западе есть даже специальные люди, которые помогают вот в этих переговорах при разводе. Но и в то же время есть люди, которые могут, оставив эти обиды и тяжелые переживания в стороне, поняв, что они, может быть, завершили свой брак как супруги, но они не перестали быть родителями, например, детей, они способны, ставя это во главу угла, все-таки разговаривать и договариваться прежде всего о благе детей, о том, чтобы уменьшить травму развода для детей. В общем, ведут себя благородно. Таких людей тоже очень много. Но если эмоции такие тяжелые непреодолимы, третьи люди, желательно профессионалы, бывают очень полезны. Не знаю, бывают ли полезны друзья. Они обычно пристрастны все-таки…


Татьяна Ткачук: Спасибо, Анна. Примем еще звонок. Петр Михайлович из Москвы, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Мне недавно рассказали замечательную, показательную историю, и я сам в жизни не такие циничные истории, но видел очень много раз. Женщина с детьми, с мужем, очень не любит своего мужа, очень хочет с ним развестись, а ей говорят: «А что же ты не разводишься?» — «А пускай он мне сначала детей вынянчит, все какашки, извините, постирает, заплатит за все, а потом я его под зад коленкой». И я такого видел очень много. Вот таких монологов, может быть, откровенных не слышал. Я думаю, что если навести статистику, то вот такая эксплуататорская позиция… Аналогично нанимают рабочих, которые дом строят, а потом не заплатили и выгоняют. И это стало у нас, я бы не сказал, национальным, а таким внутригосударственным убеждением.


Татьяна Ткачук: Спасибо вам за звонок. Прежде чем я передам микрофон Анне Варга, у меня два соображения. Во-первых, в том конкретном случае, о котором нам рассказывал Петр Михайлович, жене достаточно повезло с мужем, который сначала отстирает все какашки, – не самый часто встречающийся случай, скажем прямо. Анна, идет ли здесь речь о той самой дисфункциональной семье, которая развалится рано или поздно, но пока не разваливается по каким-то причинам? Или здесь какой-то другой диагноз вы бы поставили?


Анна Варга: Я бы поставила другой диагноз. Ну, информации о том, что это – дисфункциональная семья, просто маловато. Но я бы не так 100-процентно верила бы этим текстам женским, потому что они, мне кажется, продиктованы какой-то обидой, о которой она не говорит. Ну, зачем ей надо было выходить замуж, заранее зная, что она не любит этого человека и злоумышляет на него? Видимо, брак этот заключался поначалу с какими-то радостными ожиданиями и теплыми чувствами, а дальше что-то произошло в этих отношениях, и женщина накопила какую-то обиду, и вместо того чтобы прямо пытаться это обсуждать и разрешать со своим мужем, она стала лелеять планы мести. Но это не потому, что она такая вот скверная, а потому что что-то случилось у них в отношениях. И это – голос обиды, который мы слышим, вот этой женской обиды.


Татьяна Ткачук: Но вообще вот этот мотив, что «сначала пусть он поможет мне вырастить детей, а потом я смогу от него уйти», он достаточно часто встречается, особенно для неработающих женщин это актуально, согласитесь.


Анна Варга: Да это просто страх одиночества! Вот так они просто говорят, что «сейчас я не ухожу, потому что я хочу, чтобы он все долги мне отдал», а на самом деле она не уходит, потому что она боится остаться одна.


Татьяна Ткачук: Или, как я слышала одну ситуацию, когда женщина сказала, что «пусть он сначала оплатит мне зубы – 6 тысяч долларов, а потом я смогу с ним расстаться».


Анна Варга: Ну, да, и с новыми зубами быть привлекательной для других.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Анна. В какой-то момент звонок слушателя нас прервал, мы говорили о том, что происходит с детьми, остающимися в этих ситуациях эмоционально незавершенного развода родителей. Прошу.


Анна Варга: Для детей развод всегда травматичен, даже если он происходит по обоюдному согласию. Я не могу, конечно, сказать, что жизнь в конфликтной семье менее травматична, очень трудно сравнивать – и то плохо, и то плохо. Но в общем, надо понимать разводящимся людям, что развод травматичен для детей, причем травматичен в разных возрастах детских по-разному.

Если развод происходит между 6 и 9 годами, или если он происходит в подростковом возрасте, 12-13 лет, — это наиболее вредные для развода возрасты. В первом случае – потому что у ребенка есть такая способность между 6 и 9 годами, она называется «магическое мышление», когда ребенок думает, что все, что происходит в жизни, происходит как-то в связи с ним, из-за него. И у детей, особенно если развод с ним прямо не обсуждается, как-то замазывается из идеи его нежную душу пощадить, он может думать о том, что развод произошел из-за того, что он плохой. Очень у многих детей есть этот страх и чувство вины, особенно если ему прямо, открыто, очень внятно не сказали, что «мы разводимся, но мы по-прежнему остаемся твоими родителями, мы тебя любим, мы разводимся, потому что это наше такое решение, и ты здесь ни при чем». И тогда, если этого не происходит, то у ребенка — помимо того, что разрушился его привычный уклад, его человеческая среда, он жил с двумя родителями, потом остался с одним, изменился какой-то порядок общения, — еще и возникают вот эти тяжелые сомнения: не потому ли, что он…


Татьяна Ткачук: … приложил руку к этому.


Анна Варга: … приложил руку к этому, да.

А второй возраст тяжел для развода, потому что подросток начинает строить свой социальный имидж, и ему важно общаться, ему важно занять правильную позицию в сообществе сверстников, и если выясняется, что он из неполной семьи, то это вроде как негативно влияет на его авторитет. И тогда ребенок тоже очень травмируется из-за этого, по таким соображениям.


Татьяна Ткачук: Анна, а если ребенок еще старше, скажем, уже студент или в последних классах школы, он ведь все равно оказывается в ножницах. Все равно он вынужден как-то по-новому в этой новой жизни выстраивать свои отношения и с тем родителем, с которым он остался, и с тем, кто ушел и живет где-то теперь в другом доме.


Анна Варга: Совершенно верно, любой ребенок во время развода переживает такой конфликт лояльностей. Потому что вроде как он любит обоих, и при этом он понимает, что отношения между родителями испортились, и получается, что он, оставаясь с мамой и любя папу, вроде как предает интересы мамы, потому что мама-то папу вроде как не любит активно. Если мы говорим об эмоционально незавершенном разводе, вроде как папа заставил маму страдать, допустим, условно папа условно маму, то как же ребенку обойтись с этим? И очень важно, мне кажется, чтобы уменьшить травму развода у ребенка, дать ему понять – родители вполне могут это сделать, – что «мы понимаем, что ты любишь нас обоих, и мы тебя стараемся не вовлекать в наши сложные отношения, ты и папу люби, и маму люби». И очень важно не ругать, не оскорблять, не поливать грязью другого родителя при ребенке. Вот здесь это очень важно – сказать ребенку, что «мы разберемся без тебя, а ты помни, что я очень благодарна твоему папе, потому что благодаря ему у меня есть ты», и наоборот.


Татьяна Ткачук: То есть, нужно все время держать себя в руках, не забывать об этом ни на минуту, как бы ни хотелось с самым близким, с сыном или с дочкой, обсудить по душам, как это было на самом деле.


Анна Варга: Нельзя очень серьезные, взрослые мучительные переживания обсуждать с ребенком еще маленьким – это ломает детям…


Татьяна Ткачук: С маленьким – да. А со взрослым?


Анна Варга: А со взрослым, если он не спрашивает, тоже не надо. Понимаете, развод проходит легче, если есть какая-то мегацель – позаботиться не только о себе, отыграть не только свои обиды, а еще и подумать о детях. Вот когда есть эта мегацель, тогда развод эмоционально быстрее завершается. А если этой цели нет, а только стремление свои эмоции раскачивать, тогда, конечно, плохо.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Анна. Немножко хочется поговорить о том, как выходить все-таки из состояния этого эмоционально незавершенного развода. Путь, который выбирают прежде всего и быстрее всего, — это путь «клин клином». Почему в этих ситуациях он редко действует, почему это не помогает? Потому что ищется сходство, а не отличия нового от старого?


Анна Варга: Мне кажется, что там не то что человек ищет сходства или отличия, а просто он как бы еще бежит, он еще в инерции старых отношений. Он же не завершил эмоционально этот развод, и он находит себе такого партнера, который позволяет выстроить те же самые отношения, которые у него были в браке. И это, конечно, не способствует никакой новой жизни, все то же самое.


Татьяна Ткачук: Я прочла на сайтах многих психологических консультаций, что в случаях незавершенного развода психотерапевты очень хотели бы, чтобы пара вместе пришла к ним на прием для работы. У меня вопрос такой. Если люди еще что-то могли бы делать вдвоем, наверное, они бы не разводились. Настолько утопичным является это пожелание, и встречались ли, например, вам в практике случаи, когда бывшие супруги вдвоем являются к психотерапевту за помощью, как им «отделаться» друг от друга?


Анна Варга: Конечно, у меня бывали такие случаи. И мне кажется, что это такая вполне ответственная позиция по отношению к разводу. Понимаете, в психотерапии существует такая вещь, как психотерапия развода. Это техника. И там есть разные стадии, и, в частности, есть стадия, когда приглашаются оба супруга. Ну, во-первых, всегда приглашаются оба супруга, если идея развода только обсуждается, но фактически он еще не произошел. И тогда формулируется, допустим, запрос на то, чтобы помогли развестись минимально травматично для всех. И такая работа, безусловно, делается. Но если развод уже случился, и к психотерапевту попадает тот человек, которого оставили и который от этого страдает, конечно, сначала работа производится с ним. Сначала ему помогают пережить, а потом, когда он уже не так страдает, очень легко и прекрасно второй человек с ним приходит, и можно обсуждать уже все организационные последствия развода, без проблем.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Анна. Примем звонок. Людмила Викторовна, город Королев, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Я слушаю передачу, и вы все время говорите: травма, теща, свекровь, близкие должны… А мне кажется, в нашем государстве совершенно отсутствуют законы о разводах, когда бросают с маленьким ребенком, совершенно не помогают, скрываются, алименты нельзя найти. У меня в Королеве столько примеров, женщины вырастили по 18 лет детей – и они не то что помогать алиментами, а они не хотят общаться, они уходят в другие семьи, они берут из детских домов детей, чтобы только не приезжать к своему, и просто любыми путями скрываются. У нас же нет законов таких, чтобы… ну, пусть по вине его ли, ее ли, но чтобы он платил хотя бы достойные алименты. Вот вы говорите – морально. А материально? Когда человек остается с маленьким ребенком, 3-4 года, не работает – вы не представляете!.. Травма для ребенка вообще ужасная, он его ждет все время.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Людмила Викторовна. Ну, законы-то есть, не работают они – другое дело. Анна, прошу вас.


Анна Варга: Права совершенно Людмила Викторовна, да. Потому что смотрите, что получается. Да, у нас по закону, если мужчина живет отдельно, он платит алименты на одного ребенка – 25 процентов его легальной зарплаты. Прекрасно мы понимаем, что эту легальную зарплату в этом случае он может уменьшить просто до копеек каких-то, а его реальными доходами он, допустим, не считает нужным делиться. Все правда!


Татьяна Ткачук: То есть, если человек хочет, он платит, а если не хочет, он не платит.


Анна Варга: А если не хочет, как его заставить? Да, у нас нет этих механизмов, у нас нет таких судебных исполнителей, которые бы «отлавливали» все реальные доходы этого человека, взыскивали бы с него.


Татьяна Ткачук: Да, спасибо, Анна. Последний вопрос, может быть, несколько неожиданный для вас. Часто ли происходит переоценка ценностей после развода, то есть приходит реальное понимание, что совершена ошибка, что разводиться не надо было? И если это происходит (в вашей практике такие случаи были, возможно), то, может быть, и не надо торопиться эмоционально совершать развод? Может быть, тогда торопиться с этим – напрасное дело, может быть, даже вредное?


Анна Варга: В смысле, пытаться обратно все «отмотать»?


Татьяна Ткачук: Ну, вот случается ли такое, что люди, уже разведясь, оставшись порознь, переоценивают то, что произошло, и понимают, что они ошиблись?


Анна Варга: Да, конечно, бывает, когда люди разводятся как бы в никуда, не создают новых семей. Но это не травматичный развод, понимаете, в этом случае люди продолжают общаться и в какой-то момент, пожив отдельно и отдохнув от напряжения, которое у них было в паре, они снова сходятся. У меня было несколько случаев, когда люди по 3-4 раза разводились и женились. Но это как бы не «истинный» развод.


Татьяна Ткачук: Анна, если ситуация все-таки болезненная, и от нее страдают, разные психологи советуют разные вещи. Кто-то советует рисовать картинки, на которых бывший брак – это путы, которые нужно разорвать. Кто-то предлагает писать на бумажке плюсы и минусы и подсчитывать их. Кто-то предлагает задавать себе нелицеприятные вопросы, типа — «а что ты лично сделала за эту неделю для себя, чтобы стать счастливой?» Что предлагает вы своим клиентам?


Анна Варга: Я предлагаю совершенно все наоборот. То есть я, конечно, картинками никакими не занимаюсь. Я предлагаю проигрывать ситуации, когда человек возвращается, брак как бы сохраняется, и простраивать – какие реально отношения тогда будут? И у меня не так давно был случай: брак распался года три назад, женщина очень переживала, хотя мужчина вел себя исключительно достойно, материально поддерживал, с ребенком занимался, но вот дело в том, что он во время брака очень ее разобижал, изменял ей как-то очень обидно. В общем, она из обиды никак не могла выбраться, и мы с ней тогда проделывали совершенно обратную операцию, мы с ней воображали, что он вернулся, все понял, и выстраивали вот эту вероятную жизнь день за днем.


Татьяна Ткачук: Она расхотела возвращения супруга?


Анна Варга: Да, потому что она поняла, что будет то же самое.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Анна. К сожалению, наше эфирное время подошло к концу.

«Эмоциональные связи устойчивые, они более фундаментальные и менее эластичные, чем интеллектуальные, мыслительные построения», — написала на сайт Радио Свобода Наталья из Даугавпилса. И все же эмоциями тоже необходимо научиться управлять…


Психология бывшей жены: ревность и месть

Психология бывшей жены многим кажется непонятной. Порой начинается настоящая вражда между бывшими супругами, где больше всего страдают дети от совместного брака. Даже если инициатором разрыва была сама женщина, зачастую она долго еще не может отпустить бывшего мужа.

Порой, даже если отношения давно закончились и мужчина начал строить новую семью, в его жизни присутствует и бывшая жена. Она никак не хочет смириться с тем, что этот человек больше не принадлежит ей, продолжает звонить, просить о мелких услугах, делиться своими проблемами. Конечно, это не может не вызывать недовольства со стороны нового партнера. Порой то, что у мужа новый брак, способно вызвать ревность бывшей жены, в этой ситуации задето ее чувство собственничества.

Даже в том случае, если инициатором развода была сама женщина, со временем она вполне могла пожалеть об этом. Вполне возможно, что она втайне мечтает вернуть все обратно. Но у бывшего мужа новая семья, потому ей остается лишь терзаться от ревности и надеяться, что новый брак будет непрочным. Бывшая жена может пытаться специально расстроить новые отношения, постоянно звонить, придумывать предлоги для встречи. Она не может не понимать, как к этому отнесется жена бывшего мужа и сознательно идет на провокации. В итоге ее поведение вполне может стать поводом для конфликтов и ссор между супругами, что играет ей на руку.

Если же инициатором развода был мужчина, то он должен понимать, насколько сильно может быть задето самолюбие женщины. Зачастую супругов связывает много прожитых лет и совместные дети. Желание мужчины расстаться воспринимается в таком случае как нож в спину, самое настоящее предательство. Женщина чувствует себя униженной, использованной и брошенной, а винит во всем мужчину. Даже если она сама сделала все, чтобы его от себя оттолкнуть, собственные недостатки и промахи чаще всего забываются.

Иногда месть бывшей жены может проявляться в самом неприглядном виде: скандалах (порой и публичных) , долгих судебных разбирательствах, открытию известных ей неприглядных действий мужа общим знакомым. Хуже всего, когда в результате таких вот семейных войн оружием становится ребенок. Оскорбленная женщина старается ограничить общение бывшего мужа с собственными детьми, их настраивает против отца и даже порой выдвигает ультиматумы ребенку: или она, или отец. Можно только представить, какую психологическую травму такая мать наносит при этом ребенку.

Предательство одного из супругов – серьезное испытание. А именно так воспринимается инициатива одной из сторон расстаться. Трудно в такой ситуации сохранить нормальные отношения с бывшей женой. Но это нужно постараться сделать, особенно если есть совместные дети. Это поможет смягчить такой сильный удар на детскую психику.

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

необходимость или зависимость ⇒ Блог Ярослава Самойлова

Современный социум активно навязывает нам свои стандарты, одним из которых является требование сохранять дружбу с экс-партнерами. Дружеские отношения с бывшими считаются не только нормальными, но и прогрессивными. Однако дружба с бывшим мужем – один из самых неоднозначных феноменов. О нем нельзя с уверенностью сказать, хорош он или плох.

Из этой статьи вы узнаете:

  • Когда уместна дружба с бывшим мужем
  • Когда дружба с бывшим мужем – зависимость
  • Как начать дружить с бывшим мужем
  • Кто из звезд дружит с бывшим мужем

Когда уместна дружба с бывшим мужем

Сегодня дружба с экс-партнерами превратилась в социальный тренд. Эта идея прекрасно вписалась в каноны социальной игры, которую можно назвать «я и мой бывший». Барышни встречаются для обсуждения последних веяний моды и оставшихся в прошлом любовных отношений. При этом одним из значимых критериев их женской реализации является сам факт наличия бывших мужчин. «Наш разрыв с Васей произошел два года назад, а он до сих пор не забывает прислать мне букет ко всем праздникам». «Он, конечно, встречается с какой-то Светой, но по-настоящему любит только меня». Разве не потрясающе? И появляется обязанность сохранять с Васей дружбу: «Мы ведь культурные люди с позитивным восприятием действительности». Подобный подход в наше время весьма востребован.

Если для вас принципиально быть или хотя бы выглядеть разумным и здравомыслящим человеком (а социуму это было бы приятно), вы должны приложить все усилия, чтобы сохранялась дружба с мужчиной, к которому у вас некогда были романтические чувства. Состоявшейся и умеющей совладать со своими чувствами женщине присуще именно такое поведение. Если же у вас не получится это сделать либо из-за отсутствия достаточного самообладания, либо потому, что бывший не вызывает подобного желания, то придется услышать, что «слишком чувствительна и не хочешь взрослеть».

Однако по-настоящему независимая женщина, имеющая другие критерии для самоопределения, не будет играть с понятием «бывший». Её связывает дружба с бывшим мужем вовсе не потому, что Вася ее экс, а потому, что он привлекателен как хороший человек, отличный спортсмен, чудесный рассказчик. Или она вообще не будет поддерживать с Васей отношения, если выяснится, что бывший муж – отрицательный тип, или время для дружбы пока не пришло.

Нелишним будет вспомнить о пяти пунктах на пути к исцелению от горя, которые предложила психолог Элизабет Кюблер-Росс. Их вполне можно применить и к разрыву любовных отношений.

  • Отрицание. «Такое никак не могло произойти, только не со мной. Бывший обязательно придет назад».
  • Гнев. «Да кто он такой? Пусть посмотрит на себя! Если захочет вернуться, я его и на порог не пущу!».
  • Торговля. «Чтобы все вернуть, я постараюсь стать самой ласковой, тихой и даже сбросить парочку кило».
  • Депрессия. «Все кончено. Впереди лишь разочарования. Жизнь больше не приносит положительных эмоций».
  • Принятие. «Пора принять очевидное – мы расстались. Но надо сделать работу над ошибками и двигаться дальше».

Если после расставания прошла всего пара месяцев и вы до сих пор мечтаете поколотить Васю сковородкой, все стадии еще не пройдены и дружба с бывшим мужем не состоится. Однако спустя год, когда вы сможете взглянуть на произошедшее как на ценный жизненный урок, весьма вероятно, что дружеское общение может возобновиться. И случится это не из-за давления вышеописанной социальной установки. У вас может оказаться естественная основа для дружбы – общие интересы, приятное общение.

Но многие женщины могут оказаться в затруднении, достоин ли дружбы бывший муж или же стоит радикально прекратить всякое общение. Причины, рассматриваемые ниже, помогут принять решение расстаться мирно.

  1. Незавершенные дела. Реально сохранить дружбу, если у вас перед разрывом были запланированы совместные важные мероприятия, например, свадьба у родственников. Мирное расставание дает возможность вместе присутствовать при значимых для вас обоих событиях без особых проблем. То же самое можно сказать и о рабочей деятельности.
  2. Служебный роман. Эта причина отчасти связана с предыдущей. Если бывший муж по совместительству еще и коллега, видеть его на рабочем месте станет нелегким испытанием, особенно когда чувства не успели остыть. Чтобы не делать личные переживания общественным достоянием, надо попытаться прийти к соглашению о мирном сосуществовании. При этом не обязательно укреплять дружбу – делиться бизнес-ланчем или танцевать на корпоративе. Желательно просто сохранять нейтралитет, не ведя военные действия с экс-мужем на работе.
  3. Меньше переживаний. Большинство будет согласно с тем, что гораздо лучше расстаться друзьями, чем кипеть от негодования внутри себя. При этом дружба с бывшим мужем отнюдь не предполагает, что надо на постоянной основе проявлять интерес к его жизни, здоровью и новым отношениям. Вполне достаточно соблюдать правила этикета, вести себя вежливо, особенно в общественных местах. Гораздо приятнее встречать человека улыбкой, чем спасаться бегством от него.
  4. Наличие общих друзей. Бывший, остающийся хорошим приятелем, – залог того, что никто из вашего круга общения не попадет в неловкую ситуацию. Заставляя друзей или знакомых делать выбор в пользу кого-то одного с помощью фразы: «Выбирайте: либо бывший, либо я», вы рискуете остаться в гордом одиночестве. Если ваша дружба сохранится, никто не почувствует неловкость, оказавшись в одной компании.
  5. Положительные качества. Если вы когда-то выбрали мужа и провели с ним время вместе, наверняка у него присутствуют хорошие человеческие качества, которые связывали вас. Ваш бывший муж может быть неплохим собеседником, внимательным слушателем, его советы приносят вам пользу. Поэтому дружба может устроить вас обоих. И даже если, как утверждают, между мужчиной и женщиной дружба не станет настоящей, можно поддерживать отношения как хорошие знакомые. 
  6. Показатель зрелости. Это одна из самых важных и обоснованных причин. Спокойное расставание, позволяющее рассчитывать на дальнейшую дружбу, и улаживание разногласий без привлечения сторонних советчиков и свидетелей – доказательство душевной зрелости и разумности обоих. Благотворнее всего принять разрыв как тест на взрослость.
  7. Совместные дети. Это самый главный довод для сохранения дружбы после расставания. Если у пары есть общие дети, тогда вообще не нужно никаких обсуждений, особенно в их присутствии. Иначе это усугубит негативные последствия не только для их нынешнего психоэмоционального состояния, но и для счастья собственных будущих семейных отношений. Как бы ни складывались обстоятельства, дружбу с бывшим мужем необходимо поддерживать.

Но все эти причины – еще далеко не гарантия того, что ваша дружба не пострадает. Представим, что вы благополучно преодолели все пять стадий, о которых мы говорили выше, а также выросли как личность – осуществили заветную поездку, выучили новый иностранный язык, закончили курсы рисования. Вероятно, с мужем у вас остались совместные дела, послужившие причиной встречи. И вот наступил этот момент: вы встретились с Васей как приятели, и вы намерены поделиться с ним увлекательными событиями своей жизни, но…. Бывший муж перестал быть для тебя интересным. Диалог не клеится. Контакт отсутствует. Дружба под вопросом.

Причина происходящего – исчезновение дополнительной ценности, которую сообщало человеку нахождение в паре. Той, из-за которой вы прощали мужа, терпели недостатки, вкладывались в отношения. А сейчас бывший предстал в ваших глазах таким, какой он есть, что является вполне закономерным. Оказывается, бывший муж не слишком остроумен, недостаточно симпатичен. Стоит ли в таком случае завязывать дружбу с бывшим мужем? Решение за вами.

Когда дружба с бывшим мужем – всего лишь форма зависимости

После разрыва романтической связи мы с полной серьезностью собираемся оставаться частью жизни бывших, приходить на помощь, быть на связи. Если расставание не сопровождается взаимными оскорблениями и дележкой имущества, мы клятвенно обещаем себе хранить дружбу, совершенно не ожидая, что общение, как правило, волшебным образом сходит на нет.

Полностью прекратить отношения, не теряя при этом теплых чувств к бывшим – нормальная человеческая реакция. Вы уже обо всем поговорили, все прояснили, и понадобилось в буквальном смысле несколько минут, чтобы стать чужими людьми друг для друга.

Согласно недавнему исследованию специалистов клинического центра Новой Зеландии, близкая дружба с бывшими партнерами – показатель наличия психических проблем у людей, ее поддерживающих. Ученые провели исследование с участием 850 добровольцев, задавая им вопросы о предыдущих романтических отношениях. В частности, испытуемые рассказывали как о причинах разрыва, так и о взаимодействии с экс-партнерами после расставания.

Тщательно изучив поведение респондентов, ученые пришли к выводу, что к дружбе с бывшими склонны только люди, страдающие психическими аномалиями.

Потаенная мотивация для дружбы с бывшими радикально различается у представителей разных полов. Если у женщины, как правило, не хватает сил осознать, что роману пришел конец, то мужчина вовсе не питает иллюзий, а поддерживает дружбу с целью удовлетворения сексуальных потребностей. Подобная «дружба», совмещающаяся с сексом, может длиться годами, так и не переходя на качественно новый уровень.

В крушение отношений свою лепту всегда вносят как муж, так и жена. Поэтому, когда состоялся финал, трагический или не очень, дружба не возникает, даже если на горизонте нет нового романа.

Специалисты предупреждают, что необходимо особенно насторожиться, если бывший убеждает в необходимости сохранения дружбы. Тем более с привилегиями в виде секса.

Если бывший муж с усердием играет роль «подружки», до минимума сокращая дистанцию между вами, знайте, что вы имеете дело с нарциссом. И не стоит снисходительно усмехаться, дескать, у нас каждый второй представитель сильного пола – нарцисс. Будьте начеку, потому что нарциссизм – это не просто чрезмерная самоуверенность и повышенное желание при любых обстоятельствах выглядеть на все сто, а настоящее опасное психическое отклонение, впервые описанное Зигмундом Фрейдом.

Одним из главных симптомов нарциссизма является неконтролируемое чувство собственничества. Бывший муж-нарцисс никогда не согласится отпустить экс-супругу в свободное плавание без контроля над ней: «Проститься? Отпустить? Это невыносимо, ведь она моя…».

Не менее тягостный вариант, если ваш бывший муж – психопат. Во время благополучной совместной жизни некоторые отклонения могут долго себя никак не проявлять. Странности в поведении партнера мы склонны списывать на повышенную чувствительность. Будьте готовы не только к собственничеству, как с нарциссом, но и к болезненной привязанности, вспышкам необоснованной ревности, чередованию агрессии с унынием. Со временем все эти проявления будут только усиливаться, выливаясь в непрекращающиеся истерики.

Иногда бывший муж хочет получить от экс- половинки хоть какую-нибудь выгоду. Если не вышло с романтикой, надо получить какую-то пользу, в том числе и согласие на секс.

Однако, даже принимая во внимание выводы ученых, не надо тут же записывать мужа, перешедшего в категорию бывших, в маньяки. Но осмотрительность не помешает. Кто, в конце концов, захочет оказаться использованной, покинутой и обиженной?

Вот определенные сигналы, которые дают понять, что в вашем случае не стоит завязывать дружбу с бывшим мужем

  • Если вы испытываете физическое недомогание. После невинного звонка бывшего мужа у вас поднимается давление. После возобновления общения начинают выпадать волосы и мучают простуды. По мнению психологов, возникновение подобных психосоматических явлений – признак самообмана, свидетельство того, что вы не до конца справились с ситуацией разрыва и не разобрались в отношениях. Ваше тело явно сигнализирует о том, что в настоящий момент не пришло время для дружбы с бывшим.
  • Если вы ощущаете несвободу. Бывший – причина того, что вы поступаетесь временем или деньгами. Вы часто отказываетесь от своих желаний, подстраиваясь под экс-партнера. Вы бы предпочли поход в спортзал с подругами, но вынуждены опять отменить занятие и плестись вместо этого в кафе, где бывший муж уже в который раз расписывает, насколько плох его начальник. Вы же привычно киваете, одновременно прикидывая в уме, какой ущерб кошельку нанесет неиспользованный абонемент.
  • Не имеет значения, в чем причина такого поведения. Может быть, бывший все еще остается предметом вашей страсти, или вас мучает чувство вины за то, что бросили партнера. Существует и такая мотивация, как «мы прожили вместе энное количество лет, и этот человек стал мне очень близок». Если дружба с бывшим мужем носит форму долженствования и лишает вас жизненных сил, эти отношения необходимо прекратить. Они могут стать настолько токсичными, что вы рискуете приобрести невроз или соматическое заболевание.  
  • Если бывший вынуждает на постоянной основе спасать и помогать. Это вышеописанная ситуация, но возведенная в степень. Вы пережили расставание, и у вас уже давно все хорошо. Может быть, завязались новые отношения. А у экс-супруг все наоборот: он потерял работу, попал в аварию или заболел…. Как говорится, «бывший муж мучается, а вы…». Самым верным решением в подобной ситуации будет уверить саму себя, что все, происходящее с ним после расставания не является вашей виной. И бывший муж, как взрослый человек, должен самостоятельно справляться со своими проблемами. Конечно, проявлять обычное сочувствие не запрещается, вы ведь друг другу не чужие.
  • В особенности тяжело противостоять окружению, которое утверждает, что бывший – твоя ответственность, поскольку «ты в ответе за тех, кого приручила». Однако это относится к проблеме устойчивости ваших личных границ. Нужно будет отстаивать свое право не видеться с бывшим, когда нет желания делать это. И, может быть, временно воздержаться от общения с теми, кто рассматривает ваши отношения в качестве занимательной мыльной оперы.
  • Если бывший для вас – все еще принадлежащий вам мужчина. Одно из немногочисленных преимуществ дружбы с бывшим мужем – его помощь и поддержка. Вы не останетесь без отремонтированной мебели или умного совета. Проблемы возникнут, если, получив отказ (не в состоянии бывший муж сейчас примчаться прибивать полку, у него запланированы другие дела), вы будете возмущаться, лить слезы и предъявлять претензии, то есть вести себя так, будто расставания не было. Хуже всего обстоят дела, если вы не прекращаете его ревновать, особенно к нынешней партнерше.
  • Если покопаться в ваших побуждениях, скорее всего обнаружится, что вы до сих пор стремитесь, чтобы бывший муж был под вашим контролем, жаждете оставаться для него самой желанной. Или, заглянув в сердце, вы найдете там так и не угасшую любовь к нему. Дружба, основанная на подобных эмоциональных связях, делает несвободными вас обоих. Единственный выход из такой ситуации – оставаться с собой кристально честной. И если не получается полностью отказаться от этой аномальной дружбы, то перевести ее на другие рельсы (для этого необходимо будет потрудиться над собой).

Рекомендуемые статьи по данной теме:

Как завести дружбу с бывшим мужем

Несмотря на то, что статистические исследования возможности успешного воссоединения расставшихся супругов не слишком оптимистичны (согласно статистике, собранной американскими психологами, лишь 10 % повторных браков становятся успешными), не стоит отказываться от попытки возвратить бывшего мужа. Если нет признаков, сигнализирующих о полном провале этого мероприятия, то стоит попытаться.

К таким симптомам можно отнести недопустимые привычки или особенности характера, которые остались прежними и в будущем не смогут измениться (как у мужа, так и у вас), бывший больше не вызывает у вас чувств (или вы у него) и т.д. Не стоит тешить себя надеждой о счастливом воссоединении с провинившимся экс-возлюбленным, если вы не сможете окончательно простить его и никогда не напоминать об этом.

Теперь поговорим о том, что необходимо сделать для того, чтобы бывший муж вернулся.

  1. Проведите тщательный самоанализ, целью которого будет ваше истинное отношение к бывшему. Будьте максимально честны с собой. Правда ли вы хотите начать все сначала, и существует ли шанс избежать повторного расставания? Необходимо осознание того, что изменить взрослого состоявшегося мужчину не представляется возможным. Можно воздействовать на отдельные стороны и немного скорректировать модель поведения, однако сделать из экс-партнера полностью другого человека не удастся. Отдайте себе отчет, готовы ли вы встретиться с той же проблемой снова.
  2. Держите эмоции под контролем. Не позволяете никому увидеть в ваших глазах тоску по прежним отношениям, даже если вам приходится несладко. Смейтесь, делитесь улыбкой и позитивом. Пусть все знают, что все у вас в полном порядке, особенно бывший муж. Доверяйте слезы только подушке и самой близкой подруге. Но не переигрываете: натужный смех с грустью в глазах выглядит некрасиво и неубедительно. 
  3. Вернитесь в прошлое. Точнее, во времена начала вашего романа. Вспомните, что в наибольшей степени притягивало мужа к вам, какой вы были в ту пору. Верните девушку, в которую влюбился ваш бывший – нежную, добрую, кокетливую, веселую и т.п. Наслаждайтесь прогулками, общением, занимайтесь интересными делами – живите счастливо! Пусть бывший муж снова захочет быть с вами, чтобы это счастье разделить. Зачастую повседневность в отношениях уничтожает этот пленительный образ, а вместе с ним угасают и чувства.
  4. Будьте внимательной и приветливой. Постарайтесь ненавязчиво дать старт новому развитию вашей дружбы, если удалось сохранить добрые отношения. Организовывайте встречи (с друзьями и наедине), посещайте интересные мероприятия, обсуждайте значимые для вашей пары темы, помогайте друг другу. Эффективными для возрождения былых чувств будут напоминания о самых приятных событиях, пережитых вместе с мужем: первом свидании и поцелуе, увлекательных приключениях и смешных моментах. Искренне интересуйтесь, чем сегодня живет ваш бывший, если попросит – давайте советы. Если причиной расставания стало ваше поведение, старайтесь исправиться. Но помните, что излишняя настойчивость только навредит. Надо дождаться момента, когда бывший муж будет готов к большему, чем просто дружба.

Перед тем, как к приступить к переводу дружбы на новый уровень, внимательно проанализируйте поведение экс-мужа и то, как он относится к вам. Если бывший муж идет на контакт, искренне интересуется вашей жизнью, не отказывается помочь, не прячется от общения — это свидетельство того, что велики шансы на успех. Если дела обстоят наоборот, гораздо перспективнее будет потратить силы на новые отношения.

Также вы можете посмотреть видео о том, как подружиться с бывшим и вернуть его:

Основные запреты в отношениях с бывшими:

  • Быть неадекватной

Пренебрегать его присутствием, вести себя грубо и истерично – поведение, которое плохо воспримет бывший муж. Так же, как и выяснение отношений, в том числе прилюдно, по телефону и в нетрезвом виде. Тщательно контролируйте вспышки ревности, особенно при появлении у бывшего нового романа, или если эти новые отношения стали причиной вашего разрыва. Не допускайте критики соперницы и ревнивых нападок на него. Ваша линия поведения – сама вежливость и обходительность. Если же бывший муж до сих пор в поиске, не надо постоянно напоминать ему об этом.

  • Разыгрывать Джульетту

Жалость – частый способ, с помощью которого женщины пытаются возродить отношения. Правильнее говоря, поведение, которое призвано вызывать у бывшего жалость. Однако постоянные жалобы на свое одиночество и нерешаемые проблемы могут дать обратный эффект, и бывший присвоит вам статус балласта. Несмотря на то, что вашей целью была демонстрация того, насколько бывший муж вам необходим. Особенно нежелательно доказывать, что бывший – виновник ваших бед.

  • Проявлять лишнюю активность

Излишняя инициативность также не сослужит вам хорошую службу. Не старайтесь вернуть бывшего мужа, предлагая какой-либо вариант его обслуживания (помощь по дому, лечение и т. д.) и аргументируя это тем, что кроме вас о нем некому позаботиться, а вам это не составит большого труда. При теперешнем положении дел неуместны и частые телефонные звонки – контроль уже неприличен. Не старайтесь привязать мужа к себе с помощью финансовых «оков» или работы, а также совместным бизнесом. Это либо приведет к агрессии по отношению к вам, либо вам придется заниматься всеми делами в одиночестве.

  • Становиться доброй феей

Вы злы и обижены, так не прячьте эти чувства от него. Пусть ваш бывший муж знает, что на данном этапе он вызывает у вас не самые положительные эмоции. Выплескивайте свои чувства на сеансах у психолога, в беседах с родственниками и подругами. Трудно поговорить с экс об этом лицом к лицу – напишите письмо. Если так и не сможете его отправить, то просто сожгите. Ваша задача – выпустить эти чувства на свободу и прожить их. Если вас гложет обида, скрывать ее под маской приветливости будет большой ошибкой.

Кто из звезд поддерживает дружбу с бывшим

  • Бен Аффлек и Дженнифер Гарнер

Гарнер никогда не выставляла напоказ свои отношения с Беном, в отличие от его предыдущей звездной жены Дженнифер Лопес. Новая семья предпочла тихую свадьбу. В их отношениях царила абсолютная идиллия. Наученный печальным опытом с Лопес, Аффлек никогда не привлекал новую жену к работе в своих проектах. Но на этот раз к крушению отношений привела не совместная деятельность, а пристрастие Бена к играм в казино. Инициатором развода стала Гарнер. Она не смогла выдержать зависимость Бена, поставила ультиматум и не поддалась на уговоры. Однако сегодня бывший муж проводит много времени вместе с экс-супругой.

  • Тимати и Алёна Шишкова

У Тимати и Алены не было длительных отношений, зато в 2014 году они стали родителями замечательной дочери Алисы. Несмотря на расставание, общение пары остается дружеским. Общие фотографии, выложенные в Instagram, подтверждают, что и после расставания возможна настоящая дружба.

  • Брюс Уиллис и Деми Мур

Состоявшие 13 лет (с 1897 по 2000 год) в браке Деми и Брюс вырастили трех дочерей: Румер, Скаут Лару и Талулу Бэль. Их развод стал неожиданностью, бывшие супруги скрыли от окружающих его причины. Злые языки утверждают, что они не всегда были верны друг другу, но до поры до времени терпимо относились к небольшим вольностям своих половинок. Однако что-то переполнило чашу терпения. Деми не выдержала и решила расторгнуть брак. После того, как страсти улеглись, для бывших супругов дружба сделалась возможной. До сих пор их можно увидеть вместе на различных мероприятиях.

  • Камерон Диас и Джастин Тимберлейк

Три года романа не удержали Камерон от расставания с Джастином в 2006 году. Но это не помешало паре сохранить дружбу. «Он мне очень нравится, мы с ним хорошие друзья! Мы отлично проводили время на съемках, смеялись! Он потрясающий парень, такой смешной и талантливый! Мне очень нравится все, что он делает!», – такие комплименты Диас раздавала Тимберлейку в 2011 году на пресс-конференции по поводу премьеры фильма «Очень Плохая Училка», в котором они были партнерами. И с Камерон согласны все, ведь Джастина не любить невозможно!

  • Риз Уизерспун и Райан Филлипп

По словам актрисы, главным подарком на ее совершеннолетие стал будущий муж. Знакомство начинающих актеров состоялось на вечеринке, посвященной 21-летию Риз. Ко времени выхода их совместного фильма «Жестокие игры» помолвка влюбленных уже состоялась. Беременной невесте исполнилось 23 года, жениху – 24. Счастливые супруги стали родителями двух чудесных детишек – дочки Авы и сына Дикона. Однако пара развелась. Ходили слухи, что расставание произошло по инициативе Райана, которого не устраивала его семейная жизнь: он не мог смириться с успешной карьерой супруги. Пока жена становилась все более знаменитой, получала выгодные контракты и была награждена «Оскаром», муж выполнял обязанности няньки. Однако супруги никогда не предъявляли претензий друг к другу публично, их отношения могут считаться дружбой, до сих пор они говорят друг о друге с теплотой.

  • Дженнифер Лопес и Марк Энтони

Брак с Марком стал третьим замужеством влюбчивой Джей Ло, при этом первые два продлились не больше года. Все выглядело так, будто они предназначены друг другу судьбой. 22 февраля 2008 года у Дженнифер родились двойняшки Макс и Эмми, а через три года супруги расстались. Причина разрыва так и осталась тайной, однако артисты говорили, что это решение не было для них легким. Лопес до сих пор благодарна, что бывший муж помог ей приобрести уверенность в своих силах: «Несмотря на продажу 70 миллионов дисков, я всегда считала, что пою не слишком хорошо. И мне очень помог бывший муж. Марк говорил мне о том, что я сама мешаю себе двигаться дальше, чтобы полностью реализоваться как певица».

Спасибо, что дочитали эту статью до конца

Привет, меня зовут Ярослав Самойлов. Я эксперт психологии отношений и за годы практики помог более 10 000 девушкам встретить достойных половинок, построить гармоничные отношения и вернуть любовь и понимание в семьи, которые были на грани развода.

Больше всего на свете меня вдохновляют счастливые глаза учеников, которые встречают людей своей мечты и наслаждаются по-настоящему яркой жизнью.

Моя цель – показать женщинам такой путь развития отношений, который поможет им создать синергию успеха и счастья!

Отношения между бывшими супругами — Обычный блог про саморазвитие

Существует такая закономерность, что наиболее сильно ненавидят друг друга те люди, которые раньше испытывали друг к другу очень сильные чувства. Эта фраза в первую очередь относится к тем парам, у которых не сложилась семейная жизнь. Иногда в некоторых семьях, возникает ощущение, что дальнейшее совместное проживание не имеет смысла. Да, до этого были сильные чувства, которые привели к созданию семьи. Но вот наступил момент, когда люди вдруг осознают, что со временем стали совершенно чужими людьми. Последовал развод. И что же теперь? Какими теперь станут отношения, некогда очень близких людей?

Существует два возможных сценария, по которым могут развиваться события. Первым является развод со скандалом. В этом случае могут последовать выяснения отношений, раздел имущества. При таком развитии событий, бывшие супруги избегают любых возможностей даже случайной встречи. Этот сценарий является самым распространенным. После такого расставания, отношения между ними находятся в очень раскаленном состоянии и даже когда все вопросы будут уже так или иначе разрешены, о нормальных отношениях между бывшими супругами не может быть и речи. Если у кого-то из них в будущем, появится новая жена или муж, они всегда будут им рассказывать, с каким нехорошим человеком жили до этого. И обязательно постараются рассказать какую-нибудь гадость о своем бывшем или бывшей.

Другой сценарий развития событий более человечный. При таком развитии событий бывшие супруги расходятся очень спокойно, не совершая ни каких агрессивных действий, по отношению друг к другу. При таком варианте развода, ни одна из сторон не предъявляет ни каких имущественных претензий. И стараются сохранить при этом нормальные человеческие отношения. Даже при возникновении новых семей, они могут продолжать свое общение, не испытывая при этом никакого дискомфорта. Они сохраняют в себе внутреннее уважение к человеку, с которым когда-то прожили какой-то период времени. Такой идеальный вариант расставания, к сожалению встречается не часто. Ведь большинство людей, считают себя после развода чем-то обделенными. Они не могут понять, что раз их отношения не сложились, то человек все равно имеет право на уважение, личное счастье и новую любовь.

Однако при обоих вариантах развития событий, очень важным аргументом, который крепко связывает обоих супругов, являются дети. Даже если супруги развелись по очень плохому сценарию, наличие у них общих детей все равно предполагает какое-то дальнейшее общение. Ведь нельзя же из-за того, что у взрослых не сложились отношения, лишать ребенка материнской ласки или отцовского внимания. Иногда дети, являющиеся крепким связующим звеном, способны даже примирить обе стороны, которые практически готовы к расставанию.

Очень было бы хорошо, если бы все расставшиеся по тем или иным причинам пары, смогли сохранить теплые и дружественные отношения. Не стоит отравлять собственное существование, и жизнь некогда любимого человека бессмысленными обидами и злостью. Необходимо продолжать помнить о тех моментах, когда бывшая семейная жизнь приносила большое удовольствие. Ведь такие моменты наверняка имели место?!

Похожие публикации для Вас:

Привязка между бывшими супругами по JSTOR

Abstract

Модель контекст-процесс-результат была предложена для исследования влияния выбранных переменных на привязанность к бывшему супругу после развода для матерей-опекунов (n = 219). Модель пути была протестирована с использованием серии множественных регрессионных анализов. Поддержка со стороны родителей, родительские трудности и продолжительность брака стали важными предикторами привязанности. Особый интерес вызвала положительная взаимосвязь между поддержкой со стороны родителей и привязанностью, подтверждающая утверждение о том, что привязанность может быть естественным результатом совместного воспитания.Обсуждаются последствия вмешательства.

Журнал Information

Family Relations публикует прикладные статьи, которые являются оригинальными, инновационными. и междисциплинарные, которые сосредоточены на различных семьях и семейных проблемах. Аудитории включать преподавателей семейной жизни в академические и общественные учреждения, исследователей с прикладной или оценочной направленностью семейные врачи, использующие профилактику или терапевтические модели и методы, а также специалисты по семейной политике. Примеры соответствующих статей включают те, которые касаются прикладных исследований, образовательных философии или практики, синтез основных областей, оценки программ, разработка и оценка учебных программ.Статьи должны быть задуманы и написаны с учетом потребностей практиков. С 1951 года семейные отношения охватывают исключительно важные области. семейным профессионалам. Основное внимание уделяется семейным исследованиям с последствиями для вмешательства, образования и государственной политики. Публикует: Эмпирические исследования Литературные обзоры Концептуальный анализ Более 80% наших читателей идентифицируют семейные отношения как встречу их потребности лучше, чем в любом другом прикладном журнале. Каждый выпуск ежеквартального журнала (январь., Апрель, июль и октябрь) средние значения 120 страниц. Общий тираж более 4200 экземпляров. Статьи рецензируются.

Информация об издателе

Уже более шестидесяти четырех лет Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) связывает мультидисциплинарные семейные специалисты через свои журналы, конференции, государственные партнерские советы и секции по интересам. NCFR является некоммерческой, беспартийной и полностью финансируется членами. Исследователи, педагоги, практикующие врачи и политики из всех семейных сфер и направлений делятся знания и информация о семьях.NCFR была основана в 1938 году. Миссия NCFR: Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) обеспечивает форум для семейных исследователей, преподавателей и практиков, чтобы поделиться своими разработками и распространение знаний о семье и семейных отношениях, устанавливает профессиональные стандарты и работает над повышением благополучия семьи.

Роли привязанности и межличностных конфликтов в JSTOR

Abstract

В этом исследовании изучаются отношения между бывшими супругами после развода с использованием данных опроса 265 респондентов (154 женщины и 111 мужчин) из выборки случайной выборки из 550 пар, которые были в разводе от 2 до 2,5 лет.Половина респондентов после развода хотя бы раз в месяц поддерживали контакты с бывшими супругами. Два аспекта привязанности, озабоченность бывшим супругом и аффект (дружеские или враждебные чувства по отношению к бывшему супругу), по-разному связаны с другими переменными. Общение было более дружелюбным, а ссоры у бездетных реже, чем с детьми. Низкое благополучие было связано с ссорами и озабоченностью, тогда как частота контактов и аффект не имели отношения к благополучию.Эти данные предполагают новую двумерную концепцию привязанности после развода.

Информация о журнале

Журнал о браке и семье (JMF), опубликован Национального совета по семейным отношениям, ведущий исследовательский журнал в сфере семьи, и так было уже более шестидесяти лет. Возможности JMF оригинальные исследования и теории, интерпретация исследований и обзоры, а также критические обсуждение всех аспектов брака, других форм близких отношений, и семьи.Журнал также публикует рецензии на книги. Авторы JMF приходят из самых разных областей, в том числе антропология, демография, экономика, история, психология и социология, а также а также в междисциплинарных областях, таких как человеческое развитие и науки о семье. JMF издает оригинальная теория и исследования с использованием множества методов, отражающих полный спектр социальных наук, включая количественные, качественные и мультиметодические конструкции. Интеграционные обзоры, а также отчеты по методологическим и статистическим успехи тоже приветствуются.JMF выпускается ежеквартально, в феврале, мае, августе и ноябре. каждого года. Объем каждого выпуска составляет в среднем 284 страницы. По всему миру, его распространение более 6200 экз.

Информация об издателе

Уже более шестидесяти четырех лет Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) связывает мультидисциплинарные семейные специалисты через свои журналы, конференции, государственные партнерские советы и секции по интересам. NCFR является некоммерческой, беспартийной и полностью финансируется членами.Исследователи, педагоги, практикующие врачи и политики из всех семейных сфер и направлений делятся знания и информация о семьях. NCFR была основана в 1938 году. Миссия NCFR: Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) обеспечивает форум для семейных исследователей, преподавателей и практиков, чтобы поделиться своими разработками и распространение знаний о семье и семейных отношениях, устанавливает профессиональные стандарты и работает над повышением благополучия семьи.

отношений | Психология развития

Интимные отношения

Холост или без супруга? Число взрослых, которые остаются одинокими, резко увеличилось за последние 30 лет.У нас больше людей, которые никогда не женятся, больше вдов и больше разведенных, что увеличивает количество одиноких. Одинокие люди составляют около 25 процентов американских семей. Одинокие женщины стали более приемлемым образом жизни, чем в прошлом, и многие одинокие люди очень довольны своим статусом. Счастлив или нет одинокий человек, зависит от обстоятельств, в которых он остался один.

Типология одиночек Штейна

Многие исследования, посвященные одиночным играм, показывают, что не все они одинаковы.Счастье в своем статусе зависит от того, является ли человек холостым по своему выбору и является ли ситуация постоянной. Давайте посмотрим на четыре категории синглов Stein (1981), чтобы лучше понять это.

Добровольные временные одиночки : Это молодые люди, никогда не состоявшие в браке, и разведенные люди, откладывающие вступление в брак и повторный брак. Они могут быть более вовлечены в карьеру, получать образование или просто хотеть повеселиться, не принимая на себя обязательств перед кем-то одним.Они не совсем готовы к таким отношениям. Эти люди, как правило, очень довольны своим статусом-одиночкой.

Добровольные постоянные одиночки : Эти люди не хотят вступать в брак и не собираются жениться. Сюда могут входить сожительствующие пары, которые не хотят вступать в брак, священники, монахини или другие люди, которые не собираются вступать в брак. Опять же, эта группа обычно единственная по своему выбору и, по понятным причинам, более удовлетворена этим решением.

Вынужденное временное пребывание : Это люди, которые активно ищут себе пару.Они надеются выйти замуж или снова выйти замуж и могут быть вовлечены в свидания вслепую, поиск партнера в Интернете или размещение «личных» помощников в поисках спутника жизни. Они склонны больше беспокоиться о том, чтобы быть одинокими.

Принудительно на постоянной основе : Это пожилые разведенные, овдовевшие или никогда не состоявшие в браке люди, которые хотели вступить в брак, но не нашли себе партнера и начинают принимать одиночество как вероятную постоянную ситуацию. Некоторые горько относятся к тому, что не вышли замуж, в то время как другие более восприимчивы к тому, как сложилась их жизнь.

Брак : Было сказано, что брак может быть величайшим источником счастья или боли в жизни, в зависимости от отношений. Те, кто состоят в браке, могут испытать более глубокое счастье и боль, чем те, кто не привязан. Все браки не похожи друг на друга, и один и тот же брак между двумя людьми может измениться с годами. Ниже мы рассмотрим, как удовлетворенность браком зависит от жизненного цикла и два способа характеристики брака.

Удовлетворенность браком и жизненный цикл : Удовлетворенность браком имеет пики и спады в течение жизненного цикла.Уровень счастья наиболее высок в годы, предшествующие рождению первого ребенка. С появлением детей он достигает своей низшей точки. Отношения становятся более традиционными, и в жизни появляется больше финансовых трудностей и стресса. Затем он начинает улучшаться, когда дети уходят из дома. Дети привносят новые ожидания в супружеские отношения. Двум людям, которым комфортно выполнять свои партнерские обязанности, может быть сложнее выполнить дополнительные родительские обязанности и ожидания. Некоторые пары предпочитают не заводить детей, чтобы иметь больше времени и ресурсов для брака.Эти бездетные пары счастливы уделять свое время и внимание своим партнерам, карьере и интересам.

Виды браков

Внутренние и утилитарные браки : Браки различаются в зависимости от причины, по которой супруги состоят в браке. Некоторые браки имеют внутреннюю ценность: партнеры вместе, потому что они наслаждаются, любят и ценят друг друга. Брак не рассматривается как средство для достижения другой цели — это самоцель. Эти партнеры ищут того, к кому они привязаны и с кем чувствуют близкие и интенсивные отношения.Эти партнеры находят личные отношения полезными. Другие браки, называемые утилитарными браками, заключаются в основном по практическим соображениям. Партнеры видят друг в друге средство для достижения цели. Брак приносит финансовую безопасность, детей, социальное одобрение, ведение домашнего хозяйства, политическое расположение, хорошую машину, отличный дом и так далее. Эти партнеры не зацикливаются на близости. Эти браки могут быть выбраны не по умолчанию. («Она была там, когда пришло время выходить замуж, вот и мы».) Браки, заключенные по практическим причинам, чаще встречаются на протяжении истории и во всем мире.

Внутренние браки — относительно недавнее явление, возникшее в 20-м веке, когда внимание уделялось романтической любви как основе брака и большей независимости партнеров. Сегодня брак считается менее необходимым для экономического выживания. В целом утилитарные браки обычно более стабильны, чем внутренние. В неизменном браке, если любовь или страсть остывают, партнеров больше не на что удерживать. В утилитарных браках могут быть многочисленные связи друг с другом (дети, собственность и статус).Однако естественные браки могут быть более романтичными. Большинство браков являются внутренними или утилитарными?

В действительности браки находятся где-то посередине между этими двумя крайностями. А теперь давайте посмотрим на другую типологию брака. Читая эти типы, подумайте, являются ли они более утилитарными или более внутренними.

Кубер и Харрофф

Эта классическая типология браков основана на интервью с 437 высокообразованными людьми из высшего среднего класса в возрасте от 35 до 55 лет (Cuber & Haroff, 1965).Все были финансово успешными и эмоционально приспособленными. Из своих интервью исследователи обнаружили пять основных типов браков. Некоторые из них более естественны, а некоторые более утилитарны. (Одно из достоинств этой модели состоит в том, что она привлекает внимание к вариациям, которые мы находим в браках.)

1) Браки, обусловленные конфликтами. : В этих браках существует значительная напряженность и неразрешенный конфликт. Супруги обычно ссорятся, ворчат и вспоминают о прошлом. Как правило, оба супруга признают свою несовместимость и воспринимают атмосферу напряжения как нормальную.Тема спора вряд ли кажется важной, и партнеры не решают или не ожидают разрешения своих разногласий. «Конечно, мы не решаем ни одного вопроса. Это своего рода принципиальный вопрос. Потому что перед следующей встречей кому-то придется уступить и потерять лицо », — объяснил член семьи, состоящей в 25-летнем браке, который был связан с конфликтами. Конфликт между ними «контролируется», то есть не обостряется. И это может быть основным способом взаимодействия партнеров друг с другом.

2) Оживленные отношения : Эти браки характеризуются как пустые, апатичные отношения, в которых когда-то было нечто большее.Обычно пары состоят в браке несколько лет, и со временем отношения потеряли изюминку, близость и смысл. Глубоко влюбившись, они вспоминают, как много времени проводили, наслаждаясь сексом, и в прошлом у них были близкие эмоциональные отношения. Но теперь они мало времени проводят вместе, меньше наслаждаются совместным сексом и больше не разделяют многие интересы и занятия. Большую часть своего времени они проводят «по долгу службы», вместе развлекая, планируя и разделяя занятия со своими детьми, а также участвуя в общественных обязанностях и функциях.Когда-то их брак был внутренним, но теперь стал утилитарным.

Кубер и Харофф обнаружили, что это обычное явление среди их респондентов. Пары смирились с этим и постарались «повзрослеть». Некоторые относили это к среднему возрасту; как нормальная часть взросления. Другие были обижены, озлоблены на это, а другие были неоднозначны. Многие считали, что это уместно для супругов, которые состоят в браке несколько лет и эти браки были стабильными.

3) Пассивно-близкое по духу : Эти утилитарные браки подчеркивают качества партнеров, а не эмоциональную близость.Эти пары из высшего среднего класса, как правило, подчеркивали гражданскую и профессиональную ответственность и важность собственности, детей и репутации. Среди людей рабочего класса внимание может быть сосредоточено на потребности в безопасности или надеждах на детей. В отличие от девитализированных браков, пассивно-близкие по духу партнеры никогда не ожидали, что брак будет эмоционально напряженным. Вместо этого они подчеркивают «чувствительность» своего решения жениться. Конфликтов мало, но это не значит, что нет невысказанных разочарований.Близких отношений мало, но партнеры лишают друг друга потребности в дружеских отношениях. Пассивно-близкие по духу браки реже заканчиваются разводом, чем союзы, в которых партнеры возлагают большие надежды на эмоциональную напряженность. Но если брак не удовлетворяет практические потребности, такие как экономическая поддержка или профессиональный рост, партнеры могут принять решение о разводе. Или, если один из партнеров обнаруживает, что хочет большей близости, они могут уйти.

4) Жизненно важный : Эти внутренние браки создаются из желания быть вместе ради удовольствия друг друга.Жизненно важные партнеры сохраняют свою индивидуальность, но им действительно нравится делиться деятельностью. У них действительно есть конфликт, но он, скорее всего, будет сосредоточен на реальных проблемах, а не на том, «кто что сказал первым» или давних недовольствах. Они пытаются уладить разногласия быстро, чтобы возобновить отношения, которые так много для них значат. Есть несколько зон долгосрочной напряженности. Секс важен и доставляет удовольствие. Кубер и Харофф обнаружили, что таких браков меньшинство.

5) Полный брак : Они тоже внутренние.Они похожи на жизненно важные браки, но брак охватывает еще больше сфер жизни партнера. Супруги могут делить трудовую жизнь, друзей и досуг, а также семейную жизнь. Они могут организовать свою жизнь так, чтобы оставаться наедине надолго. Эти отношения эмоционально напряжены. Полные браки также были редкостью. Они также могут подвергнуться риску быстрого распада, если качество брака изменится. Эти партнеры стремятся к такой интенсивности и недовольны меньшим.Эти браки также способствуют взаимной зависимости, из-за чего оставшемуся партнеру трудно приспособиться к ситуации в случае смерти или развода.

Семейное общение

Советы о том, как улучшить брак, многовековые. Одним из сегодняшних экспертов по супружескому общению является Джон Готтман. Готтман (1999) отличается от многих консультантов по вопросам брака тем, что считает, что хороший брак не зависит от совместимости. Скорее, решающее значение имеет то, как партнеры общаются друг с другом.В Вашингтонском университете в Сиэтле Готтман измеряет физиологические реакции тысяч пар, когда они обсуждают разногласия. Ерзание на стуле, наклоны ближе или дальше от партнера во время разговора, учащение дыхания и пульса — все это записывается и анализируется вместе с видеозаписями разговоров партнеров. Готтман считает, что может точно предсказать, останутся ли пара вместе, анализируя их общение.В браках, обреченных на провал, партнеры участвуют в «убийцах брака»: презрением, критикой, защитой и сопротивлением. Каждый из них подрывает вежливость и уважение, которых требуют здоровые браки. А игнорирование или отстранение кого-либо — самый верный признак того, что отношениям обречены на провал. Послушайте Акт первый: Что на самом деле происходит в браке , чтобы услышать, как Готтман рассказывает о своей работе.

Развод

Мы рассмотрели развод с точки зрения его влияния на детей.И на нашем последнем уроке мы рассмотрели «процесс разочарования». Один из способов понять развод — это взглянуть на типы разводов, с которыми люди сталкиваются, когда отношения заканчиваются. Боханнон (1971) описывает шесть «стадий развода». Первый — эмоциональный развод. Это включает в себя множество мини-разводов, во время которых партнеры делают отчуждающие замечания друг другу. Партнеры теряют связь друг с другом и эмоционально отстраняются. Некоторые пары разводятся эмоционально, но никогда не разводятся по закону.

Экономический развод включает раздел имущества и долга, определение того, будут ли выплачены алименты, и определение того, будет ли супруг, который оказывал поддержку, пока их партнер учился в школе или другом длительном обучении, увеличившем их потенциал заработка, будет иметь право на будущий заработок .Иногда битвы за опеку мотивируются экономическими соображениями.

Закон о разводе по закону включает судебное разбирательство и переговоры, которые юридически расторгают брачные узы партнеров друг с другом. Это когда общество рассматривает пару как разведенную, и это может быть несколько разочаровывающим процессом. Фактическое время, проведенное в зале суда, может быть кратким и стать финальной кульминацией того, что произошло на других участках развода.

Супружеский развод переживают пары, у которых есть совместные дети.Определение опеки и посещения — часть этой стадии развода. Это может быть самым тяжелым этапом развода.

Общинный развод , пожалуй, меньше всего внимания уделяется разводам. Это подразумевает разрыв отношений с соседями, коллегами, друзьями и родственниками после развода. Когда семья и друзья выбирают сторону в разрыве, отношения теряются. Разведенные взрослые могут обнаружить, что они больше не участвуют в мероприятиях, и связи больше не поддерживаются.Человек начинает привыкать к своему холостому статусу. Первоначально это может включать чувство тревоги за будущее.

Психический развод занимает больше всего времени. Это включает в себя горе, становление более объективным в отношении своей роли в разрыве и снова ощущение целостности как единого человека. Этот переход может занять 5 лет и более. Многие люди никогда не заканчивают это, потому что снова вступают в брак, прежде чем дошли до этого.

Повторный брак

Частота повторных браков : Половина всех браков — это повторные браки по крайней мере с одним партнером.Но процент повторных браков за последние несколько лет немного снизился. Сожительство — это основной способ подготовки пар к повторному браку, но даже при совместном проживании многие важные вопросы по-прежнему не обсуждаются. Проблемы, связанные с деньгами, бывшими супругами, детьми, посещениями, планами на будущее, предыдущими трудностями в браке и т. Д., Могут создавать проблемы позже в отношениях. И лишь немногие пары участвуют в добрачных консультациях или других структурированных усилиях, чтобы преодолеть эту проблему, прежде чем снова вступить в брак.

Счастье в повторном браке : Есть разные мнения о том, насколько счастливы повторные браки.Некоторые говорят, что нашли правильного партнера и извлекли уроки из ошибок. Но процент разводов для повторных браков выше, чем для первых браков. Это особенно верно в отношении приемных семей по причинам, которые мы уже обсуждали. Люди, вступившие в повторный брак, как правило, разводятся быстрее, чем первые. Это может быть связано с тем, что у них меньше ограничений для того, чтобы оставаться в браке (они более независимы в финансовом или психологическом плане).

Факторы, влияющие на повторный брак : Шансы на повторный брак зависят от ряда факторов.Во-первых, это зависит от наличия партнеров. Со временем женщин в брачном пуле становится больше, чем мужчин. Следовательно, мужчины чаще, чем женщины, вступают в повторный брак. Это отсутствие доступных партнеров испытывают все женщины, но особенно афроамериканки, где соотношение женщин и мужчин довольно велико. У женщин больше шансов иметь детей, живущих с ними, и это также снижает вероятность повторного брака. А брак более привлекателен для мужчин, чем для женщин (Seccombe & Warner, 2004).Мужчины, как правило, быстрее вступают в повторный брак (в среднем через 3 года после развода по сравнению с 5 годами в среднем для женщин).

Многие женщины не выходят замуж повторно, потому что не хотят снова выходить замуж. Традиционно брак приносил больше пользы мужчинам, чем женщинам. Женщинам, как правило, приходится больше приспосабливаться к работе (приспосабливая трудовую жизнь к требованиям семьи или одобрению мужа) и дома (принимая больше ответственности за домашние обязанности). Кроме того, на физическую привлекательность мужчин не так влияет старение, как на женские.Культурный акцент на молодости и физической красоте женщин не распространяется на мужчин.

Образование увеличивает вероятность повторного вступления в брак для мужчин, но может снизить вероятность для женщин. Частично это происходит из-за ожидания (почти невысказанного правила), называемого «градиентом брака». Это правило предполагает, что в парах мужчина должен иметь больше образования, чем женщина. Сегодня женщин с более высоким уровнем образования больше, чем раньше, и у женщин с более высоким уровнем образования меньше шансов найти партнеров, соответствующих этим ожиданиям.Чтобы быть счастливым одиноким, нужно быть экономически самодостаточным и психологически независимым. Женщинам в этой ситуации может показаться, что повторный брак менее привлекателен.

Как дети влияют на воссоединение / повторное партнерство?

Дети снижают вероятность повторного брака, особенно для женщин. Одна из причин этого в том, что у женщин с детьми меньше времени и ресурсов для свиданий. Женщине, которая должна найти няню, заплатить за няню и «вовремя прийти домой», сложно встречаться, если ее беспокоит, что ее дети думают о ее отношениях.Когда вы выходите на улицу, возникает больше чувства вины, и найти время и место для сексуальной близости может быть проблематично. Мужчины могут уклоняться от ответственности за детей или им может быть трудно ладить с детьми подруги. А родителям может быть трудно встречаться с кем-то, кто хочет изменить отношения со своими детьми. Иногда ее тянет в двух направлениях, когда все дети и мужчина в ее жизни ищут внимания и вступают в борьбу за власть, чтобы получить его.Некоторые женщины решают, что легче быть одиноким, чем испытывать такие разногласия. (Это также может быть верно для мужчин, чьи свидания пытаются установить их важность над важностью детей.) Дети обычно остаются центральным элементом жизни родителей-одиночек.

Ухаживание за повторным браком

Ухаживания при повторном браке короче, чем при первом браке. Когда пары «встречаются», они реже выходят на улицу и больше времени проводят дома или с детьми. Таким образом, у пары остается меньше времени, чтобы сосредоточиться на своих отношениях.Тревога или воспоминания о прошлых отношениях могут мешать. Как предполагает один знаток Талмуда, «когда разведенный мужчина женится на разведенной женщине, четверо ложатся спать». (Secombe & Warner, 2004).

Пары, состоящие в повторном браке, обычно имеют более реалистичные ожидания в отношении брака, но также менее склонны оставаться в несчастных ситуациях. И повторный развод более вероятен, особенно когда речь идет о детях.

Психология развода

ВВЕДЕНИЕ

Помогая парам успешно договориться о прекращении супружеских отношений, специалисту по разводам жизненно важно понимать основную динамику семьи как системы и процесса развода; Профессионал должен понимать, как кризис развода влияет и на него влияет как структура семьи, так и семейный процесс.Рассмотрение семьи как системы позволяет концептуализировать события, которые могут показаться иррациональными и несопоставимыми, в рамках, придающих этим событиям смысл и смысл. Действительно, семья, переживающая развод, не распадается, а скорее перестраивается и реорганизуется. Как отмечают Аронс и Роджерс (1987), «[Когда] браки могут быть прекращены, семьи — особенно те, в которых есть дети — продолжаются после разрыва брака … Сейчас они делают это с акцентом на двух бывших супругов-родителей. расположены в отдельных домохозяйствах — двух ядрах, к которым должны относиться как дети, так и родители, а также другие люди.Аронс ввел термин «биядерная семья» для описания этой модальной формы постразводной структуры семьи.

ТЕОРИЯ СЕМЕЙНЫХ СИСТЕМ

Ранние этиологические теории детских и супружеских проблем предполагали однонаправленные причинно-следственные связи. То есть всегда предполагалось, что дисфункциональные супружеские отношения вызывают дисфункциональные модели поведения у детей. Дети с поведенческими или эмоциональными проблемами рассматривались как невинные жертвы «плохих» родителей или «плохих» отношений между ними.Теория и терапия были в основном сосредоточены на выявлении и лечении неблагополучного родителя или родителей, чтобы избавить ребенка от эмоционального расстройства. Однако за последние 20 лет теоретики и терапевты семейных систем безошибочно продемонстрировали круговой характер причинной связи в семейных взаимодействиях (Saposnek, 1983a). С этой точки зрения «семья концептуализируется как кибернетическая система, в которой действия каждого члена взаимно влияют на действия другого члена» (Saposnek, 1983b, p.XV.). Таким образом, ребенок может создать супружескую дисфункцию так же легко и часто, как родители создают дисфункцию внутри ребенка. Сговор между ребенком и родителем может создать дисфункцию в другом родителе или в брате или сестре, или дисфункциональные отношения между двумя братьями и сестрами могут создать дисфункцию в родителе, что впоследствии может привести к дисфункции в браке и т. Д. Например, представьте себе домашнее хозяйство, в котором 10-летний ребенок, Бобби, постепенно перестает выполнять свою школьную работу (возможно, из-за чрезмерно критичного учителя, влияние которого на Бобби в значительной степени не осознается Бобби).Это заставляет мать и отца Бобби спорить о том, как его дисциплинировать. Отец хочет отшлепать Бобби, а мама хочет поддержать и понять Бобби. Аргументы матери и отца начинают расстраивать 14-летнего брата Бобби, который в ответ начинает придираться к их младшей сестре, которая плачет и жалуется матери. Мать в ответ нянчится с сестрой и утешает ее, что еще больше злит отца. В ответ отец становится жестче и наказывает Бобби, который, в свою очередь, выполняет еще меньше школьных заданий и так далее.В самом деле, все интерактивные комбинации в семье могут вызвать дисфункцию у кого-либо еще в семейной системе. Более того, хотя источник первоначального стресса часто бывает внутрисемейным, он также может быть внсемейным, когда, например, на ребенка влияет соседский ребенок или учитель, или когда на родителя влияет работа или родственник.

Этот системный взгляд постепенно вытеснил традиционный линейный взгляд на причинно-следственную связь, и он особенно уместен и полезен для понимания процесса развода и динамики споров об опеке над детьми, когда слишком часто происходит эскалация дисфункции семейной системы с помощью процедур правовой системы. спорящие семьи.

ПРОЦЕСС РАЗВОДА

В то время как юридический развод — это событие, происходящее, когда судья подписывает указ о расторжении брака, эмоциональный развод лучше всего рассматривать как процесс, который происходит минимально в течение нескольких лет и максимально в течение всей жизни. Обычно бракоразводный процесс начинается за несколько лет до фактической даты разлуки, когда один из супругов начинает испытывать предсказуемый набор чувств, который может включать разочарование, неудовлетворенность, тревогу и отчуждение.Литература о разводе обычно предполагает, что от 75 до 90 процентов всех современных разводов один из супругов хочет разорвать брак, а другой — нет (Ahrons, 1981; Kaslow & Schwartz, 1987; Kelly, 1982; Kressel, 1985; Wallerstein & Kelly). , 1980), причем развод чаще инициировали женщины (Kelly, 1982). Эта невзаимность решения о разводе имеет серьезные последствия для процесса развода. Так как уходящий супруг начинает эмоциональный процесс за несколько лет до оставшегося супруга, к тому времени, когда будет законная подача документов о разводе, один из супругов будет готов продолжить работу в то время, когда другой, возможно, только что узнал о предстоящем разводе. физическое разделение.Таким образом, левый супруг может начать эмоциональный процесс развода только в этот день, создавая существенное несоответствие на соответствующих стадиях эмоционального развода к тому времени, когда они достигают офиса адвоката. Это может частично объяснить общий вывод о том, что около 50 процентов лиц, подающих на развод, в конечном итоге отказываются от своей просьбы и примирения (Ahrons & Rodgers, 1987; Haynes, 1981). Последствия этого несоответствия как для юридических, так и для психиатрических специалистов по разводам легче всего увидеть в несоответствиях между эмоциональными состояниями, выражаемыми каждым из супругов, и в различных тактиках и стратегиях, которые каждый использует в переговорах, ведущих к (или, в зависимости от обстоятельств, быть, не приводя) к брачному соглашению.Рассмотрение стадий и эмоций на каждой стадии, проявляемых разводящимися людьми, поможет понять природу бракоразводного кризиса.

Большинство исследователей разводов концептуализируют процесс развода как серию этапов развития, через которые проходят разводящиеся семьи (Ahrons & Rodgers, 1987; Bohannan, 1970; Federico, 1979; Kaslow, 1984; Kaslow & Schwartz, 1987; Kessler, 1975; Weiss, 1975). Хотя стадии обычно считаются линейными, они не инвариантны.То есть пара может пропустить этап и пройти его позже. Или пара может одновременно поддерживать характерные чувства и поведение двух стадий. Кроме того, интенсивность, с которой данная пара проходит эти стадии, может варьироваться и в первую очередь зависит от степени двойственности развода, разделяемой парой. Эти стадии в этих моделях имеют схожую характерную структуру.

ПРЕДРАЗВОД ИЛИ СТАДИЯ ОБСУЖДЕНИЯ

На этой стадии, которая происходит еще до того, как рассматривается разлука, один из супругов (чаще жена) обычно испытывает чувства неудовлетворенности, отчуждения, одиночества и отчаяния.Она долго (до нескольких лет) размышляет о том, как разрешить неприятные ощущения, связанные с ее супружескими отношениями. Как правило, она пытается разными способами справиться с этими чувствами до того, как будет принято решение о разводе и / или разводе. Эти попытки совладания могут включать в себя гнев, столкновение и ссоры с супругом в надежде спровоцировать его на изменение; дуться и плакать; уход от своего супруга как способ избежать боли от отсутствия общения; бегство на работу или чрезмерное времяпровождение с друзьями; Внебрачные связи; наркотики или алкоголь; или, в крайних случаях, физическое насилие.Если ни одна из этих тактик не работает и ее муж не пойдет на консультацию, или если консультация неэффективна для облегчения этого чувства отчаяния, и она не может или не желает принять статус-кво в браке, она может принять решение о разводе. Именно тогда часто достигается точка неизбежности, точка, когда жена эмоционально отстраняется от брака. Не имея других альтернатив, она объявляет, что хочет разлуки. Это заявление вызывает первую значительную эмоциональную реакцию у ее мужа, который поначалу может ответить отрицанием, но также может отступить эмоционально для самозащиты.

После того, как отрицание не помогает справиться с этим заявлением, муж начинает испытывать чувства тоски, шока, хаоса и недоверия. Сначала он может притвориться, что все в порядке, хотя жена ему постоянно отказывает. Его отрицание может вызвать вспышки гнева, чередующиеся с мольбами, вопросами и замешательством, поскольку он пытается получить некоторое чувство контроля над тем, что с ним происходит. В этот период он может начать спрашивать совета у друзей и семьи, что делать, чтобы вернуть ее.Он также может вызвать терапевтов и попытаться назначить встречи, чтобы профессионал убедил ее не выходить из брака. Обычно он описывает ее действия как временное расстройство (или безумие), кризис среднего возраста или слишком легкий отказ, не давая ему возможности проявить себя. Если эти объяснения не работают, он может попытаться признать все свои «недостатки» и согласиться на подробные индивидуальные и семейные консультации. Он может согласиться реабилитировать свой образ жизни до тех пор, пока не убедит ее, что он хочет ее вернуть.Однако жена обычно говорит, что уже слишком поздно. Поскольку муж не понимает, что эмоционально она приняла свое решение некоторое время назад, усилия психолога на данном этапе в основном являются ритуалом и позволяют ей спасти лицо, чтобы легко подвести его. Если мужу особенно трудно принять решение о разводе, жена часто просит терапевта лечить его одного, чтобы помочь ему с этим кризисом. Тактический характер стремления мужа к терапии становится наиболее очевидным, когда, посвятив себя обширной терапии, он бросает учебу после сеанса или двух, понимая, что попытка изменить себя не привела к возвращению его жены в брак.

Чувствуя себя безнадежным и беспомощным, муж может начать угрожать, чтобы не допустить детей к жене, не оказывать финансовой поддержки, а также оставить дом, бизнес и все свое имущество от нее. В дальнейшем он может попытаться запугать ее, предупредив, что без него она не сможет выжить в финансовом отношении. Когда эти угрозы не работают, его жалость к себе может привести его к тому, что он станет угрожать самоубийством или пытается его совершить. Его попытка обычно осуществляется явно манипулятивным образом, путем организации, чтобы кто-то (обычно жена) был в удобной форме осведомлен о его действиях, так что он на самом деле не рискует навредить своей жизни, а просто делает сильное и убедительное заявление об отчаянии. .Хотя его панические чувства могут быть действительно сильными, его инстинкт выживания сильнее.

ЗЛОЙ

Важно отметить, что гнев, проявляющийся в угрозах любого рода, чаще всего является вторичной эмоцией. То есть это чувство, которое скрывает более первичные чувства обиды, страха, унижения, потери, заброшенности и бессилия. Не зная этого факта, профессионалы, участвующие в бракоразводных спорах, могут легко рассматривать угрозы мужа как свидетельство его склонности к насилию, а не как понятную реакцию на множество первичных чувств, которые он может испытывать.Более того, гнев также может служить функциональным средством защиты себя от тяжелой психологической травмы разлуки с партнером. (Развод и разлучение супругов считаются, соответственно, вторым и третьим основными факторами жизненного стресса после смерти супруга в списке из 43 стрессовых жизненных событий, включенных в шкалу оценки социальной адаптации (Holmes & Rahe, 1967). Если отвергнутый супруг не может восстановить любовь партнера, по крайней мере, он может причинить этому бывшему партнеру достаточно боли, чтобы его полностью не проигнорировали или не забыли (Kessler, 1975).

ЮРИДИЧЕСКАЯ СТАДИЯ РАЗВОДА ИЛИ ТРЕБОВАНИЯ

Когда ни одно из вышеперечисленных действий не решит его беспомощность и растерянность, муж может проконсультироваться с адвокатом. Его решение сделать это может быть либо в ответ на то, что его жена подала на развод, либо это может быть оскорбительный шаг с намерением подать заявление раньше, чем его жена. Следует отметить, что выходящим из брака оказывается не всегда тот, кто подает на развод. Часто тот, кто оставляет файлы, чтобы сохранить чувство контроля над пережитым эмоциональным хаосом, или в качестве последней попытки заставить другого супруга прийти в себя, поставив ее перед логическим завершением серии эмоционально отстраненных поведений. , или, наконец, как ответный шаг из гнева — версия: «Ты не можешь меня уволить, потому что я ухожу!» Именно в этот момент начинается стадия судебного разбирательства по законному расторжению брака.На этом этапе различные профессионалы в области развода сначала контактируют с разводящейся парой. Эти профессионалы могут включать адвокатов, бухгалтеров, оценщиков недвижимости, терапевтов, посредников, оценщиков и судей.

В период после физического разлучения и подачи заявления о разводе жена может испытывать самые разные чувства. Это может быть облегчение, замешательство, одиночество и грусть. Двойственное отношение к разлуке может заставить ее колебаться между этими и другими чувствами.Чувство, которое возникает из-за еще большей двойственности, — это чувство вины. Эта вина обычно связана со степенью обиды, которую проявляет или изображает муж. Вина в одном партнере и боль в другом действуют вместе как система, скованная ярмом. По мере того как одно чувство усиливается, усиливается и другое. И по мере того, как одно уменьшается, уменьшается и другое. Вина жены может быть вызвана ее беспокойством о разрыве семьи, о том, что муж оставит ее в нищете и депрессии, о его способности эмоционально выжить без нее, о нанесении ущерба психологическому благополучию детей и так далее.Это чувство вины будет усиливаться по мере того, как ее муж проявляет выражение уязвимости, печали и повседневной дисфункции. Она может серьезно усомниться в своем решении уйти и даже может подумать о воссоединении, просто чтобы облегчить его боль и ее одиночество. Во время переговоров об урегулировании она может попросить отказаться от своих прав на справедливый раздел собственности и план поддержки, и она может даже отказаться от опеки над детьми в своих усилиях по смягчению своей вины. Вина, являясь очень мощным мотиватором человеческого поведения, может привести к самоиндуцированному лишению прав и возможностей, и она должна быть устранена с помощью соответствующего специалиста по психическому здоровью, если это необходимо, до начала переговоров.В противном случае она наверняка почувствует себя обиженной и лишенной гражданских прав позже в процессе развода.

Если, однако, реакция мужа на разлуку состоит из гнева, горечи и мстительности, ее вина обычно будет устранена за счет защиты, отстраненности и непривязанности. Более того, она может представить его как агрессивного и, возможно, жестокого человека, который потенциально опасен для детей и с которым она явно никогда не воссоединится. Более того, она может сопротивляться и принимать ответные меры против его гневной эскалации через своего адвоката.Она может предъявлять необоснованные требования о поддержке, разделе имущества и единоличной опеке над детьми с ограниченным посещением их отца. Когда предъявляются такие необоснованные требования, профессионал должен принять к сведению и помочь ей понять, на что он может реагировать, чтобы продуктивные переговоры не сорвались.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ

На стадии судебного разбирательства главной заботой обеих сторон является их экономическое выживание.Для большинства пар разделение одного домохозяйства на два требует значительных затрат. Поначалу сторонам может показаться непостижимым, что они смогут выжить, сохранив при этом два дома. Эта неуверенность может вызвать сильные чувства амбивалентности, замешательства, неуверенности в себе, негодования и разочарования у обеих сторон. Затем, когда адвокаты начинают делать предложения взад и вперед (которые обычно используются в тактических целях), эти чувства обостряются до еще большей интенсивности.Хотя многие пары могут вести эти переговоры с относительной невозмутимостью, нередко пары, которые всегда были довольно милы друг с другом, начинают вести себя по отношению друг к другу довольно злобно. Частично такое поведение проистекает из преувеличенной позиции адвокатов для ведения переговоров, а частично — из-за бессилия и беспомощности, которые ощущаются, когда переговоры ведутся вне контроля (а часто и за пределами понимания) сторон.Посредничество как альтернативный метод урегулирования имеет много преимуществ по сравнению с судебными переговорами с поверенным, наименьшее из которых состоит в том, чтобы дать сторонам возможность вести переговоры напрямую и конструктивно и позволить каждой из сторон испытать чувство контроля над юридическим процессом развода.

ЗАПРОСЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Около 60 процентов разводящихся пар имеют несовершеннолетних детей (Ahrons & Rodgers, 1987). Из них примерно 85–90 процентов могут заключить договор об опеке либо между собой, либо с помощью своих адвокатов.Однако от 10 до 15 процентов этих пар не могут договориться о плане опеки. Следуя законодательному мандату Калифорнии в 1981 году в отношении посредничества в спорах об опеке над детьми, штаты (или местные юрисдикции в их пределах) все чаще предлагают услуги посредничества спорящим парам. И действительно, посредничество оказывается успешным в более чем 50–75 процентах таких случаев. Однако в меньшинстве этих случаев посредничество оказывается безуспешным, и пара приступает к рассмотрению своего спора об опеке.Такой судебный процесс был правильно назван «самым уродливым судебным процессом» (Goldzband, 1985). Он наполнен эмоциональной неприязнью, обвинениями, искажениями личностей и жизненных событий, а также сильной горечью, которая усиливает ненависть между родителями и создает то, что показывают текущие исследования, как наиболее разрушительное влияние на детей развода — родительские конфликт. Поскольку есть победитель и проигравший, проигравший обычно в ответ либо саботирует постановление суда, либо возобновляет судебное дело при первом появлении другого спора, связанного с детьми.Повторные судебные тяжбы — обычное дело для таких споров. Такие родители нередко возвращаются в суд от нескольких до 25 раз в год!

ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ СОВМЕСТНОЙ ЛИЧНОСТИ

Есть два интригующих явления, которые в той или иной степени могут произойти на стадии судебного разбирательства при разводе. Один из них получил название «негативная реконструкция супружеской идентичности» (Johnston & Campbell, 1988). Этот феномен характеризуется тенденцией одного супруга изображать другого в очерняющем образе, например: «Он слабый, жестокий пьяница» или «Она двуличная, эгоистичная, патологическая лгунья, которой никогда нельзя доверять. .»Эти крайне негативные, поляризованные характеристики, которые пары, разводящиеся с высоким уровнем конфликта, создают друг для друга со временем, становятся овеществленными и неизменными. Супруг, по сути, переписывает семейную историю и выборочно воспринимает только те события на протяжении многих лет, которые соответствуют нынешней негативной характеристике. Следовательно, , это как если бы супруг создает глубокое понимание (хотя и искаженное и искаженное), которое затем рационализируется и поддерживается, как если бы оно было правдой. При объяснении лежащей в основе динамики Джонстон и Кэмпбелл (стр.62) напишите:

«Наш клинический опыт приводит нас к выводу, что реальный опыт разлуки для некоторых пар был тем тиглем, в котором эти негативные взгляды друг на друга варились и кристаллизовались. Пары, которые переживают особенно травмирующие разлуки, являются главными кандидатами на создание негативных образов. Воспринимаемые переживания внезапного и неожиданного ухода; заброшенный после тайного заговора и планирования; ушла после тайного романа с другим человеком; оставшиеся после нехарактерного взрывного насилия — все это режимы разделения, которые обычно травматичны и включают чрезмерную степень унижения, гнева, поражения, вины и страха, тем самым закладывая основу для того, что должно произойти.Радикальная реконструкция личности бывшего супруга может произойти в момент травмирующего разлуки. Отчаянные реакции и ответные реакции на кризис, вероятно, приведут к кристаллизации новых негативных взглядов друг на друга, которые впоследствии станут независимыми от этих источников »

Эти негативные образы часто усиливаются и поддерживаются профессионалами по оказанию помощи (терапевтами, а также адвокатами), когда они пытаются предложить поддержку своему обезумевшему клиенту, только чтобы вовлечься в конфликт.Это приводит ко второму интригующему явлению — «межплеменной войне».

НЕЧЕСТНЫЕ СОЮЗЫ И ОТВЕТСТВЕННАЯ ВОЙНА.

В процессе выработки позиции во время конфликтного развода супруг обычно окружен растущим числом сторонников. Это друзья, родственники и профессионалы, которые, выслушав только одну сторону спора в ярких, искаженных и убедительных деталях, присоединяются к стороне этого супруга. Считая этого супруга жертвой другого супруга, они стремятся исправить ошибку и защитить супруга от дальнейшей виктимизации.Джонстон и Кэмпбелл (стр. 25) развивают эту динамику:

«Общий эффект состоит в том, что при отсутствии общепринятых обычаев и этикета для организации отношений после развода и разрешения конфликтов интересов возникает значительная двусмысленность. Следовательно, социальные сети супругов включаются в спор, и спор укрепляется, поддерживается и стабилизируется за счет поддержки других. Новые партнеры, расширенная семья и родственники, специалисты в области психического здоровья и юристы подпитывают ссоры и в некоторых случаях принимают спор как свой собственный.По мере нарастания и распространения конфликта главными действующими лицами могут быть не два разведенных партнера, а все остальные, которые не являются участниками условий, постановления суда или юридических санкций ».

Эта поддержка со стороны соратников каждого из супругов приобретает вид межплеменной войны с параллелями с тем, как мы стереотипно представляем себе, как примитивные сельские жители справляются со своими конфликтами. Составлены стороны, собраны сторонники, объявлена ​​война. К сожалению, ущерб, наносимый детям в этом коварно дисфункциональном социальном процессе, является легендой (Wallerstein & Kelly, 1980; Wallerstein & Blakeslee, 1989).Исследователи и врачи в течение многих лет брали интервью и консультировали бесчисленное количество взрослых, которые вспоминают яркие детские воспоминания о конфликтном разводе своих родителей как сущий ад, связанный с разделением лояльности, принудительными судебными экзаменами, принуждением принять чью-то сторону и отсутствием какого-либо чувства безопасности. , безопасность, доверие или здравомыслие.

ПЕРЕХОДНАЯ СТАДИЯ

В течение этого периода, который совпадает со стадией судебного разбирательства и обычно составляет от одного до двух лет после развода, супруги испытывают чувство хаоса и иррациональности.Один автор назвал это «сумасшедшим временем» (Trafford, 1984), а другой — временем «безумия» (Haynes, 1981). Супруги теряют контроль над многими иррациональными поступками, в которые они вовлечены; они делают то, чего никогда не делали раньше и что, скорее всего, никогда больше не сделают; и их чувства кружатся, словно на американских горках. Они чувствуют необычное давление, неуверенность и панику от легкой до серьезной. Эти чувства возникают из-за отсутствия чувства безопасности, которое возникает из-за того, что вы являетесь частью стабильной пары и семьи.Некоторые испытывают панику из-за частого одиночества в первый раз в жизни. Они должны найти способ принять свою новую идентичность как одиноких людей и определить себя по отношению к себе, а не к паре. Хейнс (1981) точно указывает, что на этом этапе помогающие профессионалы должны часто повторять идеи, поскольку стресс их клиентов мешает их способности сосредоточиться и схватить идеи, представленные в первый раз. Хотя супруги могут чувствовать, что сходят с ума, это чувство проходит по мере прохождения этой стадии.Подтверждение этого факта профессионалом очень полезно на данном этапе процесса развода.

Когда развод завершается и хаос начинает утихать (если перемирие не было объявлено из-за межплеменной войны), супруги переходят на следующую стадию бракоразводного процесса, стадию после развода.

СТАДИЯ ПОСЛЕ РАЗВОДА

Этап после развода — это исследование, перенаправление и повторное уравновешивание. Это время самостоятельного выбора, основанного на единственной жизни.Если развод был урегулирован успешно, у вас может появиться чувство оптимизма, уверенности в себе, независимости и принятия. Супруг может вернуться в мир работы или, возможно, устроиться на новую работу и может начать встречаться с новыми друзьями, заниматься новыми делами и интересами и начать искать новые любовные отношения. Помочь детям принять развод и стабилизировать отношения с обоими родителями — важная задача этого периода. Супруг начинает осваивать задачи, которые исторически возлагались на помощника, которые могут включать балансировку чековой книжки, замену лампочек, мытье посуды и чистку ковров пылесосом.Он или она начинает чувствовать себя более защищенным в финансовом отношении и начинает менять приоритеты, чтобы соответствовать реалиям финансовых ограничений после развода. Сексуальное поведение нормализуется, и человек больше не испытывает гиперсексуальность или гипосексуальность, характерные для переходной стадии. Более того, фантазии о сексе с бывшим партнером больше не возникают на регулярной основе. Больше нет чрезмерной реакции на «триггерные» предметы (например, предметы мебели, фотографии, словесные выражения, памятные места), которые напоминают о браке.Начинает накапливаться новый жизненный опыт, не связанный с бывшим супругом и дающий независимое удовольствие и смысл.

Конечно, ощущения на этом этапе не всегда положительные. Даже если развод удачен, время от времени могут возникать негативные эмоции. Чувства неуверенности в себе, нерешительности, страха и одиночества все еще присутствуют. Контакт с бывшим супругом по поводу совместного проживания детей может регулярно вызывать старые горькие чувства, поскольку, как это ни парадоксально, родителям постоянно необходимо работать вместе для детей, даже если они живут отдельно друг от друга.Если по большей части развод приносит желаемое облегчение, супруги могут перейти через бракоразводный процесс к новому этапу своей жизни со всеми открытыми для них вариантами, которые предоставляют их интересы, навыки и возможности.

ЗАСТАВКА

Для некоторых развод не решает проблему несчастья и неудовлетворенности в браке. Выход из брака приносит такое же или усиление разочарования, боли и несчастья. Эти чувства могут возникать, когда человек, живущий как одинокий, испытывает глубокое одиночество и отчаяние, или, будучи повторно женатым человеком, обнаруживает, что следующий брак или браки просто воссоздают проблемы первоначального, со всеми разочарованиями, отчуждением и мучения все еще присутствуют.

Некоторые супруги, оставшиеся после того, как супруг выбирает развод, никогда не восстанавливают самообладание. Они впадают в хроническое состояние депрессии, наполненные чувством жалости к себе, никчемности и беспокойства. Они чувствуют себя постоянно обгоревшими или страдающими разбитым сердцем, и они отстраняются от большинства социальных контактов. Они могут стать хронически физически больными, алкоголиками, наркозависимыми или склонными к суициду. Они могут стать хронически ослабленными психиатрическими пациентами. Они могут больше не иметь возможности действовать как адекватные родительские фигуры из-за своей депрессии.В некоторых случаях, к сожалению, они прекращают контакт со своими детьми, потому что такой контакт слишком болезненно напоминает им о потерянном браке. Этих людей широко и справедливо называли «вспыхнувшими при разводе» людьми, которые действительно потеряли свою искру на всю жизнь.

Хотя подавляющему большинству разводящихся пар каким-то образом удается пройти через эти различные стадии, есть небольшая часть, которая застревает в процессе и не может пройти через эти стадии. Обычно такие пары попадают в переходную стадию и никогда не проходят через нее.Это заядлые судьи. Они не отделяются друг от друга, но, как враги, поддерживают «негативную близость» (Ricci, 1980) и являются повсюду бичом семейных судов.

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВЛИЯНИЕ НА ПРОЦЕСС РАЗВОДА

Большая часть взаимодействия между разводящейся парой и специалистами по оказанию помощи происходит во время юридического развода или стадии судебного разбирательства. Именно в этот период супруги связываются с адвокатами и вместе проходят судебный процесс.На характер и качество этого процесса большое влияние оказывает ряд психологических факторов.

СПАСАТЕЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В ЧАСТИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО РАЗВОДА

Одним из наиболее важных факторов является разная скорость, с которой каждый супруг проходит этапы развода. Обычно, как обсуждалось ранее в этой главе, один из супругов продвигается гораздо дальше в этом процессе. Когда этот супруг нанимает адвоката, есть надежда, что адвокат сможет быстро продвинуть дело через прагматические вопросы, стоящие на пути к будущему.Несмотря на то, что другому супругу может потребоваться время, чтобы осмыслить эмоциональное воздействие решения о разводе, адвокат обычно реагирует на требования клиента и усиливает процессуальную напряженность, подавая состязательные бумаги, проводя допросы, запрашивая документы. , запрашивая дату судебного разбирательства, вызывая протоколы судебного разбирательства, отмечая показания, и используя другие процессуальные средства, доступные для продвижения иска к судебному разрешению. Отвечающий супруг обычно встречает это давление сопротивлением и, сознательно или бессознательно, делает все возможное, чтобы сорвать процесс и отсрочить неизбежное.Конечный результат — огромная трата времени, ресурсов и эмоций. В качестве альтернативы, зная о различиях в темпах бракоразводного процесса, адвокат может побудить клиента дать ответной стороне некоторое время, чтобы смириться с эмоциональными реалиями развода. Это простое действие часто может привести к значительному прогрессу, поскольку отвечающая сторона начинает отказываться от отношений и соглашается с необходимостью получения информации и принятия правильных решений по вопросам, которые необходимо решить.Предлагаемый призыв к терпению не обязательно должен зависеть от сострадания клиента к эмоциональному положению супруга. Более сильным мотивирующим фактором может быть финансовая рентабельность продвижения вперед с подлинным прогрессом, когда препятствия устранены.

ТРЕВОГА

Еще одним фактором, в значительной степени влияющим на качество переговоров, является степень беспокойства и страха, проявляемых сторонами. Каждому супругу свойственно беспокоиться о неизвестном на протяжении всего сложного и неоднозначного процесса развода и бояться партнера.Как обсуждалось выше, гнев чаще всего является вторичной эмоцией, скрывающей страхи и неуверенность. Однако, не зная об этом факте, каждый из супругов склонен воспринимать гнев другого как реальную угрозу, а не как выражение незащищенности. Каждый из них впоследствии считает, что им нужны адвокаты, чтобы защитить их от супруга. Ирония заключается в том, что каждый из супругов ищет защиты друг от друга. Каждая сторона отступает от другой и развивает менталитет осады. По мере того как они все меньше и меньше контролируют силы и проблемы в своей жизни, они все глубже и глубже погружаются в юридический процесс, который по своей природе и замыслу уводит их все дальше от этого самого контроля.Конечным результатом является усиление беспокойства в самовоспроизводящемся, разрушительном и нисходящем цикле.

ПЕРЕМЕНЫ В РОЛЕВЫХ ОЖИДАНИЯХ

Справедливое разделение активов часто требует, чтобы супруги радикально изменили свое восприятие супружеских ролей и прав от тех, которые кажутся знакомыми, на те, которые чувствуют себя чужими и несправедливыми. Например, муж, который был кормильцем, может стать собственником в отношении активов, которые он накопил, и теперь видит, что его разделение кажется совершенно несправедливым.Жена, выполнявшая роль хранительницы домашнего очага и матери, может чувствовать себя совершенно неподготовленной к принятию решений о разделе основных активов брака. После того, как муж выразил готовность содержать своих детей, адвокат разъясняет ему его обязанности по содержанию в соответствии с законом. Услышав, что это такое, он испытывает обиду из-за того, что его приковывают к обязательствам поддерживать супруга, который, как ему кажется, не желает вносить значительный вклад в финансовые потребности семьи.Жена понимает, что больше не может рассчитывать на поддержку кормильца, и борется с эмоциональным парадоксом одновременной нужды в поддержке и возмущения своей зависимостью от нее. В зависимости от ее возраста и родительского статуса, она смотрит в неопределенное будущее, которое требует от нее выхода на рынок труда и, возможно, развития карьеры, чтобы повысить свои возможности заработка в будущем. Эта новая ответственность может вступить в противоречие с ее обязательством оставаться дома для своей семьи, когда дети вырастут.Она видит, как ее муж непрерывно продолжает карьеру, и этот процесс по-прежнему будет приносить ему финансовую выгоду. С другой стороны, муж видит, что большая часть его чистого дохода переходит в семейную ячейку, в которой он больше не имеет права участвовать каким-либо значимым образом, поскольку ему была назначена роль родителя на выходных. Эти дилеммы, с которыми сталкиваются разводящиеся пары, являются одними из самых неприятных и болезненных в процессе развода.

ПЕРЕХОДНИК И ЛЕВЫЙ

Психологический настрой движущейся стороны, желающей прекратить отношения, может сильно отличаться от психологической установки отвечающей стороны, которая не хочет, чтобы отношения разорвались.Рассмотрим, например, следующий сценарий: две пары живут на одной улице в одном жилом доме. Оба мужа работают в одной компании, и обе их жены — матери и домашние хозяйки, воспитывающие двоих детей. С одной парой муж сказал своей жене, что хочет развода, и он впервые открывает ей, что у него есть другая женщина в его жизни. Что касается второй пары, жена говорит мужу, что она больше не счастлива в браке и что она хочет развестись, вернуться в школу и начать новую карьеру.В штате, где развод без вины, например в Калифорнии, при прочих равных условиях, обоим мужьям будет предписано выплачивать одинаковую сумму алиментов на ребенка и супруга, и, скорее всего, оба мужа покинут семейное местожительство и получат новую жизнь. кварталы. С первой парой это будет сделано по желанию; со второй парой это будет сделано по запросу. Хотя законы поддержки будут применяться со слепым равенством к каждому из кормильцев мужа, выходящий из семьи, скорее всего, испытает обязательство по поддержке как бальзам на свою вину при уходе из семьи, а оставшийся муж будет страдать от того же порядка, что и ежемесячная доза соли в его зияющую эмоциональную рану.

ДОВЕРИЕ

Нарушение доверия при разводе начинается с небольшой трещины, расширяется как постоянно расширяющаяся трещина в семейном пейзаже и становится каньоном недоверия между супругами, преодолеть который невозможно. В этом психологическом состоянии ожидается, что стороны примут грандиозные решения, затрагивающие все, что им дорого. И в этом положении дел профессиональные практики, представляющие эти стороны, должны пользоваться их доверием, чтобы работать наиболее эффективно с клиентом и от его имени.

Однако традиционные судебные процедуры развода сами по себе порождают атмосферу недоверия. Например, в процессе развода обычным делом является уклонение от реального судебного разбирательства, решая дело на ступеньках здания суда или в кофейне здания суда в одиннадцатый час. В этих обстоятельствах клиент часто чувствует себя так, как будто он находится в эмоциональной скороварке, созданной несколькими сходящимися силами. Они могут включать реальность прибытия даты развода; запугивание зала суда, адвокатов и судьи; чувство бессилия при потере контроля; и чувство паники из-за того, что придется договариваться по основным вопросам или столкнуться с решением судьи в суде.В момент, когда потеря доверия между сторонами достигает своего апогея, их заставляют противостоять друг другу и вести переговоры или бросать свою судьбу на ветер.

Для адвоката чрезвычайно важно не дать клиенту впоследствии почувствовать себя преданным из-за его собственного незнания обсуждаемых вопросов. Регулярно оценивая психическое и эмоциональное состояние клиента на протяжении всего разбирательства, адвокат может убедиться, что клиент способен дать осознанное согласие на проблемы и процесс.Поскольку доверие так необходимо для предоставления полного обслуживания клиенту, адвокат обязан быть больше, чем адвокатом клиента. Учитывая изменчивое эмоциональное состояние клиента, практикующий должен выйти за рамки простой функции репрезентации и консультировать, советовать, поддерживать, утешать, упрекать и ободрять клиента. Если вы сделаете это на раннем этапе судебного разбирательства, это может гарантировать адвокату столь необходимое доверие.

ОСОБЫЕ РАСШИРЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ КРИТИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ ДЛЯ ПРИНЯТИЯ

На протяжении всего бракоразводного процесса каждый шаг клиента будет иметь психологический источник или последствия.Даже решение обратиться за советом или представлением адвоката подразумевает нечто большее, чем просто поиск квалифицированного адвоката. В зависимости от потребности клиент может принять осознанное решение выбрать адвоката-мужчину или женщину, агрессивного адвоката, сильного адвоката или дружелюбного адвоката, исходя из предположения, что это наиболее важные качества, которые необходимы, и что эти качества будут Сделать разницу. Соответствующая функция адвоката на этом этапе судебного разбирательства состоит в том, чтобы предложить клиенту те качества, которые могут ему помочь; например, тщательность, компетентность, опыт и рассудительность.

Каждый из супругов будет влиять на многие важные и важные решения другого супруга. Такие соображения, как «Следует ли мне подавать документы в суд?» и «Действую ли я в одностороннем порядке?» и «Стоит ли мне начать собирать документы?» может иметь серьезные последствия для взаимодействия. Например, адвокат может регулярно предлагать получение запретительного судебного приказа о замораживании денежных средств на банковском счете, не учитывая должным образом очень реальный страх, который может испытывать жена, которая никогда не шла против воли своего мужа.Или, в другом распространенном сценарии, жена-клиент может не знать, что шаблонная формулировка запретительного судебного приказа (часто заранее напечатанная форма, служащая для предупреждения ее мужа о том, что он не должен продолжать связываться с ней по телефону) также прикажет ему не приставать, не нападать, не избивать и / или изнасиловать ее. Должен ли адвокат посоветовать ей подождать с подачей такого приказа, пока ее муж не наймет адвоката, который может объяснить стандартное использование этих типов приказов? Действительно, у мужа может быть значительная эмоциональная реакция на намек на то, что он проявил или может проявить любое из этих действий.

После начальной стадии судебного процесса необходимо принимать во внимание более важные решения по существу. Хотя адвокат решает проблемы, с которыми сталкивается клиент, клиент все равно может видеть только хаос и беспорядок. Поскольку клиенту необходимо быть информированным о выборе, который должен быть сделан, время этой фазы в идеале должно совпадать с эмоциональным прогрессом человека. Правильное время позволяет разработать проблемы и информацию, относящуюся к этим вопросам, встретить открытый и принимающий ум, который готов обработать информацию для выбора.Если стороны хотят избежать передачи контроля над этими проблемами в своей жизни, что является неизбежным результатом судебного решения, то им рано или поздно придется начать переговоры друг с другом. Опять же, в зависимости от психологических потребностей, клиент может иметь возможность активно и напрямую взаимодействовать с супругом или может психологически позволить адвокату действовать в качестве уполномоченного переговорщика от его или ее имени.

АКТИВНЫЕ ИЛИ ПАССИВНЫЕ КЛИЕНТЫ

Степень активности или пассивности клиентов в процессе судебного разбирательства во многом зависит от их психологического состояния, когда они вступают в эту фазу развода.Активные клиенты могут наслаждаться возможностью взять на себя обязанности, которые в противном случае мог бы выполнять поверенный, например получение совета от бухгалтеров, агентов по недвижимости, психологов, оценщиков или специалистов по финансовому планированию. Финансовые последствия пассивной готовности передать эти обязанности адвокату приведет к существенно иному накоплению гонораров и затрат, чем это могло бы быть в ином случае.

Адвокат должен учитывать различные потребности разных клиентов и реагировать на них.Например, муж, который контролирует семейные финансы и хорошо разбирается в вопросах развода, может приветствовать возможность снизить гонорары и расходы, приняв активное участие в процессе: связавшись с бухгалтером, чтобы проанализировать налоговые последствия для собственности. разделение и поддержка; организация оценки семейного проживания, индивидуально-семейного бизнеса и пенсионных выплат; организация документации по выплатам семейных долгов после разъезда, которые будут возвращены при продаже дома.Или жена, которая посвятила свое время домашним обязанностям и не была связана с общими финансами брака, может все еще иметь возможность активно участвовать в таких задачах, как проверка текущего счета домашнего хозяйства за предыдущие двенадцать месяцев, чтобы определить фактические семейные расходы. ; подготовка к управлению собственным постразводным бюджетом; собеседование с агентами по недвижимости для изучения вариантов продажи или сохранения семейного места жительства; использование консультанта по профессиональной реабилитации для изучения возможностей трудоустройства или карьерного роста.Эти типы задач могут помочь клиентам перейти от пассивной роли к активной, давая им чувство контроля и направления, что не только помогает им продвигаться в процессе, но и подготавливает их к будущему.

Клиенты могут быть пассивными по разным причинам. Часто боль от прекращения отношений (особенно для оставшейся стороны) настолько велика, что клиент хочет, чтобы адвокат оградил его или ее от необходимости иметь дело непосредственно с другим супругом.Или супругу может просто не хватать опыта или образования, чтобы справляться со многими финансовыми решениями, которые необходимо принять. Однако ответственность адвоката выходит за рамки оказания помощи клиенту в процессе развода как такового. Юридический бракоразводный процесс с присущей ему структурой и системой поддержки в конечном итоге подходит к концу для клиента. Предвидя этот переход, практикующий может сыграть чрезвычайно важную роль, помогая подготовить пассивного клиента к неизбежному моменту, когда ему или ей придется иметь дело непосредственно с другой стороной по вопросам воспитания детей, и к тому времени, когда клиенту придется решать только семейный бюджет и финансы.

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ УЧАСТИЕ АДВОКАТА

Полное и значимое разрешение развода требует, чтобы стороны активно работали над принятием эмоционального развода. Профессиональному практикующему специалисту следует помнить о возможности того, что зависимый супруг может плавно и незаметно передать свою зависимость от будущего бывшего супруга к адвокату. Хотя этот случай может позволить человеку вести себя нормально во время продолжительного напряжения этого жизненного кризиса, клиент может оставаться плохо подготовленным к вакууму зависимости, который часто сопровождает прекращение отношений между адвокатом и клиентом, когда происходит юридический развод. полный.Адвокат может в ходе судебного процесса невольно стать новым психологическим партнером. Давление адвокатуры может легко ослепить даже опытного профессионала в отношении обоснованности точки зрения противной стороны, и нет ничего необычного в том, что адвокаты цепко привязываются к позициям по вопросам, которые отдельные клиенты могут больше не считать важными. Спустя долгое время после того, как клиент отказался от определенной должности, адвокат, выступая в качестве эгоистического расширения клиента, может продолжать вести бессмысленную битву, слепо втягиваясь в личностные столкновения с противоположным адвокатом по вопросам, которые когда-то были удалены из текущих потребностей клиента или пожелания.

НАДЕЖДА КЛИЕНТА НА ПРАВОСУДИЕ

Еще одна область психологического воздействия на судебное разбирательство — это восприятие клиентом правовой системы. В это кризисное время клиент может неохотно принять тот факт, что объективная справедливость судебного решения может не иметь никакого сходства с субъективной справедливостью, за которую он или она цепляется с отчаянной надеждой. Из области, в которой стороны чувствуют себя наиболее уязвимыми и ранеными, растет бескомпромиссная вера в то, что система (т.д., суды, судьи, закон), несомненно, благословят их справедливостью. Мнение о том, что наши законы справедливы и, следовательно, контакт с законом приведет к справедливому результату, умирает тяжелой смертью, когда такого результата не происходит. Муж, который впервые слышит, что его супруга, которая была безработной на протяжении всего брака, владеет половиной его пенсии в качестве фактического права собственности, а жена, которой сказали, что ее алименты прекратятся, когда она дочери исполняется восемнадцать, хотя дочь будет продолжать жить с ней дома во время учебы в неполном колледже, разделяют общее возмущение тем, что закон может быть таким несправедливым.Может ли действительно быть правдой в состоянии развода без вины, что судья не примет другого решения, если он знает, что Джон или Мэри изменяли в браке? И уж точно суд не пустит детей в гости к отцу, когда его новая девушка будет в его квартире! (Сапошнек, 1985).

Реальность такова, что закон в лучшем случае представляет собой канонизацию заявлений о государственной политике законодательными или апелляционными судами, сделанных как обобщения, которые не могут предвидеть конкретного применения к уникальным обстоятельствам брака каждого человека.Проблема усугубляется тем фактом, что способность поверенного предсказать применение судами закона к любому заданному набору конкретных фактов становится все более отдаленной из-за каждого дополнительного вопроса, который будет передан в суд. Невозможно реалистично предвидеть тонкий баланс объективной справедливости со скамейки запасных, учитывая сложность каждого дополнительного уровня проблем. Ключом к готовности клиента вступить в конструктивные переговоры с супругом является способность этого клиента отказаться от этих мифов о правовой системе.

Руководствуясь эмоциональными соображениями, вечеринки быстро выбирают форму, а не содержание. Мысль о том, что дело будет закрыто, если просто передать его судье для вынесения решения, имеет огромную привлекательность, когда психологическое воздействие самого процесса судебного разбирательства кажется непереносимым. Клиенты обычно находятся слишком близко к деревьям, чтобы увидеть лес. Только по прошествии времени они могут измерить реальную стоимость процесса, в котором они участвовали, и оценить реальный выигрыш, который был получен.Эти затраты могут быть измерены в долларах и других материальных активах, в отношениях и других нематериальных активах, а также в качестве моделей коммуникации, которые были установлены для выполнения необходимых текущих обязательств по поддержке и / или родительских отношений.

АЛЬТЕРНАТИВА ПОСРЕДНИЧЕСТВУ

В отличие от судебного разбирательства, формат посредничества, который включает в себя найм нейтральной третьей стороны, чья функция состоит в обучении, расширении прав и возможностей и предоставлении паре возможности согласовать свои разногласия до окончательного соглашения, менее вероятно, будет иметь негативные психологические влияние на разводящуюся пару (Folberg & Milne, 1988; Folberg & Taylor, 1984; Haynes, 1981; Lemmon, 1985; Moore, 1986).В отличие от судебного разбирательства, посредничество создает благоприятную переговорную среду, в которой тревога значительно снижается и заменяется здоровой заботой о проблемах, с которыми сталкиваются обе стороны, и о решениях, которые каждая должна принять. Более того, судебные издержки и расходы снижаются, поскольку стороны перестают использовать процедуры в качестве оружия или защиты друг от друга. Обмен информацией, которая исходит из здравого смысла в отношении соответствующих прав и обязанностей сторон, создает единый словарь, который увеличивает вероятность того, что будущие соглашения сузят круг разногласий.Сосредоточение внимания на содержании над формой позволяет сторонам понять реальные проблемы, которые повлияют на их будущую жизнь.

В то же время, позволяя клиентам выражать свои эмоции, сохраняя при этом эти эмоции отдельно от их прав по закону, в семейных вопросах сосредоточивается на деловой стороне. В рамках этой схемы клиенту можно помочь понять, насколько в его или ее интересах принимать финансовые решения, в максимально возможной степени оставаясь свободным от влияния эмоций.Возможность для клиентов выразить свои чувства способом, обеспечивающим признание этих чувств (хотя бы со стороны посредника), без срыва обсуждения по существу, может обеспечить определенную терапевтическую пользу, недоступную в процессе судебного разбирательства. Готовность супругов раскрыть чувства, которые испытывает каждый, может создать ограниченный, но необходимый резервуар доверия, который позволяет им общаться в достаточной степени для достижения соглашения.

Обменяв деструктивные аспекты рассеянной и чрезмерной тревоги на концентрированную заботу о собственных интересах, супруги могут лучше усвоить необходимую информацию об их соответствующих правах и обязанностях в отношении общих финансовых вопросов, имущественного и долгового деления, вопросов воспитания детей, и вспомогательные обязательства.Ведя переговоры друг с другом напрямую, они могут выбирать свои собственные стандарты справедливости. Присяжные права, которые являются единственной основой для оправдания позиции, занятой в судебном формате, могут уступить место рассмотрению неимущественных прав, поскольку стороны соглашаются использовать другую валюту обмена в своих переговорах друг с другом.

Этап переговоров начинается только тогда, когда стороны достаточно информированы, рациональны и готовы обсуждать свои вопросы, представляющие общий интерес.В целом, чем больше информации предоставляется и передается клиентам, тем больше они осознают, что не существует заранее запрограммированных ответов на их конкретные проблемы развода. Несмотря на общие правила, которые могут применяться в любой юрисдикции в отношении опеки, поддержки или раздела имущества, вопросы в каждом конкретном браке так же уникальны, как отпечатки пальцев сторон. Сводя вероятные результаты для сторон, если они оспаривали эти вопросы, до ряда вопросов, поставленных на стол, посредник может помочь сторонам вести переговоры, исходя из собственных интересов — торговать активами и уравновешивать проблемы друг с другом.Объединив в одном предложении или предложении различные вопросы, которые имеют неодинаковый вес или ценность, но призваны апеллировать к желаниям и потребностям другого супруга, стороны производят продуктивные переговоры, которые создают импульс. Среди множества общих факторов, общих для супругов, наиболее важным и значимым является то, что каждый заинтересован в том, чего хочет другой. Пока каждая сторона чувствует, что получает внимание от того, от чего ее просят отказаться, стороны приближаются к общему соглашению.

Основным психологическим следствием опосредованного подхода является расширение прав и возможностей сторон. Контроль, который обычно передается в процессе судебного разбирательства, возвращается клиентам. Способность сторон уважать друг друга за манеру ведения переговоров может стать важным краеугольным камнем их постоянных отношений. Создание успешной модели общения дает более оптимистичный взгляд на их будущие контакты. Выгоды от брака для любых детей, когда их родители выбирают этот тип процесса разрешения конфликтов, можно рассматривать только как положительное и обнадеживающее событие в период времени, когда мало что еще кажется положительным.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Хотя для одних развод — это опыт роста, изменений и позитивного индивидуального развития, для других это психологическая и эмоциональная смерть. Для большинства это определенно время огромного стресса, разрухи, хаоса, неуверенности и безумия. С соответствующей помощью понимающих и знающих профессионалов процесс развода может быть успешно преодолен. Однако, не понимая мощной динамики развода, профессионал по оказанию помощи может употребить неправильное слово, излишне способствуя эскалации негативных эмоций и негативных взаимодействий.

Выбирая ответ на заявленные потребности клиента (например, «Мне нужен агрессивный адвокат, который будет защищать мои права») и пренебрегая большей ответственностью по защите долгосрочных интересов клиента, практикующий специалист оказывает услуги сомнительной ценности. . Чтобы учесть постоянно меняющееся эмоциональное и психологическое состояние клиента (от безудержного чувства вины до крайнего отчаяния), профессионал должен быть больше, чем просто защитником клиента. Он также должен играть роль защитника дьявола, советника, финансового советника, защитника, мотиватора и помощника.Общие требования, определяющие роль юриста, должны уступить место уникальным требованиям роли юриста в этой очень специфической и особой области человеческих взаимоотношений. В свете критического значения многих психологических факторов, связанных с урегулированием бракоразводных процессов, серьезную озабоченность вызывает тот факт, что, наряду с их значительной подготовкой в ​​области материального права и судебных разбирательств, адвокаты имеют так мало подготовки или подготовки в области психологии. Возможно, пришло время ввести более строгую психологическую подготовку для юристов, вовлеченных в очень сложную сферу развода.

С более оптимистичной точки зрения, взаимодействие терапевтов и адвокатов друг с другом в результате слияния дисциплин в случаях медиации при опеке, предписанной судом, создало междисциплинарный диалог, который расширил знания и понимание практикующих врачей. обеих дисциплин. Специалисты в области психического здоровья принесли новое понимание психологии развода юристам, практикующим в этой области. В то же время терапевты получили больше знаний о сложных юридических и практических проблемах, которые усугубляют психологические и эмоциональные потребности клиентов при разводе.Это представляет собой наиболее позитивный сдвиг в развитии этих профессиональных дисциплин. Волновой эффект, который неизбежно возникнет, достигнет других профессиональных практиков, чьи клиенты находятся в процессе разделения и развода, и мы будем надеяться, что они будут осведомлены о очень влиятельных и неизбежных психологических аспектах развода.

ССЫЛКИ

Аронс, К. (1979). «Двухъядерная семья: два домохозяйства, одна семья», Альтернативный образ жизни 2 (1979): 499-515.

Аронс, К. (1981): «Продолжающиеся совместные родительские отношения между разведенными супругами», Американский журнал ортопсихиатрии, 51, 415-428

Аронс, К. и Роджерс, Р.Х. (1987). Разведенные семьи: мультидисциплинарный взгляд на развитие. Нью-Йорк: W.W. Нортон.

Боханнан П. (ред.) (1970). Развод и после: анализ эмоциональных и социальных проблем развода. Гарден-Сити, Нью-Йорк: Doubleday.

Федерико, Дж. (1979). «Период расторжения брака в процессе урегулирования разводов».»Журнал разводов, 3 (2), 93-106;

Фолберг, Дж. И Милн, А. (ред.). (1988). Медиация при разводе: теория и практика. Нью-Йорк: Гилфорд.

Фолберг, Дж. И Тейлор, А. (1984). Посредничество: подробное руководство по разрешению конфликтов без судебного разбирательства. Сан-Франциско: Джосси-Басс

Гольдзбанд, М. Г. (1985). Качественное время: облегчить жизнь детям через развод. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Хейнс, Дж. М. (1981). Посредничество при разводе: Практическое руководство для терапевтов и консультантов.Нью-Йорк: Спрингер.

Холмс, Т. Х. и Рахе, Р. Х. (1967). «Шкала оценки социальной адаптации», журнал психосоматических исследований, 11 (2), 213-218.

Джонстон, Дж. Р. и Кэмпбелл, Л. Э. Г. (1988). Тупики развода: динамика и разрешение семейных конфликтов. Нью-Йорк: Свободная пресса.

Каслоу, Ф.В. (1984). «Развод: эволюционный процесс изменения в семейной системе», Journal of Divorce, 7, 21–39;

Каслоу Ф. В.и Шварц, Л. Л. (1987). Динамика разводов: перспектива жизненного цикла. Нью-Йорк: Бруннер / Мазель.

Келли, Дж. Б. (1982). «Развод: взгляд взрослых», в Б. Б. Вольман (ред.), Справочник по психологии развития. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл;

Кесслер, С. (1975). Американский способ развода: рецепты перемен. Чикаго: Нельсон-Холл.

Крессел, К. (1985). Процесс развода: как профессионалы и пары заключают мировые соглашения.Нью-Йорк: Basic Books,

Леммон, Дж. (1985). Семейная медиация. Нью-Йорк: Свободная пресса.

Мур, C.W. (1986). Посреднический процесс: практические стратегии разрешения конфликта. Сан-Франциско: Джосси-Басс.

Сапоснек, Д.Т. (1983a) «Стратегии медиации опеки над детьми: подход к семейным системам», в Дж. А. Леммон (ред.), Успешные методы опосредования распада семьи, Посредничество ежеквартально, Журнал Академии семейных посредников, №2. Сан-Франциско: Джосси-Басс, 1983.

Сапоснек, Д.Т. (1983b). Медиация споров об опеке над детьми: систематическое руководство для семейных терапевтов, судебных советников, адвокатов и судей. Сан-Франциско: Джосси-Басс, p.xv.

Сапоснек, Д.Т. (1985). «Что такое справедливое посредничество в опеке над детьми?» В J.A. Леммон (ред.), Принятие этических решений. Mediation Quarterly, журнал Академии семейных посредников, № 2. Сан-Франциско: Джосси-Басс.

Траффорд, А.(1984). Безумное время: пережить развод. Нью-Йорк: Bantam Books.

Валлерстайн, Дж. С. и Блейксли, С. (1989). Второй шанс: мужчины, женщины и дети через десятилетие после развода. Нью-Йорк: Тикнор и Филдс.

Валлерстайн, Дж. С. и Келли, Дж. Б. (1980). Пережить разрыв: как родители и дети переживают развод. Нью-Йорк: Основные книги.

Вайс, Р. (1975). Семейное разделение. Нью-Йорк: Основные книги.

(PDF) Прощение, адаптация к разводу и поддержка бывшего супруга в Испании

Correa, V.И., Бонилла З. Э. и Рейес-Макферсон М. Э. (2011).

Сети поддержки одиноких пуэрториканских матерей детей

с ограниченными возможностями. Журнал исследований ребенка и семьи, 20, 66–77.

ДеГармо, Д. С., Патрас, Дж., И Ип, С. (2008). Социальная поддержка

родителей разведенных отцов: тестирование модели смягчения стресса.

Семейные отношения, 57, 35–48.

Эльдар-Авидан, Д., Хадж-Яхия, М., и Гринбаум, К. (2008). Деньги

имеет значение: восприятие молодыми людьми экономических последствий

развода своих родителей.Журнал семьи и экономики

выпусков, 29, 74–85.

Эмери Р. Э., Отто Р. К. и О’Донохью В. Т. (2005). Критическая оценка

оценок опеки над детьми. Психологическая наука

в интересах общества, 6, 1–29.

Евростат, (2011). Европа в цифрах: Ежегодник Евростата за 2011 год.

Люксембург: Офис официальных публикаций европейских сообществ

.

Фер Р., Гельфанд М. Дж. И Наг М. (2010). Дорога к прощению:

Метааналитический синтез его ситуационных и диспозиционных

коррелятов.Психологический бюллетень, 136, 894–914.

Финчем, Ф. Д., Джексон, Х. и Бич, С. Р. (2005). Преступление

серьезности и прощения: Различные модераторы для объективной и

субъективной серьезности. Журнал социальной и клинической психологии,

24, 860–875.

Finzi-Dottan, R., & Cohen, O. (в печати). Предикторы родителей

Общение и сотрудничество разводящихся супругов.

Журнал исследований ребенка и семьи.

Грин Б. Л., Феррер К. и Макаллистер К. (2007). Как отношения

поддерживают воспитание детей? Влияние стиля привязанности

и социальной поддержки на поведение родителей в группе риска.

Американский журнал общественной психологии, 40, 96–108.

Хардести, Дж. Л., и Чанг, Г. Х. (2006). Насилие со стороны интимного партнера,

развод родителей и опека над ребенком: направления вмешательства

и дальнейшие исследования. Семейные отношения, 55, 200–210.

Хилл, П. Л., и Аллеманд, М. (2011). Благодарность, прощение и благополучие

в зрелом возрасте: тесты умеренности и постепенного прогнозирования

. Журнал позитивной психологии, 6, 397–407.

Хоппер, Дж. (2001). Символическое происхождение конфликта при разводе.

Journal of Marriage and Family, 63, 430–445.

Хорвиц, Л. (2005). Способность прощать: интрапсихические и

перспективы развития. Журнал американской психоаналитической ассоциации

, 53, 485–511.

Келли, Дж. Б. (2007). Условия жизни детей после

раздельного проживания и развода: выводы из эмпирических и клинических исследований

. Семейный процесс, 46, 35–52.

Кеньон, Д., и Кернер, С. (2008). Раскрытие информации о матери после развода

и отношения между отцом и подростком: эмоциональная автономия подростка

и взаимодействие в качестве модераторов. Journal of Child

and Family Studies, 17, 791–808.

Китсон, Г.С. (1992). Портрет развода: приспособление к семейному распаду

. Нью-Йорк: Guildford Press.

Ламела Д., Нунес-Коста Р. и Фигейредо Б. (2010). Modelos

teo

´ricos das relac¸o

˜es coparentais: Revisa

˜o crı

´tica (Теоретические модели

родственных отношений: критический обзор) Psicologia em

, 15000 205–

216.

Лопес, С. Дж., И Снайдер, К. Р. (2009). Оксфордский справочник позитивной психологии

.Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Лучис, Л. Б., Финкель, Э. Дж., МакНалти, Дж. К., и Кумаширо, М. (2010).

Эффект тряпки: когда прощение подрывает самоуважение и самоуважение.

Ясность концепций. Журнал личности и социальной психологии,

98, 734–749.

Мальдонадо, С. (2008). Развитие прощения: уменьшение враждебности

и конфликт после развода. Обзор законодательства Wake Forest, доступный по номеру

SSRN: http://ssrn.com/abstract=1028687.

Маркхэм, М. С., и Коулман, М. (2012). Хорошее, плохое и

уродливое: опыт разведенных матерей и их родителей. Семья

Отношения, 61, 586–600.

Маркхэм, М. С., Ганонг, Л. Х., и Коулман, М. (2007). Coparental

идентичность и сотрудничество матерей в родительских отношениях.

Семейные отношения, 56, 369–377.

Маккалоу, М. Э., Финчем, Ф. Д., и Цанг, Дж. (2003). Прощение,

терпения и время: временное развертывание проступка —

связанных межличностных мотиваций.Журнал личности и

Социальная психология, 84, 540–557.

Маккалоу, М. Э., Рут, Л. М., Табак, Б., и Уитвлит, К. (2009).

Прощение. В справочнике по позитивной психологии С. Дж. Лопеса и К. Р. Снайдера (ред.), Оксфорд

(2-е изд., Стр. 427–435). New

York: Oxford University Press.

Макхейл, Дж. П., и Линдал, К. М. (ред.). (2011). Coparenting: Концептуальное и клиническое исследование семейных систем

. Вашингтон,

,

, Ингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.

МакМахон, С. Д., Феликс, Э. Д., и Нагараджан, Т. (2011). Социальная поддержка

и факторы, вызывающие стресс из соседства среди афроамериканской молодежи:

Сети и отношения к самооценке. Journal of Child and

Family Studies, 20, 255–262.

МакНалти, Дж. К. (2011). Темная сторона прощения:

склонность к прощению предсказывает продолжение психологической и физической агрессии

в браке. Бюллетень личности и социальной психологии, 37,

770–783.

Макналти, Дж. К., и Финчем, Ф. Д. (2012). За пределами позитивной психологии

? К контекстуальному взгляду на психологические процессы и благополучие. Американский психолог, 67, 101–110.

Миллер, А. Дж., Эверетт, Л., Уортингтон, Дж., И МакДэниел, М. А. (2008).

Гендер и прощение: метааналитический обзор и исследование

повестка дня. Журнал социальной и клинической психологии, 27, 843–876.

Митчем-Смит, М., и Генри, В.Дж. (2007). Высококонфликтный развод

Решения: координация воспитания как новаторское вмешательство в совместное воспитание

. Семейный журнал «Консультации и терапия для

пар и семей», 15, 368–373.

Орт, У., Беркинг, М., Уокер, Н., Мейер, Л. Л., и Зной, Х. (2008).

Прощение и психологическая адаптация после межличностных нарушений

соматических нарушений: продольный анализ. Журнал

Исследования личности, 42, 365–385.

Рехер Д. С. (1998). Семейные связи в Западной Европе: стойкие

контрастов. Обзор населения и развития, 24, 203–234.

´os, P. (2008, 15 декабря). Nos veremos las caras en el juzgado.

Los pleitos siguen en aumento pese a la existencia de sistemas de

mediacio

´n (Увидимся в суде. Судебные иски продолжают расти, несмотря на существование систем медиации

). Получено с http: // elpais.

com / diario / 2008/12/15 / sociedad / 1229295604_850215.html.

Рай, М. С., Флери, А. М., Мур, К. Д., Уортингтон, Э. Л., Уэйд, Н.

Г., Сэндидж, С. Дж. И др. (2012). Оценка вмешательства

, направленного на то, чтобы помочь разведенным родителям простить своего бывшего супруга.

Журнал разводов и повторных браков, 53, 231–245.

Рай, М. С., Фолк, К. Д., Хейм, Т. А., Ольшевски, Б. Т., и Трейна, Е.

(2004). Прощение бывшего супруга: какое отношение это имеет к психическому здоровью

после развода? Журнал разводов и

повторных браков, 41, 31–51.

Рай, М. С., Паргамент, К. И., Пан, В., Инлинг, Д. В., Шогрен, К.

,

А., Ито, М. (2005). Могут ли групповые вмешательства способствовать прощению бывшего супруга

? Рандомизированное клиническое испытание.

Журнал консалтинговой и клинической психологии, 73, 880–892.

Сбарра, Д. А., и Эмери, Р. Э. (2008). Более глубоко в разводе: Использование анализа

«субъект-партнер» для изучения системных различий в конфликте между

, связанном с воспитанием детей, после разрешения спора об опеке.Журнал

семейной психологии, 22, 144–152.

Шефер Т. (2010). Спасение детей или обвинение родителей? Уроки

из обязательных родительских классов Columbia Journal of Gender

и Law, 19, 491–537. Доступно на SSRN: http://ssrn.com/

abstract = 1584005.

Strelan, P., & Covic, T. (2006). Обзор процесса прощения

моделей и схемы выживания для руководства будущими исследованиями.

Журнал клинической и социальной психологии, 25, 1059–1085.

296 J Child Fam Stud (2015) 24: 289–297

123

Примеры обязательств в отношениях между бывшими супругами после развода

Часть Перспективы индивидуальных различий книжная серия (PIDF)

Abstract

По мере приближения конца века, а уровень разводов остается высоким в Соединенных Штатах и ​​других постиндустриальных странах, как ученые, так и широкая общественность выражают озабоченность по поводу приверженности и долговечности сегодняшних браков.Традиционно развод рассматривался как нарушение обязательств между бывшими супругами (например, Fehr, 1988; Rusbult, Drigotas, & Verette, 1994). Поскольку брачные обязательства закончились, предполагалось, что все обязательства между бывшими супругами закончились. Однако недавняя обеспокоенность по поводу последствий потери отца для детей в результате развода привела к предположению, что разведенные родители должны отложить в сторону свои собственные чувства и сотрудничать в воспитании своих детей (Clapp, 1992). Исследования показали, что настоящие чувства и поведение бывших супругов различны.Некоторые разведенные родители, чаще всего отцы, бросают своих детей (Arendell, 1995; Furstenburg & Cherlin, 1991; Wallerstein & Blakeslee, 1990). Некоторые разведенные родители предпочли бы избегать друг друга, но опека по решению суда и посещения требуют их сотрудничества (Arendell, 1995; Riessman, 1990). Другие увековечивают или обостряют конфликты из-за судебных тяжб после развода, обвинений в жестоком обращении с детьми и похищении людей (Ahrons, 1994; Ambert, 1989; Arendell, 1995; Kitson & Holmes, 1992; Riessman, 1990).Третьи хотят сотрудничать, но испытывают значительные трудности в своих усилиях (Ahrons & Rodgers, 1987; Arendell, 1995). Некоторые разведенные партнеры изобретают способы эффективного родительства (Arendell, 1995; Wallerstein & Blakeslee, 1990) и переосмысления неудачных браков в ценные отношения друг с другом (Masheter, 1994, 1997; Masheter & Harris, 1986; Stacey, 1990). Однако другие могут захотеть достичь этих целей, но потерпят неудачу из-за отсутствия руководящих принципов и социальной поддержки (Ahrons, 1994; Masheter, 1997).Переход от игнорирования или осуждения отношений после развода к признанию их потенциальных трудностей и преимуществ подготовил почву для рассмотрения обязательств между бывшими супругами.

Ключевые слова

Стиль воспитания интимного партнера Алименты Процент разводов Постоянный контакт

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами. Это экспериментальный процесс, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Ссылки

  1. Аронс, К. (1994).

    Хороший развод

    . Нью-Йорк: HarperCollins.

    Google Scholar
  2. Аронс К. и Роджерс Р. Х. (1987).

    Разведенные семьи

    . Нью-Йорк: Нортон.

    Google Scholar
  3. Ambert, A.-M. (1989).

    Бывшие и новые супруги: исследование взаимоотношений

    .Гринвич, Коннектикут: JAI Press.

    Google Scholar
  4. Arendell, T. (1995).

    Отцы и развод

    . Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

    Google Scholar
  5. Бакстер, Л. А. (1987). Познание и общение в процессе взаимоотношений. В R. Burnett, P. McGhee, & D. Clark (Eds.),

    Учет отношений: объяснение, представление и знание

    . Лондон: Метуэн.

    Google Scholar
  6. Клапп, Г.(1992).

    Развод и новые начинания

    . Нью-Йорк: Вили.

    Google Scholar
  7. Фер, Б. (1988). Анализ прототипов концепций любви и приверженности.

    Журнал личности и социальной психологии

    ,

    55

    , 557–579.

    CrossRefGoogle Scholar
  8. Furstenburg, F. F., & Cherlin, A. J. (1991).

    Разделенные семьи: что происходит с детьми, когда родители разводятся.

    .Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar
  9. Hobart, C. (1991). Отношения между бывшими женатыми.

    Журнал разводов и повторных браков

    ,

    14

    , 1–23.

    CrossRefGoogle Scholar
  10. Isaacs, M., & Leon, G. (1988). Развод, диспут и обсуждение: стили общения между недавно разлученными супругами.

    Журнал семейной психологии

    ,

    1

    , 298–311.

    CrossRefGoogle Scholar
  11. Джонстон Дж. Р. и Кэмпбелл Л. Э. Г. (1988).

    Тупиковые моменты развода

    . Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Google Scholar
  12. Kiessei, K., & Deutsch, M. (1997). Терапия развода: подробный обзор взглядов терапевтов.

    Семейный процесс

    ,

    16

    , 413–444.

    Google Scholar
  13. Китсон, Г. К., и Холмс, В. М. (1992).

    Портрет развода

    .Нью-Йорк: Гилфорд.

    Google Scholar
  14. Masheter, C. (1985a). Неопубликованное интервью с разведенной женщиной, которая дружит со своим бывшим мужем (25.10.85).

    Google Scholar
  15. Masheter, C. (1985b). Неопубликованное интервью с разведенным мужчиной, который дружит со своей бывшей женой (07.11.85).

    Google Scholar
  16. Masheter, C. (1987a). Неопубликованное интервью с разведенной женщиной, бывший муж которой оскорблял (2/3/87).

    Google Scholar
  17. Masheter, C.(1987b). Неопубликованное интервью с разведенной женщиной, чей муж работает юристом и помогает ей заставить бывшего мужа сотрудничать с ее детьми (17.02.87).

    Google Scholar
  18. Машетер, К. (1987c). Неопубликованное интервью с разведенной женщиной, которая заботится о детях вместе со своим бывшим мужем (09.04.87).

    Google Scholar
  19. Машетер, К. (1988).

    Отношения между бывшими супругами после развода

    . Неопубликованная докторская диссертация, Университет Коннектикута, Сторрс.

    Google Scholar
  20. Машетер, К. (1990). Отношения между бывшими супругами после развода: обзор литературы.

    Журнал разводов

    ,

    14

    , 97–122.

    Google Scholar
  21. Машетер, К. (1991). Отношения между бывшими супругами после развода: роли привязанности и межличностного конфликта.

    Журнал брака и семьи

    ,

    53

    , 103–110.

    CrossRefGoogle Scholar
  22. Masheter, C.(1993a). Неопубликованное интервью.

    Google Scholar
  23. Машетер, К. (1993b). Неопубликованное интервью.

    Google Scholar
  24. Машетер, К. (1994). Отношения между бывшими супругами после развода: примеры развития диалектических отношений. В R. Conville (Ed.),

    «Структура» в исследованиях коммуникации

    (стр. 83–101). Вестпорт, Коннектикут: Praeger.

    Google Scholar
  25. Masheter, C. (1997a). Дружба между бывшими супругами: уроки проведения тематических исследований.

    Журнал разводов и повторных браков

    ,

    29

    , 73–96.

    Google Scholar
  26. Машетер, К. (1997b). Здоровые и нездоровые дружеские отношения и неприязнь между бывшими супругами.

    Журнал брака и семьи

    ,

    59

    , 463–475).

    CrossRefGoogle Scholar
  27. Masheter, C. (1997c). Бывшие супруги, которые дружат: три тематических исследования.

    Журнал социальных и личных отношений

    ,

    14

    , 207–222.

    CrossRefGoogle Scholar
  28. Машетер К. и Харрис Л. М. (1986). От развода к дружбе: исследование развития диалектических отношений.

    Журнал личных и социальных отношений

    ,

    3

    , 177–189.

    CrossRefGoogle Scholar
  29. Metts, S., & Cupach, W. R. (1995). Постразводные отношения. В M. A. Fitzpatrick & A. L. Vangelisti (Eds.),

    Изучение семейных взаимодействий

    (стр.232–251). Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

    Google Scholar
  30. Metts, S., Cupach, W. R., & Bejlovec, R.A. (1989). Я люблю тебя слишком сильно, чтобы когда-нибудь полюбить тебя: новое определение романтических отношений.

    Журнал социальных и личных отношений

    ,

    6

    , 259–274.

    CrossRefGoogle Scholar
  31. Milne, A., & Folberg, J. (1988). Теория и практика медиации при разводе: обзор. В J. Folberg & A. Milne (Eds.),

    Посредничество при разводе: теория и практика

    (стр. 3–26). Нью-Йорк: Гилфорд.

    Google Scholar
  32. Нок, С. Л. (1995). Приверженность и зависимость в браке.

    Журнал брака и семьи

    ,

    57

    , 503–514.

    CrossRefGoogle Scholar
  33. Riessman, C.K. (1990).

    Обсуждение развода

    . Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Издательство Университета Рутгерса.

    Google Scholar
  34. Rusbult, C.Э. (1980). Приверженность и удовлетворение в романтических ассоциациях: проверка инвестиционной модели.

    Журнал экспериментальной и социальной психологии

    ,

    16

    , 172–186.

    CrossRefGoogle Scholar
  35. Rusbult, C.E. (1983). Продольный тест инвестиционной модели: развитие (и ухудшение) удовлетворенности и приверженности гетеросексуальным связям.

    Журнал личности и социальной психологии

    ,

    45

    , 101–117.

    CrossRefGoogle Scholar
  36. Rusbult, C.E., Drigotas, S.M. & Verette, J. (1994). Инвестиционная модель: анализ взаимозависимости процессов принятия обязательств и явлений поддержания отношений. В Д. Дж. Кэнэри и Л. Стаффорде (ред.),

    Связь и обслуживание отношений

    (стр. 115–139). Нью-Йорк: Academic Press.

    Google Scholar
  37. Стейси, Дж. (1990).

    Дивные новые семьи

    . Нью-Йорк: Основные книги.

    Google Scholar
  38. Сурра, К. А. (1987). Причины изменения приверженности: Вариации в зависимости от типа ухаживания.

    Журнал социальных и личных отношений

    ,

    4

    , 17–33.

    CrossRefGoogle Scholar
  39. Tschann, J. M., Johnston, J. R., & Wallerstein, J. S. (1989). Ресурсы, стрессоры и привязанность как предикторы адаптации взрослых после развода: лонгитюдное исследование.

    Журнал брака и семьи

    ,

    51

    , 1033–1046.

    CrossRefGoogle Scholar
  40. Wallerstein, J. S., & Blakeslee, S. (1990).

    Второй шанс

    . Нью-Йорк: Тихнор и Филдс.

    Google Scholar
  41. Уайт, Л. К. (1990). Детерминанты развода: обзор исследований восьмидесятых годов.

    Журнал брака и семьи

    ,

    52

    , 904–912.

    CrossRefGoogle Scholar

Информация об авторских правах

© Springer Science + Business Media New York 1999

Авторы и аффилированные лица

  1. 1.Частная практика Солт-Лейк-Сити, США,
  2. ,
,

, на что следует обратить внимание, прежде чем вступить в повторный брак с бывшим супругом

Вы редко слышите, как кто-то говорит, что хочет снова жениться на своей бывшей. В конце концов, они развелись и предположительно переехали. Но бывают случаи, когда повторный брак все же случается. Фактически, согласно одному исследованию, от 10% до 15% всех разведенных пар примиряются.

В таких случаях пары могли понять, что трава действительно не зеленее на разведенной стороне.А может время залечило все раны. Какой бы ни была причина, повторный брак между разведенными парами случается. Если вы думаете о возобновлении романа с бывшим супругом, в первую очередь следует учесть несколько важных моментов.

Почему разведенные пары снова женятся

Хотя причины повторного брака варьируются от пары к паре, многие люди понимают, что после того, как гнев и разочарование утихают, они действительно скучают по своему бывшему супругу, особенно если они были женаты какое-то время.

Затем они начинают задаваться вопросом, что они могли бы сделать по-другому или можно было бы спасти брак. Некоторые люди даже задаются вопросом, не ошиблись ли они. Вот еще несколько возможных причин, по которым разведенные пары рассматривают возможность повторного брака друг с другом.

  • Опыт личностного роста, который вернул их к отношениям
  • Простить и / или забыть то, что их бывший сделал неправильно
  • Поддерживать позитивные отношения с семьей бывшего
  • Скучаю по знакомству со своим бывшим
  • Осознать, что одинокая жизнь неудовлетворительна и трудна
  • Поймите, они все еще любят своего бывшего
  • Признать, что они развелись импульсивно или по глупой причине

На что следует обратить внимание перед повторным браком

Прежде чем снова выйти замуж за бывшего, вы должны убедиться, что оба готовы к работе, потому что это будет нелегко.И со статистической точки зрения шансы против вас.

Например, вторые браки чаще заканчиваются разводом, чем первые. Фактически, согласно Psychology Today, «… колоссальные 60% повторных браков терпят неудачу. И они делают это еще быстрее; в среднем через 10 лет 37% повторных браков распадаются по сравнению с 30% первых браков». Взаимодействие с другими людьми

Следует помнить

Если вы и ваш бывший супруг твердо намерены снова воссоединиться, вам необходимо помнить следующие три вещи:

  • Поймите, что шансы против вас.
  • Не торопитесь.
  • Сделайте приоритетным посещение консультанта по вопросам брака и прохождение курса брачного образования.

Вторая работа вокруг

Если вы твердо намерены вступить в повторный брак со своим бывшим супругом, вам следует запланировать любовные отношения как минимум в течение года, прежде чем снова связывать себя узами брака. За это время вам необходимо в первую очередь устранить причины, по которым вы развелись. В конце концов, вы выходите замуж за одного и того же человека.

Хотя после развода вы оба, возможно, испытали некоторый личный рост, в вашем бывшем по-прежнему будут вещи, которые вас раздражают.Вот несколько советов, которые помогут повысить ваши шансы на успешный второй брак друг с другом.

Получить консультацию

Консультанты по браку соглашаются, что вы должны извлечь уроки из своей семейной истории, иначе вы двое обречены повторить одни и те же ошибки. Нерешенные и незавершенные дела снова появятся. Честно взгляните на то, что стало причиной вашего развода.

Если брак потерпел неудачу из-за финансов, четко укажите, на что вы потратите деньги. Если проблемы связаны с проблемами воспитания детей, сначала разрешите этот конфликт.Если развод произошел из-за неверности, обработайте неверность, простите и восстановите доверие. Вы также можете вместе прочитать книгу о браке и пройти семинар или курс по браку.

Чем больше вы будете работать на начальном этапе отношений, тем лучше вам будет после того, как вы снова выйдете замуж.

Строительство нового фундамента требует времени и усилий. Вы должны противостоять прошлым проблемам, которые вызвали конфликт, и изучить новые способы взаимодействия.

Проведите личную инвентаризацию

Когда случается развод, никто не виноват.Даже если неверность была основной причиной развода, в браке обязательно будут другие проблемы. И хотя эти проблемы не оправдывают неверность и не могут быть обвинены в этом, их все же необходимо решать.

Признайте свою роль и ответственность в том, что пошло не так в вашем первом браке. Если вы не можете сделать это с готовностью, вы продолжите борьбу в этом браке. Вы также должны быть полностью честными между вами. Не должно быть никаких игр, чтения мыслей и невысказанных ожиданий.Делитесь друг с другом своими надеждами, мечтами и ожиданиями.

Подумайте о своих детях

Снова собираться вместе только ради детей — плохая идея. Снова вместе, потому что вы любите (и любите) друг друга и хотите снова быть вместе. Если у вас есть дети, не говорите им, что вы снова встречаетесь какое-то время. Они могли надеяться на то, что вы примиритесь.

Эти надежды также могут заставить вас снова выйти замуж, даже если дела идут не так хорошо, как вам хотелось бы.

Будьте реалистичны

Важно признать, что первый брак мертв. Как бы тяжело это ни было, не позволяйте этому призраку навредить вашему новому браку. Не зацикливайтесь на ошибках, которые вы совершили в предыдущем браке. Вместо этого сосредоточьтесь на своем будущем вместе.

Кроме того, убедитесь, что у вас есть разумные ожидания. По сути, вы выйдете замуж за одного и того же человека. Некоторые из старых, надоедливых привычек все еще сохранятся. А если вы обнаружите, что что-то не так, доверьтесь своей интуиции и прекратите отношения.

Слово Verywell

Что бы вы ни делали, не торопитесь вступать во второй брак со своим бывшим супругом. Чтобы развить доверие и сделать брак успешным, от вас обоих требуется сильная приверженность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *